Найди свою любовь

Барбара Виктор

Аннотация

   Барбара Виктор – автор нескольких американских бестселлеров последних лет.

   Дэнни Видал, в которого влюблена юная героиня романа Кори Виатт, на долгие десять лет уходит из жизни девушки, чтобы потом вернуться и стать ее мужем.

   Но после нескольких лет, казалось бы, счастливой жизни Дэнни исчезает снова, жертвуя и любовью, и любимой женщиной ради своих, далеко не благородных целей.

   Кориандр пытается узнать правду о своем муже…




Барбара Виктор
Найди свою любовь

Часть первая

   Я просто с ума схожу, когда думаю обо всех, кто пропал без вести…

Изабель Перон, Буэнос-Айрес, Аргентина, 1975 год

   Я засыпал, думая о том, как буду стрелять сам, и о том, что меня тоже могут подстрелить, и просыпался с теми же мыслями. Человеку просто необходимо оружие, которое может стрелять очередями, вроде «АК-47» – он умеет делать «тра-та-та-та-та», а не просто «пиф-паф».

Реймонд, 15 лет, пациент отделения травматологии Бруклинской больницы, Бруклин, Нью-Йорк, 1992 год

1

   – Люби меня, люби… – Дэнни до бесконечности мог повторять эти слова, и она делала то, о чем он просил, – любила его. Сплетаясь и ощущая внутри себя его плоть, Кори точно грезила наяву. Его дыхание сливалось с ее дыханием, а сердца бились как одно. Одна любовь. Одна жизнь.

   – Ты моя, моя навсегда! – звучало в ночи.


   Было еще темно. Комнату заполняли звуки с улицы, по потолку скользили лучи света от фар проезжавших под окнами машин. Тогда, в последний раз, Дэнни нежно взял ее за запястья и, легонько потянув, заставил встать на колени. Он отбросил в сторону покрывало, притянул Кори к себе, спрятал лицо в волосы и стал покрывать Кори поцелуями.

   – Люби меня вечно, – прошептал он перед тем, как поцеловать ее губы.

   – Не уезжай, – прошептала в ответ Кори.

   Дэнни снова поцеловал ее. Один раз, потом еще. Он целовал и целовал Кориандр, свою жену, останавливаясь лишь затем, чтобы попытаться посмотреть в ее глаза. Кори, протянув руку, коснулась его тела, и Дэнни едва слышно вздохнул.

   – Я с тобой, малышка, я здесь, – нежно произнес он.

   Потом Дэнни снова жадно ловил губами ее губы, целовал, прижимался лицом к ложбинке между грудей, ласкал языком соски и крепко-крепко прижимал к себе, как бы стремясь впитать в себя ее возбуждение, сделать его своим. Наконец он оказался сверху, поставил колено между бедер Кори. Тело его было тяжелым, поцелуи становились все более настойчивыми.

   Оба вскрикнули, прежде чем потонуть в блаженном забытьи, делавшем бессмысленным само понятие о времени. Дэнни так крепко сжимал Кори в своих объятиях, что она едва могла дышать, – он любил ее так исступленно, что один раз она даже невольно вскрикнула. Но, вырвав у Кори обещание любить его вечно, что бы ни случилось, он внезапно закончил все. Когда же Дэнни снова стал умолять не покидать его, прикосновения его были уже какими-то неуверенными, почти что робкими.

   – Вечно, – шептала Кори.

   – Навсегда, – повторял Дэнни. – Всегда и еще дольше.

   Кори шутя любила повторять Дэнни, что ему достаточно просто посмотреть на нее, просто прикоснуться к ней, чтобы она полностью потеряла представление о здравом смысле. Она, смеясь, говорила, что в больнице надо предложить провести исследование на тему – почему интеллигентные, вполне здравомыслящие женщины буквально теряют рассудок от прикосновений любимого мужчины. Она даже придумала свою теорию: наверное, это сперма, проникая в организм, производит такую трансформацию.

   Хотя Кори и шутила, ее начинало беспокоить, что в последнее время она ничего не знает о жизни Дэнни, вернее, о той стороне жизни, которая не имеет отношения к постели.

   Она часто узнавала из газет о делах мужа. Она не знала, о чем разговаривать с Дэнни, когда он начинал говорить обиняками, курила и мерила шагами комнату.

   Ведь не очень приятно, проснувшись утром, обнаружить, что твой муж незаметно встал и оделся, точно собираясь удрать.

   Но в то утро Дэнни, стоящий у окна с сигаретой, показался Кори особенно тревожным. Дэнни был одет во все черное – брюки, водолазка… Дэнни щурился от дыма, тонкой струйкой поднимавшегося от сигареты. Его профиль, освещенный сбоку розовым светом восходящего солнца, казался почти сюрреалистическим. Притворяясь спящей, Кори внимательно разглядывала мужа сквозь прикрытые веки. За последние полгода она научилась тому, что бесполезно заставлять Дэнни отвечать на вопросы, касающиеся его бизнеса. В отличие от ее работы в больнице, на его дело влияют самые, казалось бы, незначительные изменения в разных точках земного шара. На профессиональные качества врача всегда существует гораздо больший «спрос», чем на его работу банкира. Постепенно они пришли к молчаливому соглашению: Кори не утомляет мужа рассказами о больничных делах, а он ее о делах корпорации. Однако именно в то утро это соглашение не сработало.

   Кори подождала минуту и решила, что пора. Она сделала вид, что только сейчас проснулась – пошевелилась, удивленно взглянула в окно, затем на часы, стоящие на тумбочке возле кровати, и прошептала:

   – Сейчас только шесть часов…

   Рука Дэнни, подносившая сигарету ко рту, едва заметно дрогнула.

   – Спи, дорогая, – тихо произнес он, но как-то неуверенно.

   Кори села, провела рукой по волосам, а затем протянула ее к Дэнни.

   – Во сколько вылетает твой самолет? – спросила она.

   – Не раньше шести вечера, – ответил Дэнни.

   Он был единственным мужчиной, кого она любила, Кори…

   – Тогда почему такая спешка?

   Только сейчас Кори разглядела, что у Дэнни были красные глаза, а под ними – темные круги, словно он недосыпал несколько месяцев.

   Не отвечая на вопрос жены, Дэнни спросил:

   – Когда ты должна быть в больнице?

   – В двенадцать дня.

   И еще он был первым мужчиной в ее жизни, первым ее любовником.

   Вдруг Дэнни тихо и очень серьезно спросил:

   – Ты никогда не думала, Кори, что совершила ошибку, выйдя за меня замуж?

   Дэнни ничего не говорил просто так. За каждой его самой простой репликой угадывался подтекст.

   – Почему ты спрашиваешь об этом? – удивилась Кори.

   – Ты ведь могла выйти замуж за врача… или за дипломата. – Дэнни шагнул к кровати.

   Когда Дэнни говорил что-нибудь, сердце Кори готово было разорваться.

   – Судьба, – тихо ответила она. – Так были расположены звезды.

   – Звезды, – с иронией повторил Дэнни. – Но ведь не хочешь же ты сказать, что все сидевшие в тюрьме Пуэсто Васко во времена хунты или, скажем, все узники Аушвица родились под одним знаком зодиака?

   Кори подвинулась ближе к краю постели. Она старалась не поддаться мрачному настроению Дэнни.

   – Ты что же думаешь, – внезапно сказала она, – что после стольких лет, проведенных без тебя, я смогла бы найти в себе силы отказаться выйти за тебя замуж?

   Дэнни присел на край кровати. При последних словах Кори его темные глаза возбужденно сверкнули.

   – Но тебе ведь совсем ни к чему мои проблемы, дорогая. Для твоего же блага, тебе, возможно, было бы лучше без меня.

   Кори внимательно, будто впервые, разглядывала мужа. Сколько седых волос появилось совсем недавно в его густых темных прядях, которые всегда так восхищали Кориандр.

   – Если фраза начинается со слов «для твоего же блага», то дальше не жди ничего хорошего. Впрочем, фразы, которые начинают с «да, кстати» ничем не лучше. – Кори улыбнулась. – Тебе никогда это не приходило в голову? Хотя обычно после «да, кстати» сообщают не очень важные новости. Ведь никто же не скажет: «Да, кстати, я бросил жену». Зато очень часто можно услышать: «Да, кстати, мой последний роман уже закончен». – Кори старалась, чтобы болтовня ее звучала весело и беззаботно, хотя ей было очень тяжело. – Все говорят: «Для твоего же блага я уезжаю». И никто: «Для твоего же блага я остаюсь с тобой навсегда».

   И, протянув руку, Кори поправила волосы на виске Дэнни. Он по-прежнему был очень серьезен.

   – Кори, не надо…

   – После того, как ты в последний раз произнес эту фразу – «для моего же блага», ты исчез на десять лет.

   – Но ты была так молода, – пробормотал Дэнни, качая головой. – Тебе тогда едва исполнилось двадцать…

   – Это было в том ужасном кафе в Кордове, возле университета, – продолжала Кори, не слушая мужа.

   Прежде чем снова заговорить, Дэнни глубоко затянулся.

   – Что ж, я был не так уж неправ, – сказал он.

   – Будет когда-нибудь конец этому бесконечному количеству «не таких плохих» слов?!

   Дэнни с нежностью посмотрел на жену.

   – Что ж, возможно…

   – Ты жалеешь, что я не последовала тогда этому твоему «совету»? – спросила Кори.

   – Жалею только потому, что заставил тебя страдать.

   – Я люблю тебя, Дэнни, – невесело произнесла Кори.

   – Я тоже люблю тебя, – отозвался Дэнни, переходя на свой родной испанский язык.

   Но Кори не ободрило его признание. Возможно потому, что его «я люблю тебя» прозвучало с такой интонацией, с которой потом говорят «прощай».

   – Мы справимся со всем, – спокойно сказала Кориандр. – Мы пройдем и через это, как прошли через все остальное. – Кори легонько провела пальцем по губам мужа. – Не уезжай на этот уик-энд. Я уговорю кого-нибудь подменить меня в больнице. – Дэнни продолжал молчать, Кори стала настойчивее. – Ну давай же, дорогой! Мы поедем на Кони-Айленд, пообедаем «У Натана»…

   – Ты ведь все равно не сможешь договориться о подмене: сегодня праздник, да и до дежурства осталось всего несколько часов. – Протянув руку к пепельнице, Дэнни медленно затушил сигарету. – Кроме того, я обязательно должен встретиться с одним человеком, который поможет мне выпутаться. Хотя, конечно, все зависит от того, с какой стороны рассматривать эту вероятность…

   – Что ты имеешь в виду?

   – Ты как врач должна понимать, что такое вероятность, – сказал Дэнни. – Слова «вероятность успешного исхода операции – пятьдесят процентов» на самом деле ведь ничего не значат. Если пациент выжил, значит, нам достались все сто процентов удачи, если умер – ни одного.

   – И какова же вероятность успешного исхода в твоем деле?

   – Кто знает? Я лезу вон из кожи, но как только мне удается убрать со своего пути одно препятствие, тут же возникают два других, еще более серьезных…

   – А кто этот человек, который может тебе помочь?

   – Если дело выгорит, я все тебе расскажу.

   – Скорей всего, если… Если дело выгорит, я прочту обо всем на страничке финансовых новостей в «Таймс».

   – На этот раз я сам тебе все расскажу, даже если ничего не получится.

   – Ну и когда же? – Кори очень не любила подобные допросы, но сейчас не могла сдержаться.

   – Когда вернусь…

   – Обещаешь?

   – Клянусь!

   Кори хотела что-то сказать, но осеклась, увидев, что Дэнни как-то странно, в упор, смотрит на нее.

   – Почему ты так на меня смотришь? – с трудом произнесла Кори.

   Дэнни наклонился и нежно поцеловал жену.

   – Ты сейчас красивее, чем была тогда, когда мы познакомились, – прошептал он.

   Кори поморщилась.

   – Наверное, бесконечные тревоги делают женщину интересней, – сказала она.

   – Люби меня всегда, что бы ни случилось, – снова сказал Дэнни по-испански. Кори на этот раз послышалось в его голосе что-то предостерегающее, почти угроза.

   «Люби меня, что бы ни случилось…»

   Кори положила свою руку на руку мужа. В глазах ее стояли слезы.

   – Конечно, я буду любить тебя всегда, и ничего плохого с нами никогда не случится, – сказала она торжественно, но не удержалась и спросила, как бы стремясь получить некую гарантию: – Ведь с нами действительно ничего не может случиться, правда?

   Дэнни удалось уйти от ответа на этот вопрос, не сказав ни «да» ни «нет».

   – Человека везде подстерегают опасности, – сказал он.

   – Какие, например? – Иногда Кори казалось, что она совсем не знает этого человека, который соблазнил ее, когда ей было двадцать, бросил в двадцать один и женился на ней через десять лет. Сейчас, спустя еще три года, у Кори появилось смутное предчувствие, что Дэнни собирается все повторить.

   – Когда вернусь, – устало произнес Дэнни, – я все тебе расскажу.

   Сердце Кориандр продолжало тревожно биться.

   – Можно последний вопрос? – спросила она.

   Дэнни кивнул.

   – А что если просто уйти, несмотря на убытки?

   – Пострадает очень много людей.

   – А разве твой бизнес не застрахован?

   – Но это уже второй вопрос. – Кори снова поразило угрюмое выражение лица мужа. – Я несу обязательства и перед людьми, предоставившими мне кредит на приобретение банка, и перед своими вкладчиками…

   Кори ценила Дэнни за его порядочность. Наверное, именно за это она и полюбила его.

   – Но послушай, дорогой, ведь даже если что-нибудь случится: ведь это только банк, а не вся твоя жизнь.

   – Как ты не понимаешь, Кориандр, для меня это одно и то же. Я и есть мой банк – каждый дебет, кредит, убыток, перевод, депозит и все остальное, за что я отвечаю.

   – Но ведь это касается только твоего бизнеса, а не самого тебя, – настаивала Кори.

   – Пойми, что это не просто бизнес, любимая. Речь идет о человеческих жизнях.

   – Речь идет только об их деньгах, а вовсе не о жизнях, – не унималась Кориандр.

   – Возможно, я оказался чересчур тщеславным, – сказал Дэнни, обращаясь как бы к самому себе.

   – Возможно, нам вообще не следовало приезжать в Нью-Йорк, – тихо произнесла Кори. Она до сих пор почему-то чувствовала себя виноватой, вспоминая те несколько лет беспокойной жизни, которую они провели в Аргентине. – Скорее всего, мне следовало настоять на том, чтобы мы вернулись в Буэнос-Айрес. – В голосе Кори зазвучали жалобные нотки. – С тобой я поехала бы куда угодно.

   На красивом лице Дэнни появилась тень самого настоящего, неподдельного горя.

   – С Аргентиной было связано слишком много тяжелых воспоминаний, – сказал он. – Кроме того, я надеялся, что для твоей карьеры будет лучше, если мы переберемся в Нью-Йорк. – Глаза Дэнни неожиданно наполнились слезами. – Я во что бы то ни стало хотел сделать тебя счастливой.

   Она до сих пор готова была следовать за мужем куда угодно, а он готов был на все, чтобы только сделать ее счастливой, и все же обоих не покидало чувство, что исход их отношений предрешен. Несколько лет назад, в университете Кордовы, когда Дэнни был профессором экономики, а Кори – студенткой, она пыталась уговорить его не оставлять преподавательскую деятельность и не переключаться на бизнес. Дэнни доказывал, что на свете нет никого более достойного жалости, чем бывший подпольщик, и нет ничего более печального, чем идеалисты, которые не могут найти себе достойного применения в жизни. Тот, кто, отрастив бороду и закинув за спину рюкзак, бродит по лесам, а затем участвует в экологических митингах, неизменно оказывается в числе неудачников. Победителем становится тот, кто, распрощавшись с революционной деятельностью, переключился на борьбу за доступ к капиталам в советах директоров крупных фирм и банков.

   Но Кори ни на секунду не верила тогда, что Дэнни говорит правду. Она не могла поверить в то, что его действительно так волнуют деньги, точно так же, как не могла представить себе Дэнни потерявшим цель жизни и уж тем более – бродящим с рюкзаком по лесам и болотам. Прикасаясь пальцами к лицу Дэнни, Кори подумала, что эта борода не украсила бы ее мужа. К тому же, если бы Дэнни отрастил бороду, Кори, которую он так любил целовать, пришлось бы ходить с поцарапанным лицом.

   Сейчас, глядя на мужа, Кори подумала о том, что уже несколько дней она собирается сказать ему одну вещь… Сейчас она наконец решилась.

   – Я беременна, – сказала она просто, без всякого вступления. Сказала и стала ждать.

   Сначала на лице Дэнни можно было видеть только выражение глубокого шока, быстро сменившееся выражением отчаяния, и только затем – дикой радости. Он заключил жену в объятия, быстро повторяя: «Господи, спасибо, о Господи, спасибо тебе за это…» В Кори промелькнуло за эти несколько секунд множество разных чувств. Смущение и неуверенность сменились облегчением, но тут же вернулись сомнения. За что именно благодарит Бога ее муж? Просто за ребенка, которого подарил им Всевышний? Или же за то, что будущий ребенок заменит Кори его отца, который снова собирается исчезнуть?

2

   Мануэль Рохас видел Иисуса. Это случилось вчера, на пути к международному аэропорту Акапулько. Иисус просто стоял на обочине грязной дороги, рядом с дорожным знаком, сообщавшим, что до Чилпанцинго остается двенадцать миль, а до Акапулько – пятьдесят. Вернее, Иисус не стоял, а как бы парил над дорогой. Именно это сразу бросилось в глаза Мануэлю – то, как ноги Всевышнего в коричневых кожаных сандалиях едва касаются земли. Спаситель протягивал руки ладонями вверх, точно желая благословить все вокруг – пыль, хамелеонов, кактусы, даже телевизионные антенны на маленьких домишках, стоявших вдоль шоссе.

   Мануэль свернул к обочине и остановился. Выбравшись из своего грузовика, он стоял и смотрел на Него, Мануэль не приближался, но он был достаточно близко, чтобы разглядеть все до мелочей. Мануэль пожалел, что у него нет фотоаппарата. Иисус по-прежнему стоял возле дорожного знака, и его длинные белые одежды развевал ветер. Правда, Мануэль заметил, что вокруг на самом деле ветра не было. В Церро эль Бурро в июле вообще не бывает ветра – только палящее солнце, изнуряющая жара и пыль.

   В тот же вечер, вернувшись из Акапулько, Мануэль отправился прямо в церковь поговорить со своим священником. Отца Рамона, хотя он и старался казаться спокойным, очень взволновал рассказ Мануэля. Отец Рамон долго расспрашивал его, заставлял вновь и вновь рассказывать все с самого начала, чтобы записать все слово в слово на случай, если это понадобится для официального отчета. Не то чтобы отец Рамон не доверял Мануэлю, просто он неоднократно убеждался, что, когда речь заходила о вере, люди становились слишком эмоциональными. Мануэль с удивительной точностью припомнил все детали.

   Он ехал тогда в аэропорт Акапулько по объявлению о работе. За последние полгода, которые Мануэль просидел без работы и без денег, ему впервые представилась возможность попытать счастья. Так вот, Мануэль увидел Его как раз в тот самый момент, когда собирался помолиться об удаче своего мероприятия. Правда, Мануэлю было немного неудобно просить Господа о таком пустяковом одолжении, но в наше время так трудно найти работу. Место младшего помощника по обслуживанию автобусов компании «Пеликанос Росас» в терминале Аэромексико, конечно, не могло быть идеалом – ведь каждый день придется преодолевать добрую сотню миль, отделявшую его дом от аэропорта. Однако эта должность гарантировала стабильный доход и возможность зарабатывать сверхурочные по понедельникам, когда прилетают чартерные рейсы.

   Мануэль описал отцу Рамону падающие на плечи Всевышнего вьющиеся каштановые волосы. Борода Его была довольно редкой, а глаза – добрыми и всепрощающими. Это были глаза человека, которого предали, которому сделали больно. Отца Рамона заинтересовало, что сделал Мануэль, увидев Бога. Неужели просто стоял как немой? Мануэль рассказал, как он, не выдержав, упал на колени и расплакался, а когда поднял голову – Иисус исчез, буквально растворился в воздухе.

   Священник был несколько обескуражен. В самом рассказе о видении не было ничего нового. Он мало отличался от дюжины других историй, рассказанных отцу Рамону людьми, видевшими за последний год Всевышнего. Отца Рамона беспокоила лишь одна мысль – что он может сделать для того, чтобы члены соответствующего комитета в Ватикане объявили Церро эль Бурро святым местом. Возможно, они даже включат городок в маршрут папы Иоанна Павла II, собиравшегося осенью совершить паломничество в Латинскую Америку. Было бы хорошо, если Мануэля посетило еще одно видение. И тогда отец Рамон мог бы послать факс в Рим. Пусть помолится, и, может быть, Бог пошлет ему еще какой-нибудь знак. Что-нибудь такое, что заставило бы ватиканский Комитет по чудесам Господа обратить внимание на приход отца Рамона.

   Третьего июля, через два дня после видения, Мануэль Рохас снова ехал по этой же дороге из Церро эль Бурро к международному аэропорту Акапулько. За эти два дня с Мануэлем больше не произошло ничего необычного, ничего такого, о чем стоило бы рассказать отцу Рамону. Не то чтобы в душу Мануэля закрались сомнения в том, что он действительно столкнулся с чудом. Ведь тот день оказался для него весьма удачным – Мануэль получил-таки место помощника по обслуживанию автобусов, на которое претендовали еще шестьдесят четыре кандидата. И неважно, что менеджер нанял его на ночную смену по той же расценке, по которой работали днем. Все это уже не имело значения. Сейчас для Мануэля были важны только две вещи – у него есть работа и он видел Иисуса.

   Размышляя о своей работе, Мануэль благополучно миновал опасную дорожную развилку на окраине городка. За ней начиналось двухполосное шоссе, тянувшееся до самого аэропорта.

   Когда Мануэль увидел взрыв, на его новых электронных часах с подсветкой было двадцать три пятьдесят семь. За секунду до взрыва Мануэль как раз посмотрел на часы, чтобы проверить, не опаздывает ли.

   Грохот был таким оглушительным, а яркая вспышка настолько неожиданной, что Мануэль резко нажал на тормоза. Машина вильнула в сторону, и Мануэль ударился головой о ветровое стекло. Он с трудом выровнял машину и свернул к обочине. Прищурившись, он стал смотреть, как по холму, рядом с Акапулько, катится огромный огненный шар. В ночном воздухе еще грохотали взрывы, но уже не такие оглушительные, а на землю медленно падали обломки. Еще один, последний громоподобный раскат, и вокруг снова стало все спокойно. Теперь небо освещали только редкие звездочки, а о взрыве напоминала лишь струйка серого дыма, поднимавшаяся над дальним холмом.

   Мануэль решил, что, вероятнее всего, взорвался самолет, набирающий высоту или идущий на посадку. Развалился в воздухе, точно жестянка, подброшенная в воздух и сбитая метким стрелком.

   И тут же Мануэль вспомнил об Иисусе – он был абсолютно уверен, что взрыв не был видением. Мануэль довольно долго сидел в машине у обочины дороги и окончательно пришел к выводу: он только что видел катастрофу, в которой наверняка погибли люди. Буквально за несколько секунд до взрыва Мануэль ясно видел именно в той стороне несколько мерцающих огоньков, снижающихся в сторону аэропорта. Теперь Мануэль думал над тем, что если он не поторопится, то опоздает на работу и, скорее всего, потеряет ее, так и не начав. Но разве может он ехать дальше, не сообщив в полицию о том, что видел? Ближайший полицейский участок находился в десяти милях в сторону от шоссе, в городке под названием Чилпанцинго. В глубине души Мануэль знал, что все это имеет непосредственное отношение к его видению и напрямую связано с Иисусом. В конце концов, если бы Мануэль не увидел Его два дня назад, он не ехал бы сейчас по этой дороге, потому что у него по-прежнему не было бы работы. Однако Мануэль решил пойти на компромисс с собственной совестью. Он пообещал себе, что обязательно сообщит о взрыве полицейским в аэропорту, как только закончится его смена. Вряд ли кто-нибудь мог выжить в этой чудовищной катастрофе, так что несколько часов ничего не решат.


   Через пять часов после взрыва, почти в шесть утра, шеф полиции международного аэропорта Акапулько объявил чрезвычайное положение. Был составлен рапорт о том, что самолет, судя по документам, частный «Дассолт-фалькон», вылетел из аэропорта Ла Гардиа в Нью-Йорке, пропал без вести и предположительно считается потерпевшим аварию. Экипаж посланного в разведку самолета «Сессна-185» сообщил, что нечто, напоминающее обломки самолета, обнаружено в горах на высоте примерно семь тысяч футов к юго-западу от Чилпанцинго. Но подобраться к этому скалистому, труднодоступному месту достаточно близко, чтобы оценить картину взрыва и удостовериться в том, что это действительно обломки самолета и никто из экипажа не выжил, мог только полицейский вертолет.


   Когда Мануэль Рохас закончил смену, солнце уже взошло и осветило розовым светом высокие белые здания, тянувшиеся вдоль пляжа. Полицейский участок аэропорта находился на первом этаже здания, которое называлось «Кокос кондоминиумз» и находилось на пути к Калета-бич. Мануэль прошел в здание через автоматические двери из тонированного стекла и оказался в огромном, отделанном полированным черным мрамором холле. Тут же висела табличка, сообщавшая, что полицейский участок находится в задней части фойе, за еще одной стеклянной дверью. Пройдя через эту дверь и через проход в кованой металлической решетке, отделявшей участок от внешнего мира, Мануэль подошел к ближайшему письменному столу и рассказал дежурному полицейскому, что он видел ночью. Мануэля проводили по длинному узкому коридору в другую комнату, где он еще раз описал капитану все, что видел. Мануэль очень удивился, заметив, что все, с кем он разговаривает, слушают его со скучающим видом и без особого интереса. Больше того, никто даже не знал о взрыве.

   Затем Мануэль оказался в небольшой комнате, где стоял резной письменный стол темного дерева, за которым виднелся коричневый, обитый кожей стул с подлокотниками. Несколько стульев поменьше, также обитых кожей, стояли по другую сторону стола. На стене висели три плаката. Один с видом Панчо-Вилла, другой – с портретом президента Карлоса Салинаса, а на третьем был изображен Иисус Христос. На стуле с подлокотниками сидел капитан, а на одном из стульев – какой-то человек лет сорока в мятом костюме из серого шелка. Вообще-то он казался моложе, если приглядеться повнимательнее к черным волосам, обрамлявшим миловидное, почти ангелоподобное лицо с тонкими, хрупкими чертами. Мужчина же, сидевший на соседнем стуле, был еще моложе: худощавый, высокого роста, с резкими чертами лица. У него были прямые черные волосы, зачесанные назад. Мануэль сделал над собой усилие, чтобы перестать разглядывать этого человека – вместо обеих рук у него были металлические протезы.

   – Итак, два дня назад вы видели Иисуса, а сегодня вы видели, как в воздухе взорвался самолет, – начал капитан. Большая часть его лица была скрыта за очками с зеркальными стеклами, за которыми абсолютно не было видно глаз.

   Конечно, Мануэлю не следовало упоминать о том, что он видел Иисуса. Он просто хотел, чтобы полицейские поняли, насколько хорошо он знает эту дорогу, как часто по ней ездит. И чтобы они знали, что ему доводилось видеть и кое-что поинтереснее взорвавшегося в воздухе самолета.

   – Сегодня ночью – это было совсем другое дело, сеньор капитан, – убежденно произнес Мануэль. – Сегодня я действительно видел взрыв!

   – Тогда почему вы ждали всю ночь, прежде чем сообщить нам об этом? – спросил мужчина с ангелоподобным лицом. Он говорил по-испански с акцентом, несколько мягче, чем обычно говорят мексиканцы. Но, несмотря на это, тон его казался высокомерным.

   – Я боялся, что опоздаю на работу, если сверну с дороги, сеньор. Сегодня я первый раз вышел на новую работу.

   – И вы никому не рассказали об этом на работе? – спросил человек с металлическими крюками вместо рук. Он говорил с точно таким же мягким акцентом, что и его товарищ, но голос его звучал более ласково и ничуть не высокомерно.

   – Я боялся, что они решат, будто я все это выдумал.

   – А как было на самом деле? – улыбнувшись, спросил капитан. – Может, вы немного перебрали текилы?

   Мануэль почувствовал себя оскорбленным.

   – Клянусь вам, сеньор капитан, я вообще не пил вчера вечером! Я просто ехал на работу и вдруг увидел, как взорвался самолет. Бах! – Мануэль ударил сжатой в кулак правой рукой по ладони левой. – Я видел это собственными глазами.

   Капитан откинулся на спинку стула.

   – Сегодня ночью к нам не поступало никаких сообщений о взрывах или других несчастных случаях, – просто сказал он.

   В этот момент дверь кабинета открылась, и вошел еще один мужчина – приземистый, коренастый и абсолютно лысый. Он быстро окинул взглядом комнату, подошел к человеку с ангелоподобным лицом, что-то быстро прошептал ему на ухо и сел прямо напротив Мануэля.

   – Может, ваше воображение возбудил предстоящий визит папы Иоанна Павла? – спросил этот человек. Все рассмеялись.

   – Нет, сеньор, – твердо сказал Мануэль, опустив голову.

   Несколько секунд все сидели молча. Капитан, обдумывая ситуацию, поправлял очки и перекладывал с места на место какие-то бумаги, лежащие перед ним на столе. Наконец он едва заметно пожал плечами и поднял голову.

   – Я хочу поблагодарить вас за то, что вы пришли к нам, но боюсь, что мы ничего не можем предпринять по поводу воображаемого взрыва воображаемого самолета. – Капитан встал. – Видения тоже не в нашей компетенции. – Он обошел вокруг стола. – Вы можете идти.

   Мануэль медленно встал, с шумом отодвинув стул, на котором сидел.

   – А если произошло чудо и кто-то все-таки выжил? – осторожно начал он.

   – На свете не бывает чудес, – сказал капитан. – В этом-то все дело. На свете просто-напросто не бывает чудес.

   Он поглядел на остальных, сидящих за столом.

   – И не было никакой авиакатастрофы, – добавил лысый мужчина.

   Мануэлю очень хотелось спросить этих людей, как они могут заявлять об этом с такой уверенностью, если не были там и ничего не видели своими глазами, но он решил, что лучше промолчать.

   – То, что вы видели, было скорее всего падающей звездой или отблеском молнии, – с улыбкой предположил человек, похожий на ангела.

   Мануэль снова ничего не сказал. Он молча продолжал изучать носки своих ботинок.

   – Может, вам просто хотелось произвести впечатление на своего нового босса, чтобы он перевел вас на дневную работу? – сказал лысый, сверкая черными глазами на практически безбровом лице.

   Капитан открыл дверь кабинета.

   – Если вы поторопитесь, то, возможно, успеете в Церро эль Бурро к утренней мессе.

   – Если вы все-таки что-то узнаете… – сказал Мануэль, обернувшись в дверях.

   – Если мы что-то узнаем, то обязательно вызовем вас, не беспокойтесь, – заверил его капитан.

   Затем все встали, и лысый мужчина вежливо произнес:

   – Спасибо, что пришли.

   – Будьте осторожны за рулем, – посоветовал кто-то из его товарищей.

   – И по-моему, вам стоит на время покончить с видениями, – с улыбкой посоветовал капитан.


   Четвертого июля, в семь утра, Джо Пасински, оператор службы слежения за полетами вестчестерского отделения компании «Гвенда», заканчивал ночную смену, когда раздался телефонный звонок. Подняв трубку, Джо выслушал сообщение службы международного аэропорта Акапулько о том, что самолет компании «Гвенда» потерпел аварию в горах, окружающих город. Предварительное расследование показало, что никто из находившихся на борту самолета не выжил. Пасински тут же перезвонил Фрицу Лакинбиллу, владельцу «Гвенды», который приказал ничего не предпринимать до своего приезда и сказал, что немедленно выезжает. Уже спустя двадцать минут, Фритц Лакинбилл действительно сидел на своем рабочем месте.

   Все утро Пасински и Лакинбилл не отходили от телефона и факса. Информация была весьма лаконичной. Вашингтон не мог начать расследование до тех пор, пока не будет получено специального приглашения от правительства Мексики. Наконец, только в одиннадцать утра, почти через двенадцать часов после катастрофы, мексиканцы прислали официальное разрешение осмотреть место происшествия и забрать все, что осталось от самолета, команды и пассажиров. Не успев испытать облегчение от того, что Лакинбилл сможет наконец сам приступить к расследованию, он тут же забеспокоился: удастся ли обнаружить «черный ящик». Ведь только получив содержащуюся в нем информацию, можно будет делать какие-либо выводы о том, как же на самом деле произошла катастрофа. Как известно, в «черном ящике» фиксируются все изменения курса самолета вплоть до момента взрыва, а также все разговоры пилотов с наземными диспетчерскими службами. Лакинбилл был серьезно обеспокоен тем, что мексиканцы ни словом не упомянули о «черном ящике», а когда он спросил об этом сам, объявили, что он до сих пор не обнаружен. В полдень Лакинбилл вылетел в Мехико.


   На этом участке шоссе от аэропорта, где оно превращается в грязную разбитую дорогу, ведущую от Чилпанцинго к Церро эль Бурро, скопилось множество автомобилей. Мануэль заметил машину, следующую за ним по пятам, только после поворота с шоссе, теперь он ехал по совершенно пустынной дороге. Он очень удивился, когда разглядел пассажиров следующей за ним машины. Это были те двое, которых Мануэль видел только что в полицейском участке. Лысый сидел за рулем, а парень с ангелоподобным лицом делал Мануэлю знаки, чтобы тот свернул к обочине.

   Мануэль торжествовал: так значит, они все-таки обнаружили исчезновение самолета!

   Включив мигалку и повернув руль, Мануэль остановил свой грузовик у обочины. Он выпрыгнул из грузовика и увидел, что находится совсем рядом с тем местом, где увидел Иисуса. Потом он увидел, как те двое выходят из машины. Все происходящее вдруг показалось ему немного странным. А потом Мануэль увидел пистолет.

   Резким движением лысый вынул его из кобуры, прицелился и быстро выстрелил три раза подряд. Две пули попали Мануэлю в грудь, одна – в живот. Уже после того, как он упал, лысый выстрелил еще раз в его голову. Потом мужчины подтащили тело к грузовику, усадили на водительское сиденье, пристегнули ремнем безопасности и положили руки трупа на руль.

   Лысый включил зажигание, освободил ручной тормоз и подошел к своему товарищу, который уже стоял у задней части кузова. Они перевернули грузовик и столкнули его в овраг. Подпрыгивая, машина полетела вниз. Долетев до дна оврага, она перевернулась и взорвалась.

3

   – Дыши, живи, не умирай, возвращайся. – Кори повторяла эти слова вновь и вновь, точно они были своего рода молитвой. – Дыши, живи, не умирай, возвращайся…

   Кори все повторяла и повторяла свое заклинание, просовывая руку в двойной перчатке меж ребер пациента и добираясь до его остановившегося сердца. Вокруг Кори – с других операционных столов, стоящих в коридоре каталок и лежащих в проходах носилок – слышались стоны, крики, неразборчивые мольбы. Время от времени кто-нибудь из персонала кричал, призывая к тишине. Вот уж действительно, только в травматологическом отделении можно услышать такую какофонию звуков!

   – Дыши, не умирай, возвращайся! – Кориандр продолжала массировать сердце, но врач-реаниматор, управлявший аппаратом искусственного дыхания, сказал, что пора применить дефибриллятор. Молоденькая медсестра-пакистанка прижала к сердцу пациента клеммы электропроводов. Долгожданный скачок ровной линии на мониторе заставил всю бригаду вздохнуть с облегчением. Один из врачей произнес:

   – Уф! Все в порядке! Бьется! Теперь можно идти.

   Однако Кори возобновила массаж, все еще сомневаясь в окончательной победе. Хотя пациент дышит, не умирает, возвращается… почти… может быть…

   – И сколько же ты еще собираешься этим заниматься? – поинтересовался один из коллег Кори, одетый, так же, как и она, в зеленый хирургический халат.

   Кори продолжала работать. Ведь не она стреляла в этого человека. Она здесь только для того, чтобы склеить его снова, а если клей не будет держать, то вся вина ляжет именно на нее. На мониторе светились показатели пульса: тридцать шесть ударов в минуту. Но, ко всеобщему удивлению, совсем пульс не исчезал.

   – Продолжайте, продолжайте, – раздался из-за спины Кори голос терапевта, который вырос как из-под земли возле носилок. – Ну и массаж, Виатт! Такой и мертвого поднимет!

   Кори знала, что многие из ее коллег часто пытаются скрыть под цинизмом страх и волнение, но сама она предпочла бы более деликатный способ высказать это волнение.

   – Будем надеяться, – пробормотала Кориандр, продолжая массаж. Сердце постепенно начинало биться ровнее.

   Терапевт наблюдал за руками Кори из-за ее плеча.

   – Вставьте инкубационную трубку, Виатт. У него кровь может пойти горлом.

   – Подойдите ближе, доктор, трубка уже на месте.

   – Мне очень понравилось, как вы это произнесли – «подойдите ближе», – язвительно прошептал врач в самое ухо Кориандр.

   – Почему от вас пахнет костром? – поинтересовалась она, проигнорировав его последние слова.

   – Потому что пришлось уехать в больницу прямо от мангала с барбекю.

   Кори продолжала массировать сердце. Синяя отметка на карточке – пациент вполне мог умереть от своей стреляной раны еще до того, как его доставили в больницу. Ничего особенного. Обычное дежурство в Бруклинской больнице, Нью-Йорк, четвертого июля. Могло быть и хуже. Она ведь могла дежурить в тот день, когда какой-то сумасшедший выпустил автоматную очередь по посетителям кафе «Макдоналдс» на Атлантик-авеню. Тогда в больницу привезли одновременно двадцать семь пострадавших. Однако она могла быть сейчас в Акапулько вместе с мужем.

   Разорвана почка. Возможно, задета и кишка. Пуля застряла в нижней части спины, ее входное отверстие – в нижнем левом углу брюшины. Теперь, когда пациент дышал и сердце его билось, Кори чувствовала то же, что и всегда в подобных случаях, – беспричинную злость, неуверенность и легкую тошноту.

   – Ради всего святого, неужели эти люди не знают лучшего способа провести время?! – поинтересовалась Кори, не обращаясь ни к кому конкретно и готовясь закрыть разрез в левой части груди пациента.

   – Снова падает пульс! – предупредил врач, следящий за монитором. – Следите за давлением, а то снова придется прибегнуть к дефибриллятору.

   Один из врачей взял у нее нитку и изогнутую иголку, а Кориандр снова просунула руку внутрь и начала ритмично массировать сердце. Кори почему-то вспомнила, что, когда пострадавшего привезли в больницу, в кармане его залитых кровью брюк обнаружили пачку стодолларовых банкнот, массивную золотую зажигалку и целую коллекцию кредитных карточек.

   – Там, за дверью, его брат и жена. Хотите с ними поговорить? – спросил один из интернов. Кори устало кивнула, не прерывая массаж. Полицейские, доставившие мужчину, сказали, что этот человек случайно стал жертвой уличной перестрелки, когда выходил из церкви.

   Когда привезли раненого, Кори стояла в другом конце коридора, в палате травматологии. Именно туда буквально ворвался терапевт, стоящий сейчас за ее спиной.

   «Вы только взгляните, – закричал он, схватил Кори за плечи, чуть ли не отрывая ее от пациентки и увлекая за собой в операционную. – Посмотрите только, доктор Виатт! Карточка с синей отметкой! – В голосе его слышалось ликование, причин которого Кориандр не могла понять: в операционную травматологии часто попадали пациенты с синей отметкой или же со специальным кодом, означавшим, что по делу больного ведется следствие. – Вы только посмотрите на него, доктор Виатт!»

   Кори взглянула в сторону лежащего на хирургическом столе голого негра среднего возраста. С того момента, когда она впервые прикасалась к пациенту, жизнь его находилась в ее руках. Честно говоря, Кори всегда испытывала неприятные ощущения в тот момент, когда лечащий терапевт приглашал в операционную, когда требовалось начать врачевать его раны, пытаясь спасти, – что, к сожалению, удавалось не всегда.

   Кори хорошо помнила, какие слова произнес однажды ее отец. «Не смотри на это, Кори!» Это было в Буэнос-Айресе, в семьдесят восьмом году, во время правления хунты, когда тайная полиция прямо на их глазах забирала какого-то пожилого мужчину. Кори видела, как тот молил о помощи, бросался к прохожим, хватал их за одежду. И ни один из хорошо одетых, респектабельных людей, видевших в тот день происходящее на Калле Флорида, не выказал ни гнева, ни сочувствия. Мужчину же наконец схватили и втолкнули в поджидавшую машину. Долгие годы образ этого мужчины преследовал Кори, был для нее своеобразным олицетворением всех ужасов, которые творились тогда в Буэнос-Айресе.

   Именно тогда, в том семьдесят восьмом году, во время правления хунты, возглавляемой генералом Виделой, бесследно исчезли более восьми тысяч человек. Аргентинские фашисты носились тогда по городу в серых «фордах-фалькон» и хватали людей прямо на улицах, в ресторанах и офисах, а иной раз выхватывали из их собственных постелей посреди ночи. Потом свозили в тюрьмы, из которых мало кому удавалось вернуться. Кориандр было тогда двадцать лет, и она только что поступила на медицинское отделение университета.

   Отца Кориандр всю жизнь перебрасывали с места на место, но все эти перемещения совершались в пределах Южно-Американского континента, в штате одной и той же американской нефтяной компании. Наконец он был вознагражден за все свои мучения: он был назначен на дипломатическую работу в Аргентину. Палмера Виатта назначили послом еще при президенте Никсоне. В этой же должности он оставался все время, пока у власти находился Форд. Даже когда в семьдесят шестом году президентом был избран Джимми Картер, Виатт был одним из тех немногих, кто сохранил свой пост. В госдепартаменте, видимо, решили, что, поскольку ситуация в Аргентине весьма критическая, а Виатт не только отлично в ней разбирается, но и умудряется поддерживать вполне лояльные отношения с хунтой, лучше оставить все как есть. В пользу Палмера сыграло также и то, что его жена, Флора Лусия Сармиенто Виатт, принадлежала к одной из самых влиятельных семей Аргентины, Доминго Сармиенто, бывшего президента страны. Он первый разделил население Аргентины на цивилизованных «европейцев» и варваров – «каудилло», «гаучо», «индейцев».

   За те годы, что Палмер и Флора прожили в американском посольстве, были достигнуты большие успехи как в дипломатии, так и в бизнесе. Что же касается Кори, то ей приходилось всю жизнь как бы разрываться между двумя культурами. Она постоянно ощущала, что не принадлежит целиком и полностью ни к одной из них.

   Будучи наполовину аргентинкой, она чувствовала себя отверженной и среди аргентинцев, и среди американцев. Аргентинцы не доверяли ей, считая ее одной из «гринго», а американцы почему-то обвиняли ее в подражании хиппи.

   Позже, в восемьдесят четвертом году, попав на стажировку в Бруклин, она сразу обнаружила сходство между ним и Буэнос-Айресом. Недоверчивость и подозрительность были и здесь такими же неотъемлемыми чертами, как сердечные приступы и чувство безнадежности, как испанские слова, обозначавшие «злость» и «отчаяние», которые она часто повторяла про себя.

   Вся разница была лишь в том, что согласные звуки в аргентинском наречии испанского языка были более мягкими, не такими резкими, как в пуэрториканском или доминиканском наречии, на которых многие говорили в Бруклине. И сами люди в Буэнос-Айресе тоже были мягче, раскрепощенней. Они даже лучше относились к своим праздникам, не то что обитатели Бруклина, так и норовившие попасть на операционный стол травматологического отделения именно в День независимости Америки.

   – Я ввела катетер, – объявила Кориандр.

   – По-моему, у него разорвана почка, так что надо побыстрее поднять его в операционную…

   Терапевт стоял в ногах больного.

   – Какие показания к операции? – спросил он с таким видом, словно в их распоряжении был какой-нибудь другой способ удалить пулю.

   – Я никогда не слышала о пулях, которые растворялись бы сами, доктор.

   Терапевт проигнорировал саркастическое замечание Кори.

   – Если пациент умрет на операционном столе, – сказал он, – против нас могут возбудить уголовное дело. А если он скончается здесь, то мы просто отчитаемся перед комиссией по смертности и никаких проблем.

   Терапевт красноречиво пожал плечами. Его бесцветные глаза за стеклами очков в розовой оправе как-то странно сверкнули.

   – Вы шутите? – спросила Кори.

   – Нет, не шучу.

   – Тогда вы просто бредите, доктор.

   – Подумайте сами, Виатт: он слишком плох, чтобы выжить.

   – А по-моему, он слишком плох для смерти.

   – Почему, Виатт?

   – Очень уж молод…

   – Никто не живет вечно.

   Кори внимательно посмотрела на врача.

   – Между смертью во сне в возрасте девяноста пяти лет и смертью от операбельного огнестрельного ранения существует огромная разница.

   – Вы только наживете себе неприятности, Виатт.

   – Предложите другой выход, позволяющий ему выжить, и я охотно его обдумаю, – вежливо сказала Кори.

   – Сделайте сканирование и проверьте, действительно ли задета почка.

   – У нас нет времени…

   – Подумайте о бригаде, Виатт.

   – Сделайте одолжение, Стэн, вернитесь лучше обратно к своему барбекю.

   В голосе Стэна зазвучали нотки притворного сожаления:

   – Я никогда не мог понять, почему вы выбрали травматологию, доктор Виатт. Ведь вам никогда не пришлось бы принимать столь ответственных решений, стань вы, к примеру, дерматологом.

   Кори никак не могла привыкнуть к грубоватому обращению своих коллег, хотя давно уже свыклась со всеми остальными реалиями работы в больнице. Когда же ее начинали высмеивать, к Кори немедленно возвращалось детское ощущение постоянной борьбы за свое место среди сверстников. Ощущение борьбы чревато разочарованиями и потерями. Действительно, как это ей пришло в голову стать травматологом, а не педиатром, дерматологом, гинекологом или выбрать еще какое-нибудь место, где хорошо смотрится красивая женщина и не надо принимать решений, как в «мужской травматологии»? Возможно, из-за своего сложного детства Кори всегда стремилась к тесному общению с людьми, ей необходимо было быть полезной. А что может быть теснее связи пациента с врачом, в чьих руках находится его жизнь? Кто может быть ближе человека, пытающегося вырвать тебя у смерти? Кори никогда не отвечала на вопросы о причинах выбора своей профессии. Точно так же она не любила отвечать и на многие другие вопросы. Например, лет в восемнадцать-двадцать, когда стало чуть ли не неприличным признаваться в том, что она еще девушка, Кори была вынуждена выдумывать себе любовников. Учась в университете, Кориандр перестала отвечать на вопросы, касавшиеся возраста. Она стеснялась того, что ей еще не исполнился двадцать один год, когда поступила на первый курс. Поэтому она все время прибавляла себе год-другой. Она часто смущалась и этим держала всех остальных на расстоянии, как бы создавая между ними и собой своеобразный барьер.

   Конечно, у Кориандр были друзья, но дружба всякий раз прекращалась, как только она переезжала вместе с родителями в другую страну. Ее отношения с друзьями из-за этого никогда не успевали стать по-настоящему близкими. Появление четырнадцатилетней Кориандр в американском посольстве в Буэнос-Айресе стало настоящим событием для сотрудников посольства. У этой девочки было все – родители, каких только можно пожелать, привлекательная внешность, темперамент, трудолюбие и выносливость. Кориандр Виатт принадлежала к тому типу красивых женщин, которые выглядят хорошо, даже когда им плохо. Так было и сейчас, когда ей исполнилось тридцать четыре. Все те же густые светло-русые волосы, которые всегда выглядели растрепанными, сколько бы она их ни причесывала; глаза цвета янтаря, в которых то прыгали золотистые искорки, когда Кориандр бывала счастлива, то появлялись черные точки, когда ей было тяжело. Безукоризненно вылепленное лицо, стройная фигура с высокой грудью. Переносица небольшого носа чуть-чуть блестела, так как Кориандр редко пудрилась, была усыпана мелкими веснушками. У Кориандр были очень красивые тонкие руки, которые находились в постоянном движении. В глазах Кориандр светился неизменный интерес ко всему, что она видела и слышала, трогала или пробовала. Голос ее мог быстро меняться, превращаясь из нежного и спокойного в громкий и резкий. Это немного напоминало шум автомобиля, издающего на разных скоростях разные звуки. Бывало, что Кориандр морщилась, лишь только слышала неграмотную речь, а иногда сама могла выдать такую цепочку выражений, от которых покраснел бы любой нью-йоркский таксист.

   Всего через несколько месяцев после переезда в Буэнос-Айрес Кориандр уже проявляла себя настоящей дочерью дипломата. Она могла часами стоять в холодных или же, напротив, изнуряюще душных залах для приемов, изредка прислушиваясь к скучнейшим политическим речам и пустейшим обещаниям политиков. Ей приходилось участвовать в одной церемонии за другой, с интересом наблюдая за превосходными дипломатическими качествами отца и за полным отсутствием этих качеств у матери. Флора Лусия сделала жизнь дочери не по-детски трудной. Она же, в конце концов, и положила этому конец…

   Флора Лусия Сармиенто Виатт просто не могла жить без сахара. Неважно, был ли это сахар, которым посыпали пирожные, поглощаемые ею в огромных количествах, или же сахар, растворенный в коктейлях, которые она тоже любила потягивать. Ей было абсолютно все равно и то, как попадает сахар в ее организм – приходится ли для этого слизывать сладкие крошки с безукоризненно наманикюренных ногтей или же подносить бокал виски к безукоризненно очерченным губам. С годами последствия пристрастия к алкоголю все тяжелее сказывались на Флоре Лусии, хотя внешне она по-прежнему выглядела прекрасно. Палмер Виатт любил повторять, что если даже при ярком солнечном свете его жене никак нельзя дать больше пятидесяти, то вечером, при свечах, она вообще выглядела не старше сорока. И что с того, что огромные бриллианты были взяты напрокат, точно так же, как расшитые бисером платья? Что с того, что кружевные мантильи носили несколько поколений женщин семьи Сармиенто? Все равно Флора Лусия неизменно слыла законодательницей мод. Эта женщина была красавицей. Но она же умела быть настоящим кошмаром для своих близких. Флора была восхитительна, обаятельна, интересна. И при всем этом она всегда была плохой матерью. В тот день, когда Флоре не удавалось выпить, поступки ее были непредсказуемы, когда же это ей удавалось, они были начисто лишены здравого смысла. В четырнадцать лет Кориандр поняла, что у дочери, живущей в тени красивой и скандально известной матери, может быть три дороги. Либо всю жизнь оставаться в тени, либо безжалостно порвать с матерью, либо же не обращать внимания и просто тихо жить своей собственной жизнью. Чисто инстинктивно Кориандр выбрала третье, хотя, даже живя собственной жизнью, приходилось придерживаться определенных рамок. Например, Кориандр собиралась стать врачом и работать травматологом в Нью-Йорке. Отец тоже хотел, чтобы дочь стала врачом, но требовал, чтобы она практиковала в Буэнос-Айресе. Проблема решилась сама собой после того, как Флора Лусия умерла. Сгорела, как свеча на теплом весеннем ветру, в палате персикового цвета во французской клинике в Ла Риоха, пригороде Буэнос-Айреса.


   Кори вышла в коридор, чтобы поговорить с женой и братом пострадавшего. Самого пациента уже успели перевезти наверх, в операционную.

   – Мы остановили кровотечение, – сказала она, – и изолировали органы, задетые пулей, так что теперь у него хорошие шансы выкарабкаться.

   – Благослови вас Господь, доктор, мы никогда этого не забудем… – сквозь рыдания проговорила женщина.

   – Мы будем молиться за вас, – добавил брат пациента.

   Кори захотелось сказать этой женщине что-нибудь успокаивающее, хотя ее всегда немного смущали подобные сцены. Как раз в этот момент в конце коридора появилась полуголая девица в высоких черных сапогах и с сигаретой в руке. У девицы были темные волосы с голубыми «перьями», под глазами – темные, неровные пятна размазавшейся туши, а на губах – алая помада.

   – У вас есть что-нибудь от нервов, док? – бесцеремонно спросила девица, подойдя к Кори.

   – Здесь нельзя курить, кислород…

   – Черт бы тебя побрал, док…

   Жена пострадавшего продолжала рыдать, не обращая внимания на подошедшую к ним девицу.

   – Когда мы сможем его увидеть? – с трудом спросила она у Кори.

   – Как только его переведут в послеоперационную палату. – Кори повернулась к девице. – Здесь, между прочим, больница.

   – Здесь не больница, а настоящая скотобойня, если у тебя, док, нет немного колес для моих бедных нервов, – не унималась та.

   Брат пациента, тоже не замечая девицы, спросил:

   – Он действительно уже вне опасности?

   – Вперед нужно заглядывать не больше, чем на один шаг, – посоветовала Кори. – Пока что вашему брату удалось выкарабкаться, об остальном говорить рано.

   – Только благодаря вам, доктор, это вы его вытащили…

   – Ну же, давай, док, хотя бы одну пилюльку!

   – Я не могу дать вам ни одной таблетки, пока не осмотрю, – твердо сказала Кори.

   – Я умру, док…

   Кори, не отвечая, повернулась к родственникам больного.

   – Почему бы вам не выпить кофе, – сказала она. – Его вывезут из операционной не раньше, чем часа через три. – Она обернулась назад, к девице. – Если немедленно не потушите сигарету, я вызову охранников!

   – Вы святая, доктор…

   – Мясники…

   Подошедшие охранники вырвали из рук девицы сигарету и проводили ее обратно в приемное отделение, откуда она и появилась. По дороге девица продолжала выкрикивать ругательства.

   Кори не особенно взволновала эта сцена – ей и раньше часто приходилось видеть подобное. Что ж, жизнь есть жизнь. В коридоре к ней подошла пожилая медсестра, одна из тех, которые способны сделать любую хирургическую процедуру лучше врача, практикующего первый год.

   – Вон там вас ждут брат и жена того больного, что с огнестрельным ранением, – сказала она.

   Ничего не понимая, Кори удивленно произнесла:

   – Но ведь я только что говорила с ними…

   Медсестра сначала подняла глаза к небу, потом показала в сторону плачущей женщины и сдерживающего слезы мужчины и только после этого сказала:

   – Вы говорили с его подружкой и приятелем. А жена и брат стоят вон там…

   Подходя к еще одной паре, поджидавшей ее, Кори решила, что не станет отказывать в информации и «фальшивым» жене и брату. В конце концов, горе есть горе, а любовь есть любовь вне зависимости от того, кем приходятся люди друг другу.


   В тысяча девятьсот семьдесят восьмом году политическая ситуация в Буэнос-Айресе стала стремительно ухудшаться. Проводились повсеместные обыски. Людей, включая женщин и детей, арестовывали по малейшему подозрению. Несколько дней пыток или несколько недель в одиночной камере – и человек мог выдать и оклеветать своих друзей и свою семью, лишь бы прожить еще несколько дней или же просто для того, чтобы его больше не пытали, а убили быстро.

   Палмер Виатт решил забрать свою дочь из университета Буэнос-Айреса и перевести ее в университет Кордовы, казавшийся более безопасным. Именно там Кориандр Виатт и встретила Дэнни Видала.


   Пациента уже успели подготовить к операции – дали кислород, подвели множество трубок, поставили капельницы. Смерть, еще час назад казавшаяся неизбежной, стала лишь возможной в результате инфекции, ошибки хирурга или же просто оттого, что врачи были уже не так внимательны, как в начале смены. «Похоже, ему придется распрощаться с правой почкой», – подумала Кори, выходя из операционной в смотровую, где обычно она пыталась оценить, стоит ли на травму больного, лежащего на столе, тратить время и силы, и действительно ли необходимо имевшееся в ее распоряжении оборудование. – Не забудьте вставить трубку в трахею и открыть дренаж, – напомнила Кори бригаде, которая везла мимо нее пациента на каталке. – Следите за давлением и за пульсом в ходе операции.

   Кори прекрасно знала, что ни один из членов бригады никогда не забывает этих правил, – эти люди помнили о них всегда. Что ж, такова судьба людей, постоянно имеющих дело с авариями и несчастными случаями. У всех сегодня праздник, но ты, будь любезен, спасай чужие жизни, если понадобится, отдай собственную кровь. И жди следующего раза, когда очередной пациент предстанет перед тобой все с теми же объяснениями: «Я просто стоял там, док». Или: «Я просто проходил мимо».

   В этот момент, когда Кори выходила из травматологии, санитары выкатили ей навстречу каталку, на которой лежала полная женщина с одной ногой. В глазах женщины застыл ужас загнанного животного. Кори взяла у фельдшера карточку женщины и пошла вслед за каталкой.

   – Как вы себя чувствуете, миссис Родригес? – спросила Кориандр по-английски, а затем повторила тот же вопрос по-испански: – Como esta, Senora Rodrigues?

   Губы и язык женщины были сильно распухшими, а тело практически неподвижно. Увы, довольно мало шансов на успех операции.

   – Она не может говорить, – сказал фельдшер. – Cпазм сосудов головного мозга – удар, – пояснил он, как будто Кори не разбиралась в медицинской терминологии.

   Кори с иронией взглянула на фельдшера. Члены бригад «скорой помощи», привозившие пациентов, обожали почему-то читать лекции штатным сотрудникам больницы. Итак, женщину привезли не туда. Что же теперь? Что должна сделать Кори? Сказать: «Извините, сеньора Родригес, я понимаю, у вас – спазм сосудов головного мозга, но дело в том, что здесь, к сожалению, не занимаются подобными вещами. Видите ли, сеньора Родригес, вам не сюда, поскольку эта часть больницы отведена для пострадавших от пуль и ножей»?

   Не то чтобы Кори принимала так близко к сердцу дела любого больного, доставленного в отделение. Просто ее не могла оставлять равнодушной судьба каждого человека, которому уже не на что было надеяться и который попадал к ней по дороге на «свалку для отходов» городской бесплатной медицины. Кори взяла женщину за руку и увидела, как глаза миссис Родригес наполняются слезами.

   – Вы можете писать? – тихо и ласково спросила Кориандр.

   Женщина кивнула.

   – Напишите мне телефон кого-нибудь из родственников или какой-нибудь подруги.

   Слезы покатились по щекам женщины. Кори дала ей лист бумаги и карандаш и подождала. Женщина вывела дрожащей рукой большими буквами: «НИКОГО». У Кори защемило сердце. Снова взяв несчастную женщину за руку, она сказала медсестре:

   – Зарегистрируйте поступление миссис Родригес. Запишите меня и как принимавшего, и как лечащего врача.

   Затем, оставив миссис Родригес, Кори отправилась дальше – навстречу новым несчастьям и травмам. Ей не пришлось идти далеко. Ее тут же окликнула медсестра, и пришлось вернуться в смотровую.

   – У нас тут новый пациент с ножевым ранением, доктор Виатт, – сообщила медсестра. – Рана не очень серьезная, пациент амбулаторный, дошел до больницы без посторонней помощи. Не могли бы вы осмотреть его и поставить диагноз?

   Легко сказать – поставить диагноз! Ведь настоящим диагнозом всех пациентов Кори были скорее всего наркомания, политика или просто человеческая злоба.

   На этот раз Кори пришлось задержаться в смотровой – ведь больной был амбулаторный. Вокруг – раны пострадавших, а за их ранами – их политика.

   Кори принялась ощупывать пациента, он улыбался. А почему бы и нет? Ведь он остался жить!

   – Нож вошел в нижнюю левую часть, возможен разрыв селезенки. Живот мягкий. Сделайте рентген, но только старайтесь поменьше его двигать и проследите, чтобы на пленку обязательно попала левая часть. – Кори выпрямилась. – Подключите его к монитору.

   – От пациента пахнет спиртным, – объявила медсестра. – Его можно подключить к капельнице? Хуже не будет? Так ставить или не ставить капельницу? – чуть ли не зевая, спросила медсестра.

   – Ставьте, – распорядилась Кориандр. – Пусть уж все перемешается – наркотики, алкоголь, лекарства, а когда состояние стабилизируется, проведем детоксикацию.

   Кори страдала оттого, что не могла повлиять на исход событий для большинства из этих людей. Она часто корила себя за то, что, уходя из больницы, не вспоминает о виденных здесь ужасах до следующего дежурства. Кори чувствовала себя виноватой перед этими людьми, потому что жила в другом мире, в Манхэттене, на Пятой авеню, в квартире с окнами на Центральный парк. Когда-то давно, еще в Буэнос-Айресе, глядя через окно лимузина на детей из трущоб Сан-Телмо и Мосеррат, Кори чувствовала свою беспомощность и одновременно почему-то злость. Лимузин даже не замедлял скорость, проезжая через эти районы по дороге в аэропорт. Кори доставляли прямо к самолету, чтобы она могла лететь в больницу, в которой проходила стажировку.

   «Посмотрите на него, Виатт!» И у нее действительно было полное право посмотреть именно на этого абсолютно голого мужчину с перфорированной почкой. Ведь это именно ее Господь Бог избрал для того, чтобы она засунула руку в разрезанную грудную клетку пациента и не дала ему умереть. В конце концов, разве не Дэнни, когда-то давно, в Аргентине, рассказал ей о том, как влияет на человеческое сердце прикосновение женских рук. Это было задолго до того, как Кори прикоснулась к сердцу в буквальном смысле… Кори откинула волосы со лба и глубоко вздохнула. Она не спала уже двадцать семь часов. И не заснет еще часов девять. А ведь могла бы нежиться сейчас рядом с мужем на одном из пляжей Акапулько…

4

   После нескольких спокойных часов снова началась суматоха. Между двумя часами ночи и девятью часами утра в травматологии обычно наступало короткое затишье. К двум часам первую порцию пострадавших от неумеренного потребления спиртного и наркотиков успевали принять, осмотреть и отправить на операционный стол, в морг или же просто обработать раны и отпустить. Зато к девяти утра в отделении снова становилось людно. Видимо, как раз к этому времени концентрация возбуждающих веществ в крови алкоголиков и наркоманов достигала уровня, при котором обычно совершают противоправные поступки.

   Полицейский нерешительно отделился от группы толпившихся у дверей товарищей, пришедших вместе с ним. Всякий раз, когда Кори видела большое количество людей в синей полицейской форме, у нее создавалось такое впечатление, словно она случайно забрела в самую гущу спортивной команды, готовящейся к игре в боулинг.

   Кори осмотрела руки полицейского – они плохо сжимались в кулаки после того, как ему «пришлось подраться». Кори с сомнением отнеслась к словам полицейского, что его руки действительно пострадали во время защиты, а не нападения.

   – Так при каких же обстоятельствах вы повредили руки? – спросила Кори у полицейского, но ее прервала медсестра.

   Она протянула Кори медицинскую карточку и сказала:

   – Койка номер три. Там лежит заключенный, пристегнутый к кровати наручниками. Его надо срочно осмотреть.

   Кори пробежала глазами карточку и снова повернулась к полицейскому.

   – Это что, и есть один из ваших «драчунов»? – спросила она.

   – Сопротивление при аресте, док…

   Кори прочла карточку повнимательнее и удивленно подняла глаза:

   – Судя по тому, что здесь написано, этот человек едва жив.

   – Этот парень не человек, док. Он – настоящее животное. На наших глазах он бросил свою подружку в лестничный пролет только для того, чтобы получить возможность удрать через окно с грузом наркотиков.

   О Боже! Сколько раз приходилось ей выслушивать от полицейских подобные истории. Она готова была порой возненавидеть этих людей, выбравших эту ужасную профессию.

   – А где девушка? – спросила она.

   – Не волнуйтесь за нее, док, – ответил полицейский. – Таким, как она, ничего не делается. Они падают как кошки, на них даже не остается синяков.

   – Чего нельзя сказать об этом парне с третьей койки, – возразила Кори.

   Полицейский следовал за ней по пятам.

   – А как же мои руки, док?

   – Попросите кого-нибудь из санитаров проводить вас на рентген, – сказала Кори.

   – А больничный? – настаивал полицейский.

   Кори оглянулась только у кровати с раненым, которого отделяла от них тонкая занавеска.

   – Сначала – результаты снимков, – отрезала она.

   – А как насчет моего арестованного? – Полицейский показал пальцем в сторону занавески. – Когда я смогу его забрать?

   – Если бы это хоть как-то зависело от меня, вы бы не получили его никогда, – ледяным тоном ответила Кори, скрываясь за белой занавеской.

   Видимо, перед ней лежал один из тех, кто падает как кошка, обходясь при этом даже без синяков: у него были разорваны печень и селезенка, рассечена губа, а глаза закрывала гематома настолько, что всю левую сторону его лица не было видно. Кори как можно осторожнее сняла с него покрывало и начала тщательно обследовать, пытаясь обнаружить скрытые переломы и внутренние повреждения. Неожиданно занавески раздвинулись. Подняв глаза, Кори увидела Лотти, свою лучшую подругу по больнице. С нею она познакомилась восемь лет назад, когда только начинала здесь работать.

   – Опять потасовка? – поинтересовалась Лотти.

   Кори снова занялась пациентом.

   – Сопротивление при аресте, – угрюмо ответила она.

   Краем глаза Кори заметила, как недоверие на лице Лотти сменилось ужасом.

   – Пожалуй, разница невелика, – тихонько пробормотала она.

   – Меня так и подмывает сесть и написать об этом куда следует, – покачивая головой, произнесла Кори.

   – Меня больше смущает совсем другое – боюсь, это никак не повлияет на наш бесконечный «роман» с полицией.

   – Не думаю, что стоит ввязываться, – усомнилась Лотти.

   К койке номер три подошли одна за другой несколько медсестер. Все с одинаковым ужасом смотрели на пациента.

   – Что вы думаете по этому поводу, доктор Виатт? – спросила одна из них.

   А что могла она думать? Что в законах этой страны имеется множество больших и маленьких трещин? Что часто преступники становятся жертвами, а жертвы, в свою очередь, становятся всего-навсего объектом статистики? О том, что подобные законы сами толкают людей на преступления?

   – Думаю, что у него перелом левого бедра, – устало произнесла Кори. – Сделайте снимок и поднимайте наверх.

   Кори повернулась к Лотти.

   – Черт возьми, после стольких лет работы пора бы вообще перестать замечать такие вещи, но у меня что-то не получается.

   – Если действительно не получается, наверное, лучше поменять специальность. Например, стать дерматологом и попробовать научиться не слишком страдать при виде больного псориазом.

   – Сегодня ты уже второй человек, который предложил мне переквалифицироваться в дерматологи.

   – Чего я действительно не понимаю, – продолжала Лотти, – так это того, как может человек заставить себя нацепить револьвер тридцать восьмого калибра и патрулировать улицы Нью-Йорка. И все это ради того, чтобы через много лет получить от города мизерную пенсию.

   Кори благодарно улыбнулась. Она была рада, что Лотти попыталась разрядить атмосферу. Милая толстушка Лотти, вечно сидящая на диете! Что касается всего этого бреда про дерматологию, то сама Лотти поступила в свое время совсем наоборот: она перешла в травматологию из ортопедического отделения. И то только после того, как распался ее брак. Лотти надеялась, что после многих часов изнурительной работы у нее просто не будет сил замечать, что осталась одна.

   – Послушай, Кори, – продолжала Лотти. – Парень все-таки жив. Настоящее чудо! Ведь все эти жуткие раны запросто могли привести его прямо в морг.

   – Знаешь что, Лотти, – ответила Кори. – Допустим, я готова смолчать по поводу именно этой жертвы, но ведь таких «чудес» приходится осматривать десятки и сотни.

   – Кори, Кори, – покачала головой подруга. – Все равно тебе надо сделать над собой усилие и перестать принимать так близко к сердцу страдания всех своих пациентов.

   Кори запротестовала.

   – Я так переживаю только из-за тех, кому не светит ничего хорошего в будущем. Что же делать, ведь таких – восемьдесят пять процентов, если не больше.

   – И ты убиваешься по поводу каждого из них, тратишь на это свои нервы? А что же остается для тебя самой?

   – Лучше не спрашивай.

   – Вернее, что остается для Дэнни? – поправилась Лотти.

   В глазах Кори тенью промелькнула боль.

   – Похоже, Дэнни остается гораздо больше, чем требуется ему в последнее время, – пожаловалась она.

   – Он опять уехал на уик-энд? – полюбопытствовала Лотти.

   – Дела… – стараясь сдержать свои чувства, ответила Кори.

   – А когда ты собираешься сказать ему, что беременна?

   – Я рассказала ему перед его отъездом.

   Лотти, прищурившись, внимательно посмотрела на подругу.

   – Ну и как? Он был в шоке?

   Разговаривая, подруги отошли от койки номер три и остановились посреди коридора, отделявшего помещение смотровой от палат, где долечивались пациенты травматологии.

   – В шоке была я после того, как выдавила из себя эту новость, – ответила Кори. – А Дэнни… у меня было такое чувство… Ну, будто он вздохнул с облегчением. Мне показалось, что он обрадовался за меня. Ведь теперь мне будет о ком заботиться, кроме него.

   – Когда ты собираешься брать декретный отпуск? – поинтересовалась Лотти.

   – Вот когда живот вырастет настолько, что я не смогу подойти к операционному столу, тогда просто придется ненадолго прервать работу.

   Лотти хотела сказать что-то еще, но в этот момент санитары вкатили через раздвижные двери каталку с очередным пациентом.

   – Огнестрельное ранение, – констатировала Лотти.

   – Как это оригинально! – мрачно пошутила Кориандр.

   Один из врачей, идущих за каталкой, попытался заглушить шум голосов в коридоре:

   – Две пули в животе! Помогите остановить кровотечение!

   Кори и Лотти подбежали к каталке. Кори быстро зажала рукой входное отверстие одной из пуль, чтобы остановить хлещущую оттуда кровь, а Лотти забросала вопросами врача. Каталку уже успели ввезти в смотровую, и теперь десять, а может, и двадцать человек суетились вокруг.

   – Какого калибра пуля? – допрашивала тем временем Лотти.

   – Не знаю, – растерянно ответил врач.

   – Когда это произошло?

   – Минут двадцать назад.

   Кругом было так шумно, что приходилось чуть ли не выкрикивать и вопросы, и ответы.

   – Принесите сюда вентилятор, – распорядилась Кори, заметив краем глаза, что к ней пробирается полицейский.

   – Заварушка в ресторане. Тридцать жертв, и никто ничего не знает, – кратко разъяснил он ситуацию, прежде чем задать Кори обычный в таких случаях вопрос.

   – Этот парень – кандидат в покойники, док?

   Боже, как надоел ей этот вопрос!

   – Пока ничего не могу вам сказать, – ответила Кори, беря из рук ассистента зажим. – Впрочем, подождите пока с регистрацией убийства, – добавила Кори, измеряя пульс и давление пациента. – Состояние стабилизируется, – крикнула она, обращаясь к своим коллегам.

   Полицейским вечно требовалось, чтобы, даже не осмотрев пациента и не начав с ним работать, врач немедленно сказал, чем кончится дело. Наконец удалось остановить кровотечение, и больного подключили к респиратору.

   – Собираетесь оперировать, док? – спросил полицейский.

   – Оперировать буду не я, а дежурная бригада, там, на втором этаже. – Кори перевела дыхание. – Теперь, пожалуй, я могу сообщить, что этот пострадавший уже не кажется мне кандидатом в покойники.

   Полицейский пожал плечами.

   – Я все-таки поболтаюсь здесь поблизости, – сказал он. – В таких делах все может измениться за одну секунду.

   Полицейский с его страстным желанием дождаться смерти пострадавшего напомнил Кори стервятника. Убедившись, что состояние пациента достаточно стабильно, Кори оставила его на попечение бригады травматологов: они и должны были подготовить несчастного к операции. Отсюда, из смотровой, хорошо были видны несколько процедурных. В одной из них Кори заметила сидящую на столе девицу с голубыми «перьями» и размазанной по лицу косметикой – ту самую, у которой она пыталась вчера вечером отобрать сигарету. Видимо, кто-то все-таки разрешил ей покурить, потому что как раз в этот момент девица стряхивала пепел в маленькую жестяную пепельницу, стоящую у нее на колене.

   – Эй, док, – махнула рукой девица. – Тут где-то, похоже, угробили кучу народа, а?

   Ничего не ответив, Кори повернулась к смотровой. Как раз в этот момент в комнату быстро вошли Стэн и двое его ассистентов. Поток воздуха надул их белые халаты. Эти трое двигались плечом к плечу, не обращая внимания на окружающих. У них был вид людей, только что переживших неприятности и готовых поделиться ими с кем-нибудь еще. Кори сразу поняла, что эти трое явились сюда, чтобы обсудить с ней смерть пациента с перфорированной почкой, который все-таки умер вчера вечером на хирургическом столе. Кори вспомнила предупреждение Стэна: если пациент умрет не в травматологии, а в хирургии, то им не удастся отделаться простым отчетом перед комиссией по смертельным исходам – против них наверняка будет возбужден иск. Стараясь не обращать на вошедших никакого внимания, Кори вернулась к раненому, которого должны были вот-вот перевезти в операционную, и стала проверять интенсивность подачи лекарств, вводимых через капельницу.

   – Почему бы вам не попросить доктора Брюнер закончить с этим больным? – на удивление мягким и спокойным тоном предложил Стэн.

   Кори растерянно взглянула на Лотти и пожала плечами.

   – Пойдемте туда, – предложил Стэн, указывая в сторону небольшой загородки в углу смотровой.

   Кори покорно последовала за врачом. Ассистенты Стэна, следующие за ними чуть позади, старались не встречаться с ней взглядом. Все четверо молча направились в дальний конец смотровой. Однако за загородку зашли только Кори и Стэн.

   – Кори, дорогая, – начал Стэн непривычно вкрадчивым голосом, но тут же осекся и замолчал. Ему явно нелегко было произнести то, что он собирался сказать.

   – Я помогу тебе, Стэн, – спокойно прервала Кори. – Я продолжаю нести ответственность за того пациента независимо от того, что произошло наверху, в операционной. Более того, если тебе будет от этого легче, то еще до того, как я узнаю, что же там все-таки случилось, я дам расписку: окажись я опять в подобных обстоятельствах, я снова сделаю то же самое.

   – Я сейчас не об этом, – в свою очередь, прервал ее Стэн. – Произошел несчастный случай.

   Кори едва сдержалась, чтобы не рассмеяться.

   – Ну конечно, чем же еще можно удивить врача, работающего в этих стенах?!

   Однако она тут же осеклась, взглянув в лицо своего коллеги, выражавшее неподдельное горе. Кори осторожно спросила:

   – Так что же это за несчастный случай?

   – Нам позвонили из Акапулько…

   В одно мгновение Кори почувствовала себя пациентом, у которого разрезали грудь, чтобы сделать операцию на сердце, а потом забыли зашить разрез. Она слышала слова Стэна, но не понимала их смысла.

   – Ваш муж, доктор Виатт, стал жертвой авиакатастрофы, – тихо произнес Стэн.

   «Нет!» Сначала это слово зазвучало в мозгу Кориандр, затем она тихонько прошептала его, потом, встряхнув головой, произнесла громче:

   – Нет!

   Волосы Кори хлестали ее по щекам, шее, подбородку.

   Нет. Глядя на Стэна огромными испуганными глазами, полными слез, Кори все-таки выдавила из себя всего один вопрос:

   – Он жив?

   Доктор глубоко вздохнул и наклонился в ее сторону.

   – Человек, звонивший из Акапулько, назвался Жоржем Видалом и сказал, что он – ваш деверь…

   Но это был не ответ.

   – Он жив? – снова прошептала Кориандр.

   – Он мертв, Кори. Увы, ваш муж мертв…

   Наверное, это закричал кто-то другой. Этот душераздирающий вопль просто не мог вырваться из ее груди. Она ведь сталкивалась с насильственной смертью каждый день. Разве это значит, что сама она и ее близкие должны быть застрахованы от подобных вещей? Господи, разве Стэн забыл, что Кори – одна из тех, кто помогает ликвидировать последствия катастроф, а вовсе не из тех, кто принимает в них непосредственное участие? Дотронувшись до руки Стэна, Кори начала спокойно и рассудительно объяснять ему, почему ничего подобного не может быть. Издали этот разговор выглядел вполне нормальным, если только не вслушиваться в то, что говорила Кори.

   – Как вы не понимаете, ведь мой муж полетел в Акапулько, чтобы встретиться с одним человеком. А тот должен был помочь ему выпутаться…

   Кори казалось, что, если она сумеет спокойно и рассудительно все объяснить, Стэн поймет, что произошла ужасная, чудовищная ошибка. Если она будет держать себя в руках, то сумеет убедить его начать все сначала и перейти к обсуждению смерти вчерашнего пациента. Ведь Стэн пришел сюда именно за этим.

   – Разве вы не понимаете? – умоляюще повторяла Кори. – Ведь если бы что-нибудь случилось, кто-то позвонил бы…

   – Я и пытаюсь объяснить вам, Кори, что нам позвонили. Позвонил ваш деверь, Жорж Видал.

   – Ну, пожалуйста, Стэн. – Теперь Кори душили слезы. – Пожалуйста, не говорите так, возьмите свои слова обратно!

   Но как, как могла она объяснить, что все это было ошибкой? Для этого надо было рассказать им, каким живым был Дэнни, когда держал ее утром в своих объятиях. Когда это было? Вчера? Или позавчера? С тех пор, как она отправилась на дежурство, а Дэнни улетел в Акапулько, прошло сорок три часа. К сожалению, она не могла рассказать Стэну, как они всю ночь напролет занимались любовью, как Дэнни засыпал в ее объятиях, а потом просыпался, и все начиналось сначала. Кори не могла рассказать и того, как шевелились губы ее мужа, повторявшего во сне, как сильно он ее любит. Дэнни твердил ей слова любви до тех пор, пока она не отправилась в больницу. Он говорил еще, что Кори дала ему жизнь, что благодаря ей его существование приобрело смысл. А Кори отвечала, что это он подарил ей мужество, наполнил ее жизнь радостью, и что это он стал ее наваждением, в то время как для него она была всего лишь его слабостью.

   – Мне очень жаль, Кори. О Господи, мне действительно очень жаль. – В голосе Стэна звучали слезы.

   Это действительно был конец. Только сейчас до Кори стало наконец доходить, что ей нечего больше сказать; что остается только повторять про себя бесконечное количество раз: «Он мертв, Дэнни мертв, мой муж мертв», – чтобы понять смысл произошедшего. И все. Очень просто. Вот только она никак не может понять, как это Дэнни вдруг перестал быть красивым, здоровым мужчиной и превратился в эти самые слова: «Он мертв, твой муж мертв…» И никаких, никаких врачебных заключений, никто не подошел к каталке и не спросил: «Этот парень – кандидат в покойники, док?» Просто мертв – и все. Кори никак не могла понять, как могло это случиться именно с Дэнни, с Дэнни, на долю которого выпали такие страшные жизненные испытания и который, преодолев их, сумел начать все сначала.

   Видимо, ассистенты Стэна тоже прошли за загородку, потому что теперь один из них щупал ее пульс, а другой как раз говорил Стэну о том, что нельзя позволять Кори садиться сегодня за руль – кто-то должен отвезти ее домой. И плачущая Лотти тоже была здесь. Как странно, думала Кори, такие вещи обычно происходят не здесь, а в приемном покое, и не с ней, а с другими людьми, с родственниками пострадавших, и пострадавшими всегда были чужие мужья, а не ее Дэнни.

   Решено было, что Лотти отвезет подругу домой, побудет с ней столько, сколько понадобится, и поможет все организовать. Конечно, Кори прекрасно знала, что надлежит делать и как себя вести в подобных обстоятельствах – после того, как внезапно (или даже не так уж внезапно) уходит из жизни человек. Придется заказывать билеты на самолет, паковать чемоданы. Надо позвонить в Акапулько Жоржу, в Буэнос-Айрес отцу. Странно, но все люди, в которых так нуждалась сейчас Кори, были за пределами страны, а Дэнни, она никак не могла в это поверить, Дэнни не было в живых.

   Когда Кори вышла в коридор, рядом с Лотти стоял какой-то незнакомый мужчина. Глаза Кори снова наполнились слезами, которые медленно покатились по ее щекам. Кори невольно прикрыла руками живот, словно защищая от всего происходящего своего будущего ребенка. Лотти представила незнакомого мужчину:

   – Кори, это – Адам Сингер из окружной прокуратуры.

   Кори мельком взглянула на мужчину лет сорока. Она успела отметить, что у мистера Сингера были добрые глаза. Лотти вопросительно смотрела на Сингера, ожидая, что он объяснит цель своего визита, о которой она, точно так же, как Кори, не имела ни малейшего представления.

   – Миссис Видал, – начал Сингер. – Я прошу извинить меня за то, что не созвонился с вами заранее. Но дело в том, что мне необходимо срочно связаться с вашим мужем. Все, что я смог выяснить, это то, что сейчас он в Мексике. Надеюсь, что вы не откажетесь дать мне номер его телефона.

   Кори увидела обескураженное выражение лица подруги.

   – Так вы ничего не знаете? – спросила Лотти.

   Но Кори было просто необходимо произнести это самой, она должна была пройти через это испытание.

   – Мой муж мертв, – громко сказала она.

   Мистер Сингер побледнел.

   – Что-о?

   Лотти обняла подругу.

   – А в чем, собственно, дело? – спросила она у Сингера.

   Адам Сингер лишь смущенно покачал головой.

   – Даже не знаю, как теперь сказать об этом. Я должен был вручить ему повестку для явки в суд в качестве свидетеля. В этом деле тридцать четыре случая подделки банковских счетов и множество других обвинений. Речь идет об исчезновении пятидесяти с лишним миллионов долларов из банка «Интер федерейтед».

5

   Отец держал Кори за руку. Они стояли посреди пыльного дворика рядом с моргом «Санчез» в городке Чилпанцинго, Мексика. Палмер Виатт щурился от яркого солнечного света, заливавшего дворик.

   – Кори, я прошу тебя, не входи туда, девочка моя, тебе не надо смотреть на весь этот ужас, – убеждал дочь мистер Виатт.

   Кори медленно повернула голову. Лицо ее было абсолютно безжизненным, и только в глазах застыло странное выражение: они, казалось, говорили: «Спокойно, Кори, все эти люди просто не знают, о чем говорят. Дэнни Видал никогда просто не мог позволить себе покинуть этот мир, превратившись в кровавое месиво».

   – Я должна опознать Дэнни сама, – твердо сказала Кори. – Если я не сделаю этого, то никогда не смогу поверить в его смерть.

   – Но я настаиваю: не надо так истязать себя, – умолял мистер Виатт. – Твой деверь сам обо всем позаботится. Ведь все равно ты ничего уже не сможешь сделать для Дэнни – все кончено.

   Палмер Виатт был по-прежнему красив и элегантен, хотя темные волосы его начали седеть, в его глазах была одна боль, которую он испытывал, видя страдания своей единственной дочери.

   – Не все, – прошептала Кори.

   «Просто Дэнни нет сейчас рядом», – мысленно добавила она.

   – Я не могу этого позволить, – стоял на своем Палмер, стирая кончиком пальца крупную прозрачную слезу со щеки дочери. Кори внимательно взглянула на отца. Несмотря на свою ненависть к Дэнни, Палмер пришел в трудную минуту.

   – Я люблю тебя, Кори. Все эти три года я думал о тебе каждый день и все время волновался, в порядке ли ты.

   – Я была не просто в порядке, отец, я была счастлива. Я любила Дэнни. Я и сейчас люблю его.

   Мистер Виатт выглядел по-настоящему несчастным.

   – Я все отдал бы только за то, чтобы не видеть твоих страданий, – сказал он. – Чтобы все это никогда не случилось.

   – Как я не хотела, чтобы он уезжал на этот уик-энд! – В голосе Кори дрожали слезы. – Я даже сказала, что не пойду на дежурство, если он останется. Но Дэнни сказал, что все равно меня некому будет подменить в больнице.

   Палмер нежно прижал дочь к себе.

   – Кори, ты не должна обвинять себя в том, что случилось. У меня просто сердце разрывается оттого, что все это выпало на твою долю.

   Он погладил Кори по волосам.

   – Это выпало не на мою долю, отец, это выпало на долю Дэнни. Представь только, что пришлось пережить ему. – Кори душили слезы.

   Палмер нежно гладил рыдающую у него на плече дочь.

   – Пройдет время, малышка, и ты справишься с этим, переживешь это, я обещаю тебе…

   Кори не могла поверить отцу. Ведь ей никогда так и не удалось забыть ничего из того, что было связано с Дэнни Видалом. Кори помнила до мельчайших подробностей и то, как они в первый раз занимались любовью. Помнила все как вчера. Это было в номере элегантного, хотя и немного выцветшего от времени отеля «Тропезон». Кори до сих пор ощущала запах одеколона Дэнни, видела, как он выходит из ванной, завернувшись в полотенце, подходит к ней и обнимает ее. В ушах все еще звучали слова, которые сказал ей Дэнни, прежде чем они легли тогда в постель: «Я никогда не отпущу тебя, Кори. Ты моя навсегда».

   Голос отца вернул Кори к реальности.

   – Твой муж был своего рода фаталистом, Кори. Это было ясно уже тогда, давно, в Буэнос-Айресе, когда он, участвуя в борьбе против хунты, был абсолютно уверен, что с ним ничего не может случиться.

   Кори высвободилась из объятий отца.

   – А ведь он тогда оказался абсолютно прав. Дэнни в то время действительно вышел невредимым из всех испытаний, и все это только ради того, чтобы так нелепо погибнуть в этой катастрофе.

   Кори снова начали душить слезы.

   – Я все время благодарю Бога за то, что тебя не было в этом проклятом самолете.

   – Это судьба.

   Теперь Кори вспомнился разговор с Дэнни в тот последний день.

   Он весьма скептически тогда отнесся к ее словам о том, что судьбы людей начертаны на звездах. Ведь в этом случае все узники Аушвица и Пуэсто Васко должны были родиться под одним знаком зодиака. «И все пассажиры разбившегося самолета», – подумала теперь Кори.

   – Я все время задаю себе один и тот же вопрос, – продолжал Палмер. – Не было ли у Дэнни врагов, способных все это подстроить?

   – Я тоже задаю себе этот вопрос, – тихо сказала Кориандр. – Как ужасно думать об этом…

   – Сейчас трудно что-нибудь предполагать, – продолжал Палмер. – Ведь Дэнни видел демонов везде и всюду, всю жизнь упрямо считая, что, если человек не готов рисковать жизнью ради дела, которому Дэнни посвятил жизнь, этот человек – враг.

   Кори медленно повернулась к отцу.

   – Так, значит, тогда, в Буэнос-Айресе, ты тоже был одним из таких «врагов»?

   Кори тогда даже не приходило в голову задуматься о таких вещах.

   – Я был в совершенно невозможной ситуации… – пробормотал Палмер Виатт.

   Кори закусила губу, попыталась сдержать новый поток слез.

   – Что ж, возможно, если бы ты защитил его тогда, все было бы по-другому, – сказала она.

   – Тогда ты бы осталась со мной? – спросил Палмер.

   – Как же я могла остаться с тобой, если Дэнни уже уехал?

   – Я часто обвиняю себя…

   – Сейчас уже поздно это делать.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Я жду ребенка, – безо всякой связи с темой разговора вдруг сказала Кори.

   Палмер отреагировал на эту новость именно так, как и предполагала Кори – словно речь шла о еще одной смерти, а не о зародившейся внутри нее жизни.

   – И что ты собираешься делать? – в ужасе прошептал он.

   – Любить своего ребенка, – просто ответила Кори.

   – Бедная, бедная моя Кори, сколько тебе придется перенести, совсем одной.

   – Не совсем одной, – поправила она отца.

   – Мне не надо было посылать тебя в Кордову, – грустно сказал он.

   – Это – лучшее, что ты сделал для меня в этой жизни, папа, – тихо произнесла Кори. – Ведь там я встретила Дэнни.


   На огромном поле недалеко от университета Буэнос-Айреса была проведена карательная акция – расстреляны сотни людей. Правительство генерала Виделы утверждало, что эти люди были мятежниками, которые содержались в тюрьме Вилла Девото и учинили там беспорядки. В результате погибло множество солдат и мирных граждан. Однако представители левых сил утверждали, что на этом поле были расстреляны desaparecidos – люди, считавшиеся пропавшими без вести, в то время как на самом деле их нелегально содержали в Вилла Девото. Реакция Вашингтона на эти события была несколько неожиданной. Тогда, видимо, не решились дразнить хунту из-за неблагополучного положения в других регионах земного шара. Именно в это время исламские фундаменталисты угрожали свергнуть проамериканское правительство шаха Ирана, и казалось нецелесообразным создавать еще один очаг антиамериканских настроений, которые, впрочем, и без того усилились в Аргентине. В той обстановке посол США Палмер Виатт и решил забрать свою дочь из университета Буэнос-Айреса и перевести ее в университет Кордовы, где, как ему казалось, было гораздо спокойнее.

   В Кордове, одном из старейших городов Аргентины, было множество церквей, часовенок и обителей, основанных еще иезуитами, францисканцами и кармелитами.

   Самому университету покровительствовали иезуиты. В районе преобладало сельское хозяйство. Что же касается топографии – кругом простирались пампасы и невысокие скалистые горы с редкими островками зеленых равнин. К сожалению, Палмер Виатт не знал, что университет Кордовы является центром антиправительственного движения и штабом партизанских групп левого толка, называвших себя «монтонерос». Однако со стороны Кордова казалась тихой заводью по сравнению с повседневными ужасами Буэнос-Айреса. В течение месяца после расстрела узников Вилла Девото жизнь Кориандр в Кордове действительно была абсолютно спокойной, лишенной каких-либо событий.

   Кориандр сидела в небольшом кафе (boliche) около университета и слушала, как ее знакомый Эрнандо играет на bandoneon. Остальные студенты под его аккомпанемент танцевали танго. Неожиданно Эрнандо перестал играть, и в тот же момент Кори заметила, что к ее столику подходит один из студентов. Она не сразу поняла в чем дело. Подойдя к Кори, юноша плюнул ей в лицо.

   – Фашистка, gringa, – крикнул он.

   К парню присоединились еще несколько студентов. Следуя библейскому завету, а скорее просто не понимая, что происходит, Кори подставила обидчикам другую щеку, но и в нее тут же плюнули. Буквально за несколько секунд кафе превратилось в самый настоящий бедлам – все повскакивали на стулья, выкрикивая самые разнообразные политические лозунги, орали, толкались. Эрнандо соскочил со сцены и попытался пробраться к Кориандр. В этот момент в кафе вошел один из университетских профессоров в сопровождении двух иезуитов. Оценив обстановку, они не стали даром терять времени. Один из монахов пустился усмирять бушующую толпу, скручивая одних и призывая к мирному диалогу других, его товарищ, взобравшись на стол, пронзительно свистел в два пальца. Профессор же быстро пробрался к зажатой в дальнем углу Кориандр.

   – Пойдемте со мной, – произнес он по-английски с мягким аргентинским акцентом.

   Кориандр сразу же узнала профессора экономики. Не дожидаясь ответа, профессор схватил Кориандр за руку и потащил к выходу. Вскоре они оказались на небольшой, мощенной камнем площади перед кафе.

   – Вы вся дрожите, – сказал профессор.

   Каким-то непостижимым образом именно эта фраза положила начало их отношениям.

   Стянув с себя свитер, профессор накинул его на плечи Кориандр.

   – Почему вы всегда так далеко сидите на моих лекциях? – спросил он.

   – Наверное, потому, что боюсь, что другим не будет за мной видно, – пошутила она, удивленная тем, что профессор вообще ее помнит. И затем добавила, как будто это и так не было видно: – Я ведь высокая.

   Профессор улыбнулся.

   – Скажите, не будет ли это поводом для международного конфликта, если я приглашу вас в свой кабинет выпить немного мате?

   Кориандр удивилась еще больше – оказывается, он знает и это.

   – Откуда вы знаете, кто я? – спросила она.

   – Все знают, кто вы, – улыбнувшись, ответил профессор. – Такие новости распространяются здесь очень быстро.

   Он взглянул прямо в глаза Кориандр.

   Неожиданно девушку осенило.

   – Значит, они напали на меня из-за отца? – спросила она.

   Взяв Кориандр за руку, профессор повел ее в свой кабинет, находившийся в здании факультета общественных дисциплин.

   – Просто мы все здесь очень остро реагируем на несправедливость, – сказал он.

   Кориандр резко остановилась и взглянула на профессора.

   – Но при чем тут я?

   – Вы ведь – дочь своего отца.

   – А в чем они обвиняют моего отца?

   – В попустительстве несправедливости. – Взгляд темных глаз этого человека буквально жег Кориандр. – А вы разве никогда не были фанатично преданны какой-нибудь идее?

   Кориандр почувствовала, что краснеет.

   – Не уверена, что мои понятия о преданности идее допускают жестокость и насилие, – сказала она.

   Шагающий рядом профессор внимательно изучал ее.

   – А знаете ли, пожалуй, вас нельзя назвать красивой в обычном смысле этого слова, – вдруг произнес он.

   Удивление боролось в Кори с раздражением.

   – А какое это имеет отношение ко всему остальному? – недоуменно спросила она.

   Ответ профессора Видала и на этот вопрос не грешил избытком логики и здравого смысла.

   – Если бы вы не были столь привлекательны, я подошел бы к вам еще месяц назад.

   – Я вас не понимаю…

   – А так пришлось дожидаться момента, когда вам потребовалась помощь.

   – Но откуда вы знали, что такой момент должен наступить? – спросила Кориандр, чувствуя, как у нее невольно перехватывает дыхание.

   – Это всего лишь был вопрос времени. Рано или поздно вы попали бы в сложное положение или же оно само нашло бы вас. – Профессор улыбнулся. – Спасая вас от разъяренной толпы, я был уверен тем не менее, что не получу от ворот поворот.

   Что-то в словах этого человека коробило Кориандр, как-то странно тревожило, беспокоило ее.

   – Означает ли все это, что ваши радикальные взгляды на несправедливость не вполне соответствуют вашей сексуальной ориентации?

   На этот раз остановился Дэнни. Восхищенно взглянув на Кориандр, он произнес:

   – Браво, сеньорита Виатт. Что ж, возможно, вы не очень красивы, зато определенно умны. – Он снова взял Кориандр за руку. – Хотя не следует особенно удивляться этому факту, если вспомнить, что у вашего отца хватило ума пережить целых три американских правительства.

   – Интересно, за какое же из этих правительств мне плюнули сегодня в лицо? – спросила Кориандр, в упор глядя на профессора.

   – У нас еще будет время обсудить эти причины, – ответил Дэнни, поправляя свитер на ее плечах.

   Кориандр отстранилась.

   – То, что только что произошло, нельзя оправдать ничем.

   – Если вы не готовы понять, чем вызваны злоба и страх этих людей, то вы никогда не поймете причин происходящего на моей несчастной родине.

   – Вся эта сцена была бесполезна и направлена не по адресу. Это ведь никого не помогло спасти…

   – Зато это ярко демонстрирует, с какой взрывоопасной ситуацией мы имеем дело.

   – А если бы всех этих молодчиков погрузили в машину и отправили в тюрьму?

   – Это было бы еще одним проявлением проклятья, тяготеющего над этой страной.

   – Нет, – возразила Кориандр. – Это было бы проявлением еще одной чудовищной глупости. Ведь причиной их ареста послужила бы я, а моя вина всего лишь в том, что я – дочь своего отца.

   – Какой бы ни была причина, еще несколько невинных жертв исчезли бы в подвалах хунты.

   – А вы собираетесь жертвовать человеческими жизнями, чтобы получить доказательства их несправедливости?

   – Я не могу диктовать людям, что они должны думать и чувствовать. Я здесь только для того, чтобы поддержать их.

   – Видимо, на этом кафе повесят мемориальную доску, а возможно, и улицу назовут в честь сегодняшнего происшествия. А любопытным туристам будут объяснять, что именно здесь плюнули в лицо дочери американского посла и устроили драку, в которую пришлось вмешаться полиции.

   – Что ж, это лучше, чем если инцидент останется незамеченным.

   – Лучше – спасать реальные человеческие жизни, чем плодить мучеников.

   – Чисто американский прагматизм. – Профессора явно забавлял этот спор. – Возможно, вам стоило бы заняться изучением абстракций и символов.

   – В смерти нет ничего ни абстрактного, ни символического. Поэтому когда ради абстрактной злости и символического гнева жертвуют человеческими жизнями, это – еще одна победа хунты.

   – Тот, кто не принимает активного участия в борьбе, всегда крайне подозрителен. Вы ведь понимаете, что у хунты везде свои шпионы.

   – А может, все-таки не стоит считать верность идее генетической чертой, присущей человеку с рождения? – Глаза Кориандр гневно сверкнули.

   Профессор посмотрел на нее с молчаливым восхищением.

   – И почему вы молчали раньше?

   – Вы полагаете, аудитория стала бы аплодировать мне стоя?

   Профессор улыбнулся.

   – А почему вы ни разу не пришли ко мне? Здесь прекрасно меня знают…

   – Но ведь и меня, судя по всему, здесь тоже очень хорошо знают.

   – Ничего, сеньорита Кориандр Виатт, – сказал он. – Мы потеряли всего месяц. Месяц из долгой человеческой жизни. Это не такая уж большая потеря.


   Итак, этого человека звали Дэнни Видал, и он преподавал экономику в университете Кордовы. Хотя, разумеется, главным занятием Дэнни было свержение хунты. Он был одним из лидеров монтанерос.

   Не только во время лекций, но и после них, ораторствуя в каком-нибудь кафе, он бросал вызов и высмеивал своих врагов. Иногда он всячески помогал студентам как можно лучше продемонстрировать полученные знания, но бывало и так, что он доводил их до слез, придираясь к каждому слову в ответе.

   Дэнни вовсе не был красив, но его чувственность и мужественная внешность бросались в глаза. Хотя, если кто-то пытался сойтись с ним ближе, чем ему хотелось, Дэнни немедленно прятал свой бурный темперамент под маску равнодушия. Дэнни был примерно одного роста с Кориандр, у него были широкие плечи и узкие бедра, очень выразительные черты лица, руки на удивление крупные для человека его комплекции. Он был смугл и темноволос, и лишь кое-где в его густых черных волосах пробивались седые прядки. Кориандр подумала, что когда Дэнни совсем поседеет, то будет выглядеть очень солидно. Неизвестно было, однако, доживет ли он до этого времени. Мягкий голос Дэнни с легким аргентинским акцентом был голосом, словно предназначенным соблазнять женщин. У Дэнни Видала была репутация человека, который ничего в этой жизни не пропускал и ничего не отрицал. Что касается отношений с женщинами, то было известно, что занять место в его сердце гораздо труднее, чем в его постели. Это делало профессора еще более загадочным.

   Например, всем было известно о связи Дэнни Видала с Алисией Морена. В мужчине, спавшем с женщиной, впоследствии расстрелянной хунтой, было нечто непостижимо привлекательное. Тем более что женщина эта пострадала за свои левые взгляды и была известной красавицей-актрисой. Связь с такой женщиной делала Дэнни еще более желанным для большинства девушек, с которыми ему приходилось сталкиваться. Алисию Морена арестовали по обвинению в подрывной деятельности прямо на сцене драматического театра Буэнос-Айреса. Что ж, в одном они были правы – Алисия действительно боролась за свержение хунты. Два с половиной месяца никто ничего не знал о судьбе несчастной женщины. Когда же слуги режима решили, что она может им пригодиться только для того, чтобы показать на примере, что бывает с теми, кто борется с правительством, ее, избитую, изнасилованную, едва живую, выбросили на ходу из «форда-фалькона». Несчастная умерла на руках Дэнни Видала. Тем же вечером во время тайного собрания Дэнни произнес прочувствованную речь о том, что все, любившие Алисию, по крайней мере знают, что с ней произошло, чего нельзя сказать о тысячах других аргентинцев, которые так никогда и не узнают, что случилось с их друзьями, семьями, любимыми…


   Когда они пришли в кабинет Дэнни, он жестом указал Кориандр на стул, а сам занялся приготовлением мате – национального аргентинского чая с травами, который заваривают в выдолбленной тыкве и пьют через специальную соломинку. Приготовив заварку, Дэнни подвинул стул и сел рядом с Кориандр. Отпив немного, он передал соломинку девушке.

   – Теперь вам теплее? – спросил Дэнни.

   Кориандр кивнула, внимательно глядя ему в лицо.

   – Так объясните же, почему антиамериканские настроения непременно должны быть направлены против членов семьи Виатт? – напомнила она.

   Когда Дэнни заговорил, голос его показался Кориандр усталым.

   – Когда выбрали Картера, все мы надеялись, что американцы изменят свою политику в отношении нарушения прав человека в Аргентине. А потом, когда не последовало никаких изменений политического курса и вашего отца снова назначили послом, оказалось гораздо проще обвинять в этом его, а не безликих, никому не ведомых бюрократов из Вашингтона…

   – А вам не приходило в голову, что моего отца оставили здесь только потому, что он вхож во многие дома аргентинских политиков, закрытые для всех остальных? – Кориандр не узнавала собственного голоса.

   – Вы говорите о людях хунты или о их жертвах?

   – И о тех, и о других.

   – Непохоже, что вашего отца интересовали жертвы…

   – Это неправда.

   – Но он ведь не сделал ни одного официального заявления против бесчисленных актов насилия…

   – Только потому, что он не может говорить от собственного имени. Он обязан действовать только с одобрения Вашингтона.

   – Вот мы и подошли к еще одному интересному вопросу – а почему же Вашингтон не выступит против хунты?

   Дэнни внимательно смотрел на девушку.

   – Разве у вас нет знакомых, которые могли бы вам это объяснить? Например, из госдепартамента? – спросила Кориандр.

   – Обещания, сплошные обещания – вот все, что мы получаем от наших добрых друзей из Вашингтона. Вот почему мы пытались связаться с вашим отцом. К сожалению, до него невозможно добраться.

   Неожиданно Кориандр пришла в голову интересная мысль.

   – А вы действительно хотели бы встретиться с моим отцом? Если так, вы можете пойти вместе со мной в посольство на рождественский прием.

   – Это что – официальное приглашение? – насмешливо спросил Дэнни.

   – Да, – почти прошептала Кориандр, вдруг ужаснувшаяся тому, что наделала, – как могла она пригласить этого человека в посольство, даже не спросив разрешения у отца?

   Дэнни несколько секунд внимательно изучал ее лицо.

   – Хорошо, – сказал он наконец. – Но при одном условии.

   – И что же это за условие?

   В глазах Дэнни появился озорной блеск.

   – Вы будете танцевать только со мной и сами представите меня отцу.

   – Но это уже два условия.

   Дэнни улыбался, не сводя взгляда с губ девушки. Кориандр поежилась.

   – Вам что, опять холодно? – спросил Дэнни.

   Девушка молча покачала головой.

   Дэнни прошел в другой конец комнаты, зажег несколько свечей, стоявших на письменном столе. Снова сел рядом с Кориандр, в опасной близости от нее. Он легонько коснулся щеки девушки.

   – На что вы хотели бы поспорить, что я уже успел в вас влюбиться?

   – Проиграете… – прошептала Кориандр.

   – Я никогда не проигрываю.

   Наклонившись к Кориандр, он прижался губами к ее губам и почти сразу же отстранился. Кориандр закрыла глаза, ожидая продолжения. Когда же продолжения не последовало, она вновь приоткрыла глаза и увидела, что Дэнни Видал смотрит на нее с нежностью и желанием. Он снова поцеловал девушку, на этот раз уже более страстно и настойчиво. У Кориандр кружилась голова.

   – Что со мной происходит? – прошептала она, когда губы их разомкнулись.

   – Пока я рядом с вами, мисс Кориандр Виатт, с вами никогда ничего плохого не произойдет. Я обещаю…

   Дэнни Видал, в общем, сдержал свое обещание, но только он так редко был рядом, что вряд ли можно было на него рассчитывать.

   К Рождеству генерал Видела приказал отправить в тюрьмы еще две тысячи мирных граждан, Палмер Виатт устроил в посольстве шикарный праздничный прием, а Кориандр Виатт стала любовницей Дэнни Видала.

   Той весной женщины в белых косынках пикетировали Плаза де Майо – одну из центральных площадей Буэнос-Айреса. Каждая держала перед собой плакаты с именами своих пропавших без вести детей и внуков. «Где они? – спрашивали они. – Где они, где наши дети?»

   Женщины, проходя под окнами Каса Росада, которые выходили прямо на площадь, пытались привлечь к себе внимание заседавших в здании генералов. Вспоминая потом эти пикеты, Кориандр говорила, что Плаза де Майо напоминала тогда скорее стационар для приходящих больных, чем место встречи всех несчастных, так или иначе пострадавших от ужасов режима. К тому времени Кориандр уже пыталась помогать Дэнни Видалу в его борьбе за свержение хунты. Она размножала листовки и списки исчезнувших студентов, а иногда просто подавала кофе на собраниях заговорщиков.

   А летом Дэнни неожиданно объявил, что оставляет работу в университете и отправляется в Буэнос-Айрес, где ему предложили возглавить банк «Кредито де ла Плата». Незадолго до этого он как бы между прочим сообщил Кори, что в их отношениях пора поставить точку.

   – И помни, пожалуйста, – сказал Дэнни на прощание, – я всегда любил тебя, Кори, и буду любить.

   После отъезда Дэнни ни разу не дал о себе знать. На звонки Кори никто не отвечал, ее письма возвращались нераспечатанными.

   К осени до Кори дошли слухи, что правительство закрыло банк, директором которого стал Дэнни, и арестовало всех руководителей по обвинению в мошенничестве. Банк был создан для отмывания денег монтанерос. Дэнни удалось скрыться. Ходили слухи, что он перебрался на Кубу, но точно никто ничего не знал. Или не хотел говорить.

   Спустя несколько лет, в восемьдесят четвертом году, Кори Виатт переехала в Бруклин. Она была уже вполне приличным специалистом и привезла с собой из Кордовы отвращение к человеческим страданиям и разбитое сердце. Кори по-прежнему любила единственного мужчину в своей жизни – Дэнни Видала. Не то чтобы ей не понравилось работать в Бруклинской больнице. Здесь было совсем неплохо. К тому же здесь, в Бруклине, если в тебя плевали, можно было что-то предпринять в ответ, а не сидеть, не решаясь самой плюнуть в обидчика.


   Сейчас, направляясь к длинному невысокому зданию морга с оштукатуренными стенами, Кори будто чувствовала на губах вкус поцелуев Дэнни, будто видела перед собой его улыбку, которая всегда рождалась в уголках его губ, – о, сколько раз целовали они Кори! Его улыбка обнажала безукоризненно белые зубы. «Это чтобы лучше тебя скушать, дитя мое»…

   Высоко подняв голову, с рассыпанными по плечам волосами, нахмурив брови за темными стеклами очков и глядя прямо перед собой, Кори Виатт шла прямо к аду, где в нескольких емкостях на огромном столе – о Боже, это видение все время стояло у нее перед глазами – лежало разорванное на мелкие кусочки тело Дэнни, которое ей предстояло опознать и забрать. Кори с трудом сдерживала рыдания.

   – Мне не надо было посылать тебя в Кордову, это была плохая затея, – повторил Палмер Виатт.

   – Ужасная идея, – согласилась Кори. По щекам ее снова побежали слезы. Остановившись, она положила голову на плечо отца.

   У дверей морга лаяли собаки. Несколько мужчин поздоровались друг с другом с совершенно беззаботным видом, словно они находились не перед моргом, а где-нибудь в ресторане на Авенида Корриентас в Буэнос-Айресе. К Кори и Палмеру направился сутулый мужчина в сером костюме с профессионально-соболезнующим выражением на лице.

   – Буэнос диас, сеньора Видал, – сказал он, подойдя поближе. – Я – Энрике Санчес, владелец похоронного бюро Чилпанцинго.

   Санчес протянул Кори костлявую руку, которую она предпочла не пожимать. Стараясь загладить нелюбезность дочери, Палмер Виатт энергично потряс руку Санчеса своей холеной рукой, привыкшей за многие годы дипломатической карьеры отвечать на ничего не значащие и никому, в сущности, не нужные рукопожатия.

   – Я – Палмер Виатт, отец сеньоры, – объяснил он владельцу похоронного бюро. – Думаю, вы понимаете, каким шоком стала для нас всех эта катастрофа. Я прошу вас, насколько это возможно, свести к минимуму все бюрократические процедуры.

   – Я уже говорила с кем-то из ваших служащих, – словно очнувшись, произнесла Кори.

   – Да, с вами говорил Анунцио, наш клерк.

   – Он сказал, что опознавать, в общем-то, почти нечего, – сказала Кори, невольно содрогнувшись от собственных слов.

   Санчес взглянул на Палмера и снова повернулся к Кори.

   – Это правда, действительно почти нечего, – грустно сказал он.

   Кори опять начала дрожать. Дрожь от кончиков пальцев распространялась по всему телу. Кори было холодно. Невыносимо, чудовищно холодно. Ей страстно хотелось одного – чтобы сильные руки Дэнни обняли ее за плечи и прогнали, навсегда прогнали этот холод.

   – Я очень прошу вас, сеньор Санчес, пожалуйста, – глубоко вздохнув, сказала Кори. – Вы должны мне объяснить.

   Санчес заговорил удивительно быстро, словно ему хотелось побыстрее избавиться от имеющейся у него информации и перейти к следующей стадии процедуры.

   – Видите ли, катастрофа произошла ночью, а в этом районе бродят волки… И, конечно, местные крестьяне… – Мужчина пожал плечами. – Обломки самолета были разбросаны в радиусе пятидесяти миль, так что, сами понимаете, что касается бумаг и багажа, их было практически невозможно обнаружить.

   Кори казалось, что она медленно, но верно, шаг за шагом погружается в безумие.

   – Так что же тогда осталось, что я должна опознать? – дрожащим голосом спросила она.

   Палмер крепко прижал Кори к себе.

   – Дорогая, прошу тебя, не надо…

   Но Кори не обратила ни малейшего внимания на слова отца.

   – Ответьте же, мистер Санчес, – потребовала она.

   Владельцу похоронного бюро было явно не по себе под взглядом Палмера Виатта.

   – Нельзя начинать детальное расследование до тех пор, пока не будут установлены личности погибших.

   Чуть замявшись, Санчес продолжал:

   – Видите ли, сеньор Жорж Видал уже опознал некоторые фрагменты тела, но нам нужен еще один человек, чтобы… – Он снова замялся. – Мы надеялись, что сеньора Видал могла бы… – Санчес беспомощно поднял глаза к небу.

   Все это страшный сон. Однако все происходило именно так, как предполагала Кори.

   – Мой голос решит исход голосования, да? – В голосе Кори зазвучала горькая ирония. Действительно, как просто: белый шар – черный шар.

   – Если бы вы могли, – с облегчением воскликнул Санчес.

   Палмер попытался что-то сказать, но Кори снова прервала отца.

   – Кому принадлежит эта идея, сеньор Санчес? – вежливо спросила она.

   – Это идея Жоржа Видала. Видите ли, сеньора Виатт, у нас там семьдесят пять фунтов останков, которые мы разделили на три части и поместили в три отдельные емкости. В подобных случаях единственный способ опознать жертву – это действовать методом исключения.

   Если бы Кори могла посмотреть на всю эту ситуацию со стороны, то она, пожалуй, показалась ей достаточно интересной с профессиональной точки зрения. Весьма оригинальная идея – разделить перемешавшиеся останки трех человек на три части – два пилота и один пассажир, ее муж. А если их случайно поделили на неравные части, то всегда можно сослаться на то, что при жизни все они тоже имели разный вес. Кори слушала и двигалась почти машинально.

   – Сеньор Санчес, я ведь врач, – сообщила она, хотя сейчас это не имело особого значения: Кори все равно была абсолютно неспособна взглянуть на ситуацию со стороны, как обычный врач. – Так как же все-таки я пойму, что в этой катастрофе погиб именно мой муж, если нет ни фрагментов скелета, ни зубов, ни отпечатков пальцев?

   С силой втянув в себя щеки, Кори прикусила их зубами. Через несколько секунд она почувствовала вкус крови во рту. И тут же вспомнила, как однажды они с Дэнни целовались так долго и исступленно, что наконец почувствовали вкус крови друг друга.

   – У нас есть одна довольно целая часть тела, – почти прошептал Санчес.

   Кори захотелось крикнуть в лицо этому человеку: «И что же это за часть тела? Какие именно части тела нужны для того, чтобы с твоей противной рожи никогда не слезла эта высокомерная сочувственность человека, у которого всегда есть то, что требуется клиенту, – будь то глазетовый гроб или части тела, необходимые для опознания?!»

   – И какая же это часть тела? – с трудом выговорила она.

   Палмер снова открыл было рот, все еще надеясь взять ситуацию под свой контроль, но Кори опять не дала ему произнести ни слова.

   – Так что же это за часть тела? – В голосе ее явственно зазвучали истерические нотки.

   – Торс, – запинаясь, промямлил Санчес. – Единственное, что не было разорвано на куски…

   «Хочу тебя, люблю тебя, ты нужна мне…» Как же, черт побери, так получилось, что Дэнни улетел в Акапулько на частном самолете, а оказался в частном морге?

   – Так, значит, я должна опознать его по торсу? – переспросила она.

   – Да… м-м-м… да, – бормотал незадачливый похоронщик. – Насколько мне известно, сеньор Жорж Видал договорился о кремации, так что, как только вы подтвердите опознание…

   – Что-о-о?!! – не выдержал Палмер Виатт.

   – Кремация? – удивленно переспросила Кори. Она была уверена, что ослышалась.

   – Только чтобы свести к минимуму бюрократические процедуры, – беспомощно забормотал Санчес. – Видите ли, ваш муж ведь иностранец, а в этом случае возникают определенные сложности… Придется заполнить множество бумаг, чтобы разрешили вывоз тела… – Он пожал плечами. – А пепел – это… это…

   – Это ничто, – продолжила Кори.

   Она была уже на грани обморока.

   – Моя дочь потрясена, – сказал Палмер Виатт, – я же возмущен. Как посмели вы или кто-либо другой принять подобное решение, даже не посоветовавшись с моей дочерью? Она ведь жена Дэнни Видала!

   Несмотря на загар, лицо Кори стало абсолютно белым. Хотя даже в своем теперешнем состоянии Кори не смогла не заметить горькой иронии, содержащейся в последних словах отца – впервые за много лет он защищал право Кори считаться женой Дэнни Видала. Правда, теперь ему было гораздо легче признать этот факт – ведь титул жены Дэнни Видала уже стал фактом прошлого.

   – Так где же останки погибших? – спросила Кори.

   – Идите сюда, сеньора, – произнес Санчес, отступая назад. – Прошу меня простить, я был уверен, что вы в курсе…

   Пятясь назад, Энрике Санчес продолжал извинения и слова утешения. Кори не сомневалась, что ему приходилось исполнять этот танец сотни раз. В этом деле он достиг настоящего совершенства – ведь надо было умудриться не споткнуться о торчащие из-под земли корни деревьев, не налететь на сами деревья или на столб с указателем, который сообщал посетителям, что они прибыли в похоронное бюро Санчеса. Наверное, для того, чтобы не дай Бог кто-нибудь не перепутал это заведение с баром или мотелем. Когда Санчес наконец исчез за углом, Кори решительно объявила:

   – Я иду туда.

   – Позволь мне хотя бы пойти с тобой, – попросил Палмер.

   – Я сама, – коротко отрезала Кори.

   Резко повернувшись, Кори направилась к обшарпанному зданию морга.

   В тускло освещенном коридоре Кори попала в объятия Жоржа Видала. Лицо его, всегда напоминавшее Кори личико херувима, сейчас было мокрым от слез и выражало невыносимое горе, а курчавые черные волосы были растрепаны. Кори чуть отстранилась, чтобы не прикасаться к Жоржу. По бетонной стене, на которую упал взгляд Кори, ползли три огромных таракана.

   – Кори, дорогая, какое горе! – рыдал Жорж. – Я ведь встречал Дэнни в Акапулько. Мы ведь собирались сделать тебе сюрприз – купить шикарную виллу.

   – Какая еще вилла? – спросила Кори. – Дэнни мне не сказал, что летит на встречу с тобой.

   – Это был сюрприз. Он хотел сделать тебе сюрприз, купив эту виллу. Мы договорились, что я встречу его, когда он звонил из Хьюстона.

   – Но он ведь должен был встретиться с кем-то по поводу банка…

   Жорж несколько запутался.

   – Да нет же, дорогая, по поводу виллы.

   Все это выглядело абсолютно нелепым: ведь Дэнни обязательно рассказал бы ей о вилле. Он никогда не купил бы дом, не обсудив этого с ней, даже ради того, чтобы сделать ей сюрприз. И еще одно казалось абсолютно неправдоподобным.

   – А что он делал в Хьюстоне? – ледяным голосом спросила Кори.

   – Самолет залетел туда на дозаправку, – ответил Жорж.

   – И он вышел из самолета, чтобы позвонить тебе?

   Это тоже казалось абсолютно лишенным смысла.

   – Si, querida, я должен был отвезти Дэнни в отель, а утром мы собирались заехать в контору по торговле недвижимостью.

   Но гораздо больше, чем мифические виллы и телефонные звонки, Кори интересовало сейчас намерение Жоржа уничтожить то немногое, что осталось от ее мужа.

   Кори продолжала разговор все в том же безукоризненно-вежливом тоне, хотя отношения между ней и деверем всегда были весьма натянутыми. Жорж окончательно потерял право на уважение Кори, когда оставил жену и троих детей ради второсортной кинозвездочки, которую вскоре тоже бросил. Затем последовали романы с актрисами и манекенщицами. Их всех Жорж бросал довольно некрасиво – одна из них, кажется, даже была беременна.

   – Ты не можешь приказать сжечь его. – В голосе Кори звучали жалобные нотки, которые она всегда так ненавидела. – Ты не можешь этого сделать.

   – Разве Санчес не объяснил тебе?

   – Мне не нужны никакие объяснения. Не смей трогать моего мужа.

   – Но от него ведь ничего не осталось! – простонал Жорж.

   Последние силы, помогавшие Кори держать себя в руках, неожиданно оставили ее.

   – Неважно, осталось или не осталось! – Голос ее дрогнул, и Кори разрыдалась. – Я не разрешаю тебе даже подходить к нему!

   – Но Кори, я уже обо всем договорился, – настаивал на своем Жорж. – Я ведь сделал это для тебя, чтобы тебе не надо было оформлять все эти бесконечные бумажки. Ведь тебе и без этого тяжело…

   – Но почему, – выкрикнула Кори, – почему ты так уверен, что это действительно Дэнни? Почему, на каком основании?

   – Кусок груди, – вяло пробормотал Жорж. – Они показали мне кусок его груди.

   Кори сделала шаг вперед и испытала даже что-то вроде удовольствия, когда Жорж отступил перед ней.

   – Ты не сделаешь. Ты ничего не сделаешь, потому что ты не имеешь права. Только я имею право.

   Жорж стоял молча и немигающими глазами смотрел на свою невестку. Кори быстро прошла мимо деверя…

6

   Сначала Кори ударил в нос удушливый запах. Не то чтобы этот запах был ей не знаком. Когда-то, еще студенткой, она проходила практику в крематории. Кори на всю жизнь запомнила запах горящей плоти – будто запах подгоревших бараньих котлет. Тогда она перенесла все достаточно спокойно. Однако сейчас ее чуть не вырвало. Раскрыв сумочку, Кори достала носовой платок и прижала его к лицу. Оглянувшись, она увидела выложенный кафелем пол, обшарпанные стены, ржавые трубы вдоль одной из них, сломанные стулья, сваленные у другой. Кори вспомнила, как однажды в больнице ей пришлось извлекать из чрева матери мертвого ребенка.

   Стараясь дышать часто и неглубоко, Кори сосредоточила свое внимание на столе посреди комнаты. Вот Дэнни. Вернее, вот они – ведь в каждой емкости, возможно, вместе лежат останки всех троих погибших. На всех трех емкостях висели таблички. Ну да, конечно, – номер, имя, подпись патологоанатома. Три емкости – три жертвы: два пилота и один пассажир. Стараясь унять дрожь, Кори взглянула на лампы дневного света, висящие на потолке. Она тихо плакала, прижав к лицу платок, а потом заметила стоящего напротив мужчину. Рот и нос мужчины тоже были закрыты платком, под которым угадывалась гримаса отвращения. Кори показалось, что она уже где-то видела этого человека.

   – С вами все в порядке? – спросил он.

   Чертовски уместный вопрос!

   – Кто вы? – спросила Кори.

   Мужчина указал рукой в сторону выхода.

   – Давайте сначала выйдем отсюда.

   Но Кори уже ничего не видела и не слышала. Глаза ее были прикованы к изуродованному куску заросшей волосами человеческой груди. Зрелище было чудовищным. Кори никогда не видела ничего подобного. Ей показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Она закрыла глаза. Мужчина быстро обошел вокруг стола, поддержал Кори и повел к выходу. Когда они оказались в коридоре, Кори узнала наконец этого человека – это был тот самый детектив из конторы окружного прокурора, который пришел к ней в больницу с повесткой для Дэнни. Кори все еще не могла говорить под впечатлением только что увиденного – этих бесформенных груд изуродованной плоти, бывших когда-то тремя живыми людьми. Все были уверены, что одним из этих людей был ее муж, но то, что увидела Кори, не имело никакого отношения к Дэнни. Она, конечно, знала каждый сантиметр тела мужа, но эту грудь, но этот обрубок грудной клетки, лежащий в одной из емкостей на столе, Кори видела впервые.

   Глубоко вздохнув, она спросила:

   – Что вы здесь делаете?

   Разве мог он объяснить это несколькими словами, а даже если бы мог – все равно Адам думал только о том, как красива эта женщина, как идет ей траур, как уязвима и трогательна она сейчас, еще более несчастна, чем тогда, в больнице. Адам прекрасно понимал, что должен думать совсем о другом и что он не имеет права испытывать подобные чувства.

   – Кажется, вы меня узнали, – произнес он.

   – Да, повестка, – коротко сказала Кори, глядя на лампы дневного света и все еще пытаясь сдержать подступавшие слезы. – Теперь немножко поздно ее вручать, не правда ли?

   – Разумеется, – смущенно пробормотал Адам, качая головой. – Послушайте, мне очень жаль…

   Ему действительно было очень жаль, очень стыдно, что он должен был разыскивать мужа этой несчастной женщины. Он был хорошим парнем, этот Адам Сингер, – скромным, порядочным, вдумчивым. Весьма необычные качества для человека, который начал свою карьеру полицейским и учился по ночам в юридическом колледже, мечтая через несколько лет стать следователем по особым поручениям в окружной прокуратуре Манхэттена.

   – Не могли бы мы выйти из этого ужасного места и поговорить? – спросил Адам.

   Тупо глядя на носки своих черных туфель, Кори позволила ему вывести себя из морга. Кори остановилась и приготовилась выслушать Адама Сингера.

   – В окружной прокуратуре не уверены, что ваш муж действительно мертв, – сказал Адам.

   Он внимательно наблюдал за реакцией Кори. Однако она стояла абсолютно неподвижно, только в глазах ее застыло напряженно-вопросительное выражение.

   Адам продолжил.

   – Меня послали сюда, чтобы провести официальное опознание тела, но, как видите, опознавать, собственно, нечего.

   – Но если мой муж жив, то кто же тогда лежит там, на столе?

   – Не знаю, – честно признался Адам. – Но я надеюсь кое-что выяснить…

   – И если это не мой муж – то что же случилось с ним на самом деле? – Голос Кори дрожал. Глядя на нее, Адам пожалел, что именно ему поручили это дело.

   – Все, что мне известно, – это то, что у вашего мужа были большие проблемы, связанные с бизнесом.

   Выражение лица Кори ясно давало понять, что нужно было быть сумасшедшим, чтобы считать неприятности Дэнни с бизнесом причиной его исчезновения.

   – Так вот почему вы считаете, что Дэнни жив? – догадалась Кори.

   Адам глубоко вздохнул.

   – Видите ли, это были не просто неприятности. Вашему мужу собирались предъявить серьезные обвинения в мошенничестве и воровстве.

   – И этого, по-вашему, достаточно, чтобы утверждать, что Дэнни решил исчезнуть и заставить меня пройти через все это? – Кори чувствовала, как в ней закипает ярость. – Как жестоко просто предположить такое! Это – жестокая глупая ложь.

   Она повернулась, чтобы уйти.

   – Я понимаю, для вас это настоящий шок, но дайте мне по крайней мере возможность объясниться, – попросил он.

   Но Кори молча пошла вперед.

   – Вы просто ничего не понимаете, – сказала она.

   – Послушайте, я все прекрасно понимаю. И я знаю, как вам тяжело, в каком вы сейчас состоянии…

   Кори вырвала у Адама руку. Однако она колебалась, не зная что делать: скорее избавиться от этого человека или все-таки выслушать его до конца.

   Кори все-таки остановилась.

   – Что вы хотите от меня? – спросила она, посмотрев прямо в лицо Адама.

   Больше всего на свете Адам хотел бы сейчас обнять и утешить эту женщину. Ему больно было смотреть, как дрожат от сдерживаемых рыданий губы Кори. Дожив до сорока лет и проработав десять лет полицейским, Адам старался быть равнодушным при виде хорошеньких женщин, которых постигло несчастье. Цинизм был своеобразной составной частью его профессии, а жалость и сострадание – непозволительной роскошью. Однако сейчас Адам понял, что так и не сумел стать таким бесчувственным, как ему хотелось.

   – Помогите мне докопаться до истины и не спрашивайте почему – это очень просто. – Адам торопился, понимая, что у него есть только один шанс убедить Кори. Если он запнется или замолчит, она не даст ему заговорить второй раз. – Ведь даже если существует один процент из ста, что ваш муж жив, его надо использовать. И если я смогу его найти или хотя бы доказать, что он ходит где-то по земле, а не лежит на этом жутком столе, то вы с радостью примете эту новость, пусть даже она и означает, что его будут судить. Пусть это жестоко, пусть безумно, но для вас это единственный шанс узнать правду.

   Теперь Кори внимательнее пригляделась к Адаму. Он был в джинсах и потрепанном пиджаке, из кармана которого выглядывал уголок носового платка. Кори отметила про себя, что у этого человека, пожалуй, некий врожденный шарм. От него веяло уверенностью в собственных силах и возможностях. Светло-каштановые волосы, немного курносый нос и ярко-голубые глаза, смотревшие прямо в лицо собеседнику. Он был высок, широкоплеч и походил скорее на спортсмена, чем на следователя по особым поручениям. Неожиданно Кори ощутила необъяснимое желание, чтобы этот человек заставил ее забыть обо всем, отрешиться от боли и скорби, караулящих ее на каждом углу в этом мире. Кори лишь покачала головой.

   – Я не верю, – прошептала она. – Не верю ни единому вашему слову.

   – Уделите мне еще пятнадцать минут, – прошептал в ответ Адам.

   В глазах Кори стояли слезы.

   – Где вы остановились? – нерешительно произнесла она.

   – В «Парадоре».

   И снова он еле удержался, чтобы не коснуться милого печального лица этой женщины.

   – Давайте встретимся в семь часов в ресторане отеля, – сказала она тихо и печально, прежде чем повернуться и уйти. Адам неподвижно глядел ей вслед. Две собаки деловито принялись обнюхивать землю вокруг его ног.

   Все дальше уходя от морга, Кори чувствовала, что готова уцепиться за любой проблеск надежды. А этот самый Сингер был пока единственным человеком, который мог хоть как-то поддержать ее надежду. В любом случае зачем так торопиться с кремацией останков человека, который вовсе не был ее мужем, – теперь Кори была абсолютно уверена в этом.

7

   «Все-таки жизнь полна сюрпризов, – думал Адам Сингер, направляясь к отелю. – Еще вчера человек был жив-здоров, срывал банк в миллионы долларов, а сегодня то, что от него осталось, лежит в какой-то емкости на столе морга в забытой Богом дыре».

   Солнце садилось. Со стороны Сьерра Мадре дель Сур дул сухой прохладный ветерок. Адам снял пиджак и закатал рукава рубашки. Надышавшись формальдегидом, Адам решил, что ему полезно будет пройтись до отеля пешком. К тому же у него появится возможность хорошенько подумать.

   Она волновала его, эта Кориандр Виатт-Видал. Боже, и что это вообще за имя: Кориандр? И волновала Адама не только потому, что была хорошенькой женщиной и знала явно больше, чем говорила. К тому же она опровергала версию Адама, что Дэнни Видал фальсифицировал собственную смерть. Этот парень не мог быть настолько глуп, чтобы бросить такую женщину. Возможно, она действительно знает больше, чем говорит.

   Адаму нравился Чилпанцинго – старинный городок с красными черепичными крышами, чистенькими улочками и белыми тротуарами. Чилпанцинго сильно отличался от других мексиканских городов, которые Адаму приходилось видеть раньше. Здесь не было свалок и трущоб, не сквозила во всем нищета. Конечно, Адам никогда не приехал бы сюда в отпуск. В Чилпанцинго было совершенно нечего делать и нечего осматривать, если не считать фресок на здании городского собрания, на которых был увековечен тот недолгий период в истории города, когда Чилпанцинго пытался стать самостоятельным. Хотя, если бы Адаму пришло в голову прослушать курс в университете Гверреро, он наверняка поселился бы именно здесь. Не исключено, что в том морге, где побывал сегодня Адам, последний раз видели такое количество покойников в тысяча восемьсот тринадцатом году, когда испанские войска расстреляли Хосе-Луиса Моралеса-и-Павона и его соратников, выступивших с идеей отделения города. Сегодня у работников морга был тоже поистине тяжелый день. И не только из-за авиакатастрофы. Кто-то из местных жителей слетел в овраг вместе с грузовиком, плохо вписавшись в поворот.

   Продолжая размышлять о порученном ему деле, Адам решил, что оно с самого начала было непростым. Слишком уж много очень разных ответов на одни и те же вопросы!

   А вопросов было множество. Действительно ли Дэнни Видал специально устроил эту катастрофу, чтобы ускользнуть от правосудия? Действительно ли он имеет в своем распоряжении пятьдесят миллионов и лежит себе сейчас где-нибудь на пляже, попивая пина-коладу и ни о чем не жалея? Какую роль играла в его плане Кориандр? Может быть, она собирается через полгода-год присоединиться к мужу, чтобы счастливо прожить с ним остаток дней в какой-нибудь маленькой латиноамериканской стране, власти которой не выдают преступников? Или, может быть, она действительно ни о чем не знает, а этот парень был импотент и удрал без нее? Через год-полтора она, возможно, начнет все сначала с другим мужчиной, разве все женщины не поступают именно так? Или, может быть, этот парень действительно родился под несчастной звездой и разбился на самолете, хотя в этом случае оставалось неясным, куда же делись деньги? Кто их прячет – Кориандр или кто-то еще?

   Адам покачал головой: все это выглядело довольно бессвязным. Этим делом он буквально жил последние три месяца. Единственное, что было хорошего в этих гипотезах, это то, что они помогали Адаму Сингеру забыть о собственных проблемах.

   Конечно, он продолжал испытывать боль, особенно ночью, когда оставался один. Где-то глубоко внутри Адама – он даже не мог точно понять, где именно – находилось то, что врач определил как язву двенадцатиперстной кишки. Хотя какая, в общем, разница, что это на самом деле?

   Теперь Адам мог честно признаться самому себе, что все было неправильно с самого начала расследования. Облегчения от этой мысли он, правда, не испытывал. Если бы его тогда не подстрелили, он никогда бы не встретил эту женщину. После того, как в человека всадят пулю, он совершенно по-другому смотрит на мир. Когда этот человек валяется в канаве, истекая кровью, он чаще всего переоценивает многие жизненные ценности. Глядя на перекошенные ужасом лица людей, которые благодарят про себя Бога за то, что пуля досталась не им, неожиданно понимаешь, какой пустой и бессмысленной может быть человеческая жизнь, как обидно было бы пройти по ней, ни разу не испытав по-настоящему сильных чувств, ни разу никого не полюбив…

   Очнувшись в палате реанимации, Адам Сингер увидел сначала только ее улыбку, обнажавшую красивые белые зубы, и копну кудрявых черных волос, выбивающихся из-под белой накрахмаленной шапочки. И Адам влюбился. Он не знал даже имени этой женщины, не понимал, где находится, но он тут же влюбился, отчаянно и страстно.

   Ева. Вы только подумайте, ее звали Ева! Именно это имя было написано на пластиковой карточке, прикрепленной на груди медсестры, именно это имя он прочитал, как только смог сфокусировать взгляд. Боже, ему показалось тогда, что он уже умер и попал в рай.

   Следующие три недели Ева ставила ему катетеры, меняла под ним простыни и гораздо чаще, чем полагалось, растирала его спиртом. А когда Адама перевели наконец из реанимации в отдельную палату, Ева каждый день приходила его навестить.

   Никто из них не думал о симпатии, благодарности или об удачном выборе момента. Все казалось так просто и правильно – Адам и Ева. И даже китайский ресторанчик в Сохо, где один из друзей Адама договорился устроить вечеринку в честь их свадьбы, назывался «Эдемский сад». Это было спустя полгода.

   Адам все еще был на больничном, что давало ему возможность посещать дневное отделение юридического колледжа, а Ева уже была беременна. Спустя два года, Адам получил диплом юриста. Окружной прокурор района предложил ему работу, и Адам сразу ушел из полиции, хотя на первых порах ему предстояло лишь выполнять мелкие поручения. Но это все равно было лучше ночного патрулирования по улицам города. К тому времени Пенни было уже полтора года, а Ева, уволившись из госпиталя, работала частной медсестрой. Жизнь текла своим чередом – ребенок подрос, и у Евы появилось достаточно свободного времени, чтобы посещать кулинарные курсы. Адама же назначили следователем по особым поручениям окружной прокуратуры Манхэттена. Беда пришла незаметно.

   В течение довольно долгого времени Адам участвовал в расследовании одного серьезного дела, связанного с терроризмом. Он работал вместе с присланным из Вашингтона агентом ФБР. Они расследовали деятельность одной из группировок Абу Нидала, которая успела организовать несколько терактов в Аппер Ист сайд. Работа затянулась на месяцы, и вполне естественно, что Адам и агент ФБР стали друзьями. Парень постоянно крутился у них в доме. Ева как раз начала применять на практике полученные на курсах знания. Все вместе они усаживались за обеденный стол, и Адаму было хорошо потому, что он стал чаще видеть Еву и Пенни, а парню из ФБР потому, что не приходилось обедать в ресторане.

   Подозреваемые, за которыми они охотились, не совершили в конце концов ничего криминального – они всего-навсего открыли сеть ресторанов на Лексингтон-авеню. Адаму и его напарнику приказали затаиться и ждать. И действительно дождались, но только не на Лексингтон-авеню, а на кухне в доме Адама.

   Адам понял, что происходит между его женой и агентом ФБР, когда их роман длился уже несколько месяцев. За несколько дней до того, как продолжить прерванное расследование, они сидели все вместе за кухонным столом, ели приготовленный Евой ужин и пили вино. Парень из ФБР привел с собой какую-то девицу, которую Ева представила Адаму. И тут Адам совершенно неожиданно для себя поймал взгляд, которым обменялись его жена и его друг. То, что он увидел в этом взгляде за сотую долю секунды, перевернуло всю его жизнь. Этот быстрый взгляд мельком, как бы повисший в воздухе! Адаму стало дурно.

   Хотя все они продолжали спокойно сидеть за столом, смеяться и болтать, в теме их беседы по-прежнему не было ни малейших намеков даже на самый невинный флирт. Они просто ели макароны, вытирали с губ томатный соус и потягивали вино. Наверняка эти двое, его жена и парень из ФБР, уже видели друг друга обнаженными. Скорее всего, они занимались и любовью, достигали вершин наслаждения. Перед глазами Адама мгновенно пронеслись все их с Евой секреты, интимные моменты, пережитые вместе, воспоминания о том, как они обладали друг другом. Извинившись, Адам отправился в уборную, и там его вырвало.

   Последовавшая за этим сцена оказалась гораздо тяжелее, чем само прозрение.

   Агент ФБР бормотал что-то вроде: «Мы не хотели, чтобы это случилось…», – а Ева, вся в слезах, кричала, что никогда не разлюбит Адама.

   После разрыва с женой Адам ушел к той женщине, которая в тот роковой вечер стала невольной свидетельницей краха его семейной жизни. Ему проще было иметь дело с нею, – ведь она обо всем знала и ей не надо было ничего объяснять. Ведь она знала даже, что было в тот вечер на ужин.

   Прошел уже год, но рана по-прежнему не заживала – главным образом из-за Пенни, но еще и потому, что ведь с этим парнем из ФБР они работали бок о бок день и ночь, он был гостем в его доме, играл с его ребенком, ел за его столом. Мужчины не поступают так друг с другом. Что касается Евы, это было совсем другое дело. Конечно, он чувствовал себя преданным, но не до такой степени – в глубине души Адам всегда чувствовал, что они с Евой долго не проживут вместе. Единственное, что буквально сводило его с ума, было то, что всякий раз, думая о бывшей жене, он чувствовал хорошо знакомую боль как раз в том самом месте, где была когда-то пуля, благодаря которой он и познакомился с Евой…


   На первом этаже шикарного отеля «Парадор эль маркес» находился не менее шикарный ресторан с белыми оштукатуренными стенами, дубовыми столами и стульями. Адам занял столик в дальнем конце зала. С его места хорошо просматривался вход. Адам заказал пиво. Когда пиво принесли, он сначала втянул в себя пену, сделал два больших глотка и поставил бокал. Адам снова размышлял о деле Видала.


   Четыре года назад, когда Дэнни Видал прибыл в Нью-Йорк, он указал в декларации, что владеет в Буэнос-Айресе капиталом в пятьдесят миллионов долларов. Через два месяца после приезда Видал умудрился получить право на покупку банка «Интер федерейтед», расположенного в центре Нью-Йорка.

   К моменту продажи репутация банка была изрядно запятнана предоставлением незаконных займов под необеспеченные закладные, поэтому Видал смог купить его довольно дешево. Никто не был заинтересован в этом, чтобы еще один нью-йоркский банк обанкротился, и меньше всего – финансовый департамент. Видимо, именно поэтому городская комиссия по делам банков очень быстро выдала Дэнни Видалу разрешение на покупку. Все знали, что «Интер федерейтед» балансирует на грани банкротства, и от души надеялись, что аргентинец сумеет вдохнуть жизнь в это угасающее предприятие. Однако за два года под руководством Видала банк все больше залезал в долги из-за требований старых кредиторов, нелегальных займов и перерасхода средств. К тому же из Аргентины приходили огромные денежные переводы и оседали на личных счетах Дэнни Видала. Затем эти переводы исчезали, не оставляя следов в банковской документации. В общем, все деньги, получаемые в результате незаконных займов и кредитов, на какое-то время оказывались на счетах Видала, и это создавало видимость положительного баланса в конце каждого месяца, когда аудиторы проверяли банк. Видал вел сложную игру с использованием самых современных средств.

   У Адама Сингера возникло несколько гипотез, касающихся механизма банковских махинаций Дэнни. Однако он не мог ни проверить, ни тем более доказать ни одну из них, так как все банковские документы исчезли вместе с наличностью.

   Адаму необходимы имена, банковские декларации. Необходимо было и узнать источник происхождения денег, которые получал Видал. Адаму нужен был человек, хорошо знавший дела Видала и в то же время готовый помочь следствию.

   Утром четвертого июля дело, казалось, сдвинулось с мертвой точки. Помощник Видала, который раньше наотрез отказывался сотрудничать с прокуратурой, согласился нарушить молчание. Адам в это же время как раз собирался съездить в Вашингтон повидаться с Пенни. Пришлось перезвонить и объяснить Еве, что он задержится до вечера. Все работники окружной прокуратуры уже успели разъехаться на уик-энд.

   В то утро вентиляция в его кабинете не работала. Прокуратура помещалась в старинном здании, выходящем окнами на Централ-стрит. В прошлом году здесь сменили проводку, и сегодня Адаму не повезло – кондиционер некому было чинить.


   Фернандо Стампа был небольшого роста, но с хорошей фигурой. Одет он был в слегка поношенный темно-синий костюм и белую рубашку. На шее красовался бордовый галстук, заколотый старомодной булавкой. Адам заметил на левой руке Стампы обручальное кольцо и часы на широком браслете. В правой же руке коротышка держал скомканный белый носовой платок, которым поминутно отирал лоб. Действительно в кабинете было очень жарко, к тому же Фернандо Стампа сильно волновался.

   – У вас есть семья в Нью-Йорке? – спросил Адам.

   – У меня есть жена, – ответил Стaмпa.

   – Детей нет?

   Стампа заерзал на стуле.

   – У нас был сын…

   – И что с ним случилось?

   – Он был одним из desaparecidos, пропавших без вести.

   – Я не совсем понимаю, о чем вы, – признался Адам.

   – Это случилось четырнадцать лет назад, в Аргентине, во время Guerra Sucia, «Грязной войны». При правлении генерала Виделы пропали без вести около восьми миллионов человек. Моего сына тоже забрали вместе с другими студентами, выступавшими против хунты.

   – И что было дальше?

   – Нам с женой повезло больше других – нам хотя бы удалось обнаружить его тело.

   Адам пытался подобрать слова утешения, но так и не сумел этого сделать.

   – Поэтому вы и уехали из Аргентины, мистер Стампа? – спросил он.

   – Слишком много тяжелых воспоминаний, – тихо подтвердил Стампа.

   – Вы, очевидно, знаете мистера Видала много лет, – продолжал Адам. – Вы ведь работали на его банк еще в Буэнос-Айресе?

   – Всего полгода, но, кроме этого, нас с Дэнни связывала искренняя дружба. Когда мы искали нашего сына, то в первую очередь обратились за помощью именно к нему.

   – Тогда он и взял вас на работу?

   – Да. Дэнни знал, что нашего мальчика арестовали войска правительства. А мы очень нуждались в деньгах. Дэнни платил мне даже за те дни, когда я не выходил на работу, занимаясь поисками сына.

   – Вы были знакомы с Кориандр Виатт-Видал?

   – Тогда нет. Ее я впервые увидел в Нью-Йорке.

   – А я и не знал, что они уже тогда были женаты.

   – Они поженились всего три с половиной года назад, – объяснил Стампа, – но познакомились давно, в Аргентине, когда миссис Видал училась в университете Кордовы.

   – Но она ведь, кажется, американка?

   Стампа кивнул. – Ее отец был американским послом в Аргентине.

   – А почему правительство закрыло банк Видала в Буэнос-Айресе? – продолжал расспрашивать Адам.

   – Они обвинили его в отмывании денег монтанерос.

   – Это соответствовало действительности?

   – Да.

   – Вас тогда тоже арестовали?

   Стампа покачал головой.

   – Меня спасло то, что я работал на банк неофициально, мое имя не значилось в списках сотрудников. К тому же в тот день, когда нагрянула полиция, меня не было на рабочем месте.

   – А тогда вы знали, чем занимался банк?

   Видя, что Стампа не торопится отвечать, Адам добавил:

   – Послушайте, я ведь не расследую деятельность «Кредито де ла Плата».

   Помявшись еще немного, Фернандо Стампа рассказал, что монтанерос организовали тогда серию грабежей и похищений, чтобы собрать средства для борьбы против хунты. Деньги, полученные в результате операций, поступали на банковские счета, открытые членами организации под вымышленными именами. Всеми финансовыми операциями руководил Дэнни Видал.

   – Тогда все мало-мальски приличные люди считали своим долгом помочь борцам за свободу родины. Дэнни без труда находил добровольных помощников, – закончил свой рассказ Стампа.

   – Ваш сын тоже был одним из добровольцев Дэнни Видала? – поинтересовался Адам.

   – Мой сын был юным идеалистом, поэтому он и погиб, – вздохнул Стампа.

   Адам задумался над тем, существует ли какая-нибудь связь между кровавыми событиями прошлого в далекой южной стране и банковскими махинациями Видала в Нью-Йорке.

   – А как насчет миссис Видал? – спросил Адам. – Она тоже была одной из помощниц Дэнни?

   – С ней все было совсем по-другому, – проговорил Стампа. – Она любила его.

   – А как вы узнали о том, что случилось с вашим сыном? – спросил Адам.

   На глаза Стампы навернулись слезы.

   – Тела погибших выбрасывали с вертолетов над Рио де ла Плата. Тело нашего мальчика выбросило волной на берег, там мы его и нашли.

   – А членов хунты судили? – спросил Адам.

   Фернандо Стампа невесело рассмеялся.

   – Теперь у нас в Аргентине демократия, а это означает, что президент постепенно амнистировал всех членов хунты, приговоренных к тюремному заключению.

   Адам снова повернул разговор к делам Дэнни Видала, постаравшись сделать это как можно деликатнее.

   – Я хотел бы, чтобы вы разрешили записать все, что сообщили мне сегодня, – сказал он.

   – Но вы же обещали…

   – Я обещал и обещаю, что никто не увидит этих записей, пока вы не дадите на это согласия.

   – Тогда записывайте, – кивнул Стампа.

   Адам встал.

   – Я договорился со стенографисткой, – сказал он, направляясь к двери. Через секунду Адам вернулся в сопровождении женщины, которая принесла машинку в пластиковом футляре… Адам представил стенографистку Стампе, она уселась за его письменный стол, вынула машинку из футляра, приготовилась печатать, вопросительно взглянула на Сингера.

   – Необходимо выполнить кое-какие формальности, мистер Стампа.

   Адам задал посетителю все полагающиеся в таких случаях вопросы. Потом попросил стенографистку занести в протокол, что мистер Стампа явился в прокуратуру по собственному желанию, без повестки, и согласен с тем, что все сообщенные им факты могут быть использованы в качестве улик в ходе судебного разбирательства по делу.

   – Итак, начнем, мистер Стампа. Почему вы решили обратиться к нам? Что случилось?

   – Я попал в беду. – Из глаз Стампы ручьем полились слезы.

   – Попробуйте начать сначала, может, я смогу вам чем-то помочь…

   Секунду поколебавшись, Стампа отрицательно качнул головой.

   – Но ведь вы наверняка надеялись, что я смогу оказать вам помощь, когда решились на этот визит, – уговаривал его Адам.

   Стампа, тяжело вздохнув, наконец начал рассказ.

   – В прошлую пятницу Дэнни вызвал меня в кабинет и сказал, что он заключил в Буэнос-Айресе одну сделку, но, по политическим причинам, ни в каких бумагах и ни на каких чеках не должно фигурировать его имя. В общем, ему требовалось подставное лицо.

   – А он объяснил, что это за дело?

   – Нет, он только попросил подписать пять пустых чеков для получения денег с моего счета в другом банке.

   – Не могли бы вы уточнить, что это за другой банк?

   – «Репаблик иксчейндж».

   – Продолжайте, – попросил Адам, кивая стенографистке.

   – Дэнни сказал, что от меня требуется только подпись, а он сам переведет на этот счет суммы, необходимые для обеспечения чеков.

   – А что должны были получить в результате этой операции вы?

   – Ничего, – с трудом выговорил Стампа. – Дэнни просил об одолжении, а я действительно очень многим ему обязан.

   Что ж, наверное, он был прав, этот маленький несчастный человек.

   – И вы подписали чеки?

   – Да.

   – Что же произошло потом?

   – В течение пяти дней – ничего. Потом, уже перед самым закрытием банка в канун Дня независимости, один из вице-президентов неожиданно вызвал меня к себе в кабинет.

   – Пометьте, пожалуйста, в протоколе, что это было третьего июля, – попросил Адам стенографистку. – Продолжайте, мистер Стампа.

   – Все чеки были опротестованы.

   – О каких суммах шла речь?

   – Дэнни вписал в каждый чек сумму в двести тысяч долларов.

   Стампа выглядел таким смущенным, словно все, что произошло, произошло по его вине.

   Адам буквально остолбенел, и даже стенографистка на секунду застыла с поднятыми над клавишами руками.

   – Общая сумма составила миллион долларов? – уточнил Адам.

   Стампа кивнул.

   – Стенографистка не может зафиксировать кивок, – сказал Адам.

   – Да, – произнес Стампа. – Миллион долларов.

   Адам справился наконец с потрясением.

   – И что же ожидал от вас вице-президент? – спросил он.

   – Он считал, что я должен покрыть выписанные чеки.

   – А вы рассказали ему о сделке с мистером Видалом?

   – Нет. Я сказал ему, что произошла ошибка.

   – Но вы объяснили, что мистер Видал собирался покрыть эти чеки, переведя деньги на ваш счет в «Рипаблик»?

   – Нет. Ведь в этом случае мне пришлось бы рассказать о причинах, а наша сделка была конфиденциальной, ведь Дэнни просил никому ничего не рассказывать. Я от души надеялся, что произошла ошибка и деньги либо затерялись, либо просто еще не успели поступить на мой счет.

   Адам покачал головой – все это казалось чертовски непонятным.

   – И что же выяснилось, когда вы позвонили в «Репаблик»? Это действительно была ошибка?

   – Нет, – с глубоким вздохом произнес Стампа. – Когда я перезвонил в банк, там сказали, что с тех пор, как я сам положил деньги на свой счет несколько недель назад, никаких поступлений не было.

   Абсолютно неправдоподобная история.

   – Вы попытались связаться с мистером Видалом?

   – Да, но он к тому моменту уже закончил работу.

   – Когда он ушел?

   – Если уж точно, он вообще не приходил в банк третьего июля. Мистер Видал ушел накануне, сразу после закрытия банка.

   – А вы звонили ему домой?

   – Да, но там никто не отвечал.

   – Вы, наверное, поехали туда?

   Стампа выглядел совершенно разбитым.

   – Нет. Разве мог я ворваться…

   Ситуация была настолько трогательной, что в нее трудно было поверить, не зная прошлого этого маленького человека. Он был практически сломлен после смерти сына. Вся эта история с чеками, видимо, окончательно подорвала его доверие к ближнему.

   – Давайте вернемся немного назад, мистер Стампа, – предложил Адам. – Я не совсем понимаю, почему необеспеченные чеки вернулись в «Интер федерейтед»? Ведь их должны были вернуть человеку, предъявившему чеки к оплате – Дэнни Видалу.

   – Обычно так и бывает. Но Дэнни, вероятно, лично поручился по этим чекам, и их обменяли на наличность до того, как проверили счет.

   Адам был потрясен.

   – Вы хотите сказать, что ему выдали миллион долларов наличными, не получив подтверждения перевода из «Репаблик»? Как он смог заставить своих служащих так поступить?

   – Дэнни ведь владелец банка, разве не так? Кто посмел бы отказать ему, тем более что все чеки были выписаны на его имя и подписаны мною, его личным помощником. – Теперь в голосе Стампы открыто звучало отчаяние. – Господи, ведь получается, что это я должен деньги банку. Я виноват во всем…

   И все-таки Адам чего-то не понимал. Что-то здесь было не так.

   – Подождите минутку, мистер Стампа… Если Видал положил эти деньги на собственный счет в «Интер федерейтед», а через пять дней выясняется, что вклад не обеспечен реальными деньгами, почему банк просто не аннулировал последнее поступление на его счет?

   Стампа печально улыбнулся.

   – Конечно, именно так и поступают в подобных случаях, но дело в том, что мистер Видал не положил этих денег ни на один из своих счетов.

   У Адама похолодело внутри. Он заговорил медленно, тщательно подбирая слова.

   – То есть, вы хотите сказать, что второго июля в конце рабочего дня Видал вышел из банка с миллионом долларов наличными?

   – Очевидно, да.

   Стампа попросил пить. Адам налил ему воды, подождал, пока тот выпьет, и спросил:

   – А где Видал сейчас?

   – В Мексике.

   – А точнее?

   – Где-то в Акапулько. Он сказал всем, что едет туда присмотреть дом, в котором собирается проводить отпуска.

   Дом за миллион долларов… И все-таки явно что-то не так. Какой смысл этому Видалу рисковать из-за миллиона, когда он уже успел ограбить собственный банк на пятьдесят миллионов? И зачем ему было красть деньги у человека, который наверняка обратится к властям, когда вся эта история выплывет наружу? И почему Видал ничего не предпринял для того, чтобы обезопасить Стампу?

   – А его жена? Она тоже в Мексике?

   – Нет. Она, кажется, на дежурстве в больнице.

   Адам рассеянно кивнул, глядя куда-то в пространство.

   Да, действительно, она же врач. Как это трогательно – муженек доводит людей до инфаркта, а жена их лечит! Они работают на пару!

   Адам подумал, что на основании рассказанного Стампой будет совсем даже неплохо выписать Дэнни Видалу повестку для явки в прокуратуру. И еще надо съездить в Бруклинскую больницу и поговорить с женой Видала!

   Адам не удивился, заметив, что Стампа готов заплакать.

   – Вы поможете мне? – жалобно спросил он.

   Адам не стал ходить вокруг да около.

   – Я постараюсь защитить вас от последствий этой истории, если вы обеспечите мне доступ к интересующим меня картотекам и документам. Прежде всего, у вас есть ключи от кабинетов служащих банка?

   Стампа кивнул, доставая из кармана чистый носовой платок.

   – Думаю, у вас также имеются имена и адреса большинства вкладчиков?

   На этот раз Стампа ответил вопросом на вопрос:

   – Вы обещаете избавить меня от неприятностей, если я предоставлю все необходимые сведения?

   – Мне бы очень этого хотелось, но сначала я должен посоветоваться с окружным прокурором.

   Адам всегда предпочитал вести себя осторожно, хотя ему действительно вовсе не хотелось заставлять этого человека страдать еще больше, чем он страдал сейчас.

   – Послушайте, сделаем так: вы посидите пока здесь, а я постараюсь разыскать прокурора. Скажите, как, по-вашему, повел бы себя Дэнни Видал в понедельник, если бы вы не пришли сегодня к нам?

   Стампа побледнел.

   – Он наверняка стал бы уговаривать меня не волноваться и обещать, что обо всем позаботится… Заставил бы меня устыдиться того, что я ему не доверяю. Обычно он поступал именно так…

   – Что ж, возможно, он был бы не так уж не прав – ведь раньше он действительно всегда улаживал ваши дела.

   Что-то в рассказе Стампы продолжало настораживать Сингера.

   – На этот раз все было по-другому. Дэнни предал меня, – сквозь слезы произнес Стампа. – Он солгал мне, он не оставил мне выбора.

   Адам никак не мог понять, с чем, собственно, имеет дело. Только что он выслушал историю о двух ворах, чьи взгляды на честь и мораль случайно не совпали. Такие вещи, как жестокость и нечестность, многих начинают возмущать только тогда, когда коснутся их лично. Однако сейчас Адаму некогда было об этом думать. Сейчас главным было заставить Стампу подписать показания и получить у прокурора разрешение выписать повестку Дэнни Видалу. Всего за несколько минут Адам уладил все необходимые вопросы, и через час показания Стампы и повестка уже лежали у него в кармане. Еще через полчаса Адам Сингер трясся в вагоне метро, направляясь в Бруклинскую больницу, чтобы поговорить с миссис Кориандр Виатт-Видал.


   И вот сейчас, всего лишь два дня спустя, Адам сидел за столиком ресторана в мексиканском городке Чилпанцинго и ждал Кориандр. Иногда ему казалось, что он знает теперь о деле гораздо меньше, чем в самом начале расследования. Адам услышал, как кто-то произносит его имя, и, обернувшись, увидел за спиной владельца авиакомпании «Гвенда», сильно взволнованного. Фриц Лакинбилл хотел с ним переговорить. Что ж, почему бы и нет, у каждого был в этом деле свой интерес. К тому же сейчас только двадцать минут седьмого. У Адама есть еще сорок минут, прежде чем он встретится с вдовой Дэнни Видала. Или с его женой? Вопрос о статусе этой женщины был сейчас одним из самых важных…

8

   Фриц Лакинбилл был крупным и довольно плотным мужчиной с рыжими волосами, багровым лицом и шеей, на которой были четко обозначены напухшие вены. Сейчас председатель компании «Гвенда» был не просто расстроен, а буквально убит случившейся трагедией. В этом было мало удивительного, если вспомнить, что компания сразу потеряла двух первоклассных пилотов и почти новый самолет. К тому же счет на пятнадцать тысяч долларов за перелет в Акапулько и обратно теперь останется неоплаченным. Смерть пассажира также была тяжелым ударом для компании – родственники Дэнни Видала наверняка возбудят дело и обвинят сотрудников «Гвенды» в преступной халатности.

   Несколько минут ушло у Адама на то, чтобы выразить сочувствие Лакинбиллу, пожаловаться на жару и заказать выпивку. Только после этого Сингер задал интересующий его вопрос:

   – Разве ваши клиенты не оплачивают счета заранее?

   Под глазами Лакинбилла были темные круги.

   – Все зависит от того, – начал он, – знаю ли я клиента лично. К тому же иногда клиенты хотят срочно вылететь по делам – еще до того, как мы сможем представить счет.

   – Вы знали Дэнни Видала?

   – Нет.

   – Тогда почему же вы решили обслужить его в кредит?

   Лакинбилл вздохнул.

   – Но ведь этот парень, черт возьми, был владельцем банка. Что может выглядеть убедительнее? Он предложил мне на выбор – либо получить предоплату чеком, либо наличными по прилете самолета в Акапулько. В аэропорту его должен был встречать брат с деньгами.

   – Вы говорили с Жоржем Видалом после катастрофы?

   Лакинбилл рассмеялся.

   – Да, я говорил с ним. Или он говорил со мной – называйте как хотите. Мистер Видал сообщил мне, что семья покойного собирается возбудить иск против компании…

   – Они все равно не сумеют доказать, что авария произошла из-за ошибки пилота.

   – Мексиканцы уже записали именно эту формулировку в отчет о предварительном расследовании. – Лакинбилл чуть наклонился вперед. – Послушайте, мистер Сингер, я не хочу зря отнимать у вас время, но мне необходимо с вами поговорить. До меня дошли слухи, что моего погибшего клиента собирались зачем-то вызвать в прокуратуру?

   – Да, – подтвердил Адам.

   – Это означает, что он, возможно, жив, а если он жив, то семья не может возбудить иск, связанный с его смертью…

   Адам ответил не сразу. Несколько секунд он внимательно разглядывал стоящий перед ним бокал пива.

   – Все не так просто, – сказал он наконец, поднимая глаза. – Послушайте, а почему бы вам не рассказать мне, что вы обнаружили, когда поднялись в горы, на место катастрофы?

   – А откуда вы знаете, что я был там?

   – Слухи… – улыбнулся Адам.

   Лакинбилл вздохнул.

   – Я поднимался туда, чтобы найти «черный ящик». Без него я не могу даже подтвердить имен своих пилотов.

   – А разве «черный ящик» не у мексиканцев?

   – Нет, в том-то и дело.

   – А как же они в таком случае составили отчет о предварительном расследовании?

   – Вся эта история вообще дурно пахнет, – с горечью констатировал Лакинбилл. – Мне даже не дали ознакомиться с чертовым ответом.

   – И что же там случилось?

   Лакинбилл откинулся на спинку стула, сложил руки на груди и начал рассказывать:

   – Я пошел туда с полным кошельком, и по дороге везде говорил, что готов купить у местных крестьян все, что имеет отношение к самолету.

   – И кто-нибудь откликнулся?

   Лакинбилл кивнул.

   – Как ни странно, да. Несмотря на то, что эти люди готовы тащить в свой дом все, что попадется им на пути. За пару баксов мне удалось получить спидометр, а за двадцать я купил один из гидравлических цилиндров и кое-какие провода. К тому же… – На лице Лакинбилла появилось напряженное выражение.

   – «Черный ящик»? – взволнованно спросил Адам.

   Лакинбилл задумчиво пожал плечами.

   – Похоже, кто-то уже побродил там до меня…

   Адам слушал с нарастающим интересом.

   – Но как вы это узнали, Фриц?

   – Одна старуха довольно подробно описала мне «черный ящик». Она рассказала о магнитной ленте, намотанной на металлическую катушку, и о серебристой фольге. Именно так выглядят записи маршрута и голосов пилотов. Какой-то парень купил у нее все это за пятьдесят долларов.

   – Вы узнали кто?

   – Не имею представления. Крестьяне говорят только, что это был гринго без единого волоса на голове. – Лакинбилл пожал плечами. – Не самая исчерпывающая информация, но это все, что удалось добыть.

   Адам вынул из кармана блокнот и ручку и что-то записал.

   – Вы сумели узнать по тем частям тела в морге кого-нибудь из своих пилотов? – спросил он Лакинбилла.

   Тот поморщился.

   – Именно за этим я и отправился в морг. – Он внимательно посмотрел на Адама. – Там мне и сказали о кремации.

   – Какой кремации?

   – Рабочие морга сказали мне, что брат Дэнни Видала отдал распоряжение кремировать тело.

   Адам отказывался верить услышанному.

   – Но к чему такая спешка?

   – Он объяснил это тем, что хочет избавить свою семью от лишних переживаний и бюрократической волокиты, связанной с разрешением на вывоз тела Видала за пределы страны.

   – Называя это телом, он сильно преувеличивал…

   – Вы, я вижу, успели побывать в морге.

   – Называя это моргом, вы тоже несколько преувеличиваете.

   Неожиданно перед глазами Адама встало лицо Кориандр. Не только лицо – он вспомнил каждую слезинку на ее щеках, каждое пятнышко, каждый жест и интонацию. Адам посмотрел на часы. Кориандр могла прийти в любую минуту, если только она не раздумала прийти.

   – А вдова присутствовала на кремации? – спросил он Лакинбилла.

   – Я даже не уверен, что она знает об этом. Она вроде бы запретила своему деверю вмешиваться в эти дела. Он, кажется, добился кремации, а вдова, судя по всему, считает, что это не ее муж.

   Адам вспомнил перекошенное ужасом и отвращением лицо Кориандр, когда она смотрела на торс, лежащий в металлической емкости на столе морга.

   – А вы все-таки видели торс? – спросил он.

   Лакинбилл кивнул.

   – Вы запомнили, как он выглядел?

   – Он был весь покрыт черными волосами, – уверенно сообщил Лакинбилл.

   – Вам не показалось, что это мог быть торс одного из ваших пилотов?

   – Я готов поклясться, что это не так.

   – Почему?

   – Потому что оба пилота часто проводили уик-энд в моем доме в Гринвиче. И оба они были блондинами.

   Что ж, от этого дела начинало всерьез попахивать жареным. Если его когда-нибудь передадут в суд, то судьям придется нелегко.

   – А вы абсолютно уверены в том, что Видал сел в самолет именно в Нью-Йорке? – спросил Адам.

   – На сто процентов. У нас есть свидетели, которые его видели.

   – Насколько я понял, самолет сел для дозаправки в Хьюстоне…

   – Сейчас я как раз проверяю этот момент. Сказать точно я смогу, когда выясню, кто дежурил в тот вечер в Хьюстоне.

   – И что же вы думаете по поводу этого всего?

   – Трудно сказать, у меня довольно мало информации. Все, что осталось от самолета, это корпус и несколько обломков бесполезного теперь оборудования, которое я выкупил у крестьян в горах. И еще мы знаем о лысом человеке, который материализовался из воздуха и купил у старой крестьянки обломки «черного ящика». Единственное, в чем я уверен, это в своих выводах относительно деревьев…

   – Каких еще деревьев?

   – Тех, что растут на вершине той горы. – Лакинбилл снова наклонился поближе к Адаму. – Видите ли, если самолет действительно врезался в вершину горы, как утверждают мексиканцы в надежде, что это позволит им доказать ошибку пилота, то эти деревья просто сломались бы пополам, как спички.

   – А деревья по-прежнему стоят на вершине горы, ведь так? – предположил Адам.

   Лакинбилл кивнул.

   Адам постарался, чтобы его следующая реплика звучала как можно равнодушнее.

   – Значит, судя по состоянию этих деревьев, самолет взорвался в воздухе и рухнул на вершину горы уже в виде обломков?

   Впервые за все время разговора Лакинбилл, казалось, испытал облегчение.

   – Это единственное объяснение, которое приходит в голову, – подтвердил он версию Адама Сингера.

   – И чем же можно объяснить это, мистер Лакинбилл? – Адам прекрасно знал ответ, но ему требовалось услышать это от кого-нибудь другого.

   – Бомба.

   – А что вы думаете по поводу того несчастного балбеса, который сгорел вместе с вашими пилотами?

   Лакинбилл пожал плечами. – Одно я могу сказать точно – я не знаю этого человека.

   Но этого, конечно же, было недостаточно. Далеко не достаточно. Адаму требовались неопровержимые улики – имена, отчеты об аварии, свидетельские показания. А судя по тому, что знал Адам о правилах закрытого клуба под названием «Мексика», все это будет не так легко добыть. И еще Адаму обязательно придется слетать в Хьюстон и переговорить со всеми, кто вступал в контакт с пассажиром и командой самолета, садившегося на дозаправку. Прежде надо поговорить с Энрике Санчесом, Жоржем Видалом и вообще со всеми, кто имел хоть какое-то, пусть даже самое косвенное, отношение к делу. Но главное, о чем должен был помнить Адам, это о том, что все основные участники этого дела находятся под подозрением. Включая Кориандр Виатт-Видал, которая как раз в этот самый момент появилась в дверях ресторана.

9

   Кори быстро оглядела зал ресторана и увидела Адама. Сингер встал, внимательно глядя на идущую к нему женщину.

   Пока Кори шла к столику детектива, в голове ее вертелось множество разных мыслей, среди которых главной, пожалуй, была одна: с каждым часом Кори все больше и больше убеждалась в том, что никак не может примириться с ролью вдовы. Нет, она все еще оставалась женой. Женой, которая все еще ждет ответов на пока еще не заданные вопросы. Поэтому она и согласилась встретиться с этим человеком, в кармане которого, наверное, продолжала лежать повестка на имя Дэнни Видала.

   Адам протянул Кори руку.

   – Добро пожаловать в мои владения, – сказал он.

   – Почему?.. – сразу начала разговор Кори.

   – Я собирался задать тот же вопрос вам, – перебил ее Сингер.

   – Для этого я и пришла поговорить с человеком, в руках которого находится повестка с вызовом в прокуратуру для моего мужа, – сказала Кори, усаживаясь за столик.

   – Я хотел спросить о кремации. Почему вы не хотели признать в предъявленных вам останках тело мужа?

   Лицо Кори стало вдруг белым.

   – Почему вы говорите «не хотела»? Я и сейчас не хочу…

   – Не хотели, – настойчиво повторил Адам, глядя в лицо Кори. – Дело в том, что час назад ваш деверь приказал кремировать останки.

   – Откуда вы знаете? – в голосе Кори слышалось напряжение.

   – Мне только что сказал об этом владелец авиакомпании, на самолете которой летел ваш муж. А мистер Лакинбилл приехал сюда прямо из морга.

   «Если эта женщина притворяется, то она – величайшая актриса», – подумал Адам.

   – Мне очень жаль… – произнес он вслух.

   Несколько секунд Кори сидела молча, подперев ладонью лоб. Потом она глубоко вздохнула и медленно произнесла:

   – Это ведь не его дело. Это мое дело. А я велела ему не кремировать труп.

   – Что ж, очевидно, он не послушался.

   Кори нахмурилась.

   – Ни один из этих жутких кровавых кусков не имел никакого отношения к Дэнни, – твердо сказала она.

   Простое упоминание имени мужа волной боли отозвалось в Кори. Господи, как это ни удивительно, но человек способен пережить почти все, что выпадает на его долю, даже тот ужас, который приходится сейчас переживать ей.

   – Если хотите, я могу отвезти вас туда, – предложил Адам.

   – Но я ведь не могу заставить огонь вернуть обратно то, что он поглотил, не так ли?

   – Нет, действительно не можете, – печально подтвердил Адам.

   – А что сказал владелец авиакомпании? – поинтересовалась Кори. – Он смог опознать своих пилотов?

   Вопрос был задан в лоб.

   – Он ни в чем не уверен, – уклончиво ответил Адам.

   – А как насчет торса?

   – Лакинбилл не опознал его.

   Адам чуть ли не с благодарностью посмотрел на появившегося около их столика официанта.

   – Хотите что-нибудь съесть? – спросил Стингер Кори.

   – Нет, спасибо, мой желудок, похоже, тоже в шоке от всего происходящего.

   В другой ситуации Адам обязательно бы улыбнулся.

   – Тогда, может быть, вы хотите выпить? – спросил он.

   Кори приложила руки к животу, словно прислушиваясь к пожеланиям собственного желудка.

   – Пожалуй, немного чаю, – сказала она.

   Адам заказал чай для Кори и кока-колу без льда для себя. Кори смотрела куда-то в сторону. Когда официант отошел от столика, она еще раз задала Адаму вопрос, с которого начала разговор.

   – Почему?

   – Потому что смерть – очень удобный выход из положения для человека, которому вот-вот предъявят обвинение.

   – А по-моему, для следователя вроде вас тоже слишком уж удобно появиться со своей повесткой именно в такой момент…

   – Просто раньше у следствия не хватало материалов.

   – Не понимаю, – покачала головой Кори. – Что бы там ни произошло в банке, это ведь произошло не в один день.

   Глядя на сидящую перед ним женщину, Адам Сингер понимал, что никак не может применить к ней тактику допроса свидетелей, которой его учили когда-то в полицейской школе. Тактика эта сводилась к тому, что свидетеля надо вымотать, постоянно задавая ему вразнобой вроде бы не связанные друг с другом вопросы. Затем надо извиниться, но только лишь для того, чтобы снова и снова продолжать забрасывать жертву вопросами. Но к Кори Виатт-Видал вся эта тактика была, конечно же, неприменима с самого начала.

   – Вы хотите, чтобы я объяснил ситуацию? – спросил Адам.

   – Если бы от меня что-то зависело, я бы предпочла, чтобы вы уехали.

   – Что ж, я на вас не обижаюсь, – добродушно сказал Адам.

   – В конце концов, я здесь именно для того, чтобы понять… – задумчиво произнесла Кори.

   – В любом банке, действующем на территории США, проводятся плановые аудиторские проверки, – начал Адам. – В прошлом месяце в банке вашего мужа аудиторы обнаружили определенные ошибки и несовпадения. Ваш муж до этого как-то ухитрялся перемещать деньги таким образом, чтобы всегда оказываться на шаг впереди аудиторов.

   – Кроме последнего месяца, – перебила Адама Кори.

   Адам кивнул.

   – То ли ваш муж ослабил бдительность, то ли просто допустил ошибку, но по состоянию на конец июня в банковских документах обнаружили недостачу пятидесяти миллионов долларов.

   Кори явно не верила тому, что говорил Адам.

   – Это невозможно, – воскликнула она. – Если бы вы только знали моего мужа, вы бы поняли, что он не мог совершить ничего подобного. – На глазах ее появились слезы. – Почему вы так уверены, что он был в курсе того, что происходит в банке?

   В душе Адама боролись противоречивые чувства: с одной стороны, он хотел объяснить Кори ход своих мыслей, а с другой, ему очень хотелось встать и уйти. И забрать с собой эту женщину.

   – Как раз перед тем, как я пришел к вам в больницу, – сказал он, – я разговаривал с человеком, который предоставил мне одно очень веское доказательство. И обещал предоставить другие.

   На секунду у Адама мелькнула мысль, что не стоит произносить имени Стампы.

   – Кто это? – прямо спросила Кори.

   – Боюсь, что не могу вам этого сказать.

   – Что ж, – тихо произнесла Кори. – Я так и думала, что вы не скажете.

   Официант принес наконец напитки. Когда он отошел от столика, Адам сменил тему:

   – Вы действительно верите в то, что ваш муж погиб? – спросил он.

   – Никто не мог выжить в подобной катастрофе, – уклонилась от прямого ответа Кори. Она подумала о том, что, кроме этого человека, у нее никого нет, кто так же, как и она, не верил в смерть Дэнни.

   – Никто из тех, кто действительно был в этом самолете, – уточнил Адам.

   – А у вас есть доказательства, что моего мужа не было в этом самолете?

   Сцепив руки, Кори обхватила ими колено. Но руки все равно продолжали дрожать.

   – У следствия достаточно материалов, чтобы сомневаться, что он был в этом самолете, – сказал Адам, прекрасно понимая, что одно дело ошибиться по поводу улик в уголовном деле и совсем другое – по поводу человеческой жизни.

   – Это не ответ, – сказала Кори.

   Адам слегка наклонился вперед.

   – А вам не приходит в голову, что у меня есть дела и поважнее, чем обвинять в мошенничестве покойника?

   Кори ненавидела этого человека, она ненавидела всех.

   – Я не уверена, – ответила она. – Вам ведь ничего не стоит поставить печать на что угодно. Это и будет официальным решением по делу.

   «Когда имеешь дело с бюрократами, главное запастись мужеством и терпением», – часто говорил ей Дэнни.

   – Если бы не авиакатастрофа, миссис Видал, в понедельник утром мы закрыли бы банк, составили текущий баланс и проверили все счета и документы. Речь шла о тридцати четырех случаях незаконных займов и четырнадцати случаях незаконного помещения капитала.

   Сейчас Кори казалась не столько расстроенной, сколько рассерженной.

   – И где же, по-вашему, все эти деньги?

   Адам от всей души надеялся, что она не задаст этот вопрос. По крайней мере не сейчас.

   – Если у вас нет ответа на этот вопрос, то это и есть самая большая загадка.

   Всю эту историю Кори воспринимала как совершенно неправдоподобную.

   – Тогда в больнице вы появились буквально через несколько минут после того, как я получила известие о гибели мужа, – сказала она. – А вы потом объявились здесь, надеясь, что я предоставлю вам доказательства, позволяющие возбудить против него дело. Достаточно жестоко с вашей стороны говорить мне о том, что муж бросил меня на произвол судьбы, и уж совершенно абсурдно обвинять его в том, что он инсценировал собственную смерть, убив при этом двух ни в чем не повинных людей, и все это лишь для того, чтобы избежать финансовых неприятностей!

   Что он мог ответить на эту гневную тираду?

   Что сам считает человека, бросившего такую женщину, полным идиотом, несмотря даже на те пятьдесят миллионов долларов, которые он захватил при этом с собой? Адам очень хотел бы получить ответы на все ее вопросы, еще больше он хотел бы, чтобы эти вопросы не относились к ее мужу. Главное же, о чем он жалел сейчас, это о том, что не встретился с этой женщиной при других обстоятельствах.

   – Хотите, я объясню вам, как исчезли деньги? – спросил он.

   Кори смотрела на Сингера с откровенной враждебностью.

   – Думаю, это будет лучше, чем пытаться заставить меня ломать себе голову над тем, куда же они могли деться, – сказала она.

   Сам того не замечая, Адам постепенно заговорил как человек, который в чем-то оправдывается.

   – Ваш муж открыл в «Интер федерейтед» несколько счетов на очень маленькие суммы, не превышавшие нескольких сотен долларов. А потом он выписывал чеки, которые превышали суммы на этих счетах на несколько тысяч, и пользовался кредитами, чтобы получать займы, превышавшие имевшиеся в наличии средства уже на сотни тысяч. Последние шесть месяцев он переводил деньги с этих счетов, не указывая в банковских документах места назначения. Тем самым он подвергал риску не только свой банк и своих вкладчиков, но и собственный статус в глазах комиссии по банкам штата Нью-Йорк.

   Кори буквально набросилась на собеседника, словно желая мощным натиском уничтожить его оборону.

   – Это невозможно, – воскликнула она. – Деньги ничего не значили для Дэнни. Он бы никогда так не поступил!

   – Может, у него были расходы, о которых вам неизвестно. – Адам вдруг поймал себя на том, что начинает ненавидеть собственную работу.

   Кори не собиралась оставить последнюю фразу повиснуть в воздухе.

   – Какие же, например, расходы? – настаивала она.

   Адама до глубины души трогала беззащитность и наивность этой женщины. В то же время все, что было связано с ее мужем, вызывало у него раздражение, почти негодование.

   – Тут есть много разных возможностей, – начал Адам, но Кори тут же его перебила.

   – Даже если бы я готова была поверить, что у моего мужа была другая жизнь… – Она запнулась. – Другая жена или любовница. – Снова пауза. – Вам не кажется, что и в этом случае сумма в пятьдесят миллионов долларов звучит несколько экстравагантно?

   То, что говорила Кори, было вполне логично, но Адам Сингер столько видел в этой жизни, что уже перестал чему-либо удивляться.

   – Все это действительно немного надуманно, – согласился Адам.

   Внимательно глядя на Кори, он отметил, что на ней надето все то же черное платье, что и днем, только волосы она собрала в небольшой пучок на затылке.

   – Думаю, – продолжал он, – разумнее всего будет попытаться выяснить, что же на самом деле случилось с самолетом.

   – Что ж, – понимающе произнесла Кори. – Если ваша гипотеза верна и мой муж действительно похитил пятьдесят миллионов долларов, то живой он, конечно же, стоит больше, чем мертвый.

   – Мне кажется, – продолжал Адам, не обращая внимания на последние слова Кори, – в самолет вполне могли подложить бомбу. Скажем, в Хьюстоне, во время дозаправки.

   – Мой муж не убийца! – негодующе воскликнула Кори.

   – Вы в этом так уверены? – спокойно спросил Адам.

   Ярости Кори не было границ.

   – О да, я в этом уверена, можете не сомневаться! – почти прокричала она.

   Своим следующим вопросом Адам только подлил масла в огонь.

   – Скажите мне, пожалуйста, миссис Видал, а что должны получить вы в случае смерти мужа?

   – Мы никогда не обсуждали этот вопрос.

   – Почему?

   – Просто не обсуждали и все. Мой муж… – Кори снова запнулась, прежде чем заговорить о Дэнни в прошедшем времени. – Мой муж был всего на двенадцать лет старше, чем я, и у нас было много гораздо более интересных предметов для обсуждения.

   Кори не стала объяснять, что после всего пережитого с Дэнни Видалом она просто не могла говорить о его смерти. Точно так же, как сам Дэнни не хотел обсуждать вопрос о ребенке. «Когда мы устроимся в Нью-Йорке, Кори, то сможем наконец подумать об этом». Когда будет готова новая квартира… когда получше пойдут дела в банке… когда наладится твоя работа в больнице… когда замерзнет Рио де ла Плата… когда, когда, когда…

   – Вам необходимо знать одну вещь, – срывающимся голосом произнесла Кори. – Как бы я ни верила в то, что мой муж жив, это абсолютно невозможно…

   Адам ждал, что скажет ему дальше эта женщина, ярость которой боролась с отчаянием и безнадежностью. Кори сглотнула слезы и выпалила в лицо Адаму:

   – Я беременна, понимаете? Мы с Дэнни любили друг друга. И вообще нужно быть настоящим подонком, чтобы поступить так, как вы говорите!

   Кори не могла больше говорить, но этого и не требовалось. Адам прекрасно все понял. Он почему-то вспомнил вдруг о Еве. Второй раз в жизни почувствовал себя настолько несчастным, что это проявилось чисто физиологически – как и тогда, во время рокового для него ужина, Адама Сингера подташнивало.

   – Я не знаю, что сказать, – начал он, протягивая через стол руку и дотрагиваясь до руки Кори. К большому удивлению Адама, она не отдернула руку. Казалось, ее даже немного утешило прикосновение Адама.

   – Я тоже не знаю, что сказать, – жалобно произнесла Кори, убирая руку, чтобы вытереть слезы.

   – А муж знал о вашей беременности? – спросил Адам.

   – Да, – спокойно и с достоинством произнесла Кори.

   Несколько секунд Адам сидел молча, погруженный в свои мысли.

   – Послушайте, – сказал он наконец. – Я ничего не знаю о ваших отношениях, но я знаю, что иногда люди попадают в такие ситуации и бывают в таком состоянии, что способны делать очень многие вещи, которые бы никогда не сделали при других обстоятельствах…

   – Дэнни никогда бы так не поступил, – настаивала Кори. – Он никогда не бросил бы меня в таком положении.

   – Мне нужна ваша помощь, – тихо произнес Адам. – Я пытался объяснить вам это еще тогда, в морге.

   – Я прекрасно понимаю, – ответила Кори. – Вы хотите, чтобы я помогла вам возбудить уголовное дело против моего мужа.

   Адам готов был сквозь землю провалиться.

   – Послушайте, но ведь вы заинтересованы в этом больше, чем кто-либо другой. Неужели вам не хочется выяснить, действительно ли ваш муж жив, и получить ответы на все те вопросы, которые мы с вами только что обсуждали?

   Это становилось уже настоящей пыткой. Кори спрашивали, действительно ли она хочет узнать, что ее муж жив, встретиться с ним лицом к лицу и попытаться понять, как мог он так поступить с ней и их не родившимся еще ребенком. Что ж, Кори знала ответ на этот вопрос.

   – Да, – твердо сказала она.

   Адам прекрасно понимал чувства сидящей перед ним женщины. Но все же он решил идти до конца.

   – Даже если это означает, что ваш муж попадет в тюрьму?

   Даже если это означает, что сердце ее будет разбито и жизнь разлетится на куски.

   – Да, – подумала она и сказала, откинувшись на спинку стула.

   – Так, значит, я могу задать вам еще несколько вопросов? – мягко спросил он.

   Кори кивнула.

   – Вы знали о том, что самолет садился в Хьюстоне на дозаправку?

   – Да.

   – Кто сказал вам об этом?

   – Мой деверь.

   – А откуда узнал он?

   – Потому что мой муж звонил ему из Хьюстона. По крайней мере, так он сказал.

   – А вам он тоже позвонил из Хьюстона?

   – Все выходные я дежурила в больнице.

   – И он не звонил вам туда?

   – Нет.

   – У вас в квартире есть автоответчик?

   – Да.

   – В те выходные на нем было что-нибудь записано?

   – Нет. Было только несколько звонков, и каждый раз вешали трубку. Но Дэнни никогда не вешал трубку – он обязательно бы что-нибудь сказал.

   Если бы он не изображал покойника, то обязательно бы что-нибудь сказал…

   – А почему вы не полетели с мужем в Акапулько?

   – В праздники отделение травматологии в больнице напоминает поле боя. По доброй воле никто не согласился бы меня заменить. Так что пришлось дежурить.

   Адам вовсе не был уверен, что стоит расспрашивать Кори о прошлом, но все-таки решился:

   – Насколько я понимаю, вы познакомились с мужем в Аргентине во время правления хунты…

   Кори охотно поддержала эту тему.

   – Я была его студенткой.

   – А ваш муж, насколько я знаю, был видным членом оппозиции милитаристскому правительству.

   Кори, кажется, о чем-то догадалась.

   – Это сообщил вам ваш загадочный информатор, имени которого вы не имеете права назвать?

   – Для следователя важен любой свидетель, – сказал Адам.

   Несколько секунд Кори молча смотрела на Адама, затем сказала:

   – Фернандо Стампа так и не оправился от потери сына.

   – Вы обвиняете его?

   – Конечно, нет. Но он не мог простить Дэнни, что тот не нашел тогда его сына.

   – Откуда вы знаете?

   – Потому что все мы живем с чувством вины перед близкими, которым не удалось остаться в живых, в то время как сами продолжаем жить.

   – Вы тоже потеряли тогда кого-то из близких?

   – Я потеряла лучшего друга. – Кори печально улыбнулась. – Горькая ирония состоит в том, что, если бы я не потеряла Эрнандо, я бы никогда не вышла замуж за Дэнни.

   Кори разрыдалась.


   Кори встретила Эрнандо в том же самом кафе около университета, где несколько недель спустя она познакомилась с Дэнни. Кори забрела туда, надеясь там разобраться в эссе Борхеса о Дон-Кихоте, а Эрнандо как раз наигрывал танго на своем bandoneon – репетировал перед вечерним выступлением. Эрнандо подошел к столику девушки, и между ними завязался ничего не значащий разговор о Борхесе и о танго. Разговор этот закончился совместным ужином и жарким политическим спором по поводу ситуации в Аргентине.

   Эрнандо Сикес был редактором ежедневной университетской газеты, в которой он нещадно атаковал правящий режим и регулярно публиковал списки всех арестованных секретной полицией. Эрнандо считал, что, сообщая подробности о каждом пропавшем без вести, он как бы напоминает оставшимся на свободе о том, что они пока еще реальные люди, а не просто статистические единицы. К тому же эти списки давали их родственникам возможность требовать у властей информации об арестованных и предъявляемых им обвинениях.

   С самого начала между Кори и Эрнандо возникла глубокая взаимная симпатия, которая не ограничивалась одним физическим влечением. Это было что-то вроде молчаливого признания привлекательности друг друга, за которым ничего не стояло – ни один не ждал от другого, что тот попытается как-то форсировать их отношения. Они искренне любили друг друга, но у них не было ни малейших сомнений в том, что не стоит углублять эти отношения.

   В любом случае эти отношения были обречены, потому что через несколько недель Кори встретила Дэнни Видала.

   Эрнандо был очень красивым молодым человеком с темными глазами и черными волосами, высокий и стройный. Он был спокойным и одновременно упрямым, в глазах его светился живой ум. От матери, которая была аргентинкой, он унаследовал правильные черты лица, цвет волос, высокие скулы, красиво очерченный рот, а от отца-шотландца – невинный взгляд и чуть красноватое лицо.

   Еще до того, как Эрнандо познакомился с Кори, он вступил в ряды монтанерос и стал одним из «рекрутов» Дэнни Видала – воинствующим марксистом, свято верящим в то, что жестокость – единственный путь достижения демократии. Он даже носил бороду и ходил в берете, подражая Че Геваре, который был его кумиром.

   В один из уик-эндов Кори вместе с Дэнни и Эрнандо отправились на машине в Буэнос-Айрес. У Дэнни была назначена встреча на конспиративной квартире в Ла Бока, рабочем районе города близ канала Риакуело, а Кори с Эрнандо собирались пойти потанцевать и послушать музыку в клуб под названием «Ла Вердулериа» на Авенида Кориентес. Они договорились, что если Дэнни не появится в клубе до его закрытия, то все трое встретятся на квартире в Ла Бока.

   Авенида Кориентес была одной из самых оживленных улиц города. Она напоминала Кори Таймс-сквер, Пигаль и Пикадилли одновременно. Местные жители называли ее «улицей, которая никогда не спит». На этой улице вдоль тротуаров тут и там попадались небольшие ресторанчики и кафе, где можно было быстро перекусить, киоски, передвижные балаганчики и небольшие столики торговцев книгами, где можно было найти абсолютно все – от иностранных газет и последних бестселлеров до изданий для избранной публики. Все это, конечно же, было одобрено правительственной цензурой.

   Клуб «Ла Вердулериа» был когда-то портовым притоном. Теперь же он был отреставрирован и оборудован по последнему слову техники. В дверях стоял карлик, который провожал посетителей к их столикам. Певец пытался развлечь публику отвратительной пародией на песни Фрэнка Синатры. После трех часов ночи оркестр играл всевозможные румбы, самбы и танго. Кори и Эрнандо прибыли как раз к танцам.

   То были страшные времена для Аргентины. Солдатам правительства не требовалось особых предлогов для расправы над мирными жителями. Стоило процитировать несколько строчек из поэмы Пабло Неруды – и этого оказывалось достаточно. Разговор, в котором участвовали больше двух человек, вполне могли посчитать заговором, угрозой национальной безопасности. Поэтому люди предпочитали не собираться друг у друга дома. Вместо этого принято было встречаться в общественных местах – в ресторанах, на скачках, на футбольных матчах, в опере, в кино, просто на углу улицы или в автобусе. К половине шестого Кори начала уже не на шутку беспокоиться за Дэнни и попросила Эрнандо отвезти ее домой.

   Это случилось, когда Кори и Эрнандо, держась за руки, переходили через Авенида Кориентес. Возле них резко затормозил «форд-фалькон», из которого выскочили трое мужчин и окружили их. Только что на улице было тихо и спокойно, теперь кругом раздавался топот ног, громкое кряхтение этих монстров, которые немедленно начали орудовать кулаками и дубинками. Швейцар-карлик поспешил спрятаться за дверью клуба, как только раздался визг тормозов. Кори услышала только, как щелкнул дверной замок. Несколько дней спустя один из очевидцев, остававшийся внутри кафе, рассказал Дэнни, что все время, пока полицейские избивали Эрнандо, музыканты старались играть как можно громче, чтобы заглушить крики Кори, доносившиеся с улицы.

   Было ясно, что мишенью полицейских является не Кори, а ее спутник. Эрнандо сбили с ног и продолжали избивать. Один из негодяев держал его за волосы и методично хлестал по лицу, другой срывал с него ботинки и ремень, а третий избивал ногами. Кори с ужасом слышала хлюпающий звук – это врезался в ребра Эрнандо кожаный сапог полицейского.

   Не понимая, что делает, Кори пыталась вырвать Эрнандо у мучителей. И то ли в истерике, то ли повинуясь интуиции, она все время выкрикивала его имя, словно надеясь, что кто-нибудь его все-таки запомнит и после этого Эрнандо не смогут так просто убить в тюремном застенке. Кори потеряла туфли и порвала платье. Сначала ее ударили в лицо, а потом в живот. Отлетев к тротуару, Кори снова бросилась на полицейских. Она кусалась, царапалась, умоляла оставить Эрнандо, едва успевая при этом уворачиваться от кулаков и дубинок. Она хваталась за Эрнандо, которого, продолжая избивать, тащили к машине. Все было бесполезно. Кори снова отшвырнули, словно кучу тряпья. Лежа на мостовой, она наконец поняла, что нападение было не случайным: эти люди наверняка охотились за Эрнандо, они знали, что он приедет сегодня в Буэнос-Айрес. Только после того, как машина скрылась из виду, Кори смогла подняться на ноги.

   Кто-то предложил Кори отвезти ее домой или в больницу, но она отказалась от их помощи. Эта фальшивая забота вызывала у Кори отвращение. Она сосредоточилась на поисках своих туфель, которые оказались под припаркованной рядом машиной. Кори присела на тротуар, чтобы надеть их. Не вполне отдавая отчет в своих действиях, Кори двинулась в направлении Ла Бока. Она была совершенно раздавлена, но ярость придавала ей силы. До Ла Бока было несколько миль, а над Авенида Кориентес уже всходило солнце. В разорванной одежде, с растрепанными волосами, с синяками и ссадинами, Кори шла, не обращая внимания на притормаживающие рядом машины, пассажиры которых высовывались из окон и удивленно смотрели на нее. Пройдя несколько кварталов, Кори наконец сдалась и села в остановившийся рядом автобус. Кори чувствовала чудовищную усталость и боль, засевшую где-то глубоко в груди. Она безучастно смотрела в окно. Автобус проехал Авенида Педро де Мендоза и пересек мост Николаса Авелланеды. На Калле Некошеа Кори сошла с автобуса и продолжала идти к каналу Риакуело, где находилась конспиративная квартира Дэнни. Она все шла и шла – мимо сомнительного вида баров, сверкающих огнями, мимо стереоколонок, выставленных прямо на тротуар, из которых лилась музыка, мимо уличных торговцев, мимо домиков из железных листов, раскрашенных в яркие цвета, на балконах которых висели птичьи клетки, мимо сгорбленных фигур рабочих, снующих как муравьи рядом с доками.

   Когда Дэнни открыл дверь и увидел перед собой избитую и растерзанную Кори, он сам чуть не потерял сознание. Бросившись к ней, он подхватил ее на руки и понес в комнату, баюкая ее на руках и нежно целуя синяки на ее теле. Кори сказала, что Эрнандо забрали. Она сказала также, что теперь остается единственная надежда спасти Эрнандо – связаться с американским посольством и попросить помощи у ее отца. Дэнни подтвердил, что ее не тронули только благодаря хорошим отношениям между Палмером Виаттом и членами хунты. Никто не знал в тот вечер, что в доме на Ла Бока был установлен магнитофон, а это означало, что генералы, сидящие на Каса Росада, уже сообщили Палмеру Виатту о том, что его дочь пострадала при аресте одного из заговорщиков. Дэнни и Кори не успели еще выйти из дома и сесть в машину, а Палмер уже знал о том, что они собираются ехать к нему.

   Они ехали молча. Кори сидела близко-близко к Дэнни, положив голову ему на плечо. Машина подъехала к посольству, и Дэнни притормозил. К ним подошли два охранника с зажженными фонариками. Из дома тут же выбежал сам Палмер.

   Кори молча вышла из машины. Дэнни последовал за нею и облокотился на дверцу автомобиля. Палмер Виатт подбежал к дочери. Он молча стал гладить Кори по лицу, подносить по очереди к губам ее руки, не в силах от волнения произнести ни слова. Наконец он начал быстро повторять:

   – Это не могло случиться, нет-нет, это не могло случиться именно с тобой.

   Но Кори уже успела освободиться из объятий отца и, заливаясь слезами, бросила ему в лицо:

   – Ты знал!!! Ты ведь знал обо всем еще до того, как мы там оказались!

   Позже Дэнни говорил, что никогда не видел такого растерянного выражения, какое было на лице Палмера Виатта, когда он молча достал носовой платок и вытер кровь с губ дочери.

   – Слава Богу, ты в безопасности! – дрожащим голосом произнес он.

   – Они забрали Эрнандо, – рыдала Кори. – Они избили его и увезли с собой. Пожалуйста, найди его, сделай что-нибудь!

   Палмер Виатт был уже готов к тому, что увидит свою дочь избитой, но просьба Кори явно застала его врасплох. Он поднял глаза и взглянул через крышу машины на Дэнни Видала.

   – Как вы могли это допустить? – спросил Палмер.

   – Тот же вопрос я мог бы задать вам, – твердо произнес Дэнни, глядя прямо в глаза послу.

   – Прекратите, – плакала Кори. – Вы только зря теряете время!

   Однако Палмер явно не собирался ничего предпринимать.

   – Почему ты уверена, что я могу что-то сделать? Я ведь только гость в этой стране, – сказал он дочери.

   – Если бы ты ничего не мог сделать в этой стране, я была бы сейчас там же, где Эрнандо, – сквозь зубы произнесла Кори. – Пожалуйста, папа, найди его и спаси.

   Секунду поколебавшись, Палмер подошел к будке охранника и взял телефонную трубку. Кори и Дэнни внимательно посмотрели друг на друга через крышу машины. Достаточно одного звонка…

   Палмер вернулся через несколько минут.

   – Эрнандо в Пуэсто Васко, – сказал он.

   У Кори перехватило дыхание. Пуэсто Васко, эта жуткая тюрьма в подвале Морской инженерной академии!

   – Все кончено! – снова разрыдалась Кори. – Он мертв.

   – Вовсе не обязательно, – попытался утешить ее Палмер. – Пока ему только предъявили обвинение…

   Кори резко обернулась к отцу.

   – Обвинение?! Можно подумать, его ждет справедливый суд! Ведь ему наверняка не дадут даже позвонить родным, не говоря уже об адвокате! – Кори вцепилась в лацкан пиджака Палмера. – Прекрати наконец обращаться со мной как с круглой дурой!

   Наконец посол обрел над собой контроль.

   – Пойдем, – сказал он дочери. – Пойдем домой, и пообещай мне никогда больше не видеться с этим человеком. – Он кивнул в сторону Дэнни Видала. – Тогда я попытаюсь помочь. Но только пойдем домой.

   – Домой?! – в ярости закричала Кори. – У меня нет, нет дома!

   Палмер уговаривал дочь вернуться домой, а Кори отказывалась подчиниться. Наконец Палмер сдался.

   – Что ж, я ведь все равно ничего не смогу сделать для твоего друга, – грустно сказал он.

   Когда машина с Дэнни и Кори отъехала от здания посольства, последнее, что видела Кори, была фигура ее отца. Он выглядел одиноким и беспомощным. Кори снова и снова задавала один и тот же вопрос – откуда мог ее отец узнать о том, что случилось, еще до того, как приехали они с Дэнни? Дэнни ничего не отвечал. Они не знали, насколько подробной информацией об этом деле располагал Палмер.

   Вернувшись в квартиру на Ла Бока, они стали звонить всем, кто мог хоть как-то помочь в этом деле. Реакция на звонки была примерно одинаковой – одни немедленно вешали трубку, другие говорили, что ничем не могут помочь, третьи умоляли не ввязывать их в это дело. Несколько дней Дэнни и Кори оставались в квартире на Ла Бока. Все мысли их были поглощены тем, как найти Эрнандо и спасти ему жизнь. Когда первое потрясение немного улеглось, они вернулись в Кордову. Кори и Дэнни не оставляли попыток помочь Эрнандо, хотя со временем Эрнандо превратился в одного из миллионов пропавших без вести.

   Официальной причиной ареста Эрнандо послужила его деятельность по изданию газеты со списками жертв хунты. Чтобы удовлетворить общественность, над Эрнандо устроили открытый судебный процесс, хотя приговор был ясен заранее – уж тут власти Аргентины никому угождать не собирались. Эрнандо быстро объявили виновным, приговорили к смертной казни и отправили обратно в тюрьму. Шесть месяцев спустя Дэнни Видал перебрался из Кордовы в Буэнос-Айрес, где получил должность управляющего банком «Кредито де ла Плата». И все это лишь для того, чтобы самому исчезнуть следующей зимой.

   Теперь, спустя много лет, Кори по-прежнему чувствовала угрызения совести, словно она не пыталась спасти жизнь Эрнандо и предала его, не отказавшись от Дэнни.

   – Итак, Эрнандо убили, – подытожил рассказ Кори Адам Сингер.

   В какой-то момент ей захотелось рассказать Адаму всю историю до конца, но у Кори давно вошло в привычку оставлять этот рассказ незаконченным. Дело в том, что за несколько дней до того, как хунта закрыла банк Дэнни, Эрнандо выбросили из машины на тротуар перед «Ла Вердулериа». Он был без рук, а к спине был привязан bandoneon. Дэнни тут же помчался на Авенида Кориентес. В клубе в тот вечер было полно народу, а у карлика-швейцара была новая форма.

   – Эрнандо стал не просто одной из жертв режима, он был как бы и моей жертвой, – задумчиво произнесла Кори. Нет, она не смогла бы это объяснить, даже если бы захотела.

   Кори окликнули. Обернувшись, она увидела отца. Он был, как всегда, безукоризненно выбрит, волосы, еще мокрые после душа, гладко зачесаны назад. Поцеловав дочь, Палмер Виатт представился Адаму. Затем он уселся рядом с Кори.

   – Все это получилось очень странно, не правда ли? – сказал он. – Я имею в виду повестку, которую вы пытались вручить уже мертвому человеку.

   – Действительно странно, – не стал спорить Адам.

   – Но почему же вы здесь?

   – Потому что он не верит, что Дэнни мертв, – ответила за Адама Кори.

   – У вас есть причины сомневаться? – Палмер был явно озадачен.

   – Вполне достаточно, – ответил Адам.

   Внимательно глядя на дочь, Палмер спросил:

   – Я могу чем-нибудь помочь в этом деле?

   Кори покачала головой.

   – Не думаю, папа.

   По лицу Палмера пробежала тень.

   – Послушай, Кори, я, кажется, принес дурные новости. Жорж Видал приказал кремировать останки.

   – Я знаю, – сказала Кори. – Мистер Сингер уже успел мне сообщить.

   – А кто сообщил о кремации вам? – поинтересовался Адам.

   – Сам Жорж.

   Адам понимающе кивнул. Подошел официант, и Сингер попросил принести счет. Вид у него при этом был довольно подавленный. Как только официант отошел от их столика, Адам снова обратился к Палмеру Виатту.

   – А больше Жорж не сообщил вам ничего интересного?

   Палмер покачал головой.

   – У нас не те отношения, чтобы Жорж со мной откровенничал.

   – Он ничего не говорил про «черный ящик» из самолета?

   – Ничего.

   Подошел официант со счетом.

   – Надеюсь, вы уходите не из-за меня. – Палмер вопросительно взглянул на Адама.

   Тот покачал головой.

   – Конечно, нет. Просто у меня назначена встреча со священником.

   Он полез в карман за деньгами.

   – С каким еще священником? – удивилась Кори.

   Прежде чем ответить, Адам пристально посмотрел на Палмера.

   – Дело в том, что у одного из местных жителей было видение. На дороге из Церро эль Бурро в Чилпанцинго он видел Иисуса Христа.

   – А какое отношение это имеет к вашему делу?

   Адам встал.

   – Меня всегда интересует духовная сторона вещей.

   Палмер тоже встал и протянул Адаму руку.

   – Приятно было познакомиться.

   Тут Кори задала вопрос, который очень удивил Адама.

   – Вы дадите о себе знать?

   – Да, я обязательно свяжусь с вами, – пообещал Адам.

   И тут Кори удивила его во второй раз.

   – Этот самый местный житель, который видел Иисуса Христа, он что, видел также, как разбился самолет? – спросила она.

   – Честно говоря, пока я еще не очень хорошо понял, что он видел, – ответил Адам, вынимая визитную карточку. Повернувшись к Палмеру, он спросил:

   – Вы пробудете какое-то время с дочерью в Нью-Йорке?

   – Да, – ответил Виатт. – А потом еще немного в Вашингтоне. – Он тоже достал карточку и что-то написал на обороте.

   – Это мои номера в Вашингтоне, Нью-Йорке и Буэнос-Айресе, – пояснил он.

   – Берегите себя, – сказал Адам на прощание, обращаясь к Кори.

   Он поклялся себе, что никогда больше не позволит заманить себя в ловушку собственных чувств, когда дело касается работы. С таким же успехом можно было поклясться, что он научится не дышать – Адам был в ловушке с того самого момента, когда увидел эту женщину в Бруклинской больнице.

   – Мы еще поговорим с вами в Нью-Йорке, – сказал Адам, надеясь, что слова его звучат именно так, как ему хочется, а именно: его интерес имеет чисто профессиональные мотивы. В то же время он прекрасно понимал, что на деле все обстоит совсем иначе. Когда Адам ушел, Палмер сказал, обращаясь к дочери:

   – Я не доверяю этому человеку.

   – А тебе вовсе не надо ему доверять, – спокойно сказала Кори.

   – Точнее, я не доверяю тому, что он делает, – поправился Палмер.

   – Он пытается найти Дэнни.

   – Но мне не нравятся его мотивы. – Мотивы не имеют значения.

   Палмер взял руку дочери в свою ладонь.

   – Он мертв, Кори, пойми это наконец.

   У Кори чуть дрогнули губы.

   – Я поверю в это только тогда, когда получу хоть какое-нибудь доказательство того, что Дэнни действительно был в этом самолете.

   – Хотя бы ради твоего будущего ребенка, Кори, – понизив голос, почти прошептал Палмер Виатт. – Я обязан предупредить тебя о последствиях. Неужели ты не понимаешь, что прокуратура может подозревать твоего мужа до бесконечности. И ты наверняка не сможешь получить ни пенни с авиакомпании. Ты не сможешь даже возбудить против них иск, пока существуют хоть какие-то сомнения в том, что Дэнни Видал действительно погиб на борту их самолета.

   Кори удивилась.

   – Но я вовсе не собираюсь подавать в суд на авиакомпанию, – сказала она, а затем спросила: – Кстати, а как ты узнал о существовании этой повестки и обвинений против Дэнни?

   – Мне сказал Жорж.

   – И что же еще он тебе сказал? – с нескрываемым раздражением спросила Кори.

   – Что банк Дэнни наверняка прогорит, поэтому не стоит отказываться от возможности получить деньги с авиакомпании. Он сказал еще, что банк не просто обанкротился, а что в понедельник нью-йоркская банковская комиссия, скорее всего, его просто закроет. То есть на все счета твоего мужа будет наложен арест. – Палмер был сильно взволнован. – Как ты собираешься оплачивать квартиру?

   – Никак, – просто сказала Кори.

   Тогда Палмер попробовал другой подход.

   – Дэнни вряд ли одобрил бы тот союз, который ты, судя по всему, заключила с этим человеком – Адамом Сингером.

   – Дэнни здесь нет, – возразила Кори.

   Ей самой приходила в голову мысль, высказанная только что отцом, но Кори сразу отогнала ее от себя. Она вовсе не нуждалась в одобрении или разрешении, особенно от отца и уж тем более от мужа. Кори волновал сейчас один-единственный вопрос: неужели вся ее совместная жизнь с Дэнни была до краев наполнена ложью? И вопрос этот волновал ее настолько, что для решения его она готова была заключить союз с кем угодно.

   – Жорж собирается передать тебе урну с прахом Дэнни.

   – Скажи ему, что не стоит беспокоиться.

   – Так положено, Кори, – настаивал мистер Виатт.

   – Что ж, тогда возьми ее ты, папа. Ведь протокол – твоя стихия.

   – Кори, ты должна думать головой, а не сердцем.

   Кори отвернулась, чтобы отец не увидел ее слез. Все дело в том, что она уже взглянула в лицо реальности. Иначе давно изобразила бы примерную аргентинскую вдову, убитую горем, и увезла бы с собой урну с останками совершенно незнакомого человека. Но Дэнни стоило быть умнее и не ожидать от нее ничего подобного. Как ни странно, мысли Кори все время возвращались к началу их романа и к тому времени, когда она впервые потеряла Дэнни. Кори все время представляла себя бредущей в толпе женщин на Плаза де Майо. В толпе женщин, чьи мужья и дети пропали без вести.

Часть вторая

   Выстрелив, я почувствовал, как вырывается наружу накопившаяся во мне одержимость. В нашем районе полно парней вроде меня – успевших стать отцами и убийцами. Мы даем жизнь, мы отнимаем жизнь…

Энтони, 17 лет, пациент Бруклинской больницы, 1992 год

   Сначала мы убиваем всех мятежников, потом их союзников, потом… сочувствующих, затем… тех, кто остался равнодушным, и наконец мы убиваем тех, кто испугался.

Генерал Иберико Сент-Жан, губернатор, Буэнос-Айрес, 1975 год

10

   Сегодня в Патагонии должна была наконец завершиться операция, которая началась четыре года назад. На узкой посадочной полосе, тянущейся вдоль берега Бигл-кэнал близ городка Юшуайя, заходил на посадку самолет «Сессна», на борту которого был груз с сорока шестью миллионами четырьмястами тысячами долларов в купюрах крупного достоинства. Когда-то Чарлз Дарвин прошел всю Патагонию до самого южного поселения – Юшуайя, – чтобы изучить жизнь индейцев. После восьми лет полной изоляции от цивилизованного общества в этой далекой стране он вернулся в Англию и подарил миру теорию эволюции, в которой, как известно, не осталось места для Господа Бога.

   Вдали виднелась вершина пика Монте Оливиа, возвышавшаяся на сто, а то и двести футов над землей. Гору окружали пять холмов, известных под названием Цинко Херманос, вершины которых, как и вершина пика, были покрыты снегом. За холмами, по обе стороны Бигл-кэнел, рос густой лес.

   Деньги были упакованы в сорок одну коробку из-под обуви. В каждой коробке был миллион долларов, банкноты были тщательно разложены так, чтобы ни одна не помялась и не порвалась. Обувные коробки были со всего света – на них красовались маркировки «Гуччи» и «Вестон», «Флоршейм» и «Бэлли», «Эрам» и американской «Фэйва». Коробки были сложены в два мешка из парашютного шелка.

   За штурвалом самолета сидел пожилой югослав. Много лет назад этот человек поселился в небольшой югославской колонии в местечке Порвенир, находившемся на чилийском побережье пролива Магеллана. Тогда летчик мечтал работать в компании «Эрлайнз аргентинас» и заработать достаточно денег, чтобы можно было вернуться победителем на родину, в Хорватию. Однако ему это так и не удалось. Наверное, именно поэтому пожилой пилот неизменно напивался в одном и том же баре на чилийской военно-морской базе после каждого перелета через пролив Магеллана. После этого, повинуясь своеобразному ритуалу, он обязательно доезжал до портовых доков Порвенира, чтобы еще раз прочитать на специальном указателе, что Югославия находится всего в восемнадцати тысячах шестистах шестидесяти двух километрах от Чилеан Тьерра дель Фуего.

   Посадочная полоса, на которую садился самолет, находилась на территории небольшой скотоводческой фермы, рядом тянулся галечный пляж, который был сейчас совершенно безлюден, если не считать одного человека, который стоял среди копошащейся вокруг него стаи морских птиц. Всякий раз, когда мужчина переминался с ноги на ногу, под его тяжелыми ботинками хрустели раковины моллюсков и панцири крабов. Невдалеке пара черно-белых ржанок кружилась вокруг валявшихся на берегу мертвых пингвинов, напоминавших детей, одетых в специальные похоронные костюмчики.

   Мужчина, стоявший на берегу, был коренаст, мускулист и абсолютно лыс – даже кирпичного цвета лицо его было лишено какой-либо растительности. На плече человека висела бельгийская винтовка системы FNL, в кобуре на поясе лежал пистолет системы Halcon.

   Маккинли Свейзи был хорошо известен на территории Латинской Америки, хотя начал он свою карьеру совсем в другой части света. Человек этот любил войну и оружие, что и привело его из городка Алтуна, штат Пенсильвания, где Свейзи работал на фабрике, сначала на Кубу, а потом, в шестьдесят девятом году, во Вьетнам. Сначала он был авиамехаником у вьетконговцев, обслуживал советские самолеты, которые доставляли в Ханой и эвакуировали из Ханоя войска Северного Вьетнама.

   Со временем Свейзи усовершенствовал свои пиротехнические способности и состряпал радиоуправляемую бомбу на основе ТНТ – взрывчатки, использовавшейся в авиационных снарядах. Свейзи сделал открытие: если запастись достаточным количеством этого взрывчатого вещества, вполне можно взорвать самолет. Например, один из американских «Боингов-707», которые предоставляла одна частная компания для того, чтобы вывозить из Сайгона на уик-энд личный состав Сто первой воздушно-десантной дивизии. Свейзи купил альтиметр для бомбы на складе американской военной базы, спрятал его вместе со взрывчаткой в хозяйственном отсеке самолета и установил прибор таким образом, чтобы самолет взорвался в воздухе над Южно-Китайским морем. Свейзи старался, чтобы среди пострадавших от устроенных им взрывов не было гражданских лиц.

   До того, как потерять волосы, Свейзи был вполне хорош собой. Даже сейчас в его черных глазах, горящих на безволосом лице, было что-то чувственное. Они как бы вбирали в себя весь мир, стремясь запечатлеть его в мозгу, в сердце, в памяти. Свейзи старался избегать женщин с тех пор, как умерла при родах его молоденькая невеста-кубинка. Впрочем, возможно, это костлявое и беззубое существо умерло вовсе не от гонореи. Как бы то ни было, Свейзи исчез с Кубы вскоре после смерти кубинки и ее ребенка. О нем долгое время не было ничего слышно, пока он не объявился наконец в Эль-Сальвадоре, пока одни говорили, что Свейзи отошел от дел, другие – что сошел с ума, убит горем, в депрессии, и только лишь немногие утверждали, что Маккинли Свейзи наверняка находится сейчас где-нибудь в Латинской Америке и тренирует коммандос для грядущих революций. В начале семидесятых он появился в Аргентине, где вместе с несколькими воинствующими иезуитами, парочкой бывших приверженцев правой католической партии проперонистов и богачей-интеллектуалов, проявлявших ярко выраженную склонность к террору и насилию, создал группировку монтанерос. Точнее, он как бы воссоздал эту организацию, существовавшую когда-то давно, за сто лет до Перона, когда гаучо и каудиллос боролись с испанскими войсками за независимость Аргентины.


   Сегодня было шестое июля, обычный морозный день холодной патагонской зимы. Маккинли Свейзи стоял посреди пустынного пляжа и не сводил глаз с дверцы приземлившегося рядом самолета. Он молча прислушивался к стихающему шуму моторов, при этом выражение откровенной враждебности время от времени сменялось на его лице выражением тихого отчаяния. С моря подул ветер, и брызги окатили иллюминатор самолета. Из открытого люка выбросили веревочную лестницу, которая стала мерно покачиваться на ветру. Наконец показался единственный пассажир, прилетевший на борту самолета. Цепляясь одной рукой за веревки лестницы, он крепко сжимал в другой черный «дипломат». Через несколько секунд мужчина спрыгнул с последней перекладины лестницы на песок и залез свободной рукой в карман водонепроницаемого плаща. Пряча лицо в воротник, он неуверенно пошел к встречавшему его Свейзи, стараясь спрятаться от ветра и соленых морских брызг.

   Свейзи тепло поприветствовал прилетевшего. Он даже сдвинул на спину висевшее на плече ружье, чтобы заключить мужчину в объятия.

   – Как чудно встретить тебя здесь, на краю земли, Дэнни Видал, – говорил Свейзи, смеясь и похлопывая Дэнни по спине. Отпустив Видала, Маккинли протянул руку за черным «дипломатом». Однако Дэнни тут же спрятал его за спину.

   – Прошло много времени, Мак, – начал он, глядя своими черными сверкающими глазами в глаза Свейзи. – Много времени, – повторил он, устремляя взор куда-то далеко за спину Свейзи, словно пытаясь понять, нет ли там, на линии горизонта, чего-нибудь такого, что могло бы привести к неожиданным осложнениям.

   – Стампа пошел к прокурору, – объявил Свейзи.

   – Что ж, я так и думал, – спокойно, почти легко произнес Дэнни. – А откуда ты знаешь?

   – Следователь по специальным вопросам окружной прокуратуры явился в Чилпанцинго с повесткой на твое имя.

   На первый взгляд, это сообщение показалось Дэнни почти смешным, хотя, когда он задал следующий вопрос, голос его звучал совсем невесело.

   – А по какому делу меня вызывали?

   – Из-за этого самого миллиона, – ответил Свейзи, делая приглашающий жест в сторону джипа «чероки», стоящего в нескольких футах от них. – И еще, этот тип – следователь – вовсю увивался вокруг твоей жены, – искоса взглянув на Дэнни, сообщил Свейзи.

   Она слишком порядочна, его Кори, слишком прямолинейна и доверчива, чтобы поверить, что Дэнни мог инсценировать собственную смерть.

   Дэнни молча шел за Свейзи к машине.

   – Ты всегда был очень осторожен, Дэнни, мой мальчик, но на этот раз ты совершил большую ошибку.

   Свейзи кивнул летчику, приближавшемуся к ним с мешком в каждой руке.

   – Поговорим потом, – сказал он, обращаясь к Дэнни.

   Югослав засунул мешки на заднее сиденье джипа и вопросительно взглянул на Свейзи. Тот достал из кармана конверт и протянул его летчику.

   – Я свяжусь с тобой, Милош, – пообещал он.

   Югослав кивнул, засунул конверт за пояс и, едва взглянув на Дэнни и Маккинли, отправился обратно к самолету. Свейзи снял с плеча винтовку, положил ее на заднее сиденье и только после этого открыл дверцу перед Дэнни Видалом. Тоном заботливого наставника он спросил:

   – Так зачем же, черт побери, понадобился тебе, hombre, этот миллион долларов?

   – Для Кори, – коротко ответил Дэнни, забираясь в автомобиль.

   Свейзи укоризненно покачал головой, обошел машину и тоже забрался внутрь. Несколько секунд он сидел не двигаясь.

   – И как же, по-твоему, Кори получит эти деньги? – спросил наконец Свейзи. – Ведь ты же не можешь посылать их в конвертике с обратным адресом! – Свейзи погладил Дэнни по голове. – Или ты собираешься платить ей алименты через налоговую инспекцию? – Свейзи улыбнулся.

   – Я все устроил, – сказал Дэнни, рассеянно глядя на морские волны.

   – Ты ведь знаешь, Дэнни, я люблю тебя как сына. И ты также знаешь, что мне знакомы чувства, которые ты испытываешь к этой женщине. Но ведь в этом деле участвуем не только мы с тобой. Это касается многих других. – Свейзи помолчал, а затем продолжил уже в прежнем своем полушутливом тоне.

   – Так ты действительно решил сделать своей крошке прощальный подарок в миллион долларов? По-моему, это чересчур щедро даже для тебя.

   – А какая, собственно, разница? – спросил Дэнни. – Я ведь мертв, ты разве забыл?

   – Послушай меня внимательно, Дэнни. – На этот раз голос Свейзи звучал серьезно. – Когда утихнет первая буря эмоций, они наверняка спросят себя, действительно ли ты мертв. И поверь мне, они не пожалеют времени, чтобы это выяснить. Тем более что для этого нужен-то всего один честолюбивый следователь по специальным вопросам из окружной прокуратуры. Он будет следить за твоей Кори столько, сколько потребуется, причем будет охотно делать это и в свободные от работы часы. – Свейзи опустил стекло, сплюнул и закрыл его снова. – Поверь мне, Дэнни, на свете есть работенка куда грязнее, чем заходить время от времени поболтать с хорошенькой женщиной. Он ни за что не бросит это дело, пока у него останутся хотя бы малейшие сомнения. Поэтому даже и не думай о том, чтобы связаться с женой, слышишь меня? Забудь об этом! Иначе все, ради чего мы работали эти годы, будет разрушено.


   Все будет разрушено… Дэнни уже перестал считать, сколько раз все они стояли на грани провала. И всякий раз он умудрялся спасти дело. Это было в конце семидесятых, когда он изобрел новый способ собрать необходимые средства для существования группы. Дэнни доказал, что организации необходим банк, в котором можно будет отмывать деньги, похищенные деньги. Но банки стоят больших денег, и Дэнни осенила тогда замечательная идея, которая не только позволила заработать средства на покупку банка, но и провести операцию, прогремевшую по всей Аргентине.

   И вот в одно прекрасное утро боевикам монтанерос удалось выследить управляющего крупной компании по производству зерна и муки. Фальшивый полицейский, стоявший у фальшивого же светофора, работающего от специального генератора, заставил машину управляющего свернуть с главной дороги. После этого машину окружили несколько человек из специального батальона монтанерос, которые до этого изображали телефонных мастеров, проверяющих провода. Всего за несколько часов Свейзи удалось опубликовать «военное коммюнике», в котором говорилось, что управляющего будут судить «за преступления против рабочих». Компания управляющего обвинялась в том, что ее представители дают крупные взятки правительству, которое, в свою очередь, специально придерживает товары, чтобы компания могла взвинтить цены. Дэнни предложил тогда назначить за голову управляющего цену в шестьдесят миллионов долларов. Это был самый большой выкуп за всю историю Аргентины. Однако компания заплатила его в течение недели. Получив выкуп, монтанерос установили по всему городу огромные рекламные щиты, разослали сообщения в западные газеты и стали раздавать продукты и одежду обитателям трущоб и рабочих кварталов. Они кричали на весь мир, что народные деньги наконец-то вернулись к своим законным владельцам.

   Десяти миллионов из шестидесяти хватило не только на то, чтобы накормить людей и организовать рекламную кампанию, но и на покупку оружия и амуниции, а также организацию по всей стране конспиративных квартир монтанерос. Оставшиеся пятьдесят миллионов пошли на покупку банка «Кредито де ла Плата». Организация возродилась. У Дэнни Видала начался новый виток карьеры. Но Кори… Это было совсем другое дело.

   Золотые времена продолжались до семьдесят шестого года, когда к власти пришел генерал Видела. Через несколько месяцев после этого хунта закрыла банк и арестовала всех его руководителей. Дэнни был единственным, кому удалось переправиться в Гавану. Он успел захватить большую часть наличных средств организации. Через десять лет шесть месяцев и три недели после того знаменитого дела деньги организации практически закончились. К тому же Советский Союз объявил о том, что не ставит больше на коммунизм, и Куба осталась одна. Именно тогда Дэнни Видал снова появился в Нью-Йорке, чтобы начать все с нуля, заработать новые деньги на новый виток деятельности монтанерос.

   Еще в Гаване Дэнни узнал, что банк «Интер федерейтед» в Нью-Йорке выставлен на продажу. Дэнни нашел нужные знакомства в финансовых кругах и смог добиться права на покупку банка. Все это время он обдумывал новый план: как заработать необходимые организации пятьдесят миллионов долларов. Каждый месяц Фернандо Стампа возил в Гавану «дипломат» с шестьюдесятью тысячами долларов, изъятыми незаметно из прибыли вкладчиков. Свейзи помещал эти деньги в Кубинский национальный банк, где они всегда были под рукой, когда требовалось купить оружие или провести очередную идеологическую кампанию. К сожалению, банк «Интер федерейтед» начал разоряться уже через полгода после начала деятельности Дэнни. У монтанерос было три миллиона шестьсот тысяч долларов. До пятидесяти миллионов не хватало всего сорока семи с небольшим!

   Дела банка шли все хуже и хуже, и наконец у Дэнни остался единственный выход: использовать для финансирования кубинской оперативной базы монтанерос уже не прибыль, а сам капитал вкладчиков. Что ж, революция всегда стоит дорого. Но ведь речь шла о спасении мира! Цель оправдывает средства. Поэтому очень скоро незаконное изъятие денег с банковских счетов и выписывание необеспеченных чеков превратились в обычный способ добывания денег для организации.

   За несколько месяцев до этого злосчастного уик-энда, четвертого июля, Дэнни Видал уже знал, что банковская комиссия штата Нью-Йорк и окружная прокуратура начали расследование, которое неминуемо закончится тем, что ему будет предъявлено обвинение. Он нисколько не сомневался и в том, что банк не переживет подобного расследования. Для Дэнни это означало не только позор, унижение, арест, но и, возможно, даже депортацию в Аргентину. Исчезновение было единственной возможностью решить разом все проблемы. К тому времени, когда он принял окончательное решение и покинул банк накануне четвертого июля, все украденные им у вкладчиков миллионы Эрнандо уже успел перевести в Хьюстон. В «дипломате» Дэнни лежал только миллион долларов. Эти деньги он собирался вручить Эрнандо в Хьюстоне, чтобы тот передал их Жоржу, а Жорж, в свою очередь, Кори.

   – Глупо, Дэнни, очень глупо с твоей стороны было брать этот последний миллион, – снова повторил Свейзи.

   – Что ж, убийство этого несчастного мексиканца с грузовиком тоже стоит не на последнем месте в списке дурацких ошибок, – парировал Дэнни.

   Свейзи включил наконец зажигание.

   – Он видел взрыв. Этот парень пришел в полицейский участок, где мы с Жоржем успели обо всем договориться, и сказал, что видел, как самолет взорвался в воздухе.

   – Но если это видел тот парень, то наверняка видели и другие! Что же вы собираетесь делать? Истребить целый горный район?

   – Конечно, нет, но с тем парнем у нас просто не было выбора. Твоему брату и Эрнандо только-только удалось уговорить капитана согласиться на нашу цену за то, что он попридержит часа на четыре сообщение об авиакатастрофе. Я ведь должен был найти «черный ящик». К тому же…

   Дэнни медленно кивнул.

   – Вам надо было, чтобы в морге оказалось еще одно тело, не так ли?

   Свейзи рассмеялся.

   – Нам достаточно было кусков.

   Дэнни подумал о Кори, которой пришлось опознавать эти самые куски.

   – И где же сейчас «черный ящик»? – спросил Дэнни, надеясь, что, сменив тему, он сумеет отогнать от себя образ жены, стоящей перед столом в морге.

   – Тут возникла еще одна проблема. Я сумел найти большую часть ящика – я выкупил его у одной женщины там, в горах. Но мне так и не удалось собрать его весь.

   – Вот здорово! – саркастически заметил Дэнни.

   – Не беспокойся, мы добудем его, – пообещал Дэнни Маккинли. – Эти местные крестьяне просто тащат домой все, что найдут. Жорж работает над этим…

   – Как приятно это слышать! – В голосе Дэнни снова звучал сарказм.

   Дэнни надел темные очки.

   – Эта история с «черным ящиком» была второй ошибкой, – сказал он. – Есть еще третья. Меня забыли зарегистрировать в аэропорту Хьюстона. Что случилось?

   – Жоржу пришлось заняться кое-чем другим, – неопределенно ответил Свейзи.

   – Наверняка какой-нибудь ерундой, – с отвращением произнес Дэнни. – Ты должен был позаботиться о том, чтобы мой братец не забыл обо всем на свете.

   – Я улаживал дела с полицией…

   – Все равно ты был рядом…

   – А что ты сделал, когда понял, что Жорж не зарегистрировал тебя? – Свейзи явно хотелось сменить тему.

   – Я позвонил по одному телефону, где никто не должен был взять трубку. – Дэнни пожал плечами. – А потом сказал пилоту, что мне по срочному делу необходимо сойти в Хьюстоне.

   – А он не предложил тебя подождать?

   – Сначала предложил, но ему быстро разонравилась эта идея, когда я напомнил, что мой брат ждет его в Акапулько с деньгами.

   Свейзи внимательно следил за дорогой.

   – А кому ты позвонил? – спросил он.

   Дэнни просто необходимо было услышать в последний раз голос жены.

   – Я позвонил домой, дождался включения автоответчика и повесил трубку.

   В глазах Свейзи промелькнуло беспокойство.

   – Что ж, – сказал он. – Можно считать, что дело сделано. Особенно если у этого парня из окружной прокуратуры все-таки найдутся дела поважнее, чем путаться в сетях мексиканских бюрократов. Надеюсь, у него мало шансов заинтересовать твою вдову.

   – Кори вполне способна позаботиться о себе в этом смысле.

   – Я в этом не уверен.

   Дэнни не хотелось продолжать этот разговор. Ему вовсе не нравилось беседовать о жене с Маккинли Свейзи.

   – Жорж не выносит вида крови, – неожиданно произнес Дэнни.

   Свейзи сразу понял, к чему он клонит.

   – В данном случае это пошло нам только на пользу. Жорж так разнервничался после того, как я убил этого беднягу-мексиканца, что стал очень похож на человека, чей брат только что погиб в авиакатастрофе.

   Свейзи удачно вписался в поворот.

   – До этого момента твой братец смотрел на все это как на развлечение – ему нравилось быть частью закрученной интриги. Но ничего – когда я убил этого парня, он наверняка сразу забыл о всех этих своих muchachas! – Свейзи прищурился, глядя на лучи солнца, которые показались меж серых облаков. – Хотя не знаю, насколько понравится Жоржу то, чем ему приходится заниматься сейчас.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Ведь все проблемы оказались на нем одном – кремация, банк и много всяких других.

   – Что же это за другие проблемы?

   – Ну, например, твоя вдова…

   Например… Лжец, вор, убийца. А теперь он еще и негодяй, бросивший жену и даже не оставивший ей записки. Кори никогда не узнает, почему он так поступил. Всю жизнь Дэнни Видал пытался казаться лучше, чем был на самом деле. Это отчасти относилось к политике, но в основном – к финансовым делам.

   На самом деле Дэнни был человеком, совершенно не считавшимся с моралью и условностями, зато обладавшим безошибочной интуицией в вопросах политики и денег. Более того, у него было потрясающее чувство опасности, и он всегда безошибочно угадывал, что надо сделать в тот или иной момент, чтобы спастись. Хотя, конечно, без присущих ему обаяния, ума и образованности это было бы совсем не так легко.

   Сейчас он ясно видел ее перед собой, свою Кори. Вот она приближается к крематорию, стоит там – как верный долгу маленький солдатик. Голова и плечи Кори покрыты одной из черных кружевных накидок Флоры Сармиенто. Вот она получает урну. Янтарные глаза ее полны отчаяния, губы дрожат – образцовая аргентинская вдова, убитая горем. Если бы она знала…

   – Первое время ты будешь здесь в большей безопасности, чем на Кубе, – снова заговорил Свейзи. – По Гаване бродит слишком много агентов ЦРУ и ФБР. К тому же, мой мальчик, тебе необходимо отдохнуть, чтобы избавиться от грустных мыслей. Юшуайя – земля мужчин, здесь легко забываешь о женщинах.

   О женщинах… Как будто для него существовали другие женщины, кроме нее…

   Свейзи потрепал Дэнни по плечу.

   – Когда все уладится и они закроют дело в нью-йоркской прокуратуре, ты сможешь перебраться на Кубу. Фидель ждет тебя с распростертыми объятиями.

   – Он очень изменился?

   – Он вообще не изменился. Это его и погубит, помяни мое слово. Фидель поседел, потяжелел, он уже не любит, как раньше, часами говорить и спорить, но он сам никогда не оставит свой пост. – Свейзи поудобнее устроился на водительском месте. – Что ж, мой мальчик, по крайней мере эта женщина была твоей три года, пока все остальные сидели по тюрьмам или прятались в джунглях. Не всем мужчинам выпадает такое счастье.

   Конечно, Кориандр досталась Дэнни недешево. Закрыв глаза, он ясно видел перед собой тот самый рождественский прием в американском посольстве в Буэнос-Айресе в семьдесят восьмом году, вскоре после того, как он впервые встретил Кори. Несмотря на неотразимое обаяние, посол Палмер Виатт почему-то напоминал Дэнни продавца. Визитной карточкой Палмера были его начищенные до блеска ботинки и наглухо застегнутый крахмальный воротничок рубашки. Да еще, пожалуй, любовь к старому виски и молоденьким женщинам. Старый добрый республиканец, свой парень, как раз то, что нужно было в Буэнос-Айресе, чтобы хунта могла еще активнее проводить свою политику терроризма и пыток, с горечью думал тогда Дэнни. В одном Свейзи был прав: не каждому выпадает в жизни встретить такую женщину, как Кори Виатт. В ту рождественскую ночь Дэнни убедился, что это чувствовали все, кто с ней сталкивался.

   Дэнни легко представил себе Кори, стоящую в конце ковровой дорожки – в розовом бархатном платье и с розовой лентой в волосах. Кори выглядела такой скромной, такой уязвимой и в то же время хорошенькой. Руки ее то и дело касались ключиц – позже Дэнни узнал, что так она делала всегда, когда нервничала. В тот день охрана посольства была усилена, что и неудивительно – после того, как Палмер Виатт поддержал карательную акцию хунты в Вилла Девото, посольство буквально забросали письмами с угрозами. Вокруг посла и его дочери постоянно находилось человек пятнадцать охранников, вооруженных автоматами «узи». Однако вся эта «тяжелая артиллерия» никак не помешала тому, что Дэнни Видал и еще несколько «бизнесменов» – членов организации монтанерос получили приглашения на рождественский прием. Дэнни получил приглашение из рук Кориандр, остальные же с самого начала значились в списке приглашенных. Монтанерос были особенно опасны тем, что проникали в каждую клеточку общества, за разрушение которого они боролись.

   Облокотившись о мраморную колонну, Дэнни не сводил глаз с Кори, она вела светскую беседу со всеми гостями, подходящими поприветствовать ее. Сначала комплимент, как учеба, затем обязательное упоминание о том, что их сын (племянник, кузен, внук, приятель их приятеля) тоже учится в Кордове. Не позволит ли она молодому человеку позвонить ей как-нибудь? Казалось, Кори ненавидит весь этот вечер и всех этих людей.

   Свейзи снова прервал воспоминания Дэнни: он вернулся к разговору об этом злосчастном миллионе долларов.

   – За эти деньги, мой мальчик, ты мог бы купить любую девственницу или проститутку Патагонии на всю жизнь, да что там, на двадцать, на сто жизней. – Свейзи рассмеялся. – Ты ведь начинаешь теперь новую жизнь, и кто знает, сколько девственниц тебе потребуется. Или проституток.

   Дэнни не ответил, притворившись спящим, благо глаза его были скрыты темными очками. Девственница или проститутка. Он нашел все это в одной женщине. Сама того не подозревая, Кори с самого начала была именно такой. Дэнни научил ее заниматься любовью, но у Кори был врожденный инстинкт, позволявший ей не просто быть способной ученицей, а идти гораздо дальше. Дальше, чем она еще недавно могла себе представить, идти до тех пор, пока пройденного становилось недостаточно. Дэнни снова вспомнил в мельчайших подробностях рождественский прием семьдесят восьмого года.

   В ту ночь Дэнни с секундомером просчитал путь от здания правительства до американского посольства. Он сделал это на тот случай, если монтанерос решат захватить дочь Палмера Виатта в качестве заложницы. У Дэнни была рация, и он мог поддерживать связь с двумя товарищами, находящимися неподалеку. Они и предупредили его о приближении кортежа американского посла. В передней машине находился пулемет и четверо охранников, вооруженных автоматами «М-16». В средней машине сидели посол с дочерью, двое охранников с рациями и автоматами. Еще один человек сидел сзади с пулеметом, направленным в заднее стекло. В третьей, замыкающей машине ехали еще пятеро охранников, тоже с пулеметами, торчащими из окон. Кортеж двигался со скоростью ровно сорок миль в час – не больше и не меньше, – пока не подъехал к воротам посольства, которые тут же открылись с помощью специального устройства, запрограммированного на определенное время.

   Именно это и требовалось Дэнни – точно рассчитать время и расстояние. Он сел в собственную машину и поехал на прием.

   Не дождавшись, когда приедут все гости, Кори ушла с того места, где стояла, и села на один из позолоченных стульчиков в углу огромного бального зала под картиной Веласкеса «Пирушка», – ее одолжили по случаю приема в музее Прадо. Глядя на девушку, Дэнни все время ловил себя на желании взять Кори за руку, увести из этого зала и заняться с нею любовью. Он поймал взгляд Кори и едва заметно кивнул головой в знак приветствия. Кори кивнула в ответ, и на губах ее появилась легкая, застенчивая улыбка.

   – Не думала, что вы действительно придете, – сказала она.

   – Как же я мог не прийти?

   – Я не была уверена, что вы захотите тратить на все это время.

   – Совсем наоборот: я оптимист и всегда жду от подобных сборищ чего-нибудь веселого, необычного.

   – А мне вы казались пессимистом.

   – Может, это вы меня уже изменили…

   Девушка смутилась.

   – Вы уже познакомились с моим отцом? – спросила она, чтобы сменить тему.

   – Пока нет. Но ведь вы обещали мне танец, помните? И, если помните, обещали представить послу Виатту.

   Кори оглянулась.

   – А если я исполню одно из своих обещаний прямо сейчас?

   – Какое именно?

   – То, которое значит для вас больше.

   С этими словами Кори решительно направилась в соседнюю комнату, смежную с залом. Дэнни следовал за девушкой на почтительном расстоянии, наблюдая, как ее буквально атакует с полдюжины потенциальных любовников и партнеров по танцам.

   Французский буфетный стол с лакированной крышкой был сервирован золотыми приборами и синими тарелками из китайского фарфора. На столе лежали розовые салфетки и стояли хрустальные бокалы с золотыми каемками. Над всем этим парила огромных размеров люстра из розового хрусталя, каждая лампочка которой была накрыта розовым атласным абажурчиком. И чего только не было на этом столе! Шампанское в серебряных ведерках со льдом, блюда с копченой семгой, паштет, икра, птифуры, фрукты, говядина по-аргентински. И все это великолепие разносили и разливали официанты во фраках и официантки в черной униформе. Денег, потраченных на один прием, хватило бы, чтобы кормить монтанерос в течение месяца, а может, и целого года, а уж этого года им наверняка хватило бы на то, чтобы покончить с генералом Виделой и превратить американское посольство в свою собственную Каса Росада.

   Окруженная гостями, Кори все время поглядывала в ту сторону, где стоял Дэнни. Дэнни с удовольствием заметил, что от нее не скрылся его мнимый интерес к симпатичной блондинке чуть постарше Кори. Если бы эта блондинка в облегающем платье только знала, как глубоко безразлична она ему! В соседнем зале заиграли вальс – блондинка посчитала это хорошим поводом получить приглашение на танец, а Дэнни – не менее хорошим поводом, чтобы немедленно ретироваться.

   Ему по-прежнему хорошо видна была Кори. Дэнни усмехнулся, представив себе их своеобразную гонку вокруг стола – блондинка, преследующая Дэнни, поклонники, преследующие Кориандр. Все двигалось, как в замедленной съемке, пока Кори снова не оказалась перед ним – с загадочными глазами и чертовски соблазнительными губами. Она оживленно беседовала с какими-то людьми, но Дэнни уже знал, что все, что делает сегодня Кори, делается только ради него. Можно подумать, будто он не заметил бы ее, даже если бы она просто молча стояла в углу!

   – Вы танцуете вальс? – спросил Дэнни, как только Кори оказалась поближе. Кори секунду подумала, прежде чем ответить, при этом в глазах ее светилось довольно странное выражение – одновременно грусть и сожаление.

   – Да, – ответила она наконец.

   Какой невероятно серьезной и удивительно невинной была она тогда!

   Протянув руку, Дэнни спросил:

   – Могу я рассчитывать на этот танец?

   Кори спросила, и ее янтарные глаза заблестели:

   – А вы уже познакомились с американским послом?

   – Пока нет, – ответил он.

   Кори нежно улыбнулась ему.

   – Я уже обещала этот танец.

   И, повернувшись к Дэнни спиной, она закружилась в вальсе с каким-то толстяком в темных очках.

   Дэнни Видалу удалось подойти поближе к кучке людей, окруживших американского посла. Все внимательно слушали, как Палмер Виатт излагает свои взгляды на инфляцию, девальвацию аустрала, демократию, коммунизм и террористическую организацию под названием монтанерос.

   То, что случилось вслед за этим, произошло совершенно неожиданно, прежде чем Дэнни успел дослушать всю эту чушь о продемократических течениях и богобоязненных членах хунты… Буквально в одно мгновение все изменилось – только что здесь не было ничего интересного, а в следующий миг Дэнни Видал вдруг понял, для чего вообще стоит жить, стоит дышать: рядом с отцом появилась Кориандр Виатт. Прервав поток красноречия посла, она подхватила его локоть. При этом Кори не сводила глаз с Дэнни. Палмера Виатта, при всех его недостатках, никак нельзя было упрекнуть в душевной слепоте, когда речь шла о его единственной дочери.

   – Мы с вами знакомы? – спросил он, обращаясь к Дэнни. – Я – Палмер Виатт.

   – Это – профессор экономики Дэнни Видал, – представила его Кори.

   Прежде чем снова взглянуть на Дэнни, Палмер внимательно посмотрел на дочь.

   Затем он произнес, протягивая Дэнни руку:

   – Я хочу поблагодарить вас за то, что вы помогли Кори выпутаться из той отвратительной ситуации…

   – Не ситуация была отвратительной, а причина, ее породившая…

   Палмер растерялся, а затем рассмеялся, пытаясь перевести сказанное в шутку. Это был смех опытного дипломата – в нем было все, кроме веселья.

   – А знаешь ли ты, моя дорогая, что этот человек пытается обучить тебя социальным наукам, которыми в течение последних десятилетий пытаются заменить фундаментальную математику?

   Кори улыбнулась, по-прежнему глядя на Дэнни.

   – Что ж, – сказала она. – Требуется большой талант, чтобы обратить абстракцию в реальность.

   – Или нереальность в политическую абстракцию, – метко парировал Палмер.

   И они принялись болтать о погоде, о планах на лето, о партизанах, об экономике – пока Дэнни не отошел от Палмера и Кори. Он прекрасно понимал, что послу и его дочери пора уже уделить время другим гостям. Но даже удаляясь от Кори, Дэнни продолжал чувствовать ее взгляд на своем затылке и какое-то сладостное потягивание в низу живота. Он никогда еще никого не хотел так сильно. Прежде чем уйти, ему потребовался глоток свежего воздуха. Тем более что уходить уже было пора – в дипломатических кругах точное соблюдение протокола значило все. И снова Кори появилась перед ним, точно материализовавшись из воздуха. Она вышла прямо на тот самый гранитный балкон, где стоял Дэнни. Не говоря ни слова, Кори просто подошла и встала рядом с Дэнни, оперевшись на перила. Дэнни казалось, что лицо Кори парит в воздухе где-то между его глазами и луной.

   – Вы танцуете вальс? – тихонько спросила Кори.

   Несколько секунд Дэнни, улыбаясь, внимательно смотрел на Кори, как бы взвешивая степень риска, а затем заключил Кори в объятия. Они вальсировали и вальсировали под несуществующую музыку. Наконец Дэнни остановился, крепко прижимая к себе Кори и ища губами ее губы. Дэнни уже не в силах был владеть собой, спрашивать Кори, можно ли ее поцеловать, хочет ли она, нравится ли ей. Он просто прильнул губами к губам и стал целовать, сначала нежно, но потом с каждой секундой все более и более страстно, почти кусая, настойчиво просовывая язык все глубже. Она целовалась так, что Дэнни сразу понял, что для него сняты все запреты. Так целуют только проститутки. Или девственницы.


   Свейзи вернулся к вопросу о деньгах.

   – Эрнандо ввел всю бухгалтерию в компьютер. Там показано даже, какие суммы на что пошли, на чью избирательную кампанию. По нашим расчетам, по меньшей мере четырнадцать кандидатов имеют шансы. Все они баллотируются от социалистов или коммунистов в восемнадцати городах Латинской Америки. Когда закончим с этим делом, надо подумать о переезде в Майами.

   – Не принимай это близко к сердцу, Мак, и не становись чересчур тщеславным, – посоветовал Дэнни, открывая глаза и улыбаясь. – Пусть Эрнандо занимается анализом политических перспектив, а твоя стихия – военная сторона вопроса. Собирай оружие и составь список тех иностранных организаций и посольств в Аргентине, которые считаешь наиболее уязвимыми. Помни, Мак, ты должен устроить для нас что-то зрелищное. Предоставь Эрнандо заботиться о долгосрочных перспективах, а мне – о деньгах.

   Почти не слушая Дэнни, Свейзи взволнованно продолжил:

   – Мы должны выиграть, независимо от того, какой очередной идиот сидит в Каса Росадо или Белом доме.

   – Ни в чем нельзя быть уверенным заранее, – назидательно сказал Дэнни. – Надо помнить, что в любой момент и в любом месте может случиться что-нибудь такое, что сведет на нет все наши усилия. Например, неожиданно снизится уровень безработицы или в Штатах утвердят новую программу гуманитарной помощи. Или, наконец, на Ближнем Востоке установится мир. Никогда нельзя недооценивать противника.

   – У нас было достаточно потерь, – сказал Свейзи. – Так что на этот раз мы должны победить.

   – То, что случалось с нами прежде, не имеет никакого отношения к тому, что происходит сейчас.

   После стольких поражений Дэнни Видал четко усвоил для себя одну аксиому: окончательный успех зависит целиком и полностью от финансовой базы и достоверной статистической информации. Все остальное – антураж. Нападение здесь, бомба там, похищение, убийство, Свейзи может планировать и проводить любые теракты, но люди наконец устанут от постоянного насилия, которое превратится в чуть ли не единственный способ отстаивать свою точку зрения в политике. Потрясти людей становится все сложнее, а значит, и планы организации должны быть более оригинальными. Конечно, вокруг любого теракта сначала поднимает стрекотню пресса, в течение нескольких дней они печатают сводки о количестве жертв, потом все сводится к рассуждениям на общие темы, и вскоре шумиха стихает. О самом же взрыве или убийстве в лучшем случае вспоминают еще раз в конце года, когда делают обзор самых кровавых преступлений за прошедший год. Однако ни разу после террористического акта не было свергнуто ни одно правительство и даже не был избран ни один кандидат.

   Дэнни всегда считал, что организации необходима разветвленная финансовая сеть, которая позволяла бы поддерживать своих кандидатов и финансировать избирательные кампании в средствах массовой информации, а также время от времени устраивать травлю в прессе своих политических противников. Этот честолюбивый план поглотит теперь все его время и энергию. Ради его выполнения Дэнни придется пожертвовать всем остальным.

   Он представил себе, как Кори выходит из крематория, повисает на руках отца, прижимая к себе урну с прахом мужа. Затем Кори возвращается в Нью-Йорк, вот готовит квартиру для продажи, упаковывает вещи – картины, серебро, антиквариат, книги – все, что было когда-то куплено для восходящей звезды банковского бизнеса в Нью-Йорке и его очаровательной жены.


   Кори, его Кори, была такой простой, наивной. Ее нисколько не волновали ни деньги, ни бизнес мужа. Даже к дорогому вину она была равнодушна. Однажды он подарил Кори на день рождения бутылку шикарного коллекционного вина – «мутон ротшильд». На нее вино не произвело ни малейшего впечатления: смеясь, она повторяла, что не отличила бы его от вина месячной выдержки. Обнаженное тело ее при этих словах блаженно вытягивалась на простынях, кожа была все еще немного влажной после того, как они долго занимались любовью, а губы не успели остыть от поцелуев Дэнни… Он любовно поддразнивал жену, говоря, что у нее нет ни капельки вкуса, потому что она гринга, американка, и ее волнуют только гамбургеры, кока-кола и бейсбол. Конечно, он был не прав. Кори знала, о, она знала много других вещей, не имеющих ничего общего с деликатесами и другими благами жизни, которые способно принести с собой богатство. Она многое знала и умела. Например, вино, пусть это обыкновенный кьянти, она готова была пить, не отрываясь, изо рта Дэнни. И Кори тут же еще раз доказала мужу, что понимает толк в сексе – она мгновенно оказалась сверху и нагнулась к Дэнни, так что распущенные волосы заскользили по его щекам. Кори начала покрывать поцелуями его глаза, нос, шею. Ее губы спускались все ниже и ниже, целуя каждое ребрышко, приостанавливаясь, чтобы пересчитать их. Наконец она добралась до возбужденной мужской плоти, которую тут же начала ласкать губами и языком. Дэнни остановил ее, поднял выше, так что губы Кори снова касались его губ. Чуть охрипшим голосом Кори спросила его: почему? Страсть на ее лице сменилась замешательством, а глаза требовали ответа. Существовала лишь одна причина всего, что с ними происходило, – любовь. Дэнни внимательно вглядывался в Кори, в каждый дюйм ее лица и тела, пока в глазах жены не мелькнуло хорошо знакомое ему выражение. Кори даже не могла представить себе, насколько хорошо понимал он это выражение. В глазах ее не было злобы, нет – просто немой укор. Глаза ее явственно говорили: я отдалась тебе целиком и полностью, а ты бросил меня, бросил потому, что оба мы нарушили слишком много правил, полюбив друг друга. Кори твердо решила тогда, в двадцать лет, расстаться со своей невинностью, и решение это сделало ее охотницей. Влюбившись в мужчину, отнявшего ее девственность, она из охотницы превратилась в жертву, в добычу. Кори полюбила его, а взамен Дэнни научил ее всему, что могло сделать женщину привлекательной и для другого.

   «Тело, покажите мне его тело! – слышался Дэнни голос жены, переходивший постепенно в стон, в мольбу. – Где его тело, а если не тело, то хотя бы зуб, или кость, или подушечки пальцев, с которых можно снять отпечатки, хоть что-нибудь, что могло бы доказать, что Дэнни действительно погиб в авиакатастрофе».

   Дэнни слышались даже повелительные нотки, которые наверняка появятся в голосе Кори, когда она будет требовать продолжить расследование. Он будто видел, как она набрасывалась на каждого, кто приближался к ней с соболезнованиями и утешениями вместо неопровержимых фактов и улик. Но больше всего Дэнни беспокоил этот тип из окружной прокуратуры – сумеет ли Кори не поддаться его подозрениям?

   Дэнни снова открыл глаза и выпрямился на сиденье. Свейзи воспринял это как желание продолжить разговор.

   – Единственное, что меня тревожит, – сказал он, – это что исламским фундаменталистам может прийти в голову взять на себя ответственность за каждый удачный теракт, подготовленный нами.

   – Тогда надо их использовать, – сонно пробормотал Дэнни.

   – Каким образом?

   – Заключив сделку. Какая разница, на чью долю достанется слава, если эти акты в итоге служат общему делу. Используйте фундаменталистов как исполнителей для опасных заданий, которых ждет неминуемая гибель. Платите им.

   – А как же наши идеи, которые надо доводить до мировой общественности?

   – Для наших идей, Мак, не имеет ровно никакого значения, отрицает или подтверждает очередная группа фанатиков свою причастность к тому или иному теракту. Ведь все равно никогда точно не известно, кто устроил тот или иной взрыв или убийство. Единственный способ воздействовать на обывателя – это показывать ему по телевизору как можно больше руин и трупов.

   – Но мы ведь хотим, чтобы название монтанерос было у всех на устах…

   – Слава не помогает побеждать на выборах, Мак.

   Дэнни снова замолчал. Его продолжали преследовать воспоминания о Кориандр. У него было такое ощущение, словно они только что занимались любовью, но его нервные окончания остались абсолютно бесчувственными. Он скучал по Кори. Как он по ней скучал!

   Солнце, пробивавшееся сквозь облака, освещало песок и морскую гладь. Дэнни угрюмо поглядел на покрытые снегом горы, которые казались ему сейчас некой антарктической версией Кэрнс или Брайтона. Озера, ледники, сверкающие на линии горизонта. Джип вез его по извивающейся дороге к городку, который должен был на какое-то время стать для него домом. Вез к южному краю света, к точке, где начиналось ничто, к городку в самой южной точке Патагонии под названием Юшуайя. Дэнни же отчаянно хотелось опять увидеть Кори. Прошло только сорок восемь часов с того момента, как они расстались, а он не мог уже думать ни о чем – только о том, как прикоснется к Кори, почувствует ее близость. То, что много лет было только абстракцией, теперь стало реальностью. Все было кончено. Две женщины, которых любил в своей жизни Дэнни Видал, были безвозвратно потеряны – Алисия мертва, а Кори стала его вдовой.

   Дэнни задремал.

   Невдалеке заблеяли в загоне овцы, показались ворота ранчо, за которыми виднелся массивный старый дом с высокой крышей. К машине подходил, опираясь на палку, человек, одетый в шотландскую юбку. Это была земля выходцев из Шотландии и Уэльса – земля сильных, выносливых людей, не побоявшихся суровой патагонской зимы.

   Дэнни вспомнил об их с Кориандр фотографии, лежащей у него в бумажнике. «Вместе навсегда», – написал он на обороте. Кори всегда говорила, что фотографии не умеют лгать. Это люди все время лгут. «Сохрани мои фотографии, – думал Дэнни. – Храни их вечно, любовь моя. Потому что фотографии не лгут, не умеют лгать, лгут только люди».

11

   Кори прилетела из Чилпанцинго в четверг. Полдня она провела с отцом, который вечерним рейсом улетел в Вашингтон. Как только за Палмером закрылась дверь, Кори пошла в ванную, разделась и встала под душ. Она простояла несколько минут, прижимаясь лбом к прохладному кафелю и почти не понимая, где кончается вода и начинаются ее слезы. Кори выключила воду, завернулась в полотенце, другое завязала на голове в виде тюрбана и вылезла из ванны. Стоя перед зеркалом, она смотрела и смотрела куда-то поверх собственного отражения. Ей нужно время, чтобы привыкнуть. Ей нужно время и чтобы забыть. Ей нужно и мужество, чтобы помнить. В конце концов, что делать, если так случилось. Она была замужем три года, беременна уже три месяца и вдова третий день.

   Кори побрела в спальню, распаковала чемодан, заварила себе чай и улеглась в постель со стопкой нераспечатанной почты. Она включила телевизор только для того, чтобы кругом не было столь зловеще тихо. Так она и заснула – среди почты, разбросанной по постели, перед светящимся экраном, с полуразмотавшимся тюрбаном на голове. Кори лежала по диагонали на широкой кровати, словно давно уже привыкла спать на ней одна.

   Когда Кори проснулась, не сразу сообразив, где находится, было уже утро. Она медленно села на постели, окинула взглядом стоящий на полу возле кровати чайный поднос, разбросанные по простыням письма. Невидящим взглядом скользнула по экрану телевизора, где показывали какую-то утреннюю передачу. И только после этого, уронив руку на пустое место рядом с собой, с той стороны, где раньше спал Дэнни, Кори подумала о том, что теперь он никогда больше сюда не вернется. Все, что осталось от трех лет совместной жизни, это ребенок, которого она носит под сердцем. Перед Кори промелькнуло ее прошлое и настоящее, и она ясно представила себе свое будущее. Но память ее на этом не успокоилась. Она продолжала и продолжала возвращать Кори к двум сценам, которые разделяло десятилетие, но которые казались тем не менее одним длинным разговором с Дэнни Видалом.


   Это было в Кордове, в университете, перед тем как Дэнни уехал в Буэнос-Айрес управляющим банком, но уже после того, как он сказал Кори, что она должна забыть его и жить своей жизнью. Это было, когда она в последний раз видела Дэнни перед его отъездом.

   Кори распустила волосы, не стала злоупотреблять косметикой, глаза ее блестели каким-то диким блеском. Кори готовилась к войне, которая должна была окончиться ее победой – она не отпустит Дэнни! Кори оделась во все черное – свитер, брюки, сапоги, черный кожаный пиджак – и появилась в тот день перед Дэнни Видалом на пороге его аудитории.

   – Я люблю тебя, – просто сказала она.

   Дэнни внимательно вглядывался в лицо Кори, словно стремясь прочесть на нем, как он должен теперь поступить.

   – Пожалуйста, Кориандр, не надо… – произнес он нерешительно.

   Кори шагнула к Дэнни так близко, что теперь могла прикоснуться к его руке.

   – Возьми меня с собой.

   Дэнни неподвижно стоял, глядя на нее, еще несколько секунд, потом резко повернулся и пошел к выходу. Кори упрямо двигалась за ним, хотя и не решалась взять Дэнни за руку.

   Так они и шли в молчании сначала мимо длинного портика по выложенному керамическими плитами рыжему полу, затем вышли наружу и остановились в мощенном булыжником дворе. В отдалении виднелась колокольня крошечной церквушки.

   – Я ведь ничего не могу тебе дать, Кори. – В голосе Дэнни звучали слезы.

   – Мне ничего не надо, кроме тебя…

   – У меня ничего не осталось.

   – Мне нужен только ты! – Кори изо всех сил старалась не разрыдаться.

   Дэнни взял ее за руку.

   – Давай пойдем ко мне в кабинет.

   На этот раз он не зажигал свечи, не готовил мате. Дэнни просто показал на стул, а сам сел напротив.

   – Я уже уволился из университета, – сказал он.

   Внутри у Кори все дрожало, но она решила ничего не говорить, пока не выскажется Дэнни, а он, напротив, ждал, что Кори станет спорить. Однако увидев, что она молчит, он наконец произнес:

   – Понимаешь, мы работали над этим делом несколько месяцев.

   Кори снова ничего не сказала.

   – Ты ведь видишь, что происходит вокруг, Кориандр. Каждый день все новые и новые люди пропадают без вести, все новые и новые тела погибших выносит на берег, а весь мир словно ничего не замечает. Ведь они убивают лучших людей нации, самых талантливых.

   Когда Дэнни снова замолчал, Кори взяла его руки, поднесла их к губам и прошептала:

   – Позволь мне быть рядом с тобой, помогать тебе там…

   Помолчав несколько секунд, которые показались Кори часами, Дэнни медленно покачал головой.

   – Я не могу.

   Кори не двигалась, в глазах ее застыла боль, она изо всех сил старалась не закричать. Ей вспомнились вдруг слова Флоры Лусии Сармиенто о том, что женщина должна выглядеть безукоризненно в тот момент, когда уходит от мужчины или когда бросают ее – потому что именно этот образ запоминает мужчина на долгие годы.

   – Ты заставил меня многое понять, Дэнни, – начала Кори, стараясь сохранять самообладание. – Именно благодаря тебе живет в нас надежда найти Эрнандо и многих других. Пожалуйста, Дэнни, возьми меня с собой, и что бы ты ни делал, позволь мне быть частью этого дела…

   – Ты заслуживаешь лучшей участи.

   – Я люблю тебя, мне не нужна лучшая участь: наверное, это худшее из всего, что могло со мной случиться. Каким бы ты ни был, я хочу быть с тобой.

   В глазах Дэнни промелькнули печаль и сожаление.

   – Ты так молода, так невинна, – начал он, но Кори не дала ему договорить.

   – Ты – вся моя жизнь, – тихо произнесла она.

   – Но ведь я всю жизнь занимаюсь этим делом, как ты не понимаешь. И именно в этом для меня вся жизнь. Я не принадлежу себе и не волен в своих чувствах.

   – Тогда скажи, что ты меня не любишь, – потребовала Кори.

   – Я не могу этого сказать, – с трудом сказал Дэнни.

   Кори расплакалась, но теперь это уже нисколько ее не волновало – она не могла больше думать о том, как выглядит, какой останется в его памяти. Она не могла думать ни о чем – только о том, что она теряет Дэнни, теряет навсегда.

   – Дэнни, пожалуйста, возьми меня с собой.

   Он со вздохом встал и принялся ходить по кабинету.

   – Ты не понимаешь…

   – Я понимаю гораздо больше, чем тебе кажется, – яростно заспорила Кори. – Это ты не понимаешь, что не надо бросать меня, чтобы заниматься своим делом. Твоим делом вполне можно заниматься вместе со мной! Твоя любовь ко мне придаст тебе силы, а не наоборот…

   Дэнни остановился и в упор взглянул на Кори.

   – Я буду любить тебя всю жизнь, Кориандр, – сказал он.

   Девушка встала и вплотную подошла к Дэнни.

   – Но этого недостаточно…

   – Это все, что у меня осталось.

   – Я хочу тебя, Дэнни, – вдруг тихо сказала Кориандр.

   Поколебавшись всего несколько секунд, Дэнни взял обеими руками ее лицо и нежно поцеловал. Затем крепко обнял и поцеловал уже более страстно, проникая языком в ее рот. В это мгновение нерешительность Кори исчезла, она ответила на поцелуй Дэнни с такой страстью, что оба почувствовали во рту вкус крови. Взяв инициативу в свои руки, Кори увлекла Дэнни к дивану. Потом она склонилась над Дэнни, встав рядом на колени, и стала расстегивать ремень на брюках, пуговицы на рубашке, одновременно срывая с себя одежду, лаская языком его возбужденную плоть, низ живота, бедра и грудь, покусывая легонько соски. Кори хотелось похоронить себя внутри его тела. В порыве страсти Кори все крепче сжимала его ногами, припав губами к его рту. Ни Дэнни, ни Кори не знали, что магнитофон, установленный в его кабинете, старательно записывает все эти крики страсти, наслаждения и отчаяния. Вскоре эту пленку слушали генералы в Каса Росада и Палмер Виатт в своем рабочем кабинете.

   Когда все было кончено, Дэнни продолжал молча держать Кори в своих объятиях. Они не двигались. В отдалении прозвенел церковный колокол, возвещая о наступлении полдня. Кори встала, чтобы одеться: она все время помнила о том, что Дэнни не сводит с нее глаз. У нее уже не осталось никаких иллюзий – они расстаются навсегда. Дэнни вскочил, быстро оделся и сказал, что проводит Кори до аудитории. Она хотела отказаться, но передумала. Крепко взявшись за руки, они пошли к зданию общественных наук – через мощенную булыжником площадь, мимо крошечной церкви с колокольней, сквозь белую арку входа, мимо длинного портика по рыжему керамическому полу, пока не остановились перед аудиторией Дэнни.

   «Боже мой, это не произойдет, – в отчаянии молилась Кори. – Нет, он не повернется сейчас и не уйдет, не оставит меня одну!»

   Она ошиблась. Дэнни ушел, даже не оглянувшись. С тех пор они только один раз говорили по телефону, когда Кори позвонила Дэнни в Буэнос-Айрес и сказала, что переезжает в Нью-Йорк. Дэнни пожелал ей удачи.

   Те десять лет, которые понадобились Кори, чтобы закончить ординатуру и попасть в штат Бруклинской больницы, она проживала в Аппер Вест-сайд, в каменном доме невдалеке от Центрального парка. Это было не совсем обычное место для Манхэттена – вдоль улицы были посажены деревья, а к металлическим воротам домов были прикованы цепями мусорные баки. Дом, в котором жила Кори, принадлежал престарелой английской актрисе, а сама квартира была просто находкой. Она занимала весь этаж и состояла всего из одной большой комнаты с высокими потолками и камином. В комнате был альков, в котором помещались двуспальная кровать и гладильная доска, – ее, впрочем, Кори использовала в основном как вешалку для одежды. Кухня была вполне сносной, тем более что Кори почти не готовила дома – она питалась в больничной столовой. Ванная была очень старая, с вечно текущими кранами.

   Хозяйка, Миранда Малон, очаровательная, несмотря на возраст, пожилая женщина, увлекающаяся гаданием на чайных листьях и на картах, жила в подвальном этаже в обществе восьми или девяти кошек. Стены ее комнаты были сплошь оклеены старыми театральными афишами, программками, фотографиями, снятыми на всех стадиях актерской карьеры Миранды. В гостиной были навалены горы самого разнообразного грима, коллекция боа из крашеных перьев, манекены, на которых висели расшитые блестками платья, стойки с париками различных оттенков рыжего цвета, который очень любила Миранда. Надо всем этим висела люстра из цветного венецианского стекла, на которой лежал толстый слой пыли. Посередине комнаты стояла вечно незастеленная раскладная кровать с атласными простынями, на которых обычно возлежала Миранда. Женщина эта прожила жизнь, наполненную борьбой с общественным мнением и пренебрежением к условностям. Через эту жизнь прошли парочка мужей и бессчетное количество любовников. Воспоминания помогали ей жить. В свое время она удачно вложила капитал в покупку каменного дома и частенько повторяла: «Не страшно, если тебя застукают без трусов, дорогая. Главное, чтобы было куда положить эти самые трусы, когда ты отыграешь все свои роли!»

   Кори быстро сделалась любимицей Миранды, и не только потому, что всегда вовремя вносила квартирную плату, а скорее благодаря портативному тонометру, с помощью которого Кори следила за давлением пожилой дамы. Они стали настоящими друзьями после третьего или четвертого «профессионального» визита к старой даме. Кори поняла, что, пожалуй, одиночество – тоже болезнь. Они сблизились, как могут сблизиться только женщины, находящиеся на совершенно разных жизненных этапах.

   Именно Миранда уговорила Кори пойти на вечеринку к Реми и Луису Ботеро – это была аргентинская чета, снимавшая квартиру в Нью-Йорке. Несмотря на то, что Кори тогда смертельно устала после одного из своих жутких, изматывающих дежурств, она сумела взять себя в руки и добралась до дома Ботеро. Был морозный зимний вечер – такая погода служила Кори хорошим предлогом не надевать вечернее платье, и в своих черных брюках, высоких сапогах и свитере с высоким воротом она выделялась на фоне остальных женщин в изысканных туалетах еще больше, чем обычно. Светло-русые волосы Кори струились по плечам, прихваченные у висков черными гребешками.

   Увидев входящую Кори, Реми Ботеро устремилась к ней через всю комнату, не выпуская из руки серебряный мундштук с дымящейся сигаретой. Реми была очень эффектной женщиной, женщиной без возраста – высокая, стройная как тростинка, с вьющимися черными волосами и живыми темными глазами. В облике ее и манере поведения было что-то театральное, даже если она вела с кем-нибудь обычный, ничего не значащий разговор. У Реми были деньги, а Луис слыл типичным интеллектуалом. Реми рисовала эскизы ювелирных изделий, которые продавались всего в одном или двух салонах и по таким ценам, которые могли позволить себе один-два богача на всем земном шаре. Луис писал эротические стихи, которые издавал сам и вручал нескольким своим поклонникам. Кроме них, его творчеством мало кто интересовался.

   – Я боялась, что ты не придешь, – воскликнула Реми, обнимая Кори Виатт и протягивая руку к подносу с напитками, который как раз проносили мимо, и предложила Кори бокал шампанского.

   – Здесь есть кое-кто, с кем я обязательно должна тебя познакомить, – объявила Реми, увлекая Кори за собой сквозь толпу гостей.

   С этого самого момента Кори охватило какое-то странное чувство, которое она не смогла бы объяснить – смесь страха и радостного возбуждения. Она пошла за хозяйкой, приветствуя по пути встречавшихся им гостей – некоторых Кори узнавала, других явно видела впервые. Впрочем, уже через несколько часов Кори ни за что не смогла бы вспомнить лица ни тех, ни других, даже если бы от этого зависела ее жизнь. Когда они добрались наконец к небольшому белому роялю, сердце в груди Кори подпрыгнуло и учащенно забилось.

   Это был Дэнни – он стоял, склонив голову, и внимательно слушал какого-то незнакомого Кори человека. Дэнни абсолютно не изменился – только темные волосы его были теперь пострижены короче и в них заметнее стала седина, да еще, пожалуй, когда он улыбался, вокруг глаз появлялось немного больше морщинок, чем раньше. Кори почувствовала слабость в коленях. Она пожалела о том, что не надела сегодня вечером что-нибудь более женственное. Только бы не дрогнул голос и не слишком радостной была ее улыбка!

   – Кориандр, – произнесла Реми, беря ее за руку, – позволь представить тебе Дэнни Видала.

   Кори стояла совсем близко от Дэнни – он шагнул к ней, обнял и, прошептав: «Я так скучал по тебе!» – страстно поцеловал ее прямо в губы.

   Реми была несказанно удивлена.

   – Только не говорите мне, что вы уже встречались друг с другом, – донесся до Кори, словно с другой планеты, ее голос. – Я хотела первой представить вас друг другу, – добавила Реми, увлекаемая в толпу одним из гостей.

   Кори и Дэнни оказались одни, совсем одни в комнате, где находилось еще пятьдесят человек.

   Конечно, ей надо было скрыть свои чувства, просто сказать ему как ни в чем не бывало: «Приятно снова увидеть тебя после стольких лет…» – хотя и в этом случае в самих словах содержался бы упрек. Или же, еще лучше, надо было притвориться, что она не может его вспомнить: «Пожалуйста, напомните мне, где мы могли встречаться!» Но это уже звучало бы как оскорбление. А может, надо было просто спросить: «Что же произошло, Дэнни, куда ты исчез, когда я так любила тебя, так ждала, я и сейчас люблю тебя…» Это почти в точности повторило бы сцену, произошедшую между ними много лет назад в Буэнос-Айресе.

   Но Кори не смогла ни притвориться равнодушной, ни обидеть его, имитируя потерю памяти, – Дэнни уже держал ее в своих объятиях, целовал и продолжал повторять:

   – Все эти десять лет я ни на секунду не переставал тебя любить!

   Так они и стояли посреди зала, а вокруг шумела вечеринка, на которую были приглашены только аргентинцы, живущие в Нью-Йорке. Кори удалось наконец овладеть собой, очаровательно улыбнуться, демонстрируя весь свой шарм, о котором сама она вряд ли подозревала, и задать вопрос, типичный для случайной встречи:

   – Что ты делаешь в Нью-Йорке?

   – Здесь я снова нашел тебя, – ответил Дэнни, заглядывая ей в глаза.

   Что бы ни говорила Кори, это не имело абсолютно никакого значения, потому что все эти годы нисколько не изменили ее чувств к Дэнни. Она спросила:

   – И долго ты собираешься здесь пробыть?

   Только не слушать, не слушать его слова, не смотреть на его губы, не встречаться взглядом с его глазами! Но Дэнни не собирался обращать внимание на ее попытки сохранять светский тон. Он взял Кори за руку и повел к выходу, улыбаясь и кивая по пути знакомым.

   – Я отвезу тебя домой, – заявил он.

   Но тут в ней словно что-то сломалось – Кори остановилась как вкопанная.

   – Интересно, куда же ты повезешь меня, Дэнни Видал? Где же, по-твоему, тот дом, в который я поеду с тобой после десяти лет шести месяцев и трех недель разлуки?

   Дэнни молча изучал ее, слегка улыбаясь.

   – Ты выглядишь точно так же, – нежно произнес он. – Ты даже одета точно так же…

   Кори вспомнила, что действительно была так же одета во все черное во время их последней встречи в Кордове.

   – Этого недостаточно, – тихо сказала она.

   – А если я объясню свое отсутствие в течение десяти лет, это что-нибудь изменит? Тогда ты простишь меня?

   Десять лет, шесть месяцев и три недели ее жизни – и он еще спрашивает, хочет ли она знать, где он был все это время!

   – Мы можем пойти куда-нибудь поговорить?

   Даже если забыть о том, что Кори все еще любила этого человека, она согласилась бы пойти с ним из чистого любопытства. Ни с кем не попрощавшись, они ушли с вечеринки. Они долго говорили дома у Кори, сидя прямо на полу. Потягивая из бокала бренди и слушая объяснения Дэнни, Кори думала о том, что у нее не хватит сил и дальше проявлять гордость.

   – Я приехал в Нью-Йорк в надежде найти тебя, – говорил Дэнни.

   – Ты мог найти меня гораздо раньше, – возражала Кори.

   – Жизнь моя была совершенно невозможной, пока я не приехал сюда…

   – И все же ты многое должен объяснить.

   – У меня столько объяснений, дорогая, что я не знаю, с какого начать.

   – Начни с того дня, когда ты меня бросил.

   – Я был занят тем, что добывал деньги для оппозиции, вел переговоры об оружии и продовольствии. А потом банк разорился.

   – Хорошо, может быть, так все и было в самом начале – но десять лет, Дэнни…

   – Моя жизнь была связана с человеческими страданиями.

   – И с кем-то еще? – Кори затаила дыхание в ожидании ответа.

   – У меня никого не было все эти годы, – тихо произнес Дэнни.

   – А почему ты не спрашиваешь об этом меня?

   – В этом нет необходимости.

   – Почему ты так самоуверен?

   – Я вовсе не самоуверен. Просто знаю, что когда люди любят друг друга, как любим мы, не может быть никого другого. Я каждую минуту думал о тебе… – Дэнни говорил так, словно они не виделись всего несколько дней. Но это было неважно – Кори не перестала бы любить его, даже если бы они не виделись целое столетие.

   – Но ты ведь мог хоть как-то дать мне знать, что жив и хочешь, чтобы я тебя ждала.

   Дэнни снова начал объяснять, а Кори увидела вдруг на его лице незнакомое ей прежде выражение – его лицо было перекошено от боли.

   – Сначала я часто думал об этом, но потом всех арестовали и только мне удалось скрыться. А потом это стало просто невозможно – ты не могла приехать ко мне.

   – И где же ты был?

   – В Гаване.

   – Значит, эти слухи были правдой?

   – Слухов было так много, что некоторые стали похожи на миф.

   – Говорили, что ты занимался отмыванием денег для монтанерос. А потом, когда хунта закрыла банк, тебе удалось бежать с деньгами на Кубу и оттуда поддерживать революцию.

   – Куба была тогда единственным местом, где мы могли что-то делать. Мы не могли сдаться, ведь наши соотечественники продолжали пропадать.

   Причина была настолько серьезной, что Кори сразу не могла осознать ее. Единственное, что говорило в пользу Дэнни, это безусловное благородство его целей. Он оставил Кори не ради другой женщины, не ради денег или приключений, а чтобы остановить тот ужас, в котором жила страна, в котором одно время жила и сама Кори, хотя это и не касалось ее непосредственно. Сквозь слезы она продолжала спорить:

   – А что если я скажу, что больше не люблю тебя, что чувствую себя слишком обиженной и оскорбленной, чтобы относиться к тебе по-прежнему? Ты никогда не думал о такой возможности?

   – Выходи за меня замуж, – внезапно сказал Дэнни, оставляя без ответа предыдущий вопрос.

   Вместе навсегда. Наконец-то! Кори захотелось громко рассмеяться, хотя она не могла бы сказать точно, от счастья или просто потому, что добилась наконец давно поставленной цели.

   – Я не хочу повторения, – сказала она.

   – Я клянусь, что тебе не придется снова пережить подобное. Пожалуйста, дай мне последний шанс.

   – И что же дальше?

   – Я собираюсь купить банк «Интер федерейтед».

   Глаза ее округлились.

   – Опять банк?!

   Дэнни рассмеялся.

   – Да нет же, дорогая, на этот раз я действительно стану капиталистом, – сказал он, подвигаясь к Кори.

   – Как же ты собираешься от одной крайности так резко перейти к другой?

   – Тогда у меня были причины заниматься политической борьбой. Когда я уехал, я был уверен, что мой святой долг – попытаться изменить этот мир. Иначе и ты бы не полюбила меня. – Он помолчал. – Надеюсь, я преуспел в этом деле, поскольку теперь нет больше причин продолжать борьбу.

   Как радостно было слушать его объяснения теперь, когда Кори была уверена, что дальше их ждет счастливая совместная жизнь. К тому же спорить все равно было поздно – Дэнни уже целовал ее, пытаясь проникнуть языком сквозь сжатые зубы и держа обеими руками ее лицо. Кори тихо застонала. Дэнни повторил этот стон, содрогнувшись всем телом, и начал судорожно срывать с нее одежду, не забывая избавляться и от своей. Через несколько минут они уже лежали рядом на полу обнаженные. Они внимательно посмотрели в глаза друг другу.

   «Пусть, – думала Кори. – Пусть делает все, что хочет, теперь, когда больше не надо бояться, что он меня бросит. Не может быть, чтобы он сделал это во второй раз».

   Потом, утомленные любовью, они долго разговаривали о работе Кори в больнице, о планах Дэнни, касавшихся «Интер федерейтед», об отце Кориандр, о брате Дэнни. Наконец Кори решилась спросить его об Эрнандо.

   – Он жив?

   Дэнни ответил весьма туманно:

   – Ты ведь знаешь, больше всего на свете он любил играть на своей bandoneon.

   – Ты говоришь «любил»? Значит, Эрнандо мертв?

   – Я видел его потом всего один раз…

   – Где? Что с ним случилось?

   – Эти мерзавцы отрезали ему руки.

   У Кори перехватило дыхание.

   – Но где же он теперь?

   Дэнни снова обнял ее.

   – Эрнандо был настолько подавлен своим состоянием, дорогая, что вскоре покончил с собой…

   Кори тихо плакала в объятиях Дэнни. Она плакала не только об Эрнандо, а обо всех, кто стал жертвой этого ужасного режима. Когда слезы высохли, они с Дэнни поговорили еще немного о старых друзьях в Буэнос-Айресе и новых в Нью-Йорке, о том, как сильно он любит ее и как сильно она любит его. Они пришли наконец к выводу, что нужно начать все сначала – на этот раз чтобы прожить вместе всю жизнь.

   Когда Миранда Малон познакомилась с Дэнни Видалом, она поспешила довести до сведения Кори, что он ей не понравился. Она позволила себе дать своей молодой приятельнице несколько советов о любви и о жизни вообще.

   – Ты – не главное в его жизни, моя дорогая, – сказала Миранда.

   – Другая женщина? – вопросительно взглянула на нее Кори.

   – Это было бы слишком просто…

   – Мы поженимся через месяц, – объявила Кори, словно это могло объяснить все.

   – Очень плохо, когда женщина выходит замуж за человека, которому она подарила свою первую любовь, несмотря на все, что успела от него вытерпеть. Придется пережить все заново – волнение влюбленности, чувство обладания, страсть. Кончится же все страданиями и унижением.

   Таково было довольно странное напутствие молодой даме, собирающейся сочетаться законным браком.

   Примерно за неделю до свадьбы Дэнни отвез Кори на Пятую авеню посмотреть их новую квартиру. Он провел Кори по десяти просторным светлым комнатам, выходившим окнами на музей Метрополитен. Кори было немного не по себе: ей казалось, что эта квартира является частью какого-то непонятного ей плана. Дэнни объяснял ей замыслы декоратора, представил Кори художникам, заканчивающим расписывать стены, камнерезам, доделывающим мраморные камины, плотникам, крепившим на потолки дубовые панели. Здесь были и заказанные Дэнни книги в кожаных переплетах, разные антикварные безделушки, прибывшие прямо с аукциона в Гринвич-виллидж. У Кори создалось впечатление, что Дэнни старается изо всех сил создать прошлое. Весь этот антиквариат и старинные фолианты должны были воссоздать несуществующую историю семьи. Если бы Кори не была так занята на работе и если бы ее увлекла отделка жилища, она бы, конечно, приложила к этому руку.

   На губах Кори играла весь день довольно прохладная улыбка. Она чувствовала, что здесь что-то не так. Дэнни подошел к ней, обнял, потерся подбородком о ее щеку и тихонько спросил:

   – Почему ты такая грустная, дорогая?

   – Я не грустная, просто слишком много впечатлений…

   – Смотри, – сказал Дэнни, указывая в окно. – Отсюда виден парк, где будут играть дети.

   – Чьи дети?

   – Наши. Ты будешь счастлива здесь, любовь моя, я тебе обещаю.

   – Этот дом напоминает мне посольство.

   – Но он наш, дорогая.

   Кори хотела было сказать, что ни одна вещь в этих роскошных апартаментах никогда раньше не принадлежала им. Сегодня она впервые увидела их новый дом, в котором Дэнни заказал все, что здесь было, сам. Он заказывал все это для того богатого иностранца, в которого он превратился, перебравшись в Нью-Йорк.

   – Знаешь, дорогой, – начала было Кори. – Я не отказалась бы по-прежнему жить у Миранды, только, конечно, вместе с тобой.

   Дэнни натянуто улыбнулся. Кори никогда еще не видела у него такой напряженной, неискренней улыбки.

   – Ну как же могут владелец крупного нью-йоркского банка и его молодая жена жить в полуразваленном доме. – Он поцеловал Кори в нос. Не дожидаясь ответа, Дэнни стал целовать ее глаза и губы. Кори не шелохнулась.

   – Что с тобой, дорогая?

   – Я боюсь, – просто ответила она.

   Дэнни снова обнял ее.

   – Чего ты боишься? У нас будет замечательная, счастливая жизнь.

   – Мне кажется, что это не ты и не я, а какие-то совершенно чужие люди собираются жить в этой квартире…

   – Это важно для моего бизнеса. Надо производить впечатление на клиентов.

   Что ж, зачем спорить о том, что уже успело стать жизнью Дэнни? Ведь сама Кори жутко возмутилась бы, потребуй Дэнни, чтобы она сменила работу или уделяла ей не так много времени. И все же ей не нравилась новая профессия Дэнни.

   – И куда девался твой прежний идеализм? – шутливо посетовала Кори.

   – Он по-прежнему здесь, – ответил Дэнни, показывая на сердце. – Но времена меняются, дорогая. Теперь мне уже неинтересно жить среди идеалистов, обсуждающих теорию революции и преподающих абстрактные экономические теории. Я ведь обещал тебе, дорогая: больше никакой политики, только бизнес.

   – Да, – тихо сказала Кори. – Ты мне обещал…

   – Сейчас начинается наша новая, счастливая, замечательная жизнь. – Придерживая Кори за талию, Дэнни отвел ее от окна.

   Они остановились под огромной хрустальной люстрой, свисавшей с лепного потолка гостиной. Дэнни крепче прижал Кори к себе и крепко поцеловал ее в губы долгим поцелуем, полным любви и желания. Погладив языком ее губы, Дэнни скользнул в ее рот, и Кори тут же почувствовала знакомое покалывание во всем теле.

   – Сегодня твой день, – прошептал Дэнни. – Скажи мне, чего ты хочешь…

   Кори снова почувствовала тревогу. Она так и не решилась сказать, что хотела только одного – чтобы незнакомец, в которого превратился теперь ее Дэнни, исчез, и она снова увидела его прежним…

12

   На женщине, сидевшей в приемной отделения «скорой помощи», было платье без рукавов, а голова была повязана платком. У нее были пухлые белые руки. На лице ее застыла маска ожидания. Едва заметная струйка пота стекала по шее женщины и исчезала за воротником платья. Она была порядочной, религиозной женщиной, и дома ее ждали пятеро детей от трех до восьми лет. Тут же, в приемной, вертелся какой-то старик. Он выглядел потерянным. Старик напряженно оглядывался вокруг. Время от времени он стягивал с головы нейлоновую кепку и задумчиво почесывал голову, делая беззубым ртом жевательные движения. Двое крестьян приехали за своим товарищем, который упал с табурета в баре и умудрился при этом сломать себе основание черепа. Они дремали, сидя на стульях и вытянув ноги, о которые все время спотыкались санитары, возившие больничные каталки. В другом углу пытались отоспаться после бессонной ночи две проститутки. У одной были ярко-красные туфли на высоких каблуках. Другая дремала с наушниками от плейера для компакт-дисков в ушах и подергивалась в такт музыке.

   Возле раздвижных дверей, отделявших приемную «скорой помощи» от травматологии, стоял, привалившись к стене, какой-то мужчина. На нем был костюм цвета хаки и светло-голубая рубашка с расстегнутым воротом, галстук торчал из кармана пиджака. Зачесанные назад волосы мужчины были еще влажными после принятого с утра душа. Мужчина был чисто выбрит, от него пахло лимоном. Он явно был здесь случайным посетителем.

   Сегодня Кори первый день вышла на работу. Под больничным халатом на ней были джинсы и белая футболка. Волосы Кори зачесала назад, так что сразу стало заметно, как заострились в последнее время черты ее лица.

   Припарковав машину, Кори прошла по небольшому мостику, соединявшему здание больницы с лабораториями и банком крови, потом по лабиринту подземных коридоров направилась к своему отделению. Сейчас, быстро пройдя через отделение «скорой помощи», Кори оказалась у дверей, ведущих в травматологию. Увидев мужчину в костюме цвета хаки, Кори буквально застыла.

   – Что вы здесь делаете?

   Впрочем, Кори вспомнила, что вчера вечером, вернувшись из Чилпанцинго, она обнаружила на своем автоответчике его сообщение.

   – Извините, я хотела вам позвонить, – виновато произнесла Кори. – Но мы вернулись поздно и…

   Адам Сингер пожал плечами.

   – Наверное, вам просто нечего было мне сказать.

   – Это не оправдание. Ведь вы-то наверняка хотели мне что-то сообщить.

   – Ничего такого, что не могло бы подождать до утра. – Он улыбнулся. – Могу я предложить вам завтрак?

   В Адаме Сингере было нечто такое, что заставляло Кори чувствовать себя рядом с ним в полной безопасности. Наверное, все дело было в его привлекательности и непринужденной манере общаться, и уж, конечно, не в его профессии.

   Кори взглянула на часы. Восемь тридцать. Что ж, она может выкроить минут пятнадцать.

   – Можно пойти в греческую столовую на той стороне улицы.

   Когда наконец переключился светофор и они перешли на другую сторону, Адам спросил:

   – Вы дежурите сегодня весь день?

   – И всю ночь, и еще весь завтрашний день, – ответила Кори. – В общей сложности тридцать шесть часов.

   – Интересно, к концу дежурства вы выглядите такой же хорошенькой, как сейчас?

   Кори хотела обидеться на этот несколько неуклюжий комплимент, но раздумала.

   – С вами очень трудно, – сказала Кори. – Вы настолько обаятельны, что на вас практически невозможно рассердиться.

   Адам крепко сжал ее руку.

   – Что ж, значит, симпатичным мужчинам все же иногда везет…

   Они молча дошли до небольшого кафе, владелец которого дружелюбно поздоровался с Кори, назвав ее по имени, а один из официантов крикнул из другого конца зала:

   – Столик на двоих, док?

   – Не возражаете? – спросила Кори, повернувшись к Адаму.

   Сингер кивнул, следуя за ней.

   Официант разлил кофе по чашкам, уже стоявшим на столе. Сама не понимая почему, Кори почувствовала себя неловко.

   – Итак, зачем же вы звонили?

   – Главным образом для того, чтобы узнать, как у вас дела.

   Кори поставила чашку на стол.

   – Мы вылетели из Мексики вчера днем.

   Кори не смогла заставить себя произнести название города, который она будет помнить теперь всю свою жизнь.

   – Отец прилетел вместе с вами?

   – Да, но вчера вечером он улетел в Вашингтон.

   – Вы очень правильно поступили, что сразу вышли на работу.

   – У меня не было выбора, даже если бы я и хотела спрятаться: в больнице не хватает персонала.

   Адам решил, что необходимо сделать то, зачем пришел, именно сейчас. Он вынул из кармана две фотографии и протянул одну из них Кори. Это была фотография мужчины, стоявшего у двери какой-то убогой хибарки. У мужчины были растрепанные черные волосы, падающие на лоб, на голой груди, покрытой густыми волосами, висела толстая золотая цепь с целой коллекцией всевозможных медальонов.

   – Вы узнаете его?

   Кори долго изучала фотографию, прежде чем поднять глаза на Адама.

   – Нет, не узнаю. А кто это?

   Вместо ответа Адам протянул ей вторую фотографию.

   – А вот этого?

   Это был увеличенный фрагмент того же снимка, теперь голая грудь человека занимала всю фотографию. Разглядывая фотографию, Кори постепенно бледнела.

   – Что это? – прошептала она, пытаясь связать свои собственные догадки с объяснениями Адама.

   – Когда вы сказали мне там, в Мексике, что торс в морге не принадлежит вашему мужу, я понял, что в таком случае должен быть еще один труп, чтобы останков на том самом столе в морге оказалось достаточно.

   Адам внимательно поглядел на Кори, пытаясь уяснить, понимает ли она, что он имеет в виду. Словно прочитав его мысли, Кори сказала:

   – Мне все понятно, продолжайте…

   – Когда я говорил с Лакинбиллом, он сказал, что ваш деверь очень торопился кремировать этот торс. Еще он сказал, что торс наверняка не принадлежит ни одному из его пилотов – у Лакинбилла в Коннектикуте есть дом с бассейном, и оба погибших пилота приезжали к нему поплавать по выходным. Кто-то должен был достать где-то еще один труп, чтобы заполнить третью емкость на столе в морге. – Адам сделал паузу. – С вами все в порядке, Кори?

   Она кивнула.

   – После того, как мы поговорили с вами в отеле, я снова отправился в морг и еще раз поговорил с управляющим. Он пожаловался мне на то, что в морге не хватает оборудования, чтобы обрабатывать в жару такое количество тел. Еще он сказал, что в последний раз в этом морге было столько трупов в тысяча восемьсот тринадцатом году, когда местным жителям пришла в голову замечательная идея отделиться от Мексики, и всех их перестреляли. В общем, он все жаловался, что его заведение не может справиться с таким количеством трагических происшествий. Тогда я спросил, какие же происшествия он имеет в виду. Ведь произошла только одна авиакатастрофа. Тогда Санчес рассказал, что авария была не единственным происшествием – оказывается, какой-то парень из соседнего городка не справился с управлением и слетел на своем грузовике в овраг. Грузовик взорвался, и от трупа практически ничего не осталось. Бедняга Санчес был так расстроен и взволнован, что пришлось угостить его выпивкой. Тогда он немного расслабился и стал рассказывать, что папа римский, возможно, остановится в Церро эль Бурро – так называется городок – во время своего путешествия по Латинской Америке.

   – Почему? – удивленно спросила Кори.

   – Тот же вопрос задал и я. И что вы думаете он мне ответил? Оказывается, несколько дней назад парень на фотографии – тот самый, который взорвался в грузовике, – всем рассказывал, что видел почти на том же самом участке шоссе, где съехал потом в овраг, Иисуса Христа.

   – И тогда вы отправились к местному священнику поговорить с ним о видении.

   Адам кивнул.

   – Священника зовут отец Рамон. Он отвел меня в дом этого несчастного и познакомил с его женой, которая и дала мне фотографию. Я попросил увеличить ту часть снимка, где находилась грудь, потому что она сразу показалась мне похожей на торс, увиденный в морге. А что думаете вы?

   Кори снова внимательно поглядела на фотографию, затем подняла глаза на Адама и спросила, была ли, по его мнению, смерть водителя грузовика случайностью или же кто-то убил его специально, чтобы раздобыть лишний труп.

   – Этот вопрос возвращает нас к все той же проблеме, – ответил Адам. – Если бы ваш деверь так не спешил с кремацией изуродованного торса, я бы вряд ли заинтересовался местным жителем, свалившемся в овраг на грузовике. Можно было добиться, чтобы эти останки перевезли для идентификации в специальную лабораторию. Я бы попросил экспертов выяснить, не было ли на теле стреляных ран или чего-нибудь другого, что могло бы послужить причиной смерти. И уж конечно, эксперты бы сразу обнаружили, что торс не имел никакого отношения к авиакатастрофе.

   Кори подумала о том, как много времени потеряли они из-за того, что она не хотела признать, что Дэнни бросил ее в таком положении.

   – И что же теперь? – Кори была по-прежнему бледна. Казалось, она в любой момент может потерять сознание.

   – К сожалению, у нас не осталось никаких вещественных доказательств, – сказал Адам. – Так что придется мне как следует порыскать в банковских отчетах, побеседовать с самолетной обслугой и мексиканскими крестьянами – может, кто-нибудь все-таки видел, как взорвался самолет, или видел вашего мужа, или хотя бы знал, что происходит в банке Дэнни Видала…

   Кори продолжала вертеть в руках фотографию.

   – Удивительно: этот человек, которого я никогда в жизни не видела и не увижу, заставил меня впервые задуматься над тем, а не была ли вся моя жизнь сплошной цепью лжи.

   – Муж когда-нибудь рассказывал вам о своих проблемах?

   – В общем, нет, – ответила Кори. – Вот только в последний день…

   – На что же он жаловался?

   – Ни на что конкретно, просто говорил какие-то общие фразы, сводившиеся к тому, что лучше планировать свою жизнь самой.

   – Можно задать вам вопрос личного характера?

   – Смотря что вас интересует.

   – Что было такого в этом мужчине, что заставило вас начать с ним все сначала?

   – Так вы все знаете, не так ли? – Кори пристально посмотрела на Адама.

   И Адам сказал, что это в данный момент часть его работы – знать все о людях, окружавших Дэнни Видала. Без этого было невозможно докопаться до правды. Еще он сказал, что никогда не предаст Кори, что будет рядом до тех пор, пока она не получит ответы на все вопросы. Сказал, что ему можно доверять. Адам не сказал Кори только одного – не сказал о том, что уже успел влюбиться в нее.

   – Дэнни был идеалистом, и я любила его за это. Его по-настоящему волновали людские судьбы. Он был самым добрым и самым благородным человеком, которого я знала. И в то же время сильным, храбрым и преданным идее. – На лице Кори появилось вдруг странное выражение. – Наверное, я давно должна была решиться быть честной с самой собой.

   – Что вы имеете в виду?

   – Правда в том, что меня очень тянуло к нему чисто физически…

   – А остальное? – Адам надеялся, что Кори не заметила, как дрогнул его голос.

   – Все это тоже было правдой, но боюсь, что я не все понимала так, как нужно. Я ведь была почти ребенком, когда впервые встретилась с Дэнни Видалом. И в самом начале, тогда, в Аргентине, меня привлекли к этому человеку именно те качества, о которых я только что сказала.

   – И все же он дважды вас бросил.

   – Думаю, та девочка, которой я была когда-то, нравилась ему больше, чем та женщина, которую он встретил через десять лет.

   Наверное, потому, что ему нечего было терять, Адам вдруг выпалил:

   – Я позвонил вам вчера потому, что подумал: вдруг вам понадобится с кем-то поговорить. Не о деле, а просто так.

   Адам достал из кармана визитную карточку и протянул Кори.

   – Вот мой домашний телефон и номер прямой линии в офисе на случай, если я вам понадоблюсь.

   Кори не ожидала такого поворота разговора.

   – Не знаю, умею ли я делать что-то подобное, – сказала она. – То есть звонить человеку просто так и говорить с ним о том, что меня волнует.

   – Может быть, вы попробуете?

   – Что ж, я попробую…

   – Вы пообедаете со мной как-нибудь?

   Кори внимательно посмотрела на Адама.

   – И даже не буду спрашивать, женаты вы или нет.

   – Хорошо.

   – А все-таки – да или нет?

   – Я был женат. Жена ушла от меня к агенту ФБР.

   – Мне очень жаль…

   – Вот и мне тоже было очень жаль.

   – Вы расскажете мне об этом подробнее? – спросила Кори и поспешно добавила: – За обедом.

   – Память о прошлом быстро стирается. – Адам улыбнулся. – Поэтому нам надо пообедать вместе как можно скорее.

   Кори тоже улыбнулась и посмотрела на часы.

   – Мне пора возвращаться в больницу. – Она встала. – Спасибо за кофе.

   Адам тоже встал и тихо произнес:

   – Позвоните мне, пожалуйста, миссис Виатт-Видал…

   – Я постараюсь научиться звонить… просто так…

   И, прежде чем Адам успел что-то сказать, Кори повернулась и решительно пошла к выходу из кафе.


   Кори видела во сне двух серых птичек на проселочной дороге. Одна была раздавлена, а другая толкала ее клювом, пытаясь подтолкнуть к обочине. «Посмотри, – сказала Кори, повернувшись к Дэнни. – Она не бросает его даже после смерти, эта маленькая птичка, пытается защитить, хотя уже поздно». «Почему она, а не он? – спросил Дэнни. – Почему ты решила, что мертвая птичка непременно самец?»

   Кори так и не смогла ответить на этот вопрос – ни во сне, ни наяву. Она просто знала – и все.

   Было семь пятнадцать утра. С тех пор, как они пили кофе с Адамом, прошло почти двадцать четыре часа. Этот тревожный сон она успела увидеть во время коротенького перерыва, когда позволила себе прилечь. Как всегда, когда Кори казалось, что она устала настолько, что сон никогда не придет, она все-таки ненадолго заснула и увидела еще один кошмар – еще один отрывок из многосерийного фильма, в котором были заняты только два актера – она и Дэнни.

   Но как бы плохо ни чувствовала себя сейчас Кори, она была рада, что пришла на работу – дома наверняка было бы еще хуже.

   Большинство коллег вчера в недоумении поглядывали на Кори, увидев ее на работе. На их лицах было написано сочувствие, но они явно не знали, что сказать. Лишь немногие решились подойти к Кори и пробормотать что-то о Боге, о том, что она должна быть сильной и не стесняться обращаться к ним, если что-нибудь понадобится… Все это было для Кори гораздо лучше, чем получать соболезнующие письма и открытки, в которых люди всегда почему-то считают нужным описывать, как она чувствует себя в теперешнем положении – как ей грустно и одиноко, как невосполнима ее потеря, как безутешно ее горе. Больше всего Кори хотелось, чтобы эти люди перестали изображать ее боль и описывать то, что она должна чувствовать по поводу смерти мужа. К тому же она теперь слишком много знала…

   Лотти даже пыталась внушить Кори мысль, что она должна смириться со своим горем. Она поддерживала Кори, но в то же время не забывала напомнить, что местные женоненавистники только и ждут, когда личная трагедия отразится на работе Кори, – это было бы для них еще одним подтверждением того, что женщине не место в хирургии.

   Очередное несчастье случилось несколько часов назад. В своей квартире, где-то в Бруклине, недалеко от больницы, молодая девушка, проснувшись, обнаружила грабителя. Ее первой ошибкой стало то, что она села в кровати и закричала. Вторая состояла в том, что она потянулась к телефону. Грабитель перехватил ее руку и вонзил нож в грудь. Благодаря соседям, которые услышали крики и позвонили по телефону 911, девушку доставили в больницу всего через двадцать минут после нападения, причем Кори и ее бригада, предупрежденные заранее, были уже наготове. Пациентка казалась почти безнадежной – были перерезаны шейные вены, не прослушивалось сердце, а кровяное давление было очень низким. Женщина умирала. Мешочек вокруг сердца был наполнен кровью, которая не давала свежей крови проникать в сердце.

   Вокруг девушки поднялась обычная в таких случаях кутерьма. Были пущены в ход все основные средства травматологии – подвели воздуховод, сделали искусственное дыхание, взломали грудную клетку. Через десять минут девушку подняли в операционную, где у нее остановилось сердце. Кори, сопровождавшая пациентку из травматологии в операционную, тут же начала прямой массаж сердца, при первом сокращении которого кровь буквально ударила в потолок. Зажав пальцем одно из предсердий, Кори сумела остановить кровь. В это время другой хирург останавливал еще более сильное кровотечение в легком. То, что произошло дальше, стало полным поражением для Кори. Это случилась как раз в тот момент, когда в операционную зашла Лотти из соседнего кабинета, где она только что вправила бедро ребенку.

   Решив зашить левое предсердие, Кори обнаружила, что нет под рукой подходящей иглы – обычная игла была слишком маленькой, а большая – слишком толстой. Она взяла большую, опасаясь разрыва мускулов. Пока Кори решала эту проблему, одна из сестер послала ассистента за кровью, а банк крови находился от операционной на расстоянии, равном двум городским кварталам. Служащий банка крови наотрез отказался выдавать ее до тех пор, пока ассистент не заполнит соответствующие формы.

   Только минут через двадцать ассистент с кровью наконец вернулся в операционную в полуистерическом состоянии как раз в тот момент, когда сердце пациентки начало наконец сокращаться. С помощью шока девушку удалось вернуть к жизни, вернее, как предпочитала говорить Кори, к состоянию, близкому к смерти. Теперь можно было продолжать операцию. После нескольких переливаний пришлось еще несколько раз применить дефибриллятор. Пациентка наконец начала оживать по-настоящему. Однако вскоре всем стало ясно, что ничто уже не сможет возместить организму этой девушки нанесенного ему ущерба. Всем, кроме Кори, которая, невзирая ни на что, продолжала спасать пациентку. Сама она выглядела при этом почти невменяемой.

   – Вливайте в нее всю кровь этой группы, которую только удастся добыть, – настаивала Кори.

   – Позволь ей уйти, дорогая, – мягко посоветовала подруге Лотти.

   – Это была замечательно проведенная операция, миссис Виатт, – пытался ободрить Кори один из коллег.

   – Вы сделали все, что могли, доктор, – вторил ему ассистент.

   Обернувшись, Кори выдавила из себя сквозь стиснутые зубы:

   – Это вам не теннисный матч, мать вашу…

   Лотти подошла вплотную к подруге и притронулась рукой к ее плечу.

   – Все бесполезно, Кори, – почти умоляюще произнесла она. – Пациентка практически мертва.

   Но Кори не интересовало ничье мнение, она упрямо не хотела взглянуть в глаза действительности.

   – Я требую сделать переливание крови, – настаивала она. – Причем немедленно. Давайте шевелитесь, у нас осталось еще семь или восемь бутылок крови.

   И все действительно зашевелились, во всяком случае младший персонал – операционная сестра и ассистент. Они принялись прикреплять к капельнице емкости с кровью, которая потекла по резиновым шлангам в вены девушки. Кори продолжала прямой массаж сердца. Периодически она включала дефибриллятор, пытаясь вернуть пациентке жизнь и чувствуя на своих губах вкус собственных слез. Сердце девушки то билось, то переставало, соленые слезы смешивались с соленым потом, градом катившимуся по лицу. Кори была на грани срыва. Наконец в голосе ее начало звучать самое настоящее отчаяние. Лотти стояла рядом и слышала, как та отдает приказы, уже не имеющие никакого смысла. Персонал операционной подчинялся скорее от страха, чем из чувства долга.

   – Нет пульса, – объявила медсестра.

   – Мы ее потеряли, – подтвердил ассистент.

   Лотти снова коснулась руки подруги.

   – Кори, пожалуйста, перестань…

   Но Кори не интересовало сейчас ничто, кроме девушки на операционном столе.

   – Принесите аппарат для сердца и легких, – приказала она, стряхивая руку Лотти. – И подключите ее, как положено. Скорее!

   Никто не двигался. Тогда Кори повысила голос.

   – Вы что все здесь – глухие?! – закричала она. – Немедленно привезите сюда машину!

   – Кориандр, прекрати, – твердо сказала Лотти. – Это абсолютно бессмысленно. Пациентка мертва.

   Кори резко повернулась к подруге.

   – Это не твоя операционная, Лотти, и твое мнение здесь ничего не значит.

   Лотти смущенно отступила. В это время кто-то из младшего персонала спросил, где находится этот самый аппарат для сердца и легких, который требовала Кори. В то же самое время кто-то снова стал объяснять Кори, что все бесполезно. Но Кори была уже в коридоре – она сама толкала машину в сторону операционной.

   – Подключайте ее! – почти не дыша, скомандовала Кори. – Ну же, быстро, подключайте!

   Через две-три секунды машина была уже в рабочем состоянии, а еще секунд через тридцать к ней подключили пациентку. Кори рывком подвинула к себе табуретку и, опустившись на нее, стала наблюдать за цифрами, показывавшими частоту дыхания, сердцебиения и давления. Она внимательно прислушивалась к шипящему звуку специального насоса, качавшего воздух в легкие девушки. Лотти еще раз попыталась отговорить подругу от бесплодных попыток.

   – Кори, тебе все равно не удастся вернуть ее, дай ей спокойно уйти.

   – Отстань, – прошептала Кори, не сводя глаз с пациентки.

   Но все было действительно бесполезно. Даже машина не могла вернуть угасающую жизнь. Девушка умерла. Как выяснилось чуть позже, ей было двадцать два года, она была студенткой медицинского института и мечтала о том, чтобы работать в отделении травматологии Бруклинской больницы, которая была так близко от ее дома.

   Кори все еще была рядом, когда уже мертвую девушку вытаскивали из машины. Никто, даже Лотти, не мог уговорить ее уйти.

   – Кори, пожалуйста, – настаивала Лотти. – Позволь мне отвести тебя вниз.

   Наконец Кори встала с полными слез глазами и накрыла тело простыней. Она как бы пыталась заслонить собой это безжизненное тело, скрыть его от посторонних глаз. Лотти не оставляла попыток увести подругу.

   – Кори, бригаде нужна операционная, – повторяла она.

   Наконец Кори молча кивнула ассистенту и медсестре, которые ждали рядом с каталкой, чтобы перевезти тело в морг. Когда Кори вышла наконец из операционной, никто не решился последовать за ней. Глядя прямо перед собой широко открытыми глазами, Кори спустилась вниз, в небольшую комнату для отдыха. Она закрыла за собой дверь, свернулась калачиком на кушетке и разрыдалась – она не плакала так с того самого момента, когда Стэн сообщил ей о смерти Дэнни.


   Когда Кори закончила писать отчет, кто-то постучал в дверь.

   – Войдите, – сказала Кори.

   Дверь открылась. Это была Лотти. Вид у нее был встревоженный и озабоченный. Кори заметила, что халат Лотти весь в пятнах – кетчуп плюс какое-то лекарство.

   – С тобой все в порядке? – спросила Лотти, внимательно вглядываясь в лицо подруги.

   Кори повернулась вместе со стулом в ее сторону.

   – Прости меня, – просто сказала она.

   Лотти покачала головой.

   – Я пришла сюда не за извинениями.

   – Садись, – сказала Кори, кивая на стул.

   – Конечно, у тебя горе, Кори, – начала та.

   – И по поводу чего же я, по-твоему, горюю? – перебила Кори. – По поводу смерти мужа или неудачного супружества? Или того и другого вместе?

   – Там, наверху, ты взялась за совершенно безнадежный случай.

   – В любом случае я пыталась бы спасти ее до последнего, и смерть Дэнни здесь совершенно ни при чем, – заявила Кори.

   – Ты старалась чересчур усердно, Кори.

   – Или недостаточно усердно.

   – Это уже другой вопрос…

   – Тогда не надо связывать то, что случилось наверху, со смертью Дэнни.

   – Речь идет вовсе не об этом. А о том, что в твоей голове одно смешалось с другим, и именно это помешало тебе правильно оценить ситуацию.

   – Совершенно здоровая молодая девушка проснулась в собственной постели, чтобы заснуть навсегда…

   – Что ж, я тебя понимаю. Потерять пациента – это всегда тяжело.

   – Не просто потерять пациента – потерять еще одну жизнь.

   – Что ж, те же самые чувства испытываешь при виде людей со стреляными ранами, детей с переломанными ногами – да, в общем, со всеми, кто попадает в наше отделение.

   – Боюсь, что я больше не смогу ставить правильные диагнозы, – устало произнесла Кориандр.

   – Тогда найди в себе силы смириться с ходом вещей и не пытайся изменить то, что ты не можешь изменить.

   На глазах Кори появились слезы.

   – А ведь раньше я точно знала, когда пора сдаваться, – сказала она. – Помнишь, Лотти, ведь раньше я чувствовала, когда становится бесполезно что-либо делать. А теперь я не смогла уловить этот момент.

   Кори махнула рукой перед глазами, словно пытаясь прогнать слезы.

   – Он мертв, Кори, и ты должна смириться со своим горем.

   – Люди обычно плачут над мертвым телом, наверное, поэтому в цивилизованном мире и существуют похороны. – Кори смотрела на подругу сквозь слезы. – А у меня нет ничего, кроме сомнений.

   – Может, ты сама придумала эти сомнения?

   – Нет, Лотти. У меня действительно нет ничего, кроме урны с пеплом от останков, не имеющих никакого отношения к Дэнни.

   – Могу я что-нибудь для тебя сделать? – спросила Лотти, взяв Кори за руку. – Я очень хочу хоть как-то тебе помочь. Ненавижу людей, которые много говорят о подобных вещах, но я действительно очень этого хочу.

   Кори ничего не сказала, просто молча сидела, глядя в стену. С трудом сдерживая слезы, она решила сменить тему:

   – Что в отделении?

   – Как в отделе женского белья универмага «Блумингдейлз» – никогда не знаешь, кто будет твоим следующим клиентом.

   – Вчера было просто ужасно, правда?

   – Пойди полюбуйся на четыре новых перелома и поймешь, что сегодня утром еще ужаснее.

   – А где же я была, когда их привезли?

   – Наверху, в операционной… Их привезли на трех машинах. Наверное, в «скорой» решили, что мы специализируемся на переломах, – сказала Лотти.

   Кори хотела что-то ответить, но в этот момент зазвонил телефон. Обе вздрогнули, но Кори первая протянула руку к трубке, знаком попросив Лотти не уходить. Это был Хорхе Видал, который сказал, что не стал бы звонить Кори в больницу, но никак не мог застать ее дома. Он испугался, что не успеет дозвониться до нее, прежде чем уедет по делу в Мексику. В Мексику? По делу? Но ведь дела банка как раз требовали его присутствия в Нью-Йорке! Но дело в том, что Дэнни, оказывается, оставил жене кое-какие деньги на случай, если с ним что-нибудь произойдет.

   – Деньги, – недоуменно повторила Кори.

   Дэнни все устроил так, продолжал Жорж, что не нужно никакого завещания, чтобы получить эти деньги. Дэнни вообще не оставил завещания, хотя всегда очень серьезно относился к своим обязанностям. Слово это резануло слух Кори. С каких это пор она была для Дэнни одной из обязанностей? Так вот, Дэнни оставил ей миллион долларов наличными, и эти деньги не смогут обложить налогом. Ничего удивительного, что его брат поступил именно так – Дэнни всегда терпеть не мог государственные аудиторские службы с их вечной волокитой. По той же самой причине – чтобы избежать бюрократической волокиты – Хорхе приказал срочно кремировать останки брата…

   Ничего удивительного… Кори и не была удивлена – она была в самом настоящем шоке. Тем более что Дэнни никогда не обсуждал с ней никаких денежных вопросов и уж тем более вопрос завещания.

   – Миллион долларов, – вслух произнесла Кори.

   И тут же на Хорхе обрушился миллион вопросов.

   Откуда эти деньги? Где они сейчас? Где Дэнни держал их раньше и как долго? Что ей теперь делать с этими деньгами и как они, кстати, попали к Хорхе?

   Кори никак не могла опомниться – все это выглядело совершенно неправдоподобно.

   Жорж пообещал связаться с ней через несколько дней, еще до своего отъезда или недели через две, после того как вернется из Мексики.

   Повесив трубку, Кори повернулась к Лотти.

   – Это был мой деверь.

   – Миллион долларов, – завороженно повторила Лотти, слышавшая весь разговор.

   – Дэнни оставил мне эти деньги наличными. Ты можешь в такое поверить?

   – А ты?

   – Но зачем Хорхе стал бы все это придумывать?

   – Понятия не имею.

   – Вот и мне ничего не приходит в голову.

   – Что ж, благодаря этим деньгам ты сможешь остаться в своей квартире…

   – Да нет, это означает всего лишь, что я смогу переехать спокойно. Ты и представить себе не можешь, сколько неоплаченных счетов осталось после Дэнни.

   – Все равно фантастика, – по-прежнему изумленно прошептала Лотти. – Миллион долларов…

   Кори вопросительно посмотрела на подругу.

   – Не понимаю, почему Дэнни пришла в голову такая идея.

   Лотти встала.

   – Я никак не могу все это осознать, – медленно произнесла она.

   – Я тоже, – призналась Кориандр.

   – И что же ты теперь будешь делать?

   Кори покачала головой.

   – Для начала необходимо как-то переварить эту новость. Только потом я смогу думать, что делать.

   Она взглянула на часы. Было начало четвертого.

   – Сколько тебе еще дежурить? – спросила она.

   – До шести.

   – Тогда иди, не жди меня. Я догоню тебя. Мне надо позвонить.

   Открывая дверь, Лотти снова медленно повторила:

   – Миллион долларов…

   Как только за Лотти закрылась дверь, Кори сняла телефонную трубку и набрала номер Адама Сингера. Ей пришлось поговорить с телефонисткой на коммутаторе, потом с секретаршей, и только после этого она услышала голос Адама.

   – Что случилось? – взволнованно спросил он.

   – А почему вы решили, что что-то случилось?

   – Потому что прошло слишком мало времени с момента нашей последней встречи, чтобы вы позвонили мне просто так.

   – Действительно произошло кое-что весьма необычное, – начала было Кори, но тут же решила, что не стоит говорить об этом по телефону. – Могу я приехать к вам на работу, чтобы поговорить? Или встретимся где-нибудь еще?

   – Конечно, в любое время, удобное для вас.

   – Сегодня я, видимо, освобожусь довольно поздно. Так что, пожалуй, лучше завтра.

   – Я буду очень беспокоиться, если вы хотя бы не намекнете, о чем идет речь.

   Посомневавшись несколько секунд, Кори сказала:

   – Помните, вы спросили меня тогда, в Мексике, что я получу после смерти мужа.

   – Да. А вы ответили, что никогда не обсуждали с ним этот вопрос.

   – Что ж, я оказалась не права.

   – Что вы хотите этим сказать? Что вы все-таки беседовали с мужем о наследстве?

   – Нет, я сейчас не об этом. Дело в том, что мой муж, видимо, задумывался об этом, не ставя меня в известность. Он действительно отдал на этот счет кое-какие распоряжения…

   Адам решил взять быка за рога.

   – Сколько? – прямо спросил он.

   – Миллион долларов, – ответила Кори. – Наличными.

   Ничего себе!

   – Как вы узнали об этом? – спросил Адам, стараясь ничем не выдать охватившего его волнения.

   – Об этом я и предпочитала бы поговорить с вами лично, а не по телефону.

   – Не хотите сегодня со мной поужинать?

   – С удовольствием, – согласилась Кори.

   – Тогда я за вами заеду.

   – А вам это удобно?

   – Скажите только, когда вы освободитесь.

   – Около девяти.

   – Ваша машина стоит рядом с больницей?

   – Да.

   – Тогда я не стану брать свою – поедем на вашей.

   – Хорошо, – согласилась Кори и добавила после паузы. – И спасибо вам, Адам.

   Кори надела на шею стетоскоп, проверила содержимое нагрудного кармана, где лежали обычно маленький электрический фонарик и несколько ручек, поправила на груди табличку со своим именем и отправилась в смотровую продолжать дежурство. Обед. Завтрак. Она могла повернуть свои отношения с Адамом Сингером так, как ей захочется. Оставалось только выбрать. А это было не так-то просто – как-никак Адам был следователем окружной прокуратуры, а Кори – женой одного из подозреваемых по делу, которое он вел. Или вдовой…


   После разговора с Кори Адам несколько секунд обдумывал сложившуюся ситуацию. С точки зрения обычного человека, он ведет себя как дурак – лезет из кожи вон, чтобы доказать, что муж Кори жив. Ситуация запутывалась все больше. Адам точно знал только одно – он снова испытывает давно забытые чувства, которые ассоциировались теперь с Кориандр. Адам представил, как это будет…

   Они, конечно, выедут из госпиталя не в девять, а в девять тридцать. В десять тридцать они будут на той стороне Бруклинского моста, где-нибудь возле Чайнатауна, где, скорее всего, и пообедают в одном из небольших ресторанчиков. «Миллион долларов», – продолжали вертеться в голове Адама слова Кориандр. Нет никаких сомнений, что это – именно тот миллион, который получил Дэнни Видал по необеспеченным чекам Фернандо Стампы. Дело это состряпано с такой дерзостью, что в это трудно было поверить.

   Адам не сказал Кори, что ее отец звонил ему вчера из Вашингтона, чтобы договориться о встрече в Нью-Йорке, где он будет проездом. Примерно через час Палмер Виатт появится у него в кабинете. Кори, конечно, знала, что отец должен лететь сегодня в Буэнос-Айрес через Нью-Йорк, но мистер Виатт попросил Сингера ничего не говорить дочери об их встрече. Конечно, Кори знала, что он будет сегодня в Нью-Йорке по пути в Буэнос-Айрес, но ей лучше было не знать об их разговоре. То, что собирался сообщить Адаму Палмер Виатт, наверняка поможет следствию. Но, видимо, это было что-то такое, что могло сделать его дочь еще более несчастной. Адам согласился – действительно, зачем причинять Кори лишнюю боль. Звонок Палмера Виатта был очень кстати – Адам и сам собирался допросить его.

   Сейчас, в ожидании отца, Адам старался поменьше думать о дочери.

13

   Палмер Виатт выглядел загорелым и отдохнувшим. Сегодня на нем были брюки цвета хаки, голубая рубашка и синий льняной пиджак, но Палмер выглядел в этом наряде так, словно был одет в смокинг.

   – Спасибо, что согласились встретиться со мной, – сказал мистер Виатт, пожимая руку Адаму.

   – А я рад, что получил возможность поговорить с вами до того, как вы вернетесь в Аргентину, – сказал Адам, жестом приглашая своего гостя сесть на диван. – Хотите кофе?

   – Лучше немного воды, – ответил Палмер, окидывая взглядом беспорядок, царящий в кабинете Адама Сингера. Усевшись поудобнее, он сразу перешел к делу. – Надеюсь, мистер Сингер, вы намерены сдержать свое слово и не обсуждать этот разговор с моей дочерью.

   Адам принес два бокала и две бутылки минеральной воды, которые достал из небольшого холодильника, стоявшего в углу кабинета, поставил все это на журнальный столик и уселся напротив Палмера.

   – Я бы предпочел, чтобы вы предоставили мне это решать… – ответил он.

   – Кориандр столько пережила…

   – Да, но она намного сильнее, чем вы думаете.

   – Думаю, я все же знаю свою дочь лучше, чем вы, мистер Сингер. На ее долю выпало достаточно горя, с которым ей еще предстоит справиться. Мне не хотелось бы усугублять его, заставляя Кори возвращаться в прошлое…

   – А что если я пообещаю вам ничего не предпринимать, не посоветовавшись предварительно с вами?

   Палмер кивнул.

   – Я люблю свою дочь. И нахожусь сейчас в очень сложном положении. Я уже не в первый раз оказываюсь в щекотливом положении, когда речь идет о Кори и ее муже.

   – Почему бы вам не начать с самого начала?

   Палмер откинулся на спинку дивана.

   – Одной из причин, из-за которой, будучи послом, я так стремился сохранить хорошие отношения с хунтой, была возможность обеспечить таким образом безопасность Кори. Однако я не сумел ее уберечь. Это были тяжелые времена для Аргентины, ужасные времена.

   – Меня очень удивляет одна вещь: как вам удалось остаться послом в Буэнос-Айресе после того, как сменилось американское правительство.

   – Если предположить, что кто-то из членов правительства может стать незаменимым, то я сделал все, чтобы оказаться именно таким человеком. Я буквально забросал Вашингтон отчетами, из которых ясно следовало, что назначение другого посла нанесет непоправимый ущерб отношениям Америки с хунтой. Во всяком случае, я умел поддерживать диалог…

   – Так, значит, вы все-таки хотели остаться не только из-за дочери?

   – Ситуация была очень двусмысленной.

   – В каком смысле?

   – Пока я оставался послом, Кори была в безопасности, а Дэнни, появление которого в ее жизни я никогда не одобрял, защищал ее от монтанерос и постоянной угрозы похищения.

   – А вы никогда не думали, что Кори может оказаться замешанной в его дела?

   – Я беспокоился бы в любом случае – даже если бы она не связалась с Дэнни Видалом. В то время многие молодые люди мечтали сделать хоть что-нибудь против хунты. Что же касается нашей семьи, то нам гораздо больше, чем хунты, следовало опасаться монтанерос. Им вечно требовались деньги, и они всегда готовы были устроить что-нибудь зрелищное, чтобы взбудоражить общественность и побольше заработать.

   – Именно это и привлекло Кори к Дэнни Видалу – он умел устраивать зрелища? – Вопрос этот не давал Адаму покоя уже несколько дней. – Дэнни был старше, к тому же он был очень привлекателен внешне. Возможно, вы знаете: он был профессором в университете Кори и своего рода героем студенческого движения. Юноши ее возраста выглядели по сравнению с Дэнни просто детьми. Дэнни был мужчиной, который не просто говорил о том, как избавиться от хунты, он многое для этого делал.

   – Судя по вашим словам, вы с ним не слишком расходились во взглядах.

   Палмер едва заметно улыбнулся.

   – Когда речь идет о дипломатии, не существует черного и белого цветов… Но я никогда не одобрял методов Дэнни.

   – Жестокость?

   Палмер кивнул.

   – Я жил в постоянном страхе, что кто-нибудь решит убить Дэнни Видала в тот момент, когда рядом с ним будет Кори, и ее тоже случайно убьют.

   – А чего вы боитесь сейчас?

   – Я пришел сюда не потому, что чего-то боюсь. У меня есть информация о Дэнни Видале, которая, возможно, вам поможет. Видите ли, мистер Сингер, Дэнни Видал – убийца.

   – Вы имеете в виду взрыв самолета…

   – Нет, это совсем другая история. Я говорю об убийстве, которое он совершил в Аргентине.

   – Если вспомнить, чем он там занимался, на его совести должно быть не одно убийство…

   – Я говорю об особом преступлении, – последовала пауза. – Дэнни Видал убил консула Соединенных Штатов в Кордове. Человека, который был моим учителем, который уже занимал этот пост в пятьдесят пятом году, когда я в первый раз приехал в Аргентину, будучи зеленым юнцом.

   Палмер взял конверт, который положил перед собой на стол в самом начале разговора, и протянул его Адаму. В конверте был документ Верховного суда с гербовой печатью США в верхнем левом углу. Адам молча начал читать его. Это было требование Верховного суда Соединенных Штатов о выдаче нескольких человек, проживающих в Буэнос-Айресе и являющихся членами организации монтанерос. Все они обвинялись в похищении и убийстве Мэттью Джонсона, почетного консула США в Кордове. Прежде чем перевернуть страницу и дочитать документ, Адам внимательно посмотрел на Виатта.

   Двенадцатого ноября тысяча девятьсот семьдесят седьмого года разыскиваемые ворвались в кабинет Джонсона и взяли его в заложники. Все стены кабинета они расписали с помощью пульверизатора антиамериканскими лозунгами. Свою жертву они затолкали в машину марки «пежо-303», стоявшую у подъезда. Позже в «сводке военных действий» монтанерос обвинили его в том, что он – «прямой представитель интересов янки в нашей провинции». Джонсона приговаривали к смертной казни через расстрел. В дополнительном заявлении монтанерос сообщили, что приговор будет «смягчен», если до девятнадцати часов тринадцатого ноября хунта представит доказательства, что пятеро «пропавших без вести» членов организации монтанерос живы. Прежде чем дочитать до конца, Адам еще раз посмотрел на Палмера Виатта. Дальше шла ксерокопия написанного от руки письма Джонсона американскому послу в Буэнос-Айресе.

   «Дорогой Палмер,

   Я знаю, что ты обладаешь достаточной властью, чтобы убедить правительство Аргентины выполнить требования монтанерос. Если эти пропавшие без вести члены организации живы, пожалуйста, употреби все свое влияние, чтобы их доставили в назначенное время к назначенному месту».

   Адам закончил читать.

   – Вы выполнили его просьбу? – спросил он.

   – У меня были связаны руки, – тихо произнес Палмер. – Я ничего не мог сделать. Если бы я сделал так, как просил Джонсон, то это скомпрометировало бы хунту: они выглядели бы после этого игрушкой в руках Соединенных Штатов. А вы должны понимать, как боялся я сделать что-нибудь, способное разозлить хунту и повредить моей дочери.

   – Но в требовании о выдаче нет имени Дэнни Видала.

   – Его нет там потому, что правительству показалось более легкой задачей добиться выдачи двоих других преступников, принимавших участие в убийстве. К тому времени, как окончательно прояснились все обстоятельства этого дела, Дэнни уже был на Кубе. Но на самом деле именно он убил выстрелом в голову Мэттью Джонсона.

   – Откуда вы это знаете?

   – Потому что позже он сам рассказывал об этом.

   – Кому?

   – Он говорил об этом человеку по имени Маккинли Свейзи.

   – Я никак не пойму две вещи, – сказал Адам. – Во-первых, кто такой Маккинли Свейзи. А во-вторых, как вам удалось подслушать их разговор.

   Виатт вздохнул.

   – Хунта установила подслушивающие устройства в конспиративной квартире монтанерос в Ла Бока и в кабинете Дэнни в университете Кордовы. Я узнал содержание этого разговора благодаря тому, что у меня были связи в правительстве. Я получал копии каждой пленки, имевшей то или иное отношение к Кори. – Лицо Палмера исказила боль. – Это было отвратительно – на пленке, где говорилось об убийстве Мэттью Джонсона, было, кроме этого, много таких вещей, о которых мне лучше было никогда не слышать.

   – Что вы имеете в виду?

   Виатт снова вздохнул.

   – Я знал, что моя дочь любит этого человека. Но одно дело просто сознавать этот факт и совсем другое – услышать. В ту ночь, когда Дэнни говорил об убийстве Мэттью Джонсона, он ночевал в доме в Ла Бока. Кори тогда как раз пошла потанцевать в клуб со своим другом, где его схватили сотрудники секретной полиции. Кори побежала к Дэнни Видалу, а потом они оба отправились в посольство. Они хотели, чтобы я вытащил этого парня из тюрьмы.

   – Эрнандо…

   – Она говорила вам?

   – Кори до сих пор считает, что это ее вина…

   – Я не мог ничего сделать…

   – А Кори знала об убийстве Мэттью Джонсона?

   – Об этом писали во всех газетах, и, конечно же, Кори знала, что Джонсон – мой близкий друг.

   – А она догадывалась, что убил его именно Дэнни Видал?

   – Насколько я знаю, нет. Во всяком случае, на той пленке не было ничего такого, что позволило бы это предположить.

   – У вас есть эта пленка? – осторожно спросил Адам.

   Палмер молча полез в карман пиджака и вынул кассету. Он несколько секунд подержал ее в руке, прежде чем протянуть Адаму.

   – Вот она.

   Потом они снова заговорили о правлении хунты в Аргентине. Адам уже знал достаточно, но ему интересно было послушать мнение Палмера о тех же событиях. Когда Палмер закончил свой рассказ, Адам попросил:

   – Давайте снова вернемся к Свейзи.

   – Свейзи был одним из лидеров монтанерос. Он всегда был близок, да и сейчас очень близок к Фиделю Кастро. Это Свейзи вовлек Дэнни в движение монтанерос, и он же устроил так, что Дэнни возглавил банк «Кредито де ла Плата». А после закрытия банка он был вместе с Дэнни на Кубе.

   – А вам не кажется, что Свейзи может быть связан с Дэнни до сих пор и что хищения из банка «Интер федерейтед» тоже связаны с ним?

   – Я понимаю, что все это лишь мои домыслы, но я думаю именно так.

   – Но какие мотивы могут быть у них теперь, когда хунта давно уже свергнута, а коммунистические идеи во всем мире уже никому не нужны?

   – Не забывайте, что Свейзи тесно связан с Фиделем, а на Кубе коммунизм еще очень нужен. Но как знать, может, все это и не имеет никакого отношения к политике. В конце концов, пятьдесят миллионов – достаточно большие деньги, чтобы заставить человека забыть о своих идеях и преданности революции. – Палмер глотнул воды. – Но меня не покидает еще одна мысль…

   – Какая именно?

   – Дело в том, что Свейзи – признанный специалист по взрывам самолетов с помощью альтиметрических бомб.

   – А вот это, господин посол, самое важное, что вы сообщили мне сегодня. – Адам улыбнулся. – Расскажите же мне поподробнее об этом Свейзи.

   Палмер передал Адаму несколько отчетов ФБР и министерства юстиции, а также фотографии Свейзи в разные периоды его жизни и кратко рассказал о деятельности его во Вьетнаме, о взрывах, устроенных им с помощью альтиметрических бомб. Что ж, теперь у Адама была по крайней мере конкретная информация, а не слухи, на которые приходилось ориентироваться раньше. Когда Адам изучал фотографии, лицо лысого человека с блестящими черными глазами показалось ему почему-то знакомым. Наконец Адам понял, что Свейзи напоминает ему того самого человека, описанного Фрицем Лакинбиллом, который выкупил у крестьян на месте катастрофы обломки «черного ящика». Адам решил ничего не говорить об этом Палмеру Виатту. Вместо этого он спросил:

   – Вы ознакомились с отчетом о происшествии, составленным мексиканскими властями?

   – Правды там столько же, – сказал Палмер, – сколько в предвыборных обещаниях политиков. Кому-то хорошо заплатили за этот отчет.

   – А вы случайно не знаете кому?

   – Если бы я расследовал это дело, то в первую очередь обратил бы внимание на последнее место, где видели самолет, то есть на аэропорт Акапулько.

   Именно там уже вели расследование люди из прокуратуры. А теперь, когда у Адама есть фотографии Маккинли Свейзи, дело упрощалось.

   – Если то, что вы говорите, правда, то Дэнни Видал напрямую замешан в убийстве двух летчиков.

   – И того, кто был в третьей емкости на столе в морге, – добавил Палмер Виатт.

   – Я тоже думал об этом, – сказал Адам.

   – Кто-то, кто почему-то съехал с дороги на грузовике.

   – Или же ему помогли свернуть прямо в овраг.

   – Мне кажется, что во всем этом замешан Дэнни.

   Адама беспокоил еще один вопрос.

   – Вы знаете, что ваша дочь ждет ребенка?

   – Конечно, – тихо ответил Палмер.

   – И это ничего не меняет?

   Палмер заговорил, тщательно подбирая каждое слово:

   – В вашей религии есть одна замечательная традиция, мистер Сингер. Ребенок автоматически наследует национальность матери, поскольку никогда нет и не может быть никаких сомнений в том, кто его мать.

   Адам хотел спросить, как Палмер узнал, что он еврей, но он решил, что сейчас у них есть более важные темы для обсуждения.

   – Вы предполагаете, что отец этого ребенка не Видал?

   – Конечно, нет. Я говорю лишь о том, что этот ребенок принадлежит моей дочери. Это ребенок Кори, мой внук, а остальное не имеет для меня значения.

   Они еще поговорили о Маккинли Свейзи, об увлечении Кори Дэнни Видалом. Палмер объявил, что у него назначена на сегодня еще одна встреча. Они пообещали держать друг друга в курсе событий. Адам проводил посла до дверей. Уже стоя на пороге, Палмер обернулся и тихо сказал:

   – Что бы ни случилось, я хочу, чтобы вы понимали: этот ребенок – настоящий подарок судьбы, новое начало всех нас…

   Когда Палмер ушел, Адам сел за стол и попытался сосредоточиться на документах и фотографиях, оставленных ему Виаттом. Однако вместо этого его не покидали мысли о Кори и беспокойство из-за невыясненных вопросов, связанных с Дэнни Видалом. Более того, в ушах продолжали звучать последние слова Палмера, и Адам все яснее понимал, как сильно ему хочется быть тем человеком, который предложит это самое новое начало Кори и ее ребенку.

14

   Передвижной киоск стоял у обочины дороги, ведущей к отделению «скорой помощи». Люди, ждавшие известий о своих близких, готовы были купить здесь все, что угодно, – от батареек и шоколада до кофе и сандвичей. Такси остановилось прямо перед вывеской «Бруклинская больница – отделение скорой помощи».

   Пока Адам доставал деньги, таксист сказал:

   – Это же надо – приехать сюда среди ночи, если только ты не помираешь. Зато в этом случае это контора что надо. У меня так и записано на путевом листе: «Если меня подстрелят, отвезите прямо в травматологию Бруклинской больницы, там воскресят и мертвого».

   Адам усмехнулся, отсчитывая щедрые чаевые.

   – Вы доктор? – спросил тот.

   Адам покачал головой.

   – Но вы не коп, – продолжал водитель. – Я всегда это точно знаю по чаевым.

   Адам ничего не ответил – он был не в настроении. Пройдя через несколько автоматических дверей, он оказался в отделении «скорой помощи». Здесь сильно пахло хвойной дезинфекционной жидкостью. На часах, висевших над головой, было почти девять. Проходя по коридорам, Адам заметил, что здесь, как и в прошлый раз, полно народу, хотя никого, чья жизнь находилась бы в опасности, не было видно. Длинные коридоры были покрыты отполированным линолеумом. Стены тоже выглядели так, словно их недавно мыли. То и дело ему попадались сильно вооруженные охранники, которые сидели на деревянных табуретках за деревянными конторками. Адама несколько удивило то, что охранники не обратили на него ни малейшего внимания, не попросив даже предъявить документы.

   Количество вооруженных полицейских увеличивалось с каждым шагом, и Адам понял, что приближается к отделению травматологии. Друзья, родственники пострадавших, а возможно, и просто любопытные стояли вдоль стен, курили, пили кофе и тихо переговаривались. На раздвижных стеклянных дверях было написано по-английски и по-испански, что дальше можно проходить только медицинскому персоналу.

   За дверями был самый настоящий бедлам – в коридоре стояли каталки с пациентами перед переполненными перевязочными, рядом крутились медсестры и полицейские в форме и в штатском. Фельдшеры пытались успокоить тех, кто был в сознании и у кого хватало сил плакать и кричать. Несколько медсестер пытались перекричать всю эту какофонию. Адам не знал, как лучше поступить: войти внутрь или попросить кого-нибудь передать Кори, что он ее ждет. В этот момент в коридоре появилась женщина в хирургическом халате – ее лицо показалось Адаму знакомым.

   – Извините, пожалуйста, – окликнул ее Адам. – Я ищу доктора Виатт.

   Женщина остановилась.

   – Вы из окружной прокуратуры, – сказала она. – Не помните меня?

   – Ну конечно, – вспомнил он. – Мы говорили с вами, когда я приходил сюда первый раз.

   Все это было всего три недели назад, а Адаму казалось, что с тех пор прошла целая вечность.

   Женщина представилась:

   – Я – Лотти Брюнер. – Пройдя вперед, Лотти распахнула перед Адамом дверь. – Кори сказала, что вы придете. Она немного задерживается – у нас сегодня несколько тяжелых пациентов.

   – Не останавливайтесь, продолжайте двигаться, – посоветовала ему Лотти, быстро лавируя среди каталок с пострадавшими. Адам молча следовал за ней. Совсем рядом промелькнула Кори, склонившаяся над каталкой в одной из перевязочных. Волосы Кори были собраны в пучок, и на ней были очки.

   – Хотите кофе? – предложила Лотти, впуская его в длинную узкую комнату. На столе, видневшемся в одном конце комнаты, стоял кофейник и несколько тарелок с пончиками. В другом конце стоял холодильник, а над ним висела доска из пробкового дерева с приколотыми к ней меню нескольких китайских ресторанов, где продавали сандвичи.

   – Спасибо, – сказал Адам.

   – Не бойтесь сказать что-нибудь, если вас слишком поразит увиденное, – посоветовала Лотти, наливая кофе и показывая в сторону смотровой. – Все это должно быть настоящим потрясением для того, кто здесь впервые.

   – Со мной уже все в порядке, но… – покачал головой Адам, – все это совершенно неправдоподобно.

   Это было не просто неправдоподобно – это выглядело почти сюрреалистически: все эти каталки, залитые кровью полы, кровь на простынях, на бинтах, в спешке наложенных в машине «скорой помощи» по дороге в больницу. Капельницы, введенные в вены, шины, наложенные на шеи, которые, возможно, сломаны, резиновые распорки, вставленные между переломанными ногами, чтобы зафиксировать положение костей, пока рентген не подтвердит диагноз.

   – По-моему, не стоит даже пытаться предложить вам пончик, – сказала Лотти.

   – Лучше не надо, – выговорил Адам. – Предпочитаю ограничиться кофе.

   Лотти села, жестом показав на стул.

   – Мне даже трудно видеть все это вашими глазами, – сказала она. – Тот, кто здесь работает, со временем утрачивает остроту ощущений.

   – И вам всегда приходится работать в таком режиме?

   – Не всегда. Но обычно как раз в тот самый момент, когда начинает казаться, что стало немного полегче, что-нибудь случается и все начинается сначала.

   Лотти откусила пончик.

   – Но здесь ведь, кажется, работает много женщин.

   Лотти улыбнулась.

   – Наверное потому, что это самая неблагодарная работа. Мы спасаем своих пациентов для того, чтобы их отвезли наверх, к хирургам, а оттуда их перевозят в терапию. А семья и знакомые ждут обычно наверху, чтобы поблагодарить последнего врача, с которым имел дело пациент, то есть на нашу долю ничего не достается…

   – Почему же вы занимаетесь этим?

   – Лично я потому, что такая работа не оставляет времени, чтобы задуматься о чем-нибудь еще.

   – А Кори?

   – Вам лучше спросить у нее.

   – Вы давно ее знаете?

   – Мы встретились в этой больнице восемь лет назад.

   – А вы хорошо знали ее мужа? – А что еще, черт возьми, он должен был спросить?

   – Я виделась с ним всего несколько раз.

   – Насколько я понимаю, они были счастливой парой, – сказал Адам, чтобы услышать подтверждение тому, во что ему вовсе не хотелось верить.

   – Разумеется, Кори старательно убеждала себя, что это действительно так, – ответила Лотти.

   – То есть, по-вашему, их брак был неудачным. – Адам постарался, чтобы голос его звучал как можно более равнодушно.

   Лотти слегка нагнулась вперед.

   – Что вы хотите от меня услышать? Что он был типичным латиноамериканцем – деспотом и тираном? Что дурно обращался с Кори или же что он был самым любящим мужем на свете, и они были самой счастливой супружеской парой, какую мне только приходилось видеть?

   Адама немного удивил не совсем почтительный тон Лотти.

   – Ну и как же было на самом деле? – поинтересовался он.

   – Чуть больше трех лет назад, когда Кори зашла ко мне и сказала, что выходит замуж, она плакала в течение всего разговора. Она никак не могла остановиться. Мне было тогда очень интересно, в чем же причина этих слез…

   – И вы спросили ее?

   – Если верить Кори, она плакала от счастья.

   – А вы ей поверили?

   – Нет.

   – И сказали ей об этом?

   – Конечно, нет.

   – Почему?

   – Она все равно не стала бы ничего слушать. У Кори были свои причины выйти замуж за этого человека.

   – Вы, наверное, даже не намекнете, какие именно? – Довольно глупо с его стороны выслушивать снова и снова одно и то же.

   Лотти внимательно посмотрела на Адама.

   – У меня всегда было такое чувство, что Кори знает: ее брак не продлится долго.

   – Но зачем же браться за дело, если даже не можешь заставить себя поверить в успех?

   – Вы, наверное, шутите… Большинство людей делают то, что делают, вовсе не будучи уверены в успехе, а брак, пожалуй, такая вещь, где меньше всего можно быть уверенным в чем-либо. Ведь тут имеешь дело не просто с неизвестной, а с непредсказуемой величиной.

   – Мне кажется, их связали какие-то отношения гораздо раньше…

   – Значит, вам все известно.

   Адам кивнул.

   – Но хотелось бы услышать обо всем с вашей точки зрения.

   Лотти заговорила с таким видом, точно повторяла давно заученные фразы.

   – Все было очень просто: Кори и Дэнни были вместе десять лет назад, он бросил ее, а потом неожиданно объявился здесь, в Нью-Йорке, и захотел начать все сначала. – Лотти пожала плечами. – Реванш – мечта любой женщины.

   – Он любил Кори?

   – Как могу я ответить на этот вопрос?

   – Он хотя бы казался счастливым рядом с ней?

   – Когда я видела Дэнни Видала, больше всего он выглядел нервным.

   – Как вы думаете, он мертв?

   – Я, пожалуй, скажу так: я надеюсь, что он мертв. Только поймите меня правильно: не то что бы я желаю смерти Дэнни – впрочем, от наших пожеланий никто не умирает и не выздоравливает. Но если Дэнни жив и вам удастся его найти, не знаю, как справится со всем этим Кори.

   – А почему вы даете мне такие откровенные ответы?

   – Потому что вы задаете весьма откровенные вопросы.

   – Это не объяснение.

   – Я очень волнуюсь за Кори, – тихо сказала Лотти. – И от души надеюсь, что в зале суда вы умеете надевать маску.

   – Что вы имеете в виду?

   – Когда вы вошли сюда, все чувства были написаны у вас на лице.

   – Может, это простая забота о ближних?

   – То, что я увидела, не ограничивается простой заботой о ближнем, – мудро заметила Лотти. – И не пытайтесь отрицать это, потому что когда речь идет о чужих жизнях, я непревзойденный специалист.

   Оба поняли, что разговор их дошел до той точки, когда осторожность мешает продолжать отвечать на вопросы, а чувство такта – продолжать их задавать.

   Лотти встала и выбросила в мусорную корзину стаканчики из-под кофе.

   – Хотите пройти посмотреть, как мы пытаемся исправлять ошибки Господа Бога?

   – То есть увидеть, как работает Кори?

   Лотти улыбнулась.

   – Идите за мной, – сказала она, направляясь в смотровую.

   Кори выглядела напряженной до предела, но во взгляде ее чувствовался металл. Она переходила от кровати к кровати, отдавая указания персоналу и ласково разговаривая с пациентами. Тон ее менялся при этом от откровенно злобного до устало-спокойного. Когда Лотти и Адам вошли в палату, Кори как раз закончила осматривать пешеходов, сбитых водителем, и приступила к осмотру молодого человека с совершенно безумными глазами. Лотти и Адам подошли к Кори сзади довольно близко, так что им слышен был ее диалог с пациентом, но сами постарались не привлекать ее внимания.

   Пациента терзали боли настолько сильные, что он даже упал, корчась, на пол, откуда его подняли двое санитаров и снова уложили на кровать.

   Несколько раз попытавшись начать осмотр больного, Кори наконец сказала:

   – Покажите на то место, где болит больше всего.

   И он показал практически все тело.

   – В шее, док, и в горле ужасно жжет. Грудь как будто режут ножом, в плече стреляет, а мозги вот-вот полезут из головы наружу. Я не могу больше терпеть, док, я умираю, у меня отнимается левая нога. Дайте мне что-нибудь от боли…

   – Откройте рот, – потребовала Кори. – Я ничего не вижу.

   – Это там, глубже, доктор, посмотрите еще. Как будто бы я проглотил стекло, и там, внутри, кровь. Я чувствую вкус крови.

   – Вам уже сделали просвечивание и рентген грудной клетки. Сдать кровь вы отказываетесь…

   – Мне так больно, док…

   – Я не понимаю, как это произошло.

   – На работе, док.

   – Он говорит, что ел печенье, и в нем оказалось стекло, – пояснила медсестра.

   – На работе? – переспросила Кори.

   – Я работаю на фабрике печенья «Капитан Чиппо», – простонал больной. – И в одном печенье оказалось это проклятое стекло.

   Что ж, этот оказался намного изобретательнее других – придумал не только особый вид боли, но и травму, которая позволит ему получить компенсацию. И тут в Кори закралось подозрение.

   – Если бы вам надо было решать самому, как по-вашему, что могло бы унять боль?

   Мужчина затравленно огляделся вокруг.

   – Морфин!

   Именно этого и ожидала Кори.

   – Дайте ему две дозы тайленола-три и выпишите рецепт еще на шесть.

   Реакция пациента тоже была вполне предсказуема.

   – Да что вы, черт возьми, за врач? – взревел он. – Тайленол-три не уймет мою боль, мне нужно что-нибудь посильнее, ты, чертова сука!

   Кори и бровью не повела.

   – Сегодня я выписываю тайленол-три. Хотите берите, не хотите – нет.

   – Черт бы тебя побрал, – продолжал реветь пациент. – Что за поганая у вас тут больница! Я подам в суд. Что за чертова врачиха! Ты вообще не врач, а шарлатан.

   Он кричал до тех пор, когда к нему не подошли охранники. Пока Кори запретила им вмешиваться.

   – Вы можете принимать лекарство, а можете не принимать, но если хотите лекарства посильнее, придется сначала сделать анализ крови.

   – Давайте, давайте, – заскулил парень, явно напуганный видом двух дюжих охранников, стоявших рядом с Кори. – Вы такая симпатичная женщина.

   – Вот это правильно, а симпатичные женщины не выписывают наркотики.

   – Чтоб тебе сквозь землю провалиться, доктор Шарлатан, – снова заорал парень.

   Кори как раз хотела перейти к следующему пациенту, когда заметила Адама и Лотти.

   – Давно вы здесь стоите? – спросила она.

   – Достаточно давно, чтобы решить никогда больше не есть печенье «Капитан Чиппо», – ответил Адам. Усталая, с кругами под глазами и сдвинутыми на лоб очками, Кори казалась Адаму еще более привлекательной.

   Лотти пожала плечами.

   – Я объяснила мистеру Сингеру, что сегодня у нас особенно тяжелое дежурство.

   – Боюсь, что мне придется пробыть здесь еще около получаса, – извинилась Кори. – Вы не торопитесь?

   – Нет, если вы разрешите мне остаться рядом.

   Кори вопросительно взглянула на Лотти.

   – Как ты думаешь?

   – Что ж, если он и упадет в обморок, здесь самое место для оказания помощи.

   Кори улыбнулась.

   – А вы собираетесь падать в обморок?

   Адам оглянулся.

   – По крайней мере не раньше, чем появится свободная койка.

   Кори снова улыбнулась и опять посмотрела на Лотти.

   – Надеюсь, ты пойдешь домой, пока тебя не впрягли здесь во что-нибудь еще.

   – Я только хотела проводить к тебе посетителя, – сказала Лотти, протягивая руку Адаму. – Позаботьтесь о ней, – добавила она, кивая в сторону Кори, которая была уже в другом конце смотровой. Они обменялись понимающими взглядами.

   – Хорошо, – сказал Адам и пошел к Кори. Она едва заметно кивнула ему, показывая куда-то в сторону носилок и снимая карточку, привязанную к металлическим прутьям кровати. Одновременно Кори разговаривала с врачом, который перечислял полученные пациентом травмы, и с полицейским, стоявшим рядом. Это было настоящее изнасилование. Врач, которого недолюбливала Кори, был довольно высокомерным молодым человеком. У него была дурацкая привычка беседовать с пациентами на совершенно непонятном медицинском жаргоне, а с женщинами – на весьма недвусмысленном языке дешевого флирта.

   – Жертва болталась в районе Проспект-парка, – объяснял он.

   Кори подошла поближе, чтобы проверить трубку, ведущую к одной из вен на руке пациентки.

   – Она поступила в сознании?

   – Да уж. Ее даже пришлось усмирять.

   – Травмы тяжелые?

   – Как было написано в карточке, «практически не идет на контакт».

   – Послушайте, док, – вмешался полицейский. – У нас таких сегодня трое или четверо, вы ведь знаете.

   – И каждая отличается от других, и вы это тоже знаете. Поэтому я должна с ней разобраться. – Кори повернулась к врачу. – Что значит – «практически не идет на контакт»?

   – Судя по следам на руках и нарывам под языком, она наркоманка, а наркоманы, как правило, «практически не идут на контакт».

   – А разве это имеет значение в случае с изнасилованием? – спросила Кори.

   – Важно, видимо, то, что у нее продвинутая стадия гонореи.

   Кори сделала пометку в карточке.

   – Не вижу связи, доктор, – сказала она.

   – По-моему, это отчасти оправдывает насильника.

   – Если я правильно поняла, то вы считаете, что насильник проверяет жертву на венерологические заболевания, прежде чем напасть, и эту женщину изнасиловали в наказание за то, что у нее обнаружили гонорею?

   Полицейский засмеялся, а врач покраснел.

   – Гонорея – проститутка, проститутка – наркоманка, но мы ведь все знаем из статистических отчетов, что у людей такого сорта свои понятия о том, что такое изнасилование.

   Кори чуть не рассмеялась во весь голос.

   – И как же прикажете это называть? Среднестатистическим изнасилованием?

   Кори видела, что врач хочет что-то сказать в ответ, но предпочла повернуться к полицейскому.

   – Кто первый решил, что это было изнасилование?

   – Мы нашли ее без сознания у входа в парк, – объяснил полицейский, – раздетую ниже пояса и в таком вот состоянии.

   Кори склонилась над кроватью.

   – Кто-то наверняка сделал с ней что-то помимо ее воли.

   Врач снова обрел дар речи.

   – Прежде всего налицо шок от передозировки, что может объяснить невменяемое поведение, или же подобное поведение – результат горячки при гонорее.

   – А как насчет внутренних кровоизлияний, порезов, переломов?

   – Меня ведь там не было, доктор Виатт, и вас также, не правда ли? Когда ее привезли сюда, ни о каком изнасиловании речи не было.

   – А вы что, установили лимит времени, в течение которого невменяемый пациент имеет право заявить о совершенном на него нападении на сексуальной почве?

   – Она была достаточно вменяема, когда отказалась сдать анализы крови и мочи.

   – Так сделайте же наконец какой-то вывод, доктор.

   – Я уже сделал – она просто хотела избежать обвинения в употреблении наркотиков.

   – Вы уже получили отчет из лаборатории?

   – Нет еще.

   – Тогда откуда вы вообще знаете, что у пациентки гонорея, а не какой-нибудь другой воспалительный процесс?

   Врач вспыхнул.

   – Я поставил диагноз на основе осмотра.

   – Вы брали мазок?

   – Да.

   – Тогда вы должны были заметить явные следы изнасилования.

   – Довольно трудно отличить сперму от выделений при инфекции.

   – Забудьте о сперме и забудьте об инфекции. Это – живой человек, доктор, а не иллюстрация из анатомии Грея. – Врач попытался что-то возразить, но Кори продолжала: – Так есть или нет доказательства изнасилования?

   Кори потянулась и заметила краем глаза, что Адам подошел ближе. Но прежде чем она принялась читать карточку, врач выдвинул новую идею:

   – Все эти сказки про изнасилование мало чего стоят. Все проститутки, которые попадают сюда, клянутся и божатся, что их изнасиловали.

   Кори не обращала на него внимания.

   – Разрыв левой губы со стороны вагины, отек шейки матки, следы насильственного вхождения, кровоизлияния и повреждения кожи с внутренних сторон обеих бедер. Кровоизлияния на животе и правой груди, следы сигаретных ожогов вокруг левого соска.

   Кори подняла глаза и встретилась взглядом с Адамом.

   – У пациентки отек на левой скуле и правом виске, чем, вероятно, объясняется расширение зрачков. Ей сделали сканирование, чтобы определить, нет ли внутричерепных кровотечений?

   Врач покачал головой.

   Кори сняла очки и, держа их в руке, махнула в сторону кровати.

   – В заключение, доктор, и с чисто диагностической точки зрения, хочу вам сказать, что мне наплевать на все вместе взятые наркотики и венерические заболевания, когда речь идет об изнасилованной женщине.

   Врач снова смог заговорить:

   – По-моему, доктор, – сказал он, – вы просто пытаетесь раздуть это дело.

   Кори устала, о, как она устала. К тому же она была сыта всем этим по горло.

   – Когда женщина говорит, что была изнасилована, доктор, мы верим ей до тех пор, пока не будет доказано, что она лжет, независимо от того, наркоманка она, проститутка или жена одного из наших врачей. – Кори посмотрела на полисмена. – Как только она будет в состоянии говорить, можете ее допросить. Ей надо немедленно сделать сканирование, а потом поднять наверх.

   Кивнув на прощание обоим мужчинам, Кори повернулась, чтобы уйти.

   Адам потоптался у кровати еще несколько минут, а затем вышел из палаты. Полицейский последовал за ним. Врач догнал Кори возле письменного стола, рядом с которым она остановилась. Он был вне себя.

   – Это была не консультация, – выпалил он. – И даже не осмотр, а самая настоящая кастрация.

   – И кого же, по-вашему, кастрировали? – удивилась Кори.

   – Меня.

   – Это невозможно, доктор, – спокойно ответила она. – Я не специализируюсь по микрохирургии.


   Адам и Кори отправились на стоянку, чтобы взять машину Кори. Когда она вручила ему ключи и попросила сесть за руль, Адам пожалел о том, что вообще приехал в больницу. Лучше было встретиться с этой женщиной, например, в своем кабинете, на улице, в кафе, но только не здесь. Не в больнице, где он увидел Кори в новом свете и понял еще яснее, что абсолютно потерял голову.

15

   Когда они шли к машине по подземному гаражу, находившемуся под больницей, Адам взял Кори за руку.

   – Можно задать вам один вопрос? – спросил он.

   Кори кивнула.

   – Как вы выдерживаете каждый день такую нагрузку?

   – Думаю, я просто привыкла.

   – А вы никогда не боитесь?

   – Всегда боюсь.

   – И как же вы преодолеваете страх?

   – О, я изобрела собственную иерархию страхов.

   – Как это?

   – Я всю жизнь чего-то боялась, вот я научилась делить страхи на более и менее страшные. Когда я была ребенком и мы часто переезжали, я каждый раз боялась, что не смогу ни с кем подружиться на новом месте. А потом мы перестали переезжать – и вскоре умерла моя мама. – Кори сделала паузу. – Когда я приехала в Нью-Йорк и начала работать ординатором, то все время боялась, что не справлюсь. Потом, когда я начала специализироваться в хирургии, боялась, что совершу ошибку и убью пациента. – Снова пауза. – Все эти годы я любила Дэнни и боялась, что никогда не смогу с этим справиться. А потом он объявился в Нью-Йорке, и мы поженились. – Она посмотрела на Адама. – А теперь это…

   – А вы никогда не думали о том, что Дэнни снова бросит вас?

   – Нет, я не думала об этом. Когда пробуешь начать все сначала, то гонишь от себя все мысли о том, что снова может случиться что-то плохое.

   – Он был единственным мужчиной, которого вы любили? – продолжал расспрашивать Адам.

   Интересно, что же такого было в этом человеке, что заставляло Кори ему довериться?

   – Единственным, – эхом отозвалась Кори.

   – И не было больше никого за все эти десять лет?

   – Это звучит странно, да?

   – Не то чтобы странно, но немного необычно.

   Кори молча протянула ему ключи.

   – Вы поведете машину?

   Адам отпер дверцу, подождал, пока Кори усядется, и сел за руль. Они молчали, пока выезжали со стоянки, пока двигались по узким улочкам с названиями Нью-Йорк, Флэтбуш и Нострэнд-авеню. Они обгоняли «хонды» и «шевроле», которые везли рабочих с заводов и фабрик, а белые «ниссаны» с затемненными окнами и пассажирами, возможно одурманенными кокаином, шурша шинами, обгоняли их.

   – Это торговцы наркотиками среднего уровня, – прокомментировала Кори. – Что ж, продолжительность их жизни на десять лет больше, чем у дельцов более высокого класса. Восемьдесят процентов торговцев наркотиками хотя бы раз в жизни попадают на операционный стол в мое отделение со стреляными ранами. А пятьдесят процентов из них так и не выходят из больницы.

   – А вы не боитесь ездить здесь одна по ночам?

   – Здесь существует определенная система, тут ты быстро смиряешься с тем, что тебя постоянно обгоняют. – Кори принялась объяснять еще какие-то особые правила выживания в этом потоке движения. Адам прервал ее:

   – В общем, нужно всегда оставлять достаточно места, чтобы быстро оторваться от погони, да?

   Кори улыбнулась.

   – Нет ничего хуже, чем оказаться зажатой в потоке машин в два часа ночи, даже не обеспечив себе путь к отступлению.

   – А муж не волновался по поводу того, что вы ездите домой по ночам?

   – Все задают мне этот вопрос.

   – И каков же ответ?

   – Мы никогда с ним это не обсуждали.

   – Странно.

   – Всегда очень трудно представить себе, о чем разговаривают и как живут другие люди, потому что у всех людей свои отношения и своя динамика.

   – Дэнни любил вас так же сильно, как вы его?

   Кори почувствовала себя так, словно ей вылили на голову ушат холодной воды.

   – Почему бы нам не поговорить о чем-нибудь другом, – сказала она. – А об ответе на последний вопрос вы, может быть, догадаетесь сами…

   – Извините, – сказал Адам, почувствовав себя полным идиотом. – Кто назвал вас Кориандр? Кори ответила, глядя прямо перед собой:

   – Этот вопрос мне тоже задают довольно часто.

   – И каков же ответ на него?

   – Моя мать была аргентинкой, ей хотелось колоритного, не в духе Новой Англии. Что-нибудь прямо противоположное тому, как назвал бы меня отец, если бы это позволили решить ему. Мама часто говорила, что каждого человека представляет себе в цвете. Я напоминала ей красный. – Кори улыбнулась и отвела взгляд от окна. – Вы когда-нибудь пробовали кориандр?

   – Наверное, да, – сам того не подозревая, быстро ответил Адам, пытаясь вспомнить, действительно ли это так.

   Проехав по улицам Линден и Кейтон (там жили немецкие евреи, которые, возможно, пытаясь воссоздать атмосферу страны, откуда были изгнаны, и давали названия улицам), они оказались перед въездом на сквер Форт Гамильтон.

   – Теперь вы мне расскажите о своем браке, – неожиданно попросила Кори.

   – Может быть, лучше о моем разводе? Даю вам честное слово: это намного интереснее.

   – Почему бы не начать сначала?

   – Ну что ж, я уже говорил вам о Еве и том парне из ФБР…

   – О Еве? – перебила Кори. – Вы шутите?

   Адам покачал головой.

   – Нет, я не шучу, но это уже совсем другая история.

   – Может, мне будет интереснее послушать именно ее?

   – Может быть, – улыбнулся Адам.

   Кори наклонилась вперед.

   – Итак, что же произошло с Евой… Нет, я все же не могу в это поверить!

   – Все началось однажды утром, месяцев за шесть до того, когда Ева впервые увидела того парня. – Адам выглядел смущенным. – В то утро, проснувшись, Ева заявила, что ей хотелось бы общаться с другими людьми, непохожими на тех, кто ее окружает.

   – Вы должны были сказать ей, что на свете не бывает других людей.

   Адам рассмеялся.

   – Если бы я подумал тогда об этом, то, наверное, так бы и сказал.

   Он рассказал Кори о своем ранении и о том, как встретился в больнице с Евой. О том гневе, который испытал, когда жена бросила его. Сейчас Адам считал, что злость его объяснялась скорее уязвленным самолюбием. Больше всего он жалел о том, что не может просыпаться каждое утро под одной крышей со своим ребенком.

   – У вас девочка или мальчик? – поинтересовалась Кори.

   – Дочь, – ответил Адам.

   – Она живет с вашей бывшей женой?

   – Да. И с ее новым мужем. Но я стараюсь видеться с Пенни как можно чаще. А вы? – сменил тему Адам. – Почему вы так долго ждали, прежде чем забеременеть?

   Возможно, Кори и расстроил этот вопрос, но она не подала виду.

   – Скорее всего, это живая иллюстрация к выражению «Бог дал – Бог взял», – сказала она.

   Адаму захотелось протянуть руку и прикоснуться к руке Кори – такой милой и изящной, той самой, что как раз лежала между ними на сиденье.

   – Это хорошо, что вы так близки с отцом, – бросил пробный камень Адам.

   – Я не видела его целых три года до того, как это произошло…

   – Почему?

   – Он не одобрял мой брак.

   – Но сейчас он встал на вашу сторону…

   – Что ж, кровь сильнее пепла, – тихо произнесла Кори.

   Теперь они ехали мимо длинных пирсов, вдающихся далеко в загрязненный залив, отделяющий Нью-Йорк от Нью-Джерси.

   – Мне почему-то хочется быть с вами абсолютно честным во всем, – сказал Адам, – а это, возможно, не лучший выход…

   – Для вас или для меня? Адаму захотелось рассказать Кори о визите ее отца. Но он все же сдержал обещание, данное Палмеру.

   – В этом деле слишком много противоречий, – сказал он.

   – У всех у нас много противоречий…

   – Но мои противоречия касаются работы.

   – А мои – жизни.

   – Может быть, вы хотите сначала рассказать мне о своих?

   – Не знаю. У меня такое ощущение, что, если мы сумеем разрешить ваши, мои испарятся сами собой.

   Адам поглядел на Кори, сдерживая улыбку, и сказал, кивнув:

   – Мне хочется задать множество вопросов о вас и вашем муже, но я все время себя останавливаю. Будь на вашем месте кто-нибудь другой, я немедленно сказал бы все, что пришло мне в голову.

   – А что вы хотите знать? Были ли мы близки, счастливы и многое другое, о чем вы пытаетесь разузнать у меня и всех, кто меня окружает, с тех пор, как все это случилось?

   – Например…

   – Возможно, Дэнни и я были настолько заняты работой, что просто забывали иногда поговорить. Может, это были просто отговорки, а на самом деле Дэнни просто не собирался посвящать меня ни в какие свои проблемы, рассказывать мне, что происходит в его жизни.

   – Кори, по целому ряду причин мне очень хотелось бы понять всю эту историю целиком и полностью.

   – Почему бы нам не обсудить все это за едой? – Она улыбнулась. – Это будет уже в третий раз из трех.

   – Что вы имеете в виду?

   – Всякий раз, когда мы с вами оказывались в ресторане, я неизменно теряла аппетит.

   – Все дело в тональности наших прежних разговоров. Что ж, попробуем еще раз, – тихо сказал Адам.

   – Разумеется, – сказала Кори. – Но только давайте поедем куда-нибудь поближе к моему дому, чтобы можно было поставить машину в гараж… Пока у меня еще есть гараж. Там рядом есть вполне приличный бар.

   – А почему не Чайна-таун? – удивился Адам. – Разве вы не хотите отведать что-нибудь из цзешуанской или кантонской кухни?

   – Нет. Я предпочла бы поесть в более эстетичной обстановке.

   – А не в более оригинальной?

   Кори ответила, что ничего не имеет против китайской кухни, но только если ею можно насладиться в каком-нибудь тихом, уютном месте без флюоресцентных ламп и покрытых линолеумом полов – там, где готовят из свежих продуктов и можно не сомневаться, из чего сделана начинка яичного рулета.

   – Пожалуй, это действительно называется эстетично, – сказал Адам.

   – Недалеко от моего дома есть одно такое место.

   – Что ж, когда мы подъедем достаточно близко, объясните мне, как проехать к гаражу.

   Они поехали дальше на запад по Одиннадцатой авеню. Подъезжая к Двадцать третьей улице, они увидели довольно своеобразное сборище женщин. Одни, молодые и миловидные, были одеты в нижнее белье, выношенное и потертое, как рабочая одежда, другие успели состариться и растолстеть, стоя на этой улице по многу лет.

   – Средняя продолжительность их жизни – сорок лет, – снова прокомментировала Кори. – Так что тем, что выглядят старухами, на самом деле лет тридцать.

   – Откуда вы все это знаете?

   – Прежде чем я попала в штат Бруклинской больницы, многие из них были моими пациентками: я работала по две ночи в неделю в больнице Рузвельта. Это было чудовищно!

   – Вы не можете спасти весь мир, Кори.

   – Нет, – грустно согласилась она. – И даже свой собственный мир.


   Они добрались наконец до китайского ресторанчика неподалеку от дома Кори. Заведение это было без претензий, но довольно уютное. Кондиционеры работали не на полную мощность, так что посетителям не приходилось поеживаться в струях холодного воздуха, войдя в зал, и томиться от жары к тому моменту, когда пора расплачиваться и уходить, как это обычно бывает в ресторанах Нью-Йорка в июле и августе. В этом ресторане было все, что любили они оба: кантонская и цзешуанская кухня и вполне эстетичная обстановка – приглушенный свет, льняные скатерти и начинка яичного рулета, не вызывавшая никаких подозрений.

   Им указали на банкетку за столиком в углу, и перед Адамом и Кори возникла первая задача: сесть рядом или напротив друг друга. Кори проскользнула вперед и положила с одной стороны от себя кошелек, а с другой – несколько пакетов, сделав тем самым свой выбор. Адам сел напротив. Они сделали заказ и, когда принесли чай и закуски, остались наконец одни.

   – Я люблю его, – безо всякого вступления сказала Кори. В словах ее прозвучал вызов, но, кроме того, в них можно было услышать все, что угодно: «помоги мне пережить эту боль», «докажи, что он жив», «докажи, что он умер», «вызволи меня из этой тюрьмы», но никогда не забывай о призраке, стоящем между нами, «иди сюда», «уходи», «оставайся», «исчезни», «займись со мной любовью», «не смей даже пробовать». От Кори шли самые разные сигналы, как от судна, терпящего кораблекрушение в открытом море.

   Что мог он сказать?

   – Что я могу сказать? – вслух повторил Адам.

   – Никакие слова не заставят меня его разлюбить.

   – Тогда что же я могу сделать?

   – Вы можете сказать мне, что означает этот миллион долларов. – Ее испуганные глаза цвета янтаря были полны боли.

   – Это часть большой и сложной проблемы, – сказал Адам, поглаживая пальцем кромку бокала. – Я могу солгать вам, а могу сказать правду. Чего хотите вы?

   – Правду.

   – Именно этого я и боялся… – Адам смотрел на Кори с необыкновенной нежностью и старался, чтобы голос его звучал как можно мягче. – Помните, тогда, в Мексике, я сказал вам, что у меня появился свидетель, который готов дать показания против вашего мужа?

   Кори кивнула, не сводя глаз с Адама. Он молча вынул из нагрудного кармана документы и протянул Кори. Те места, которые ей необходимо было прочитать, Адам пометил желтым фломастером. Это были показания Фернандо Стампы, та их часть, где речь шла о пяти пустых чеках общей суммой на миллион долларов, которые он подписал. Там как раз говорилось о том, как Дэнни Видал предъявил эти чеки к оплате, зная, что они не обеспечены, и в четверг накануне четвертого июля вышел из банка с миллионом долларов наличными. Кори смотрела на бумаги с таким выражением, словно ей давали пощечины. Тем не менее она заставила себя прочитать до конца. А потом перечитать. И еще раз перечитать. Наконец Кори положила бумаги рядом с тарелкой и подняла глаза на Адама.

   – Мой муж жив, – абсолютно спокойно произнесла она. – В тот день, покидая банк, он точно знал, что больше не вернется туда.

   Пожалуй, ее голос звучал как-то уж слишком спокойно.

   – Он спланировал все это с начала до конца, – продолжала она, кивнув головой. Губы ее, тронутые слегка помадой, начали дрожать.

   – Совсем не обязательно, – сказал Адам, прекрасно понимая, что, безусловно, лучше покончить с неопределенностью раз и навсегда.

   Кори покачала головой.

   – Как вы можете говорить это мне, если не верите в это сами? Вы ведь никогда в это не верили – даже до того, как получили вот это. – Кори подняла бумаги. – Вы с самого начала были уверены, что он жив.

   – Если я и изменю свое мнение, то только потому, что не хочу видеть, как вы страдаете. Это стало для меня гораздо важнее, чем доказать свою правоту в этом деле.

   – Смерть – не мнение, Адам, это состояние.

   – Вы очень много для меня значите, Кори.

   – А я по какой-то непонятной причине завишу от вас больше, чем от кого-либо другого, – мягко ответила Кори. – Но это не меняет действительности.

   – Может быть, в жизни существует несколько уровней действительности…

   – Но почему он так поступил? – спросила Кори, выбрав тот уровень, который был для нее наиболее важен.

   – Он многим рисковал ради этого миллиона долларов. Очевидно, считал, что это важно для вас.

   – В таком случае, он не имел ни малейшего понятия о том, что для меня по-настоящему важно. – Кори взглянула на Адама. – Как же могут два человека быть настолько близки и в то же время не знать друг о друге главного?

   – Бывает ведь, что двое не чувствуют себя одинаково близкими, – тихо сказал Адам, протягивая руку через стол, чтобы взять за руку Кори. Теперь, прикоснувшись к ее ладони, он снова вернулся к вопросу о деньгах. – Хорхе сказал, когда привезет деньги?

   Кори убрала руку.

   – Он сказал, что свяжется со мной.

   – Когда?

   – Этого он не сказал, но сообщил, что уезжает в Мексику и объявится либо до отъезда, либо сразу по возвращении.

   – Я не хочу допрашивать его, пока он не передаст деньги.

   – Тогда вам придется увидеться со мной еще раз. Или по крайней мере поговорить по телефону.

   Адам покачал головой. Боже, что говорит эта женщина! Как будто для него не было пыткой находиться вдали от нее! Однако сейчас он предпочел не отклоняться от темы разговора.

   – Вам приходилось когда-нибудь встречаться с человеком по имени Маккинли Свейзи?

   – Нет, не думаю.

   – А ваш муж упоминал это имя?

   – Я не помню.

   Адам полез в карман и достал оттуда фотографию Свейзи.

   – Вы узнаете этого человека?

   Несколько секунд Кори внимательно изучала снимок.

   – Нет, – наконец твердо произнесла она. – Я никогда не видела его раньше. А кто это?

   – Он – один из подозреваемых в этом деле, – ответил Адам, убирая фото обратно в карман. – Ваш муж никогда не давал вам повода думать, что он использует деньги «Интер федерейтед» в политических целях?

   Наконец прозвучал тот самый вопрос, которого так боялась Кори. В ее жизни всегда было много такого, что она чувствовала, но не имела возможности узнать наверняка. Это началось давно, в Кордове, когда Дэнни бросил ее и уехал в Буэнос-Айрес. Уже тогда она понимала, почему Дэнни пропал из ее жизни вместо того, чтобы пропасть вместе с другими в подвалах Морской инженерной академии. Но когда Кори снова встретила Дэнни в Нью-Йорке, она не удержалась и поверила, что все изменилось и то, что началось тогда в Аргентине, давно закончено. Но что же она знала на самом деле? Вместо того, чтобы ответить Адаму, она сама задала вопрос:

   – Вы сказали мне правду обо всем?

   Глаза их встретились, несколько секунд оба молчали.

   – Нет, – сказал наконец Адам. – Не обо всем. А вы?

   – Тоже нет.

   – Тогда мы квиты.

   – Мне нужно выйти на воздух, – быстро сказала Кори. Она подвинулась к краю банкетки и подхватила свои вещи. Адам не стал просить счет – он просто оставил на столе несколько мятых банкнот – тридцать или сорок долларов. Задержавшись, чтобы забрать документы, оставленные Кори на столе, Адам поспешил догнать ее и взять под руку. Они вместе вышли из ресторана и молча пошли по улице. Адам по-прежнему сжимал руку Кори.

   Сейчас между ними существовали только движения – Кори сделалась вдруг словно глухой, внезапно поняв, сколько еще она не знает, и немой от сознания того, что единственный человек, которому она доверяет среди всего этого кошмара, не говорит ей всей правды. Но больше всего Кори пугало то, что, не зная почти ничего, она в то же время знала слишком много. От недобрых предчувствий Кори то прошибал пот, то охватывала дрожь, и она едва сдерживала слезы. Через секунду ей уже приходилось подавлять в себе желание громко рассмеяться тому, что Дэнни жив, но еще через мгновение она вспоминала, что он снова бросил ее, на этот раз даже не сказав ни слова… Кори шла, опираясь на руку Адама, заставляя себя что есть силы не погрузиться с головой в этот кошмар. Путь длиной в три квартала показался Кори самой долгой дорогой в ее жизни.

   «Иди, девочка, – говорила она себе. – Если ты дойдешь сейчас до дома, то дойдешь в этой жизни куда угодно». Наконец они оказались перед домом Кори. К двери подошел швейцар.

   Кори повернулась к Адаму и хотела что-то сказать, но он ее опередил.

   – Вы хотите, чтобы я проводил вас наверх?

   Кори молча кивнула. Адам снова взял ее под руку и повел к лифту. Они поднялись на четырнадцатый этаж и оказались в фойе с отделанными шелком стенами, мраморными полами, с огромным зеркалом на стене и бронзовой люстрой над головой. Адам отпустил руку Кори, подождал, когда она отопрет дверь, и вошел вслед за ней в квартиру.

   Все произошло мгновенно – еще секунду назад Кори стояла на пороге своего дома в здравом уме и твердой памяти, а через мгновение она уже рыдала вне себя на груди Адама Сингера. Он же просто молча держал ее в своих объятиях, и Кори была благодарна ему за это. Он не бормотал обычную в таких случаях ерунду, которую произносят скорее от неловкости. И только после того, как Кори перестала рыдать и немного отстранилась, хотя и не настолько, чтобы освободиться из объятий Адама, вся жизнь с Дэнни вдруг сделалась ей ясна целиком и полностью. Кори хотела рассказать об этом Адаму в нескольких предложениях, просто чтобы покончить с этим раз и навсегда – и то, как она встретила этого красавца-аргентинца, образованного, эрудированного и обаятельного, и то, как все это было словно одним долгим объятием – с самого начала до самого конца. Вместо этого она выскользнула из объятий Адама и прошла в гостиную. Адам прошел за Кори и сел в кресло напротив. Он очень удивил Кори, когда просто, но решительно произнес:

   – Я люблю вас.

   Кори испугалась. Нет, она была просто в ужасе.

   – Этого не должно было случиться…

   – Возможно, это еще одна действительность, с которой нам предстоит справиться…

   Кори выдернула несколько ниток из обшивки кресла.

   – Я не могу ничего сказать о своих чувствах по поводу этой новой действительности, – сказала она.

   – А все-таки о чем мы сейчас говорим? – спросил Адам, улыбаясь едва заметно.

   Вопрос был задан в надежде на то, что даже после всего случившегося Кори не потеряла окончательно чувство юмора. Она действительно улыбнулась.

   – О моих чувствах к вам, – произнесла Кори тихо и увидела, как напрягся Адам, чтобы расслышать ее слова.

   – Тогда почему вы должны что-то объяснять?

   – Потому что все это неправильно.

   – А что было правильно – влюбиться в Дэнни Видала и жить в этом аду?

   – Это совсем другое, – упрямо сказала Кори. – Я замужем за этим человеком.

   – Если он мертв, то вы его вдова, а если жив, то последнее, что стоит делать в этой жизни, – оставаться его женой.

   – И в том, и в другом случае вам надо бежать сломя голову и от меня, и от всей этой гнусной истории.

   – Вы действительно так считаете? – спросил Адам и добавил, когда Кори не ответила: – Завтра я улетаю в Хьюстон.

   Кори была почти в панике:

   – И сколько же вас не будет?

   Она снова увидела на лице Адама выражение заботы и нежности с легкой примесью грустного сожаления.

   – До завтрашнего вечера, если только ничего не произойдет. Но я позвоню вам…

   Кори терзали противоречивые желания.

   – Можно поехать с вами?

   Если бы он не так сильно заботился о Кори, это предложение наверняка показалось бы ему заманчивым.

   – Будет лучше, если я полечу один, – ответил Адам.

   – Когда вы узнаете что-нибудь определенное?

   – Возможно, скоро, – сказал он. «А возможно никогда», – подумал про себя.

   Кори оставалось только успокоиться и ждать, постараться справиться с смущением и отчаянием. Кори поднялась, чтобы проводить Адама.

   – Найдите моего мужа, – тихо сказала она. Ей потребовалось все ее мужество, чтобы произнести эти слова, и еще больше мужества – чтобы по-прежнему этого хотеть.

   Адам понял.

   – Постараюсь, – сказал он.

   Когда за ним закрылась дверь, Кори осталась одна в крошечной прихожей. Она почувствовала себя одинокой и абсолютно никому не нужной. Она снова оставалась с тем, что у нее было до того, как нашла Дэнни, – или это он тогда нашел ее? Теперь ничего уже нельзя было утверждать точно, все было туманно – мотивы поступков, чувства, причины событий. «Одна, совсем одна. Берите, кто хочет, – думала Кори, медленно бредя в спальню. – Вот только брать уже почти нечего».

16

   Адам Сингер прилетел в международный аэропорт Хьюстона коммерческим рейсом. День выдался жаркий. Адам держал в руках портфель, в котором лежали фотографии Дэнни Видала, Хорхе Видала и Фернандо Стампы, они все были взяты из фотоальбома сотрудников «Интер федерейтед». Эти фотографии он собирался показать обслуживающему персоналу частного аэропорта. В портфеле лежала еще распечатка телефонных звонков, сделанных из платного автомата в гостинице аэропорта «Хьюстон хобби» – того самого частного аэропорта, где останавливался на дозаправку «Дассолт-фалкон» в ночь трагедии. В этой распечатке, представленной компанией «Саусвестерн белл», значилось, что третьего июля из гостиницы было сделано несколько звонков по домашнему телефону Дэнни Видала. У Адама было несколько идей относительно того, как разузнать подробности об этих звонках. Видал действительно мог выйти из самолета, пока тот заправляли, дойти до гостиницы и позвонить жене, прежде чем вернуться к самолету. Тогда будущее его ясно – он мертв. Или же кто-то другой сделал эти звонки и, сам того не подозревая, сел на борт самолета, который должен был разбиться над горами близ Акапулько. Однако, если вспомнить о миллионе долларов, логичнее всего было бы предположить, что Видал сам вышел из самолета и позвонил жене, прежде чем исчезнуть навсегда. Кори сказала, что в этот день автоответчик записал несколько звонков, когда звонившие вешали трубку. Одно было очевидно – Хьюстон был последним местом в Соединенных Штатах, где «Дассолт-фалкон» видели целым и невредимым. Другими словами, с момента взлета в Техасе обоим пилотам и тому, кто был третьим на борту самолета, кто бы это ни был, оставалось жить два часа сорок пять минут.

   Адам позвонил в «Хобби» Киту Френчу, который дежурил третьего июля, и с удивлением обнаружил, что к тому попали каким-то образом куски оригинала отчета мексиканских властей о происшествии. На основании этого документа и своих собственных выкладок, касавшихся схемы полета и кое-каких временных соответствий, Френч пришел к выводу, что не может принять мексиканскую версию событий, так как в ней слишком много противоречий. Чем дольше он изучал некоторые цифры, тем больше они ему не нравились. Не просто не нравились – он не мог с ними согласиться. Этим, возможно, и объяснялся тот факт, что Федеральное управление авиации в Вашингтоне и Управление авиации при президенте в Мехико сделали совместное заявление, в котором указали причиной катастрофы ошибку пилота. Вскоре после этого все документы были опечатаны без дальнейших объяснений. По иронии судьбы единственной организацией, которая продолжала расследование этого дела, была окружная прокуратура, где работал Адам Сингер. За последнее время им удалось напасть на несколько следов Видала.

   Агенты ФБР, вооруженные фотографиями аргентинского банкира, рыскали по всей Америке, допрашивали потенциальных свидетелей, на большинство из которых явно не стоило тратить времени. Правда, попадались истории довольно забавные…

   Один из клиентов банка утверждал, будто видел, как Дэнни Видал садился в белый «кадиллак» и просил отвезти его в международный аэропорт «Форт Лодердейл». Клиент этот дошел до того, что утверждал, будто, когда он окликнул Дэнни по имени, тот обернулся и помахал ему в ответ. Другой клиент клялся и божился, что видел Дэнни в темных очках и с бородой в обществе двух блондинок: все трое ели блины в ночной закусочной для водителей грузовиков в Нью-Орлеане в пять часов утра. Но самой сногсшибательной была история о том, как Дэнни видели на Беверли-Хиллз в приемной известного хирурга по пластическим операциям с замотанным бинтами лицом. В этом случае, естественно, дело тщательно расследовали, установили личность пациента, который оказался малоизвестным телевизионным актером, который однажды даже дублировал Рауля Джулиа.

   Шагая к конторке, где можно было взять напрокат машину, Адам пытался представить себе мысли Дэнни Видала, его страхи, сомнения и сожаления. Это было не так уж трудно, если учесть, что Адам уже несколько месяцев жил мыслями этого человека. Идя через здание аэропорта, Адам представлял себе, как третьего июля шел по этим же залам Дэнни Видал, смотрел кругом и видел то же самое, что видит сейчас он, Адам.

   Здание аэропорта состояло из цепочки кафе, в которых можно было перекусить, а над ними светились неоновые рекламы, предлагавшие практически все, что только может понадобиться преуспевающему человеку.

   Последней новинкой была телефонная линия – «Помолись» (надо было только набрать номер 1-900-999-Бог) или, если возникли проблемы в отношениях с противоположным полом, – 1-900-999-любовь, а если надо вылечиться от депрессии – 1-900-999-помощь. Важно было только не перепутать и не набрать 1-900-999-боль, – телефон для тех, кто нуждается в услугах мануального терапевта.

   По гладкому полу здания аэропорта ходили почтенные леди с голубыми волосами и распухшими коленками, на тележках важно восседали маленькие собачки, а рядом сидели краснолицые мужчины, прижимавшие к себе сумки с текилой из магазина дьюти-фри. На стенах висели рекламные плакаты, призывавшие отдохнуть в Хуареце, фотографии индейских девушек в коротких юбках и с длинными косами. Девушки радушно приглашали туристов в новый центр отдыха. С других плакатов улыбались блондинки в бикини, стоя рядом с бассейнами около роскошных мотелей и спортивных клубов.

   Покупая газету, он думал о Кори, представлял себе ее реакцию на все эти вещи, такие типичные для Америки и такие нетипичные для Нью-Йорка.

   Аэропорт «Хьюстон хобби» располагался в одноэтажном здании, отделанном деревянными панелями. Над входом висел плакат, сообщавший, что здесь можно заказать чартерный рейс, взять напрокат самолет или ангар и получить уроки управления самолетом. Припарковав машину, Адам прошел на взлетную полосу. Он представил себе «Дассолт-фалкон» на месте одного из стоявших там самолетов. Потом Адам поднялся по ступенькам и вошел внутрь здания. У одной стены зала приема пассажиров виднелась обшитая пластиком конторка, на которой стоял микрофон и телефон, у другой – обшитый твидом диван и несколько раскладных стульев. Между ними стоял столик, заваленный всевозможными журналами, начиная от «Пентхауса» и «Плейбоя» до «Нэшнл джиогрэфик» и «Нэшнл инквайрер». По середине столика были сложены стопкой журналы по аэронавтике. Адам открыл дверь, ведущую из зала приема в другой зал, где располагались службы аэропорта. Здесь все блестело и сверкало, а запах был такой, как внутри новенького нью-йоркского такси.

   Человек средних лет в джинсах, ковбойских сапогах и красной ветровке встал из-за стола, увидев вошедшего Адама. Этот человек был высокого роста со следами оспы на лице и копной белокурых волос на голове. Адам заметил подмышкой у мужчины какие-то бумаги.

   – Я – Кит Френч, – представился мужчина, подходя к Адаму. – А вы, должно быть, из окружной прокуратуры.

   Адам тоже представился, пожал мужчине руку и пошел за ним к стоящим в углу стульям и низкому столику.

   – Здесь всегда так тихо и спокойно? – спросил он, усаживаясь.

   – Сейчас плохие времена. Мало кто может позволить себе воспользоваться услугами частного аэропорта – из-за растущих цен на топливо и из-за этих чертовых…

   Адам постарался повернуть разговор на интересовавшую его тему, но сначала ему пришлось все-таки выслушать речь о том, как дружен был Френч с помощником пилота «Дассолт-фалкона» и что он переживает аварию как личную трагедию.

   Положив портфель на стол, Адам вынул конверт и разложил на столе три фотографии: Дэнни Видала, Хорхе Видала и Фернандо Стампы.

   – Вы узнаете кого-нибудь из этих людей? – спросил он Френча.

   Тот, ни секунды не сомневаясь, показал на фото Дэнни Видала.

   – Это он. Это тот парень, который сходил с самолета.

   – А как насчет остальных?

   Френч покачал головой.

   – Нет, их я никогда не видел.

   Он еще раз внимательно посмотрел на фотографию Дэнни.

   – Насколько я понимаю, вы с ним разговаривали, – продолжал Адам. – Кто начал разговор?

   Френч махнул рукой в сторону еще одного столика со стульями, стоявшего в другом конце зала.

   – Я сидел вон там и пил кофе со своим приятелем Роем, одним из пилотов. Этот парень спросил меня, не звонили ли ему. Он сказал, что ждет нескольких деловых звонков.

   – Ему действительно звонили?

   – Нет. Никто не звонил.

   – И, если я правильно понял, вы сказали Лакинбиллу, что слышали, как Дэнни Видал сам куда-то звонил?

   – Да, он зашел в телефонную будку, но я не слышал разговора, поскольку он закрыл за собой дверь. Я только видел, как он набирает номер, а когда дверь открылась, услышал, как он вешает трубку. В зале было тихо и очень жарко. Когда здесь мало работы, мы выключаем кондиционеры – экономим энергию.

   Френч пожал плечами.

   – А сколько времени обслуживали самолет? – спросил Дэнни.

   – Пожалуй, минут сорок пять.

   – И что произошло потом?

   – Я видел из этого вот окна, как механик возился с бензозаправкой. Второй пилот был в туалете, а мы с Роем допивали свой кофе. В этот момент тот парень вышел из будки и стал говорить, что у него появились неотложные дела в Хьюстоне.

   – Он говорил, что должен остаться в Хьюстоне?

   Френч выглядел немного смущенным.

   – Вообще-то я стал давить на него в том смысле, что лучше отложить рейс. Дела наши идут не очень хорошо, и я надеялся содрать с него плату за ангар. И даже предложил вполне сносную цену.

   – И что он ответил?

   – Ничего, потому что как раз в этот момент в зале появился другой парень, кажется, его приятель. Они оба вышли на улицу и разговаривали минут пятнадцать или около того. У меня создалось такое ощущение, что тот, второй, появился, чтобы уладить эти его деловые проблемы. И еще мне показалось, что их встреча была назначена заранее.

   Адам записал что-то в свой блокнот.

   – Вы можете описать второго мужчину? – спросил он.

   – У него не было обеих рук. Вместо них – пара металлических крюков. Высокий, худой, пожалуй, даже тощий, с черными волосами. Лет, наверное, тридцати, хотя трудно сказать точно.

   – А потом?

   – Видите вон тот микрофон на конторке? – Френч показал в сторону зала для пассажиров. – Я специально поднял его повыше, чтобы можно было слышать телефонный звонок через динамики, когда находишься здесь или даже на улице. Так вот, нам позвонили и сообщили, что другой небольшой самолет хочет совершить вынужденную посадку на наш аэродром и ему понадобятся бензозаправка и механик. И я занялся этим делом…

   – А где были все остальные?

   – Рой был уже возле самолета вместе с другим пилотом, а пассажир по-прежнему разговаривал с тем, вторым, на взлетной полосе.

   – А сколько времени вы разговаривали по телефону?

   – Около пяти минут. Потом я никак не мог найти посадочные бланки, так что в общей сложности я был занят минут пятнадцать-двадцать.

   – А что за самолет совершил вынужденную посадку, вы не помните?

   Френч на секунду задумался.

   – Двухмоторная «Сессна».

   – У вас сохранились посадочные формы?

   – Они в картотеке главного аэропорта.

   – А вы смогли бы узнать пилота?

   – Я не видел его, только разговаривал с ним по радио.

   – Вы не запомнили ничего особенного?

   – Только то, что он плохо говорил по-английски.

   Сердце так и екнуло в груди Адама.

   – С испанским акцентом?

   – Нет, не с испанским, скорее со славянским. У него был сильный иностранный акцент, но наверняка не испанский.

   – А кто вышел из самолета?

   – Никто не выходил.

   – И вы не видели, что кто-то поднимался на борт?

   – Я вообще мало что видел… – Френч снова смутился.

   – Что произошло, когда вы снова оказались снаружи?

   – Самолет Роя уже выруливал на взлетную полосу, потом он притормозил, ожидая разрешения на взлет от служб международного аэропорта.

   Адам вдруг почувствовал себя таким усталым, словно не просто выслушал рассказ, а прожил все сорок пять минут этой самой остановки для дозаправки, шагая с кандалами на ногах.

   – И вы больше не видели того пассажира ни в здании терминала, ни у стоянки?

   Френч покачал головой.

   – Нет, нигде. Но, чтобы быть честным до конца, скажу, что я и не пытался его увидеть, так как был уверен, что он улетел на том самолете. Ведь иначе самолет бы остался и мне заплатили за ангар.

   Адам собрал фотографии, лежавшие на столе.

   – Вы упомянули в телефонном разговоре, что у вас есть выдержки из официального отчета о происшествии. Как они у вас оказались?

   – Вовсе неважно, как я их получил. Важно другое: все в этих бумагах – полная чушь, от первого до последнего слова.

   – Что конкретно вы имеете в виду?

   – Конечно, проще всего объявить случившееся результатом ошибки пилота, особенно после того, как тело его кремировано, свидетельства о смерти подписаны, а все вещественные доказательства испарились удивительно удобным для кого-то образом. – Прежде, чем продолжать, Френч внимательно посмотрел на Адама.

   – Как я уже сказал вам по телефону, я не верю ни одному слову в этих бумагах.

   Адам наклонился вперед, чтобы лучше видеть разложенную перед Френчем карту.

   – Почему бы вам не объяснить мне все подробнее с помощью этой карты?

   Френч кивнул и начал:

   – Давайте я вам объясню, что я тут сделал. Я взял авиационную карту и провел линию поверхности земли на протяжении всех ста пятидесяти километров отсюда до Акапулько. Потом я изобразил в виде точек схему подлета к месту посадки – вон та линия, похожая на лесенку. Это называется северный воздушный коридор – ничего сложного, это просто схема посадки для пилотов, летящих по приборам.

   – А почему вы думаете, что они летели по приборам?

   – Ночью все превращается в приборы – собственные глаза тоже. – Френч снова вернулся к карте. – То есть пилот четко придерживался этого курса, он действовал по указаниям компьютера и летел прямо по этой лесенке. – Френч провел пальцем по линии, состоявшей из точек. – А вот эта лесенка, конечно же, проходит над вершинами гор, окружающих Акапулько. – Френч положил руку на лежавший на столе конверт. – Вот здесь находится копия отчета об аварии, которая доказывает мою точку зрения. Поэтому я и начертил эту карту.

   – Могу я сделать с этого копии?

   – Я сам собирался отдать вам этот чертеж. Копии уже сняты.

   – Замечательно.

   Френч потер подбородок.

   – Но сначала я должен объяснить, как работает радио в кабине. Или вы уже знаете?

   – Даже предположив, что я ровным счетом ничего не знаю, вы будете обо мне гораздо лучшего мнения, чем я того заслуживаю, – пошутил Адам.

   – В двух словах дело обстоит так. У каждого СВЧ-передатчика есть так называемая линия видимости. Это означает, что вы можете слышать его только тогда, когда видите. Так вот, в двадцати девяти милях от Акапулько есть место, где самолетам запрещено лететь ниже тринадцати тысяч футов – «мертвая зона».

   – И кто же им запрещает? – перебил Адам.

   – Служба безопасности полетов. – Френч перевернул карту так, чтобы Адаму был лучше виден правый верхний угол. – В копии, которая лежит в этом конверте, сказано, что пилот выходил на связь с Мехико, находясь на высоте четырнадцать тысяч футов в тридцати пяти милях.

   – И где же начинаются накладки?

   – Именно здесь, на высоте четырнадцать тысяч.

   – Но мне казалось, что самолет был в пределах зоны радиовидимости?

   – Так и должно было быть, но только авторы этой мистификации забыли об одной маленькой подробности – о горах. – Френч улыбнулся. – Они загораживали радиомачту.

   – А если самолет был вне пределов видимости, то, соответственно, не мог выйти на связь, – закончил за него Адам. – А как насчет ошибки пилота?

   – Именно в это мексиканцы пытаются заставить всех поверить, и именно это звучит абсолютно бессмысленно. У них получается, что весь полет якобы проходил ниже линии видимости СВЧ-передатчиков, кроме точки последнего выхода на связь. Выход этот якобы состоялся в семидесяти пяти милях от Акапулько на высоте тридцать пять тысяч метров.

   – Это действительно был последний выход на связь?

   – Вопрос спорный. Мексиканцы пытаются доказать, что пилот неправильно прочитал показания альтиметра и сообщил, что он находится в тридцати пяти милях от Акапулько на высоте четырнадцать футов, а не в семидесяти пяти милях на высоте тридцать пять тысяч – и в этом якобы была его ошибка.

   – И все-таки, какова возможность ошибки пилота?

   – Настолько небольшая, что о ней можно не говорить вообще.

   – Почему?

   Френч снова принялся объяснять:

   – Над Мехико есть так называемая зона усиленного контроля. Там особенно плотное движение самолетов. И любой самолет, пролетающий над этим местом, обязан выходить на связь с диспетчерской службой аэропорта каждые несколько минут. Так что в этом месте самолет находился под пристальным наблюдением авиадиспетчеров аэропорта Мехико. – Френч снова склонился над картой. – Следите за мной. Самолет дает о себе знать каждые несколько минут, пока находится над Мехико. К тому моменту он уже в ста двадцати милях от Акапулько. Это двадцать пять минут полета.

   Адам начал медленно кивать. Постепенно в голове его вырисовывалась картина того, что пытался объяснить Френч.

   – Продолжайте, – лишь попросил Адам.

   – Мексиканцы пытаются заставить всех поверить в то, что, доложив абсолютно точно о времени полета над Мехико, пилот сделал затем чудовищную ошибку и вместо того, чтобы сказать, что находится в семидесяти пяти милях от Акапулько, сказал, что находится всего в тридцати пяти. А это означает разницу примерно в восемь минут полета и пятидесятипроцентную ошибку по сравнению с координатами последнего местоположения самолета, зафиксированного в зоне усиленного контроля. – Френч медленно покачал головой. – Если бы пилот только что пересек океан и Мехико был первым пунктом, где он объявился после этого, я бы мог допустить подобную ошибку. Но не после того, как он докладывал свои координаты каждые несколько минут.

   – Ошибка в сорок пять миль, – медленно произнес Адам, пристально глядя на собеседника.

   – Он не мог сделать ничего подобного. А если бы самолет сбился с курса, кто-нибудь заметил бы это раньше, еще когда он летел над Мехико. А это означает, что кто-то фальсифицировал данные.

   – А сколько человек имеют возможность подменить информацию в подобных документах? – спросил Адам.

   – Это зависит от многого, – ответил Френч. – Тот, кто имеет право запрашивать любую информацию о случившемся уже после всего. Видите ли, ребята, сидящие за контрольными пультами, имеют дело с таким количеством рейсов, что они просто не в состоянии запомнить полет небольшого частного самолета…

   – Даже если он разбился?

   – Это возможно только в том случае, если кто-то из них подтасовывал данные… А если это сделал до них кто-то другой, обеспечивающий прикрытие, то они никогда об этом не узнают.

   Адам немного подумал и снова вернулся к чертежам.

   – Давайте снова поговорим об аварии… Меня кое-что смущает относительно того места, или, вернее, того, что мексиканцы считают местом катастрофы.

   – Продолжайте, где же, по-вашему, место катастрофы?

   – На высоте семи тысяч шестисот футов, – ответил Адам.

   – Или же на сорок пять миль дальше.

   – Действительно, – согласился Адам. – Так каким образом, по-вашему, самолет мог врезаться в гору в этом месте?

   Френч снова склонился над чертежом.

   – Посмотрите сюда, – сказал он. – Допустим, я готов поверить в то, что утверждают мексиканцы. Самолет последний раз был зарегистрирован в тридцати пяти милях от Акапулько. Допустим, я готов даже закрыть глаза на то, что горы закрывали линию прямой видимости. Может, там есть неровности рельефа, которые позволили самолету спуститься ниже и выйти на связь.

   – Тогда в чем же загвоздка? – осторожно спросил Адам.

   – Как мог, черт возьми, самолет выйти на связь в тридцати пяти милях от города, а потом разбиться в сорока пяти, если только пилот сам не повернул назад, чтобы разбиться о горы? Ведь нет никаких сомнений в том, что пилот летел по абсолютно правильной схеме.

   Все это звучало вполне логично.

   – И каковы же ваши предположения? – спросил Адам.

   – Взрыв.

   – Бомба?

   – Что ж, пожалуй, я лучше скажу так: на утечку топлива не похоже, так как к этому моменту бак самолета был уже почти пуст.

   – Но почему именно там? – недоумевал Адам. – Почему надо было дождаться последнего участка маршрута, чтобы взорвать самолет?

   – Вы прекрасно знаете ответ на этот вопрос, – сказал Френч. – Гораздо проще обеспечить прикрытие в Мексике, чем в Штатах. – Он сделал паузу. – Есть еще одна деталь, которая наверняка покажется вам одним из самых курьезных обстоятельств этого дела.

   – Что же это?

   Френч печально улыбнулся.

   – Мексиканцы твердят об ошибке пилота, в то время как тот, кто устроил взрыв, поставил на его безукоризненную аккуратность.

   – Что вы имеете в виду?

   – Тот, кто подложил бомбу, рассчитывал на то, что самолет достигнет нужной высоты над определенным местом, так что бомба сработает на высоте десять тысяч футов в назначенном месте.

   – А это означает, что даже если бы самолету понадобилось совершить вынужденную посадку в Мехико, он не смог бы этого сделать, поскольку бомба взорвалась бы до того, – медленно произнес Адам.

   – Именно так, поскольку Мехико находится на высоте семь тысяч футов.

   – А что это за бомба, которая взрывается на определенной высоте? – все-таки спросил Адам, хотя был практически уверен в ответе.

   – Какой-нибудь механизм, который приводится в движение с помощью альтиметра и часов, которые пускают в ход взрывное устройство.

   – А какая взрывчатка может быть наиболее эффективной в таких случаях? – спросил Адам, стараясь, чтобы тон его звучал равнодушно.

   – Наверное, тринитротолуол.

   – И, кстати, это объясняет, почему не пострадали деревья, – тихо сказал Адам почти что самому себе. Он поднял глаза на Френча. – Как сказал Лакинбилл, если бы самолет действительно врезался в гору, все деревья сломались бы пополам, как спички.

   – Все указывает на то, что самолет взорвался в воздухе, – грустно констатировал Френч.

   Несколько секунд они сидели молча, погруженные каждый в свои мысли. Затем Френч произнес:

   – Мне пора идти. Через десять минут прилетает самолет…

   Он встал и протянул Адаму руку – тот встал и пожал ее. Затем Френч свернул чертежи и засунул их в тубус.

   – Вот, – сказал он. – Это вам вместе с описаниями. А я себе снял копии.

   – Я очень вам за это благодарен и обязательно свяжусь с вами, чтобы рассказать, как мы всем этим воспользовались. – Он сделал паузу. – А если вы узнаете еще что-нибудь, буду очень благодарен, если вы свяжетесь со мной.

   – Позвольте дать вам один совет, хотя вы наверняка знаете это и без меня.

   – Да?

   – Единственный способ опровергнуть версию об ошибке пилота – найти «черный ящик».

   – Мы пытаемся сделать это, мистер Френч. Опровергнуть эту версию в наших интересах, потому что то, с чем мы столкнулись, не ограничивается авиакатастрофой…

   – Отбросьте все условности, – сказал Френч, качая головой. – Просто делайте то, что можете, и держите меня в курсе дела.

   – И вы делайте, пожалуйста, то же самое, – ответил Адам.

   Вся эта история была просто чудовищной. Адам постоял еще несколько секунд рядом со столиком, а потом пошел к телефонной будке. Перед ней он снова постоял немного, затем зашел внутрь, сел, закрыл за собой дверь, потом снова открыл, волнуясь и сомневаясь…

   Он помнил номер наизусть. Подняв трубку, Адам набрал его и стал ждать, когда голос электронного оператора попросит его назвать номер кредитной карточки. Потом он слушал, как звонит телефон на другом конце провода – три или четыре раза. Наконец он услышал ее голос. У Адама сразу перехватило дыхание.

   – Алло, – сказала Кори.

   – А почему вы не в больнице?

   – Вы звоните для того, чтобы спросить меня об этом?

   – Нет, – сказал Адам. – Я звоню…

   А зачем он, черт возьми, звонит, если не затем, чтобы просто услышать ее голос? Видимо, заходя в эту телефонную будку, все мужчины, знавшие Кори, испытывали одно и то же желание…

   – Вы в Хьюстоне? – прервала молчание Кори.

   – Я скоро вылетаю домой.

   Домой… Адам сидел, прижимая трубку плечом к подбородку.

   – У вас жутко мрачный голос. – В голосе же самой Кори звучали забота и внимание. – Что случилось?

   Адам ясно представил себе ее лицо, морщинку между бровей, чуть склоненную набок голову. По-прежнему придерживая плечом трубку, Адам закрыл глаза.

   – Наверное, я устал, – сказал он. – Хотя последнее время я, кажется, забыл, что такое усталость, потому что уже несколько лет не выхожу из этого состояния.

   – Когда вы так говорите, я чувствую себя виноватой.

   Адам выпрямился, ударившись коленом о столик, на котором стоял телефон.

   – Это я должен все время чувствовать себя виноватым, как и все евреи.

   – Сегодня принесли ящики, чтобы паковать вещи.

   – Теперь я действительно чувствую себя виноватым.

   – Спасибо, но то, что я делаю сейчас, не может сделать никто другой. Я сортирую…

   «…свою жизнь», – забыла добавить Кори.

   Адам тяжело вздохнул. Просто невероятно, как он скучает по этой женщине, которую так мало знает, но о которой он тем не менее может рассказать все, до малейших подробностей.

   – У меня есть кое-что интересное.

   Адам коротко объяснил Кори теорию Френча. Ему необходимо было увидеть ее, хотя бы просто для того, чтобы поговорить о деле.

   – А завтра вы работаете? – спросил он.

   – Только полсуток, – сказала Кори.

   – А вам не кажется, что надо бы немного себя разгрузить?

   – Работа помогает мне сохранить рассудок.

   – А разве это не навредит вашему здоровью?

   – Я ведь не больна, Адам. Я беременна.

   Адам почувствовал укол ревности. Если бы не это, все могло бы быть для них по-другому – он наверняка любил бы мать своего ребенка намного больше, чем мать чужого.

   – А что если я заеду к вам, когда прилечу? Или это будет слишком поздно?

   – Это может и подождать, Адам. – Он снова услышал в голосе Кори нотки заботы и беспокойства. – Почему бы вам не поехать домой и не выспаться хорошенько? А поговорить мы можем завтра.

   От Адама не ускользнуло, что между ними стало появляться наконец что-то вроде близости.

   – Посмотрим, как я буду себя чувствовать, когда вернусь, – сказал Адам. Но тут он неожиданно вспомнил, что должен задать Кори еще один вопрос. – Кстати, вы не знаете никого – или, может быть, Дэнни упоминал о ком-нибудь с крюками вместо рук?

   Адам услышал, как Кори вскрикнула на другом конце провода.

   – Что случилось? – спросил он.

   – Адам, возвращайтесь домой, – прошептала Кори. – Пожалуйста…

   – В чем дело? – повторил Адам.

   – Просто приезжайте домой, я жду вас…

   Он просидел еще несколько минут в телефонной будке, продолжая сжимать трубку, хотя в ней уже звучали короткие гудки. Что, черт возьми, все это значило? Каждый день случалось что-нибудь такое, что заставляло его втянуться во все это еще глубже и еще раз признать, с грустью сознавая свою обреченность, что он абсолютно не может теперь жить без этой женщины. Все усложнялось тем, что ничего из случившегося до сих пор не смогло сломить Кори, погасить бунтарский огонек в ее глазах. Пока не смогло…

Часть третья

   … Они выбрали Патагонию из-за ее удаленности от цивилизации и тяжелого климата; им вовсе не хотелось разбогатеть.

«В Патагонии». Брюс Чэтвин

   …Человек способен пережить за свою жизнь только одну великую страсть.

Ответ Хуана Перона, когда его попросили сравнить Эвиту и Исабель.

17

   «Металлические крюки вместо рук…» Кори не могла думать ни о чем другом весь остаток дня, пока сортировала бумаги, решая, что сложить в ящики для переезда, а что выбросить. Какая-то часть ее самой отвергала саму возможность того, что Эрнандо жив, другая же часть верила в это так, словно Кори сама уже видела его. Кори была достаточно умна, чтобы понимать, что Эрнандо был замешан в делах, для которых ничего не значили ни его желания, ни чувства Кори из-за того, что он не давал о себе знать в промежутке между своим освобождением и «самоубийством» – или же между своим освобождением и исчезновением из Аргентины. Для той войны, солдатами которой были Дэнни и Эрнандо, не имело ни малейшего значения то чувство вины, которое испытывала Кори в течение многих лет, считая, что, возможно, могла бы спасти Эрнандо и пожертвовать собственным счастьем. Кори было немного не по себе оттого, что муж ее теперь уже не был пропавшим, которого все считают мертвым. Скорее, он стал для нее мертвым, хотя все считают его пропавшим.

   Кори посмотрела на себя в зеркало. На щеке и на кончике носа виднелись пятна пыли, растрепанные волосы неопрятно падали на плечи. Кори даже не стала стирать с лица пыль или поправлять волосы, когда раздался звонок в дверь. Как только Адам переступил порог, Кори взяла его за руку и начала говорить:

   – Я знаю, кто этот человек – ну, тот, в Хьюстоне, с крюками вместо рук.

   Адам постарался успокоить ее.

   – Не надо, не волнуйтесь так.

   Но Кори была слишком возбуждена.

   – Теперь у меня нет никаких сомнений в том, что Дэнни жив.

   Адам взял ее за руки.

   – Почему вы так уверены?


   – Человек с металлическими протезами – тот, из аэропорта, – это человек, который был очень близок нам обоим там, в Аргентине. – Кори освободила руки. – Разве вы не понимаете? Это же Эрнандо!

   Адам не помнил, кто такой Эрнандо.

   – Мой друг, тот, с которым я была в тот вечер, когда его схватили…

   – Но ведь Дэнни сказал вам, что он мертв, покончил жизнь самоубийством…

   Ситуация становилась уже почти комичной.

   – Видимо, слово «мертв» означает для моего мужа нечто другое – не то, что для всех остальных.

   С этим трудно было спорить.

   – Но вы сказали…

   – Нет, Адам… – Кори замялась. – Я солгала. Вернее, я умолчала кое о чем и тем самым солгала, – поправилась она.

   – Не переживайте из-за этого, Кори. Лучше попытайтесь медленно и обстоятельно все мне объяснить.

   – Когда я встретилась с Дэнни в Нью-Йорке, то первым, о ком спросила, был Эрнандо.

   – Тогда он и рассказал вам о его покалеченных руках?

   Кори кивнула.

   – И о том, что вскоре после этого Эрнандо покончил жизнь самоубийством.

   – А тело?

   – Я не спросила. Мне это даже не пришло в голову.

   – А теперь этот человек объявился в Хьюстоне…

   Кори шагнула вперед и оказалась в объятиях Адама. Положив голову ему на плечо, она сказала:

   – Я так устала…

   – Я знаю, – попытался утешить ее Адам. – Мы все устали.

   Извинившись за разгром, царящий в квартире, Кори провела Адама по всем комнатам – больше для того, чтобы успеть сосредоточиться, чем для демонстрации того, что было когда-то ее жизнью. Они шли по залам с мраморными полами и восточными коврами, по длинным коридорам с развешанными по стенам набросками Пиранези и Энсора, через небольшой салон, где стояли антикварные вещи в ожидании момента, когда их снова увезут туда, откуда они попали когда-то в этот дом. Прошли под готической аркой в салон побольше, где лежали на полу уже снятые со стен картины. Здесь они остановились возле длинного ряда окон.

   – Вам жалко расставаться с этой квартирой? – спросил Адам.

   – Есть очень много вещей, о которых я жалею, но только не об этом.

   – Когда вы переезжаете?

   – В следующее воскресенье.

   – Так скоро?

   – Я не могу позволить себе остаться здесь еще на месяц, и даже если бы могла, вряд ли захотела бы. А воскресенье – единственный день, когда у меня есть свободное время.

   – А куда вы переезжаете?

   – Туда, откуда приехала.

   – В Буэнос-Айрес?

   Что ж, эта мысль тоже приходила Кори в голову…

   – Нет, я переезжаю в свою старую квартиру в Вест-сайд, где жила до того, как меня разыскал Дэнни.

   – Вы уверены, что вам там будет хорошо?

   – Не знаю. У меня вообще такое чувство, что я схожу с ума и теряю способность собой управлять.

   – Я думаю, вы приняли правильное решение.

   Несколько секунд они молча смотрели в окно – там сверкали и переливались городские огни. К югу, где виднелись небоскребы – на одном из них светились данные о времени и температуре воздуха, к западу, за Центральным парком и темным силуэтом музея Метрополитен, за той самой площадкой, где «будут играть наши дети, дорогая», – везде, везде были огни.

   – Видите вон ту игровую площадку? – спросила Кори Адама.

   Он подвинулся ближе.

   – Да, а в чем дело?

   – Однажды эта площадка стала вдруг символом всех моих надежд. Стоя на этом самом месте, я представила себе, как там играют мои дети. Я бы устроила свои дежурства так, чтобы каждый день побыть с ними хоть немного… – Кори снова взглянула в окно. – Я действительно верила, что все это будет в моей жизни – любовь, семья, спокойствие и надежность…

   – Знаете, что я думаю?

   Кори покачала головой.

   – Мне кажется, вы никогда по-настоящему в это не верили.

   Кори снова посмотрела в сторону парка.

   – Наверное, я хотела этого так сильно, что это стало для меня почти реальностью.

   – Ваши родители были счастливы?

   – Мои родители либо пили каждый в одиночку, когда ссорились, либо пили за здоровье друг друга, когда мирились.

   – И все это на ваших глазах?

   – Достаточно часто, чтобы я выросла в твердом убеждении, что моя жизнь будет другой. Я была убеждена, что если даже любовь минует меня, я, по крайней мере, сохраню рассудок. А встретив Дэнни, я подумала, что в моей жизни будет и то, и другое. – Кори улыбнулась. – Страсть, рассудок и, конечно же, чувство вины.

   – Почему? – Адам нежно коснулся ее щеки.

   Кори присела на подоконник.

   – Из-за той альтернативы, которую предложил мне отец в ту ночь, когда забрали Эрнандо. Он сказал, что если я уйду от Дэнни и вернусь домой, то он добьется освобождения Эрнандо.

   – И вы убедили себя, что, если выйдете замуж за Дэнни, гибель Эрнандо по крайней мере не будет такой уж напрасной жертвой?

   Кори кивнула.

   – Именно так, – тихо сказала она и взяла Адама за руку. – Пойдемте.

   Она повела его из гостиной по другому коридору, одна стена которого была увешана миниатюрами, а другая – работами нескольких южноамериканских и мексиканских примитивистов. Кори остановилась перед увеличенной фотографией девочки лет пяти-шести, у нее была улыбка Кори, она была одета в фартучек с оборками, на ногах – взрослые туфли на каблуках, а в одной из маленьких ручек – казавшаяся огромной дамская сумочка.

   – Это я, – произнес голос Кори где-то за спиной Адама.

   Обернувшись, он внимательно посмотрел на стоявшую перед ним женщину, словно желая сравнить ее с ребенком на фотографии, а потом снова повернулся к портрету.

   – И сколько же вам тут лет?

   – Фотография была сделана в прошлом году, до того, как начались проблемы. Неужели вам кажется, что я с тех пор постарела?

   Адам был благодарен Кори за эту шутку, позволившую ему немного расслабиться.

   – Что ж, лицо то же. Может, чуть постарше. Но я узнал бы вас где угодно. – Он снова посмотрел на фотографию. – У вас будет красивый ребенок, Кориандр Виатт, – уверенно сказал он, чувствуя при этом, как много не может сказать, потому что она не должна этого услышать.

   – Я так долго хотела этого ребенка…

   – Что ж, нет худа без добра…

   – Я немного боюсь думать об этом…

   – Больше с вами не случится ничего плохого, – твердо сказал Адам.

   – Дэнни тоже сказал мне это однажды.

   – Я – не Дэнни.

   Кори ничего не сказала. Тогда Адам продолжил:

   – Я здесь ради вас, Кори. Что бы ни случилось, я останусь до тех пор, пока буду вам нужен.

   Все это было так знакомо!

   – Мне нужно время, – тихо произнесла Кори.

   – Я не тороплюсь.

   Пройдя остаток коридора, они оказались в отделанной деревянными панелями комнате, служившей кабинетом для Дэнни. Кори сказала, что если террористы любят винтовки и пистолеты, то излюбленным оружием ее мужа был телефон. Он пользовался им постоянно, в любое время дня и ночи, разговаривая с абонентами из всех временных поясов. Кори показала Адаму на коричневый, обитый замшей диван, а сама подошла к книжному стеллажу, на полках которого вместо книг стояли самые разнообразные хрустальные графины.

   – Хотите выпить?

   – А вы?

   – Я – через полгода.

   – Вы позволите купить вам первую порцию выпивки после истечения этого срока?

   – Если не сбежите к тому времени к чертовой матери… – Кори повернулась к полке и, не спрашивая, чего именно он хочет, налила в бокал для бренди неразбавленного виски и протянула Адаму.

   – Почему вы так странно смотрите на меня? – спросила Кори.

   Как мог он объяснить ей, чего стоит ему после всего этого продолжать поиски Дэнни Видала, особенно после того, как он прослушал пленку, врученную ему Палмером Виаттом? Как мог он объяснить, что провел полночи, стирая с кассеты интимные места, не имевшие никакого отношения к политике, деньгам, убийству, а имевшие отношение только к любви. Как мог он описать то, что слышал, не унизив ее: все эти сдавленные крики, шепот, неровное дыхание, ритмичное поскрипывание кровати – была ли то ночь любви в Ла Бока после того, как взяли Эрнандо, или свидания в перерывах между лекциями в кабинете Дэнни… Самым удивительным было то, что ее отец сам не стер эти места до того, как передать пленку Адаму. Когда Адам спросил его об этом, Палмер честно ответил, что побоялся обвинения в подтасовке, если сотрет что-нибудь с этой пленки. Он был так же честен, когда признался, что его единственный интерес в этом деле состоит в том, чтобы Дэнни Видал ответил наконец перед законом, что он готов был принести ради этого в жертву все, что угодно, даже репутацию собственной дочери.

   – Вы могли бы оставить портфель в прихожей, – сказала Кори, заметив, что Адам все еще держит его в руках.

   – Там лежат документы, которые я хотел бы вам показать.

   – Я должна испугаться?

   – Нет, если по-прежнему полагаетесь на изобретенную вами иерархию страхов.

   – Что вы имеете в виду?

   – Однажды вы сказали мне – помните? – что Дэнни не был вором. Вы были абсолютно в этом уверены?

   Кори кивнула.

   – В Мексике…

   – Теперь, когда вы узнали об этом миллионе долларов, вы изменили свое мнение?

   – К чему вы это?

   Адаму снова захотелось обнять ее.

   – Как по-вашему, возможно ли, что ваш муж взорвал самолет?

   – Я не могу в это поверить.

   – Скажите мне лучше вот что, Кори: в доме есть сейф или какой-нибудь шкаф, где Дэнни хранил свои документы и куда вы не имели доступа?

   Адам чувствовал себя мерзко, прекрасно понимая, что вопрос этот причиняет Кори боль.

   – Иногда он запирал дверь кабинета, – припомнила Кори.

   – А вам это не казалось странным?

   – Мне ничего никогда не казалось странным, потому что у Дэнни на все были вполне логичные объяснения. Он говорил, что не хочет, чтобы горничная рылась в столах.

   – А теперь?

   Кровь прилила к лицу Кори.

   – Да, теперь это действительно кажется мне странным.

   – Мне очень неприятно вас мучить…

   Кори отвела взгляд.

   – Тогда почему бы вам просто не рассказать мне, что вы узнали в Хьюстоне?

   Адам раскрыл портфель и достал оттуда копию выдержек из отчета об авиакатастрофе и карту, составленную Френчем. Разложив все это на столе, он стал рассказывать Кори о горах, о линии видимости СВЧ, объяснять, как осуществляется связь между кабиной самолета и диспетчерской аэропорта и почему весьма сомнительно, что самолет сам по себе врезался в горы и гораздо вероятнее, что кто-то подложил в него бомбу, которая должна была взорваться в воздухе.

   – Кто-то, но не Дэнни, – упрямо возражала Кори.

   Адама восхищала ее преданность.

   – Я хочу прокрутить вам одну пленку.

   – Там что-нибудь ужасное?

   Что он мог ответить? Он ничего не сказал. Кори не сводила с него испуганных глаз, когда он доставал из портфеля портативный магнитофон. Он положил его на стол и, взглядом спросив разрешения у Кори, нажал на кнопку «пуск». Адам видел, как напряглась Кори, когда в комнате раздался голос Дэнни Видала – он описывал убийство Мэттью Джонсона. То, как он убил одним выстрелом в висок человека, стоящего на коленях со связанными за спиной руками. Кори побледнела. Адам остановил запись.

   – С вами все в порядке? – спросил он.

   – Крутите дальше, – прошептала в ответ Кори.

   Адам снова нажал на кнопку, и голос Дэнни Видала опять наполнил комнату. Теперь Дэнни рассказывал, как вместе с несколькими помощниками завернул тело в флаг монтанерос, а потом тело перекинули через ограду американского посольства. Это наверняка произвело незабываемое впечатление.

   «Мак», – прозвучало на пленке.

   Кори и Адам переглянулись, оба понимая, что Дэнни разговаривает с человеком по имени Маккинли Свейзи. Свейзи говорил, что все аргентинцы должны осознать: группировка монтанерос снова включилась в активную борьбу и монтанерос не боятся никакого международного скандала. На этот раз они старались не ради денег, в которых не нуждались после успешного проведения операции с выкупом в шестьдесят миллионов долларов. На этот раз речь шла о гордости и чести, и, конечно же, операция была направлена против этого «самодовольного осла» из посольства, считавшего их не более чем кучкой дикарей.

   Адам выключил магнитофон.

   – Как к вам попала эта пленка? – спросила Кори.

   – Мне ее дали.

   – Кто?

   – Кори, не надо…

   Несколько секунд Кори внимательно изучала его лицо.

   – Только человек из хунты мог сделать подобную запись.

   – Теперь это уже не имеет значения.

   – Все имеет значение, – заспорила Кори. – Потому что неожиданно все вокруг стало делом жизни или смерти.

   – Мне передал эту пленку человек, который заботится о вас.

   В глазах Кори мелькнуло понимающее выражение.

   – Чего только не делают ради любви… – Она снова посмотрела на Адама. – Мне хотелось бы, чтобы меня любили в этой жизни немного меньше.

   – Или немного по-другому?

   Кори снова оказалась рядом с Адамом и положила голову ему на плечо, а в следующее мгновение он крепко обнял ее.

   – Все почти закончено, – ласково сказал он, целуя ее волосы. – Еще нет, – прошептала в ответ Кори.

   – По крайней мере с путаницей покончено.

   – Найди его, – снова прошептала Кори.

   – Я не уверен, что хочу этого, Кори, – просто сказал Адам.

   Кори выпрямилась.

   – Но ведь это не решение проблемы.

   – Я подумал о том, что, наверное, мне лучше отказаться от этого дела.

   Кори подняла голову.

   – Интересно, что во мне такого, что заставляет мужчин убегать, как только дела начинают идти плохо? – задумчиво произнесла она.

   Адам улыбнулся.

   – Я не убегаю. Просто подумываю, не пора ли передать расследование в руки другого человека, более объективного.

   – Когда вы ведете дело, в котором возможна весьма эффектная развязка, объективность должна лететь ко всем чертям.

   – Вы – весьма противоречивая личность, Кориандр Виатт-Видал. Или вы мыслите как ребенок, или вы – одна из самых циничных особ, которых я когда-либо знал в своей жизни.

   Кори задумчиво кивнула.

   – Я понимаю, это прозвучит по-детски, но все-таки – что будет дальше?

   – Абстрактно или реально? – Адам, как мог, старался уклониться от прямого ответа.

   – И так и так.

   – В реальном мире мы будем ждать, когда Хорхе отдаст вам деньги, а в абстрактном – посмотрим, как вы будете себя чувствовать.

   – Интересно… – начала было Кори, но Адам прервал ее.

   – Скажите мне одну вещь. Если мы никогда не найдем Дэнни Видала, то вы что, собираетесь провести следующие десять лет так же, как вы провели десять предыдущих?

   – Что вы имеете в виду? – О, на самом деле она прекрасно понимала, что он имеет в виду.

   – Одна, и не давая себе любить кого-то другого?

   – Не забывайте, что Дэнни Видал отец моего ребенка.

   С этим трудно было спорить.

   – Возможно, я все упрощаю, – сказал Адам, – но, на мой взгляд, ему надо было помнить об этом до того, как смыться и убить при этом троих ни в чем не повинных людей.

   – Я все еще не могу в это поверить.

   – Он не должен был предавать вас, оставляя в таком положении.

   – Я взрослая женщина, Адам, и я сама поставила себя в такое положение. Он не приставлял мне револьвер к виску.

   «Пока не приставлял», – подумал Адам, но не стал произносить этого вслух.

   За бесконечно долгим днем последовала еще более долгая ночь. И даже та буря эмоций, которую пережили они за последние дни, не могла ни объяснить, ни оправдать того, что произошло в дверях, когда они ждали лифта. Для Адама это означало поворот всей его жизни на сто восемьдесят градусов. Сначала он нежно взял Кори за руку и поцеловал в висок, а затем со вздохом привлек ее к себе и тут же почувствовал ее страстные губы, язык, ее нежные руки. Дыхание его участилось, и он крепко прижал ее к своему сильному, мускулистому телу. Кори буквально потонула в его страстных объятиях.

   – Прости меня, – с очень серьезным видом прошептала она, когда губы их наконец разъединились.

   – Я люблю тебя, – так же серьезно прошептал он, делая шаг в лифт.

   – Прости меня, – сказала еще раз Кори, запирая дверь квартиры.

18

   Единственным звуком, доносившимся до ушей Дэнни Видала, было хлопанье ворот, которые то открывал, то закрывал ветер. Он сидел в бетонном домике на ранчо в Юшуайя в черном кожаном кресле с откидной спинкой и читал в газете о своей собственной смерти. Дэнни начал отращивать бороду, да и волосы его были намного длиннее, чем в последние годы. Дэнни был одет в обтягивающие джинсы и свитер, без носков, в мягких мокасинах и был похож скорее на итальянского киноактера в роли подпольного революционера.

   Судя по первым заметкам о его исчезновении, газетам было известно гораздо меньше, чем он думал. Предположения о судьбе Дэнни Видала сильно различались в зависимости от страны и названия газеты. Бульварные газеты писали, что он совершил самоубийство на почве финансового краха, угробив при этом двух ни в чем не повинных людей. Еженедельники высказывали предположение, что он работает сразу на несколько разведок – от израильской и ирландской до разведки ЮАР. Ежедневные газеты концентрировали внимание на том, что банкир «случайно» погиб как раз накануне финансового скандала. «Уолл-стрит джорнэл» в серии статей о неблагополучной обстановке в банках высказала наиболее интересную точку зрения. По ее мнению, хотя Хорхе Видал и был посвящен в большинство махинаций своего брата, не было никаких конкретных доказательств того, что сам он замешан в чем-либо противозаконном. Он ни разу не подписал ни одного банковского документа, ни одного займа, он также не был членом ни одного из кредитных комитетов. В заявлении, сделанном через адвоката, Хорхе Видал подтвердил мнение газеты. Он сообщил, что имел весьма ограниченное отношение к «Интер федерейтед» – просто владел несколькими тысячами акций, что делает его такой же жертвой случившегося, как и всех остальных акционеров.

   Банк «Интер федерейтед» закрыли на неопределенный срок. Все отчеты, картотеки и активы были заморожены и опечатаны представителями окружной прокуратуры и комиссией по делам банков штата Нью-Йорк. Несмотря на то, что федеральная корпорация по страхованию вкладов дала гарантии по депозитным счетам, сумма которых не превышает ста тысяч долларов, появились слухи, что дела «Интер федерейтед», возможно, примет банк «Рипаблик иксчейндж» (по странному совпадению именно тот банк, услугами которого воспользовался Фернандо Стампа), что освободит правительство от необходимости выплачивать деньги вкладчикам. Гораздо больше, чем «Интер федерейтед», Дэнни волновала судьба Фернандо Стампы. Во всех статьях о нем отзывались очень сочувственно – его считали одной из жертв, брошенных на произвол судьбы с чеками на общую сумму в миллион долларов. И почти в каждой газете печатались заявления следователя из окружной прокуратуры – видимо, как раз того, который держит под пристальным наблюдением его Кори.

   Он так хорошо знал ее, свою Кори, что почти слышал, как она спорит с этим парнем. Он знал, что между версиями (его смерть или его обман) Кори наверняка выберет его смерть. Не прошло ни одного дня, ни одного часа, чтобы он не думал о ней и об их совместной жизни. Доносил ли ветер запах сырой земли и резкий запах растений, окружавших ранчо, – он думал о ней. Видел ли двух быков, запряженных в повозку, – он думал о себе и Кори. Глядя на простиравшиеся кругом бескрайние пампасы, он с содроганием думал о собственном одиночестве и потере, боль от которой не сможет заглушить никогда.

   В другом конце комнаты в каменной печке пылал огонь, освещая висящую над ней кабанью голову с полосами красной краски на морде. За одним окном был ярко-желтый забор и пронизывающий ветер, треплющий голые ветви деревьев и кустов. За другим окном виднелся пролив Бигл и неровные контуры островов Хосте, а за ними – пролив Мюррей, ведущий к Магелланову проливу и архипелагу Хорн – все это на пути к Антарктике. Легенда гласила, что тысячи лет назад вся Патагония рухнула с огромной горы и попала прямо на глыбу льда – тогда это было одно из местных озер. И только после этого в целости и невредимости опустилась на дно.

   Он так хорошо знал ее, свою Кори, что вполне мог представить себе ее реакцию на этот миллион долларов. Она, конечно же, предпочла бы узнать, что случилось на самом деле, а не просто получить судебное дело на исчезнувшего мужа и миллион долларов в новеньких хрустящих банкнотах по сто и по тысяче. Конечно, она предпочла бы знать, что происходит… Это тебе, моя радость, на время моего отсутствия и на случай моей смерти. Тебе и нашему ребенку, но вовсе не в качестве извинения. Все эти дни он вел бесконечные воображаемые разговоры с Кори, представляя себе, как будет рассказывать ей, что делал, пока они были в разлуке. Он, конечно, скажет, что мало появлялся в обществе, почти никуда не выходил. Просто сидел, читал и прислушивался к вою ветра.

   Он чудовищно скучал по ней, кровь каждый раз так и вскипала в жилах при мысли о Кори. Патагония была единственным для него местом на земле, где вечность имела границы и приобретала четкие контуры и материальную сущность. Дэнни нравилось думать о том, что все, чем он владеет сейчас, – это охотничий нож, пистолет, бесконечные беды и печали, его память о ней. То, чем владели они оба, было просто любовным романом, но в то же время это было как раз посередине между космической страстью и дешевой интрижкой. Между прочим, даже здесь, на краю света, у него бывали возможности для интрижек. Несколько раз Свейзи подкладывал к нему в постель молоденькую девчонку, и всякий раз происходило одно и то же. Он так и не прикоснулся к ней ни разу, выпроваживая из своей постели с добродушным, почти отеческим спокойствием. Это явно не устраивало его соратников. Он им нужен был счастливым и довольным, не ведающим угрызений совести. Хотя, возможно, некоторые из них предпочли бы увидеть его на столе в морге Чилпансинго. Дэнни открыл глаза и снова посмотрел в окно. Свейзи стоял рядом с железной решеткой, под которой горели поленья и мусор. Он засовывал в стоящий на огне котелок двух освежеванных кроликов. Скорее всего, Свейзи пришел поговорить с ним. Дэнни отвел взгляд от окна и стал рассматривать комнату, ставшую его тюрьмой до тех пор, пока он не отправится в Гавану, чтобы приступить к осуществлению следующего этапа их плана.

   Комната была заставлена английскими вещицами, не настолько старыми, чтобы представлять антикварную ценность, но и не настолько новыми, чтобы можно было считать их обыкновенным хламом. Сам домик стоял на территории овцеводческого ранчо, в центре раскинувшегося на несколько миль вокруг посреди самого что ни на есть разнообразного рельефа. На территории ранчо были и равнины, и пологие холмы, и леса, и ручьи, и сырые низины, которые здесь назывались «вегас». К каждому строению ранчо вела грунтовая дорога.

   Маккинли погрел руки над огнем, сел напротив Дэнни. Он перешел прямо к делу, без всяких вступлений.

   – Твой брат связался с Кори по поводу денег. Как только он их передаст, то окажется напрямую замешанным в этом деле.

   – Банкноты не помечены.

   – Тот парень из окружной прокуратуры ждет не дождется, когда где-нибудь всплывут эти деньги. Сколько, по-твоему, портфелей с такими суммами ходит по рукам в Нью-Йорке?

   – И кто же подвергается большей опасности – Хорхе или Кори?

   – Оба, – не задумываясь, ответил Свейзи. – К тому же не забывай о Стампе.

   – А что еще он может сделать? – Дэнни с трудом удержался, чтобы не крикнуть.

   Свейзи покачал головой, разглядывая Дэнни с таким видом, словно не мог поверить его наивности.

   – Похоже, у тебя плохо с головой, Дэнни. Ведь именно Стампа возил каждый месяц по шестьсот тысяч в Гавану. К тому же он может расшифровать записи всех твоих файлов. Ты недооценил его – или же переоценил их обоих: и Стампу, которого оставил с пятью фальшивыми чеками на руках, и Хорхе, которого решил сделать почтальоном… Все, что ты сделал, висит сейчас на волоске.

   – Стампа сам окажется соучастником, если признается, что возил деньги в Гавану.

   – Ты плохо понимаешь, что представляет из себя американская судебная система, – сказал Свейзи. – Стампа просто заключит с ними сделку и выдаст необходимую информацию, а за это его не тронут.

   Дэнни начал злиться.

   – Я все знаю об американской системе и прекрасно понимаю, какую сделку и с кем можно заключить. Но если Стампа все же попробует это сделать, то они потребуют от него сообщить, где мы находимся. А этого сделать он не сможет, потому что не знает.

   – Но он знает, что ты не погиб.

   – И что ты хочешь, чтобы я сделал?

   – Прикажи Хорхе избавиться от денег. Пусть сожжет их или кинет в реку. Нельзя допустить ни в коем случае, чтобы наш друг из окружной прокуратуры понял, что в последнюю минуту ты отдавал распоряжения по поводу «наследства».

   – А где сейчас Хорхе?

   – Где-то между Нью-Йорком и Акапулько.

   – Почему он возвращается в Мексику?

   – Я отправил его встретиться с моими людьми и взять у них остатки «черного ящика».

   – Они собрали его весь?

   – Да, весь, мой милый. Я сделал свою работу целиком и полностью.

   Свейзи явно ждал комплиментов, но Дэнни ограничился весьма коротким замечанием:

   – Что ж, это, безусловно, хорошо…

   – Скажи Хорхе, чтобы избавился от денег, – настаивал Свейзи.

   – Если ты этого хочешь… – проговорил Дэнни.

   Свейзи был удовлетворен.

   – Знаешь, Дэнни, – сказал он, – твоя жена ведь до сих пор не уверена, что ты мертв. Хотя я, например, не понимаю, что она сделала бы, если бы нашла тебя – разве что убила бы собственными руками. – Он рассмеялся. – Но, как я и предсказывал, они стали очень близки, твоя Кори и этот следователь из окружной прокуратуры.

   Свейзи решил использовать все средства, чтобы убедить его окончательно – с практической точки зрения, с юридической, а теперь вот еще и с эмоциональной.

   – А что рассказал им Стампа? – Дэнни поспешил сменить тему. Но мысли его крутились вокруг Кори. Что же делать? Он должен что-то сделать, пока еще не слишком поздно.

   – Стампа ведет себя как сумасшедший. Ведь он до смерти напуган тем, что его могут посадить в тюрьму. И честно говоря, друг мой, в его возрасте – кто станет обвинять его за это?

   Глядя прямо перед собой, Дэнни затянулся сигаретой.

   – Если так, то не будет ли…

   Свейзи пожал плечами.

   – Он болен и стар, и его жизнь все равно мало чего стоит.

   – А как Хорхе? – Дэнни постарался, чтобы голос его звучал как можно более равнодушно. – Что если я не сумею связаться с ним вовремя?

   К сожалению, Свейзи не мог давать никаких обещаний. Он не мог даже обещать, что у них не будет никаких проблем, если удастся избавиться от миллиона долларов.

   – Он твой брат, мой милый, так что постарайся все-таки вовремя связаться с ним.

   – Это не ответ, Мак.

   – Нас в этом деле только трое, Дэнни: ты, я и Эрнандо.

   – А как насчет моей жены?

   – Ко-ри-андр, – по слогам произнес Свейзи. – Она больше не твоя жена, мой милый. Она твоя вдова. – Помолчав, Свейзи добавил, словно это только что пришло ему в голову. – Может, она сбежит с нашим славным сыщиком и будет жить с ним долго и счастливо. Тогда они наверняка перестанут тебя искать – они вообще о тебе забудут.

   Дэнни еле сдержался, чтобы не вскочить и не схватить Свейзи за горло. Господи, лучше бы этот чертов Свейзи сам варился в том котле, где кипели сейчас кролики!

   – Конечно же, все это не имеет никакого отношения к их роману, Дэнни. Все это – просто дело времени. Беда в том, что чем умнее женщина, тем больше времени ей требуется, чтобы обо всем забыть. А твоя жена очень умна. – Взгляд Дэнни устало блуждал по видневшимся вдали пампасам. Свейзи продолжал. – Что касается тебя, Дэнни, то я очень обеспокоен. – Тон его звучал почти отечески. – Что же, черт побери, требуется, чтобы заставить тебя жить полной жизнью? Знаешь, этой девочке ведь всего семнадцать лет, она очень чувствительна и всякий раз ты ужасно расстраиваешь ее, прогоняя из постели. – Он попытался улыбнуться. – Ты разовьешь у бедняжки комплекс.

   – Скажи ей, что я не люблю девочек.

   – Она никогда не поверит, что ты голубой.

   – А кто говорит о голубых? Скажи ей, что я люблю только взрослых женщин.

   – Она не поймет.

   – Когда она вырастет, то поймет. А когда поймет, тогда я, пожалуй, перестану выбрасывать ее из своей постели.

   – Попробуй ее, – продолжал уговаривать Свейзи. – Давай, я пришлю ее тебе сегодня ночью.

   У Дэнни болела голова, ныло сердце, и он все время видел перед собой лицо Кори. Дэнни прекрасно понимал, чего добивается Свейзи. Он стремился разделить в сознании Дэнни прошлое и настоящее. Руки Дэнни дрожали так, что он не стал даже пытаться поднести к губам сигарету. Что ж, пусть присылает свою девчонку. Сейчас все средства хороши, лишь бы помочь ему сохранить рассудок.

   – Хорошо, – согласился Дэнни. – Присылай свою девчонку.

   Свейзи вскочил с места и крепко обнял Дэнни. Как мало, оказывается, требовалось, чтобы сделать этого старого козла счастливым – просто пообещать, что он не выбросит из своей постели какую-то малолетнюю проститутку. Еще минут десять Дэнни выслушивал рассуждения о том, что Хорхе не создаст никаких проблем, если только за ним все время приглядывать и если только никогда не давать ему действовать в одиночку, принимая самостоятельные решения, потому что в этом случае он вполне способен спасти собственную шкуру за их счет… Но теперь они решат все проблемы, и он, Свейзи, вздохнет с облегчением впервые с тех пор, как узнал, что Дэнни поручил Хорхе передать жене этот чертов миллион долларов. Ведь вся эта история могла стоить всего того, чего они добивались до сих пор. Что касается Стампы, то этот вопрос не стоит даже обсуждать, хотя он, конечно, надеялся, что старик сможет спокойно уйти на пенсию и жить на доходы от продажи свитеров, которые вяжет его жена.

   И еще десять минут Дэнни выслушивал лекцию на тему: что если они хотят достичь всего, что запланировали, в их жизни не должно быть места ни личным переживаниям, ни обязательствам перед близкими. Свейзи похвастался своей небольшой армией, которую сумел оснастить на деньги, добытые Дэнни. Потом добавил, что двое из его ребят сейчас как раз в Нью-Йорке и готовы на все во имя общей цели.

   Свейзи встал и сказал, что теперь, когда они пришли к единому мнению о том, как вести дело дальше, им больше не о чем беспокоиться. По крайней мере, эмоциональное состояние Дэнни теперь не кажется ему таким беспросветным – Дэнни явно начинает выздоравливать. У Кори впереди еще целая жизнь, и Свейзи сильно сомневается, что она проведет ее в трауре или в одиночестве. Сам он желал ей только добра… Что же касается их троих, то планы немного меняются. Все идет достаточно спокойно, и они, скорее всего, смогут отправиться на Кубу раньше, чем рассчитывали. По плану, сначала должен был улететь Свейзи с деньгами, а затем – Дэнни и Эрнандо с картотекой и компьютерами.

   Дэнни слушал Свейзи, уже нисколько не сомневаясь, что он должен вернуться к Кори. Пока не поздно.

   Дэнни проводил Свейзи до дверей. Он никак не отреагировал на дружеское похлопывание по плечу и промолчал, когда Свейзи еще раз выразил удовольствие по поводу того, что Дэнни решил вернуться к нормальной жизни. Что ж, если трахаться означало жить нормальной жизнью, ладно, он согласен «возродиться».

   Свейзи еще раз обнял его, надел анорак, затем снова провозгласил, что ничто и никогда не сможет встать между ними, потому что они – одна команда, одна семья. Когда Свейзи наконец ушел, Дэнни задумался о том, что все только что сказанное звучит странно знакомо, хотя он и не мог вспомнить, где и когда мог это слышать.

   «Было во всем этом что-то такое, – думал Дэнни, продолжая курить сигарету за сигаретой, – что постоянно меня беспокоит, какие-то особые сигналы, несказанные слова». Конечно, Свейзи был прав в отношении некоторых вещей. Стампа болен и стар, он живет как бы в долгу у смерти, и жизнь его мало что значит. Гораздо большей проблемой являлся миллион долларов. Как предупредить Хорхе так, чтобы Свейзи не заподозрил, что он вовсе не собирается отменять своего решения передать эти деньги Кори? Можно было, например, сказать, что он говорил с братом, но Хорхе не захотел ничего слушать, потому что в нем проснулись родственные чувства – как-никак Кори должна была родить ему племянника. Или сказать, что он попытался связаться с братом, но не смог… Когда деньги дойдут до Кори, Дэнни будет уже все равно, что произойдет дальше.

   Дэнни снова представил себе Кори. Вот она лежит в постели и смотрит на него, а Дэнни медленно целует любимые места на ее теле – глаза, нос, уши, шею, губы, – а потом все сначала. Прощай, малышка!

   Свейзи никогда не понимал глубины и силы его чувств к Кори. Никто не понимал, кроме, может быть, Эрнандо.

   Устроившись поудобнее в кресле, Дэнни стал ждать, когда Эрнандо вернется из города. Он решил поговорить с ним о деньгах. Эрнандо должен что-нибудь придумать, раз уж дело касается Кори. В конце концов, когда-то он ведь тоже ее любил…

   Внезапно его охватило желание. Он стал думать о малолетней проститутке, которую приведут ему сегодня ночью… Он вздрогнул, обливаясь холодным потом, и мысли его приняли совершенно другое направление. Дэнни понял, что именно в словах Свейзи показалось ему таким знакомым. Все было абсолютно так же после убийства Мэттью Джонсона – точно таким же тоном Свейзи разглагольствовал тогда о гордости и чести монтанерос, которые оправдывали совершаемые ими убийства.

19

   Комиссия по делам банков штата Нью-Йорк начинала потихоньку давить на окружного прокурора, а ей, в свою очередь, угрожала санкциями из Вашингтона Федеральная корпорация по страхованию вкладов, а у тех требовали отчета в министерстве финансов. Всем им хотелось, чтобы обвинения были предъявлены каждому члену совета директоров «Интер федерейтед», членам кредитных комитетов банка и Хорхе Видалу. Но больше всего во всех этих инстанциях хотели, чтобы Фернандо Стампа открыто и официально выступил с показаниями против Дэнни Видала. Самым неприятным в этом деле было то, что, хотя Стампе и пообещали полную безопасность, он по-прежнему не рассказывал всего, что знал. Вместо этого он выдавал только обрывки информации и скармливал ее Адаму по кусочкам, хотя все время обещал рассказать больше. Такое положение вещей, конечно же, не позволяло рассчитывать на скорое завершение дела. Прокурор приказал Адаму Сингеру вести допросы пожестче. Пусть Стампа сначала выдаст всю информацию, а уж потом они разберутся, кому и в чем предъявить обвинение.

   Адам узнал об этом сразу после возвращения из Хьюстона. Теперь, помимо бесконечной бумажной работы, он должен был еще несколько часов в день играть в дантиста с Фернандо Стампой. Кроме шуток, выдирать зубы Адаму было бы легче…

   Фернандо Стампа с женой прибыли за сорок минут до назначенного времени. Адама вызвали с совещания, и он, к удивлению охранников в приемной, сердечно поприветствовал пожилого латиноамериканца и его супругу. Стампа стоял молча, зато жена его говорила сразу за двоих. Она заявила, что пришла сюда только для того, чтобы убедиться, что ее мужа не станут зря расстраивать ненужными вопросами.

   По пути к лифтам, находившимся в другом конце отделанного мрамором вестибюля, и пока они поднимались на пятый этаж в окружную прокуратуру, Адам мило беседовал с супругами Стампа о погоде и о кондиционерах, которые наконец починили.

   Открыв дверь кабинета, он пригласил супругов войти, расставил стулья полукругом вокруг низкого столика, с которого он поспешно снял кипу папок, журналов, бумаги, несколько томов толстых юридических книг. Затем, не переставая извиняться за царящий в кабинете беспорядок, он подал кофе и ненадолго вышел из кабинета. Адам не стал говорить супругам Стампа о том, что пригласил на это же время Кориандр Видал, чтобы та просмотрела личные бумаги и чековые книжки Дэнни. Прежде чем вернуться в кабинет, он предупредил секретаршу, чтобы она доложила по селектору, когда придет Кори. Усевшись за столик, Дэнни стал внимательно изучать Эльзу Стампа.

   Это была худенькая, миниатюрная женщина с красивыми чертами лица и рыжими волосами, которые тоже были, должно быть, когда-то очень красивыми. Теперь они были обильно украшены сединой, но по-прежнему падали густыми волнами на лоб и плечи. Лицо Эльзы Стампа было морщинистым, а глаза – ярко-голубыми. В выражении этих глаз можно было прочитать безграничную усталость от жизни, в которой приходилось столько страдать, что теперь не осталось даже сил, да и желания скрывать от окружающих свою боль. По тому, как внимательно следила эта женщина за выражением лица мужа, когда он что-то говорил, как ласково похлопывала его по руке, когда он останавливался, как перебивала его, чтобы сообщить Адаму, что все случившееся стало настоящим кошмаром для бедного Фернандо с его больным сердцем, что он, бедняжка, еле держится на ногах и нельзя ли покончить со всем этим побыстрее, – чувствовалось, как заботливо и покровительственно относится она к мужу.

   Адам, не торопясь, начал допрос. Сначала он объяснил, почему вызвал мистера Стампу столь неожиданно.

   – Дело в том, что окружной прокурор начинает терять терпение.

   Эльза Стампа ответила за мужа:

   – Может быть, вы объясните господину окружному прокурору, что мой муж – не вполне здоровый человек.

   – Он знает это, миссис Стампа, и очень ему сочувствует, но на него давят из Вашингтона.

   – Своим друзьям в Вашингтоне вы тоже сообщите, что у моего мужа слабое здоровье.

   Адам заверил ее, что чем скорее они начнут, тем быстрее все это закончится. В знак согласия он был удостоен ее молчания. Адам начал медленно, в хронологической последовательности излагать события, пользуясь и информацией, полученной из записей и бумаг, переданных ему Палмером Виаттом. При этом он не упоминал, каким образом к нему попала эта информация. Стампа подтвердил все – начиная от похищения чиновника с целью выкупа много лет назад в Буэнос-Айресе и кончая тем фактом, что ежемесячно отвозил в Гавану и передавал монтанерос шестьсот тысяч долларов. Стампа говорил с трудом, то и дело останавливаясь, чтобы облизать пересохшие губы или выпить стакан воды, заботливо предложенный Эльзой. Он вымученно улыбался жене и пытался приободрить ее, делая вид, что готов продолжать этот разговор сколько угодно. Жена перебила мужа только один раз – для того, чтобы Адам еще раз подтвердил, что, независимо от причастности ее мужа к событиям в Нью-Йорке и Буэнос-Айресе, ему гарантирована неприкосновенность. Адам заверил ее, что Фернандо Стампа в абсолютной безопасности, при условии, конечно, что все сказанное им – правда. Стампа продолжил рассказ.

   – Портфель с деньгами был подготовлен заранее. В первую неделю каждого месяца Дэнни вызывал меня к себе и вручал мне этот портфель.

   – Он всегда давал его вам сам?

   – Всегда. Иногда, если он был занят на каком-нибудь заседании, он даже выходил только для того, чтобы напомнить мне, что я должен к нему зайти.

   Эльза Стампа достала из сумки вязание и демонстративно зазвенела спицами, из-под которых стали появляться все новые и новые ряды аккуратных петель. Водрузив на нос очки, она продолжала внимательно слушать рассказ мужа, время от времени опуская вязание, чтобы посмотреть на реакцию Адама на те или иные слова мужа. Потом она снова возвращалась к тому, что, как она объяснила, должно было стать свитером. Адам понял, что может позволить себе немного расслабиться только тогда, когда слышится мерное позвякивание спиц миссис Стампа.

   – Выйдя из банка, я обычно брал такси до аэропорта Кеннеди и оттуда летел в Канаду. До самолета на Гавану у меня, как правило, оставалось минут тридцать пять – сорок. Дэнни настаивал на том, чтобы я никогда не оставался на ночь, потому что все было рассчитано с точностью до минуты. Когда я прилетал в Гавану, меня проводил через таможню некто, имевший отношение к правительству. Он отвозил меня прямо в какой-то дом на берегу моря, где меня ждал другой человек, чтобы забрать портфель.

   – Кому принадлежал этот дом?

   – Я не знаю.

   – А откуда вы знали, что в портфеле находятся деньги?

   – Потому что портфель всегда открывали передо мной и пересчитывали деньги, после чего я получал расписку, которую отвозил обратно в Нью-Йорк.

   – А где теперь эти расписки?

   – В личной картотеке Дэнни, которая заполнялась с помощью шифра.

   – А вы знаете код?

   – Да.

   Адам сделал запись в блокноте.

   – А сумма всегда была одинакова? – спросил он.

   – Да, это всегда были шестьсот тысяч долларов в крупных купюрах и всегда в одном и том же портфеле.

   – Вы знали человека, который забирал у вас деньги?

   – Да, он один из лидеров организации монтанерос и что-то вроде приемного отца Дэнни Видала. Его родной отец умер, когда Дэнни был еще мальчиком.

   – И как же звали этого человека?

   – Маккинли Свейзи.

   Адам постарался не выдать своих эмоций.

   – У вас есть какие-нибудь предположения, где он может быть сейчас?

   – Последний раз я видел его около года назад в Гаване.

   – Именно тогда вы отвозили деньги в последний раз?

   Стампа кивнул.

   – После этого банк перестал приносить достаточно дохода, чтобы изымать прибыль.

   – И тогда Видал начал изымать сами вклады?

   Стампа снова кивнул.

   – К тому времени Дэнни стал очень подозрительным и нервным. Он больше никому не доверял. Решил взять все денежные переводы в свои руки.

   – Каким образом?

   – Насколько я догадываюсь, он каждый вечер уносил с собой в портфеле небольшие суммы наличными.

   – А никто из служащих банка не интересовался, что у него в портфеле?

   – Даже если им что-то приходило в голову, они держали язык за зубами.

   – Почему?

   – Он ведь был боссом. Поэтому, если только человек не был готов обратиться к властям, что толку было зря с ним ссориться?

   Миссис Стампа, не отрываясь от своего вязания, предложила куда более логичное объяснение.

   – Вы даже не представляете, – сказала она, – каким он был обаятельным, каким добрым и отзывчивым. Он знал каждого по имени, расспрашивал о семьях, всегда знал, когда у кого из них обострялся радикулит, а когда болела старушка-мать. Он поставил себе задачу всегда все обо всех знать, так что люди верили, что он по-настоящему о них заботится. – Эльза взглянула на Адама поверх очков. – Он так всех очаровал, что они молчали.

   – Да и зачем им было начинать бороться с Дэнни, если он платил им жалованье? – добавил Стампа.

   – А платил он всегда в срок? – спросил Адам, восхищаясь про себя талантами этого человека.

   – Да, это всегда было его первой заботой.

   – Не считая, конечно, самого себя, – добавила Эльза.

   – А он говорил вам когда-нибудь, что эти деньги предназначены именно для Кубы, мистер Стампа? – спросил Адам.

   – Он говорил мне, что когда наберет необходимую сумму, то наймет частный самолет и перевезет деньги именно в Гавану.

   – Как, по-вашему, в тот день, четвертого июля, он собирался сделать именно это?

   – Насколько я знаю, он собирался лететь в Гавану через Акапулько, где должен был захватить с собой Хорхе.

   – А что он собирался делать с деньгами в Акапулько?

   – Я не знаю.

   – А мне казалось, вы говорили, что он собирался подыскать дом.

   – Нет, это не так, – признался Фернандо Стампа. – Это была официальная версия, которую надо было рассказывать каждому, кто станет интересоваться.

   – Но как пятьдесят миллионов долларов поместились в двух чемоданах?

   – Там было не пятьдесят, а сорок шесть миллионов четыреста тысяч. Не забывайте, я ведь переправлял туда по шестьсот тысяч в течение шести месяцев.

   – Тогда как могли поместиться в двух чемоданах сорок шесть миллионов четыреста тысяч? – Адам изо всех сил старался, чтобы голос его не звучал раздраженно.

   – Дэнни пересчитал все до последнего доллара.

   – Вы ведь сказали, что, когда Дэнни вылетел из Нью-Йорка, деньги были при нем.

   В глазах Стампы появились слезы.

   – Чудовищная несправедливость судьбы, но все было именно так.

   Когда на столе зазвонил телефон, супруги Стампа вопросительно взглянули на Адама. Взяв трубку и выслушав сообщение секретарши, он попросил перезвонить через несколько минут. Решил воспользоваться вынужденной паузой в разговоре, чтобы сменить тему.

   – Вы знаете что-нибудь о деле Мэттью Джонсона?

   Эльза Стампа перестала вязать.

   – Мой муж не имеет к этому никакого отношения! – выпалила она.

   – А никто и не говорит, что имеет, миссис Стампа, – абсолютно спокойно ответил Адам. – К тому же ваш муж по-прежнему находится под нашей защитой все на тех же условиях.

   – Да, – тихо сказал Стампа. – Мне знакомо это дело. Джонсон был почетным консулом США в Кордове.

   Адам откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди.

   – Его убил Дэнни Видал?

   Стампа даже не оглянулся на жену, ища одобрения, и изложил все те факты, о которых до этого сообщал сам Дэнни Видал на пленке, имевшейся в распоряжении Адама. Когда он закончил, Адам решил, что пора вернуться к настоящему.

   – Вы, очевидно, были очень близки с Дэнни Видалом.

   – Да, поэтому мне так трудно сейчас.

   – Он был частью прошлого, о котором бывало иногда очень больно вспоминать, – тихо добавила Эльза.

   Адам осторожно продолжал:

   – Вы ведь понимаете, мистер Стампа, что окружная прокуратура расследует вовсе не убийство Мэттью Джонсона. Единственная причина, по которой я упомянул об этом деле, в том, что мне хочется как можно лучше узнать, что за человек был Дэнни Видал. Тот самый человек, с которым вы были так близки, которому так доверяли и который поставил вас под прямую угрозу предъявления уголовного обвинения.

   – Я никогда не пришел бы к вам, если бы Дэнни не поставил меня в подобное положение, – подтвердил Стампа.

   На секунду Адам подумал о Кори, ждущей его внизу, представил, что произойдет, когда она войдет сюда. В голове его созрел план.

   – Я хочу, чтобы вы знали: я прекрасно понимаю, что для вас это было одним из самых трудных решений в вашей жизни. – Адам сделал паузу. – Понимаете, если бы не ваши близкие отношения с Дэнни, я был бы абсолютно уверен, что этот человек инсценировал собственную смерть, – солгал он. – Именно тот факт, что вы были так близки, заставляет меня подумать о том, что Дэнни Видал никогда не сделал бы ничего подобного с этими чеками, если бы не собирался в ближайшее же время как-то исправить ситуацию. – Снова пауза. – Вот почему я верю, что он действительно погиб в катастрофе.

   Хотя Стампа принял заявление Адама почти с благодарностью, Эльза поспешила высказать свои сомнения.

   – Я провела не одну бессонную ночь, пытаясь понять, каким образом он хотел покрыть эти чеки.

   – Этого мы уже никогда не узнаем.

   – Я не поверю, что Дэнни действительно собирался подставить меня под удар, – упрямо повторил Стампа.

   – Это и возвращает нас к вопросу, который я задал вам с самого начала, мистер Стампа. Почему вы не подождали какое-то время, прежде чем прийти ко мне?

   Стампа выглядел пристыженным.

   – Я испугался, – тихо произнес он.

   – У вас были сомнения, не так ли? – мягко произнес Адам.

   – Моя жена… – начал Стампа.

   – Мы и так много пережили, – спокойно сказала Эльза.

   – Это был настоящий шок, – перебил ее Стампа.

   – Миллион долларов – большая сумма, – согласился Адам, прекрасно понимая, что Стампа явился к нему, уступив нажиму жены.

   – Я старый человек…

   Адам кивнул. Надо как можно тщательнее подбирать слова, потому что теперь время решало все, и он просто обязан был использовать этот шанс.

   – Когда вы последний раз разговаривали с Дэнни Видалом?

   – Примерно за неделю до авиакатастрофы.

   – Вы абсолютно уверены, что не говорили с ним после этого – например, в тот момент, когда его самолет сел на дозаправку в Хьюстоне?

   – Абсолютно уверен.

   Адам пожал плечами.

   – Видите ли, мистер Стампа, если мы сможем доказать, что Дэнни Видал мертв, то это будет для вас только хорошо. Иначе кто-нибудь может решить, что вы были во всем заодно до того самого момента, когда Дэнни покинул вас, унося в руках портфель с миллионом долларов. Если вы знаете какой-нибудь факт, который доказывает, что Дэнни Видал не мог инсценировать собственную смерть или по крайней мере делает этот факт маловероятным…

   Миссис Стампа, казалось, тут же забыла о своем вязании.

   – А как же обещанная неприкосновенность?

   – Неприкосновенность могут и отменить, если только у кого-нибудь возникнут хотя бы малейшие подозрения, что ваш муж лжет или даже просто говорит не всю правду.

   Ну и что с того, что он сам изобретает правила по ходу игры? Ведь человек, сидящий напротив, наверняка сказал ему не все.

   – Они ждали ребенка, – бесцветным голосом объявил Стампа, едва подняв глаза.

   – Это было запланировано? – поинтересовался Адам.

   Теперь уже Стампа в упор посмотрел на него.

   – Ну откуда я могу это знать? – несчастным голосом произнес он.

   – А когда Дэнни сказал, что они ожидают ребенка?

   – Несколько недель назад.

   Адам услышал то, что, в общем-то, давно подозревал. То, что очень хотел и в то же время очень боялся услышать. Стампа никак не мог узнать о беременности Кори за много недель до аварии. Он должен был услышать об этом самое раннее в тот день, когда Дэнни вылетел в Акапулько, а это означало, что он обязательно должен был говорить с Дэнни уже после того, как узнал о необеспеченных чеках. В этом случае оставалось понять, почему Стампа пришел к нему в тот день – ведь если он поддался панике, то чеки на миллион долларов не были частью их договоренности с Дэнни Видалом. Почему же тогда он пришел? Адам извинился и поднял трубку селектора.

   – Теперь можно, – сказал он. И тут же нахлынувшая грусть захлестнула его с головой. Адам смотрел, как открылась дверь и в кабинет вошла Кори. Черт возьми, у него уже давно не те нервы для подобных игр!

   Кори вошла в кабинет до того, как кто-либо из супругов Стампа успел открыть рот и поинтересоваться, что, собственно, происходит. Разумеется, все были удивлены.

   – Вы все знаете друг друга, не так ли? – спросил Адам, переводя взгляд с одного из своих посетителей на другого.

   – Да, конечно, – подтвердила Кори, которой первой удалось обрести дар речи. Подойдя к Эльзе, она протянула руку. – Мне очень жаль, что все так получилось, миссис Стампа. – Затем Кори повернулась к ее мужу. – Мистер Стампа, а как вы себя чувствуете?

   Адама поразило, с каким достоинством держится Кори. Он тут же задал вопрос, ради которого ему и понадобилась эта очная ставка.

   – Кори, когда вы сказали мужу, что беременны?

   На лице Кори на секунду отразилось замешательство, но она спокойно ответила:

   – Третьего июля, в тот день, когда он улетел. А почему вы спрашиваете?

   – Потому что мистер Стампа утверждает, что Дэнни сказал ему об этом несколько недель назад.

   Кори понадобилось всего несколько секунд, чтобы понять, что происходит. Она обвела взглядом присутствующих в комнате и тихо сказала:

   – Где он?

   Стампа выглядел так, словно ему влепили пощечину. Эльза побледнела.

   – Пожалуйста, скажите мне, где мой муж. Я знаю, с вами ведь ничего не случится, если вы скажете. – Она умоляюще посмотрела на Адама. – Вы ведь сказали им это?

   Адам промолчал в ответ, чувствуя, как начинает дергаться его подбородок. Кори посмотрела сначала на Стампу, потом на его жену.

   – Пожалуйста, ведь если бы я знала, что он мертв, я нашла бы в себе силы с этим смириться. Но так… это настоящая пытка.

   Первой заговорила Эльза.

   – Вы хоть как-то себе представляете, что нам пришлось пережить? – спросила она.

   Кори с трудом перевела дыхание.

   – Конечно, знаю, – сказала она. – И тем более не могу понять, почему вы так защищаете человека, который поставил вас в это положение.

   Произнеся эти слова, Кори подумала о том, что она впервые вслух обвинила Дэнни.

   – Я обвиняю вашего отца в том, что случилось с нашим сыном, – заявила Эльза. – Он развлекал этих убийц в своем посольстве.

   Снова и снова жизнь возвращала ее к событиям многолетней давности в Кордове. Но на этот раз Кори было, что ответить.

   – Даже если бы мой отец не имел никакого отношения к людям хунты, что это изменило бы для вашего сына?

   – Возможно, наш сын был бы жив, если бы ваш отец взял на себя труд вмешаться. – Мой отец сделал все, что мог.

   – Ваш отец не рисковал жизнью.

   – Нет, но он от души верил, что поддерживает отношения с хунтой, чтобы сохранить мою жизнь. Вы бы сделали то же самое, чтобы защитить своего сына, будь у вас такая возможность.

   Сказав это, Кори впервые за много лет поняла мотивы, которыми руководствовался ее отец.

   Адам решил, что пора вмешаться. Стараясь, чтобы голос его звучал как можно спокойней, он произнес:

   – Все это, в общем, неважно и не имеет никакого отношения к тому, что происходит сейчас в банке.

   – Если бы не смерть нашего сына, мы никогда бы не связались с этим банком, потому что никогда бы не приехали в Нью-Йорк, – настаивала на своем Эльза.

   – Вы были связаны с Дэнни еще до того, как погиб ваш сын и Дэнни помогал вам его искать, – продолжала спорить Кори.

   – Но лишь до тех пор, пока это было удобно вашему мужу.

   И снова Кори бросилась на защиту мужа.

   – При чем здесь его удобство? Просто Дэнни был один против целой армии.

   – Мы верили, что он обладает достаточной властью, чтобы спасти жизнь нашего сына, – сказал Фернандо Стампа.

   – Нет, вы просто хотели в это верить, мистер Стампа, и я не могу обвинять вас за это. В самом начале никто не понимал, что происходит. Дэнни дал вам надежду. Он всем нам дал надежду.

   – Вся трагедия в том, что мы верили Дэнни, а он обманул нас. Потому что на самом деле все это делалось ради денег. Как мы можем забыть о том, что он бросил нас тогда и исчез точно так же, как он сделал это сейчас? С той только разницей, что теперь нам есть, кого просить о помощи.

   Фернандо Стампа решил попробовать получить поддержку Кори.

   – Разве вы можете забыть, что он сделал с вами? – спросил он. – Сможете простить ему то, что он бросил вас и ребенка?

   Кори тихо заговорила, стараясь сдержать слезы.

   – Я прошу вас только не решать за меня, что я должна сейчас чувствовать. Если он мертв, я хочу носить по нему траур, если жив – знать, что имею право его ненавидеть.

   – А почему мы должны давать вам выбор? – злобно спросила Эльза. – У нас его никогда не было.

   – Тогда почему вы защищаете его? – почти закричала Кори.

   – Мы защищаем себя.

   Кори не могла больше сдерживаться.

   – Но чем же вы поможете себе, если вы отказываетесь сказать мне, где Дэнни, или рассказать все, что вам известно?

   – А почему вы решили, что нам что-то известно? – спросила Эльза.

   – Единственное, в чем я уверен, так это, что мне предстоит восстанавливать свое честное имя, – добавил Стампа.

   – Все, что делал мой муж, было направлено на то, чтобы отомстить людям, убившим вашего сына. Никаких других мотивов у него не было.

   – Это тогда. А сейчас? – спросила Эльза.

   Кори покачала головой.

   – Я не знаю…

   Но Эльза снова выбрала удачный момент, чтобы укусить побольнее.

   – Я только знаю: наш сын умер потому, что мы не были важными персонами, а вы живы только благодаря тому, что ваш отец был американским послом.

   – Вы правы, – тихо произнесла Кори. – С этим я не могу спорить.

   – Думаю, вы достаточно поговорили на эту тему, – вмешался Адам. – Мы ведь здесь совсем по другому поводу. Или мистер Стампа говорит и отвечает на вопросы честно, или обещанная ему неприкосновенность предоставлена не будет. Вместо этого он вместе со всеми, замешанными в этом деле, предстанет перед судом.

   – Нам нечего больше сказать, – отрезала Эльза Стампа, укладывая в сумочку свое вязание. – Мы нанимаем адвоката.

   Ее муж, лицо которого напоминало по цвету пепел, тоже встал. Им действительно нечего было больше сказать.

   Эльза Стампа взяла мужа за руку и повела к двери. Прежде чем выйти, она полуобернулась и бросила:

   – Может быть, муж просто недостаточно сильно любил вас?

   Все грозило повториться сначала.

   – Или это я любила его слишком сильно, – ответила Кори.

   Адам не остановил Фернандо Стампу. Позже у него будет время вызвать его еще раз и анулировать их «соглашение о неприкосновенности в случае передачи информации». Пора нажать на него как следует, чтобы он сообщил детали. Адам, однако, был уверен, что ему придется выслушать лишь новые потоки лжи. Адам подошел к окну и выглянул наружу. Он слышал, как супруги Стампа вышли, захлопнув за собой дверь, как каблуки их застучали по мраморным плитам пола, когда они направились к лифту. Только после этого он обернулся, медленно подошел к Кори и обнял ее. Кори, не сопротивляясь, положила голову на плечо Адама.

   – А знаете, ведь она права.

   – Права в чем? – Адам погладил Кори по волосам.

   – Он действительно любил меня недостаточно сильно. – В голосе ее снова звучали слезы.

   – А как вы посмотрите на то, что я люблю вас слишком сильно? – прошептал Адам.

   Так они и стояли, обнявшись, у окна кабинета…

20

   «Хонда» появилась на углу Третьей авеню в шесть тридцать утра. Это была четырехдверная машина то ли бежевого, то ли серого цвета. Цвет трудно было определить, так как автомобиль был залеплен грязью по самые дверные ручки. Машина ехала вверх по Третьей авеню на скорости не более двадцати – двадцати пяти миль в час. «Хонда» свернула на Семидесятую улицу, проехала вниз по Второй авеню, затем свернула на Шестьдесят третью улицу и снова на Третью авеню. Потом она еще немного поездила по прилежавшим кварталам, не превышая скорости и все время сворачивая на разных углах между Второй и Третьей авеню. Ровно в шесть сорок две машина остановилась на углу Третьей авеню и Шестьдесят восьмой улицы, и водитель заглушил мотор.

   Владелец корейского супермаркета, находившегося как раз на углу Третьей авеню и Шестьдесят девятой улицы, приехал в магазин примерно в шесть пятнадцать и начал расставлять в витринах свежесрезанные цветы. В нескольких ярдах к северу стоял газетный киоск – его владелец прибыл на место в это же время и раскладывал воскресные номера «Таймс», которые только что сгрузили прямо на тротуар с почтового грузовика. На другой стороне Третьей авеню возвышалось современное высотное здание, занимавшее почти целый квартал Шестьдесят седьмой улицы между Лексингтон и Третьей авеню. Здание это стояло чуть в глубине от тротуара: специальная подъездная асфальтовая дорога, изгибаясь полукругом, вела к входу и дальше – к гаражу. В шесть тридцать восемь из высотного здания вышел пожилой человек и медленно пошел в сторону Третьей авеню. Дойдя до нее, он повернул на север, как делал каждый день в одно и то же время, чтобы купить апельсинов и свежих газет. На мужчине была светло-коричневая ветровка, бежевые брюки, очки с тонированными стеклами, под бежевыми сандалиями виднелись темно-коричневые носки. Он был похож на иностранца, по крайней мере так его будут описывать позже. Пройдя вверх по Третьей авеню, он достиг угла Шестьдесят девятой улицы в тот момент, когда включился зеленый сигнал светофора, позволявший начать переход через улицу. Но мужчине не суждено было добраться до противоположной стороны.

   В тот самый момент, когда он ступил на мостовую, «хонда» на огромной скорости вывернула на Третью авеню, резко взяла влево и, будто нацелившись прямо на мужчину, сбила его на полном ходу. Мужчину буквально подняло в воздух, а потом он ударился головой о припаркованную у обочины машину, пролетел несколько футов, а потом упал на тротуар. Не остановившись и даже не сбавив скорости, «хонда» промчалась на запад по Шестьдесят девятой улице и скрылась из виду.

   За несколько секунд до того, как машина сбила мужчину, женщина, наблюдавшая за ним из окна второго этажа, принялась громко кричать водителю, чтобы тот остановился. Уже через несколько секунд после наезда кореец выбежал на середину Третьей авеню и, сознавая свою полную беспомощность, увидел только исчезающую за углом машину. Еще через несколько секунд владелец газетного лотка побежал к стоящему на углу таксофону, чтобы вызвать «скорую» и полицию. А через несколько минут все трое свидетелей, в том числе и выбежавшая из дома в купальном халате и с ребенком на руках женщина, стояли на углу Третьей авеню и Шестьдесят девятой улицы и смотрели на скорчившуюся на земле фигуру мужчины. Он был мертв.


   Кори вошла в здание больницы, кивнула троим охранникам, стоявшим у первого ряда раздвижных дверей в ожидании своего дежурства.

   – Как дела, док? – спросил один.

   – Хорошо выглядите, док, – сказал второй.

   – Привет, док, – сказал третий, хватаясь за правый бок, и добавил: – Мои аппендиксы – похоже, они уже ваши…

   – Мой аппендикс, – поправила Кори, проскальзывая мимо.

   В коридоре, как всегда, пахло дезинфектором с еловой отдушкой, а линолеум был натерт до блеска. Даже покрытие на стенах выглядело так, словно его только что отдраили. Проходя по отделению «скорой помощи», Кори улыбалась сотрудникам, сидевшим за пуленепробиваемыми стеклами в приемном отделении. Откуда-то сверху доносилось пение: Рона Орбисон пел «Бегущего в испуге». Кори неожиданно поразили слова песни: «Если он вернется, кого из нас ты выберешь?» Остановившись перед кофейным автоматом, Кори бросила в прорезь необходимое количество мелочи и подождала, когда автомат нальет ей кофе с молоком. В комнате для посетителей почти никого не было, если не считать нескольких человек, пришедших за своей ежедневной дозой метадона или инъекцией инсулина. Воскресное утро обычно было спокойным во всех отделениях, кроме родильного, – казалось, дети из латиноамериканских гетто специально пользовались моментом, чтобы появиться на свет во время затишья, короткого перемирия, предшествовавшего возобновлению борьбы, которая в пятницу вечером достигала своего накала. Сегодня под руководством Кори должны были начать практику шестнадцать новых стажеров, шесть студентов-третьекурсников, три интерна, один врач, стажирующийся второй год, трое, стажирующихся третий год, и один – четвертый год.

   Неся свой кофе, Кори прошла через раздвижные двери, ведущие в отделение травматологии. Ее тут же остановил один из стажеров, заканчивающих практику.

   – Где вы собираетесь прочитать вступительную лекцию? – спросил он. – В аудитории или в кабинете шефа?

   – Неужели вы действительно покидаете нас? – с улыбкой спросила Кори.

   – И вряд ли буду скучать, доктор Виатт.

   – Как получилось, что вы всегда пропускали мои лекции, проходя практику под моим руководством?

   – Когда я не работал, то мне удавалось урвать всего десять-пятнадцать минут для сна.

   – Да, тяжело вам пришлось, – сказала Кори, по-прежнему улыбаясь. – Проверьте на доске объявлений, но, по-моему, лекция должна состояться в аудитории.

   Перевесив сумку на другое плечо, Кори прошла через смотровую, мимо перевязочных и дальше по коридору и наконец дошла до небольшого кабинета в другом его конце. Для лекции, которую собиралась прочитать Кори, никогда не требовались записи, потому что Кори обычно строила свою лекцию на анализе реальных событий и ситуаций в течение последних недель. Кори считала главным дать этим молодым, рвущимся в бой новым врачам объективную картину. Ведь все они приходили сюда, пребывая в блаженной уверенности, что гораздо больше жизней врачи в этих стенах чудесным образом спасают, чем самым глупым и непростительным образом теряют. О, как они ошибались…

   Закрыв за собой дверь кабинета, Кори подошла к шкафчику, в который собиралась положить сумку. На секунду она прислонилась лбом к холодной металлической поверхности. Сегодня она впервые почувствовала себя плохо, утром ее даже тошнило. Хотя усталость и слабость, которые испытывала сейчас Кори, были скорее не физическими, а эмоциональными.

   После той беседы в кабинете Адама Сингера с супругами Стампа сочувствие и терпимость к людям почти оставили Кори. Теперь она жалела только те невинные жертвы, жизнь которых зависела от нее в этой больнице. Ей не требовалось напоминать, что она не имеет никакого права оценивать своих пациентов с точки зрения виновности или невиновности. Медицина совсем как секс. Если что-то не складывается, это сразу заметно всем, а если все нормально, то никто не замечает. Кори медленно разделась, повесила одежду в шкафчик, надела синий хирургический костюм и белый халат. Затем, сев за стол, она, как обычно, нашла в ящике стола фонарик и несколько ручек, засунула все это в нагрудный карман и надела на шею стетоскоп.

   После этого Кори быстро проделала обратный путь по коридору и через смотровую вышла к лифтам. Войдя в один из них, Кори подумала, как все в этом мире зависит от того, с какой точки зрения оценивать те или иные события. И как можно знать точно, что и к кому она должна чувствовать. В конце концов, она ведь полюбила мужчину, разделила все его беды и муки, доверяла ему, вышла за него замуж, жила с ним одной жизнью, строила планы, надеялась, и все это лишь ради того, чтобы в один прекрасный день обнаружить, что все в этом человеке было ложью. Выйдя из лифта, Кори подумала, что, слава Богу, предметом ее лекции не будут прелести супружеской жизни. Войдя же в аудиторию, где уже собралось человек пятьдесят-шестьдесят, Кори вдруг задумалась над тем, как это Адаму Сингеру удалось стать такой важной частью ее жизни. Или это еще один случай, когда интуиция ее подвела и она выбрала неправильную точку зрения?


   В прошлом месяце Хермин Машавас получила ежегодную премию как лучший работник отеля «Шератон». Церемония вручения награды происходила в столовой для персонала недалеко от кухни отеля. Для Хермин самой большой наградой было то, что, получив премию, она заодно получила и право выбирать, в какой смене будет работать весь следующий год.

   Хермин, конечно, выбрала дневную смену – с восьми утра до четырех дня. И теперь она могла по дороге с работы забирать у матери своего ребенка. Она успевала и приготовить ужин до прихода мужа с работы – вечером они могли сесть за стол всей семьей. Хермин предпочитала работать по воскресеньям и брать выходной в середине недели, что давало ребенку возможность побыть с каждым из родителей по целому дню, а матери – отдыхать от внука два полных дня в неделю.

   Последние несколько часов сегодняшнего дежурства были более беспокойными, чем обычно. Тридцать четыре члена Объединенной страховой компании выехали из отеля в полдень, а тридцать шесть начальников из «Барнум и Бейли серкус» должны были прибыть в четыре часа. Хермин и две другие горничные старались подготовить комнаты к обходу своего начальника, который он назначил на два часа. Было также известно, что сотрудники «Барнум и Бейли» уже выпивают в баре и с нетерпением ждут, когда смогут подняться в свои номера.

   Ровно в час тридцать четыре Хермин захлопнула за собой дверь номера 1636. Ей оставалось убрать всего четыре номера – 1638, 1640, 1642 и 1644-й. Толкая по коридору тележку с бельем, она остановилась между номерами 1638-м и 1640-м и вынула связку ключей, чтобы отпереть номер 1640. Сначала Хермин постучала и подождала ровно минуту, чтобы убедиться, что номер действительно свободен (таковы были правила отеля «Шератон»), она повернула ключ и вошла внутрь.

   Комната была темной, с двойными шторами на окнах. С правой стороны небольшого коридора была ванная. Включив свет, Хермин обнаружила, что ванной, похоже, не пользовались. Полотенца были аккуратно сложены на полках, мыло и шампунь лежали нераспечатанные на тумбочке около ванной, и даже рулон туалетной бумаги был нетронут. Интересно, подумала Хермин, а что, если другая горничная уже успела убрать? Выйдя в коридор, Хермин расспросила каждую из своих подруг, убирающих другие номера, и выяснила, что никто из них не убирал номер 1640.

   Хермин вернулась в номер, чтобы кинуть стопку полотенец в мешок для несвежего белья, висящий с одной стороны ее тележки. Вернувшись в ванную со стопкой новых полотенец и разложив их на полках над раковиной, она закрыла дверь и пошла в спальню. Ударившись по дороге ногой о стул, Хермин подошла к окнам и раздвинула толстые темные шторы. Через вторые шторы, потоньше, в комнату хлынул дневной свет. Взгляд Хермин случайно упал на кровать. То, что она увидела, было настолько ужасно, что у Хермин не хватило даже сил выбежать из номера – она буквально оцепенела от ужаса, а потом истошно завопила. Подушки и простыни были насквозь пропитаны кровью. Кровь заливала и тело человека, лежащего на постели: мужчина лежал на спине, его остановившиеся глаза смотрели в потолок, а горло было перерезано от уха до уха.


   Прежде чем закончить лекцию, Кори сделала глоток воды из бокала, стоящего рядом на столе. В этот момент дверь аудитории открылась, и на пороге появился Адам Сингер.

   Теперь, когда Кори знала, что Адам тоже находится в зале, ей стало трудно сосредоточиваться. Ведь если он пришел, значит, что-то случилось. Кори поспешила закончить лекцию и объявила, что готова ответить на вопросы. Около дюжины рук взметнулись вверх. Отвечая на вопросы, Кори то и дело бросала взгляд на Адама, сидевшего в дальнем конце аудитории. Ответив на каждый вопрос, Кори поблагодарила всех за внимание, еще раз пожелала своим новым стажерам удачной практики и добавила, что всегда рада оказать им помощь и ответить на любые вопросы.

   Последовали громкие аплодисменты, десятки хлопающих рук слились перед глазами Кори, которая успела снять очки. Аплодисменты продолжались даже после того, как она сошла с кафедры, прошла через сцену и стала спускаться по ступенькам. Мысли ее были только об Адаме. Снова надев очки, Кори остановилась и пожала руки нескольким штатным сотрудникам больницы и стажерам – они окружили ее, чтобы выразить свое восхищение от прослушанной лекции. Адам стоял теперь совсем близко и, точно так же, как она, мечтал, чтобы все остальные скорее ушли. Он выглядел расстроенным. Через несколько минут все начали расходиться, и Кори смогла наконец подойти к Адаму.

   – Что случилось? – взволнованно спросила она.

   Взяв Кори под локоть, Адам повел ее к выходу из аудитории.

   – Давайте выйдем отсюда.

   Кори позволила вывести себя из зала.

   – Так в чем же дело? – снова спросила она, пытаясь прочесть ответ на его лице. Они быстро шли к лифтам.

   Вместо ответа Адам сделал ей комплимент:

   – Это была замечательная лекция. Не удивительно, что вы собрали такую большую аудиторию.

   Чувствуя, что ей начинает не хватать воздуха, Кори сказала:

   – Ведь вы пришли сюда не ради лекции. Что случилось?

   Когда они подошли к лифтам, Адам нежно взял Кори за плечи и произнес:

   – Стампа мертв.

   Кори побледнела.

   – Как?!

   – Его сбила машина, тут же скрывшаяся с места происшествия.

   – Где?

   – Гораздо важнее было бы знать почему.

   В этот момент раскрылись дверцы лифта. Кабина была переполнена, поэтому Адам и Кори вынуждены были молчать, не сводя друг с друга глаз, пока не доехали до первого этажа.

   – Почему? – спросила Кори, как только они вышли из лифта. Поддерживая Кори под локоть, Адам проводил ее через холл, ведущий к отделению травматологии.

   – Я все вам расскажу, как только мы сможем сесть где-нибудь и спокойно поговорить.

   Кори была в шоке.

   – Пойдемте в мой кабинет, – сказала она, прибавляя шаг.

   Они миновали все раздвижные двери и коридоры и оказались наконец в кабинете в самом конце отделения. Открыв дверь, Кори вошла, а Адам последовал за ней. Едва за ними закрылась дверь, Адам объявил:

   – Вам нельзя оставаться одной.

   – Почему?

   – Это небезопасно.

   – Адам, что вы имеете в виду?

   – Хорхе тоже мертв.

   Кори схватилась за спинку стула.

   – Что? – выдохнула она.

   – Его нашла в номере отеля одна из горничных. Сегодня утром. – Последовала пауза. – Ему перерезали горло.

   Кори рухнула в кресло.

   – Я не верю, – прошептала она. – Почему?

   Адам встал на колени рядом с ней.

   – Теперь вы понимаете, почему вам нельзя оставаться одной?

   – На что вы намекаете? – дрожащим голосом спросила Кори.

   – Они могут найти вас.

   – Кто? – спросила Кори, опустив голову. – Мне казалось, что это мы кого-то ищем.

   Адам взял ее руки в свои.

   – Два человека мертвы, – сказал Адам, стараясь произносить слова как можно медленнее. – Убиты. Неужели вы все еще не понимаете, что происходит?

   – Но как мог Дэнни приказать убить родного брата? – потрясенно произнесла Кори. – Это абсолютно невероятно.

   – Речь идет не о степени вероятности, Кори. Речь идет о деньгах. О миллионах долларов.

   – Но ведь все это организовал Дэнни.

   – И, возможно, Свейзи, который понял, как глупо… – Адам встал и повернулся лицом к Кори. – Послушайте меня, Кори. Ваша жизнь в опасности. Этих двоих убили потому, что один из них рассказал нам о пяти необеспеченных чеках, а другой рассказал вам о миллионе долларов. Неужели вы не понимаете? Ведь таким образом мы получили возможность связать два факта, вроде бы не имеющих ничего общего. Стало ясно, что Дэнни собирался дать вам миллион долларов только потому, что знал: он никогда не вернется. Это доказывает, что он, скорее всего, жив, и что он все планировал заранее, а значит, замешан сразу в трех убийствах.

   – Но как он может причинить вред мне? – спросила Кори. – Ведь Дэнни любил меня. – Так сильно, что бросил вот так, беременную?

   Кори неожиданно разозлилась.

   – Черт побери, бросить меня – это одно, хотя мне довольно трудно это принять, но запланировать убийство двух летчиков, чтобы получить возможность сбежать, это совсем другое. Я не могу себе этого представить. А теперь вы еще хотите, чтобы я поверила, что Дэнни приказал убить собственного брата и безобидного старика?

   Сегодня Адам не собирался ее утешать.

   – Вы забыли об изуродованном торсе в морге Чилпансинго, – напомнил он. – Но чему вы удивляетесь? Неужели вы забыли и об убийстве Мэттью Джонсона? – По-прежнему держа руки Кори, Адам встряхнул ими, чтобы привлечь ее внимание. – Эти люди абсолютно безжалостны, Кори. И Дэнни – один из них.

   – Я переезжаю сегодня, – словно в трансе, произнесла Кори. Как будто это имело какое-то значение.

   – Я помогу вам переехать. А потом либо я останусь с вами, либо вы со мной, в моей квартире.

   – А как же моя работа, ваша работа, моя жизнь, ваша жизнь и все остальное…

   – Здесь вполне обойдутся без вас некоторое время, – перебил Кори Адам. – А вот что касается моей жизни, вашей жизни и всего остального, то это совсем другое дело.

   – Но я ведь не могу прятаться вечно, – тихо сказала Кори и встала. Адам тоже поднялся и через секунду уже обнимал Кори.

   – Ничто не может длиться вечно, Кори, – сказал он, ища губами ее губы.

   Кори обвила руками его шею и нежно ответила на поцелуй. Затем оба внимательно посмотрели в глаза друг другу. Кори коснулась лица Адама.

   – И что бы я делала без тебя? – прошептала она.

   Адам снова привлек ее к себе.

   – Это не имеет значения, потому что тебе не придется ничего делать без меня.

   «Ничто не может длиться вечно», – продолжали звучать его слова в мозгу Кори.

21

   Он напоминал оживший труп – тощий и бледный, с ввалившимися глазами и безжизненным выражением лица. На его лице была не усталость человека, все повидавшего в этой жизни, – это была скорее апатия человека, которому неинтересно даже начинать. Движения его были грациозными, а походка – уверенной и плавной, как у танцора, которому постоянно слышится мелодия исполняемого адажио. Худой и высокий, он двигался будто на пальцах, брюки словно держались на одной талии. При этом казалось, что отовсюду торчат кости. Большими танцующими шагами он двигался по улицам Юшуайя.

   У него сложилось собственное мнение по поводу того, что произошло в Нью-Йорке. Он считал, что всему должен быть предел. Одно дело ограбление, даже похищение с целью выкупа, даже убийство, если жертвой его были враги и не было другого способа добиться поставленной цели. Но убийство старика, которого сбили машиной, словно перебегавшую улицу собачонку, – это было так же чудовищно, как то, что делали много лет назад эти монстры. А Хорхе… Несмотря на его невысокие моральные качества и другие черты человека никчемного, перерезать ему горло в номере отеля было актом совершенно бессмысленным и жестоким. Дэнни впал в сильнейшую депрессию, еще более сильную, чем после гибели Алисии.

   С тех пор, как Эрнандо приехал в Юшуайя, прошло несколько месяцев. С трудом продвигаясь по улицам, он вдруг понял, почему ему всегда было так грустно бродить по зимнему городу. Кругом не было ни души, кроме бродячих собак – они слонялись по улицам или жались к дверям домов, покинутых теми, кто когда-то приехал сюда работать по контракту.

   С Юшуайского залива дул свирепый ветер, и если бы не натянутые вдоль тротуаров веревки и металлические решетки, идти было бы почти невозможно. В самом городе не было ничего привлекательного, если не считать открывающегося отсюда вида на горы и леса, за которыми виднелись огромные водные пространства, простиравшиеся до островов Хосте и Наварино на чилийской стороне пролива Бигл. Несмотря на то, что после его последнего визита в эти места прошло много времени, все в этом городе было по-прежнему. Город словно пребывал в состоянии бесконечно затянувшегося ремонта и перестройки. Безжизненно замерли под снегом подъемные краны и мусоровозы в ожидании весны, когда снова возобновится строительство. А потом, после нескольких рабочих месяцев, все работы снова придется сворачивать из-за жестоких осенних ветров, предшествующих началу новой зимы.

   Он пошел дальше мимо целого ряда низеньких домишек под железными крышами, напоминавших пряничные домики царской России, попавшие каким-то чудом в самую южную страну света.

   Он давно уже решил вернуться к ней, и с тех пор, как принял это решение, не мог думать ни о чем другом. Он обсудил свое намерение только с Дэнни, да и то сразу дал понять, что сделает это независимо от его мнения. В реакции Дэнни на его сообщение было что-то фаталистическое: он предоставил Эрнандо решать все самому, а сам предпочел решить, что делать в самом конце, когда он наступит для них, этот конец. Эрнандо жалел лишь о том, что не сделал этого уже давно. Это наверняка спасло бы жизнь Хорхе. Ведь в этом случае никогда не возник бы этот миллион долларов. Но что толку теперь повторять очевидное и пытаться оправдать прошлое. Время бежало неумолимо. Сегодня Свейзи должен улететь в Гавану с двумя чемоданами, набитыми деньгами, – неожиданно выяснилось, что ситуация на Кубе сейчас безопаснее, чем в Аргентине. Они с Дэнни должны были отправиться следом за Свейзи в воскресенье.

   Повернув немного, он пересек несколько улиц, где дома выглядели уже совсем по-другому. Вместо пряничных домиков здесь стояли серые бетонные коробки и шведские сборные дома, а между ними ютились деревянные бараки. Снова и снова он мысленно повторял, что скажет Кори. Даже если застанет ее дома, он все равно будет говорить коротко, без эмоций и откажется что-либо объяснять по телефону. Только время и место встречи – и больше ничего. А если ее не будет дома, он просто оставит на автоответчике такое сообщение, которое сможет понять только она.

   Туристическое агентство «Тьерра майор» находилось на углу улицы Сан-Мартин, недалеко от «Альбатроса», одного из лучших и самых больших отелей Юшуайя. Если все шло по плану, то Мари Инес не пошла на ленч, а ждет его. Они договорились на двенадцать часов дня. Эрнандо подошел к агентству без трех минут двенадцать. Открыв дверь, он с облегчением увидел, что Мари Инес действительно на месте и ждет его. Подняв глаза, она улыбнулась и развернула телефон диском от себя.

   – Привет, Эрнандо, – сказала она. – Надеюсь, тебе хватит времени, чтобы поговорить.

   Эрнандо прекрасно понимал, на что она намекает. Иногда приходилось часами ждать соединения, особенно зимой, когда дежурило так мало операторов и действовало так мало линий. Однако это все равно было гораздо лучше, чем стоять на улице, на холодном ветру, и просить прохожих помочь ему опустить жетоны в автомат. Усевшись за стол, Эрнандо поблагодарил Мари Инес и поднял трубку. Он набрал одним из крюков своих протезов номер оператора, дождался, когда ему ответят, и назвал номер Бруклинской больницы. Существовало только одно препятствие, которое могло сорвать весь его план, но в тот момент Эрнандо об этом не подозревал. Дело в том, что Свейзи по-прежнему оставался превосходным подпольщиком, готовым в любой момент к любому обману. Он не только заказал своим людям убийства Стампы и Хорхе Видала, но и отдал приказ, чтобы за Эрнандо следили. Он успел даже договориться с владельцем туристического агентства, чтобы звонок Эрнандо был зафиксирован – не только время и место, с которым его соединят, но также номер и имя абонента. Так что после того, как Эрнандо повесил трубку, для Свейзи было вопросом времени ликвидировать те осложнения, которые мог доставить этот разговор. Если Свейзи решал чего-то добиться, он редко терпел неудачу.


   Они решили пообедать в каком-нибудь ресторане поблизости от нового дома Кори до того, как Адам проведет ночь в ее квартире. Насколько понял Адам, у Кори не было сегодня дежурства, и она пошла в больницу на медицинскую конференцию только для того, чтобы договориться об отпуске на несколько дней.

   Кори опаздывала. Всего на несколько минут, но этого было достаточно, чтобы Адам начал волноваться. Логика подсказывала ему, что в этом опоздании не было ничего необычного. Но интуиция говорила совсем о другом. Он пытался заставить себя не беспокоиться. Ведь не было ничего необычного в том, что Кори задержалась на работе. Ее вполне мог задержать кто-нибудь из начальства, или же она попала в дорожную пробку. И все же Адам нервничал. Он начал набирать домашний номер Кори и несколько раз вешал трубку, как только подключался автоответчик. Потом все же оставил сообщение, что он у себя в кабинете и надеется, что Кори не перепутала время и место встречи.

   В шесть тридцать, когда Кори опаздывала уже на полчаса, Адам решил послать к черту условности, позвонить ей в больницу и вызвать ее по пейджеру. При этом он прекрасно понимал, как глупо будет чувствовать себя потом, если окажется, что Кори все еще на собрании.

   По пейджеру Кори ответила Лотти.

   – Я как раз собиралась вам звонить, – сказала она. – Кори что, еще не приехала?

   – Нет, именно поэтому я и звоню. Я уже начал волноваться.

   – Не волнуйтесь, я видела ее недавно – она как раз спускалась вниз и собиралась взять такси.

   – Тогда почему же вы собирались мне звонить?

   – Потому что взглянула на ее пейджер и узнала, что она получила весьма странное сообщение. Во всяком случае, я думаю, что получила, если просмотрела свой пейджер чуть раньше.

   – А как же оно попало к вам, если Кори успела снять данные с пейджера?

   – Потому что вслед за сообщением по пейджеру нам обычно присылают компьютерную распечатку, и я как раз была в нашем общем кабинете, когда ее принесли. – Лотти нервно рассмеялась на другом конце провода. – Обычно мы получаем сообщения о том, что в банке крови не хватает материала или о чем-нибудь в этом роде.

   – А что это было за сообщение? – Адам откинулся на спинку кресла, покрепче прижал трубку к уху и глубоко вздохнул.

   – Оператор сказала, что звонил мужчина, который не назвался, а просто назначил встречу на пятницу. – Лотти замялась. – Это послезавтра.

   – И все? Он не сказал где?

   – Поэтому я и решила позвонить. Разве это не кажется вам странным?

   Более чем странным. Адам выпрямился.

   – А как насчет оператора? Вы можете меня с ней соединить?

   Лотти потребовалось всего несколько секунд, чтобы Адам услышал в трубке голос оператора. Та была немного смущена. Да, она действительно помнила звонок доктору Виатт. И не только потому, что мужчина звонил явно издалека и говорил с акцентом, но еще из-за того, что именно он сказал. Она передала доктору Виатт все сообщение целиком, даже если и забыла включить вторую его часть в компьютерную распечатку. Она надеялась, что не доставила никому неприятностей, но через нее проходит за день столько звонков от психов и наркоманов, что очень трудно понять, когда речь идет о чем-нибудь важном. Про звонки жен и подружек врачей она уж и не говорит.

   – И что же было во второй части сообщения? – спросила Лотти.

   «Ну же, давай, – думал Адам. – Говори».

   – Мужчина сказал что-то о том, что они должны встретиться там, где карлики…

   К тому моменту, когда Адам подъехал к дому на Семьдесят шестой западной улице, Кори уже вышла из дому. Адам обошел дом и нажал кнопку звонка на двери, ведущей в квартиру Миранды Малон.

   – Кто там? – спросил через переговорное устройство голос с сильным британским акцентом.

   – Я Адам Сингер, друг Кори Виатт. Я был здесь вчера вечером.

   – Я знаю, кто вы, мой дорогой. Подождите немного, сейчас подойду.

   Адам пытался успокоиться, но все было бесполезно.

   – Подождите минутку, дорогой мой, – снова раздался в динамике голос Миранды. – Все эти замки, задвижки, цепочки…

   На пожилой актрисе было расшитое цветами кимоно и бархатные шлепанцы с вышивкой. Ярко-рыжие волосы были повязаны красным платком, у корней виднелась седина, а ногти тоже были накрашены ярко-красным лаком. Миранда Малон открыла дверь и объявила:

   – Она ушла, дорогой мой.

   У Адама упало сердце.

   – Куда?

   Но Миранда словно не слышала вопроса.

   – Она ушла час назад.

   Адам снова спросил неестественно низким голосом.

   – Вы не знаете, куда она пошла?

   Миранда подумала несколько секунд и широко распахнула дверь перед Адамом.

   – Входите, – сказала она. – Сегодня что-то слишком жарко.

   Адам последовал за женщиной внутрь захламленного жилища, перешагнув по пути через ящики с бутылками питьевой воды.

   – Никогда не могут донести их до кухни, – пожаловалась Миранда. – И вообще эти посыльные считают, что делают вам одолжение, доставляя все это.

   – Давайте я отнесу их куда надо, – предложил Адам.

   Миранда не стала отказываться.

   – Несите сюда, дорогой мой, и осторожнее – не заденьте мусорные баки.

   Адам поставил ящики один на другой и прошел с ними за хозяйкой по тускло освещенному коридору в огромную кухню, где над плитой и столами висели на крючках медные кастрюли и сковородки. Адам поставил свою ношу на стол.

   – Куда их поставить? – У него сосало под ложечкой, и вообще Адам чувствовал себя отвратительно.

   – Вы – настоящий джентльмен, – объявила Миранда. – Оставьте их здесь, я разберусь с ними позже.

   Адам снова повернулся к Миранде.

   – Вы случайно не знаете, куда уехала Кори?

   – В аэропорт.

   У Адама перехватило дыхание.

   – Буэнос-Айрес?

   Миранда пожала плечами.

   – Я предупреждала, что нельзя выходить за него замуж, говорила, что таких мужчин невозможно забыть, что это на всю жизнь, как последствие гепатита. Хотите чашку чаю, дорогой мой? Вы выглядите немного бледным.

   С ним не происходило ничего особенного, просто приходилось прикладывать все усилия, чтобы не потерять присутствие духа и рассудок наконец.

   – Буэнос-Айрес, – повторил он. – Неужели это все?

   – Она – забавная девочка. Умненькая, но только не когда речь идет об этом человеке. – Миранда погладила одну из своих кошек. – В этом случае у моего Люцифера здравого смысла гораздо больше, чем у бедняжки Кори.

   Адам давно предчувствовал, что у него открывается язва, однако он сильно сомневался, сумеет ли ее пережить. Он запомнит это дело надолго, чем бы оно ни закончилось. Он запомнит эту женщину навсегда, чем бы ни кончила она…

   – Она сказала вам, что встретится с ним?

   – Не то чтобы так и сказала, мой дорогой, но она полетела туда не для того, чтобы навестить отца, – это точно. И в глазах ее было такое странное выражение, когда она прощалась со мной. У нее, бедной глупышки, все было написано на лице. Честно говоря, я никогда не верила, что он мертв. А вы?

   А он никогда не верил ничему, особенно тому, что так глупо в нее влюбится.

   – А она не сказала, где должна встретиться с ним в Буэнос-Айресе?

   Миранда покачала головой.

   – Нет, дорогой мой. Она просто сказала, что летит в Буэнос-Айрес.

   В подвале, где находилась квартира Миранды, вовсю работали кондиционеры, но Адам все равно обливался потом.

   – Можно мне воспользоваться вашим телефоном? – спросил он.

   Миранда не только разрешила ему позвонить, но еще и усадила в удобное кресло в своей швейной мастерской, налила пива и дала телефонный справочник. Адам позвонил в «Аэролайнз аргентинас», но все места на самолет, вылетающий через сорок минут, были уже заняты. Впрочем, он все равно бы не успел. Клерк отказался сообщить Адаму, была ли Кори среди пассажиров этого рейса. Адам обзвонил еще несколько авиакомпаний, самолеты которых летали в Буэнос-Айрес, и наконец заказал себе билет на пятницу, на послезавтра. После этого он молча просидел несколько минут. В комнату вошла Миранда.

   – Вы собираетесь лететь за ней, не так ли? – спросила она.

   Адам кивнул.

   – Вы влюблены в нее, правда?

   Снова кивнул.

   Если вопрос Миранды о его чувствах к Кори показался ему несколько беспардонным, то вопрос, который задал ей Адам, наверняка показался пожилой даме полным бредом.

   – Она случайно ничего не сказала про карликов?

   Кем бы ни была Миранда Малон, она безусловно была особой чувствительной и не считала себя вправе судить ближнего. Качнув головой, она взглянула на Адама с грустным, почти материнским сочувствием и сказала:

   – Не надо ничего придумывать, мой дорогой. Я уверена, когда ей удастся избавиться от этого человека, она сразу же оценит вас по достоинству. Так что не надо думать, что есть еще кто-то другой – карлик или же великан…

   Что он мог сказать в ответ? Только поблагодарить ее за доброту. Адам ушел из дома Миранды, словно в трансе – ни живой, ни мертвый. И как он найдет Кори в Буэнос-Айресе? Адам вдруг представил себе, как бродит по городу в поисках карлика.

22

   Итак, она снова в Буэнос-Айресе и идет по улице Кориентес, словно с того дня, когда бродила здесь в последний раз, прошли не годы, а всего несколько месяцев. Кори помнила счастливые времена, проведенные в аргентинской столице задолго до того, как она впервые сказала «прощай» Дэнни; до того, как с радостью приняла его возвращение в свою жизнь в Нью-Йорке; до того, как их совместная жизнь превратилась в фикцию, созданную Дэнни.

   Улица Кориентес с ее яркими огнями, музыкой и звучащим повсюду смехом по-прежнему оставалась сердцем города. Кори решила, что Эрнандо объявится ближе к вечеру или же не объявится вообще. Кори была готова пережить в течение этого дня те же чувства, что испытала уже когда-то давно, – после того, как потеряла друга и отказалась пожертвовать собственным счастьем, чтобы вернуть друга обратно.

   В Нью-Йорке Кори села на самолет и в четверг утром прибыла в Буэнос-Айрес, где остановилась в небольшом отеле «Реколета». Отель находился около того самого кладбища, куда заглянула Кори в четверг, чтобы навестить могилу матери. Бродя по узким аллеям кладбища мимо могил добропорядочных аргентинских граждан, Кори думала о том, что кладбище Реколета – весьма типичное для Аргентины место. Эклектичная архитектура памятников, поставленных представителям множества самых разнообразных культур и национальностей, была главной отличительной чертой этого места. У некоторых богатых склепов были витые железные воротца с латунными колокольчиками, у других – стеклянные двери и крылатые ангелочки на крышах. На фасадах каждого склепа были начертаны имена и профессии их обитателей. Кори всегда боролась с соблазном позвонить одним из висящих над дверьми колокольчиков, словно тот, кто лежал внутри, действительно мог встать и открыть ей.

   Бродя по кладбищу, Кори ненадолго забыла о тоске по Дэнни.


   Все остальное время Кори провела в номере отеля. Она боялась выходить на улицу, где могла встретить кого-нибудь, кто помнил ее в лицо.

   В пятницу, когда она должна была встретиться с Эрнандо, зимнее августовское утро выдалось особенно холодным. Кори брела по улице Кориентес, заходя подряд во все маленькие книжные магазинчики. Кори абсолютно не сомневалась в том, где именно они с Эрнандо должны встретиться.

   Кори не была особенно пунктуальной, но на этот раз она оказалось в нужном месте в точно назначенное время, плюс минус двенадцать часов, потому что из сообщения Эрнандо не было ясно одно – должна она прийти туда утром или вечером. Она шла и рассматривала газеты, журналы, книги, только что поступившие в продажу, и книги, стоявшие на полках, изучала списки книг, которые только ожидались. Она прошла до конца квартала, туда, где сливались улицы Кориентес и Каллао. На улицах было полно калек, бульвары кишели бездомными, в тени мраморных статуй, отделявших одну улицу от другой, стояли нищие. Машины вдоль тротуаров были украшены надписями, предупреждающими грабителей, что здесь нечем поживиться, многие прохожие закусывали на ходу. Казалось, здесь навсегда прошло время спокойных ленчей и сиест. Где же военные в отглаженной форме, разъезжающие на машинах и подбирающие после демонстраций трупы и мусор? Кори почувствовала, что стала бесконечно далека этому месту, которое было когда-то ее домом. Она больше не принадлежала ему, как и остальные «портенос» – так называли здесь иностранцев. Это слово подразумевало, что они прибыли сюда через порт, а не выросли здесь – значит, и всю жизнь они будут чужими в этой стране. Когда-то Кори принадлежала этому месту чуть больше, чем другие иностранцы. В ее жилах текла аргентинская кровь, предки обосновались здесь еще в девятнадцатом столетии, а мать Кори осталась здесь навсегда, внутри склепа из розового мрамора на кладбище Реколета. Отец тоже был здесь, к тому же фотография его красовалась в американском посольстве рядом с другими портретами бывших послов.

   Кори пошла назад, мимо старых кафе с высокими окнами, деревянные рамы которых обычно открывали прямо на улицу, когда было тепло. Мимо кинотеатров, где шли американские фильмы, мимо нескольких забегаловок, в которых можно было быстро перекусить. Кори поплотнее запахнула пальто. Ей было холодно, она устала, она была испугана, и ей хотелось, чтобы Адам был сейчас рядом. Но это была уже совсем другая история… Все, что должно волновать ее сейчас, это встреча с Эрнандо и с Дэнни, хотя Кори все-таки не была уверена, что действительно увидит кого-либо из них. Но она решила использовать и этот шанс.

   Всю жизнь Кори обвиняли в отсутствии чувства юмора. Говорили, что она очень серьезная девочка, трудолюбивая и настойчивая, совсем не такая, как ее сверстники, которые ходили на танцы, флиртовали, влюблялись и бросали друг друга. Кори же, как всем казалось, двигалась по жизни к четко поставленной цели решительно и твердо. Она была, по мнению окружающих, зрелой не по годам, и Дэнни Видал стал единственным человеком, которого могла впустить в свое сердце такая серьезная женщина. Кори же впустила в сердце их обоих – Дэнни и Эрнандо. Одного за ум, а другого за душу. А теперь появился Адам. Может быть, еще не пришло время рассмеяться в последний раз…

   Нет на свете зрелища более унылого, чем ночной клуб в середине дня. Это напоминает пляж Пунта дель Эсте, когда кончается сезон. Яркие огни «Ла Вердулериа» освещали деформированные от времени ковры, потрепанные края красных бархатных штор, выцветшие скатерти и пыль на искусственных цветах и деревьях. Музыканты выглядели бледными и опухшими, а руки певицы висели как плети, им явно был необходим розовый или бледно-желтый свет прожектора, который заставил бы переливаться разноцветными огнями ее расшитое блестками платье.

   Служащие были настолько добры, что позволили Кори посидеть и подождать внутри. Карлик сидел в дальнем конце бара, за эти годы он успел постареть и сморщиться, рукава его рубашки были закатаны, безволосые руки лежали на стойке. Было слишком рано, и ей не предложили ни кофе, ни чаю. Развернув стул так, чтобы можно было наблюдать за улицей, Кори потягивала из бокала минеральную воду.

   Кори ждала уже несколько часов. Село солнце. На середину сцены выкатили рояль. Музыканты уселись и стали настраивать инструменты, а карлик облачился в свой красный камзол с латунными пуговицами и надел черную кепку из лакированной кожи. «Добро пожаловать в «Ла Вердулериа», сеньоры и кабальеро, кумбы, самбы и танго начинаются в три утра…»

   Кори встала и быстро вышла на улицу. Он стоял там. Не говоря ни слова, Кори нежно взяла его протезы и поцеловала каждый из них в том месте, где начинались металлические крюки. Не отпуская рук Эрнандо, Кори заглянула ему в глаза. К горлу подступали слезы, она не могла говорить. Что же касается Эрнандо, то он радостно улыбался тому, что снова видит Кори, хотя и старался изо всех сил казаться серьезным и мрачным. Всего в несколько мгновений исчезло напряжение, плечи Эрнандо опустились, он явно расслабился. Годы разлуки были забыты, и Эрнандо начал их старую игру – шуточный экзамен по анатомии. Показывая пальцем на части своего лица и тела, он ждал, пока Кори назовет скрывавшиеся под ними кости. Смеясь сквозь слезы, Кори повторяла по латыни:

   – Тибиа, зигоматик, темпорал, хумерус…

   Он все еще любил ее: Кори-женщина, носящая под сердцем ребенка его наставника, наполняла душу Эрнандо какой-то странной, неровной радостью.

   – Он сказал мне о ребенке, – произнес он, когда игра закончилась. Эрнандо изо всех сил старался не называть имя Дэнни, а теперь он почти с облегчением подумал о том, что с сомнениями покончено. Кори вовсе не выглядела удивленной.

   – Почему он уехал? – спросила она.

   – У него не было выбора, Кори. Но он собирался послать за тобой.

   – Он мог сказать мне. Он мог объяснить.

   – Он не мог тогда надеяться на твое понимание, а на карту было поставлено слишком многое.

   – Ты так наивен, Эрнандо, – грустно произнесла Кори. Он был таким худым и бледным. Кори коснулась его щеки. – Это ты, а не я, ничего не понимаешь.

   Эрнандо отвернулся и спросил довольно сердито:

   – Почему бы тебе не сказать это ему самой при встрече?

   – Ты возьмешь меня туда?

   По-прежнему глядя в сторону, Эрнандо кивнул.

   Кори мягко, но настойчиво повернула его лицо так, чтобы их глаза встретились.

   – А ты? Почему ты не дал о себе знать за все эти годы?

   На секунду Эрнандо снова показался ей двадцатилетним мальчишкой с аккордеоном, который был когда-то ее рыцарем.

   – Но ведь я больше не мог играть для тебя.

   – Но ты был жив.

   – А ты думаешь, это важнее всего?

   – Конечно же, особенно если вспомнить об альтернативе…

   Эрнандо покачал головой.

   – Мне было двадцать, когда я потерял руки. А ради чего? – Кори слушала, не осмеливаясь даже вздохнуть. – Разве я был вором? Или убил кого-нибудь? – По впалым щекам Эрнандо покатились слезы. Вопросы, которые он задавал, мог задать любой, кто стал жертвой хунты. – В чем, в чем было мое преступление?

   Кори стояла не двигаясь. Ее протянутая рука повисла в воздухе между ней и Эрнандо.

   – Эрнандо, – сказала она дрожащим голосом. – Это было их преступление, а не твое.

   Кори снова осознала всю ярость, жестокость и бессмысленность их общего прошлого. Только на этот раз ей пришла в голову мысль, что все это имело значение лишь для тех, кто пострадал напрямую, а не для тех, кто сумел остаться в стороне от событий.

   – А Дэнни? – спросила она.

   – Он сказал мне идти и бороться…

   Это звучало полным бредом.

   – С кем бороться, Эрнандо? И ради чего?

   – Чтобы все это не повторилось…

   – Ты продолжаешь жить в другом времени. – Кори очень хотелось, чтобы Эрнандо правильно ее понял. – То, во что ты веришь сейчас, не имеет никакого отношения к реальности.

   Он пожал плечами.

   – Реальность в том, что в воскресенье мы улетаем в Гавану. Разве это не имеет значения?

   Имело ли значение все или не имело значения ничего, всегда зависело от ситуации. Сейчас все объяснения казались Кори нелогичными и нерациональными, хотя для Эрнандо они по-прежнему играли важную роль. Было ясно, что он должен был поддерживать свою веру, чтобы выжить. Вот ее муж – это совсем другое дело. Идеалист, ставший террористом, специалист, ставший преступником.

   – Где он сейчас? – спросила Кори.

   – На ранчо моих родителей в Юшуайя. Мы проедем часть пути на машине, а потом вылетим из Бахиа Бланка.

   Конечно, нечего было даже и думать о том, чтобы отказаться лететь с ним. Ей придется еще раз увидеть Дэнни хотя бы для того, чтобы понять наконец все то, что он ни разу так и не потрудился ей объяснить.


   Адам прилетел в Буэнос-Айрес в субботу утром, через два дня после Кори. Водитель такси предложил ему остановиться в отеле «Алвеар», который был расположен внутри торгового центра «Галериа променаде» в районе Баррио Норте. По иронии судьбы отель этот находился очень близко от кладбища Реколета, так близко, что достаточно было перейти через улицу и пройти по безукоризненно ухоженному парку, окружавшему это царство мертвых. Если бы сегодня Кори пришло в голову навестить могилу матери, Адам наверняка бы с ней встретился.

   Регистрируясь в отеле, Адам спросил консьержа:

   – Как, по-вашему, если один человек назначил другому встречу в Буэнос-Айресе в месте, где есть карлики, куда вы посоветовали бы отправиться?

   Выражение лица консьержа, стоявшего за блестящей конторкой из красного дерева, заставило Адама подумать о том, что лучше ему было задать этот вопрос после того, как его зарегистрируют.

   – Просто кто-то прислал мне очень странное послание. – Адам сконфуженно рассмеялся.

   Но человек, стоявший за конторкой, был, по-видимому, настоящим профессионалом. Он кивнул, словно желая сказать, что понял суть проблемы.

   – Я разузнаю это для вас, сеньор, – сказал он, прежде чем подозвать посыльного, стоящего чуть в стороне. Явно из вежливости консьерж обратился к своему коллеге по-английски и, стараясь, чтобы голос его звучал обыденно, а выражение лица оставалось непроницаемым, повторил вопрос, услышанный от Адама. Посыльный, однако, сразу же понял, о чем идет речь.

   – Вы наверняка имеете в виду «Ла Вердулериа», – сказал он. – Это известный в городе ночной клуб на улице Кориентес, где в дверях стоит карлик. – Обернувшись к консьержу, он добавил что-то по-испански, на что тот, улыбнувшись, покачал головой.

   – Конечно, – продолжал посыльный, – «Ла Вердулериа» хорошо известен в городе. Но знаете ли, сеньор, если вы хотите пойти туда станцевать самбу или танго, то лучше подождать до трех часов утра. Танцы начинаются именно в это время.

   Адам поблагодарил и тут же вспомнил, как Кори описывала ночь, проведенную в этом заведении с Эрнандо, – как они танцевали и как к пяти утра Кори начала беспокоиться о Дэнни. Как вышли наконец из клуба и стояли на улице Кориентес, когда подъехала машина, из которой выскочили полицейские и уволокли с собой Эрнандо… Следуя за портье через сверкающее огнями фойе к лифту, Адам решил отправиться из номера прямо в «Ла Вердулериа». Было около двенадцати дня, на двенадцать часов меньше, чем надо, для тех, кто хочет танцевать, и, возможно, на день позже, чем надо, для того, кто хотел отыскать Кори.

   Пока такси везло его через весь Буэнос-Айрес к клубу «Ла Вердулериа», Адам смотрел в окно, буквально очарованный всем, что видел. Город был именно таким, как описывала его Кори, – величественным, с огромными бульварами, с отлично ухоженной травой на лужайках, на которых ровными рядами стояли скамейки. Здания, стоявшие вдоль этих бульваров, были построены в викторианском или современном стиле – этакие небоскребы из стекла и хромированного железа. Статуи римских и греческих богов на колесницах, мраморные фигуры борцов за независимость Аргентины и других национальных героев стояли прямо в круглых мощеных дворах перед некоторыми официальными зданиями и жилыми домами. Такси везло Адама мимо церквей, мимо рынков под открытым небом, красных городских автобусов, небольших стендов со стеклянными витринами, которые здесь называли киоскос, все кругом сияло, отражая неоновые огни. Адам спросил шофера, что продают эти киоски, и узнал, что хотя размером они не больше телефонной будки, зато работают двадцать четыре часа в сутки и продают все. Что-то в этом городе казалось Адаму неуловимо знакомым, хотя раньше он не был здесь никогда. Он словно узнавал его и все благодаря ей, Кори, и всему, что она рассказала о своей жизни здесь. Но, конечно же, еще и потому, что эта женщина была так дорога ему, занимая все его мысли и чувства…

   Как только водитель свернул на улицу Кориентес, у Адама тут же не осталось никаких сомнений, где они находятся. Снова все было именно так, как описывала Кори: улица, которая никогда не спит – кинотеатры, толпы людей, множество машин, рестораны и ночные клубы, яркие огни, горящие даже при свете дня, музыка, доносящаяся из всех этих заведений. Такси остановилось у дверей клуба «Ла Вердулериа». Отсчитывая деньги, Адам невольно вздрогнул, подумав о том, что все жители Буэнос-Айреса старше четырнадцати лет родились или жили при хунте или даже пострадали от нее. Когда, зайдя внутрь, Адам увидел карлика, сидящего в дальнем конце бара, он словно увидел связующее звено между настоящим и будущим, кого-то, кто много лет назад был свидетелем события, породившего серию других событий, изменивших так много жизней…

   Адам взял с собой фотографию Кори, чтобы предъявлять ее для опознания. Карлик вспомнил, что видел эту женщину только вчера, и даже указал то место, где она сидела. Как он мог забыть, она ведь просидела здесь несколько часов, кого-то ждала. Прежде чем они пригласили ее зайти внутрь, она слонялась взад-вперед по улице Кориентес, все время возвращалась к дверям клуба. Больше никто во всем баре не смог добавить к рассказу карлика ничего существенного, кроме того, что женщина эта ни с кем не говорила, разве что с барменом, да и то попросила принести несколько бутылок минеральной воды. Когда ее приятель наконец пришел, женщина выскочила из зала, чуть не забыв захватить пальто.

   Владелец клуба был сильно озабочен расспросами Адама. Он подошел к нему, чтобы сказать, что надеется, что у него не будет неприятностей с полицией. Ведь он никогда раньше не видел эту женщину. Он просто посочувствовал ей и предложил подождать внутри, понятия не имея, кто она такая. Адам заверил владельца, что все это не имеет никакого отношения к полиции, а только к его личным взаимоотношениям с этой женщиной. Владелец клуба с облегчением улыбнулся и пробормотал что-то о любовном сумасшествии. Адаму было даже забавно, что его принимают за обманутого любовника или ревнивого мужа, и продолжал задавать вопросы. Не может ли кто-нибудь описать мужчину или машину, на которой тот приехал? Не слышал ли кто-нибудь, куда они собираются? Но никто ничего не слышал. И только когда Адам собрался уходить, к нему подошел карлик и сказал, что было кое-что еще, о чем никто не упомянул, или, может быть, никто не заметил – нечто очень трогательное. Когда женщина выбежала на улицу к своему приятелю, она поцеловала ему руки. Адам, видимо, выглядел шокированным, потому что карлик поспешил объяснить, что целовала она практически не руки, а скорее запястья. Дело в том, что у мужчины не было рук – только металлические протезы.


   Когда Адам прибыл в Буэнос-Айрес, он не собирался сообщать о своем приезде Палмеру Виатту. Но, покинув «Ла Вердулериа», он изменил свои планы.

   Вернувшись в отель, он остановился у конторки консьержа, чтобы посмотреть, нет ли для него сообщения – как будто кто-то мог звонить ему сюда, – а затем поднялся на лифте к себе в номер. Там, внутри, он присел на кровать и набрал номер бывшего посла. Виатт поднял трубку на втором гудке.

   Адаму понадобилось всего несколько минут, чтобы объяснить, что он делает в Буэнос-Айресе. Мистер Виатт выслушал, не перебивая и не задавая вопросов, на которые Адаму нечего было ответить. По крайней мере пока.

   – Что вы знаете о том человеке, с которым Кори встретилась в баре? – спросил Адам.

   – Я уже говорил вам о нем. Его зовут Эрнандо Сикес. У меня есть его досье еще с тех пор, как его арестовали много лет назад.

   У Адама перехватило дыхание. Неужели Палмер прямо сейчас найдет это досье? Ведь наверняка оно имеет прямое отношение к тем пленкам, записанным когда-то в доме Дэнни. Палмер сказал, что поищет досье и перезвонит ему. Телефон зазвонил через десять минут.

   – У его родителей есть ранчо вблизи Юшуайя, где они разводят овец, – сказал Палмер. – Насколько я понимаю, они порядочные работящие люди.

   – Как попасть на это ранчо?

   – А с чего вы взяли, что они отправятся именно туда?

   – Я не знаю этого наверняка. Но гораздо разумнее будет поговорить с родителями Эрнандо, чем прочесывать весь Буэнос-Айрес.

   Адам не удивился, когда Палмер заявил, что они должны поехать вместе. Однако ему все же удалось убедить пожилого джентльмена, что будет лучше, если он подождет его дома. Слишком многое было поставлено на карту, чтобы напоминать этим людям о старой вражде, а Палмер Виатт вполне мог воскресить в памяти каждого из них самый тяжелый период их жизни.

   По будням самолеты летали в Юшуайя дважды в день, но по выходным – только один раз. Субботний уже улетел. Адам заказал билет на воскресное утро. До Юшуайя было шесть часов лету, так что он будет там около пяти вечера. Адам обещал позвонить Виатту, как только что-нибудь узнает, и тогда они вместе решат, прилетать Палмеру или нет. Если же что-то случится и Адам не сможет позвонить, то Палмер по крайней мере будет знать, где он находится.

23

   Самолет (рейс номер семьсот тридцать семь «Аэролайнз аргентинас») снижался над проливом Бигл, бурные воды которого омывали неровные берега небольших островов. Самолет, покачиваясь с крыла на крыло, летел мимо горных пиков в сторону более спокойного залива Юшуайя и приближался к самому опасному аэропорту в мире. Едва шасси самолета коснулись взлетно-посадочной полосы, пилот нажал на тормоза, и машина со скрежетом остановилась.

   Кори ждала в багажном зале, который был практически обклеен предупреждениями о холере и плакатами с изображением кипящих в котелках овощей. Другие плакаты предостерегали от другой смертельной болезни, поражавшей в определенные месяцы года морских рыб и моллюсков. Над конторками компаний «Лейд», «Астрал» и «Аэролайнз аргентинас» висели огромные фотографии овец, жующих травку на зеленых холмах, красивых яхт, привязанных к недостроенным докам, и диких цветов, растущих на побережье. Она поплотнее закуталась в пальто, чтобы хоть немного защититься от пронизывающего ветра, дувшего из-под фанерных щитов, которые прикрывали дыры в стенах.


   Из окна самолета Адам смотрел на полосу бесплодной земли, на огромные пространства девственно-чистого снега, на обшарпанные домишки с красными крышами и целые островки законсервированных строек – срубленный лес, ржавеющие машины, грузовики, наполовину засыпанные снегом. Выглянув в окно с другой стороны, он увидел низкое металлическое строение с круглой крышей, напоминавшее командный пункт в военном лагере, несколько других неаккуратно построенных зданий барачного типа чуть подальше влево. Когда самолет подруливал к стоянке, Адам заметил на посадочной полосе двухмоторную «Сессну». На трапе, ведущем вниз, сидел человек. У него не было обеих рук.


   Внутри терминала было всего несколько человек – все они толпились у киоска, где продавали не облагаемые налогом духи и косметику. Эрнандо уже успел позвонить на ранчо. Дэнни заверил, что с нетерпением ждет их приезда.

   Пока самолет подруливал к терминалу, Кори надеялась, что Дэнни встретит ее прямо там. Теперь она впивалась глазами в каждый выход из здания, чтобы случайно не пропустить его. Никогда в жизни Кори не была так испугана, как сейчас. Боялась она не встречи с Дэнни, а скорее необходимости принять решение, о котором, возможно, будет жалеть всю оставшуюся жизнь.

   – Кори, дорогая.

   От звука его голоса она чуть не подпрыгнула и резко обернулась. Дэнни выглядел как-то иначе, не так, как обычно, а может быть, это она видела его теперь по-другому. Волосы его стали длиннее, он отпустил бороду, и только в глазах светилось прежнее упрямство. На Дэнни были те же брюки и водолазка, в которых он был в тот день, когда исчез.

   Кори лишилась дара речи. К шоку, который испытала она при виде Дэнни, примешивалось чувство облегчения, потому что теперь Кори знала наверняка, что он не умер, а просто бросил ее, не позаботившись о том, чтобы объяснить причину своего исчезновения. Взял и исчез. Вся дрожа, Кори просто смотрела на мужа, слыша лишь громкое биение собственного сердца.

   Дэнни повел себя так, словно ждал ее все эти недели, словно это Кори исчезла, забыв его предупредить. Заключив ее в объятия, он прижался губами к ее уху.

   – Слава Богу, ты здесь…

   Интонации его голоса казались смутно знакомыми, в них звучал отзвук той же самой благодарности, которую она уже слышала однажды после того, как призналась, что ждет ребенка. Кори невольно напряглась.

   – Может, тебе не следовало приезжать, дорогая…

   «Нет!!! – захотелось крикнуть Кори. Она по-прежнему была слишком потрясена, чтобы произнести что-то вслух. – Это тебе не следовало исчезать…»

   – Наверное, я просто эгоист, и поэтому захотел, чтобы ты была со мной… может быть, лучше было этого не делать… Я всегда хотел сделать как можно лучше для тебя.

   Дэнни продолжал говорить, как всегда объясняя свои поступки тем, что действовал во имя чьего-то блага. Он привычно прикрывался личиной самоотречения и альтруизма. Но на сей раз для нее этого было недостаточно. Вся боль, все горе, накопившиеся в душе Кори, вылились вдруг в вспышку яростного гнева. Кори налетела на мужа и изо всех сил принялась колотить его по лицу и по груди крепко сжатыми кулаками. Из глаз ее брызнули слезы.

   – Как ты мог это сделать? – кричала она. – Как мог ты заставить меня пройти через это все?

   Если Дэнни и удивила эта вспышка ярости, то он сумел не подать виду – только поймал в воздухе ее руки и, держа их на весу, ласково повторял:

   – Я старался защитить тебя, разве ты не понимаешь? Я не хотел втягивать тебя во все это.

   Кори глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и только после этого Дэнни отпустил ее руки, а сам шагнул назад.

   – Ты обещал мне, Дэнни, – заплакала Кори. – Ты поклялся, что никогда не ввяжешься ни во что подобное…

   Дэнни явно готовился к этой сцене, это видно было по тому, как быстро сумел он оценить степень ее гнева.

   – Я слишком сильно любил тебя, чтобы потерять.

   – Ты лгал мне…

   – Единственное мое преступление в том, что ты так нужна мне…

   – Ты сделал всю нашу совместную жизнь пустым звуком.

   Дэнни стойко держался выбранной линии обороны.

   – Я не могу жить без тебя…

   Кори неожиданно почувствовала себя так, словно видит все со стороны. Словно она была актрисой, которой надо доиграть до конца эту сцену, оставляя при этом в стороне свои истинные эмоции. Слушая Дэнни, Кори чувствовала, как в глазах ее стоят слезы, руки дрожат, а колени подкашиваются.

   – Как могла ты поверить, что я это сделал? – вопрошал Дэнни.

   У Кори дрожал подбородок, она с трудом удерживала слезы.

   – Как могу я после этого доверять тебе?

   – Пойми, что это – наше новое начало.

   – Нет, это просто еще один конец.

   – Это начало вечности, дорогая, с нашим ребенком…

   Но Кори не слушала его.

   – Ты убил Мэттью Джонсона, – бросила она в лицо Дэнни, глотая слезы. – И ты лгал мне об Эрнандо, и ты знал, что самолет должен взорваться в воздухе, когда сошел с него в Хьюстоне…

   – Все эти люди случайно стали трагическими жертвами революции.

   Кори душил гнев.

   – Какой революции?

   Дэнни напрягся.

   – Революции во всем мире, – сказал он.

   – О чем ты говоришь? – снова закричала Кори. – Ведь это же полный бред…

   Дэнни заговорил очень медленно, впиваясь взглядом в глаза Кори.

   – Ты не понимаешь, дорогая. Это – моя жизнь, это то, чему я предназначен, я пытался объяснить тебе это еще много лет назад.

   Кори молча смотрела на мужа, в первый раз в жизни чувствуя жалость к нему – к тому, чем он стал за эти годы.

   – Единственная моя ошибка была в том, что я предположил, что сумею пожертвовать единственным человеком на этом свете, которого я люблю. – Дэнни сделал паузу. – Ты ведь научила меня этому очень давно, в Кордове, неужели ты не помнишь?

   Кори заговорила медленно и отчетливо, словно пыталась объяснить что-то ребенку.

   – Дэнни, мы ведь говорим об убийствах. Эти люди, они ведь были живыми…

   Но Дэнни продолжал говорить о своем.

   – Как мне убедить тебя, что угроза по-прежнему существует? Может быть, на улицах нет больше людей в форме, шагающих под звуки оркестров. Они не проводят больше маршей и демонстраций, не говорят о фатерленд, хунте, нацизме, но, в сущности, ничего не изменилось. Во время любой политической кампании в любом конце света они появляются вновь и вновь, нацепив на себя самые добропорядочные личины. Это – новое лицо фашизма…

   Все это было особенно ужасно потому, что в этом была доля истины. И еще более ужасно, что Дэнни мог воспользоваться всем этим, чтобы оправдать свои действия.

   – Но ты ведь украл деньги ни в чем не повинных людей!

   – Но только не для себя.

   Кори едва дышала.

   – Когда же все это кончится? – прошептала она.

   Дэнни протянул ей руку.

   – Это кончится для нас, только если мы будем вместе. Ты нужна мне, Кори, поедем со мной…

   Он был убийцей, вором, лжецом. Он был ее единственным мужчиной, ее мужем, отцом ее нерожденного ребенка.

   Кори взяла Дэнни за руки и снова начала объяснять, как будто он мог что-то понять, после чего Кори могла бы последовать за ним, чтобы счастливо доживать с этим человеком остаток своих дней.

   – Все это не оправдывает того, что ты сделал. Разве ты не видишь, что ты стал таким же, как они, когда стал заниматься подобными вещами?

   По щекам ее покатились слезы.

   – Я люблю тебя, – сказала Кори. – Я всегда любила тебя, но я не могу быть частью всего этого….

   – Но ты ведь носишь под сердцем моего ребенка.

   – А о чем ты думал, когда бросил меня? – Кори вдруг абсолютно успокоилась.

   – Я никогда не собирался бросать тебя навсегда.

   – Все дело в том, что ты никогда и ничего не собирался делать навсегда, – печально сказала Кори.

   – Это неправда, – возразил Дэнни, но голос его звучал теперь не так уверенно. Кори легко могла привести множество доказательств того, что он собирался оставить ее навсегда – авиакатастрофа, разорение собственного банка, деньги, которые он пытался ей передать. Вместо этого она позволила Дэнни вывести себя наружу. Он все еще продолжал оправдываться.

   – Они убили тысячи людей. – Теперь уже слезы звучали в голосе Дэнни. – Они забирали лучших, умнейших, потому что те могли стать реальной силой, могли противостоять…

   Даже если бы Кори хотела что-то ответить, у нее не было такой возможности. К ним уже шел Эрнандо, спрашивая на ходу по-испански, летит ли Кори с ними. Поднимается ветер, и пилот нервничает. Протянув к Кори руку, Дэнни сказал:

   – Пойдем со мной…

   «У меня большое горе, – думала Кори. – Я – несчастная запутавшаяся вдова, тоскующая оттого, что муж ее жив. Оставьте меня наедине с моим сумасшествием».

   Оба мужчины видели в глазах Кори недоверие, а вместе с ним грусть и жалость, когда она смотрела по очереди то на одного, то на другого. Дэнни продолжал умолять:

   – Что бы я ни делал, как бы ни обижал тебя, я всегда любил, ты всегда была единственной любовью моей жизни.

   Мысль эта пришла в голову Кори неожиданно, она даже удивилась, как могла не думать об этом раньше. Покачав головой, она произнесла:

   – Нет, Дэнни, я никогда не была единственной любовью твоей жизни… – Все было так очевидно. – Это всегда была Алисия, ее ты не переставал любить ни на секунду.

   Дэнни побледнел и, не в силах отрицать, только прошептал несколько раз ее имя. Но все это не имело никакого значения, потому что сейчас речь шла о вещах куда более серьезных, чем гнев и обиды. Речь шла о личной вине каждого за то, что они выжили в той «грязной войне», в то время как другим это не удалось. Однако и это работало на него. Страсть, скрытая за внешним спокойствием, которую Кори привезла с собой в нью-йоркские больницы и которая не покидала ее ни на секунду, когда она помогала другим невинным жертвам взамен тех, которых не смогла спасти в Буэнос-Айресе, теперь исчезла. Когда-то Кори умела сопереживать страждущим и одновременно наблюдать за всем как бы со стороны. Теперь же она лишь дрожала, направляясь между Дэнни и Эрнандо к небольшому самолету. Это тоже работало на него, да, это сработало… или почти сработало…

   Потому что наперерез им бежал Адам Сингер. Все это напомнило Кори замедленные съемки – пиджак Адама распахнулся, а волосы развевались на ветру. Он был уже совсем рядом, всего футах в шести, и кричал, пытаясь заглушить ветер:

   – Кори, подожди!..

   Кори почувствовала одновременно и панику, и облегчение.

   – Что ты здесь делаешь? – закричала она.

   Но Адам уже обращался только к Дэнни:

   – Отпустите ее.

   В ответ Дэнни только крепче сжал руку Кори.

   Адам подбежал ближе.

   – Адам, – начала Кори. – Не надо…

   – Она летит со мной, – заявил Дэнни.

   – Это действительно так, Кори? После всего, что ты узнала, после всего, что он сделал, ты все-таки летишь с ним?

   Адам сделал шаг в ее сторону.

   – Она – моя жена.

   – Тогда почему бы вам не совершить первый в своей жизни порядочный поступок и не оставить ее в покое?

   – Это не ваше дело.

   – Адам, пожалуйста, уходи. Я сама справлюсь с этим… – Однако в глазах ее стояли слезы.

   – С чем, черт побери, ты собираешься справиться? Сколько раз он бросал тебя, сколько раз лгал…

   Подошел Эрнандо, и, ко всеобщему удивлению, Кори резко обернулась и закричала:

   – Держись отсюда подальше…

   – Ветер усиливается, – почти умоляюще произнес Эрнандо. – Еще несколько минут, и Милош не сможет взлететь.

   Адам в отчаянии продолжил.

   – Попроси, попроси его рассказать о том изуродованном торсе в емкости на столе в морге. Спроси, как они убили ни в чем не повинного человека и столкнули в овраг его грузовик просто потому, что им требовалось тело…

   – Я не убивал его, – тут же стал отрицать Дэнни. – Меня вообще там не было.

   – Тогда скажите ей, кто его убил. Почему вы не объясните, что прекрасно знали обо всем, и не расскажете, где были сами, когда все это произошло.

   Расстояние между Адамом и Дэнни сокращалось.

   – Убирайся отсюда, – кричал на Адама Дэнни. – Ты подвергаешь риску ее жизнь тем, что тянешь время…

   – Адам, пожалуйста, – просила Кори. – Дай мне улететь, и я обещаю, что вернусь…

   Адам еще раз осторожно шагнул вперед.

   – Он никогда тебя не отпустит, а если ты попробуешь убежать – просто убьет.

   – Ты носишь под сердцем нашего ребенка, – напомнил Дэнни.

   – Раньше его ведь нисколько это не волновало, – продолжал спорить Адам.

   – Это – наше новое начало, дорогая.

   Из самолета выпрыгнул Милош и пошел к ним, засунув руки в карманы своего отделанного мехом анорака.

   – Нам надо улетать, ветер…

   – Мы не можем больше терять времени, Дэнни, – подтвердил Эрнандо. – Деньги уже на борту.

   Протянув руку к Кори, Дэнни печально спросил:

   – Ты летишь со мной?

   Кори молчала, когда он страстно поцеловал ее в губы. Она шагнула назад и медленно покачала головой.

   – Я не могу полететь с тобой…

   В голове ее снова пронеслись все препятствия – от Алисии и Мэттью Джонсона до Хорхе и Стампы.

   У них не оставалось времени. Ветер высушил слезы, катившиеся по щекам Кори, а губы произнесли в последний раз: «Я тебя люблю». Ведь она действительно любила этого человека и будет любить его всегда. Кори молча смотрела, как он шел за Эрнандо к самолету. От нее не укрылось скорбное выражение лица Дэнни, когда он давал указания пилоту.

   – Милош, заводи мотор…

   Адам обнял Кори так крепко, что она едва могла вздохнуть, защищенная от ветра и от всего мира. Но Кори и не хотелось сейчас ни дышать, ни видеть, ни слышать – единственное, что существовало для нее сейчас, это Дэнни, покидающий ее в последний раз.

   Звук мотора заглушал каждое второе слово Адама.

   – …любовь… навсегда… – До Кори доносились лишь отдельные слова.

   Ветер обдувал ее лицо, а «Сессна», поднимаясь сквозь белые облака с рваными краями к покрытым снегом горным вершинам, была ясно видна на фоне ярко-сапфирового неба. Самолет поднимался все выше и выше к солнцу, и лучи его отражались от поверхности серебристых крыльев.

   Внезапный взрыв разорвал тишину, сотрясая саму землю, на которой стояли Кори и Адам. Над головами их загремели новые и новые взрывы. Обломки самолета падали шлейфами из черного дыма и взрывались там огненными вспышками. Пылающая масса самолета обрушилась в разлом древнего ледника. Кори стояла, слегка приоткрыв рот. Взгляд ее ничего не видящих от ужаса глаз блуждал где-то очень далеко. Несколько секунд Кори была в трансе, затем с ее пересохших губ сорвался сдавленный крик, и, резко обернувшись, она упала на грудь Адама.

   – Обними меня, – плакала Кори. – Просто обними – и все.

   – Я никогда не отпущу тебя, Кори, – пообещал Адам. – Ты моя навсегда…

   Когда-то давно в отеле «Тропезон» на Тигре Делта она уже слышала те же самые слова. Но сейчас Кори показалось, что ей наконец говорят правду.