Поймай меня, если сможешь

Виктория Ли

Аннотация

   Конкуренты в торговом бизнесе Абигейл Робертс и Тэннер Флинн увлечены друг другом, но оба они – сильные, независимые по натуре личности и не желают подчиняться один другому. Когда Абигейл решает продать свой бутик, она понимает, что прежде, чем начнется новая жизнь, ей следует до конца выяснить отношения с Тэннером.

   Их встреча в Ирландии, среди прекрасной природы, становится откровением для обоих. Бурная и нежная страсть меняет их судьбы, они понимают, что это не скоротечная связь, а нечто более серьезное…




Виктория Ли
Поймай меня, если сможешь

1

   Абигейл Робертс немного помедлила перед входом в арку длинного прохода. Вглядываясь в его темноту, она хотела успокоить себя тем, что в конце его есть свет. Холодный камень стены под ее рукой, выдержавший за долгие века множество непогод, вселял в нее уверенность. Его шершавое прикосновение своей грубой реальностью еще раз заставило Абби прикинуть, права ли она, начиная исполнять задуманное. Голова шла кругом. Но следом за этими сомнениями на ум пришло напоминание, что первый шаг был сделан давным-давно. Предстоящая сцена была поворотным пунктом, но никак не началом пути.

   Пожалуй, вернее было бы назвать их встречу завершением. Или, еще точнее, началом конца. А раз так, то, несомненно, гораздо драматичнее было сыграть этот спектакль на валу крепости, а не среди вереска и дрока, окружавших ее.

   Тэннер Флинн всегда заявлял, что именно ее чувство стиля и чутье на все необычное вынудило их стать соперниками. Абби восприняла такую оценку их взаимоотношений как комплимент. Она не уставала радоваться ему, стараясь поверить, что это, а вовсе не собственное неукротимое честолюбие Тэннера, вбило между ними клин.

   Именно чувство стиля продиктовало ей выбрать местом встречи эту отдаленную крепость. Мужское самолюбие Тэннера заставило его принять ее странное приглашение. Эти характерные свойства их натур должны были снова столкнуть Абби и Тэннера лбами.

   Оглянувшись через плечо, чтобы удостовериться, что она все еще одна, Абигейл храбро шагнула в прошлое. Ей пришлось нагнуть голову, хотя портал был достаточно высок для нее. Вот Тэннеру, весьма высокому мужчине, придется склонить голову, проходя под ним.

   Однако если нужны тонны камня, чтобы заставить этого человека пригнуться, почему она решила, что это удастся ей сделать? Абби знала, что осмелилась на это потому, что выбора у нее не было. Тот период ее жизни, частью которого был Тэннер Флинн, мог завершиться лишь при его содействии.

   Она осторожно пробиралась между камнями, обходя дождевые лужи, превратившие двадцатифутовый проход в полосу препятствий.

   Ее путешествие длилось несколько секунд, но к тому времени, как она снова вышла на свет в открытый дворик, ей показалось, что прошли столетия. Разумеется, двигалась она в прошлое. В космический век таких крепостей не строили.

   Ирландское ее название, Грайнан-оф-Эйлич, было почти непроизносимым для женщины, говорившей по-японски с испанским акцентом, а по-английски с тягучей приятной ленцой истинной южанки. Этому она научилась у своих родителей, уроженцев Атланты. Взбираясь по узким ступеням наверх, Абби попробовала потренироваться, произнося его так, чтобы слова словно скатывались с языка. Ступеньки вели на вершину каменной стены, окружавшую площадь примерно семьдесят пять футов в диаметре. Ветер с нарастающей яростью трепал ее короткие волосы, но поглощенная трудностью подъема, она этого почти не замечала.

   Вскарабкавшись наверх, она впервые увидела панораму окрестностей: графство Донегол и добрый кусок Северной Ирландии.

   Ей подумалось, что различные оттенки зелени, которыми она любовалась на пути сюда, всего лишь крохотная часть изумительной палитры. С крепостной стены Абби увидела такое разнообразие всевозможных зеленых тонов, о существовании которого даже не подозревала. Там и сям среди этого изумрудного великолепия лесов и лоскутного одеяла полей были разбросаны озера, голубые, как яички малиновки, и деревеньки с церквями, шпили которых иголочками вонзались в небо.

   «Нет, – решила она, – неважно, как произносится Грайнан-оф-Эйлич. Слова эти должны означать «Вид на мир». Любое другое значение просто ошибка».

   Двухтысячелетняя круглая крепость гордо и надежно венчала холм неподалеку от Дерри. Она была памятником давно минувших дней, когда каменные стены должны были противостоять самым свирепым врагам. Ну, по крайней мере, большинству врагов. Абби читала, что где-то в двенадцатом веке Мертох О'Брайен, король Манстера, пришел и обрушил крепость на головы О'Нейллов, владевших ею на протяжении семи столетий. То, что Абби в конце двадцатого века стояла не на груде камней, а на еще весьма мощной крепостной стене, было заслугой какого-то доморощенного археолога-любителя, который сто лет назад произвел полную реконструкцию.

   Что-то яркое сверкнуло внизу, на периферии ее зрения. Придерживая рукой белокурые кудри, которые ветер трепал и швырял ей в глаза, она перевела взгляд на по-осеннему желто-зеленые поля, между которыми извивалась лента проселочной дороги. Абби приехала сюда именно по ней. Серебряная точка проскочила в разрыв живой изгороди и скрылась из вида, потому что дорога свернула за холм. Как делают стрелки по движущейся мишени, она перевела взгляд ближе, поджидая, пока серебристый спортивный автомобиль вынырнет из-за укрытия.

   Со своего наблюдательного пункта Абби смотрела, как, легко одолев последний кусочек дороги, элегантная машина остановилась рядом с «воксхоллом», взятым ею напрокат в Дублине два дня назад, и ее забрызганный грязью автомобиль сразу приобрел неряшливо запущенный вид.

   «Ну конечно, Тэннер мог нанять только «ягуар», – пробормотала она, засовывая руки глубоко в карманы своей непромокаемой куртки на шерстяной подкладке. Водитель «ягуара» открыл дверцу и вылез наружу. Стоя неподвижно, она наблюдала, как Тэннер выпрямился в полный рост и повернулся лицом к крепости. Он всегда выглядел внушительно, но здесь, на безлюдном склоне холма, он стал как будто еще больше. И крепче.

   «Интересно, произвел ли Мертох О'Брайен такое же впечатление на О'Нейллов, тряслись они от ужаса при его появлении или нет? – мелькнула мысль. – И более важно: имеет ли Тэннер хоть малейшее представление о том, почему она вызвала его сюда».

   Возможно, продолжала размышлять Абби, он воспримет это, как нападение, а не как ответный удар… как того хотела она. Все равно, ей это уже неважно. Тэннер может считать, что хочет. Впрочем, он всегда так и поступал. В любом случае он скоро поймет, что все это не имеет ничего общего с их давним деловым соперничеством.

   Причина, по которой она назначила эту встречу, была сугубо личной.

   Он долго глядел в ее сторону, ветер трепал его расстегнутый плащ, солнце сверкало в зеркальных солнцезащитных очках. Темно-каштановые, до плеч, волосы бились о воротник, и, судя по всему, на их встречу он оделся в кашемировый свитер и выцветшие джинсы. Фактура ткани всегда была очень важна для Тэннера. Он отдавал предпочтение именно такому сочетанию мягкой хлопчатобумажной ткани и дорогой тонкой шерсти. Она сжала кулаки и тяжело вздохнула. Шелковая блузка и мягкие шерстяные слаксы вдруг показались ей неподходящими, даже под толстой темно-синей курткой.

   Тэннер поднял руку и снял очки, причем у Абби появилось странное ощущение, что этим жестом он приглашал ее заглянуть ему в душу и убедиться, что ничего не изменилось. То, что их сейчас разделяло пятьдесят ярдов, не ослабляло силы его внушения. Как, впрочем, и сознание того, что даже если бы она стояла с ним нос к носу, она все равно ничего не могла бы прочитать в его непроницаемом взгляде или понять, что скрывает его загадочная полуулыбка.

   На протяжении нескольких последних лет у нее возникало много возможностей попрактиковаться в разгадывании мыслей Тэннера. Это было важной составляющей их долгой битвы. Иногда она угадывала неправильно, и наказания за ошибочность суждений варьировались от легкого раздражения до душераздирающего крика, вроде того, что в прошлом году целую долгую неделю держал ее на грани банкротства. Ее последующий взлет был таким же театрально-великолепным, и наперекор ожиданиям Тэннера, оправившись, она кинулась в бой с еще большим безрассудством, чем ранее.

   Удовлетворение от верной догадки, а с годами она научилась делать это все чаще и чаще, всегда умерялось сознанием непродолжительности этой победы.

   Последнее время этих жалких крох торжества было совершенно недостаточно, чтобы снова и снова возбуждать ее энтузиазм, заставляя продолжать свое дело. «Одинокий риф» – ее элегантный бутик, где продавались изысканные оригинальные подарки и одежда, соседствовал с гораздо большим по размеру универсальным магазином Тэннера «Прорыв», в котором торговали тем же ассортиментом товаров. Однако теперь, пять лет спустя после начала, борьба больше не возбуждала ее. В глубине души Абби понимала, что дело было вовсе не в яростном соперничестве, которое вспыхнуло сразу, как только она открыла свой магазин.

   Просто пришла пора перемен. Она вовсе не бежит с поля боя, напомнила себе Абби. Она всего лишь меняет направление движения. И то, что при этом она вычеркивала из своей жизни Тэннера, как участника вечного соревнования, было только еще одним нежданным плюсом.

   Мысль эта утешала и одновременно оставляла в душе горький осадок. Высокомерный Тэннер был противником достойным, хотя часто мешал Абби спокойно жить и работать. Ей будет не хватать его.

   Прищурившись, она наблюдала за человеком, проделавшим долгий путь из Феникса в Аризоне, чтобы встретиться с ней, и размышляла, как прореагирует он, узнав о сугубо интимном характере ее проблемы. Останется ли его взгляд таким же непроницаемым или, выслушав ее, что-то дрогнет в его лице?

   Взорвется ли он с досады? И если так, покажет ли ей свою ярость? Можно было бесконечно просчитывать возможные варианты, но это ничего не давало. Зачем строить догадки, когда она скоро все узнает…

   Абби иногда поражалась тому, как хорошо она его понимает… не будучи, в сущности, с ним как следует знакомой. Смена выражений его лица была ей знакома и привычна, как если бы он был ее любовником. Но он им никогда не был. Ну, не совсем. Был лишь один раз, когда они почти… Дрожь пробежала у нее по спине и повторилась снова, когда Тэннер решительным движением швырнул в машину очки и захлопнул дверцу.

   Облачко набежало на бледное ноябрьское солнце, и на вершине холма повеяло холодом, как раз когда Тэннер начал взбираться к крепости. Он добрался до входа и исчез из поля зрения. Абби перевела невидящий взгляд на окрестности и подумала, не пригласили ли О'Нейллы короля Мертоха к себе за неприступные стены, как сделала она сейчас с Тэннером. Пожалуй, нет. Вражда между древними кланами была более явной и неприкрытой, не то, что их с Тэннером война.

   Для того, чтобы Абби смогла победить, ей было необходимо подпустить его поближе.

   Позади себя она ясно слышала стук подошв о каменные ступени. По мере того как он приближался, она все больше напрягалась в ожидании момента, когда ей надо будет обернуться и стать с ним лицом к лицу.

   В пяти футах от нее захрустели под его ногами камешки, и когда она обернулась на этот звук, случилась странная вещь: теплое, ласковое ощущение покоя и уверенности наполнило ее душу. Нервное ожидание исчезло, и на губах заиграла удивленная улыбка.

   Еще более удивительным было выражение глаз Тэннера, которое она уловила за какое-то мгновение до того, как взгляд его стал непроницаемым. Улыбка Абби стала еще шире, когда она поняла, что увидела то, что он хотел от нее скрыть. В его глазах она явственно прочла неприкрытое желание. Она сразу осознала это, так как уже видела его раньше… тремя годами раньше в Аспене, в Колорадо, когда он уложил ее в свою постель, чтобы заняться любовью.

   Значит, ей не придется прилагать такие уж невероятные усилия, чтобы добиться желаемого. Уверенность в том, что он все еще хочет ее, придала ей сил. Но, разумеется, она не была настолько глупа, чтобы решить, будто Тэннер пойдет навстречу ее желаниям без всякого сопротивления. В конце концов, ему удалось справиться со своей страстью к ней в момент, когда большинство мужчин не стали бы… или не смогли бы… даже пытаться сделать это. Он лежал тогда между ее ног обнаженный, горящий желанием… и оставил ее, не удовлетворив ни ее, ни себя.

   Пришло время завершить начатое. Возможно, тогда она сможет спокойно продолжить свою жизнь.

   Абби, прищурившись, смотрела на молча стоявшего перед ней мужчину и думала, что он выглядит не очень-то управляемым. Как ей удастся заставить его исправить прошлое, довести до конца прерванную три года назад близость? Губы его были непреклонно сжаты, лицо, загорелое во время плавания на лодке, которому он отдавал все свое свободное время, несло на себе печать упрямства и решительности.

   Неважно. Она сможет быть такой же упрямой. Абби собралась с духом и начала переговоры:

   – Рада, что ты сумел добраться сюда, Тэннер. Грайнан-оф-Эйлич не так широко известен, как я надеялась. Три раза я проскакивала развилку, пока, наконец, нашла сюда дорогу.

   Ей показалось, что брови его чуть приподнялись, но ручаться она не могла.

   – Удивлен, что ты вообще оставила на месте дорожный указатель, – насмешливо произнес он, и от его глуховатого голоса у нее потеплело внутри. – Если не ошибаюсь, я как-то потерял контракт на покупку каких-то необыкновенных бус розового коралла, потому что ты побывала там раньше меня и повернула указатель в другую сторону. Я попал на противоположную сторону острова, где и кораллы были обыкновенные, и ремесленники не такие искусные.

   – Если бы ты добрался туда передо мной, ты бы скупил все ожерелья до единого и ничего мне не оставил. – Она скрестила руки и прислонилась спиной к каменному парапету. – Это было бы несправедливо, потому что именно я предыдущим летом открыла эту деревню.

   – Я понятия не имел, что ты собиралась закупить еще партию, – Тэннер придвинулся и тоже оперся бедром на каменную стену, глядя на нее сверху вниз. Золотые искорки в его серо-зеленых глазах сверкали еще ярче, чем ей помнилось. – Ты могла бы меня предупредить.

   – А вот это в мои обязанности не входит. – Она склонила голову набок, очень довольная, что Тэннер вроде бы решил отложить шумное выяснение отношений на потом. Впервые за много лет она осознала, что у них идет вполне цивилизованный разговор. А если точнее, впервые за три года. Она поспешно продолжила: – Если бы твой дизайнер не увидел эти ожерелья в витрине моего бутика и не совершил ошибки, построив на них всю вашу весеннюю коллекцию, вообще никакой проблемы бы не было.

   – Единственной проблемой было то, что ты сумела заставить всех ремесленников подписать соглашение об эксклюзивной продаже своих изделий тебе. – Он потер затылок, словно от одного воспоминания об этом у него заломило шею. – Нам так и не удалось больше нигде найти кораллы этого особенного цвета. А без этих украшений коллекция потеряла изюминку и провалилась.

   – Не забывай, что шестью месяцами позже я чуть не обанкротилась, потому что твои чересчур усердные закупщики предложили безбожно завышенные цены за эксклюзивное право забирать все вязаные изделия у моих постоянных поставщиков. Мне пришлось заплатить сумасшедшие деньги за минимум товара, лишь бы не закрыться совсем. – При мысли об этом ей трудно было сохранить на лице улыбку, но она ухитрилась сделать это. – По-моему, ты более чем поквитался со мной, Тэннер.

   – Возможно, – намек на улыбку тронул уголок его рта, и Абигейл, словно завороженная, наблюдала, как он подавил ее. – Но ты все еще не расплатилась за фокус, проделанный тобой в Сингапуре, или ты не в курсе, что, отменив мой билет на рейс, ты оставила меня там на время жуткого тайфуна?

   Ее самообладание дрогнуло, но поскольку он стоял рядом живой и здоровый, она без особого труда сумела взять себя в руки. Два дня, когда вся связь с Сингапуром была прервана, оказались самыми долгими днями в ее жизни. Она не любила вспоминать о них.

   – Если бы ты не стремился делать закупки таких огромных партий товара для своего переростка-магазина, мне не пришлось бы то и дело прибегать к хитростям.

   – Именно в тот момент я собирался лететь домой в Феникс.

   – Через Испанию? – вскинула брови Абби. – А именно там я договорилась о встрече с художником, создававшим потрясающие цветочные триптихи. Я не могла допустить, чтобы ты добрался до них первым.

   В его взгляде мелькнуло любопытство.

   – Я так никогда и не узнал, почему ты вернулась с пустыми руками.

   – Я решила, что цена на них невероятно завышена. – Абби не хотелось признаваться, что на самом деле она провела эти два дня в отеле перед телевизором, слишком расстроенная тем, что подвергла Тэннера опасности, чтобы заниматься сделками. К тому времени, как тайфун кончился и она узнала, что Тэннер благополучно находится на пути домой, художник продал всю свою коллекцию владельцу модного бутика на Беверли-Хиллз. Можно было лишь надеяться, что Тэннер их не видел в витрине этого магазина.

   Абби решила, что перечисление взаимного обмена ударами достаточно затянулось. Они всегда успеют возобновить его позже. Бог свидетель, материала для подобной беседы хватит надолго.

   – Нелепо подозревать меня в том, что я отверну указатель на Грайнан-оф-Эйлич. В конце концов, ты здесь по моему приглашению.

   – Трудно назвать приглашением твое заявление моей секретарше, что, если я не приеду, ты убедишь руководство городской Торговой палаты в моих коварных планах стать мэром. – Ветер хлестнул длинными волосами ему по глазам, но он не отвел от нее своего прямого взгляда. – И я решил, что гораздо проще будет уступить тебе и полететь на край света, чем убеждать городские власти в противном. Ты имеешь хоть малейшее представление о том, насколько они могут быть настырны, когда направят свою энергию на благую цель?

   – Конечно, имею. Поэтому я так и заявила. Кроме того, Ирландия не на другом конце света от Феникса.

   – Конечно, тебе плевать на то, что мне придется полностью изменить все мои планы.

   – Никогда не думала, Тэннер, что ты позволяешь своей личной жизни мешать делам, – заметила она с издевательской кротостью в голосе, – хотя, конечно, Андреа всем известна своими капризами. Что там должно было состояться? Благотворительный бал или премьера, на которых ей придется присутствовать в одиночестве? – при упоминании имени самой модной фотомодели года, которую на снимках светской хроники показывали вечно цепляющейся за руку Тэннера, взгляд его помрачнел… Неизвестно только от гнева или потому, что его это позабавило.

   – Мы обсуждаем, почему ты выбрала местом встречи Грайнан-оф-Эйлич, а не мою личную жизнь.

   – Может быть, мне просто захотелось сообщить тебе хорошую новость на нейтральной почве. Я решила продать «Одинокий риф».

   Главная причина, по которой она вызвала его в Ирландию, выяснится позднее, когда… точнее, если она наберется достаточно храбрости. Нельзя было исключать вероятность того, что он сядет на следующий самолет в Феникс, так и не узнав истинных мотивов ее приглашения.

   Долгую минуту слышно было только хлопание их одежды на ветру. Затем Тэннер огляделся кругом и кивнул.

   – Ты выбрала чертовски подходящее место для капитуляции.

   – Любопытное предположение, – пробормотала Абби, и лишь слегка поджатые губы указывали на раздражение, рвавшееся наружу, несмотря на твердую решимость не позволять Тэннеру вывести ее из себя. Она проигнорировала свою досаду.

   – Моя сдача, капитуляция! Что делает тебя уверенным в том, что я сдаюсь?

   Мгновенное колебание, которое не осталось незамеченным цепким взглядом Абби, подсказало ей, что она продолжает опережать его на несколько шагов, и это было ей на руку. Правда, ее преимущество долго не продлится, это она прекрасно понимала, но все равно, оказаться впереди было очень приятно.

   – Если ты хочешь считать продажу своего бизнеса не полной капитуляцией, а чем-то другим… это твое право.

   – Капитуляция – это то, что происходит между мужчиной и женщиной, которая не видит больше необходимости защищаться, – проговорила она с большей горячностью, чем намеревалась, и затаила дыхание, ожидая ответа.

   И снова Тэннер помедлил в нерешительности, на этот раз чуть дольше. Однако вряд ли это можно было считать успехом, потому что намек на личное, прозвучавший в ее замечании, свел почти на нет ее преимущество.

   – Твои познания в том, что происходит между любовниками, ужасающе неточны, – мягко произнес он, и хотя Абби могла бы поклясться, что Тэннер не двинулся с места, ей показалось, что приблизился к ней вплотную.

   Для ответа ей понадобилось собрать все свое мужество.

   – Чья же в этом вина?

   Он склонил голову набок, и улыбка, давно грозившая пробиться наружу, изогнула уголки его рта.

   – Поэтому-то ты и притащила меня через океан, Абби? Чтобы каким-то образом наказать меня за отказ взять твою девственность?

   Наказать. Это слово раздосадовало ее точно так же, как ранее капитуляция. И его улыбка, которая становилась все шире, ничуть не умалила ее раздражения. Гнев на то, что он отверг ее тогда, который так и не проходил с тех пор, вспыхнул и прорвался наружу в виде полного отказа от всего, что ей хотелось… всего, включая самого Тэннера и чувств, которые он в ней вызывал. Она сошла с ума, если решила, что может что-то изменить.

   Круто повернувшись на каблуках, Абби готова была убежать, но сильная мужская рука ухватила ее за плечо. Когда же она вскинула голову, чтобы излить этот гнев на него, он мигом усмирил его, приложив два пальца к ее губам. Улыбка на его лице сменилась выражением, которого она на нем раньше не видела.

   – В чем дело, Абби? Все еще не простила меня?

   – Прощение не имеет с этим ничего общего, – отвечала она, двигая губами под его пальцами, пока он не перевел ладонь ей на щеку. Возникшее ощущение было таким по-доброму приятным, что вся ее злость растаяла. – Мне не простить, мне забыть трудно. Поэтому у меня и возникла дикая мысль, что ты мне поможешь преодолеть это чувство, но, по-видимому, меня занесло. Наверное, подействовали кошмарные сны, в которых меня преследует, хватая за пятки, огромный датский дог. Голодный.

   Легкая насмешка мелькнула в его взгляде.

   – Огромный дог? – мягко повторил он. – Ты, наверное, просыпалась с воплями.

   – К счастью, я всякий раз оказывалась проворней и ловчей этой зверюги. – Абби так хотелось уткнуться лицом в теплую сильную ладонь, но умение сохранять хладнокровие, выработавшееся в ней за эти годы, пришло ей на помощь.

   Внезапно Тэннер коротко рассмеялся, и ладонь, лежавшая у нее на щеке, напряглась.

   – Абби, девочка, как я могу помочь тебе забыть, когда каждый раз, видя тебя, я вспоминаю ту ночь так, словно она случилась вчера? Если б только ты не была девственницей…

   – А теперь это изменило бы что-нибудь? – поинтересовалась она. – Я имею в виду, если бы я не была…

   Гнев, темный, угрожающий, сверкнул в его глазах и так и остался в них. Ей пришло в голову, что сегодня она за один день больше разобралась в его чувствах, чем за пять лет их знакомства.

   – Как я понимаю, это означает, что ты нашла, наконец, кого-то, кто освободил тебя от твоей девственности. – Тэннер отдернул руку от ее лица, как от огня. – Поздравляю, Абби! Надеюсь, этот обряд посвящения прошел успешно, и твои ожидания оправдались.

   – Что это с тобой, Тэннер? – ногти ее впились в ладони: так крепко она сжала кулаки опущенных вдоль тела рук. – Сначала ты отказываешься заниматься со мной любовью…

   – Знаю, прошло три года… Но я, кажется, как сейчас помню происходившее… по крайней мере, до того момента, когда ты преподнесла мне свой небольшой сюрприз. – Он порывисто отошел в сторону и круто обернулся к ней. – Ты могла бы предупредить меня, что для тебя это первый раз! Я не допустил бы, чтобы это зашло так далеко.

   Абби продолжила, словно не слыша его слов:

   – Ты не захотел заниматься со мной любовью из-за какого-то устаревшего морального принципа, который не позволяет тебе лишать девственности, а теперь ты злишься, считая, что кто-то взял то, от чего ты отказался. На тебя не угодишь!

   – Что ты хочешь сказать этим своим «считая», что кто-то взял то, от чего я отказался? Разве это не так?

   – Я сказала, если это так…

   – Так ты девственница или нет? – воскликнул он, яростно наступая на нее.

   – Я начинаю думать, что это совершенно неважно! – заорала она.

   Неожиданно Тэннер успокоился.

   – Ты права. Это совершенно ничего не меняет.

   – Понимаю, – позволить себе поверить, что он хочет иметь ее не только в качестве вечного соперника в делах, было с ее стороны чистым самообманом. Разочарование погасило ее гнев, но чувство собственного достоинства, всегда помогающее скрыть переживания, пришло ей на помощь.

   – Разумеется, все это значения не имеет. Я вызвала тебя сюда не для того, чтобы обсуждать мою личную жизнь.

   Тэннер по-прежнему смотрел на нее недоверчиво, но спорить он не стал.

   – Ты послала за мной, чтобы предложить мне первому купить «Одинокий риф». Правильно?

   – Нет, ты ошибаешься.

   Он нахмурился.

   – Ты не собираешься предложить его мне?

   – Не глупи, Тэннер. Меньше всего тебе нужен мой магазинчик, когда ты владеешь такой махиной. Подозреваю, что если бы даже ты купил его у меня, то лишь для того, чтобы тут же закрыть… И был бы дураком, если б согласился платить за это удовольствие столько, сколько я запрашиваю.

   – Тогда зачем же я здесь?

   – Как я уже сказала, я просто хотела лично сообщить тебе эту хорошую новость. А почему здесь, в Ирландии? Скажем, потому, что я считаю себя вправе доставить тебе некоторые неудобства за тот трюк, который выкинул твой торговый агент Сэмюэльс в Шотландии, – делать что-либо в отместку, напомнила она себе, у них с Тэннером в обычае. Они, кажется, только этим все время и занимались.

   – Он не… – начал было Тэннер, но затем прищурился и спросил явно совсем не то, что собирался: – Что тебе сделал Сэмюэльс?

   – В другой раз, Тэннер. Мне надо уехать до дождя.

   «И до того, как я совсем потеряю контроль над собой». Абби тряхнула головой, чтобы избавиться от бесплодных рассуждений.

   – Я хочу знать, что произошло, – настойчиво повторил он.

   – Поверь, Тэннер, он сделал вполне достаточно, чтобы отправить тебя в путешествие к этой крепости. Спроси сам у Сэмюэльса, когда вернешься. Уверена, что ты услышишь много интересного.

   – Абби, расскажи мне, – настаивал он подозрительно мягким тоном. – Именно то, что сделал Сэмюэльс, привело тебя к решению продать дело?

   – Нет, – Абби устало покачала головой. Ей очень хотелось потереть виски, которые начало ломить от боли, но она не хотела показать Тэннеру, что страдает. – Сэмюэльс не повлиял на мое решение. Я давно думала, что стоит заняться чем-то другим, и в прошлом месяце такая возможность возникла. Но прежде, чем я ею воспользуюсь, мне надо продать магазин. Тогда я смогу двинуться в путь.

   – Значит, ты покидаешь Феникс? – спросил он неожиданно безжизненным голосом.

   Она не ответила, потому что не была уверена, что это означает.

   – Если ты досадуешь, что я не дала тебе шанса купить «Одинокий риф», можешь бороться за него с Сандрой Харрингдон. – Абби назвала их общую знакомую из Скоттсдейла. – Она интересуется моим бутиком с той поры, как видела партию кустарных украшений, которые я привезла из Южной Америки в прошлом году. Вообще-то самое большое впечатление на нее произвели изумрудные серьги, которые я там себе купила. Однако, когда я ей назвала сумму таможенного сбора, она согласилась, что ввозить драгоценные камни смысла нет.

   – Она единственное заинтересованное лицо?

   – Единственное, кого я рассматриваю всерьез. Есть еще Йошимото, но ему я сама не продам. – Моложавый японец был новичком в деловом мире Скоттсдейла, но ухитрился уже глубоко в него внедриться, купив цепь розничных магазинов компьютеров, главная контора которой находилась в Фениксе. Он уже несколько месяцев ходил за Абигейл, чтобы она продала ему «Одинокий риф», то есть задолго до того, как она решила с ним расстаться. Его предложения постепенно видоизменились от честной сделки с официальными скидками и премиями до продажи за наличные из рук в руки, чтобы избежать налога.

   В последнее время он перешел к практике более настойчивой: приходил и швырял на стол перед ней контракт, сопровождая это плохо скрытыми угрозами против нее лично. Его бандитский стиль настолько не сочетался с ее деловыми и жизненными принципами, что она не могла воспринять его всерьез. С другой стороны, ей не хотелось задерживаться в Фениксе дольше необходимого. До тех пор пока они с Сандрой не подпишут контракта о купле-продаже, Абби намеревалась держаться подальше от дома.

   – Почему же не Йошимото? – поинтересовался Тэннер. – Денег у него, кажется, хватает, а тебе ведь только этого и надо.

   Несколько уклоняясь от полной правды, она вполне искренне ответила:

   – Что-то в Йошимото меня отпугивает.

   – Что именно?

   – Может быть, меня просто раздражает, что он не понимает отказа и проявляет чрезмерную настойчивость. – Она нервно передернула плечами. В эти дни при мысли о японском дельце у нее все время возникало ощущение тревоги. – В любом случае сумма, за которую Сандра согласна купить мой бутик, несравненно больше предлагаемой Йошимото. Если и тебя интересует мой бизнес, придется раскошелиться.

   Он внимательно посмотрел на нее, затем покачал головой.

   – Ты права насчет того, что мне незачем покупать твой «Риф». Если ты довольна предложением Сандры, принимай его.

   – Я и собираюсь это сделать. – Ей было любопытно, почему он так легко отнесся к тому, что соперничащий с ним магазин останется действующим. – Тебя, кажется, не волнует, что Сандра продолжит с тобой битву за покупателей.

   – Не волнует. Я видел ее кафе на Пятой Авеню и, должен сказать, ничего особенного. Без твоего чутья выискивать интересный товар… нет, соперничество острым не будет.

   – Что ж, значит, перемена пойдет на пользу нам обоим. Не так ли?

   Тэннер снова мгновение поколебался. Абби готова была поклясться, что он готов с ней поспорить, но он только спросил:

   – Так что же ты собираешься делать? На что направишь всю свою бурную энергию? Не могу себе представить тебя на качелях на заднем крыльце тихого дома. По крайней мере, еще сотню лет.

   – Вообще-то я покупаю долю в туристическом агентстве. Мне вдруг пришло в голову, что в моем бизнесе мне больше всего нравилась не коммерческая его сторона, а возможность путешествовать по свету. Поэтому я и решила сосредоточиться на этом.

   Кроме всего прочего, Абби считала весьма подобающим, что деньги, доставшиеся ей в наследство, часть из которых она потратила, чтобы открыть «Риф», пойдут на дело, понравившееся бы ее родителям. Если повезет и если приложить некоторые усилия, она сможет привлечь их деньги тоже. Одно это поддержит ее на плаву в обозримом будущем.

   Тэннер вздернул голову и с любопытством окинул ее взглядом.

   – Ты хочешь больше путешествовать? Куда уж больше? Последний год ты больше провела в дороге, чем в Фениксе.

   – Дело не в том, что я буду больше ездить, – ответила она, как бы оправдываясь, хотя сама не могла понять, в чем. – Я просто хочу получать удовольствие от своих поездок… а не проводить все время, оглядываясь через плечо на конкурентов, дышащих в затылок.

   Когда он ничего не ответил на это, Абби повернулась и направилась к ступенькам крутой лестницы. Спустившись на заросший травой двор крепости, она услышала шаги следовавшего за ней Тэннера. Так в нескольких шагах за ней он сопровождал ее по туннелю. Однако и оказавшись за пределами крепостных стен, она не замедлила и не ускорила шага, твердо решив вести себя так, будто его присутствие на нее совершенно не действует.

   Абигейл игнорировала его, потому что это был для нее единственный способ сохранить достоинство. Он шел в нескольких шагах позади, но она притворилась, что не знает об этом… хотя это не объяснило, почему Абби не удивилась, когда он удержал ее, взяв за руку, уже взявшуюся за ручку дверцы автомобиля.

   – Где ты остановилась? – глаза его потемнели и были непроницаемы, как клубившиеся над ними дождевые облака.

   – Зачем тебе? – она боролась с желанием стряхнуть с себя его руку.

   – Чтобы знать, где найти, если упущу тебя из виду. Мне не хочется бросать здесь «ягуар» без крайней необходимости.

   Раздражение и смущение смешались в ее душе, и она понимала, что и то и другое ясно отразилось на ее лице.

   – Нам не по пути, Тэннер. Я предлагаю тебе вернуться в Дублин и сдать поскорее твой модный автомобиль туда, где ты его нанял, пока в него не ударила молния.

   – В чем дело, Абигейл? Неужели струсила?

   – Я не…

   – Хочешь сказать, что вызвала меня в Ирландию только затем, чтобы напомнить, каким ослом я был три года назад? – проговорил он прежде, чем она успела закончить фразу. – И я, уж конечно, приехал сюда не для того, чтобы ты послала меня подальше еще до того, как мы утрясли свои отношения.

   – Что еще ты собираешься утрясать? – Она поймала себя на том, что кричит в голос… и это было замечательно. – Могу поклясться, что слышала своими ушами, как ты сказал, что не станешь заниматься со мной любовью независимо от того, девственница я или нет…

   – Я никогда не говорил ничего подобного. – Тэннер поглядел через плечо туда, где они стояли на крепостной стене, потом снова перевел взгляд на нее. – Я сказал, что это больше не имеет значения.

   – Вот как? – Абигейл с трудом глотнула, подумав, что, может быть, лучше ей было струсить, чем доводить до конца свое сумасшедшее намерение.

   – Так в каком отеле?

   Она растерянно назвала маленький городок в часе пути к северо-востоку от Донегола.

   «Нет, – сказала она себе, – я ничего никому не обещала». Если Тэннер хочет следовать за ней по всей Ирландии, это его дело. Она может притвориться, что той ночи в Аспене никогда не было. Она может вовсе забыть о ней, особенно теперь, когда им не придется сталкиваться даже по делу.

   – Я видел телефонную будку у подножия холма, – сказал он. – Позвони в отель и закажи мне номер на ночь, а я пока погляжу карту.

   То, как Тэннер круто взял дело в свои руки, заставило ее сдержаться и лишь заметить:

   – Я-то думала, ты здесь вырос и прекрасно знаешь эти места. Зачем тебе понадобилась карта?

   – Я уехал отсюда шестнадцатилетним мальчишкой. – В голосе его зазвучала напевность, которую она никогда раньше не слышала. – Я эти захолустные городки толком и не помню.

   – Неужели склероз в таком возрасте? – медоточиво протянула она. – Какая жалость.

   – Мне в прошлом году исполнилось сорок, но пусть тебя это не тревожит. Уверен, что смогу угнаться за тобой.

   – В этом, Тэннер, я не сомневаюсь ни секунды. – Она похлопала по капоту своего «воксхолла». – Слабенький двигатель этой штуки не имеет никаких шансов против твоего «ягуара».

   В его глазах мелькнули искорки смеха.

   – Так как насчет номера…

   Абби почувствовала сразу и разочарование, и облегчение от того, что он не стал обсуждать их интимные проблемы.

   – Это ведь не модный отель для туристов, к которым ты привык, Тэннер. Это скорее загородный дом, превращенный в гостиницу, в которую люди приезжают тихо провести субботу и воскресенье. Так что вполне вероятно, у них все номера сегодня заняты.

   – Сомневаюсь.

   Абигейл открыла было рот, чтобы продолжить спор, но он успешно помешал ей, так же, как раньше на крепостной стене, приложив два пальца к ее губам. Она почувствовала, что на этот раз он твердо решил настоять на своем.

   – Добудь мне комнату, Абби, или мы будем делить твою, – сказал он тихим непреклонным голосом, убирая пальцы с ее губ. – Я не вернусь в Феникс, пока мы не уладим наши отношения раз и навсегда.

   – Нам нечего улаживать.

   – Прекрасно, значит, много времени и не потребуется.

2

   Тэннер держался ближе к заднему бамперу «воксхолла», чем стоило бы человеку, не знающему, куда он направляется. Но он делал так, потому что не доверял Абби: она могла оторваться от него в любую минуту и скрыться. Представься ей такая возможность, и она бросит его, когда между ними вклинится воз сена или на одном из редких светофоров. Так что, поскольку она не назвала ему отеля, он должен не упускать ее из виду. Из-за этого всякий раз, когда Абби обгоняла какую-нибудь машину, он делал то же самое. Когда же она включала сигнал поворота, Тэннер был готов повернуть в любом направлении, что оказалось кстати, так как она дважды проделала этот фокус в Леттеркенни: показала в одну сторону, а свернула в противоположную.

   «Хорошо все-таки, – подумал он, – что я взял «ягуар». Хитрость Абби заставляла его все время быть начеку. Если бы она взяла напрокат машину с большим двигателем, то запросто бы от него отделалась.

   Зачем она так поступала? Все это раздражало его больше, чем он готов был себе признаться. Непохоже было на Абигейл отступать от намеченного, и тем не менее там, на крепостной стене, Тэннер наблюдал именно это. Она пятилась, как рак. Ни на секунду он не поверил, что она вытащила его из Феникса просто в отместку за деловую стычку в Шотландии, что бы там ни произошло… А значит, единственным разумным объяснением было то, незаконченное три года назад дело.

   Не сводя глаз с красного «воксхолла» впереди, Тэннер заново проигрывал в голове их разговор и раздумывал, что взбесило ее больше: его бестактное замечание о теперешнем состоянии ее девственности или то, что он приравнял ее решение продать дело к поражению. Он поморщился и громко, не сдерживаясь, выругался. Как и той ночью, три года назад, он все сделал плохо.

   Конечно, можно было свалить его неуклюжесть на удивление, но это было бы паршивое объяснение. В конце концов, он долго ждал, когда она упомянет о происшедшем между ними… не будучи даже уверенным, что она это когда-нибудь сделает, и все-таки на это надеясь. Сотню раз он сам хотел что-то сказать по этому поводу, но так и не сделал этого, рассудив, что должен, хотя бы из уважения к ней, притвориться, что ничего подобного не случилось. Если ей хотелось так считать.

   Его молчание не противоречило ее желанию. Вдали от Феникса их пути часто пересекались вследствие делового соперничества и того, что в Тэннере жила странная потребность видеть ее. Однако хотя Абигейл не предпринимала усилий, чтобы уклоняться от их встреч, у него всегда было ощущение, что она готова в любую секунду сбежать. А дома возникали бесконечные ситуации, когда им приходилось сталкиваться на всяческих обедах, коктейлях, приемах, потому что круг деловых людей города был довольно тесен. И все равно, Аспен и то, что там произошло между ними, оставалось запретной темой.

   Все, что от нее требовалось, это намекнуть взглядом или улыбкой, что она хотела бы поговорить с ним наедине, и устроить это было бы проще простого. Один Бог знает, сколько придуманных им планов незаметного ухода с Абби осталось неисполненными только потому, что она ничем – ни словом, ни жестом – не показала, что пойдет с ним, если он ее пригласит. Вместо этого Абби всегда выдерживала их разговоры строго в русле бизнеса… если обсуждение взаимных подначек и подножек можно отнести к этому предмету.

   Тэннер поверил бы, что она, действительно, совсем забыла о той ночи, если бы не тот факт, что она никогда не смотрела ему прямо в глаза.

   Испустив глубокий вздох, он подумал, что мужчина, который так жаждет чего-то, не должен теряться, когда это, наконец, случается. Однако слова, мягко произнесенные Абби, совершенно выбили его из колеи, и он оказался не готовым к тому, что последовало за ними.

   «Капитуляция – это то, что происходит между мужчиной и женщиной, когда она не чувствует больше нужды защищаться от него«.

   В понимании Тэннера «капитуляция» означала уступчивость, даже раболепие. Этого он не хотел ни от какой женщины, и особенно от Абби. Он хотел, чтобы она отдалась ему, повинуясь желанию, а не поплатилась лишением чего-то важного для себя.

   Он хотел, чтобы она перестала обороняться, не чувствуя себя при этом беззащитной.

   Он не хотел, чтобы в их любовном танце он взял у нее то, о чем она потом пожалеет. Именно поэтому тогда, в Аспене, он замер на волосок от исполнения желаний. До того момента ему в голову не приходило, что он может оказаться ее первым любовником.

   Тэннер слегка улыбнулся, виня в этом недоразумении саму Абби. Она была невинной кокеткой, безыскусной соблазнительницей. В его снах ее серые глаза туманились обворожительным сочетанием смеха и эротики, а слегка тягучий по-южному голос обволакивал своим теплом его сознание.

   По внешним данным Абби сильно отличалась от тех женщин, с которыми он предпочитал проводить время. Тэннер всегда выискивал женщин высоких и не любил чересчур худощавых. Кроме того, его всегда привлекали брюнетки больше, чем блондинки или рыжие, а вид длинных волос, роскошно разметавшихся по подушкам, доставлял ему почти эротическое удовольствие. Лучше всего он себя чувствовал в обществе женщин сдержанных и повидавших жизнь.

   Абигейл была миниатюрной, почти на фут ниже его шести футов. И волосы у нее были короткими, не говоря уж о том, что она была кудрявой блондинкой и всегда кипела юной энергией, от чего казалось, что даже воздух вокруг нее искрится и потрескивает. И никакой сдержанности не было в том, как она встречала жизнь, в том, как она готова была в любую минуту бесстрашно отправиться хоть на край света. Пожалуй, лишь это ее качество – умение, не теряясь, встретиться с Неизвестным – можно было назвать взрослым.

   Тэннера всегда завораживало в ней обаятельное сочетание невинности и отваги, причем настолько, что остальные женщины в его жизни слились в один безликий типаж. Абби всегда была непредсказуема, с ней никогда не было скучно, и если ее поведение частенько его раздражало, то чувство это смягчилось ее умением элегантно проигрывать.

   Кроме одного случая, когда единственный раз она решила по-детски отомстить и привела в действие силы и события, изменившие жизнь их обоих. В тот холодный зимний вечер снежок, которым она в него бросила, когда он шел от своего «шале» к главному зданию отеля, попал ему точно в затылок. Он, не колеблясь, ответил тем же, и битва началась.

   Тэннер сразу понял, что это нападение было для Абби всего лишь по-детски неуклюжей попыткой выказать свою досаду на то, как ловко он увел у нее из-под носа несколько потрясающих лоскутных покрывал. Он это знал и все равно не смог отступить до тех пор, пока бой закончился и оба они оказались с ног до головы в снегу. Комья снега прилипли к их одежде, снегом были засыпаны волосы. Задыхаясь от смеха, она последовала за ним, чтобы на свету хорошенько отряхнуться.

   В какой именно момент его прикосновения из чисто практических перешли в ласку, он и сам не мог бы сказать.

   Это просто случилось, и оба это почувствовали, но не осмелились сказать вслух. Она подняла на него взволнованный взгляд ясных глаз, полуоткрытые губы затрепетали… и он наклонился, чтобы вкусить их невинное возбуждение.

   Той ночью в Аспене он уложил Абби в свою постель, потому что у него было ощущение «правильности» происходящего. И остановился, не нарушив ее девственности, по этой же причине. В течение трех лет Тэннер считал, что поступил правильно.

   Ярость, которая охватила его при мысли о том, что другой мужчина взял то, от чего он добровольно отказался, удивила его самого не меньше, чем Абигейл. Он понимал, что не должен бы так реагировать, не в нынешнее время, когда девственность женщины считается не более священной, чем девственность мужчины. Просто представить себе Абби, обхватившей руками и ногами другого мужчину, было для него непереносимо. Тэннер догадывался, что у нее должны были быть любовники, но признание, вырвавшееся из ее уст… делало это каким-то слишком реальным.

   Он задумался, каким был этот первый ее любовник. Был ли он ласков с ней, отнесся ли нежно и с пониманием… и вела ли себя Абби в его объятиях с тем же радостным самозабвением, что и в объятиях Тэннера.


   Дождь, все утро грозивший разразиться, настиг их мощным ударом, без предварительного легкого накрапывания. В какие-то секунды на «ягуар» обрушился потоп, и Тэннер был вынужден сбросить скорость. На мгновение он встревожился, что Абби использует эту возможность, чтобы оторваться от него. Однако «воксхолл» тоже замедлил ход, и он облегченно вздохнул, возблагодарив небо, что она не дала своей панике восторжествовать над здравым смыслом. Судя по количеству предостерегающих дорожных знаков, которые он заметил на пути, эта узкая извилистая дорога, ведущая на север от Леттеркенни, побила рекорд по количеству опасностей, подстерегающих водителя. Временами она вообще переставала походить на дорогу и казалась скорее тропой, то пробираясь по темным туннелям, образованным лесной чащей, то проскакивая короткие открытые участки, шедшие вдоль берега коричневато-серых вод Лох-Суилли. Он откинулся на мягком кожаном сиденье и задумался о том, что такого натворил Сэмюэльс в Шотландии. Несколько лет назад до Тэннера дошли слухи, что его торговые агенты стали, подражая своему боссу, проделывать всякие фокусы, чтобы перехватить у Абби товар. Тогда Тэннер ясно дал всем понять, что в эту игру с Абигейл играет только он сам.

   Очевидно, Сэмюэльс ему не поверил, и в прежних обстоятельствах это стоило бы ему работы. Но так как обстоятельства изменились, Тэннер решил сначала выяснить, что именно тот сделал, прежде чем принимать относительно него какое-то решение. Если инцидент окажется не просто созданием неудобств для Абби, он заставит Сэмюэльса пожалеть о своем поступке.

   Никто не смеет безнаказанно причинить вред Абби. Даже сам Тэннер.

   Местом их назначения был Ратмуллан, маленький городишко на западном берегу Лох-Суилли – залива, глубоко врезавшегося в северную территорию Ирландской Республики. К тому времени, как они туда добрались, кончился дождь и спустились тусклые ноябрьские сумерки. Машины одна за другой проскользнули по узким улочкам, и подозрения Тэннера, что Абби и без дорожных указателей прекрасно знает, куда ехать, подтвердились тем, как без колебаний она проехала городок насквозь. Минутой позже, на окраине, она свернула в длинную запущенную аллею, в конце которой гордо возвышался среди зеленого моря садов и лужаек белый помещичий дом.

   Абби не дала Тэннеру полюбоваться этим двухэтажным зданием с тройным рядом полукруглых, выступающих «фонарем» окон. Она проехала прямо на стоянку позади дома и исчезла в двери раньше, чем он успел вытащить свой кожаный чемодан из багажника «ягуара». Тэннер помедлил, раздумывая, не стоит ли каким-то образом вывести из строя ее машину, но решил, что не стоит делать этого… сию минуту. Он всегда может потом выскользнуть на стоянку и позаботиться об этом.

   Он не надеялся, что Абигейл будет ждать его в холле, поэтому не был разочарован, когда ее там не оказалось. Тэннер был приятно удивлен открывшейся его глазам картиной уютного элегантного помещения. Модно, со вкусом одетая женщина пригласила его в регистрационную комнату, где он узнал, что Абби удалось заказать ему отдельный номер. Когда они уезжали из Грайнан-оф-Эйлич, Абигейл позвонила куда-то из телефонной будки у подножия холма, но она могла с такой же легкостью вызвать не отель, а местную полицию и пожаловаться, что он ее преследует. Тэннер с облегчением узнал, что она все-таки позвонила в гостиницу, как он и просил. Еще он выяснил, в какой комнате поселили саму Абби. Информацию выдали ему без каких-либо затруднений, потому что женщина-администратор решила, что Абби не привезла бы его сюда, если бы хотела уклониться от встречи.

   С чемоданом в руке Тэннер поднялся по широкой лестнице на второй этаж. По пути к своему номеру он миновал комнату Абигейл и собрался было постучать, как дверь распахнулась сама. Взлохмаченную ветром копну локонов она явно не пыталась привести в порядок, даже не вздумала переодеться.

   – Я иду прогуляться по берегу, – сообщила Абби.

   – Звучит прекрасно. Дай мне только бросить чемодан и…

   – Тебя никто не приглашал.

   Ему не слишком понравилось, что она отправляется на прогулку одна: он хотел бы не сомневаться, что Абби еще будет здесь во время обеда. Опустив чемодан на толстый ковер, Тэннер заметил:

   – Если тебе хочется побыть одной, обещаю, что буду держаться сзади, в десяти шагах.

   – Спасибо, но я достаточно сегодня терпела тебя за своей спиной, – она раздраженно дунула, убирая волосы с глаз. Золотые кудряшки взлетели на краткий миг и тут же опустились на прежнее место, скрыв от него выражение ее глаз. – Если тебе хочется пройтись, придется бродить в одиночестве.

   – Я не знаю дороги на берег. – Если бы он не следил так внимательно за ней, то, наверняка, упустил бы легкое движение вверх уголка ее рта.

   – Спросишь любого прохожего, – бросила она. – Не волнуйся, Тэннер, я всего лишь иду погулять. Это лучшая гостиница в округе, и я не позволю тебе выжить меня отсюда.

   – Тогда, наверное, мне показалось, что ты пыталась смыться от меня по дороге.

   – Видимо так, – согласилась Абби. – Если бы я хотела удрать от тебя, ты бы здесь сейчас не стоял.

   – Это ранит мне душу, но должен признаться, что тебе могло это удасться, если бы у тебя был мотор помощней. Мне вспоминается тот раз в Палермо, когда ты предложила мне ехать за тобой, чтобы я не сбился с дороги на обед.

   Вскоре после того, как Абигейл открыла «Одинокий риф», они с Тэннером оказались вместе в группе бизнесменов из Феникса, которую итальянцы пригласили в экскурсионную поездку по Сицилии, чтобы привлечь внимание заокеанских торговцев к местным товарам. Званый обед, о котором упомянул Тэннер, должен был состояться на загородной вилле. Когда он предложил Абби подвезти ее туда, она отказалась под предлогом того, что собирается после обеда совершить поездку с ночевкой в Ирайс. Так как все остальные уже уехали, а у нее была нарисованная от руки карта, она предложила ему следовать за ее машиной.

   Ей удалось потерять его в пригороде Палермо, и ему понадобилось три часа, чтобы найти нужную виллу. Его до сих пор задевало за живое воспоминание о досаде принимавших их итальянцев, которые явно восприняли опоздание Тэннера как намеренное неуважение.

   Абби пожала плечами.

   – Я всегда удивлялась, куда ты мог тогда исчезнуть. Одну секунду ты был позади меня, а в следующую куда-то пропал.

   – Если бы ты не так торопилась в Ирайс, я в тот же вечер рассказал тебе, что думаю о твоей езде.

   – Спасибо. Комплимент, даже запоздалый, все равно комплимент.

   В ее улыбке снова был намек на большее, но Абби тут же нагнула голову, и к тому времени, как закрыла за собой дверь, от нее и следа не осталось. Тэннер сделал шаг назад и не удивился, когда она воспользовалась предоставившейся возможностью и, сбежав по лестнице, выскочила в парадную дверь. В окна с другой стороны дома он увидел, как она рванулась через лужайку перед домом и исчезла в саду.

   Она или действительно отправилась на берег, или кружным путем на стоянку машин. Хотя ему очень хотелось ей верить, но прошлый опыт их взаимоотношений призывал быть настороже. Почти не колеблясь, он вошел в ее комнату, что было легко, так как комнаты вообще не запирались: в них были не замки, а задвижки, чтобы на ночь закрыться от незваных гостей.

   Сначала сделал поверхностный осмотр и заметил на полированном секретере у окна ее ключи от машины. Чтобы удостовериться, что это не какой-то отвлекающий маневр, он сверил номер на бирке с номерами «воксхолла», которые заметил, когда следовал целый час за Абигейл. Они сходились. Что бы это ни значило, но Абби явно пока уезжать не собиралась.

   На всякий случай Тэннер забрал ключи, сунул себе в карман и собрался было покинуть ее комнату, когда заметил дверь в стене между номерами… между ее и его номером, если он не ошибался. С улыбкой на губах он пересек комнату и, отодвинув задвижку, заглянул в соседнее помещение.

   Он не ошибся. Так что, взяв чемодан, Тэннер вошел к себе. Его номер во всем был таким же, как у Абби. Большая кровать, рассчитанная на мужчину его размера, удобное, хорошо обставленное пространство для отдыха перед выпуклым фонарем окна и огромная ванная комната со сверкающими кранами. Обойдя кровать, он подошел к такой же, как у Абигейл, двери и, легким движением кисти отбросив задвижку, нажал на ручку. Дверь в ее комнату распахнулась, даже не скрипнув. Он снова закрыл ее и понадеялся, что Абби не придет в голову ее проверить.

   Ему хотелось поговорить с ней наедине до обеда. Загнать ее в угол, чтобы она не могла уклониться от прямого разговора, казалось ему единственной возможностью.

   Однако сначала надо было дождаться ее возвращения. Тэннер подошел к окнам, из которых было хорошо видно место, где скрылась Абби. Налив себе стакан минеральной воды из бутылки, стоявшей на туалетном столике, он уселся и стал терпеливо ждать. Вообще-то, подумалось ему, он спокойно мог последовать за ней, но единственное, чего достиг бы этим, убедился, что она никуда не сбежала. Тэннер рассудил, что нуждается в этом подтверждении меньше, чем она побыть в одиночестве.

   На кофейном столике лежала гостиничная кожаная папка, и Тэннер, поглядывая время от времени в окно, пролистал ее. Он уточнил час обеда, обратил внимание на то, что в подвале работает бар, который вскоре должен открыться, и прочел краткую справку, где на полстраницы были невразумительно втиснуты два века истории «Ратмуллан-Хауза».

   Глянув после этого на часы, он увидел, что с момента исчезновения Абби в зарослях прошло всего несколько минут. Ему же показалось, что они длились целую вечность.

   «Того, кто сказал, что единица времени величина постоянная, надо поставить к стенке и пристрелить!»

   К собственному удивлению, высказав вслух свою досаду, Тэннер почувствовал себя немного лучше.

   Он был бы доволен еще больше, если б мог по своей воле сжимать и растягивать время. Но коль скоро это было ему недоступно, Тэннер погрузился в размышления о том, на что он мог повлиять.

   Лучи солнца стали уже почти горизонтальными, когда Абигейл остановилась под одной из трех громадных ив, осеняющих стриженый газон перед гостиницей. Она не сочла гаснущий свет дня достаточно точным временным ориентиром и посмотрела на часы. Еще не было четырех, но ее душевное состояние было согласно с солнцем: дню давно следовало кончиться. Столько всего случилось, а еще и обедать было рано.

   Желудок ее урчал, напоминая, что она из-за волнения не только утром не позавтракала, но и днем ничего не ела. Возможно, именно из-за этого она никак не могла привести в порядок свои мысли. Видимо, отказ от еды привел ее к умственному истощению. Провела целый час на берегу, а результат один – идеально правильная морская звезда, которую она нашла рядом с куском плавника. Судя по всему, морская звезда попала сюда из-за того, что прилипла к дереву в неразумной попытке найти себе какую-то твердую опору, кроме океанского дна.

   Абби подумала, что не только большинство людей ищут в своей жизни стабильности, в ней нуждаются и создания природы. Хотя она тут же призналась себе, что к подобным людям не относится.

   Абби должна была поблагодарить родителей за страсть к приключениям и путешествиям. В конце концов так она росла: с двуязычным словарем в одной руке, чемоданом в другой. Паспорт в зубы и бегом бок о бок с родителями к самолету, поезду или пароходу. Отец ее служил в Госдепартаменте, кем-то вроде ликвидатора неприятностей, которого вечно вызывал то какой-нибудь посол, то очередной президент разобраться в обстановке и разрядить напряженность, пока это не выплеснулось на первые страницы газет.

   Мать ее обожала дипломатическую жизнь и, будучи похожей на мужа в умении смягчать ситуацию, работала с женами и адъютантами, чтобы умерить их пыл и успокоить бурю страстей изнутри. Эти ее качества очень облегчали мужу работу, так что они часто отправлялись вместе в очередную горячую точку… задолго до того, как Абигейл научилась среди ночи сама находить, где ночной горшок.

   Еще не став подростком, Абби осознала, что успех брака ее родителей основан не только на любви, но и на взаимной зависимости и поддержке, и на них никак не влияет, где они находятся. Пока они не разлучались, они были счастливы.

   А самое главное: им никогда-никогда не было скучно.

   Подняв глаза на ослепительно белый фасад «Ратмуллан-Хауза», Абби поняла, что Тэннер Флинн скуки никогда не потерпит. С самого начала ее привлекло в нем именно это: ощущение, что он занимается данным бизнесом, потому что находит его интересным и волнующим, а не потому, что надо делать деньги. Некоторые люди, да временами и она сама, могли считать Тэннера безжалостным в достижении своих амбиций, но, возможно, это было всего лишь следствием его полной поглощенности делом и любви к состязанию.

   Значение имела не денежная прибыль. Финансовый выигрыш, сопутствующий победе над кем-то в бизнесе, был просто способом выражения своего превосходства. Больше всего он ценил саму борьбу. Может быть, поэтому пять лет ее коммерческого соревнования с Тэннером походили скорее на битву, чем на деловое соперничество.

   Это была война, которой она, оказывается, наслаждалась, не отдавая себе в этом отчета, хотя могла точно назвать день и час, когда поняла, что это доставляет ей удовольствие.

   Сильный ливень загнал их обоих однажды днем на Таити в прибрежное кафе. В тихую минуту за стаканом фруктового сока с бисквитом он спросил ее насчет названия ее магазина…

   – Ты должна признаться, Абби, что «Одинокий риф» – название необычное, – сказал он, потягивая через соломинку сладкий сок. – Расскажи, почему ты его выбрала?

   Сначала Абигейл раздосадовало, что он, когда начался ливень, последовал за ней в кафе, потому что это произошло сразу после яростной борьбы за партию товара в местной гончарной мастерской. Теперь он, казалось, старался вести себя цивилизованно, и она решила, что сумеет ответить тем же.

   – Название это представляется мне вполне осмысленным, – ответила она. – Риф – это скала в океане, куда выбрасывают всякие диковины, то есть именно такие товары, которые я и стараюсь предложить. Откровенно говоря, в этом больше смысла, чем в названии «Рифт Тэннера».

   Он ухмыльнулся и несогласно покачал головой.

   – Но ведь «рифт» означает прорыв, а следовательно, связывается с борьбой, атакой. Когда мы с отцом впервые приехали в Феникс, у нас, кроме того, что на нас, ничего не было. Все, что мы получили, доставалось нам с боем. Создание «Рифта Тэннера», превращение его в нечто особенное до сих пор было для меня самым большим вызовом, который бросила мне судьба.

   – Было? – переспросила она, почувствовав внезапную перемену в его манере.

   – Было, – мягко подтвердил он, – ведь тогда я еще не встретил тебя…

   Абби поглядела на морскую звезду в руке, подивилась себе: почему ее мысли увели к началу состязания между ними? Хотя, с другой стороны, ничего удивительного в том, что она думала о Тэннере, не было. Эти дни она только о нем и думала, так что переход мыслей от морской звезды к Тэннеру не был чем-то необычным… так же как вишни на ветке напоминали ей о том утре в Гонолулу, когда он…

   Опять она думает о нем! Резко тряхнув головой, Абигейл пересекла лужайку. Морская звезда, наверняка, далеко не загадывала, цепляясь за кусок дерева. Абби подумала, что во всех этих размышлениях о грустных обстоятельствах жизни морской звезды она стремится найти параллель своим собственным надеждам и мечтам.

   Но параллель получалась весьма отдаленной, потому что в отличие от морской звезды, бросая вызов Тэннеру словами об их незаконченном деле, она только о последствиях и думала. Тем не менее сегодня, когда она стояла с ним лицом к лицу на стене Грайнан-оф-Эйлич, возможность раз и навсегда оставить прошлое в прошлом вдруг не показалась ей такой уж заманчивой. Все ее доводы и поводы, разумные обоснования встречи с Тэннером вытеснили непреложное осознание того, что она хочет заняться с ним любовью, потому что никогда в жизни, ни до, ни после, не испытала она такого возбуждения, такой радости, как в ту ночь в его объятиях.

   Когда пылающий взгляд Тэннера скользил по ее обнаженному телу, Абби не испытывала неловкости, хотя она впервые оказалась в подобной ситуации. И не смутили ее смелые предложения, которые шептал он тогда ей на ушко. Все страхи, что он разочаруется ее неопытностью, рассеялись при виде явного восторга в его глазах. Она прикоснулась к нему, и Тэннер откликнулся стоном, даже не пытаясь скрыть свое удовольствие. Его жаркие губы открыли ей целый мир новых ощущений, которые взволнованные слова похвалы лишь усиливали. Тело стало скользким от пота и кричало, молило об освобождении, когда он наткнулся на барьер ее девственности.

   Даже сейчас Абби почувствовала, как запылали щеки, запульсировала в висках кровь и все тело радостно откликнулось при одном воспоминании о том, что тогда было. Она вдруг осознала, что именно потому и не могла перейти границу невинных поцелуев с другими мужчинами, с которыми встречалась после той ночи.

   Тэннер обнаружил в ней глубину страсти, которую не встречал больше ни в ком. Три года тело ее жаждало удовлетворения, несмотря на все старания разума вычеркнуть из памяти ту ночь. Только недавно Абби поняла, что два эти чувства взаимосвязаны. Ей же, чтобы откликнуться сексуально, необходимо было забыть Тэннера. Да, надо забыть Тэннера, чтобы перестать его хотеть.

   Вступив в дом из объятий холодного ноябрьского дня, Абби оказалась в безлюдном вестибюле, повторяя себе, что такое уж ее проклятое везенье, чтобы осуществление теории на практике приводило ее в ужас. Этого она не предполагала. Но передумать ей явно не удастся. Как оказалось, Тэннеру тоже было что сказать об этом.

   На какой-то миг Абби почувствовала под ногами зыбучий песок… и захотелось ухватиться за что-нибудь прочное.


   В окно над парадной дверью Тэннер смотрел на Абигейл, пересекавшую лужайку перед домом. Даже на таком расстоянии было заметно, как нажег ей щеки холодный ветер, пытаясь защититься от которого, она сильнее втягивала голову в воротник куртки.

   Когда он, некоторое время спустя, увидел ее снова, голова ее виднелась из пышной мыльной пены, и защитой ей служил только ошеломленно-недоверчивый взгляд.

3

   Приему ванны Абби уделяла особое внимание. Она обожала подолгу расслабляться в горячей душистой воде. Если это бывало перед сном, она поддерживала в ней высокую температуру, пока не наступала пора вылезать, и, вытершись досуха, голой забиралась в кровать на прохладные простыни. Если же она купалась перед уходом, то давала воде остыть и лишь потом вылезала из нее, чтобы, одеваясь, чувствовать себя освеженной. Дома у нее была большая ванна, что давало возможность лежать, вытянувшись в воде, подложив под голову на один край ванны полотенце, как подушку, и упираясь ногами в другой.

   Ванны в гостиницах почти всегда разочаровывали ее. В некоторых, якобы для безопасности, ко дну приклеивали шершавые полоски, чтоб постояльцы, не дай Бог, не поскользнулись! В «Ратмуллан-Хаузе» вместо этого предлагали нескользкий коврик, которым она предпочла не пользоваться, потому что любила ощущение гладкого фарфора под собой, а не липучую безопасность подстилки.

   К несчастью, ее подстерегала здесь другая беда. Ванна была гораздо больше стандартной, несомненно роскошная, но миниатюрная женщина вроде нее не чувствовала себя в ней уютно. Абигейл не окуналась с головой, только держась за край руками либо цепляясь за него высунутой из ванны ногой и заливая водой пол.

   Она только-только пристроилась, положив голову на свернутое полотенце и перекинув ногу через край для равновесия, когда в дверь постучали. Она даже не вздрогнула: отчасти потому, что ждала именно этого от Тэннера, но прежде всего потому, что догадалась запереть дверь номера. Если он хочет ее видеть, ему придется потерпеть до обеда. Мысли ее занимало совсем другое, а именно: хватит ли у нее характера, чтобы вернуться к первоначальному плану игры, достаточно ли для этого он пришла в себя после утренней стычки. Размышления ее были прерваны легким шорохом открывшейся двери. Она повернула голову на этот звук и увидела, как в дверном проеме возникла, заполнив его целиком, высокая фигура Тэннера. С небрежным спокойствием он оперся плечом о косяк и окинул ее непроницаемым взглядом из-под полуопущенных век.

   Дальше несколько вещей произошли одновременно. Она ошеломленно разинула рот, ноги ее соскользнули с края ванны, на который она опиралась, и Тэннер произнес: «Привет, Абби». «Абби» она уже толком не расслышала, так как в действие включились законы физики и утащили ее под воду, не дав дослушать, что он там говорит. Пахнувшая розой вода наполнила ей рот, и если б она не была в такой дикой ярости, то могла б остаться под водой и утонуть просто назло ему, чтобы отплатить за то, что ухитрился проникнуть к ней в номер!

   Сильные руки ухватили ее запястья и потащили вверх, но, едва вынырнув на поверхность, Абигейл стала отчаянно вырываться и победила в этой схватке… во многом благодаря скользкой от мыла коже. Особое удовлетворение доставило ей то, что выплеснувшаяся в борьбе вода окатила Тэннера с головы до ног. Скорчившись под прикрытием борта ванны, она наблюдала, как он покачнулся, потерял равновесие и распластался навзничь на полу.

   Выплюнув мыльную воду ему на ботинки, она откинула с глаз мокрые локоны.

   – Какого черта ты здесь делаешь, Тэннер Флинн?

   – Пытаюсь помешать тебе утонуть. – Он приподнялся на локте и рукавом стер с лица воду. – В следующий раз предоставлю тебе самой себя спасать.

   – Со мной ничего бы не случилось, если бы ты не ворвался сюда и не напугал меня до смерти.

   – Я не врывался. Дверь была отперта.

   – Ты живешь в соседнем номере?

   Тэннер покачал головой.

   – По-моему, их называют «смежными». Разумеется при незапертых замках. Технически ее можно назвать просто «соседней», только если задвижки задвинуты.

   – Мне и в голову не пришло, когда я звонила, попросить, чтобы тебя поместили в другом конце гостиницы. А тем более проверить запоры на дверях на случай, если похотливому мужчине вздумается меня навестить без разрешения. – Она насупленно поглядела на него из-за края ванны. – Тебе следовало бы поверить намеку, что я не хочу тебя видеть, когда я не ответила на стук в дверь.

   – Я никогда не умел понимать намеки, – резким движением он сел и оперся локтем на поднятое колено, тем самым лицо его оказалось так близко к Абби, что она съежилась и глубже опустилась в воду. – Однако не будем обращать на это внимание. Я пришел сюда не спорить, а поговорить. Ну так как, Абби? Мир?

   Она растерянно уставилась на него.

   – А тебе не приходит в голову, что пристойнее было бы подождать, пока я кончу купаться?

   – Нет.

   – Нет? Что ты хочешь этим сказать?

   – Просто «нет» и все, – в мягком голосе слышалось странное напряжение. – Нам ведь есть что обсудить…

   Абби решительно прервала его:

   – Мы можем поговорить за обедом.

   – Но здесь нам никто не мешает…

   – Тогда выйди и подожди, пока я оденусь. Мы можем поговорить в комнате. В моей. В твоей. Все равно.

   Тэннер поймал ее взгляд и улыбнулся.

   – Сегодня днем ты убежала от меня, когда разговор повернулся так, что тебе не понравилось. Сейчас ты этого не сделаешь.

   Она с досадой покачала головой, снова невольно обрызгав его.

   – Убирайся отсюда, Тэннер.

   – Только после того, как ты объяснишь, зачем вытащила меня в Ирландию.

   Ее пальцы побелели, так крепко вцепилась она в край ванны, вода уже остыла, но Абигейл волновали не эти неудобства, а то, что она выглядит, как мокрая крыса. Не так предстают перед человеком, которого хотят соблазнить.

   Решив, что в том, что все пошло наперекосяк, виноват исключительно Тэннер, она лишь безмолвно сверкала на него глазами в приступе ярости.

   Прождав, казалось, целую вечность, он объявил:

   – О'кей, девочка, если сама не хочешь говорить, я скажу это за тебя.

   – Лучше тебе уйти.

   – Знаю, но не могу. Мне некуда торопиться.

   – Почему?

   – Потому, что я три года ждал твоего разрешения закончить то, что не сумел тогда в Аспене. По-моему, ты именно на это пыталась намекнуть мне сегодня днем. – Какое-то мгновение он разглядывал свои руки, затем снова перевел взгляд на ее лицо. – Если я ошибаюсь и ты вовсе не поэтому приволокла меня в Ирландию, скажи сейчас, и я уйду.

   Паника охватила ее. Паника, которую, впрочем, заглушала соблазнительная мысль ответить правду, раз он так четко сам сформулировал сложившуюся ситуацию. В конце концов, она действительно заманила его сюда именно по этой причине. Изображать сейчас фальшивую застенчивость было совершенно бессмысленно. Просто оказалось, что одно дело строить планы, как поступить, и совершенно другое – воплотить это в реальной жизни… Внезапно до нее дошло, что он сказал в начале своей речи.

   – Что ты хочешь сказать этим «ждал три года разрешения»?

   Угрюмая улыбка показалась на его губах.

   – Именно то, что сказал. Я не настолько самоуверен, чтобы считать, что ты захочешь дать мне еще шанс только потому, что я когда-то передумал.

   – И когда произошла эта перемена?

   Улыбка его угасла совсем, так что Абби решила, что она ей просто привиделась.

   – Ровно через две минуты после того, как ты хлопнула дверью «шале».

   – Я чувствовала бы себя лучше все эти годы, если б знала это, – пробормотала она. – Я так никогда и не поняла…

   Тэннер перебил ее, мягко напомнив:

   – Абби, скажи, наконец, прав я или нет насчет того, почему ты вызвала меня в Ирландию?

   Она молчала, не зная, что ответить. Ей очень хотелось признаться в его правоте и положить конец этой затянувшейся истории.

   – Хм-м-м, – не отводя глаз от ее лица, Тэннер сдернул с нагретой трубы махровое белое полотенце и стал промокать лицо и рубашку. – Полагаю, мы могли бы продолжить все и без этой дискуссии, но говоря откровенно, я не знаю, как далеко успели бы мы зайти, прежде чем я стал бы сомневаться, не хочешь ли ты со мной поквитаться.

   – Поквитаться? – Она уставилась на него, совершенно не понимая, о чем это он.

   – Угу. Я легко могу себе представить, как ты пришла к выводу, что поделом мне будет, если я зайду так далеко, как тогда, а ты в последнюю минуту передумаешь. Конечно, не исключена возможность, что на этот раз моя выдержка лопнет…

   Тэннер не докончил фразу, и она повисла в воздухе, а сам обмахнул полотенцем свои ботинки.

   Понадобилась минута, пока до нее дошел смысл его слов главным образом потому, что он проговорил их ровным невыразительным голосом. Однако когда Абби поняла, что именно он сказал, то выпрямилась в ванне так резко, что ударилась макушкой о настенную мыльницу. Дрожащими пальцами она потерла ушибленное место.

   – Будь ты проклят, Тэннер Флинн! Как ты смеешь даже вообразить, что решусь подвергнуться снова такому отвратительному испытанию, только чтобы поквитаться с тобой! – Последние слова она почти выкрикнула и поставила это тоже в вину мужчине, смотревшему на нее с таким напряженным вниманием.

   Взгляд его опустился ниже ее лица и задержался там надолго.

   – Я никогда не считал ту ночь «отвратительной». Волнующей, чудесной и… да, да, к сожалению, незавершенной. Но отвратительной… никогда.

   – Наверное, это зависит от точки зрения, – прошипела Абби сквозь стиснутые зубы.

   К ее удивлению, Тэннер кивнул и, скомкав полотенце, кинул ей. Только прижав мягкую махровую ткань к груди, она осознала, что сидит совершенно обнаженная, и, когда смутилась, не сразу вспомнила, что не чувствовала ни робости, ни смущения в ту памятную ночь. В ночь, которую провела в Аспене с Тэннером.

   – Я рад, что некоторые вещи не меняются, – пробормотал он низким голосом и опустил руки. Абби заметила, что они дрожат.

   – Какие вещи? – спросила она, со злостью решив, что он, по-видимому, намекал на отсутствие у нее стыдливости. Она давно пришла к выводу, что если Тэннер заметит ее нерешительность, он догадается, насколько она неопытна.

   – Какие вещи не меняются? – подозрительно переспросила она, когда он не ответил.

   – Твоя грудь, – Тэннер с трудом выдохнул и только затем встретился с ней взглядом. – Твои груди все так же прекрасны… Круглые, крепкие, с сосками цвета пустынной розы.

   Она впилась пальцами в махровый комок, и яркий румянец запылал на ее щеках.

   – Тэннер, это нелепо. Пожалуйста, выйди из ванной.

   Он покачал головой.

   – Не пойду, пока ты не дашь слово, что делаешь это не для того, чтобы свести старые счеты… потому что иначе я этого делать не стану.

   – Чего ты не станешь делать? – Абби окончательно запуталась.

   – Заниматься с тобой любовью, – спокойно сказал Тэннер.

   – Я тебя и не просила об этом.

   – Но собираешься. Я только хотел предупредить тебя, что если это твой план мщения, он не сработает.

   Абигейл не могла понять, как человек с обычно непроницаемым лицом стал похож на игрока, старающегося казаться невозмутимым. С ее точки зрения, это было существенное, хоть и тонкое, различие. Она огляделась в поисках предмета, которым можно было бы в него запустить, но кроме мыла ничего не увидела, а Тэннер тем временем продолжал:

   – Нельзя ждать от мужчины, чтобы он прошел через эту пытку дважды.

   – Заниматься со мной любовью пытка? – Она надеялась, что этот ее вопль откроет ему ее истинные чувства.

   – Разумеется, нет. Остановиться тогда было истинной пыткой. Если мы снова попытаемся это проделать, и ты вдруг решишь… по причинам даже вполне основательным… прекратить все в… деликатный момент, я серьезно сомневаюсь, что смогу это сделать.

   – О чем ты?

   Тэннер уставился на нее немигающим взглядом.

   – Я не остановлюсь, Абби. Не смогу.

   Она не верила своим ушам и, видимо, только поэтому сумела ответить:

   – Ты ведешь себя так, словно в прошлый раз в этом я была виновата, – возмутилась Абби.

   – Так и было.

   – Нет, не так!

   – Нет, так, – не повышая голоса, сказал Тэннер.

   – Не так! – рявкнула она, чувствуя себя школьницей, готовой дать отпор обидчику.

   – Виновата была ты. – Тэннер поднял руку, предотвращая следующий взрыв негодования. – Я понятия не имел, что ты девственница, иначе не подошел бы к тебе на пушечный выстрел. Теперь, когда ты уже…

   – Откуда ты знаешь, что я уже? – прервала она его.

   – Ты так сказала.

   – Нет, я этого не говорила.

   – Нет, сказала, – рассудительно произнес он с некоторым раздражением в голосе.

   – Не говорила.

   – Говорила.

   – Нет!

   – Да!

   – Я – девственница! – Ее возглас прогремел, отражаясь от кафельных стен ванной, как камерная музыка в зале с хорошей акустикой. У Абигейл не оставалось сомнений, что она теряет всякий здравый смысл. Хотя этот выкрик был явно не лучшим способом обеспечить нужную ей реакцию Тэннера, но по крайней мере их дурацкий спор на этом прекратился. Он посмотрел на нее долгим взглядом, и вместо того, чтобы продолжать сидеть в напряженной неудобной позе на полу, свободно разлегся на нем.

   – Значит, девственница? – небрежно повторил он и, отодвинувшись от ванны, оперся спиной на стену.

   Казалось, он не слишком ждал ответа, потому что, опустив глаза, стал разглядывать свои ногти, словно прикидывая, не стоит ли их привести в порядок.

   – Да. – Абби решила, что слишком поздно скрывать от него эту информацию. Кроме того, он ведь уже признался, что изменил свое мнение трехлетней давности по поводу этой маленькой преграды. Не то, чтобы она верила ему на все сто процентов, но если Тэннер солгал по поводу перемены своих мыслей, она выяснит это достаточно быстро. Возможно. Потому что, если события будут и дальше разворачиваться так, как начали, она убьет его еще до того, как они окажутся в постели.

   – Итак, Абби, кажется, не только твои груди остались неизменными, – растягивая слова, произнес Тэннер.

   У него был такой самодовольный вид, что желание крепко стукнуть его овладело ею с новой силой. Она с трудом, с большим трудом сдержалась, понимая, что сейчас у нее появилась самая удобная возможность разрешить все их недоразумения.

   – Да, Тэннер, я была и осталась девственницей. Если ты не можешь переварить это, тогда тебе лучше убраться из моего номера, пока я не позвала на помощь и тебя отсюда не вышвырнули.

   – Ты вопишь с перерывами уже десять минут, но что-то пока никто не поспешил тебе на выручку. – Он доброжелательно улыбнулся. – Меня не смущает, что ты на меня орешь, лишь бы это куда-то вело.

   От ее внимания не ускользнуло, что Тэннер так и не поднялся и не ушел. Угол полотенца свесился в ванну, и толстая ткань впитывала воду. Полотенце стало тяжелым, липло к телу, но выпускать его из рук она не собиралась.

   – Единственное, к чему это привело, – фыркнула Абби, – это к тому, что стала очевидной вся глупость моего плана. С самого начала он был обречен на неудачу.

   – По крайней мере, ты признаешься, что план был, – с удовлетворением заметил Тэннер.

   – Я ничего не признаю. – Она раздраженно вздохнула, и от этого движения полотенце опасно поползло вниз, а из-за кромки его вынырнул розовый сосок. Нетерпеливо вздохнув, она подтянула намокшую ткань повыше и услышала сдавленный стон с другого конца комнаты.

   – Что-то не так? – Абигейл пристально поглядела на него. Ей показалось, что Тэннер как-то странно выглядит, но решила, что это такое освещение. – Если ты заболел, тебе лучше пойти к себе.

   – Я не болен.

   – Все равно уходи в свою комнату. Я замерзаю и не могу дольше прижимать к себе это полотенце.

   Абби все еще пыталась продолжать разговор, давно перешедший грань между разумным и абсурдным, но не хотела признаться в том, что не в состоянии спорить, как должно.

   – Если ты думаешь, что я в таком состоянии смогу ходить, ты жестоко ошибаешься. – Тэннер снова застонал и закрыл глаза. Когда он снова открыл их и посмотрел на нее, в них явно читалось неприкрытое желание. Ошибиться было невозможно. Движение его руки привлекло ее взгляд. Словно зачарованная, Абби наблюдала, как его длинные пальцы указали на вздыбившиеся в паху джинсы. Когда он заговорил снова, голос его был более низким, чем раньше, таким же грубым и волнующим, как той ночью в Аспене.

   – И нечего смущаться, девочка. Такое со мной часто бывало, стоило тебе пройти мимо по комнате.

   Даже ради спасения своей жизни Абби не смогла бы сейчас выговорить хоть слово. И не могла отвести глаз от столь явного признака его эрекции.

   – Если это полотенце соскользнет еще раз, – продолжал Тэннер, – я за себя не ручаюсь.

   – Не ручаешься? – машинально повторила она, все еще не отводя завороженного взгляда от его возбужденной плоти. Тэннер поморщился и резко сказал:

   – Абби, не задавай глупых вопросов. У меня нет настроения играть в эти игры, – по его тону было понятно, как он раздражен. Подняв глаза, она увидела, что он мрачно насупился, и вздохнула.

   – Я хочу, Тэннер, чтобы ты, наконец, решился на что-то. Я никак не могу понять, последовал ты за мной сюда в Ратмуллан потому, что хочешь заняться со мной любовью, или чтобы заговорить до смерти.

   – Чего я действительно хочу, так это чтоб ты выбралась из ванны и села на меня верхом, чтоб когда я расстегнул свои джинсы, войти без задержки в самую твою глубь. – Тэннер говорил отрывисто и каждое слово сопровождал для выразительности ударом кулака по полу. – К несчастью, твоя неопытность не дает мне возможности просить тебя о чем-либо подобном. Хотя такая поза и нравится очень многим женщинам, сомневаюсь, что это самое удобное положение для расставания с невинностью.

   Только Абигейл открыла рот, чтобы сказать ему, что он может сделать со своими наглыми идеями, как в дверь постучали.

   Со стоном, очень похожим на вырвавшийся ранее у Тэннера, Абби выпрямилась в ванне, тщательно прикрывая полотенцем те места своего тела, которые оказывали такое возбуждающее действие на Тэннера.

   Он недоверчиво уставился на нее.

   – Уж не собираешься ли ты открыть?

   – Я должна это сделать, – прошептала Абби, а затем уже громко сказала: – Сейчас открою. – Она выбралась из ванны, и на кафельный пол натекли лужицы воды. – Я просила портье, если меня не будет в номере, войти и положить пакет на стол.

   – Что же это может быть такое важное?

   – Просто пакет, которого я давно жду, – отрезала она. – Откуда я могла знать, что когда мне его принесут, ты будешь валяться у меня в ванной на полу в беспомощном состоянии?

   – Я не в беспомощном состоянии!

   – Тогда докажи, убравшись с дороги, чтоб я могла добраться до двери.

   Однако он не шевельнулся, и Абигейл потеряла терпение. Оставляя мокрые следы, она прошлепала через всю комнату туда, где он лежал в прежней позе, и швырнула мокрое полотенце прямо ему на колени. Прежде чем Тэннер успел возмутиться такой бесцеремонностью, Абби перешагнула через его ноги и, сдернув с настенного крючка махровый банный халат, натянула его.

   Расписываясь в получении пакета, Абби услышала за спиной какое-то движение. Она замерла, а затем почувствовала странное разочарование, когда вскоре различила тихий звук захлопывающейся двери в соседний номер.

   Получалось, что Тэннер был не так уж и беспомощен.


   Тэннер проявил в этот вечер удивительную настойчивость.

   Абби едва скрыла свое удивление, когда, высушив феном волосы, вышла из ванной и обнаружила переодевшегося в сухое Тэннера, удобно устроившегося в глубоком кресле у окна. В конце концов она сама была виновата в этом, раз не заперла после его ухода дверь между их комнатами. Вот только бы не ухмылялся он при этом так самодовольно.

   Подтягивая на ходу потуже пояс длинного до пола темно-красного халата, Абигейл с видом полной беззаботности, которой на самом деле не чувствовала, прошествовала через комнату и уселась в кресло напротив него у другого конца низкого кофейного столика.

   – А теперь что у тебя на уме, Тэннер? Если ты пришел сюда выведывать мои коммерческие секреты, тебе это не удастся. Я думаю, что ты слишком хорошо воспитан, чтобы пытаться завладеть пакетом прямо у меня на глазах. – Она подобрала под себя ноги и тщательно расправила сверху складки халата.

   – Вообще-то меня гораздо больше волнует продолжение нашего разговора, а не твои коммерческие тайны. – Тэннер дотронулся кончиками пальцев до ее подбородка и серьезно посмотрел ей в глаза. – Я долго ждал тебя, Абби, но представить себе не мог, что, спустя три года, все еще окажусь твоим первым любовником.

   От того, что он говорил так прямо, не пытаясь завуалировать своих намерений, у нее перехватило дыхание.

   – Я думала, ты не хочешь слушать о других мужчинах.

   – Не хочу, но все-таки не могу не удивляться. Почему я? – Тэннер откинулся в кресле с таким видом, словно ответ не очень-то его и интересовал. – Это совершенно непонятно, Абби. Не с нашими взаимоотношениями.

   Три года ей удавалось избегать его взгляда, и она довела это искусство до совершенства. Так же легко проделала она это и сейчас.

   – Полагаю, все дело в том, что начатое надо завершать…

   – Что ты хочешь этим сказать?

   Абби знала, что ей придется сказать ему хотя бы часть правды, но инстинктивно увиливала от окончательного ответа. Слишком много она теряла, если бы все пошло не так. Этого она не могла себе позволить.

   Поглубже вздохнув для храбрости, Абби подняла голову и поглядела ему прямо в глаза.

   – Завершенность, Тэннер, означает окончание. Финиш. Что тут непонятного? – Под его пристальным взглядом она заморгала и постаралась объяснить, не давая вместе с тем ему возможности по-настоящему свести концы с концами. – Постараюсь объяснить на таком примере. Я никогда не умела читать больше одной книги одновременно. Не могла перейти к другой, не закончив первую, какой бы плохой она ни была.

   – Я для тебя, как плохая книжка? – вскинул брови Тэннер.

   Она видела, что создала у него превратное впечатление, и ее это даже позабавило.

   – Я всего-навсего имела в виду незавершенность действия, – уточнила она. – Мне жаль, что я не могу успокоить тебя насчет качественной оценки, но, перефразируя твой собственный вывод, мои познания об отношениях между мужчиной и женщиной в высшей степени скудны.

   Он нахмурился.

   – Что такое в тебе заставляет меня и вести себя, как осел, и разговаривать, как дурак? Я ни в коем случае не должен был говорить тебе такую чушь.

   – Верно, но сейчас дело не в этом. Мы говорим о завершенности.

   – То есть ты хочешь закончить то, что мы начали.

   – Да. Может быть, тогда я смогу продолжить свою жизнь без ощущения, что я оставила за спиной что-то недоделанное.

   – Полагаю, в этом есть смысл, – с иронией изображая глубокомысленность, сказал Тэннер.

   – Надо или дочитать книжку, или забыть о ней, – в ее тоне все сильнее слышалась нерешительность. – У меня ушло три года, чтобы прийти к такому решению.

   – Я рад, что ты все-таки решила позвать меня.

   Тэннера охватило какое-то странное чувство, когда она ответила.

   – Ты даже не представляешь, насколько это решение было импульсивным.

   Глядя на гордую посадку ее головы, встречая прямой взгляд ее ясных глаз, он легко мог в это поверить.

   – Одно уточнение, если можно. – Он дернул плечом, словно снимая напряженность, но не отвел упорного взгляда. – Как мы узнаем, что все закончилось?

   – Ты имеешь в виду, если мы все-таки решим довести все до конца? Не знаю, как ты, Тэннер, я пока ни в чем не уверена.

   – Просто ответь на вопрос, Абигейл, – ровным голосом произнес он. – А насчет, «если«, это уже вопрос другой.

   – Как мы узнаем, что все кончилось? – Губы ее дрогнули в улыбке. – Даже с моим ограниченным опытом, полагаю, что это будет очевидно нам обоим.

   Ему ничего не стоило бы высказать ей свои сомнения, но он решил пока не усложнять дело: сказать сейчас Абби, что хочет от нее не просто секса, а гораздо большего, значило вступить в долгие пререкания, а он не был к этому готов. Нет, сейчас он никак не был готов рассуждать логично.

   – Ты не отделаешься от меня так легко, – объявил он вместо этого. – Я ждал целых три года и теперь, Абби, хочу от тебя большего, чем единственный оргазм. Гораздо большего. – Он почувствовал себя виноватым при виде румянца, ярко вспыхнувшего на щеках Абби от его недвусмысленного заявления. Впрочем, Тэннер тут же успокоился, когда в ее глазах вспыхнула привычная для него ярость.

   – Тэннер, я неопытна, но не глупа. В течение трех лет ты обходился без меня, но не без секса. А это большая разница.

   – Ты в этом так уверена?

   – Конечно, уверена. И не пытайся доказывать мне, что все это время воздерживался, потому что я в это не поверю. Если проходила хоть одна неделя без того, чтобы в колонке светской хроники не появилось очередное твое фото под руку с какой-нибудь женщиной, я была уверена, что ты или болен, или тебя нет в городе. Надо полагать, что твои подружки распускают слюни не только из-за размера твоего бумажника.

   – Строить подобные предположения без достаточных на то оснований очень опасно, Абби. Тебе надо быть с этим поосторожней. – Он-то кое-что знал об этом. Тэннер полагал, что ему практически все известно об Абби. И если б ему в голову пришло, что ее сексуальной жизни не существует как таковой, он, несомненно, не стал бы ждать так долго.

   Именно уверенность, что в ее жизни есть другие мужчины, удерживала его и заставляла ждать, пока она не простит ему ту ночь. Да, да, простит, потому что дело было именно в этом. Сознание, что у нее есть другие мужчины, было его наказанием, и он терпел его, потому что пока она не делала первого шага, у него не было права самому отменить этот приговор.

   – Ты снова говоришь загадками, – отозвалась она голосом столь же нервным, как движение пальцев, теребивших пояс халата. – Наверное, мне надо извиниться за упоминание обо всех этих роскошных женщинах. То, что им нравится проводить с тобой время, меня совершенно не касается. Просто я полагала, что отношения между вами далеко выходят за рамки позирования для светской хроники.

   – Ты все еще продолжаешь делать ложные предположения. – Тэннер подумал, как поразилась бы она, поняв, как далека от истины.

   Абигейл насупилась.

   – Я понятия не имею, о чем ты толкуешь.

   Он уставился на орнамент ковра, покрывающего пол в гостиничном номере, размышляя, подходящий ли сейчас момент объяснить ей, какую ничтожную роль играли все эти женщины в его жизни.

   – Очень трудно бывает иногда сказать все прямо. А в нашем случае мы вообще такого не практиковали…

   Теперь настало время ей глядеть на него с ошеломленным и недоверчивым видом.

   – Господи, Тэннер, ты хочешь сказать, что серьезно относишься к этой, как ее, Одри или Эндри…

   – Ее зовут Энджи и… Нет, Абби, я не отношусь серьезно ни к ней, ни к какой бы то ни было другой своей приятельнице.

   – Я никогда бы не пригласила тебя сюда, если бы знала это, – продолжала она, словно не слыша его.

   – Тут и знать нечего, – твердо сказал Тэннер.

   – Я так была занята своими делами и переживаниями, что даже не подумала о том, что ты можешь быть с кем-то связан. Я имею в виду серьезные отношения. Просто потому, что ты ведь их все время меняешь… я имею в виду женщин…

   Он снова прервал ее.

   – Абби, прекрати. Я столько же хочу говорить сейчас о женщинах в моей жизни, сколько слышать о мужчинах в твоей.

   Она уставилась на него долгим взглядом, помолчала, потом спросила:

   – Тогда о чем ты хочешь говорить?

   Он подумал о том, что едва не сказал ей, но решил оставить свое признание до лучших времен. В эту минуту у Абби был такой вид, что на сегодня с нее хватит. Тэннер встал и, за руку подняв ее с кресла, притянул к себе, так что они оказались лицом к лицу.

   – Давай отложим этот разговор, Абби. Исповедями обменяемся в другой раз.

   – Приятно сознавать, что впереди меня ожидает хоть что-то легкое, – не удержалась она от иронии.

   – Это еще почему? – не понял Тэннер.

   – Мне исповедываться не в чем.

4

   Нерешительность Абигейл вовсе не уменьшила желание Тэннера обладать ею, так что ему пришлось перед тем, как переодеться к обеду, принять ледяной душ. Он еще не согрелся, когда надевал смокинг и галстук, полагая, что обед среди блеска серебра и хрусталя, мельком увиденных им в столовой, требует соответствующей одежды. К тому времени как он нагнулся к туалетному зеркалу поправить узел галстука, он уже мог считать, что сумеет пережить вечер, не поддавшись желанию затащить Абби в любую комнату, где можно запереть дверь и быстро овладеть ею.

   Благодаря холодному душу он теперь достаточно контролировал себя, чтобы не скомкать событие, которое так долго предвкушал. Тэннер не раз воображал, как он занимается с ней любовью, и чаще всего его посещало видение, в котором он овладевал Абби нежно и медленно, под стоны ее наслаждения, нагнетая взаимную жажду их распаленных ласками тел до невыносимой потребности слияния.

   Образ Абби, обнаженной, полностью отдающейся любой его прихоти, вызвал в нем бурный отклик. Казалось, вся его кровь сосредоточилась в чреслах, но он старался не обращать внимания на ее горячую пульсацию. Резко выпрямившись, он схватил с туалетного столика щетку и пригладил еще влажные волосы, затем смахнул пушинку с лацкана черного смокинга. Его пальцы помедлили мгновение на мягкой шерстяной ткани, и он задумался, сколько еще пройдет времени, пока ему удастся проверить чувствительность Абби к его поцелуям и ласкам.

   Испустив вздох, выражавший одновременно досаду и предвкушение, он застегнул все пуговицы, окинул себя последним взглядом и вышел из номера. Решив, что глоток спиртного снимет его напряжение, он быстрым шагом одолел два пролета лестницы, ведшей в бар, расположенный в подвале.

   Однако Абигейл уже была там, и Тэннер не мог разобраться, рад он этому или огорчен. Розовый шелк вечернего платья не столько скрывал, сколько мягко подчеркивал изгибы ее фигуры, выставляя при этом напоказ ее изумительные ноги. С бокалом в руке она одиноко сидела у камина. Тэннеру подумалось, что ему редко доводилось видеть ее без спутников. Абби отличалась общительным характером и заводила друзей с невероятной скоростью. Приблизившись, он заметил в выражении ее лица нечто такое, что сразу сняло его эротическое возбуждение и наполнило душу зловещими предчувствиями. Он взял в баре стаканчик виски и направился к ней.

   Она не подняла глаз, пока его бедро не коснулось ее, но даже эта фамильярность не стерла с ее лица напряженное выражение. Правда, она не поспешила отодвинуться, а всего лишь недоуменно подняла брови и прикусила нижнюю губку.

   Отхлебнув мягкого ирландского виски, Тэннер ждал, что она поделится с ним своей проблемой, чтобы он смог ее разрешить. Но после нескольких долгих минут, тишину которых нарушало лишь потрескивание огня, понял, что она смотрит на него невидящим взглядом.

   Тогда он решил не ждать и прямо спросил:

   – Что-то случилось, Абби?

   Она перевела взгляд на огонь, пальцы ее крепко сжимали ножку низкого бокала. – Сандра отказывается от сделки. Несколько минут назад мне передали факс с этим сообщением.

   Тэннер хорошо понимал, как она расстроилась, и намеревался вытянуть из нее все подробности. Если она даже просто поделится своими заботами, ей станет легче.

   – Есть какие-то соображения, из-за чего это произошло?

   Абби некоторое время колебалась.

   – Мой бухгалтер сообщает мне, что она вроде бы передумала, но…

   – Ты считаешь, что за этим что-то стоит? – продолжил он фразу, которую Абигейл оборвала.

   Снова минута молчания, затем она подняла на него глаза.

   – Боюсь, что кто-то оказал на нее давление и заставил ее изменить решение.

   Теперь настала очередь Тэннера помедлить с ответом. Если у Абби были подозрения, что кто-то пытается расстроить ее сделку с Сандрой, значит, она не впервые столкнулась с этой проблемой.

   Мысль о том, что ее решение продать свое дело, возможно, основано не только на охоте к перемене мест, отрезвило его сильнее холодного душа. Тэннер встревожился.

   – Абби, тебе кто-то угрожал?

   – Угрозы действуют только, если им верят. А у меня нет причин считать их чем-то большим, чем пустая болтовня. – Тень улыбки тронула ее губы. – Тэннер, я уже большая девочка. Тебе не надо обо мне беспокоиться.

   – Черта с два! – рявкнул он. – Если тебе кто-то угрожает, это очень даже мое дело. – Оградить ее от всевозможных врагов и опасностей было его делом, его правом. Не для того он три года присматривал за ней, чтобы праздно наблюдать, как она защищается в одиночку.

   Абби похлопала его по руке, словно успокаивая щенка, рвущегося в бой со здоровенным бульдогом в соседском саду.

   – Извини, я на минуту отойду. Мне надо позвонить.

   Тэннер поднялся с намерением проводить ее, но Абби двигалась слишком быстро. Она миновала бар и оказалась у двери еще до того, как он дошел до середины помещения.

   – Не слишком-то я ей и нужен, – пробормотал он вслух. Допив одним глотком содержимое своего стакана, Тэннер подошел к бару и вступил с человеком, сидящим у стойки, в дискуссию о сравнительных достоинствах ирландского и шотландского виски. В своих дебатах они как раз дошли до слухов об ирландском происхождении некоего знаменитого напитка из Японии, когда Абби вернулась. Тэннер поспешил распрощаться со своим собеседником и последовал за ней к камину.

   Она стояла, зябко протянув руки к огню, и бросила ему через плечо:

   – Я позвонила Сандре. Она подтвердила мои подозрения.

   – Ее заставили взять свое предложение назад? – Дождавшись ее кивка, Тэннер спросил: – Каким образом?

   – Она не объяснила подробно. Просто сказала, что он дал ей ясно понять, насколько лучше для ее здоровья будет, если она забудет о покупке моего бутика.

   – Кто этот он? – поинтересовался Тэннер.

   – Она не сказала.

   – Но ты думаешь, что это Йошимото. Так ведь?

   В ее глазах мелькнуло удивление.

   – Что заставило тебя так решить?

   – Просто сопоставил факты. В Грайнан-оф-Эйлич ты упомянула, что он очень настойчив. Все сходится.

   Абби отвернулась, не подтверждая его догадки, но и не отрицая ее. Так что Тэннер утвердился в своих предположениях. Облокотившись на каминную полку, он поглядел на нее сверху вниз.

   – Ну же, Абби, говори, что происходит?

   Ей не понравился его слишком требовательный тон, и всякое желание поделиться с ним своими проблемами пропало. Неожиданно ей расхотелось посвящать его в подробности дела, касающегося ее бизнеса.

   Йошимото был ее проблемой, и она должна справиться сама.

   – Я сама разберусь с этим, Тэннер. Мне жаль, что я вообще заговорила на эту тему. – Абби отвела глаза, но тут же снова посмотрела ему в лицо, потому что он нежно, но властно приподнял ее подбородок.

   – Сандра Харрингдон – вовсе не такая женщина, чтобы уступать давлению, если только риск не превосходит возможную прибыль. Она могла отказаться от сделки, только если сочла этот риск весьма серьезным. А тот факт, что ты заподозрила нечто подобное еще до разговора с ней, подсказывает мне, что ты рассказала далеко не все, – глаза его сверкнули из-под полуопущенных век, и от этого вид у него стал грозным, как, впрочем, и его тон. Помолчав, он тихо добавил: – Я не могу быть твоим любовником и не обращать внимания на то, что происходит с тобой и вокруг тебя… Как бы тебе этого ни хотелось.

   Сердце ее неровно забилось от высказанной им вслух уверенности в их близких отношениях.

   – Ты мне не любовник. Пока еще нет. А может, никогда им и не будешь.

   – Абби, не усложняй дело, не цепляйся к словам. Мы с тобой любовники с той самой ночи в Аспене… в том или ином смысле. И то, что ты делаешь вид, будто это не так, ничего не меняет.

   – Мы не… – начала было она и сразу же замолчала под его яростным взглядом.

   – Любовники шутят, дразнят друг друга, заигрывают и ссорятся, как делали мы все эти годы. Любовники, находясь в одной комнате, не глядя, чувствуют присутствие своего партнера точно так же, как не могут не смотреть друг на друга… даже если притворяются, что не замечают любимого. Любовники… – Тэннер заговорил громче, заметив, что она открыла рот, чтобы возразить, – ложатся спать с мыслями друг о друге и с этими же мыслями просыпаются.

   В бар вошла небольшая группа людей, и Тэннер повернулся спиной к залу, заслоняя ее от любопытных взглядов. Абби растерянно заморгала, пораженная, с каким пылом он все это сказал, и пробормотала:

   – А я-то думала, что любовники – это люди, которые… ну, занимались вместе любовью.

   – Ты упрощаешь… – пробормотал он, погружая пальцы в шелковистые локоны, упавшие ей на плечи, и глядя, как запылало ее лицо. – Но я-то имел в виду то, что любовники заботятся друг о друге. Я всего лишь хочу так и сделать, Абби. Заботиться о тебе.

   – А если я потом решу, что нам надо расстаться? – не удержалась Абби от вопроса.

   Лицо его снова стало непроницаемым.

   – Не будем загадывать на будущее, Абби. Надеюсь только, что твое решение будет правильным для нас обоих.

   – А ты для себя уже решил? – осведомилась она и продолжала, не дожидаясь ответа: – Я думала, что ты еще взвешиваешь, стоит рисковать или нет.

   – Это лишь бравада, девочка. Я не был бы здесь, если б не знал, чего хочу. – Он прищурился. – Я не стану говорить тебе «нет», но и принимать за тебя решение не буду. Однако все это не меняет того, что я уже сказал. Я все равно хочу о тебе заботиться.

   В горле у нее стоял комок, и она едва выговорила:

   – Тэннер, на этот раз я вполне могу сама о себе позаботиться.

   Непреклонность ее тона подсказывала Тэннеру, что настаивать не стоит… хотя бы сейчас. В любом случае можно ведь было зайти с другого бока: если он не может преодолеть ее упрямство открыто, надо предпринять шаги, которые послужат для ее защиты втайне от нее.

   А что касается любви… Тэннер знал, что примет любое ее решение. Несмотря на силу своего желания, он никогда не пойдет против ее воли, чего бы это ему ни стоило в конечном итоге.

   Он любил ее, и займутся они сейчас любовью или нет, никак не повлияет на его стремление быть рядом с нею. Тэннеру казалось, что если он потеряет ее, сердце его будет разбито.

   Погладив ее по плечу, он выдавил из себя улыбку.

   – Дурацкое упрямство – это второе качество, которое привлекло меня к тебе.

   – А какое первое? – с любопытством спросила она, не обижаясь, как это сделала бы любая другая женщина.

   Тэннер лишь покачал головой, уходя от ответа, и предложил пойти пообедать. Он решил, что в его интересах лучше не признаваться в том, что оказался под властью ее энергии и деловой хватки раньше, чем заметил ее женское очарование.

   Он не понимал своего истинного к ней отношения до того вечера в Аспене, когда она со смехом ворвалась сначала в отель, а затем в его сердце.

   За обедом настроение у обоих было невеселое. Абби рассеянно жевала, не замечая тонкостей кухни, а Тэннер молча наблюдал за ней. Сначала он попытался пошутить, чтобы развеять ее тягостные раздумья, заговорил о ее новом предприятии, но это не сработало. В конце концов, Тэннер бросил это занятие и стал тем ей, кто, как он понял, был ей сейчас нужен больше всего: молчаливым спутником.

   Ни он, ни она не захотели десерта, Абби даже отказалась от кофе, сообщив, что выпьет потом у себя в номере. Тэннер подождал, пока она нальет себе чашку кофе, и поднялся за ней по элегантной лестнице. Когда они подошли к ее двери, она обернулась, собираясь пожелать ему спокойной ночи. Однако Тэннер протянул руку за ее спиной и, повернув ручку, толкнул дверь. Прежде, чем Абби успела возразить, он боком протиснулся мимо нее в комнату. Он задергивал плотные занавеси на окне, когда она обрела, наконец, дар речи:

   – Что это ты задумал, Тэннер?

   «Собираюсь немного рассеять свою тревогу», – подумал он про себя. Абби не обращала внимания на угрозы, в чем бы они ни заключались, но Тэннер не мог отнестись к ним с такой же легкостью. Пока она не решилась разделить с ним свои заботы, довериться ему, он должен будет охранять ее, не подавая вида, что находится все время начеку. Он не смог бы заснуть спокойно, не удостоверившись, что в ее отсутствие к ней в комнату никто не забрался.

   – Если ты воображаешь, что сможешь остаться…

   Он прервал ее, не повышая голоса:

   – Я и не думаю об этом, Абби. Ты сегодня не в настроении, а я еще недостаточно оправился от перелета, чтобы переживать по этому поводу. Я не слишком хорошо переношу разницу во времени. – Тэннер готов был поклясться, что услышал недовольный тихий возглас, но решил лучше не уточнять, к чему он относится. Тэннер действительно чувствовал себя разбитым, а ему так хотелось насладиться их близостью в полной мере…

   Чтобы не рисковать, он решил ни словом, ни взглядом даже не намекнуть ей, насколько устал. Сделав равнодушное лицо, Тэннер обернулся и направился к постели, чтобы ее приготовить.

   – Не обращай на меня внимание, Абби. Я всегда считал, что во мне скрываются задатки горничной. – Он проигнорировал скептическое выражение ее лица и, картинно взбив подушки, продолжал: – В шкафу должна быть еще одна – достать ее тебе?

   – Не надо, – растерянно сказала Абби.

   Круто обернувшись, он открыл дверцу стенного шкафа, не обращая внимания на ее слова. Схватив с верхней полки подушку, он швырнул ее на покрывало, быстро стал на колени и заглянул под кровать. Выпрямившись, он обиженным голосом поинтересовался:

   – А где твои тапочки? Что-то их не видно.

   Абигейл широко открытыми глазами следила за его действиями, не понимая, что происходит.

   – Тэннер, что ты там ищешь? Нет у меня никаких тапочек.

   Он удовлетворенно кивнул. В комнате никто не прятался, по крайней мере сейчас. Поднявшись с колен, он постарался согнать с лица озабоченное выражение и взглянул на Абби. Увидев, что она устало откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза, он испытал облегчение, так как врать теперь было гораздо проще.

   – А я-то надеялся одним глазком заглянуть в тот пакет, который ты получила утром.

   Не открывая глаз, Абби насмешливо ухмыльнулась.

   – Я отдала его на хранение администратору.

   – Ты ранишь мне душу. – Тэннер драматическим жестом схватился за сердце как раз в ту минуту, когда она открыла глаза. – Как можешь ты даже вообразить, что я опущусь до такой низости?

   – Ты опускался еще ниже, когда обыскивал мою комнату, – напомнила она, протягивая руку к чашке с кофе. – Помнится мне, в прошлом году в Гонконге, ты не только обшарил мою комнату, но и выкрал альбом образцов, которые я позаимствовала на шелкоткацкой фабрике.

   Он обошел кровать и возразил:

   – Я просто хотел вернуть его законным хозяевам.

   – И помешать мне приобрести ткани, которые я выбрала для блузок, – чашка чуть не раскололась, когда она со стуком опустила ее на блюдце.

   Сейчас он обыскал ее комнату не из-за того, что недооценивал силы Абби: он знал, что в большинстве случаев она прекрасно сумеет о себе позаботиться. Он сделал это для собственного душевного спокойствия, чтобы проспать ночь без кошмаров. Усталость, вызванная перелетом, до предела обострила его нервы, и ему необходим был полноценный отдых, а не тревожное забытье.

   – Мы получили хорошую прибыль на тех платьях, которые сделали из этого шелка, – усмехнулся он. – Но вижу, что сегодня ты не собираешься облегчить мне задачу.

   – Почему ты вообще решил, что я собираюсь в эту поездку что-то закупать?

   Тэннер насмешливо прищурился:

   – Абби, я слишком хорошо тебя знаю. Если ты не жонглируешь одновременно тремя шариками, удерживая при этом в руке поднос с мартини, ты или заболела, или уже движешься к другой цели. Ты никогда не занимаешься одним-единственным делом…

   – Я не люблю мартини, – невпопад произнесла Абигейл.

   – Дело не в этом. Я никогда не поверю в то, что ты собираешься уехать из Ирландии с пустыми руками. Неужели ты забралась так далеко только по личным мотивам? Никогда не поверю в это.

   Тэннер был рад, что она не отреагировала на эту подначку, потому что вовсе не намерен был вступать с ней сейчас в словесную перепалку.

   – Я смотрю, ты уже засыпаешь. У тебя хватит сил, чтобы запереть за мной дверь?

   Брови ее лукаво вздернулись.

   – Ты хочешь сказать двери. Помнится, ты упоминал о двух входах в этот номер.

   – Совершенно верно, – неохотно согласился он. «Все-таки, – подумал Тэннер, – она доверяет мне, если так расслабленно и спокойно устроилась в кресле». И при мысли об этом сердце его затопила нежность.

   Она даже не представляла себе, насколько соблазнительными были ее смеющиеся глаза и плавные линии изящного тела, нежная кожа, напоминающая самый лучший шелк, прекрасные вьющиеся волосы… Даже сидя в небрежной позе, расставив ноги, так что платье задралось слишком высоко, она выглядела очень соблазнительно.

   – Уходи, Тэннер, – выговорила она с протяжным южным акцентом. – Клянусь, что не планировала на завтра никаких закупок. Мы оба можем спокойно выспаться.

   Подавив волну мучительного неудовлетворенного желания, он пожелал ей спокойной ночи и удалился через дверь, соединяющую их комнаты. Закрыв ее за собой, он повернул ключ в замке… не для того, чтобы обезопасить себя от вторжения Абби, а затем, чтобы успокоить ее. Приложив ухо к замочной скважине, он услышал ее тихий смешок.

   Тэннер постоял так, прислушиваясь, пока не убедился, что она заперла обе двери, и лишь затем шагнул к телефону у кровати. Одной рукой развязывая галстук, он вытащил из внутреннего кармана маленькую книжечку и позвонил своему помощнику. Он был уверен, что если можно что-то узнать в Фениксе о Йошимото, Каммингс это раскопает.

   Через двадцать минут он закончил и второй разговор на ту же тему с Сингапуром и раздумывал, не стоит ли позвонить еще в третье место, когда сообразил, что Абби пообещала всего лишь не делать завтра закупок. Однако она ничего не сказала о том, собирается ли задерживаться в отеле до того часа, как он проснется от своего, он не сомневался, продолжительного сна.

   Вздохнув, он снова взялся за телефон и набрал номер своего двоюродного брата в Северной Ирландии. Несколько секунд, пока он ждал соединения, Тэннер провел в размышлениях о том, не суждено ли ему отныне провести остаток жизни в попытках быть на два шага впереди женщины, которую любит.

5

   Еще не рассвело, когда Тэннера вырвал из сна тихий стук в дверь. Светящийся циферблат часов на прикроватном столике показывал начало седьмого, и единственным способом заставить свое тело покинуть кровать было клятвенное обещание самому себе тут же вернуться под теплое одеяло.

   Поеживаясь от холода, Тэннер схватил с крючка в ванной халат и накинул его на голое тело… Он уже положил руку на задвижку, когда в замочную скважину до него долетело произнесенное тихим шепотом его имя.

   Задержавшись только, чтоб отодвинуть засов, Тэннер прошел в ванную, предоставив утреннему посетителю самому войти в комнату. К тому времени как он, умывшись холодной водой, достаточно пришел в себя, чтобы начать что-то соображать, его гость удобно устроился в кресле и наливал себе кофе из термоса. Дорогое кожаное полупальто, какие предпочитают носить в автомобиле, облегало широкие плечи мужчины, а его свитер и слаксы вполне подходили для уютного отеля, стоимость пребывания в котором в течение суток могла сравниться с недельным бюджетом семьи из четырех человек.

   Тэннер устало опустился в кресло напротив и уставился воспаленными покрасневшими глазами на своего кузена. От него не ускользнули перемены, происшедшие с ним, – дорогая стрижка вместо небрежной длинной гривы и щеголеватая одежда, заменившая невзрачный костюм, который неизменно был на нем еще несколько месяцев назад.

   – Ты без проблем прошел сюда? – поинтересовался Тэннер.

   Рори О'Нейлл покачал головой.

   – Я переждал в машине, пока не начал прибывать дневной персонал, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. А потом обратился к дежурному администратору и снял себе номер. Моя комната с другой стороны холла в самом конце. Хочешь кофе?

   – Да, но пить не буду. Раз ты теперь здесь, я могу, наконец, поспать, как следует. – Он постарался не обращать внимание на заманчивый аромат, поднимавшийся в воздухе, и дважды зевнул. Он не сразу понял, о чем его спрашивает Рори.

   – Повтори, что ты сказал, – попросил он.

   Рори оборвал себя на полуслове, покачал головой и начал снова:

   – Случилось что-то серьезное, заставившее тебя мне позвонить, или ты действуешь по наитию?

   – По наитию. Несколько месяцев назад в Фениксе до меня дошли странные слухи о некоем Йошимото. – Тэннеру вспомнилось, как ускользнула Абигейл от его вопроса о том, почему не хочет продать свой магазин Йошимото, и подумал, не слышала ли она то же самое. – Компьютерная компания, которую он приобрел в Фениксе, принадлежала раньше братьям Маршалл и была довольно процветающим предприятием. Йошимото добавил свое имя к числу владельцев, и есть подозрение, что сделал это силой.

   – Есть какая-нибудь возможность узнать подробности этого дела у кого-нибудь из братьев?

   – Я попросил своего человека осторожно переговорить с ними, однако поскольку сегодня воскресенье, мы сможем узнать что-то не раньше конца завтрашнего дня.

   Рори допил свою чашку.

   – А ты пока введи меня в курс дела. Если меня нанимают в качестве телохранителя, я должен знать все то же, что и ты.

   Прижав пальцы к переносице, Тэннер попытался вспомнить, что уже успел рассказать кузену во время ночного телефонного разговора. Он не мог оставить Абби без охраны, а, зная ее характер, обеспечить ее безопасность собственными силами он не мог. У Тэннера опять промелькнули сомнения, что, может быть, он зря так драматизирует события и его страхи по поводу опасностей, подстерегающих Абби, безосновательны. Но он тут же отогнал от себя подобные мысли. Он не простит себе потом, если с ней что-нибудь случится. Тэннер решил воспользоваться услугами профессионала. Его двоюродный брат служил в рядах спецподразделения по борьбе с терроризмом, а теперь был свободным работником – «ликвидатором неприятностей», как он сам себя величал. Он идеально подходил Тэннеру для его целей. С помощью Рори он убережет Абби от подстерегающих ее опасностей, хоть воображаемых, хоть настоящих.

   Он не собирался ждать, когда беда произойдет. Достаточно было угрозы.

   Он передал Рори все подробности продажи «Одинокого рифа», которые ему удалось выудить у Абигейл, заполняя пробелы в информации собственным кратким описанием деятельности Сандры Харрингдон и Кенджи Йошимото. Затем он рассказал Рори о невероятно кипучем характере Абби и о сложностях, подстерегающих кузена в роли телохранителя. Рори явно скептически отнесся к способностям какой-то девчонки обдурить взрослого мужчину, так что в конце концов Тэннеру пришлось рассказать ему о том случае на Сицилии, когда она удрала от него по пути к вилле и как обвела его вокруг пальца в Сингапуре. К тому моменту как он закончил историю о том, как Абби в баре на Аляске удалось без видимых усилий отшить пристававшего к ней здоровенного мужика, Рори стал с большей серьезностью относиться к своим будущим обязанностям.

   – Значит, ты считаешь, что вдвоем мы, может быть, сумеем ее уберечь от неприятностей? – осведомился Рори, завинчивая крышку термоса. – Судя по твоим словам, для этого может понадобиться целое подразделение моих бывших сослуживцев.

   – Целого подразделения будет многовато, боюсь, их появление вызовет панику у населения, а ты сольешься с окружающей обстановкой и будешь незаметен. – Тэннер встряхнул головой, отгоняя сон. – Абби твердо решила, что справится сама. Я бы не хотел, чтобы она о тебе узнала.

   – Боишься, что она разозлится на то, что ты взял дело в свои руки?

   Тэннер засмеялся.

   – Меня больше тревожит, что она ускользнет от тебя, если заметит, что ты за ней следишь. Знаю, что ты хорош в своем деле, но она больно ловкая девица.

   – Судя по твоим рассказам, она настоящая бестия, – откликнулся Рори. – Ты никак не можешь убедить ее, что Йошимото – фигура весьма опасная.

   – Без весомых доказательств не смогу. А у меня пока только догадки и подозрения… Меня беспокоит, что она избегает говорить на эту тему…

   – А если она и вовсе решит ничего тебе не рассказывать?

   – С учетом ее независимого характера думаю, дожидаться откровенности нам не стоит. Кроме братьев Маршалл, я еще позвонил одному человеку в Сингапуре…

   – Ты, случаем, познакомился с ним не в тот раз, когда Абигейл тебя там оставила? – прервал его Рори.

   Тэннер ухмыльнулся. – Абби не знает, какую услугу тогда мне оказала. Кончилось тем, что я оказался в отеле, принадлежавшем Уайту Коннерсу, одному из самых влиятельных людей в Тихоокеании. Большинство туристов разумно успели убраться оттуда до тайфуна, так что оставшиеся друзья по несчастью поневоле сблизились. – Тэннер на мгновение задумался, вспоминая бесконечный покер и то, как огорченный своим проигрышем Уайт предложил ему свободный контракт на партию недорогих азиатских товаров. Тэннер заработал чуть не состояние на этой сделке и последовавших за ней. Уайт с тех пор не оставлял его вниманием.

   Вежливое покашливание Рори вернуло его на землю. Он открыл глаза, удивляясь, что не заметил, когда они закрылись.

   – Я хотел рассказать тебе, что звонил ночью Уайту и просил проверить этого Йошимото. Если у него действительно столько денег, что он разбрасывает их направо и налево в Фениксе, там, в Азии, должны о нем знать.

   Рори поднялся, собираясь уходить.

   – Отдохни. Пока ключи от ее машины у тебя, мне надо заботиться лишь о парадной двери. Это я сумею сделать, сидя в вестибюле. Там у них всегда работает кофеварка, так что я не буду бросаться в глаза. Ты случайно не заметил, не остановилась ли здесь еще какая-нибудь миниатюрная блондинка с серыми глазами?

   Тэннер взял со столика бумажник и вынул потершуюся от долгого пребывания там фотографию. Впервые с момента появления Рори он попытался как следует открыть глаза и был вознагражден за этот мужественный поступок созерцанием смеющегося личика Абби. Он увидел его двумя годами раньше на демонстрационной доске очередной встречи торговых представителей и без зазрения совести забрал себе. Теперь он показал ее Рори, который внимательно изучил фотографию и вернул ему.

   – Не тревожься, Тэннер. Я позабочусь о твоей женщине.

   – Если б она на самом деле была моей, она делилась бы со мной своими заботами, и тебе не пришлось бы прятаться в тени.

   – То, что она этого не знает, не значит, что она не твоя, – глубокомысленно изрек Рори, тихо подошел к двери и исчез.

   Последней мыслью Тэннера перед тем, как провалиться в сон, было то, что он забыл предупредить кузена об общительности Абби. Но особенно беспокоиться не стал: Рори знал, что объект наблюдения нельзя подпускать к себе слишком близко.


   Манящие вкусные запахи ленча до того подогрели аппетит Тэннера, что ему потребовалось сделать над собой огромное усилие воли, чтобы не поспешить прямо в столовую, где, наверное, Абби уже наслаждалась едой. Но он счел за лучшее сначала сообщить Рори, что может сменить его. Тэннеру не хотелось, чтобы кузену стало плохо от невероятного количества выпитого кофе. Последние пять часов дали Тэннеру необходимый отдых. Теперь он был в форме, вполне готовый овладеть ситуацией. Однако за эти же пять часов Рори, вероятно, сошел с ума от скуки.

   Спустившись по лестнице, Тэннер свернул в левую гостиную и пересек эту громадную комнату, лавируя между креслами, к окну, у которого сидел Рори. Выражение легкого замешательства на лице кузена заставило Тэннера помедлить с приветствием, что оказалось весьма кстати, потому что в это время раздался знакомый женский голос, буквально поколебав почву у него под ногами.

   – А я-то думала, что такой опытный путешественник, как ты, умеет справляться с последствиями перелета гораздо быстрее.

   Тэннер почувствовал смущение и, поглядев туда, откуда доносился голос, обнаружил Абигейл, которую высокая спинка кресла до этого момента скрывала от его глаз. Одетая в серебристо-голубые слаксы и просторный грубой вязки свитер такого же цвета, она выглядела спокойной, отдохнувшей и лукавой. Тэннер не знал, что и думать, глядя, как уютно она устроилась рядом с мужчиной, которого вообще не должна была заметить, а тем более узнать настолько, чтобы вместе пить кофе… А, судя по чашкам в их руках, они именно этим и занимались.

   Абби покачала головой и театрально вздохнула.

   – Правда-правда, Тэннер, если ты еще не проснулся и не можешь даже поздороваться, тебе лучше вернуться в постель и поспать до утра. У тебя такой вид, что тебе это необходимо.

   Его это как-то не удивило.

   – Доброе утро, – машинально произнес он, не зная, как вести себя дальше. Разумнее всего было бы притвориться, что он абсолютно не знаком с Рори.

   – Может, чашечка кофе поможет тебе разговориться? – предположила Абби, прихлебывая из своей.

   Когда она на мгновение повернулась к нему спиной, Тэннер одними губами произнес: «Как?», обращаясь к Рори. Тот почти незаметно дернул плечом, не меняя выражения лица. Не зная, что делать дальше, Тэннер ухватился за спасительный предлог, данный ему Абби, и направился к стоящему у стены столику красного дерева, где и налил себе кофе из огромного серебряного кофейника. Он неторопливо клал сахар и наливал сливки, хотя обычно пил черный кофе, а сам мог думать лишь о том, насколько все было бы проще, если б она разделила с ним свои проблемы.

   То, что он застал Абби и Рори вместе, сильно нарушало его планы, в которых кузен должен был оставаться человеком-невидимкой. Но винить он мог только себя: значит, не сумел предостеречь Рори как следует. Теперь ему предстояло узнать, что именно ей известно, не проболтавшись самому… Если еще было о чем пробалтываться.

   Надеяться он мог лишь на то, что Рори лучше умел ориентироваться в подобных ситуациях, чем он. Вернувшись к креслу Абби, Тэннер улыбнулся ей, надеясь, что Рори вмешается и скажет, пока не поздно, что здесь происходит.

   – Надеюсь, Абби, ты хорошо выспалась?

   Его выручила сама Абби, сама о том не подозревая.

   – Прекрасно. Но это неважно. Ой, Тэннер, мы совсем забыли о мистере О'Нейлле. Он из Северной Ирландии и рассказывал мне о красоте тамошнего побережья. По-моему, он убедил меня, что я должна там побывать до отъезда из Ирландии. – Она спокойно продолжала разговор, и у Тэннера полегчало на душе, потому что ему стало абсолютно ясно: она понятия не имеет, что они с Рори знакомы.

   Быстро сориентировавшись в обстановке, Рори поднялся и протянул ему руку. Лицо его сохраняло невозмутимое выражение, хотя глаза искрились весельем. Они обменялись вежливым приветствием. С момента их первой встречи Рори преобразился, и его внешний вид представлял нечто среднее между сельским сквайром и горожанином на отдыхе. Он был в твидовом пиджаке и пестром кашемировом шарфе. Тэннер отметил, что трубка, засунутая в нагрудный карман, была достоверным завершающим штрихом его костюма.

   – Вы в Рамуллане по делу или на отдыхе? – поинтересовался он с вежливым любопытством.

   Рори заулыбался.

   – И то и другое. У меня есть двоюродный брат, с которым я не часто вижусь, и сюда я приехал, надеясь увидеться с ним. – Рори говорил с таким сильным ирландским акцентом, какого Тэннеру никогда не доводилось слышать. Он резко отличался от обычного певучего говорка его кузена. Пока Тэннер подыскивал подходящий ответ, в разговор вмешалась Абигейл.

   – Если вы оба не сядете, у меня заболит шея, – потянув фамильярным жестом Тэннера за руку, она подтолкнула его к креслу, в котором раньше сидела, а сама пристроилась на уголке кофейного столика.

   Рори снова опустился на свое место.

   – Ваш, э-э, кузен живет поблизости? – поинтересовался Тэннер.

   – В настоящее время да, – жизнерадо-стно ответил Рори и перевел взгляд на Абигейл. – Мисс Робертс рассказала мне о вашем вчерашнем посещении Грайнан-оф-Эйлич. Раз вы сами ирландец, вам должно быть известно, что эта крепость семь столетий принадлежала клану О'Нейллов.

   – Боюсь, что мое знание истории Ирландии так же слабо, как и мой ирландский акцент, – признался Тэннер, внутренне прокляв постоянное стремление Рори победить в споре о том, выиграл или проиграл Тэннер, эмигрировав в Америку с отцом много лет тому назад.

   – Это позор, – покачал головой Рори, сочувственно улыбаясь. – Может быть, если вы подольше останетесь здесь, то обретете и одно и другое? А теперь, с вашего разрешения я вас покину. Мне нужно позвонить по телефону.

   – Вы не присоединитесь к нам за ленчем? – спросила Абби.

   Тэннер поддержал ее, надеясь заставить Рори помучиться за его последний выпад. Возможно, проведя в напряжении часок-другой, Рори заречется в другой раз дразнить его.

   – Да, мистер О'Нейлл. Мы с Абигейл с удовольствием еще послушаем ваши рассказы об Ирландии.

   Но взять верх над Рори надолго никому не удавалось, и сейчас он ускользнул, пока Тэннер еще не кончил говорить. Тому осталось только, встав, проводить его взглядом, а затем посмотреть сверху вниз на Абби, которая тоже поднялась со столика.

   – Ты сегодня гораздо жизнерадостней. Есть какая-то причина?

   – Ничего такого, о чем мне хотелось говорить за ленчем. Скажем так, я, наконец, нашла способ убедить Йошимото, что запугать меня ему не удастся. К тому времени, как он поймет, что это хитрость, Сандра станет хозяйкой моего бутика.

   В душу Тэннера закрался страх, и, не удержавшись, он схватил ее далеко не ласково за плечо и резко повернул к себе лицом:

   – Что ты натворила, Абигейл?

   От напряженности, прозвучавшей в его голосе, глаза ее расширились.

   – Ничего такого, чего бы ты сам не сделал, Тэннер, если бы оказался на моем месте.

   – Это не ответ.

   – Это единственный ответ, который ты получишь. Я думала, ты понял вчера вечером, что я сумею сама, без твоей помощи позаботиться о себе, – короткая заминка перед словами о «помощи» ясно показывала, что она хотела назвать это «непрошенным вмешательством». О том же говорило непреклонное выражение ее лица и взгляд, в котором читался самый сильный гнев, с которым он сталкивался за все время их знакомства. Он видел ее раздраженной, раздосадованной, но никогда разгневанной. – Мои дела тебя совершенно не касаются, Тэннер. Постарайся хорошенько это запомнить.

   – А ты постарайся запомнить, что не каждый играет по правилам, – настаивал он, изо всех сил стараясь не дать воли собственной ярости. – Некоторые люди ведут дела, не обращая на правила никакого внимания.

   – До сих пор Йошимото только угрожал, – с такой же яростью возразила она, – что ничуть не хуже того, что устроил мне твой Сэмюэльс в Шотландии. Только благодаря счастливой случайности и хорошей собаке я вообще сейчас нахожусь здесь.

   Тэннер смолк при упоминании о Сэмюэльсе. То, что сделал этот человек, явно было настолько серьезно, что ослепляло ее и делало нестрашными угрозы Йошимото. Что ж, раз он не мог выбить правду из Сэмюэльса, который был слишком далеко, Тэннеру оставалось узнать ее от самой Абби.

   Он смягчит свою хватку, но все равно выведает у нее всю правду до конца.

   – Мы не можем разговаривать об этом здесь. Поднимемся наверх, и ты расскажешь мне все о Сэмюэльсе.

   – Хочешь сказать, что там, не опасаясь свидетелей, ты сможешь на меня орать?

   – Вот именно, – процедил он, стискивая зубы. – Мы уже выяснили, что там можем делать это, сколько душе угодно.

   – После ленча…

   – Сейчас! – не слушая никаких доводов, Тэннер повернул ее к лестнице и подтолкнул вперед. Когда Абби попыталась вырваться, он обвил рукой ее талию и заглушил протесты крепким поцелуем. Почувствовав, как она вздрогнула при этом, он понял, что ее потрясла его дерзость. Именно она, а не физический отклик на поцелуй, лишила ее сил сопротивляться.

   Поцелуй занял всего секунду, а длился, казалось, целую жизнь. Губы ее были такими же нежными и сладкими, как ему помнилось, и он не смог удержаться, чтобы не сорвать еще один быстрый поцелуй, пока Абби не успела ничего возразить. Когда Тэннер поднял голову и посмотрел в обращенное к нему лицо, на нем застыло столь ошеломленное выражение, что он чуть не рассмеялся. Гнев, кипевший в нем, улегся, умиротворенный ее растерянностью, заставив удивиться про себя, как же получилось, что она имеет над ним такую власть, которая почему-то не вызывает в нем раздражения.

   – Что тебя смутило, Абби? Поцелуй или то, что его вызвало?

   – И то, и другое, – пробормотала она и застенчиво отвела глаза. – А ты не испытываешь неловкости, проделывая подобное в общественном месте?

   – Мне это показалось самым простым способом выиграть спор, который ты завела, – теперь он не стал сдерживать смеха при виде ее попытки изобразить на лице возмущение и, ласково притянув к себе, увлек Абби вверх по лестнице. – А что касается людей, окружающих нас, обычно зрители приветствуют проявления нежности у парочек. Я веду себя вполне пристойно. Вот вчера в вестибюле двое влюбленных позволяли себе гораздо больше, и никто не обращал на них внимания.

   – Значит, в этом ничего особенного не было? – в голосе Абби прозвучало некоторое разочарование, и, медленно поднимаясь по ступеням, он крепко прижал ее к себе.

   – Абби, это был первый поцелуй за три года, поэтому для меня он значит очень много, – признался Тэннер. Они подошли к ее двери, и Тэннер, не выпуская ее из рук, отпер замок.

   В комнате он прижал ее к захлопнувшейся двери и, удерживая в этом положении своим жарким телом, уперся ладонями о стену с обеих сторон от ее головы.

   – А вот теперь я поцелую тебя по-настоящему, как не мог целовать внизу.

   Когда Тэннер дотронулся губами до нежного местечка у нее за ухом, Абби не смогла удержаться от тихого стона. Так много времени прошло с момента, когда она чувствовала что-либо подобное. Три долгих года прошло с той минуты, как тело ее трепетало, отзываясь на ласки Тэннера. Теперь, когда его сильное горячее тело навалилось на нее, в ней нарастало возбуждение, которого она никогда прежде не испытывала.

   Руки Абби сами по себе поднялись и стали гладить его широкие плечи, обтянутые тонким пушистым свитером. Под мягкой шерстью свитера ее пальцы ощущали тугие мощные мышцы, напряженные, словно Тэннер поднимал гири… хотя он лишь слегка приподнял в ладонях ее лицо.

   – Я думала, ты привел меня сюда, чтобы отругать как следует, – пробормотала она, впиваясь ногтями ему в плечи, в то время как его язык обводил краешек ее ушной раковины.

   – Я еще дойду до этого. – Его губы скользнули по ее щеке к переносице, затем перешли на другую щеку. – Сейчас же единственное, что я хочу слышать, это твои стоны, когда я делаю с тобой то, что тебе нравится.

   – Займешься со мной любовью?

   – Нет, Абби. Просто поцелую. Я слишком ослабел от голода, чтобы сделать что-либо еще. – Он провел ртом по ее губам, не останавливаясь ни на мгновение, и улыбнулся, когда она попыталась поймать его рот своим. – Кроме того, я не знал, что ты уже приняла решение.

   – Еще не приняла. – Розовый кончик ее язычка быстро высунулся между губами, Абби поднялась на цыпочки, чтобы в свою очередь подразнить его рот. В промежутках между беглыми жгучими поцелуями она проговорила: – Я как раз подумала, что если б ты привык держать свой рот на замке, нам сейчас не пришлось бы ничего решать.

   – Тебе совсем не понравится, если я буду держать рот закрытым. – Чтобы подчеркнуть свой довод, Тэннер накрыл ее губы своими и стал медленно томительно ласкать ее рот. Его язык скользнул по ее языку, отдернулся и снова скользнул вперед. Одна его рука погрузилась в мягкие локоны на затылке, запрокидывая голову, чтобы открыть ему лицо, другая рука, обвив Абби за талию, приподняла ее тело, крепко прижала к нему.

   Абби даже не заметила, что ноги уже не касаются пола, ей было все равно, что она еле может дышать в его объятиях. Значение приобрело другое: теплый шелк его густых длинных волос, скользящих между ее пальцами, жар между ногами, усиливающийся с каждым проникновением его языка в ее рот. Даже ткань одежды, разделявшая их, не мешала ей ощутить твердость его возбужденной плоти.

   Его ладонь подхватила ее под ягодицы, и она ответным движением закинула ногу ему на бедро. Тэннер покачивался вместе с ней, упираясь плечом в стену для равновесия, а губы его не прекращали терпкую любовную игру.

   Проснувшийся здравый смысл подействовал на Тэннера, как холодный душ. Его непрошеное вмешательство он ощутил, когда осознал, что, крепко прижав к себе Абби и двигаясь вместе с нею в едином ритме, надеется облегчить давящую в чреслах тяжесть. И снова трезвая мысль всплыла на поверхность, когда мгновением позже пальцы Абигейл стали настойчиво тянуть верхнюю пуговицу его рубашки.

   Со стоном сожаления он мягко разжал руки, дав ее телу соскользнуть вниз, так что ее бедра снова очутились гораздо ниже, чем его собственные, и рот оказался так же далеко от его губ. Большим пальцем Тэннер нежно провел по ее скулам, и ресницы Абби затрепетали, поднимаясь. Серые глаза затуманились, сверкающие огни в них угасли, губы вспухли и влажно алели после их бурных поцелуев.

   Ее вид говорил, что она готова к любви, и Тэннер чувствовал, что ему легче прошагать по раскаленным углям, чем остановиться.

   Но миг страстного ослепления уже прошел, уступив место голосу рассудка. Тэннер уронил голову, опершись лбом в ее лоб, и сказал:

   – Нам, видимо, следует перейти к следующей части программы по выяснению отношений прежде, чем я забуду, что обещал предоставить принятие окончательного решения тебе.

   – Что, если я скажу тебе, что решила заняться с тобой любовью?

   Удар в солнечное сплетение был бы сейчас милосерднее, чем этот трепетный отклик. Перенести боль было бы легче, чем предложение небесного блаженства. Однако Тэннер выдержал испытание, хотя у него промелькнула мысль о том, что она еще не поняла, какие ставки в этой игре.

   Тэннер боролся не за удовлетворение минутной страсти, а за то, чтобы соединиться с нею навсегда. Если ему повезет, если он сумеет добиться, то разделит с ней свою жизнь, а не просто жар своего тела. Пока достаточно и того, что начало их сближению положено, теперь надо было разобраться насчет Сэмюэльса. Очередь Йошимото подойдет позже.

   Сделав глубокий вдох, Тэннер отступил на шаг.

   – Ты повторишь мне это снова, когда взвесишь все последствия своих поступков и поймешь, что готова с ними жить дальше.

   – Какие последствия?

   – Нашей близости. – Потребовалось сделать над собой большое усилие, но он сумел отойти от нее и пройти через всю комнату к окну. Глядя невидящими глазами на затопленные туманом сады, он произнес: – Ты вызвала меня в Ирландию, чтобы завершить начатое нами в Аспене. Я приехал, потому что надеялся на возможность получить то, что упустил три года назад.

   – Я все равно не понимаю, что ты имеешь в виду под последствиями. Мне все кажется ясным и понятным. – Ее голос прозвучал совсем близко, но он, не глядя, чувствовал, что она на таком расстоянии, что до нее не доберешься. Да, осторожности она, кажется, научилась. Ему захотелось, чтобы не он, а она жаждала коснуться его.

   – Пока я не увидел тебя в Грайнан-оф-Эйлич, я не знал, что готов рискнуть для тебя всем. – Тэннер обернулся и увидел, что она стоит около кровати, бледная, вцепившись тонкими пальцами в свитер у себя на бедрах. – Если ты разрешишь мне снова приблизиться, боюсь, что избавиться от меня потом, когда ты решишь идти своей дорогой, будет очень непросто. Абби, я никогда не оставлю тебя по собственной воле. Я буду бороться за то, чтобы ты не покинула меня.

   Тяжелый вздох, вырвавшийся из ее груди, был единственным ее откликом на эти слова. Тэннер заставил себя не проронить больше ни слова, молчать, пока она осознавала, что это означает. Он знал, что сказал достаточно. Добавлять еще какие-то слова было излишним. С бьющимся сердцем он ждал, с тоской думая о том, почему не хватило у него здравого смысла взять то, что она предлагала, не усложняя и так запутанные их отношения.

   То, что он хотел бы не расставаться с нею никогда, не должно было влиять на это… Но почему-то влияло.

   Когда Абби заговорила, голос ее был на удивление ровным:

   – Ты прав насчет последствий, Тэннер. Создается впечатление, что мне действительно надо еще подумать.

   Усилием воли он скрыл свое разочарование.

   – Давай, Абби, пойдем погуляем. Разговор в спальне был глупой затеей.

   – А как насчет ленча?

   – Мы поедим где-нибудь в городе, – направившись к двери, соединяющей их комнаты, которую он ранее открыл со своей стороны, Тэннер отодвинул задвижку. – Одевайся, Абби.

   Сказав это, он прошел в свой номер. Когда Тэннер вернулся, она натягивала свою непромокаемую синюю куртку, в которой казалась еще более хрупкой и миниатюрной.

   Подбородок Абигейл был упрямо вздернут.

   – Я не собираюсь говорить о делах, сколько бы ты на меня ни орал.

   – Ты мне расскажешь о Сэмюэльсе, или я дам тебе хороший повод поорать самой, – пообещал он и взял ее за руку, чтобы вывести из номера. – А что касается второго деятеля, ты, Абби, играешь с огнем. Йошимото без борьбы никуда не денется.

   – Ты-то откуда знаешь?

   Тэннер остановился на лестничной площадке и внимательно взглянул ей прямо в глаза.

   – Точно так же, как знаю, что наши отношения для меня очень серьезны, – признался он. – Инстинктивно.

6

   Кончилось тем, что они просто по пути на улицу взяли в кухне несколько сандвичей. На этом настояла Абби, после того как у Тэннера заурчало в желудке, пока они спускались по лестнице. Повара, видимо, не впервые сталкивались с такими просьбами, потому что приготовили для них бутылку воды, сандвичи и пару пакетиков картофельных чипсов быстрее, чем Абби захватила из номера рюкзачок для всего этого. Она аккуратно уложила завтрак, оставив один бутерброд, который тут же вручила Тэннеру, и тот, вскидывая рюкзак на плечо, с удовольствием его съел.

   – Пока можешь ничего не говорить. Я все равно не услышу из-за того, что жую, – сказал он, заметив, как лукаво заискрились при этом ее глаза, и подтолкнул к двери. Абби подумала, что он торопится выйти, чтобы никто не увидел, с какой жадностью он набросится на еду, и оказалась права. Едва за ними закрылась дверь, Тэннер развернул обертку и вонзился зубами в сандвич с ветчиной. Не пряча улыбки, Абби повела его к берегу. К тому времени, когда они прошли через сад и по вязкому песку добрались до большого плоского камня у края воды, Тэннер успел расправиться с едой.

   Она забралась на камень и уселась лицом к воде, Тэннер пристроился рядом. Несколько минут они сидели молча, тихо наслаждаясь дневным теплом. Над водой висел такой густой туман, что вода будто бы растворялась в нем.

   – Отсюда открывается потрясающий вид, – сказала она немного погодя. – Тебе надо было прийти сюда вчера. В ясную погоду.

   – Ты мне не позволила, – заметил он, раскладывая еду на ровной поверхности камня.

   – Не говори чепухи, Тэннер. – Избегая его взгляда, она взяла протянутый ей сандвич, пытаясь поудобнее устроиться на твердой скале. – Ты всегда делаешь то, что хочешь.

   – Не всегда.

   В его словах прозвучал упрек, поэтому она не стала продолжать спор, догадавшись, что он скажет, задолго до того, как Тэннер открыл рот.

   – Той ночью в Аспене я хотел овладеть тобой больше всего на свете. Не думаю, что ты в состоянии понять, чего мне стоило остановиться тогда, когда я это сделал.

   Внезапно она почувствовала необходимость узнать, почему он так поступил. Отложив сандвич в сторону, она подняла на него глаза и твердо встретила его взгляд. Между ними словно перекинулся невидимый мостик, и она почувствовала теплоту, надежность и полноту существования, всегда возникавшие, когда она пускала Тэннера себе в душу, за свой защитный барьер. Годами отрицала она существование этого чувства, старательно избегая его взгляда. Однако в последние двадцать четыре часа ей хотелось не сводить с него глаз, черпая в его взгляде любовь и силу.

   – Почему ты сделал это, Тэннер? Почему остановился? – Без ответа на этот вопрос Абби не могла двинуться дальше.

   – Я думал, ты понимаешь.

   – Я всегда считала, что ты так поступил из-за того, что я девственница, – тихо проговорила она и отвела глаза в сторону, потому что не могла позволить ему заглянуть себе в душу. – Я не знала, что ты рассердился из-за этого и по этой причине оставил меня. Однако потом я поняла, что все не так просто.

   – Когда ты это сообразила?

   – Вчера, когда ты рассердился на мои слова о том, что у меня могли быть другие любовники. Я поняла, что тебе хочется самому играть эту роль в моей жизни. И всегда хотелось. – От холодного ветра ее лежавшие на коленях сплетенные пальцы стали мерзнуть, и она сосредоточенно стала растирать их, пытаясь восстановить спокойствие. – Если это твое желание осталось неизменным, то надо полагать, что остановился ты по совсем другой причине.

   Ей пришлось подождать, пока Тэннер доест последний сандвич. А когда он заговорил, то делал это, уставившись на волны, плещущие в двадцати футах от них, и не поворачивая головы в ее сторону.

   – С первого мгновения, когда я тебя поцеловал, то понял, что легко могу потерять голову. А с той минуты, когда ты лежала передо мной обнаженная, осознал, что могу потерять и сердце. – Он, не глядя, протянул руку и сжал ее ладонь, а затем медленно сплел вместе их пальцы. – Наверное, услышав твое признание, что ты девственница, я схватился за это, как за предлог, чтобы, пока не поздно, пока я не потерял полностью власти над собой, бежать от тебя прочь.

   Его признание ошеломило Абби не меньше, чем их предыдущий разговор. Можно даже сказать, что оно задело ее еще сильнее, так как доказывало его решимость признать свои чувства к ней и подчиниться велению сердца. Это одновременно ужаснуло и приятно взволновало ее. Она вся затрепетала, испытывая ощущение, близкое, вероятно, к чувствам Пандоры в тот момент, когда она открыла шкатулку богов.

   Возможно, Абби расхрабрилась от того, что он уже говорил и делал. А может быть, досада на разожженное им, но не удовлетворенное желание подталкивала ее узнать больше о человеке, сидевшем рядом. В любом случае она уже собралась задать ему вопрос, что же заставило его изменить свое мнение, когда он принялся за чипсы. Она угадала его безмолвную просьбу сменить тему и через несколько минут, слегка утолив голод, не дожидаясь вопросов, начала рассказывать ему о Сэмюэльсе.

   – Я отправилась в Шотландию разыскивать одну женщину-художницу. До меня дошел слух о замечательных рисунках озер возле Дорни. Они сделаны пером, и я подумала, что хорошо было бы продавать их сериями… разумеется, оригиналы. Она еще не дошла до того, чтобы печатать их типографским способом. – Тэннер открутил крышечку бутылки, и Абби, сделав большой глоток воды, вернула ему бутылку. – Я, в общем-то, знала, что Сэмюэльс идет по моим следам, так как заметила его в Эдинбурге около отеля. Я была уверена, что ему неизвестно, за чем я охочусь, и поэтому не тревожилась, когда он поехал за мной. Сначала я направилась в местный замок, Эйлин Донан, а затем поехала подальше по проселочной дороге к озеру Лох-Лонг посмотреть, не подойдут ли для новых серий по шесть-восемь рисунков другие пейзажи. Я не думала, что, следуя за мной, он догадается о моих намерениях.

   – Ты уверена, что он следовал за тобой?

   – Угу. – Абби кивнула и открыла переданный им пакетик чипсов. – У него не было никакой возможности укрыться, потому что на этой дороге мало ездят, даже в разгар туристического сезона. Полагаю, мне не следовало его поддразнивать. Наверное, из-за этого он так и поступил.

   – Как поступил, Абби?

   Она услышала непреклонность в его голосе, которая означала, что он не отстанет от нее, пока не дождется ответа. И все-таки она заставила его еще подождать, выстраивая в уме свой рассказ.

   – Поездив немного вокруг холмов, я решила прогуляться по берегу пешком. Было еще светло, и я подумала, что вид на деревню Конера за озером будет хорошо смотреться на рисунках. – Тэннер недвусмысленно высказал мимикой свое отношение к этой ее прогулочке, но Абби в ответ небрежно взмахнула пакетиком чипсов. – Думай, что хочешь, Тэннер, но я считала, что если Сэмюэльс такой дурак, что таскается за мной весь день как привязанный, лишь бы что-то вынюхать о моих намерениях, он заслужил, чтоб ему подергали нервы. Во всяком случае, я пошла по берегу. Когда Сэмюэльс остался на месте, я решила, что ему это надоело, и он сейчас отправится назад.

   – Ну и как он? Отправился?

   – Совершенно верно. К тому времени, как я вернулась к машине, почти совсем стемнело. К несчастью, все четыре колеса моего автомобиля были спущены. – Многозначительно вздернув бровь, она посмотрела на Тэннера. – Я пришла к выводу, что твой служащий сделал это, чтобы отплатить мне за потраченное зря время.

   Ярость засверкала во взгляде Тэннера, но тон, которым попросил ее продолжить свою историю, был подчеркнуто мягким.

   – А что там такое ты говорила о собаке?

   Она поспешила завершить рассказ, стремясь покончить с этим раз и навсегда, потому что туман, сгущавшийся вокруг, заставил ее снова поежиться от уже пережитого страха.

   – Я должна была возвращаться в темноте, туман стал совсем непроницаемым, и я заблудилась. Наверное, не туда свернула. Собака нашла меня спустя два часа.

   Ее всю трясло, и, когда Тэннер передвинулся на камне и притянул к себе, Абби охотно отдалась теплым надежным объятиям. Больше он ее ни о чем не спрашивал, а она ничего больше не говорила. С этим было покончено навсегда. И когда Тэннер баюкал ее и шептал на ухо слова утешения, Абби было легко поверить, что ничто ее теперь не напугает.

   Вдруг ей пришло в голову, что Тэннеру не пришлось бы сейчас ее успокаивать, если бы он не отдал распоряжение своим сотрудникам шпионить за ней. Передернув плечами, она высвободилась из его объятий и сердито блеснула глазами.

   – Тебе жаль, что эта история вышла из-под контроля? Если ты так считаешь, тогда тебе следовало проучить Сэмюэльса еще в Таиланде, когда он сообщил администрации аэропорта, что я везу контрабандой героин. Полагаю, мне еще повезло, что ему не пришло в голову действительно подсунуть мне что-нибудь, чтоб они это нашли. Иначе я все еще сидела бы там или уже умерла, и все благодаря твоему идиоту-служащему.

   Краска сбежала с его лица, словно кто-то стер с него румянец взмахом волшебной палочки. Закрыв глаза, он окаменел, как скала, на которой они сидели. Он даже не пытался что-то сказать в свое оправдание или коснуться ее и, кажется, даже перестал дышать.

   Абигейл даже растерялась от такой его реакции. Она боялась поверить в то, что Тэннер был не в курсе происходящих событий. Ей был известен высокий уровень дисциплины служащих Тэннера, и ей не приходила в голову мысль, что Сэмюэльс совершил этот неблаговидный поступок по собственной инициативе, а не с благословения своего босса.

   Она толковала зародившееся в душе сомнение в пользу Тэннера, потому что не хотела верить в обратное. Однако стереть из памяти эти случаи она не могла, потому что они были крайне неприятны.

   – Ты ведь первый раз услышал об этом, Тэннер?

   Когда он открыл глаза, ее поразила сила гнева в его пылающем взгляде. Сила его эмоций была настолько велика, что, если бы это был другой человек, а не Тэннер, она в страхе бежала бы прочь.

   – Абби, клянусь тебе, я ни о чем даже не подозревал. – Он говорил медленно, словно каждое слово давалось ему с трудом. – Ни один из моих служащих не имеет права как-то вмешиваться в твои дела. Три года тому назад я дал ясно понять всем, что это не их ума дело. Все, что делал Сэмюэльс, он делал по собственной инициативе.

   Тыльной стороной руки он приподнял ее подбородок, и нежность этого прикосновения резко контрастировала со свирепостью его взгляда.

   – Абби, как ты могла сомневаться во мне? Как могла ты выносить мое присутствие, мое прикосновение и при этом верить, что я позволю кому-то причинить тебе вред?

   Ей пришлось проглотить комок в горле, и лишь потом она сумела ответить.

   – В глубине души я всегда знала, что это не может исходить от тебя. Возможно, я цеплялась за свои подозрения, потому что иначе мне не надо было бы поддерживать ровный счет очков в нашем соперничестве.

   – А это для тебя так важно?

   – Да, – Абигейл нагнула голову, чтобы избежать его теплого понимающего взгляда, но он снова нежным движением приподнял ее лицо.

   – Потому что это соперничество было единственным, что нас связывало, Тэннер. Если б я на самом деле винила тебя в поступках Сэмюэльса, не думаю, что у меня хватило бы духа притащить тебя в Ирландию. – Ее руки схватились за его плечи, как за спасательный круг. – Я ведь понятия не имела, что ты помнишь ту ночь в Аспене, тем более что хочешь продолжить с того момента, где мы тогда остановились. Мне надо было иметь какое-нибудь оправдание для себя, если б все получилось неладно. Сам понимаешь… гордость и все такое…

   Тень улыбки тронула его губы.

   – Абби, я не переставал хотеть тебя все три года. По-видимому, мои актерские способности лучше, чем я думал, если ты сомневалась, как я отнесусь к твоему приглашению. Неужели ты до сих пор не сообразила, что я приехал бы в Ирландию, даже если бы ты не пригрозила втравить меня в выборную кампанию?

   – Твоя секретарша мне поверила.

   – Это потому, что ей приходилось в течение трех лет в последнюю минуту заказывать билеты на самолет всякий раз, когда я бросался в погоню за тобой. Ты ее довела до того, что она верит, будто ты на все способна. – Не дожидаясь ответа, Тэннер стал торопливо совать остатки их трапезы в рюкзачок. Затем соскочил на песок и протянул руку Абби. Она последовала за ним. Бок о бок направились они в отель.

   Наконец она заговорила:

   – Что ты собираешься делать с Сэмюэльсом?

   – Я уже уволил его…

   – Уже? – Она удивленно подняла на него глаза. Накануне Абигейл уже ожидала чего-то подобного, когда он разозлился при одном упоминании о неприятном случае, но она не представляла себе, что он сделает это еще до того, как выпытает у нее всю историю.

   – Угу. – Он крепко сжал ее руку в своей и улыбнулся сверху вниз. – К несчастью, я, кажется, поторопился. Теперь мне придется разыскивать его, чтобы удостовериться, что он понимает, как мерзко поступил.

   – Тэннер, я не для того рассказывала это тебе, чтобы ты так сурово наказал его за обиду слабой женщины.

   – Не беспокойся, Абби. Я не сделаю ничего, чего бы не сделала на моем месте ты. – Он отвечал ей ее же словами. – Кстати, я ведь так на тебя и не наорал.

   – Не наорал. А теперь у меня нет времени выслушивать тебя. – Абигейл вытащила свою руку из его руки и заторопилась пересечь накрытую туманом лужайку перед домом. – Мне надо сделать несколько звонков. Увидимся за обедом.

   Она была уже почти у входной двери, когда вдруг обернулась и крикнула:

   – Не будь слишком суров с Сэмюэльсом. Если бы мы с тобой не подавали всем такой плохой пример, ему бы эта мысль не пришла в голову.

   Тэннер без звука выпустил ее руку, понимая, что только расстроит Абби, если расскажет, насколько по-мужски собирался он поступить с Сэмюэльсом. А пока он решил несколько разрядить свой гнев долгой пробежкой. Может быть, к тому времени, как он пробежит четыре или пять миль, сумеет придумать, как жестоко наказать этого проходимца, оставив его в живых.

   На это Тэннеру потребовалось восемь миль и пятьдесят кругов в хлорированном бассейне. Только после этого он почувствовал, что вернул себе самообладание. Вернувшись в номер, он стащил с себя плавки и, зевая, потому что его биологические часы еще не перестроились на ирландское время, отправился в ванную. Войдя в душевую кабинку, встроенную в угол комнаты, Тэннер пустил ледяную воду и, стиснув зубы, стал под колючие тугие струи. Он выдержал это наказание, пока мысль о дневном сне не вылетела у него из головы, и лишь затем с зажмуренными глазами потянулся к кранам, чтобы сделать воду, более подходящей человеку, а не полярному медведю.

   Резкий стук в стеклянную загородку был таким неожиданным, что рука его соскользнула с крана. Прежде чем он успел исправить ошибку, его окатило кипятком, температуры, достаточной, чтобы содрать шкурку с помидора. Громко чертыхаясь, Тэннер ударом плеча открыл дверку и выскочил на холодные плитки пола.

   Подняв глаза, он увидел перед собой ухмыляющуюся Абигейл. Она прислонилась к стене у двери, сложив на груди руки. Шелковый халат был скромно застегнут на все пуговицы, а на голове красовался тюрбан из полотенца.

   – В чем дело, Тэннер? Плохо переносишь кипяток?

   Схватив полотенце, он обернул его вокруг бедер и, протянув руку в кабинку, выключил воду до того, как она зальет гостиную. Затем Тэннер снова посмотрел на ухмыляющееся лицо.

   – Проклятие, Абби! Если не хочешь заниматься со мной любовью, так и скажи. Знаешь, я обойдусь, не шпаря своих яичек.

   Или других важных частей тела. Он продолжал ворчать себе под нос, поглядывая на ноги. Они сильно покраснели и даже вроде бы несколько распухли. Ему очень хотелось заглянуть под полотенце, все ли там в порядке, но удержался. Схватив с сушилки еще пару полотенец, он бросил их на пол, чтобы они впитали воду.

   – Если тебе не нужна компания, – проговорила Абигейл, – следовало бы запереть дверь.

   В ее певучем голосе слышался смех.

   – Уела. – Он постарался сохранить серьезность, не желая, чтобы она догадалась, как ему нравится, когда она выигрывает очко. – Тебе что-нибудь нужно? Или это светский визит?

   Он прислонился плечом к прохладной стене, и взгляд его медленно обвел ее фигуру. Халат совершенно не скрывал ее округлые формы. Ему даже показалось, что он различает слабый силуэт ее упирающихся в тонкую ткань сосков. «Они для этого должны быть твердыми», – решил Тэннер и задумался, что она сделает, если он сократит расстояние между ними и выяснит, так это или нет.

   – Я пришла за этим. – Абби вытащила из кармана ключи от своей машины, которые, он узнал их по бирке прокатного пункта, были взяты им из ее комнаты. – Просто я решила предупредить тебя, чтобы ты их не искал напрасно.

   Он лениво улыбнулся.

   – Тем хуже. Я-то надеялся, что ты пришла, чтобы заставить меня заняться с тобой любовью.

   Абигейл покраснела еще больше, но ответила таким небрежным тоном, что Тэннер подумал, будто ее румянец из-за пара.

   – До обеда остался всего час, Тэннер.

   – Мы можем поставить будильник, – пожал плечами он.

   – Я только что вымыла голову. У меня еще мокрые волосы.

   – У меня тоже, но если мы быстро заберемся под одеяло, то не простудимся.

   – Мне еще надо кое-что сделать. – Тэннеру показалось, что ее ухмылка стала несколько вымученной. – Кроме того, ты дал мне сегодня много пищи для размышления. Я все еще пытаюсь в ней разобраться.

   – Хочешь поговорить об этом? – Тэннер старался говорить мягко, чтобы она не догадалась, насколько он близок к тому, чтобы увлечь ее в спальню и уложить в постель вместе со всеми ее сомнениями. – Поговори же со мной, Абби, – продолжал он, когда она не ответила.

   Абби медленно покачала головой.

   – Может быть, это и плохо, Тэннер. Мы, кажется, все время только разговариваем и разговариваем.

   – Целовать тебя тяжкая нагрузка для моей выдержки. Разговаривать гораздо безопасней.

   При виде досады и неудовлетворенности, отразившихся на лице Абигейл, ему захотелось заключить ее в объятия и держать так, пока она не забудет обо всем на свете. Оттолкнувшись от стены, он уже готов был протянуть к ней руки, но в этот момент она внезапно попятилась. Волевым усилием Тэннер заставил себя стоять неподвижно и с облегчением вздохнул, когда она задержалась у двери ванной.

   – Абби, я никогда не причиню тебе вреда, – мягко произнес он, но не мог сдержать горькой улыбки. – По крайней мере, такого, как в прошлый раз. В первый раз женщина может испытывать страх и определенное разочарование, но я сделаю все, что смогу, чтобы все прошло для тебя как можно легче.

   Он услышал тихий прерывистый вздох, затем она заговорила:

   – Не думаю, что смогу сделать это с тобой.

   – Почему не со мной?

   – Потому что ты хочешь всю меня, а я не знаю, готова ли отдаться тебе целиком. Я даже не уверена, что вообще способна на это. – Абигейл заколебалась, потом беспомощно покачала головой. – Может, все это будет легче пройти с человеком, который не будет ждать от меня того, что ты.

   Он едва сдержал вспышку гнева.

   – Сделай нам обоим одолжение, не упоминай о других мужчинах.

   – Ревность? – Она удивленно подняла бровь.

   – Нет, чувство собственника, – Тэннер поймал ее ошеломленный взгляд и не дал ей отвести глаза. – Тебе ведь это не нравится, не так ли?

   – Да, – призналась Абигейл, не видя смысла в обмане. – Мне казалось, ты сказал, что разговаривать безопасней, чем целоваться. Но если честно, то когда ты говоришь такие вещи, тело мое начинает изнутри разгораться. Как раньше, когда ты меня целовал.

   И снова ему потребовалась вся сила воли, чтобы не броситься к ней и положить конец мучительному ожиданию.

   – Тогда, полагаю, нам следует отложить поцелуи и разговоры, пока хотя бы один из нас не будет полностью одет. Сейчас барьеры между нами слишком ничтожны, чтобы им доверять. Они могут упасть.

   – Может случиться что-то и похуже.

   – Я хочу, чтобы ты была уверена в своем желании, а не поддавалась минутному порыву. – Он сжал в кулаки безвольно опущенные вдоль тела руки и несколько раз глубоко вздохнул для успокоения. – Я хочу, чтобы ты была абсолютно уверена, потому что если мы один раз займемся любовью, все навсегда переменится. Ничто не будет таким, как раньше.

   Прежде, чем она успела отозваться, Тэннер продолжил:

   – А теперь почему бы тебе не пойти посушить волосы и одеться? Встретимся в баре и выпьем чего-нибудь перед обедом.

   Абби медлила в нерешительности. Так долго, что Тэннер чуть было не передумал. Затем она повернулась и скрылась за дверью так быстро, что он не смог бы поймать ее, даже если бы попытался. Щелчок задвижки с другой стороны двери показал, что следовать за ней бесполезно, и с тяжким вздохом он стащил с бедер полотенце и потянулся за одеждой.

   Дать ей самой определить ход событий, вернее, позволить так думать, было бы сейчас наилучшей его стратегией. Так уверял себя Тэннер, одеваясь. Теперь, когда Абигейл осмелилась сделать первый шаг, он мог допустить роскошь ожидания. Пусть она сама свыкнется со своим собственным решением, раз уж приняла его.

   А пока ему надо было не спускать с нее глаз и быть готовым в любую минуту снова начать их любовный вальс.

7

   Яркое утреннее солнце сверкало на серебристом капоте «ягуара», слепя Тэннера, беспомощно наблюдавшего из окна спальни, как грузовик утаскивает автомобиль на буксире со стоянки и вместе с ним скрывается за поворотом.

   – Ах ты, маленькая ведьма! – пробормотал Тэннер и замолчал, со смешанным чувством восхищения и раздражения отдавая должное изобретательности Абби.

   Проводив взглядом «ягуар», он пересек комнату и набрал номер местной компании по прокату автомобилей, рекомендуемой отелем. К тому времени как он закончил объяснять, что ему нужно, к Тэннеру вернулась уверенность, что он опережает Абби на два шага.

   Тот факт, что она уже два часа назад покинула отель, не изменил его настроения. Тэннер предусмотрительно предупредил Рори о возможном бегстве Абби, заодно сообщив ему то немногое, что она рассказала о Йошимото. Рори уже звонил ему из своего автомобиля и сообщил, что Абигейл покинула отель на рассвете и движется в южном направлении. Десять минут назад он позвонил снова, чтобы держать Тэннера в курсе происходящего.

   То, что она вчера сочла нужным вернуть себе ключи от машины, уже было подсказкой. Хотя Тэннеру следовало ожидать от нее что-нибудь подобного. Как это было похоже на Абби – возобновить их вечную борьбу, словно ничего более важного между ними не произошло. Ей надо было снова оказаться на шаг впереди, несмотря на то, что сейчас его меньше всего интересовало, кому из них достанется партия товара.

   Да, он правильно просчитал ее ходы и сейчас опережал ее, но по мере того как Тэннер одевался и складывал вещи, самодовольная уверенность сменилась смутной тревогой. Он должен был догадаться, что она, уезжая, примет меры, чтобы как-то его задержать. По крайней мере, у него хватило смекалки взять напрокат новую машину, а не пытаться вернуть «ягуар», на что пришлось бы потратить наверняка массу времени.

   Абби показала себя во всем блеске, раз ухитрилась придумать достаточно убедительную историю, чтобы исправный автомобиль увезли со стоянки респектабельнейшего отеля, не поинтересовавшись мнением его владельца.

   Не зная, что она могла выдумать, он решил не рисковать, выясняя, в чем дело, боясь навлечь на себя крупные неприятности.

   В ожидании машины, которую должны были доставить через час, Тэннер заставил себя спуститься в столовую позавтракать. Из-за Абби, которая, куда бы она ни направлялась, стартовала на три часа раньше, ленча у него явно не будет. Осторожность заставила его остановиться, заглянуть в застекленные двери и только после этого войти в зал, убедившись, что мисс Браунинг, их вчерашняя соседка по столу, с которой он не хотел бы встречаться, отсутствует.

   Проходя мимо буфетной стойки, он взял персик и, попросив на ходу официанта подать кофе, уселся в углу спиной ко всем. Ему ни с кем не хотелось общаться. Те же чувства, по-видимому, испытывал человек за соседним столиком. Он не следовал англо-ирландскому обычаю приветствовать любого незнакомца, встреченного лишь накануне, и сначала демонстрировал Тэннеру свою спину, а вскоре и вообще удалился. Тэннер поглядел на недопитую чашку кофе и недоеденный завтрак и подивился такой спешке, когда его собственное уединение было нарушено.

   – Вот вы где! – и пухлая рука похлопала его по плечу. У Тэннера было две секунды, чтобы скрыть свою досаду до того, как миссис Браунинг с выжидающим видом встала около стула напротив него. Желтое платье из полиэфира с крупным рисунком туго обтягивало ее крепкую фигуру. Нынешним утром ее рыжие, как морковь, волосы были старательно укрощены в прическу, напоминающую то ли улей, то ли воронье гнездо. Огромные темные очки болтались на блестящей толстой цепочке, на пальце у нее было массивное кольцо с камнем, больше всего напоминавшим кусочек цемента.

   У Тэннера не было сомнений, что уклониться от беседы с этой дамой ему не удастся.

   Подавив стон, он поднялся на ноги и, обойдя стол, любезно отодвинул стул. Однако к тому времени, как она удобно устроилась, он не смог придумать никакого предлога, чтобы удалиться, не обижая ее. Поэтому он уселся и мысленно взмолился, чтобы официант поспешил с кофе.

   – Я ненавижу завтракать одна. А вы, мистер Флинн? – Он буркнул что-то, и миссис Браунинг заулыбалась от удовольствия. – А где же эта милая мисс Робертс? Все еще спит?

   – Право, я не знаю, миссис Браунинг. По дороге сюда я не остановился у ее двери.

   – Но я думала… – Она оборвала фразу на половине, и пламенный румянец, расцветивший ее лицо, доставил Тэннеру хоть некоторое удовлетворение. Когда она схватила со столика меню и спряталась за ним, он почти не ощутил раскаяния.

   Честно говоря, миссис Браунинг была не так уж виновата, решив, будто они с Абби делят одну комнату. Сама Абигейл не делала никаких попыток развеять представление, что они – пара в самом интимном смысле этого слова. Более того, она обращалась к Тэннеру с небрежной шутливостью, от которой он вчера весь обед просидел как на иголках. Миссис Браунинг получила истинное удовольствие, наблюдая за их флиртом.

   Тэннер не слишком удивился, когда, спустившись перед обедом в бар, обнаружил, что Абби жизнерадостно болтает с миссис Браунинг. Абигейл просто не принадлежала к числу тех, кто способен сидеть в одиночестве, когда неподалеку есть еще кто-то. Он часто восхищался ее общительностью, позволявшей ей заводить друзей, не имея с людьми ничего общего, кроме разве что знания их языка.

   То есть восхищался до вчерашнего вечера, когда она намеренно превратила их интимный дуэт в трио.

   Начав с того, что представила пожилую женщину как учительницу из Дерри на пенсии, имевшую, кстати, родных в Калифорнии, Абби продолжала выуживать из миссис Браунинг подробности этого, хотя та в самом начале разговора призналась, что ни разу не ездила в Калифорнию и не встречала своих родственников. Тэннер ни о чем не подозревал, пока Абби не стала поощрять эту женщину говорить и говорить обо всем: о себе, о своей стране и прочих нудных вещах. Впрочем, миссис Браунинг поощрения не требовались, хотя следовало отдать ей должное, она вежливо попыталась не мешать им за обедом.

   Однако Абигейл и слышать об этом не хотела. Весь вечер она не отпускала миссис Браунинг от себя. Средневековым рыцарям было чему поучиться у Абби в искусстве пользоваться щитом. Она искусно держала около себя миссис Браунинг до тех пор, пока после кофе не попросила Тэннера проводить пожилую даму в ее комнату. Когда Тэннер вернулся, исполнив долг джентльмена, Абби уже предусмотрительно заперлась у себя в номере.

   Наверное, Тэннеру не стоило винить миссис Браунинг за мысль, что он будет рад ее обществу за завтраком. Он откашлялся и выбрал тему, которая должна была помочь старой учительнице преодолеть смущение.

   – Вы вчера вечером упоминали, что собираетесь сегодня посетить ратмулланское аббатство.

   Она выглянула из-за меню и, по-видимому, решила принять оливковую ветвь, потому что, отложив листок в сторону, энергично закивала.

   – Его называют аббатством, хотя на самом деле это мужской монастырь… согласитесь, что разница есть.

   В последующие тридцать минут Тэннер обнаружил, что обладает недюжинными способностями кивать, говорить время от времени «угу» или «неужели» и при этом продолжать неотрывно думать об Абби и представлять себе выражение ее лица, когда он, в конце концов, ее настигнет.

   Предвкушение этого постепенно подняло его настроение. День впереди перестал казаться унылым. Ничего он так не любил, как спокойную езду среди ирландских полей и лесов в яркий солнечный день, вроде нынешнего.

   Так хорошо стало у него на душе, что когда миссис Браунинг исчерпала свои сведения о Ратмуллане, он спросил ее о куске цемента, украшавшем ее палец.

   – О, это – кусочек Берлинской стены!

   В следующие пятнадцать минут Тэннер столько узнал о разрушении Берлинской стены, что этого материала хватило бы на целую книжку.


   Абигейл ехала, не торопясь, наслаждаясь уединенностью узких дорог, вдоль которых тянулись то низкие каменные стены, то широкие непроходимые живые изгороди. Сегодня ей нужно было всего лишь позаботиться об одном деле в деревеньке к северу от Трэйли, а затем добраться до отеля на окраине Килларни и дожидаться там появления Тэннера.

   Завтра они посетят расположенную неподалеку небольшую фабрику, где, она надеялась, Тэннер купит несколько дюжин шляп, вроде той, которую ей доставили вчера как образец. Это будет небольшая закупка, но вряд ли все в Фениксе кинутся покупать ирландские рыбачьи шляпы. А вот на северо-западе Тихого океана – естественный рынок сбыта непромокаемых шерстяных шляп. Она задумалась, поймет ли Тэннер сразу открывающиеся здесь возможности для продажи по каталогу или ей придется вбивать это ему в голову. Разумеется, действовать надо будет очень тонко. В противном случае все ее хлопоты по использованию шляпы как отвлекающего маневра окажутся зряшными.

   Ей в голову не приходило, что Тэннера не будет рядом, когда она поедет на фабрику. Ведь она оставила для него столько следов и подсказок. Если он проглядит скомканную записку в корзине для мусора с названием и адресом отеля в Килларни, он, наверняка, обнаружит удивительную склонность управляющего «Ратмуллан-Хауза» поделиться с ним адресом, куда она велела пересылать ей почту. А если не сработает ни то, ни другое, он всегда может позвонить в Феникс, в ее контору, и выяснить местонахождение Абби у секретарши.

   Нет, потерять его она совсем не хотела, и вовсе не колебания по поводу последствий их личных отношений вызвали это утреннее бегство.

   Чисто деловые соображения погнали ее в дорогу. Если он это поймет, пусть не вникая в детали, то, конечно, последует за ней, потому что их игра то ли в прятки, то ли в салочки стала для обоих и привычкой, и вызовом.

   И до того, как завершена продажа «Одинокого рифа», а это случится скоро, если Сандра все-таки решится, Абби придется продолжать начатое, с той лишь разницей, что покупать товары она будет для магазина, который через несколько недель станет ей чужим.

   Тем не менее пока он принадлежал ей… а это заставляло ее шевелиться и быть впереди Тэннера по крайней мере на три шага. На этот момент ее преимущество состояло в нескольких часах передышки из-за отсутствия у него средств передвижения.

   Благодаря утреннему звонку Йошимото, она отправилась в дорогу почти на час раньше намеченного. Это был второй его звонок после отправленного ею факса, и смысл его оставался прежним, за исключением того, что теперь он включил в свои угрозы и Тэннера.

   Это совсем не нравилось Абигейл. Ей бы не хотелось посвящать Тэннера в свои проблемы, но теперь придется все ему рассказать до возвращения в Феникс. Разве что сбудется ее надежда завершить до этого продажу «Одинокого рифа», и тогда ничего подобного не понадобится делать.

   Наверное, ей стоило посоветоваться с Тэннером насчет этого факса. Но Абигейл почему-то не хотела признаваться Тэннеру в том, что она сообщила Йошимото о продаже своего бутика владельцу «Прорыва». Тем более что все это было выдумкой. Абби рассудила, что Йошимото не осмелится угрожать Тэннеру, как он поступил с Сандрой, и у нее появится период затишья, который позволит завершить переговоры с Сандрой о продаже бутика.

   По крайней мере, она на это рассчитывала.

   И в каком-то смысле это удалось: он отцепился от Сандры. А с тем фактом, что Йошимото не оставил планов завладеть ее бутиком, Абигейл придется разбираться по возвращении в Феникс.

   А пока вся Ирландия принадлежала им с Тэннером, и она собиралась наслаждаться каждой минутой этого путешествия. Поедут ли они обратно домой просто друзьями или станут любовниками, это уж как получится. Ей не хотелось думать об этом.

   Не для того Абигейл три года ждала Тэннера, чтобы сейчас дать ему проскользнуть между пальцами. А последствия, о которых он не устает повторять… что ж, если будут последствия, они встретят их вместе.

   Хотя погода портилась – с запада надвигались облака, – но Абби улыбнулась, вспомнив великолепную идею позвонить в гараж, чтобы они забрали автомобиль Тэннера. Назвавшись секретаршей мистера Флинна, она сообщила, что у ее босса возникли серьезные трудности с рулевым управлением, и попросила, чтобы механик произвел тщательный осмотр машины. А мистер Флинн продолжит свое путешествие другим транспортом.

   Несколько минут она прикидывала, сколько времени займет организация этого другого транспорта, а потом ее мысли снова переключились на Йошимото и его угрозы. Завуалированные намеки на «несчастные случаи» и «непредвиденные деловые потери» звучали так нелепо и театрально, что ей трудно было принимать их всерьез. Абби была убеждена, что Йошимото только болтает, а до дела не дойдет. Иначе он уже бы начал действовать. Собственно, именно поэтому она и восприняла его слова как пустую угрозу.

   Все-таки дольше мириться с таким положением ей не хотелось. Абигейл подумала, что следует позвонить в свою контору и предупредить секретаршу, чтобы Йошимото не сообщали, где она.

   После этого Абби пришлось сосредоточиться на изгибах узкой дороги и надежде, что едущий навстречу фургон с сеном окажется не таким широким и им удастся разъехаться.


   Тэннер не знал, что хуже: быстро ухудшающаяся видимость или скрежет дворников, которые явно не справлялись со своей работой. Руль снова и снова вырывался из рук, когда то одна, то другая огромнейшая лужа вдруг оказывалась перед ним и крохотный автомобиль с трудом преодолевал очередное препятствие. Переключая на вторую скорость, Тэннер задумался, сколько еще выдержит эта машина, пока прикажет долго жить.

   Руль дернулся снова… наверное, в сотый раз за этот день. Тэннер проклинал Абигейл и эту ее дурацкую любовь к погоням, ловушкам, ребяческим выходкам. Она еще накануне узнала, что в агентстве по прокату автомашин, рекомендуемом отелем, есть еще только один автомобиль, который не шел ни в какое сравнение с «ягуаром». Это была всего лишь жестянка на колесах, чуть более мощная, чем газонокосилка. Если бы он так не торопился, то обязательно отправил бы ее назад, чтобы вместо нее прислали что-то более приличное.

   Сейчас, после восьми часов езды по узким сельским дорогам, лишь иногда расширяющимся, чтобы могли разъехаться два автомобиля, Тэннер жалел, что взял эту машину. Это было настоящее мучение, а не поездка. Он не вел машину, а в основном уговаривал ее ехать, да еще скорчившись в невероятно малом пространстве, с коленями, поднятыми чуть не к ушам, а нос его упирался в ветровое стекло в безуспешных попытках разглядеть что-то за пеленой дождя. Начавшийся великолепным утром день постепенно, шажок за шажком, перешел в унылую ирландскую морось.

   Зазвонил радиотелефон на пассажирском сиденье, и Тэннер схватил его, не отрывая взгляда от дороги.

   – Да?

   – Где, ради всего святого, тебя носит? Ты пропустишь чай, Тэннер, если не поторопишься, – голос Рори звучал четко и громко. По крайней мере, в этом агентство его не подвело.

   – Если это жалкое подобие автомобиля не научится плавать, я пропущу и ужин. – Он наклонился еще ближе к запотевшему ветровому стеклу и рукавом протер его.

   К счастью, дорожный знак, извещающий о том, что он въезжает в Килларни, показался до того, как стекло затуманилось опять. На этот раз Тэннер протер его ладонью и снова проверил, включен ли обогреватель. Он был включен на полную мощность, но помогал мало.

   – Я забронировал тебе номер рядом с Абигейл. На пятом этаже, – продолжал Рори. – Комнаты большие и светлые. По-моему, там готовы обслуживать по первому разряду всякого приезжего. На следующей неделе отель закрывается на зиму и уже почти опустел.

   – Соединяющиеся? – перебил Тэннер словоохотливого кузена.

   – Прости, не понял?

   – Комнаты. Номера, Рори. Они соединяются? – Тэннеру было все равно, пуст отель или нет. Ему вообще было плевать на все, кроме самого существенного.

   – Прости, друг. Или у них нет таких удобств, или управляющий не захотел подвергать такую тихую и милую девушку… осложнениями, которые… э-э… могут из-за этого возникнуть, – Рори, видимо, сильно соскучился в одиночестве и был готов болтать до бесконечности.

   – Постарайся разведать, что она собирается выкинуть завтра. Я не хочу проводить два дня подряд, играя в кошки-мышки.

   – Я уже осмотрел ее машину, но не нашел ничего необычного. Полагаю, что смогу, пока вы будете обедать, обыскать ее номер, но у меня такое чувство, что я безосновательно вторгаюсь в ее личную жизнь. Я ведь должен охранять Абигейл, а не шпионить за ней.

   – Сделай это и не трать душевные силы на переживания по поводу вторжения в ее жизнь. Не ее машину сегодня утром уволокли на буксире неизвестно куда, – прорычал Тэннер.

   Рори засмеялся и стал рассказывать, как он сегодня изменил свою внешность, чтобы сбить с толку Абби.

   На Тэннера это не произвело впечатления. Ему показалось, что подтемнить белокурые волосы и надеть очки не значит как следует замаскироваться, но, наверное, его кузен знал, что делает.

   Предупредив Рори, что если он не появится через тридцать минут, пусть за ним высылают спасательную шлюпку, он отбросил телефон на пассажирское сиденье и сосредоточился на поездке через город, который, судя по количеству многоязычных объявлений на лавках «беспошлинная продажа», радовался туристам, как львы христианам на арене Колизея.


   Тэннер обнаружил Рори около сверкающего медью бара в углу фойе, но для этого ему понадобилось два раза внимательно осмотреть все помещение. Лишь в конце этого осмотра он заметил непримечательного мужчину в помятом с дороги костюме. На носу у него поблескивали очки в тонкой металлической оправе, его светло-каштановые волосы, зачесанные ото лба назад, блестели от масла или бриллиантина, которыми пользуются пожилые мужчины, не привыкшие к муссу и гелю для укладки. Верхнюю губу украшали усы, которые давно требовалось подстричь. Маскировка была отличная: она была простой и действенной. В ней не было ничего особенного, но профиль Рори она изменила радикально. К тому времени как Абби догадается об этом… если догадается вообще… Тэннер надеялся достаточно узнать о Йошимото, чтобы его нейтрализовать.

   Он был поражен таким превращением своего кузена, но не подал виду, что узнал его, так как Абигейл сидела за соседним столиком в обществе какого-то мужчины, судя по виду лет на десять моложе ее. Подняв глаза от карт, веером зажатых в руке, она увидела Тэннера и тут же посмотрела на часы. Когда она снова перевела взгляд на него, глаза ее искрились лукавством.

   – Что-то ты опаздываешь, Тэннер.

   – Я проспал. Тебе следовало разбудить меня перед тем, как ты… уехала, – отвечал он, сочтя что обвинить ее в бегстве будет слишком грубо.

   Он решил, что редко она выглядела лучше, и задумался, что могло зажечь в ней внутреннее возбуждение, от которого глаза сверкали, как жидкое серебро. Широкий отворот тонкого свитера мягко ложился на грудь, и Тэннер подумал, что ей удивительно идет сиреневый цвет.

   Он сразу же заметил, что Абби не была такой спокойной, как хотела казаться.

   – Мне пришлось найти себе другого партнера. – Она показала на молодого человека напротив. На столике между ними в золотистой чаше литого хрусталя горела низкая свеча, не столько давая свет, сколько создавая атмосферу света и тепла.

   Тэннер мужественно сдержался и не стал пугать мальчишку свирепыми взглядами, тем более что тот был явно расстроен тем, что их прервали.

   – Могу я заказать вам обоим что-нибудь выпить?

   Паренек отрицательно покачал головой.

   Абигейл, проговорив: «Пожалуйста, шерри», – озабоченно уставилась в свои карты. Тэннер повернулся, собираясь идти за напитками, а Абби взяла еще карту из оставшихся в колоде, продолжая игру.

   За те несколько секунд, что Тэннер стоял спиной к бару, Рори исчез, по-видимому, направившись на пятый этаж «нарушать частную жизнь» Абби. Заказав шерри для нее и ирландское виски для себя, Тэннер огляделся и понял, что Рори не шутил, говоря об отсутствии клиентов. Кроме трех пар и четырех человек, сидевших в разных концах элегантной гостиной, никого из постояльцев не было видно. В гостинице было удивительно тихо и пустынно. Получалось, что если Рори хочет не попадаться на глаза Абигейл, ему придется есть у себя в номере.

   Он поспел как раз к той минуте, когда парень шлепнул на стол очередную карту, и Абби застонала от огорчения.

   – Две партии мои, мисс, – объявил он с почтительностью школьника, обращающегося к женщине старше себя. – Наверное, у вас нет времени размочить счет, – он поглядел на Абби преданными глазами щенка, который просится «погулять».

   – Еще одну партию, Эллиот, – попросила она, тасуя карты. – А потом мне надо побыть с мистером Флинном. Я умираю от желания узнать, что случилось с его люксовой тачкой.

   «Люксовой тачкой? Ну и ну», – подумал Тэннер. Абби, кажется, освоила язык молодых лучше, чем он. Он откинулся на спинку стула, наблюдая, с каким интересом уставился на него Эллиот.

   – А какая у вас тачка, сэр?

   – «Ягуар».

   – Вы потеряли «ягуар»? – У парня округлились глаза со смешанным выражением огорчения и недоверия. – Когда? Где? Каким образом?

   – Сегодня утром. Около «Ратмуллан-Хауза». А вот каким образом… я и сам не уверен. – Тэннер не хотел разрушать иллюзии парнишки признанием, что вообще-то формально «ягуар» ему не принадлежит. Он услышал что-то подозрительно смахивающее на тихое фырканье, но, возможно, это был шелест сдаваемых карт.

   Не сводя глаз с карт, Абигейл заметила:

   – Все хорошо, что хорошо кончается.

   – То есть?

   – Ты же сюда добрался. Не так ли?

   Он протянул свою длинную руку и тыльной стороной ладони приподнял ее подбородок, так что у нее не осталось иного выбора, как посмотреть ему в лицо.

   – По сравнению с автомобилем, который я вынужден был вести через всю Ирландию, «фольксваген» первого выпуска покажется роскошным лимузином. Скрип, который вы слышали, когда я вошел, издавали мои суставы. Они еще в себя не пришли от шока, – Тэннер понимал, что Абби кусает губы, чтобы не расхохотаться.

   – Маленькая машинка? – спросил юноша.

   Тэннер кивнул.

   – Я все время тыкался носом в ветровое стекло. И вообще полз как черепаха от одной лужи к другой.

   – А ты не заглянул под капот? В чем там проблема?

   – Я боялся к нему прикоснуться. – Тэннер отхлебнул великолепного ирландского виски. Один глоток этого виски и ощущение покоя разошлось по всему телу от кончика носа до пальцев ног. Он улыбнулся, словно не испытывал ни раздражения, ни досады, и вдруг осознал, что так есть. – Дождь мог утопить всех хомячков, которые туда забрались. Чтоб я тогда делал?

   – Вы привезли с собой хомячков, сэр? – заинтересовался Эллиот. – Можно мне посмотреть на них?

   Абби уронила голову на руки, пытаясь спрятать смеющееся лицо. Тэннер, притворившийся, что не замечает этого, терпеливо объяснил Эллиоту, что владельцы отеля не позволяют держать в номерах никаких животных. Тот был крайне разочарован, но с готовностью вернулся к обсуждению «ягуара».

   Когда Абби подняла голову, глаза ее слезились от смеха, а нос выглядел так, словно не Тэннер, а она постоянно стукалась о ветровое стекло. Он вытащил из нагрудного кармана носовой платок и предложил ей.

   Абигейл взяла платок и подумала, что никогда не видела Тэннера таким… лукавым, шутливым, а еще удивилась, что интуитивно чувствовала в нем много хороших качеств, которые одно за другим раскрывались перед ней за последние дни. Дело было не в том, что у Тэннера Флинна, которого она знала раньше, не было чувства юмора. Но он всегда был таким сдержанным, жил, окружив себя сдержанностью, как панцирем, сквозь который не могли пробиться ее сумасбродные шуточки.

   Сейчас эта сдержанность исчезла, по крайней мере на время. Больше всего Абби хотелось знать, как прогнать ее навсегда.

   Она вытерла глаза, не беспокоясь о том, что тушь испачкает безупречную белизну платка, потому что снова забыла накраситься. Да, она знала, что накрашенные ресницы делают глаза больше, но щеточка все время тыкалась ей в глаза. Она уже поднесла платок к носу, когда какое-то шестое чувство подсказало ей, что этот предмет достоин внимательного изучения.

   Край носового платка был аккуратно подрублен ручным швом, а сама льняная материя выглядела необыкновенно тонковытканной.

   Тэннер с удивлением заметил ее подозрительный взгляд.

   – Откуда ты это взял? – спросила она.

   Тэннер небрежно пожал плечами.

   – Из кармана.

   Она насупилась.

   – Ты знаешь, что я имею в виду.

   Он помедлил, раздумывая, стоит ли пускаться в длинные объяснения.

   Ей стало немного обидно, что он перестал видеть в ней коммерческого конкурента.

   Однако затем она вспомнила, что у нее еще осталось несколько недель, и почувствовала, как потеплело у нее на душе.

   – Так где ж ты взял это, Флинн, и почему не продаешь их?

   – Моя тетка присылает мне по полдюжине таких платков каждое рождество. Я никогда не спрашивал, где она их достает.

   – Как-то непохоже на тебя пропустить такое, – настаивала Абби, разглядывая тонкое ирландское полотно перед тем, как использовать его по назначению. Затем она заткнула его за пояс юбки и разгладила поверх свитер. – Когда я выбрала для встречи Ирландию, мне в голову не приходило… – Она заколебалась, вспомнив, что они не одни, и докончила фразу невыразительно. – Когда я выбрала для отпуска Ирландию, я, наверное, и не вспомнила о твоей семье. А ты здесь со многими поддерживаешь связь?

   – С некоторыми, – уголок его рта чуть приподнялся, и Абигейл не могла решить, то ли он смеется над тем, что она считает эту поездку отпуском, или увидел что-то смешное в упоминании о его родственниках.

   – Ваша очередь начинать, мисс. – Эллиот, судя по всему, понял безнадежность добиться еще каких-то подробностей о «ягуаре», поэтому Абби пришлось оставить на время недовыясненным вопрос о родственниках Тэннера и шлепнуть на стол следующую карту.

   Спустя пять минут последовал позорный разгром, не в последнюю очередь благодаря Тэннеру, который своим присутствием отвлекал ее от игры… Ей оставалось лишь проводить грустным взглядом Эллиота, направлявшегося через всю комнату к родителям.

   – Надеюсь, он не думает, что я проиграла нарочно, – Абигейл встретилась глазами с жарким взглядом Тэннера. – Подростки терпеть не могут, когда им уступают в игре.

   – Полагаю, что Эллиоту было все равно, выиграть или проиграть. Ему просто нравилось играть в карты с красивой женщиной.

   Неожиданный комплимент смутил ее, и она поспешила его опровергнуть.

   – Он готов был бросить меня ради хомячков. Кроме того, Эллиот слишком юн, чтобы обращать внимание на внешность женщины. Главное, чтобы она умела играть в карты.

   Тэннер ухмыльнулся, и в голосе его еще звучал смех, когда он сказал:

   – Что не так, Абби? Комплименты заставляют тебя испытывать неловкость? Или ты не уверена в моей искренности?

   – Отстань, Тэннер. – Она отпила глоток шерри и пожалела, что не заказала чего-нибудь покрепче. – Женщины, с которыми ты большей частью проводишь свое время, всегда выглядят сногсшибательно. Рядом с ними меня можно назвать разве что миленькой.

   – Да, слово «миленькая» тебе подходит, – добродушно согласился он, – но я говорю не об этом. – Тэннер пристально смотрел на нее, и выражение его лица стало непривычно мягким. Она поняла, что он пытается заставить ее увидеть себя его глазами. – Я никогда не сознавал, какая ты красивая, до того вечера в Виннипеге, когда увидел, как ты играешь в домино с тем стариком. Был день святого Патрика, все в комнате танцевали, пили и веселились, а ты сидела с человеком, наверное, втрое тебя старше, как будто лучше этого ничего быть не может.

   Она хорошо помнила этот вечер, частично из-за Гарри, но также и потому, что вообще помнила каждую свою встречу с Тэннером. В тот вечер она старалась держаться от него подальше и была вознаграждена обществом интересного человека, много видевшего и многое пережившего.

   – Его звали Гарри, – сказала она. – И ты прав. Мне было невероятно интересно.

   – Это было видно. Вы сидели перед камином, и ты вся светилась. Я сначала решил, что от тепла.

   – Почему ты думаешь теперь, что не от этого? – спросила она. У нее было такое ощущение, что Тэннер открыл ей еще одну сторону своей натуры.

   – Потому что каждый раз, когда ты улыбаешься, тебя озаряет этот свет. Даже если рядом нет камина.

   Абигейл молчала, не зная, что на это ответить. Однако тут Тэннер поменял тему разговора, и у нее снова появился повод для смущения.

   – Я должен бы отшлепать тебя за то, что ты сделала с «ягуаром».

   – Но ты же этого не сделаешь. – Она знала, что не игра света заставила его глаза внезапно потемнеть.

   Тэннер положил локти на стол и проговорил так тихо, что никто не мог их услышать даже в тишине полупустой комнаты.

   – Абби, если ты еще раз выкинешь такой фокус, я выполню свою угрозу. Я заведу тебя в какое-нибудь укромное место, переброшу через колено и…

   – Ты этого не сделаешь! – Щеки ее вспыхнули от картины, которую ей нарисовало живое воображение.

   Он продолжал, словно не слышал ее возгласа. Теперь голос его понизился почти до шепота и звучал так интимно, что ее бросило в жар.

   – Я сделаю то, что хочу, девочка, а ты когда-нибудь поумнеешь и поймешь, что есть наслаждение в покорности. Я буду ласкать тебя, трогать так, что тебе захочется кричать и плакать и просить еще. А когда мои пальцы оросятся твоей любовной влагой и ты окажешься на волосок от того, чтобы потерять рассудок… – Тэннер замолчал и покачал головой. – Когда ты дойдешь до этого, Абби, я подниму тебя на руки, отнесу в ванную и поставлю под холодный душ.

   – Что?! – взвизгнула она и тут же виновато оглянулась вокруг. К счастью, никто не обращал на них внимания. – Ты же так не поступишь?

   – Не буду так ласкать? Разумеется, буду.

   Жар, сосредоточившийся у нее между ног, пробудил в ней отчаянную смелость. Она не подозревала, что способна на такую. Облизнув губы, Абигейл наклонилась так близко к нему, что ощутила тепло его дыхания на своих губах.

   – Я имела в виду твои намерения относительно холодного душа.

   Глаза его потемнели, став почти черными.

   – На твоем месте я бы дважды подумал, прежде чем снова воровать мою машину.

   Абби решила, что подумает. Серьезнейшим образом. Ее внимание переключилось на боль, пульсировавшую в отвердевших и напрягшихся сосках. Она подняла было руку, чтобы приложить ее к груди, но тут сообразила, где она и что делает.

   – Что ты творишь со мной, Тэннер?

   – Это называется подготовка к игре, Абби. Тебе нравится? – Сердце гулкими ударами мучительно забилось у него в груди, когда розовый язычок Абби скользнул по верхней губе и снова спрятался во рту. Он намеренно возбуждал ее эротическими картинами и страстным шепотом, но не учел, как это подействует на него самого.

   Тэннер не упустил легкого движения ее руки и догадался, что она собиралась сделать. Если б она коснулась себя, он бы не выдержал. Тэннер не сомневался, что его самообладания хватило бы лишь на то, чтобы донести ее до какой-нибудь запирающейся двери. Сделав несколько медленных глубоких вдохов, он с трудом успокоил колотящееся сердце.

   Заметив, что она до сих пор не ответила ему, он сделал это за нее.

   – Вижу, что тебе это понравилось. Я рад. Это сделает ожидание гораздо более… интересным.

   – Я подумала… я хотела…

   Тэннер прервал ее, потому что она хотела того же, что он, и к черту все последствия.

   – Давай пойдем пообедаем, девочка. После завтрака с миссис Браунинг у меня ничего не было во рту, кроме нескольких бутербродов, пакет с которыми все время попадался мне под ноги в этой четырехколесной жестянке. По-моему, я заработал приличный обед.

   Абигейл вложила свою руку в его ладонь и поняла, что он был неправ, когда накануне заявил ей, что все изменится, после того как они займутся любовью.

   Все уже изменилось до неузнаваемости, хотя понимала это только она одна.

8

   Тэннеру показалось, что он чересчур увлекся и атмосфера неутоленного желания настолько сгустилась, что может закончиться взрывом. Воспользовавшись началом обеда, в котором было пять перемен, Тэннер перевел разговор на темы, абсолютно далекие от секса. Он хотел, чтобы Абби приняла осмысленное решение, а не поддалась бы сиюминутному возбуждению, и чувствовал себя виноватым, что намеренно разжигал ее желание.

   Поэтому они говорили об Ирландии и том, какие места в ней больше нравятся каждому, о налоге на продажу, который вдвое превышал подобные американские. Абигейл расспрашивала о его ирландской родне, и он кое-что рассказал ей о них, начиная с тети Мэри, жившей к югу от Корка и державшей небольшую гостиницу, как это называется:»постель и завтрак». Были и другие дяди и тети, и несколько дюжин кузенов, рассеянных по стране, с которыми тем не менее поддерживались отношения. Тетя Мэри, благослови Господь ее доброе сердце, заботилась о том, чтобы все они, включая Тэннера, помнили, что являются членами одной семьи. По вполне понятной причине, о Рори он не упомянул.

   К тому времени как они покончили с десертом, Абби выглядела спокойной, как никогда, а он чувствовал полное благодушие. Ему нравилось это ощущение, он только изумлялся, какое разнообразие чувств умела она в нем пробудить.

   – Я заметил в гостиной домино, – сказал Тэннер, когда официант поставил на стол тяжелый серебряный кофейник, сахар, молоко и, смахнув со стола напоследок какую-то крошку, удалился. – Ты часто играешь, или тот вечер со стариком был единственный в своем роде?

   – Скорее первым. Гарри научил меня этой игре. Больше я о ней ничего не знаю. – Она размешивала молоко в кофе, и они наблюдали, как кремовый и шоколадный цвета сливаются и жидкость становится однородной. Оторвав от чашки взгляд, Тэннер увидел, что ее глаза полны лукавства. – Он бы и тебя научил, если бы ты попросил.

   – Я так понял, что целью твоего пребывания в обществе Гарри было желание держать меня на почтительном расстоянии.

   – И тебя, и всех других, – ухмыльнулась Абби. – Сработало ведь?

   Кивком он признал ее правоту.

   – Ты стала прямо специалистом в умении уклоняться от навязчивых людей и вообще, всех, кого хочешь избежать. Я всегда хотел узнать, что ты сказала тому невеже в «Энкорадже», который никак не мог оставить тебя в покое.

   Эпизод, о котором вспомнил Тэннер, произошел вскоре после Аспена. Это был один из тех многих случаев, когда Тэннер из кожи лез, чтобы оказаться там, где была Абби. То, что при этом ему удалось перехватить коллекцию местной народной резьбы, было нежданной наградой.

   В тот вечер, однако, он поволновался, так как какой-то тип начал приставать к Абби. Бар отеля был переполнен летчиками, нефтяниками, только что вернувшимися со скважин, и охотниками на крупных животных. Некоторые представители мужского племени уже подкатывались к Абигейл, и были вежливо отправлены восвояси.

   Однако Тэннера тревожил здоровенный, как медведь, парень в клетчатой рубахе, который никак не мог поверить, что она это всерьез. Тэннер пытался не обращать на происходящее внимание, не желая вмешиваться. Но через всю комнату он ощущал ее раздражение и только решил дать этому типу в рожу, как Абби решительно взялась за дело сама. Схватив нахала за рубашку, она притянула его к себе и что-то прошептала ему на ухо. Мужчина покинул бар через несколько секунд, бросив сначала взгляд в сторону Тэннера, но постаравшись не встретиться с ним глазами.

   – Я ему сказала, – объяснила сейчас Абби, – что ты ненадолго отпущен в бар из местной психиатрической лечебницы, куда был помещен за то, что кастрировал любовника своей жены. Сама представилась твоим врачом, наблюдающим за поведением пациента в публичных местах. – При виде того, как заерзал Тэннер на стуле, она широко ухмыльнулась. – Я сообщила ему, что немного тревожусь, потому что ты стал проявлять ревность по отношению ко мне.

   – Ну, по крайней мере, хоть в этом была крупица правды.

   – Поэтому ты сегодня последовал за мной?

   Он обдумал ситуацию и кивнул.

   – Поэтому и еще потому, что не хочу, чтобы ты решила, будто я потерял интерес к нашему деловому соперничеству. Поскольку я не знал заранее, что поеду в Ирландию, то не подготовился к закупкам товара. Единственное, что я сейчас могу сделать, – это не упускать из виду тебя. Кажется, на этот раз у тебя передо мной явное преимущество.

   – Не криви душой, Тэннер. Все твои закупочные удачи были тогда, когда тебе удавалось разузнать, что я нашла, и каким-нибудь образом перехватить товар. Не вижу, чтобы что-то изменилось.

   Абигейл сунула руку в черную атласную сумочку и вытащила оттуда кредитную карточку. Ему понадобилась секунда, чтобы понять, что карточка его.

   – Когда ты ее стянула?

   – Вчера вечером, когда возвращала свои ключи. На память пришли твои прошлые заслуги, твое умение опережать меня в последний момент, и я решила, что мне надежнее иметь ее под рукой. Что скажешь? Проигравший платит за обед?

   – Тебе не кажется, что наши личные взаимоотношения достаточно сложны, чтобы припутывать к ним еще и деловые? – Тэннер склонил голову к плечу и подумал, как прекрасно можно было бы провести время с Абби, не гоняясь за ней по всей Ирландии.

   – Может, я просто хочу поговорить за обедом о чем-то таком, что не стыдно будет слушать официанту.

   – Поэтому-то ты вчера весь вечер держала при себе мисс Браунинг? Боялась, что я смогу повлиять на твое решение?

   Абби отхлебнула кофе и отодвинула в сторону недопитую чашку.

   – Нет, Тэннер. Мисс Браунинг позволила лишь ненадолго оттянуть решение. Прошлым вечером я считала, что у меня есть выбор.

   – А теперь?

   – Теперь, когда у меня было время подумать, я поняла, что выбора нет. – Она выдержала его испытующий взгляд, не отводя глаза. – Я пригласила тебя в Ирландию по сугубо личным мотивам. Ничего не произошло такого, чтобы я изменила это решение, даже твои настойчивые намеки о грядущих последствиях.

   – Ты хочешь сказать, что готова к ним?

   Она покачала головой.

   – Я хочу только сказать, что это не имеет значения. Тэннер, я хочу заняться с тобой любовью. Это единственное, в чем я абсолютно уверена.

   – Ты уверена абсолютно? – мягко переспросил он, снова настаивая на ответе, потому что на этот раз, если они начнут, дороги назад не будет.

   – Уверена. – Она моргнула и добавила: – Иначе я бы не сидела сейчас с тобой здесь.

   Ее уверенность наполнила его душу радостью и покоем. Такого светлого теплого чувства он давно уже не испытывал. Перегнувшись через стол, Тэннер нежно взял ее руку.

   – Ты должна кое-что знать обо мне, до того как мы зайдем дальше.

   – Что такое? – спросила она, слегка склонив голову набок, словно ее только что осенила какая-то мысль. – Это ведь не касается других женщин?

   – В каком-то смысле касается. – Он крепче сжал ее руку, когда она попыталась вырваться. – Помнишь тот наш спор, когда мы говорили о необоснованной уверенности?

   – Мне помнится, что я с трудом могла следить за ходом твоих мыслей. – Абигейл неуверенно улыбнулась. – Я еще не пришла в себя от твоей прямолинейности, когда ты предупредил меня, что я должна ждать нечто большее, чем удовлетворение сексуального желания, когда мы займемся любовью. Ты хочешь теперь сообщить мне, что просто дразнил меня?

   – Нет, что ты… Я пытался тебя предупредить, – у него внезапно перехватило в груди дыхание от ее сверкающего взгляда, – что когда мужчина воздерживался от женщин так долго, как я, то взрыв эмоций будет столь бурным, что может напугать тебя…

   Глаза ее заискрились лукавством, но легкая тень, мелькнувшая в них, не ускользнула от его внимания.

   – И сколько же прошло времени, Тэннер? Неделя? Или две?

   – Три. – Он замолчал и оглянулся вокруг, затем снова поймал ее взгляд, до того как она успела заморгать в растерянности. – Три года, Абби, а не три недели.

   Наступило долгое молчание. Затем Абигейл перевернула руку, доверчиво подставив ему свою маленькую ладонь.

   – В таком случае, Тэннер, давай не будем больше мучить друг друга. Будет очень глупо, если окажется, что все это время мы страдали зря.

   Он громко рассмеялся от ее дерзости и сразу задохнулся, когда вырвавшиеся из-под контроля чувства накатили на него с невероятной силой.


   Абби оставила Тэннера в баре заказать им напитки, а сама отправилась к себе в номер освежиться. Теперь, когда они достигли понимания, нужда в торопливости уменьшилась, осталась лишь радость предвкушения.

   Абигейл взяла помаду и слегка тронула ею губы с нетерпением, в котором были и досада, и особое возбуждение. Если бы она не задержалась на минуту, чтобы глянуть на себя в зеркало, и, увидев, что блестит нос, не потянулась к пудренице, то не заметила бы что-то неладное в том, как были разложены на мраморном столике ее вещи.

   Забыв о пудре, она направилась в спальню, где в одном конце располагалась огромная «королевская» кровать, а в другом стоял стол, окруженный мягкими стульями. Абби внимательно оглядела всю комнату. Не до конца задвинутый средний ящик комода навел ее на мысль, что кто-то обыскивал ее комнату. И кейс с деловыми бумагами, который она положила под углом к стулу, теперь лежал иначе.

   Она ухмыльнулась и с любопытством подумала, как удалось Тэннеру достать ключ от ее номера… Или за время их соперничества он успел научиться орудовать отмычкой? В любом случае она была рада, что позаботилась принять меры предосторожности. Теперь Абигейл знала, что ему известен ее план закупок на следующий день, и она может не бояться, что он ее не найдет. Благодаря хитроумному плану он будет занят, радуясь своей добыче в виде рыбацких шляп, и не догадается, что она преследует совсем иную цель.

   Она не могла дождаться того момента, когда увидит выражение лица Тэннера, догадавшегося, что его опять провели.

   Похвалив себя за светлую мысль положить все по-настоящему важные бумаги в сейф отеля, она повернулась было к двери и тут заметила на столе конверт. Взяв его, она посмотрела на надпись и увидела, что ее имя написано крупными ровными печатными буквами. Озноб пробежал у нее по спине: последний раз она видела такой почерк на послании Йошимото.

   – Откуда он мог узнать, что я здесь? – громко сказала она и щелкнула языком, вспомнив, какой ясный след она оставила для Тэннера. Йошимото, вероятнее всего, позвонил в «Ратмуллан-Хауз» и получил информацию точно так же, как Тэннер. У него было достаточно времени, чтобы отправить письмо из Феникса.

   Швырнув нераспечатанное письмо в мусорную корзинку, Абби заторопилась к двери. Она не собиралась позволять Йошимото своими угрозами испортить ей долгожданный вечер. А если она прочтет его записку, так вероятнее всего и будет. Гораздо интереснее было размышлять, каким образом попало письмо в ее комнату.

   Конечно, рассуждая логично, можно было предположить, что его принес кто-то из служащих отеля, но это было бы странно. Скорее всего, они должны были позвонить ей и сообщить, что на ее имя поступило письмо. И почему отсутствует обертка срочной доставки? Возможно, это дело рук слишком рьяного клерка. Теперь возникала проблема, как ей не дать Тэннеру упустить ее и в то же время не дать той же возможности Йошимото.

   Она еще не пришла ни к какому решению, когда дошла до лестничной площадки и увидела, что лифт стоит на ее этаже. Погруженная в свои размышления, Абигейл потянула на себя дверь конструкции времен второй мировой войны, шагнула внутрь и нажала кнопку первого этажа. Когда движения не произошло, она проверила, плотно ли закрыта дверь, и увидела, что мешает какой-то маленький предмет. Сильно дернув, она вытащила его, дверь сразу закрылась, и лифт тут же пошел вниз. Абби выпрямилась, держа в руках пустой спичечный коробок с изображением «Ратмуллан-Хауза».

   – Странно, – вслух произнесла она, удивившись своей находке. Впечатление такое, что постояльцы той гостиницы переехали сюда. Вдруг погас свет…

   – А теперь что еще? – ее раздраженный возглас громко прозвучал в продолжавшей двигаться кабине, а Абби судорожно пыталась вспомнить, с какой стороны находится панель с кнопками управления. Справа или слева? Она как раз потянулась к ним, как лифт остановился. Абби не столько увидела, сколько услышала, как открылась внутренняя дверь. Осторожно, потому что тьма была кромешная, а Абби не была уверена, что лифт не встал между этажами, она шагнула вперед, нащупывая наружную дверь. Ее ладонь коснулась холодной гладкой поверхности металла. Успокоившись, она легонько толкнула ее, и та распахнулась почти в такую же темноту, как в кабине.

   Но Абигейл предпочитала темноту коридора тьме клетки лифта. Благословляя небеса, что так и не освоила высокие каблуки и поэтому не боялась споткнуться, она, осторожно ступая, выбралась из кабины. Дверь лифта сразу захлопнулась. Приглушенные звуки, доносящиеся из ресторана и холла, помогли ей правильно сориентироваться. Припомнив расположение помещений на первом этаже, Абби повернула на 90 градусов налево, зажала сумочку под мышкой, протянула вперед руку, чтоб не наткнуться на стену, и пошла.

   Она успела сделать не более дюжины шагов и уже обрадовалась, что все хорошо получается, как пол ушел у нее из-под ног, и она полетела головой вперед в пустоту.


   Тэннер уже покинул освещенную свечами гостиную и, когда услышал вопль Абби, бегом бросился по темному холлу к лифту. Он не спрашивал себя, как узнал ее голос, а просто рванулся на крик, сжимая в руке свечу, которую схватил с одного из столиков. В другой руке он держал коробок спичек. Обогнув угол, он помчался по темному коридору к лестнице, а затем по ступенькам, перескакивая через три сразу. Ступени были низкие и широкие, они вели к площадке размером в большую комнату… и это было замечательно, потому что Абби распласталась посередине, и он мог приблизиться к ней, не боясь наступить ей на руку или на ногу.

   Тэннер остановился, ударившись довольно сильно о стену, и упал на колени около Абигейл. Он опустил свечу, пытаясь выяснить, все ли с ней в порядке, боясь трогать ее и отчаянно желая сделать это, чтобы удостовериться, что она жива…

   Абби лежала навзничь. Быстрый осмотр не обнаружил никаких повреждений на ее теле. Крови тоже не было видно, по крайней мере он ничего не заметил. И судя по тому, как ровно вздымалась и опускалась ее грудь, дыхание у нее тоже вроде бы не было нарушено.

   Но это все не означало, что она не сломала себе шею. Тэннер поднес свечу к ее лицу и увидел, что Абби смотрит на него.

   – Эй, друг, поделись огоньком.

   Тэннер открыл было рот, чтобы выругать ее за легкомысленный тон, и тут же закрыл его, поняв, что этим говорит ему: «Все в порядке». Он предпочел бы что-нибудь попроще: вроде «Со мной все о'кей», но от Абби ничего подобного не дождешься.

   – Мадам, вы кричали, – произнес он, подражая, как мог, манере Дживса. [1]

   – Сожалею об этом. Эти ступеньки набросились на меня в темноте. – Она фыркнула. – Спасибо, что не затоптал меня, Тэннер. Должна признаться, я перепугалась, когда услышала топот, и решила, что на меня несется стадо слонов.

   – Если ты не хотела, чтобы я спешил к тебе, надо было кричать потише. А то я решил, что слышу вопль отчаяния. – Он поставил свечку около ее головы, положил коробок спичек в карман и глубоко вздохнул, прогоняя дрожь ужаса.

   – Когда буду в следующий раз падать с лестницы, я это учту.

   Тэннер решил, что с него хватит дурацких шуточек. Наклонившись поближе, но по-прежнему не касаясь ее, он проговорил:

   – Абби, успокой меня: ты уверена, что с тобой все в порядке?

   – Я помята, но не поломана, Тэннер. Поверь, я хуже падала на лыжах.

   – Тогда вставай, пока я не вызвал лыжный патруль. Бог знает, сколько еще в отеле глупцов, которые ничего лучше не могут придумать, как бродить по темным коридорам. Ты же не хочешь, чтобы на тебя натыкались и падали постояльцы отеля.

   Он подождал, пока Абби начала двигаться, и лишь тогда, убедившись, что она ничего не повредила себе, подсунул руки ей под плечи, чтобы помочь подняться. Когда она села, Тэннер прислонился к стене и притянул ее к себе на колени. Она не застонала и не заплакала, вообще в эту минуту не произошло ничего страшного, так что он с облегчением подумал, что единственный ущерб от этой истории – сокращение срока его жизни.

   – Дура, которую ты видишь перед собой, – сказала Абби, – предпочла бродить в темноте, а не сидеть в лифте. Если б я знала, что вышла не на первом этаже, моя жажда странствий заметно поубавилась бы. Возможно, я бы вообще передумала и осталась сидеть в кабине. – Она поерзала, совершенно не заботясь о его анатомии, и уселась поудобнее, прежде чем Тэннер успел сказать ей, чтоб сидела спокойно. – Во всяком случае, электричество не вырубилось. Только свет.

   – А ты откуда знаешь?

   – Потому что лифт продолжал двигаться в темноте. Поэтому я и упала. Я решила, что кабина остановилась на первом этаже.

   – Ты, наверное, нажала не ту кнопку. Может быть, это напомнит тебе, что в Ирландии считают этажи не так, как в Штатах. В Европе, как и в большинстве стран мира, первым этажом считается первый после цокольного, – Тэннера удивило, что такая опытная путешественница, как Абби, могла забыть об этом.

   С явным раздражением в голосе она откликнулась:

   – Да знаю я разницу между первым и цокольным, Тэннер. Я абсолютно уверена, что нажала нужную кнопку.

   Свет вспыхнул до того, как Тэннер успел указать ей на то, что прежде всего она не должна была выходить из лифта. Поскольку Абби не спешила подняться, он заметил:

   – Наверное, нам надо сейчас решить, отправляться наверх или вниз.

   Она склонила набок голову, прислушиваясь, и Тэннер по шуму голосов, доносившихся из гостиной, мог догадаться, что там собирается народ.

   – Не думаю, – сказала Абби, – что я сейчас в настроении выслушивать все эти истории «где я была, когда погас свет».

   – Если тебе все еще хочется выпить, я всегда могу спуститься вниз и принести напитки в номер. В моей комнате есть пара кресел, которые по виду кажутся удобнее этого пола.

   – В моей тоже, но я мечтаю скорее о славной горячей ванне.

   – Тогда выбора нет. Сейчас доставим тебя наверх.

   Абигейл сделала попытку подняться, но Тэннер крепко держал ее и не думал отпускать. Тогда она подняла голову и посмотрела ему в глаза.

   – Я могу идти. Мне, наверное, даже необходимо попробовать пройтись, чтобы проверить, не растянула ли я себе связки.

   – Можешь сделать это в своей комнате, – покачал головой Тэннер и, когда Абби безоговорочно послушалась его, понял, что она не собирается настаивать на своем в этом споре. Подняв свечу, он задул ее и поставил у стены. Сумочка Абби валялась в стороне, но он ухитрился дотянуться до нее и бросить ей на колени. Подхватив затем ее поудобнее, чтобы не уронить, он без особых усилий поднялся на ноги. Он справился бы с этим, даже если бы она не обвила руками его шею. Но этого он ей, разумеется, не сообщил, потому что испытал огромное удовольствие от того, как крепко прижалась к нему ее упругая грудь.

   Ему это так понравилось, что вместо того, чтобы ехать на лифте, он поднялся на пятый этаж пешком. Уголком глаза Тэннер заметил Рори, который появился из-за угла и пошел следом за ними.

   Добравшись до ее номера, Тэннер спустил Абигейл на пол, отпер дверь ключом, который она достала из сумочки, и последил, как она движется по комнате, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке.

   – Я спущусь за напитками. Не иди в ванную, пока я не вернусь, – сказал он достаточно громко, чтобы Рори его услышал. Тэннер перед сном хотел поговорить с кузеном.

   – Спасибо, Тэннер, но, право же, я сейчас ничего пить не хочу.

   – А я хочу. Не волнуйся, Абби, я вернусь еще до того, как ванна нальется до половины.

   – Не помню, чтобы звала тебя присоединиться ко мне. – Она подозрительно вглядывалась ему в лицо.

   Тэннер пожал плечами.

   – Это амнезия. Наверное, ты ударилась головой, когда катилась по ступенькам.

   Абби поднесла пальцы к виску и сморщилась, когда они коснулись ссадины. Тэннер быстро шагнул к ней и обнял, прежде чем она успела попятиться. Легко-легко он провел губами по ссадине на лбу.

   – Прости, глупая шутка. Очень больно?

   – Не знаю. Повтори, пожалуйста. – Она потянулась ему навстречу, чтобы коснуться лбом его губ, затем вздохнула и откинулась ему на руки. – Ты хороший, Тэннер, но думаю, что у меня сейчас разболится голова. Прости.

   – Если ты извиняешься за то, что сегодня ночью мы не займемся любовью, то не стоит. Мое сердце еще одного шока сегодня не выдержит. Такие передряги не для моего возраста.

   С насмешливым выражением лица Абигейл не удержалась от комментариев.

   – Я знаю, что я ужасающе невежественная в этих вопросах, но тем не менее никогда не думала, что секс может казаться… такой рискованной вещью для мужчины твоих лет.

   – Как ты правильно заметила, ты еще многого не знаешь. Так что, детка, я отправлюсь вниз выручать мою выпивку. Я буду через две минуты, поэтому и не думай забираться в ванну до моего прихода. Я не собираюсь прыгать в нее с тобой, но и не позволю женщине, которая только что прокувыркалась по всей лестнице, терять сознание в воде.

   Она попыталась скрыть свое разочарование.

   – Тэннер, не преувеличивай. Я летела всего полмарша.


   На лестничной площадке Тэннер помедлил, пока Рори вышел из тени, и присоединился к нему. Чтобы исключить возможность того, что Абби случайно их подслушает, они спустились на целый пролет, прежде чем заговорить.

   – С ней все в порядке? – поинтересовался Рори.

   – Да. Она шлепнулась в темноте, но ей посчастливилось. Полагаю, завтра у нее все мышцы будут немного ныть да еще ссадина теперь украшает ее лоб. Что-нибудь известно по поводу аварии со светом?

   – Управляющий считает, что кто-то перегрузил розетку и вышибло пробки. Они исправили это как раз, когда я отправился искать тебя.

   – Лифт продолжал работать, так что вышибло не все пробки.

   – Им следует завести систему автоматического включения энергии. – Понизив голос, Рори произнес: – Нет ни единого признака того, что это не просто случайность, как они говорят.

   – Тогда объясни мне, почему Абби вышла из лифта на первом этаже, считая, что выходит в цокольном? – Тэннер почувствовал на себе недоуменный взгляд Рори и пояснил: – Она слишком много ездила по всему миру, чтобы ошибиться, нажимая кнопку лифта. А раз в кабине с ней никого не было, можно полагать, что это не случайность.

   – Ты считаешь, что кто-то хотел, чтобы она упала с лестницы?

   – Думаю, это вполне вероятно. Если я реагирую чересчур бурно и подозрительно, вини в этом полное отсутствие информации. – Они уже подошли к главному холлу, и Тэннер посмотрел на часы. – Я прослежу, чтобы Абигейл легла спать, а потом позвоню Уайту. Он должен уже что-то знать.

   Они повернули в гостиную и, остановившись у дальнего конца бара, заказали выпивку. Рори заметил едва слышным шепотом:

   – Согласен. Лучше перестраховаться и считать, что Абигейл грозит опасность. Мы не можем позволить себе думать иначе.

   Тэннер подписал счет за напитки, и они направились назад к лестнице, молчаливо признавая, что чем меньше Абби будет одна, тем лучше.

   По пути наверх они обсудили подробности того, как лучше ее охранять. Тэннер взял на себя ночную смену и должен был сообщить Рори о том, когда утром вернется к себе в номер. Рори не поинтересовался, каким образом Тэннер надеется иметь возможность наблюдать за Абби всю ночь, а Тэннер не стал ему ничего объяснять.

   Поднявшись на верхний этаж, они дошли до комнаты Абби, и Тэннер приложил ухо к двери. Что-то тихонько напевавший голос, донесшийся из ее номера, успокоил его, и они направились в комнату Тэннера. Войдя, они остановились у двери, и Рори продолжил начатую тему:

   – Было бы полезно узнать, что Абби сделала с Йошимото.

   – Ты не нашел никаких подсказок в ее комнате? – нахмурился Тэннер.

   – Единственное, что я выяснил, это что у нее на завтра назначена встреча на фабрике на другом конце Килларни. В этом же ящике лежит клетчатая шерстяная рыбацкая шляпа, так что, думаю, за этим она и поедет. – Он передал Тэннеру адрес и телефон фабрики.

   Тэннер ухмыльнулся.

   – Мне давно надо было привлечь тебя, чтобы ты для меня шпионил.

   Рори бросил на него задумчивый взгляд.

   – Сегодня в какой-то момент я подумал было, что ты сам решил заняться своей грязной работой.

   – Что ты хочешь этим сказать? – Тэннер пристально посмотрел на него, но лицо Рори было, как обычно, невозмутимым.

   – Я видел, как немного раньше меня кто-то вышел из ее номера. Я подумал, что это ты, но когда приблизился, увидел на человеке форменную одежду отеля.

   – Возможно, кто-то из служащих стелил постель на ночь или что-нибудь доставил в номер.

   – Я тоже так решил. Когда несколько минут спустя я сам обыскивал ее комнату, там все было нетронуто, только на столе лежал адресованный ей запечатанный конверт.

   – Ты вскрыл его? – Тэннер напрягся, глядя на кузена.

   Рори покачал головой.

   – Прости, у меня с собой не было горячего чайника. В следующий раз я подготовлюсь лучше.


   Когда Тэннер, наконец, вернулся, Абби, уже переодетая в свой красный халат, сидела на краю ванны и глядела, как она наполняется горячей водой. Он предложил ей одну из двух принесенных им рюмок бренди, но она предпочла выпить уже налитый ею стакан чистой минеральной воды. Закрывая краны, она услышала какой-то шум за дверью ванной и, выглянув, обнаружила Тэннера, удобно устроившегося в кресле, которое он притащил с другого конца комнаты… Видеть с него ванну он не мог, но разговаривать они могли теперь, не повышая голоса.

   Потягивая бренди, он объявил ей, чтобы она поспешила с купаньем, потому что у нее на это лишь тридцать минут, и время уже пошло. Абби ничего не могла возразить ему на это. Сбросив на пол халат, она уселась в огромной, не по ее росту ванне, уцепившись ногой за душ, и постаралась не упустить ничего из рассказа Тэннера о том, что он узнал внизу о таинственно погасшем свете. Затем он описал ей свой завтрак с миссис Браунинг, требуя время от времени от нее ответов. Абигейл сообразила, что таким образом он проверяет, не заснула ли она или не потеряла сознания в ванне.

   Поэтому, как только он смолкал, она что-то бормотала, не столько вслушиваясь в его слова, сколько отдаваясь своим чувствам. Низкий раскатистый голос Тэннера успокаивал ее нервы, как и вода, мягко ласкавшая кожу. Ей подумалось, что теперь она всегда, лежа в ванне, будет вспоминать эти минуты.

   Когда отпущенное ей Тэннером время истекло, последовала команда вылезать, произнесенная твердым голосом, но не настолько твердым, чтобы она зашевелилась. Она даже не сменила расслабленной позы, наслаждаясь чудесным ощущением заботы о себе со стороны мужчины, близости с которым хотела так долго.

   Он не стал звать ее второй раз, а просто вошел в ванную и остановился рядом с огромным полотенцем в руках. Так, ничего не говоря, он стоял, пока она не поднялась и не позволила его рукам окутать себя теплой махровой тканью.

   – Это нечестно. Ты делаешь все, чтобы усложнить мое положение, – произнес он.

   Абби прислонилась к нему и вздохнула.

   – Не говори со мной о честности и справедливости, Тэннер. Что это в тебе вдруг проснулось благородство?

   Он фыркнул, и от его жаркого дыхания, опалившего ее висок, у нее по спине побежали мурашки.

   – Ты вся в синяках и ссадинах, Абби. Я не хочу добавить к этому ничего. В твоем состоянии не стоит заниматься любовью.

   – Боишься, что я не отличу одни увечья от других?

   – Что-то вроде этого. – Тяжело вздохнув, он отступил на шаг и быстро растер ее тело полотенцем. Нежность, с которой это было проделано, пробудила в Абби теплое волнение, которое, зародившись в сердце, медленно стало расходиться по всему телу.

   Закончив, Тэннер снял с крючка за дверью ночную рубашку и надел на нее. Та была очень скромной, фланелевой, с длинными рукавами и маленьким вырезом. Подобный ночной наряд не мог возбудить никакого мужчину, пробуждая в нем, скорее, отцовские или братские чувства. Действительно, когда через несколько минут Тэннер уложил ее в постель, вид у него был умиротворенный.

   Укрытая до подбородка пуховой периной, Абигейл готова была погрузиться в сон, когда он, сев на постель, склонился, чтобы поцеловать ее. Губы его были жесткими, поцелуй кратким, так что она даже не смогла воспринять его как ласку. Это было просто пожелание доброй ночи.

   Приподняв голову на несколько дюймов, Тэннер тихо сказал:

   – Мне надо кое-что сделать в своей комнате, но потом я вернусь. А ты давай спи.

   – Зачем тебе возвращаться? – Она облизнула губы, пытаясь уловить вкус его поцелуя, а разум стремился понять, зачем ему возвращаться, если он сказал, что не будет заниматься с ней любовью, пока она в таком состоянии.

   – Затем, что спать вместе одна из привилегий любовников.

   Абби старалась отогнать щупальцы сна, опутавшие ее.

   – Если ты останешься, я, наверное, захочу, чтобы ты меня снова поцеловал. – Она загубила всю красоту этой фразы, зевнув во весь рот. Не слишком учтиво, но руки ее были упрятаны под перину и закрыться ладошкой она не могла. Тэннер ничего не ответил, взял с туалетного столика ключ от ее номера и выключил свет в комнате.

   Не говоря больше ни слова, он вышел и подергал за собой ручку номера, чтобы убедиться, что она защелкнулась.

   Абби снова зевнула и поглубже зарылась в перину. Она надеялась, что он не станет задерживаться, потому что мысль о том, что Тэннер будет спать рядом, показалась ей на удивление приятной. На душе стало спокойно, и она сама себе удивилась, потому что до сих пор рисуемые ее воображением картины (они рядом в постели) слишком возбуждали, а вовсе не успокаивали.

   Не прошло и минуты, как она погрузилась в сон, но все-таки почувствовала, что Тэннер скользнул к ней в постель и заключил в теплые объятия.

9

   Абби было жарко, тело горело, как в лихорадке. Волна жара пробегала по ее коже вслед за руками Тэннера. Скольжение его больших сильных ладоней по влажному от испарины телу открывало ей дверь из фантазии в реальность.

   Она не задавалась вопросом: сон это или явь. Когда его рот накрыл ее грудь, вобрал в себя сосок, у нее не осталось сил на вопросы, да, пожалуй, и на ответы. Все в ней, в самой глубине ее существа жаждало поддержать неистовый ритм, который задал он. Его любовь была в сто раз ярче и сильнее, чем ей представлялось, более волнующей, чем ее сны. Он дотрагивался до нее там, где она до боли хотела почувствовать его прикосновения, разжигал ее возбуждение страстным шепотом, смягчал ее сердце нежной заботливостью.

   Ее ночная рубашка слетела куда-то вместе с периной, но Абигейл не замечала этого, потому что вся пылала, потому что вся сосредоточилась в пульсирующих толчках крови между ногами. Тэннер положил туда руку, лаская розовую плоть, спрятавшуюся в нежных влажных складках, касаясь сначала одним, затем двумя пальцами входа в лоно.

   Жар разливался по телу, расходился, как круги по воде. Его язык прокладывал медленный путь от пупка вниз, и, откликаясь на томительную ласку, руки Абби сжимались в кулаки, комкая простыню. Когда он легонько подул на завитки волос, влажно льнущие к его пальцам, она всхлипнула тоненьким, пронзительным голосом.

   Тэннер поднял глаза на ее лицо, кивнул, словно удовлетворенный увиденным, и снова, нагнув голову, прильнул к ней ртом.

   В ней вспыхнул огонь, взорвался где-то внутри, излился наружу и заполыхал. Абби поняла, что снова вскрикнула, потому что рука Тэннера вдруг оказалась около ее губ, прикрывая их. Однако он не перестал ласкать ее, целовать, поглаживать, подстегивая ее чувства, накаляя ощущения, вздымая ее страсть все выше и выше.

   Снова ее настиг оглушительно, ослепительно мощный взрыв, и Тэннер скользнул вверх по ее телу, заключая ее в объятия. Дрожащими пальцами она гладила его мускулистые плечи, выгибалась ему навстречу, прижималась нежной грудью к его широкой сильной груди. Ошеломленная, растерянная, Абби тем не менее чувствовала, что ей чего-то не хватает, должно быть что-то еще… Она затрепетала, когда он глубоко вздохнул перед тем, как подняться над ней, еще шире раздвигая ее ноги. Обоих одновременно пронзила дрожь, когда он начал проникать в нее.

   Огонь, горевший в обоих, объединил их своим жаром, и ярость его не утихла, когда веки ее медленно опустились, закрывая отуманенные глаза. Тэннер заполнял ее своим изумительным жаром, капли пота срывались с его лба ей на лицо, когда он медленно, непреклонно, осторожно входил в нее все глубже и глубже. Она открылась ему, раскинулась еще шире, а затем обвила его бедра своими стройными ногами, увлекая его в себя всего целиком.

   Боли она не испытала, даже в тот момент, когда ощутила, как напрягся Тэннер, преодолевая последнюю преграду. Она чувствовала только наслаждение тем, как пробуждал он ее, как не давал остыть ее жажде отдаться в его власть. Он привлек к себе ее влажное тело и начал свою любовную игру, то входя в нее глубоко, то отступая.

   Он сделал эту ночь волшебной, опалил своим огнем ее тело, насытил ее душу радостью. Нет, это был не сон. Наконец-то Тэннер взаправду, не во сне, пришел к ней. Он не был порождением ее фантазии. Живой, реальный, он сплетал в ночи их скользкие от любовного пота тела. Эта ночь принадлежала только им, под ее покровом происходило извечное слияние женщины и мужчины, продолжая то, что было отложено на годы… Слишком давно.

   Огонь вырвался на волю из глубин и запылал ярким пламенем раньше, чем Абби была к этому готова. Его плечо приглушило ее крики, так что она скорее ощутила, чем увидела и услышала победоносный взлет его собственного освобождения. Он запрокинул голову и погрузился в нее резким движением, а секундой спустя обмяк, опустившись на ее трепещущее тело. Затем Тэннер перекатился набок и привлек ее к своей тяжело вздымающейся груди. Абби спускалась с высот медленнее, насыщенная, переполненная, но еще не окончательно расставшаяся с новыми для себя переживаниями.

   С того самого первого момента, когда она стояла на крепостной стене Грайнан-оф-Эйлич и наблюдала приближение Тэннера, она отчетливо представляла себе, на какой риск пошла, пуская его за крепостные стены, которыми оградила себя.

   Она рискнула всем… и даже теперь нельзя было сказать, выиграла она или проиграла.


   Было уже светло, когда Абби проснулась и увидела, что Тэннер лежит, опершись на локоть, лицом к ней и нежно отводит легкие локоны у нее со лба. Она сонно заморгала и тут же заулыбалась, осознав, что его бедро уютно устроилось между ее ляжками под простыней.

   – Значит, вот так и спят вместе любовники? – проговорила она.

   – Только в идеальном случае.

   Он склонил к ней голову и поцеловал медленно и нежно. Его язык ласкал, а не дразнил. Его губы были нежными и теплыми, его ладонь отдыхала на ее животе. Казалось, прошло много времени, прежде чем он произнес:

   – Надеюсь, ты не ждешь от меня извинений. Когда я проснулся среди ночи, твои груди наполняли мои ладони, твоя попка уютно пристроилась у меня в паху… все это показалось мне таким естественным и логичным.

   Ее тело вспыхнуло при воспоминании о прошедшей ночи.

   – Я не возражала бы, если бы ты сначала разбудил меня.

   Его глаза потемнели от пробудившегося желания.

   – Неважно, кто проснулся первым, детка. Я уже был возбужден, и возбудился еще больше, когда понял, что твои соски отвердели в моих ладонях, а ты даже и не проснулась. – Его рука скользнула по ее телу вниз, легко прошлась по курчавым волосам. Бедром он раздвинул ее ноги и провел указательным пальцем по набухшим влажным складкам.

   – Наверное, я мог бы поцелуями разбудить тебя и рассказать, что я собираюсь сделать, но я не мог удержаться и не потрогать тебя сначала, – продолжая говорить, он не переставал нежно ласкать ее. У нее перехватило дыхание, когда его палец легко скользнул внутрь. – Вижу, ты уже хочешь меня, Абби. Как можно устоять перед тобой? – Голос его понизился до еле слышного шепота. Не дожидаясь ответа, он стянул простыню и втянул в рот темно-розовый сосок.

   Она не могла вымолвить ни слова. Желание пронзило ее, такое же сильное и острое, как раньше, такое же требовательное. Она погрузила пальцы в его длинные густые волосы и держалась за Тэннера, как за якорь, когда он сильно входил в нее, вводя, вталкивая в царство страсти, которое сам и создал именно для нее.

   Войдя как можно глубже, Тэннер сдерживал себя, стараясь быть нежным и деликатным с женщиной, которая всего лишь несколько часов назад впервые познала мужчину. Наслаждением и мукой была эта ночь. Никогда не чувствовал он такого пылкого нетерпения, и, понимая, что должен был бы остановиться, потому что у Абби все, наверное, болело, Тэннер не мог от нее отказаться. Теперь они стали частью друг друга и совершили все, о чем он мечтал и фантазировал. Он не мог ею насытиться.

   Будь он проклят, если покинет ее постель, не испытав еще раз пик наслаждения.

   Однако он был достаточно опытен и слишком любил Абби, чтобы доставлять ей боль. Сдерживая себя изо всех сил, борясь с бурей бешеных желаний, он, войдя в нее, замер и, приподнявшись на руках, нависая над ней, поймал ее взгляд.

   – Если за что-то и надо принести извинения, то именно за это. Наверное, я слишком поторопился повторить пройденное. Если б ты не была такой соблазнительной и если б я не видел, что ты тоже хочешь меня, я бы мог подождать. Но сейчас…

   – А сейчас тебя понесло, и ты заставил меня тоже захотеть тебя снова, так за что же тебе извиняться?

   Он изумленно замер, когда она шевельнула под ним бедрами. Ему стало еще труднее, но все-таки он заставил себя оставаться неподвижным.

   – Может быть, тебе трудно в это поверить, но я могу быть нежным и осторожным. Тебе будет лучше, если ты расслабишься и будешь тихонько лежать.

   Глаза ее затуманились при воспоминании о пережитом наслаждении.

   – Это было настоящее волшебство, правда? Никогда не думала, что любовное слияние может быть таким. Можно нам это повторить?

   Тэннер застонал и уронил голову между ее упругими маленькими грудями. После этого ему достаточно было лишь слегка повернуть голову набок, чтобы поймать зубами ее сосок.

   Теперь пришла очередь Абби втянуть в себя воздух, и она снова сделала это, когда, лизнув сосок, он накрыл ртом ее грудь. Легкими касаниями языка он водил по сладостно упругой округлости, совершенно не двигая бедрами, хотя слышал, как дыхание ее участилось, стало неровным и прерывистым. Затем он перешел к другой груди, а пальцами, судорожно запутавшимися в кудряшках на затылке, не давал ей повернуть голову.

   Он должен был знать, что не сможет контролировать ситуацию. Он забыл, что Абби – это Абби, непредсказуемая и замечательно волнующая.

   Тэннер играл ее грудью, ласкал, слегка покусывая, когда понял, что она просто млеет от сладостной боли. Эта ласка длилась одну или две секунды, а затем с безудержным пылом он ринулся вперед, пронзающим напором отвечая на ее вызов. Мысль о необходимости быть с ней бережным не покидала его, и Тэннер не забывал о том, что не должен причинять ей боли. Двигаясь медленно и нежно, он довел Абби до бурного оргазма за несколько мгновений до своего собственного.

   В расслабленном покое, последовавшим за фейерверком страсти, Тэннер теснее привлек ее к себе и задумался: неужели теперь она продолжает верить, что их жизни останутся без изменений.


   Едва Тэннер закончил бритье, как в дверь к нему постучали. Распахнув ее, он обнаружил на пороге очень мрачного Рори. Шагнув в сторону, пропуская кузена, Тэннер прикрыл дверь неплотно, чтобы слышать, если Абби выйдет из своего номера.

   – Что происходит? – поинтересовался он, надеясь, что ничего важного, потому что отвлечься от мыслей об Абби и их чудесной ночи потребовало бы усилий, на которые он пока не был способен. Кроме того, Рори принял дежурство всего полчаса назад, и, наверняка, за этот срок ничего существенного произойти не могло.

   Оказалось, что он ошибся.

   Сунув руку во внутренний карман, Рори подал ему простой конверт.

   – Кончик его торчал из-под двери Абби, когда я проходил мимо после твоего звонка. Я подумал, что это может оказаться полезным.

   – Его, должно быть, положили после того, как я ушел от нее, – заметил Тэннер. – Вижу, ты нашел чайник, – добавил он, вытаскивая из конверта сложенный листок бумаги.


   Иди во тьму.

   Один неверный шаг, и неизбежным станет Паденье в Неизвестность…


   Приступ ярости накатил на Тэннера. Он бросился к двери, чтобы бежать в комнату к Абби, но Рори загородил ему собой дорогу.

   – Бюро обслуживания доставило ей кофе как раз после того, как я нашел это письмо. С ней все в порядке, разве только она удивлена твоей заботливостью.

   Рори кивнул на листок бумаги.

   – Полагаю, от тебя не ускользнуло, что послание написано в японской стихотворной форме «хайку».

   – Не ускользнуло, – сев на стул, Тэннер перечитал трехстишие. – Оно подтверждает, что вчерашняя авария со светом не была случайностью.

   – Согласен, – Рори уселся напротив. – Или это была случайность, или рядом с нами находится ловкий человек, который знает слишком много о твоей женщине. Я предполагаю, что эта случайность была спланирована.

   Тэннер согласился с кузеном.

   – Очень плохо, что Уайт пока ничего не выяснил о Йошимото. Я предпочел бы побольше знать о своем враге. – То, что Уайт не нашел и следа Йошимото в делах «кольца», тревожило самим отсутствием информации. Или Йошимото так умело скрыл свои следы, что они стали неразличимы, или он вообще явился не из Океании… и в этом случае весьма вероятно, что он еще более опасен, словно человек ниоткуда. Уайту показалась подозрительной вся эта история, и он будет продолжать свои поиски. А тем временем Тэннер понял, что имеет дело с человеком, по-видимому, несравненно более опасным, чем он казался ему в Фениксе. Тот факт, что братья Маршаллы уклонялись от вопросов его помощника, лишь усиливало его беспокойство.

   Он постарался отогнать на время тревожные мысли и поинтересовался:

   – Можешь ты что-либо добавить к тому, что мы знали вчера?

   – Только то, что электрические пробки находятся в шкафу около кабинета управляющего. И здесь очень часто забывают запирать дверцу. – Рори скорчил гримасу, показывая, что он думает о здешних мерах безопасности. Затем, подойдя к столу, он налил себе кофе, который ранее Тэннер заказал в номер.

   Тэннер согласился с рассуждениями Рори, но все же попытался найти в них слабое место. Он чувствовал бы себя гораздо уверенней, если бы обнаружил хоть одно серьезное противоречие, позволившее бы ему считать, что угрозы Абби не представляют серьезной опасности.

   – Если до щитка с пробками так легко добраться, почему же вчера понадобилось столько времени, чтобы все исправить?

   Рори, стоя с чашкой в руке, пожал плечами. – Ты давно не бывал в Ирландии, кузен. Здесь не так, как в Штатах с их автоматическими прерывателями электрической цепи. Несколько минут назад я одним глазком заглянул в этот шкаф, так вот в этой гостинице все еще используют пробки старого образца… Знаешь, такие цилиндрические с намотанной проволокой.

   – Мне показалось, будто ты сказал вчера, что пробки выключили…

   – Так они говорили вчера. Утром я убедил коридорного рассказать мне все как было. По его словам, пробки и еще какие-то там штуки были вырваны и валялись на полу. Некоторые из тонких проволочек были при этом так повреждены, что пришлось их заменять.

   Тэннер еще раз прочитал краткое послание и убрал его в конверт.

   – Предположим, что этот несчастный случай был подстроен специально для Абби. Но как они узнали, что именно она поедет в тот момент на лифте?

   – Они рисковали, но не слишком. В отеле не более двух дюжин жильцов. Большинство в это время обедали или находились в гостиной. – Он допил кофе и отставил чашку. – Единственное, чего я не могу объяснить, это как им удалось задержать лифт на ее этаже с уже нажатой кнопкой первого этажа? Уверен, что если спросить Абигейл, она сумеет это объяснить.

   – Спрашивать не будем. – Тэннер сунул конверт к себе в чемодан.

   – Не будем? – удивился Рори.

   – Нет. – Тэннер схватил галстук со спинки стула и подошел с ним к зеркалу. – У нее неприятности, это точно, но до тех пор, пока она сама не попросит помощи, если вообще попросит, Абби не примет ее, как бы убедительно мы эту помощь ни предлагали.

   – Интересный подход, – помолчав, сказал Рори. – И как долго ты собираешься этого ждать?

   – Недолго. – Он отвернулся от зеркала и посмотрел Рори в глаза. – Когда она окончательно поверит мне, тогда и расскажет все. Я над этим сейчас работаю.

   – А тем временем? – Рори, не договорив, дал вопросу повиснуть в воздухе.

   – А мы тем временем будем незаметно охранять ее. Только потому, что она не просит помощи, не надо считать, что она ей не нужна.


   Абби проверила, хорошо ли заперла за собой дверь номера, повернулась, собираясь уходить, и уткнулась прямо в грудь Тэннера. Его сильные руки обхватили ее за плечи, когда она отшатнулась, и осторожно удержали на ногах.

   Она подняла на него глаза, прикрывая полуопущенными ресницами внезапную робость. Ей было трудно общаться с ним этим утром, после ночи, проведенной в его объятиях. Абигейл разрывалась между желанием прижаться к нему, утонуть в его объятиях, почувствовать тепло его тела и подозрением, что он ждет от нее более сдержанного поведения. Поэтому она постаралась, чтобы ее приветствие прозвучало нейтрально.

   – После того кофе, который я выпила вместо завтрака, можно было бы ждать от меня большего внимания.

   Шутливое выражение мелькнуло у него на лице, но тут же сменилось сожалением. Тэннер опустил руки, словно ждал от нее сигнала, что все в порядке, что он может дотронуться до нее, как возлюбленный, обменяться поцелуем и увидеть в глазах воспоминание о неистовой страсти, которую они делили всего несколькими часами ранее. Абби вздохнула, не зная, как вести себя и что сказать Тэннеру в подобной ситуации.

   – Это все из-за ковра, детка. Он такой толстый, что даже парень моих габаритов может бесшумно подкрадываться к людям.

   – В этом есть свои преимущества, – кивнула она, потирая сквозь свитер плечо. Этот серовато-белый свитер грубой вязки она носила поверх таких же светлых шерстяных слаксов. – Если бы ковер на лестнице был тонким, я бы сейчас щеголяла не синяками, а гипсом.

   Тэннер бережно обхватил ладонью ее подбородок, пробудив этим жестом воспоминания о прошедшей ночи, от которых у нее перехватило дыхание. Его жаркий взгляд сказал ей, что он вспомнил то же самое.

   – Больше нигде не болит?

   – Болит, но только здесь я могу потерять себя, не нарушая приличий, – и, фыркнув при виде его возмущенного лица, Абби направилась в холл.

   Тэннер пошел за ней следом.

   – Так что сегодня у нас в расписании?

   «Как будто ты не знаешь», – подумала она и повторила бы это вслух, если б он не попытался подвести ее к лифту.

   – Нет, – затрясла она головой и свернула к лестнице. – С меня хватило вчера этой мышеловки.

   – А я-то готов был поклясться, что виноваты были ступеньки.

   – Ступеньки просто оказались под рукой – вернее под ногой. Они ни в чем неповинны. Это лифт заманил меня в ловушку. Кстати, спасибо за кофе, – бросила она через плечо. – Без него я до сих пор была бы в коматозном состоянии и полуодета.

   – Мне нравится представлять тебя в полуодетом виде.

   – Разумеется.

   Он догнал ее на первой же лестничной площадке и нежно, но решительно притянул в свои объятия, а потом приник к ее губам таким долгим поцелуем, что когда поднял голову, оба тяжело дышали. Поцелуй занял какой-то миг, но в этот крохотный отрезок времени ему удалось заставить ее забыть, что на свете есть еще что-то, кроме его объятий.

   – Доброе утро, любовь моя! – В голосе его звучала такая нежность, что у нее сильнее забилось сердце.

   Она вдруг осознала, что стоит на цыпочках, обвив его шею руками, хотя совершенно не помнила, когда это произошло.

   – Мне нравится, когда ты так говоришь, – пробормотала она. – Можешь повторить это снова?

   – Позже, – пообещал он и, притянув к себе, повел вниз по лестнице. – Сейчас нам нужно позавтракать. У меня такое предчувствие, что мне скоро понадобятся все мои силы.

10

   Прежде всего, разумеется, было дело. На шерстяной фабрике Тэннер заказал столько шляп, что их хватило бы согреть головы всем рыбакам на северо-западе Тихого океана, не говоря уж об охотниках, игроках в гольф и бродягах. Возможно, он закупил их чересчур много, но таково было условие, если он хотел стать единственным покупателем этой продукции.

   Другими словами, он закупил такую крупную партию товара, чтобы полностью вытеснить Абби из этой сделки. Это она предвидела и понадеялась, что он легко избавится от излишков на распродажах за четверть цены. Это решение освободит склад, хоть и расстроит бухгалтера его фирмы.

   Она молча наблюдала за проведением сделки, стараясь изо всех сил сохранить на лице выражение досады, чтобы скрыть бурлящий в ней смех. Кончилось тем, что ей пришлось закусить губу.

   Тэннер был настолько уверен, что обошел ее в этом, что пригласил пройтись с ним по фабрике, не говоря, конечно, ничего о том, куда они направляются. Он даже зашел так далеко, что позволил ей вести машину. Она решила, что это он сделал из-за того, что его собственная приобрела все свойства тесной обуви: сначала слишком жмет, а потом, когда нога натружена, и вовсе невозможно надеть.

   Они ехали не торопясь и, воспользовавшись изумительно ясным солнечным утром, посетили аббатство Маккросс, где побродили среди гробниц известных ирландских поэтов и вождей древних кланов. Позже они позавтракали в придорожном пабе. Еда была простой и сытной: хлеб, сыр и пиво Гинесс. Паб был переполнен местными жителями и звенел от голосов. Однако наречие, на котором здесь изъяснялись, было так же непонятно, как греческий или русский.

   Затем они оказались на фабрике, причем Тэннер не потрудился объяснить, откуда он вообще узнал об этих головных уборах. Она и не расспрашивала. Это было частью их игры не обращать внимания на то, какими средствами достигается лидерство. Главное – вырваться вперед. Правда, обычно используемые методы были достаточно просты: слежка, сбор информации у сотрудников конкурента, подслушивание и тому подобное. Абби не переставала удивляться тому, насколько охотно телефонистки, посыльные и официанты снабжали Тэннера сведениями, необходимыми, чтобы быть наравне с ней или даже немного опережать.

   Одно время был такой период, длившийся месяцев двенадцать или четырнадцать, когда он настолько успешно отбивал у нее товары, что ей пришлось разыскивать у себя в штате шпиона. В конце концов она обнаружила этого негодяя, работавшего сменным клерком на субботу и воскресенье. На самом деле он был мужем одной из служащих в бухгалтерии Тэннера. Когда она высказала свое недовольство Тэннеру, он грубовато напомнил ей о помощнике торгового агента… в его фирме, которому она платила за подобную же информацию. Этот помощник теперь работал у Абигейл, а муж бухгалтерши получил место у Тэннера.

   «Все по справедливости, – подумала она, – включая обыск моего номера, учиненный им, чтобы перехватить закупку рыбацких шляп. Все-таки жаль, что пришлось пожертвовать ими в качестве отвлекающего маневра», – решила Абби, внимательно разглядывая головные уборы. Она предпочла бы, чтоб он в конце дня вернулся с пустыми руками.

   Дело заключалось в том, что мастерица из Трэйли не дала пока согласия подписать контракт на поставку «Одинокому рифу» своих льняных комплектов, состоящих из блузок и юбок. Абби прилагала все усилия, чтобы не проговориться раньше времени. Если ей удастся заключить это соглашение, то серии сшитых вручную комплектов из тончайшего ирландского льняного полотна, имея который его обладательница сможет менять как угодно блузки и юбки, создавая новые варианты костюма, станут основой осенней коллекции одежды в ее бутике. Если же швея из Трэйли откажется, то, с точки зрения закупок, эта ирландская эпопея закончится для Абби полным провалом, который будет омрачать ей душу долгое время и после продажи магазина.

   Тэннер пожал руку хозяину фабрики и, обернувшись, увидел, как Абби вертит одну шляпу на пальце. – Мне пригодилась бы такая в прошлом месяце в Шотландии, – беззаботно проговорила она. – По крайней мере, голова бы не мерзла.

   У Тэннера упало сердце, когда он догадался, что имеет в виду Абигейл.

   – В прошлом месяце? – уточнил он.

   Она криво усмехнулась.

   – Да, Тэннер. В прошлом месяце. Ты хоть имеешь представление, как холодно в Шотландии в октябре? Думаю, если б эта собака не нашла меня довольно быстро, я бы окоченела.

   Бросив шляпу обратно, Абигейл поежилась и поспешила выйти на залитый солнцем двор. Тэннеру же потребовалось немало времени, чтобы избавиться от горечи, оставленной в его душе признаниями Абби. Только когда они уселись в машину и она вырулила на обратную дорогу в Килларни, он задал вертевшийся на языке вопрос.

   – Абби, не думай, что я в тебе сомневаюсь, но ты уверена, что твои неприятности – дело рук Сэмюэльса?

   – Разумеется, его. Я не сомневаюсь, что в тот день он следил за мной. Его безобразную кожаную куртку трудно с чем-нибудь спутать. – Она недоуменно посмотрела на Тэннера. – Неужели ты всерьез думаешь, что еще кто-то мог выпустить воздух из моих шин?

   – Нет. Просто я не осознал раньше, что речь идет о прошлом месяце. Здесь не все стыкуется.

   – Что именно? – удивленно уставилась на него Абигейл.

   Он покачал головой и постарался, чтобы овладевшее им беспокойство не прозвучало в голосе.

   – А насчет Таиланда? Когда ты была там?

   – Прошлым летом. Где-то в конце августа, потому что, помнится, я торопилась домой на День Труда. [2] – Она срезала поворот, не обращая внимания на поток машин, и, увидев просвет в них, рванулась вперед, предоставив не таким бесстрашным водителям, как она, ждать более удобного случая.

   – Сэмюэльс надоедал тебе только в этих двух случаях?

   – Насколько мне помнится, да.

   Прежде, чем она успела спросить, к чему все эти вопросы, Тэннер продолжил их:

   – Теперь насчет Йошимото. Когда он в первый раз сделал тебе предложение о покупке бутика?

   – О Господи, даже не знаю. – Она взлохматила пальцами волосы и снова положила руку на руль. – В июле или в августе. Наверное, не раньше, потому что я вообще в первый раз увидела его на приеме, устроенном торговой палатой в честь 4-го июля. [3] – Она замедлила скорость перед знаком «Внимание – дети» и с похвальной осторожностью проехала весь отрезок дороги.

   Миновав его, она снова нажала на газ и искоса посмотрела на Тэннера.

   – Ты поймал меня. Я не собиралась ничего тебе рассказывать о Йошимото.

   – Ты сказала мне слишком мало, чтобы я мог на этом успокоиться.

   Она ничего не ответила на это явно провокационное заявление, но он понял, что встревожил ее, по тому, как резко нажала она на тормоза, догнав медлительный автобус.

   В Тэннере нарастало напряжение, правда, не связанное с рискованным стилем ее вождения. Она срезала углы, лихо обходила более мощные машины, выжимая из своего автомобиля все, что можно. Однако все это его не пугало, так как Абби совершала все эти маневры с шиком и сноровкой, внушавшими безусловное доверие.

   Такая манера езды имела в их случае еще и то преимущество, что их преследователи, если они существовали, не могли сопровождать их незаметно. Это было некоторым утешением для Тэннера, который неустанно корил себя за то, что не сразу заметил связь между Сэмюэльсом и Йошимото.

   Теперь он не сомневался, что она существует, хотя фактов, подтверждающих это, было еще недостаточно.

   Он должен был признаться сам себе, что пока основывается лишь на интуиции. Хотя совпадение дат предложения Йошимото о покупке «Одинокого рифа» и неприятностей, устроенных Сэмюэльсом, никак не походило на случайность. Он должен был сообразить это раньше. Так же, как и еще одно очень важное обстоятельство: оба случая с Сэмюэльсом и в Шотландии, и в Таиланде произошли после того, как Тэннер его уволил, а не до, как ему казалось вначале.

   Если же Сэмюэльс причинял Абби неприятности не ради закупки товаров, его поведение приобретало более зловещий оттенок. Этому было лишь несколько объяснений, и все в высшей степени неприятные. Одно из них включало в себя объяснение отказа Сандры Харрингдон покупать магазин. Йошимото хотел приобрести «Одинокий риф», проявлял завидную настойчивость и не собирался отступать. Сэмюэльс, очевидно, был его орудием в достижении цели.

   Только сейчас Тэннер начинал понимать, в каком опасном положении очутилась Абби.

   Она сбросила скорость, пристраиваясь за «лендровером», последним в цепочке из нескольких машин, задержанных медленно ехавшей впереди косилкой.

   – Что происходит, Тэннер? К чему все эти вопросы?

   Тэннеру не хотелось объяснять ей, в чем дело, но потом он понял, что не может так поступить с ней. Именно ее скрытность, умение хитрить и заметать следы не позволили ему сразу оценить в полной мере грозящую опасность. Однако прежде, чем он начнет свой рассказ, ему надо было подобрать более подходящее для разговора место, чем мчащийся по шоссе автомобиль.

   – Сверни к Гэп-оф-Дэнлоу. Мы поговорим там.

   Она свернула на ведущую туда дорогу, но все же возразила:

   – Тэннер, до темноты осталось лишь несколько часов. Ты уверен, что хочешь осматривать еще какие-то достопримечательности сегодня?

   – Мы не вернемся обратно в гостиницу, пока я не узнаю в точности, что происходит между тобой и Йошимото.

   – А если я не вижу повода для откровенных признаний?

   – Это не имело значения, Абби, пока ты не стала падать с лестницы. Обстановка переменилась.

   – Что же переменилось? – не сдавалась Абигейл.

   – Я уволил Сэмюэльса еще прошлой весной, до твоих поездок в Таиланд и Шотландию. – Услыхав это, она оторвала глаза от дороги и ошеломленно посмотрела на него. – Его дорожные расходы стали превышать доход от закупаемых им товаров. С тобой это никак не было связано.

   – Тогда почему же он?… – Она оборвала сама себя и глубоко вздохнула, прежде чем продолжить.

   Тэннер посмотрел, не испугалась ли она, но никаких признаков паники не заметил: руки ее твердо держали руль, и она внимательно следила за дорожным движением.

   – Пока не знаю, – отозвался он. – Я сам только сейчас сопоставил даты.

   – Если ты не знал всего этого, как ты вообще связал Сэмюэльса и Йошимото? Я уже много недель не видела ни того, ни другого.

   – Если только у тебя нет причин считать, что Сэмюэльс объявил тебе личную месть, надо искать другое объяснение его поступкам. А поскольку ты ни о каких других врагах не упоминала, остается связать это только с Йошимото.

   – Но, Тэннер, ты, по-моему, преувеличиваешь, – нетерпеливо проговорила она. – Йошимото всего лишь человек, который считает, что может запугать меня, чтобы я отдала ему мой магазин. Он и не собирается на деле осуществлять свои угрозы.

   – Хочешь сказать, что не испугалась того, что пытался сделать с тобой Сэмюэльс?

   Она открыла рот, чтобы возразить, но лишь сказала:

   – Мне кажется, твое богатое воображение уводит тебя слишком далеко.

   – Ты знаешь не все, что известно мне.

   Если бы она все знала, то встревожилась бы гораздо сильнее, чем сейчас.

   – Тогда расскажи мне, Тэннер. Расскажи…

   Он прервал ее.

   – Мы поговорим на месте. А пока мне надо получить последнюю информацию. – Перегнувшись на заднее сиденье, он взял радиотелефон и набрал номер отеля. Когда он попросил соединить его с Рори О'Нейллом, Абби сразу же сообразила, о ком идет речь, и так удивилась, что чуть не врезалась в идущий впереди «ситроен».

   Тем не менее этого не произошло, и Тэннер, ожидая ответа Рори, восхищался быстротой ее рефлексов.


   Прежде чем заговорить, Тэннер дождался, пока они не припарковались на стоянке перед Гэп-оф-Дэнлоу. Они сидели в машине на почти совсем опустевшей стоянке, и он рассказывал ей все, что знал. Затем, достав из кармана записку, найденную Рори у нее под дверью, Тэннер отдал ее Абби.

   В молчании он ждал, пока она ее прочтет. Когда она прочитала странное послание не один, а несколько раз, он взял записку из ее подрагивающих пальцев и снова спрятал в карман.

   Обратив к нему чистый и ясный, но почти не испуганный, а скорее любопытный взгляд, она спросила:

   – Кто такой Рори?

   – Мой двоюродный брат, – ответил он и погладил ее нежную щеку. – У него есть опыт в таких делах, и я позвонил ему, когда понял, что происходит что-то неладное.

   – Но я же встретила его в первый же день в Ратмуллане. Откуда ты мог знать все тогда? Тогда ведь ничего еще не случилось.

   – И да, и нет. Ты намекнула, что Йошимото тебе угрожает, и я вспомнил слухи, ходившие насчет него и братьев Маршалл. Этого мне было достаточно, чтобы принять некоторые предосторожности. – Он наклонился и коснулся губами ее носика и снова откинулся к дверце. Ручка впилась ему в спину, но только так он мог наблюдать за теми, кто появлялся на стоянке. Только потому, что Абби ездила, как настоящий лихач, нельзя было считать, что за ними никто не следил.

   – Где он сейчас? – поинтересовалась Абби. – Я не видела его с того утра в «Ратмуллане-Хаузе».

   – Полагаю, что именно сейчас звонит в Феникс. Ты же слышала, как я просил его продолжить мои разыскания.

   – Но когда он добрался до Килларни? Я его там не видела.

   – Видела, но не узнала. Он изменил внешность. – Тэннер потянулся мимо Абби и открыл ее дверцу. – Давай-ка выйдем и прогуляемся, Абби. Свежий воздух нам с тобой не повредит.

   – Я хочу еще многое узнать.

   – Успеешь. – Он вылез из машины и, подождав, пока она ее запрет, повел вверх по склону, где паслись на солнышке несколько приземистых лошадей. Рядом стояло несколько легких двухместных колясок с мягкими сиденьями. Кучера курили поодаль в ожидании туристов. Один из них вышел из круга и направился к Тэннеру и Абби. Через несколько минут они сидели в экипаже друг напротив друга, а коляска направлялась по изрытой глубокими колеями дороге в Гэп-оф-Дэнлоу в узкое, словно ножевой разрез, ущелье в гряде холмов, которые ирландцы называют горами.

   Гид усердно расписывал им окрестности: полуразрушенные бараки, где размещались когда-то английские солдаты; озеро, такое глубокое, что его считали бездонным, а также то самое место, на котором, по преданию, святой Патрик убил последнюю в Ирландии змею. Иногда Абби ахала и охала, заинтересованно кивала, но даже великолепные пейзажи не могли отвлечь ее мысли от нескольких скупых фраз, которыми обменялись Тэннер и Рори О'Нейлл.

   Слушая лишь реплики Тэннера, Абигейл узнала, что происходит много событий, о которых она понятия не имела. Это испугало ее: и потому, что все оказалось гораздо серьезнее, чем она думала, и потому, что сами происходящие события грозили большими неприятностями.

   Поначалу все это показалось ей нереальным: подозрения Тэннера основывались на слухах, ей неизвестных… Его попытка выяснить, кто такой Йошимото через человека, находившегося на другом конце света в Сингапуре, отдавала какой-то фантастикой. Но когда она сопоставила поведение Сэмюэльса и историю со своим вчерашним падением, они складывались в картину довольно страшноватую.


   Иди во тьму.

   Один неверный шаг, и неизбежным станет Паденье в Неизвестность.


   У нее озноб пробежал по спине при мысли о том, что в мусорной корзине ее номера лежит еще одна записка, вероятно, еще с одним туманным предупреждением, которое она не смогла бы понять, даже если б прочитала.

   Абби не пришло в голову рассердиться на Тэннера за то, что он, забегая вперед, велел своему кузену наблюдать за ней без ее ведома. Если б она раньше, еще в Фениксе, знала о слухах насчет Йошимото, она сделала бы те же выводы. А теперь ее занимало нечто более важное, чем досада на то, что Тэннер решил за ней приглядывать.

   Она сообщила Йошимото, что продает «Одинокий риф» Тэннеру, и тем подвергла опасности любимого человека. Не отводя глаз от прекрасного горного пейзажа, она лихорадочно пыталась найти выход из сложившейся ситуации. Она поняла, что самое лучшее, что она может сделать, – это рассказать ему две вещи.

   Но торопиться с этим ей не хотелось. Подходящий момент настанет позже… возможно, сегодня вечером, когда они останутся одни. И уж наверняка еще до завтрашнего утра она выберет минуту и все ему объяснит. Абигейл облегченно улыбнулась, придя к определенному решению. Она не сомневалась, что он так же обрадуется признанию, что она его любит, как обрадовалась она, осознав это.

   «Странно, – подумалось ей, – почему она в этом уверена? Впрочем, какая разница?» Низкорослая лошадка неторопливо шагала по тропе, таща коляску, и Абби стала размышлять, как лучше сообщить ему вторую вещь. Это было необходимо.

   Со своей стороны, Тэннер был захвачен экскурсией не больше, чем она. Абби заметила, что он не прекратил наблюдать за тропой, особенно внимательно разглядывая автомобили, протискивавшиеся мимо них, чтобы поскорее добраться до ущелья. Она не могла себе представить, чего он опасался здесь, в присутствии гида, трещавшего без умолку о красотах и истории Гэп-оф-Дэнлоу.

   Когда гид предложил им дать отдых лошадке перед обратной дорогой, Тэннер сразу согласился. Спрыгнув с коляски, он помог Абби спуститься на землю и повел ее по склону холма к месту, откуда, по словам гида, открывается самый потрясающий вид, ради которого стоило карабкаться вверх.

   Высокая мокрая трава доходила Абби до щиколоток, но твердая рука Тэннера не давала ей поскользнуться. Он остановился, лишь когда они завернули за каменный гребень, скрывший от них и лошадь, и коляску, и перед ними открылась необыкновенная панорама ущелья.

   Невидящим взглядом Абигейл посмотрела на долину, расходящуюся вширь от ущелья, и прислонилась к Тэннеру, стоящему позади нее.

   – Если б я знала, во что это выльется, – сказала она, – я никогда не позвала бы тебя в Ирландию. Очень сожалею об этом, но я никак не думала, что Йошимото настроен так серьезно.

   – У тебя не было причин думать иначе, – ответил он, крепче прижимая ее к себе. – Я ведь услышал о нем совершенно случайно. А так… я наверняка вел бы себя точно так же, как ты.

   – За исключением того, что никогда не втянул бы в эту историю меня.

   Он нежно прикоснулся губами к ее волосам, вдыхая их аромат.

   – Сомневаюсь, знает ли Йошимото, что я здесь. А если и знает, наверное, думает, что у нас очередное коммерческое состязание в закупке товара. В Фениксе ни для кого не секрет, что мы часто гоняемся за одними и теми же вещами.

   – Он знает, что ты здесь. Я это точно знаю, – пробурчала она и, повернувшись в кольце его рук, оказалась с ним лицом к лицу. Подняв дрожащую руку, она погладила его по подбородку, погрузила пальцы в его волосы, распушенные легким ветром. В своем толстом свитере грубой вязки и клетчатом шерстяном шарфе он выглядел истинным сыном прекрасной гордой страны, своей родины. Сильный и мускулистый, Тэннер казался ей воином старинного клана… и она молила небо, чтобы он обладал всеми качествами, присущими его смелым предкам. Потому что, если хоть часть того, что Тэннер рассказал о Йошимото, было правдой, она затянула его в такую переделку, из которой выбраться будет совсем непросто.

   Глубоко вздохнув, Абигейл проговорила:

   – Я сообщила ему, что ты покупаешь у меня «Одинокий риф», – тихо призналась она.

   – Что ты сделала?

   – Я сообщила ему, что ты покупаешь мой бутик. Это все, что я смогла придумать, чтобы сбить его с толку, и Сандра не боялась бы продолжить со мной переговоры. Я была уверена, что угрожать тебе он не посмеет. – Она чуть не плакала, сознавая, сколько ужасных ошибок наделала. Прошло несколько секунд, прежде чем Абигейл поняла, что он не разозлился, а, наоборот, ухмыляется, как Чеширский кот из «Алисы в стране чудес».

   Подозрительно прищурившись, она осведомилась:

   – Что тут смешного?

   – Не столько смешного, сколько удивительного, – ответил он. – Я просто поражен твоей верой в меня. Полагаю, тебе не пришло в голову, что я могу дрогнуть и отказаться от сделки, как Сандра?

   У нее от смущения заалели щеки.

   – Я так далеко не заглядывала. По правде говоря, я просто сочла, что Йошимото не решится давить на человека твоего уровня и твоей репутации.

   – Что же это за репутация? Умираю от желания узнать. – Тэннер сомкнул руки у нее за спиной, и получилось, что она стоит, очень тесно прижавшись к нему. – Это касается моей сексуальной жизни?

   – Вообще я больше ориентировалась на то, что ты справился прошлой весной с бандой рэкетиров. Ходил слух, что они угрожали терроризировать твоих служащих, если ты им не заплатишь.

   Тэннер был удивлен, что она слыхала об этом. В общем-то, это был мелкий эпизод, закончившийся, едва начавшись.

   – Дело было лишь в том, чтобы объяснить им, что они потеряют больше, чем получат. Как только они поняли ситуацию, то стали весьма сговорчивы.

   – Поскольку никому неизвестно, как ты этого добился, слух о твоем героизме продолжает жить, – заметила Абби. – Но мы ушли от предмета разговора. Я не должна была впутывать тебя в свои отношения с Йошимото. Теперь он будет преследовать нас обоих… Он или Сэмюэльс. Кстати, почему ты все-таки считаешь, что в этом замешан Сэмюэльс?

   – Если только ты не завела себе еще каких-то врагов, о которых мне не рассказала, самым логичным представляется, что Сэмюэльс работает на Йошимото. На мой взгляд, тебя стараются или запугать, чтобы ты продала ему свой магазин, либо вымотать до изнеможения с той же целью. – Тэннер поколебался, но потом все-таки добавил: – Меня, однако, тревожит, что вчера вечером он поднял ставку.

   – То есть?

   – Потому что знал, что ты можешь запросто сломать себе шею. – Тэннер был готов погасить дрожь, которая сотрясла ее хрупкое тело, и, притянув к себе, постарался своим теплом и силой умерить ее волнение. Они стояли так несколько долгих мгновений, пока он не решил, что она достаточно успокоилась, чтобы обсудить остальное. – Меня больше всего тревожит мысль, каким, собственно, образом он собирается завладеть твоим бутиком, если сумеет избавиться от тебя? Я полагаю, что магазин унаследуют твои родители?

   Абигейл кивнула, не глядя ему в лицо.

   – Но они совсем не деловые люди. Думаю, что Йошимото считает, что запугать их будет легко.

   – Если он и просчитал такой вариант, нам надо воспринять его очень серьезно. – Тэннер погрузил лицо в ее белокурые кудряшки, касаясь губами нежных волос. – Нам бы очень помогло, если б знали, зачем понадобился Йошимото «Одинокий риф». Тогда мы бы сумели понять, как лучше с ним справиться.

   – Вообще-то меня это удивляло с самого начала. Ведь у меня не какие-то невероятные прибыли, хотя за эти годы дело стало вполне доходным.

   Он согласно кивнул.

   – Да, мне тоже твой бутик кажется слишком мелкой добычей для такой хищной акулы, как Йошимото.

   – До того как ты рассказал мне о братьях Маршалл, я считала, что он хочет использовать бутик как прикрытие для чего-то… например, что-то, связанное с антиквариатом, но теперь…

   Тэннер продолжил ее мысль.

   – Пожалуй, это могут быть наркотики. Ты импортируешь столько всяких товаров со всех концов мира, что Йошимото мог рассчитывать на то, что ему удастся переправлять с грузом какое-то количество…

   – Тогда он дурак. Таможня просматривает все партии товаров самым тщательным образом.

   – Как правило, это так, но, возможно, у него там уже все схвачено.

   – Хочешь сказать, что он кому-то платит?

   Тэннер пожал плечами.

   – Теоретически это вполне возможно. Однако насчет наркотиков это только наше предположение. И поскольку он вряд ли поделится с нами своими истинными намерениями, нам следует просто принять как должное, что он готов причинить вред одному из нас или обоим, чтобы завладеть бутиком.

   Бросив взгляд на небо, Тэннер нахмурился, так как уже стемнело.

   – Сейчас позднее, чем я думал. Нам пора возвращаться.

   Он уже опустил руки и сделал шаг назад, когда Абигейл остановила его, ласково коснувшись плеча.

   – Почему бы мне просто не согласиться с его предложением, взять предлагаемую им цену и убраться, пока еще никто не пострадал?

   – Потому что делать это уже поздно, – ответил Тэннер и повел ее за собой. – Подозреваю, что с того момента, как ты сказала ему, что я тоже замешан в этом деле, он понял, что, если хочет провернуть сделку, должен действовать быстро, чтобы мы не успели заключить договор о продаже. Все выглядит так, будто он решил, что единственным способом предотвратить это – будет избавиться от тебя.

   – Спасибо, Тэннер, ты очень меня успокоил, – раздраженно откликнулась она. – Уверена, что теперь, зная все, я буду спать спокойней.

   – Если тебя беспокоит бессонница, не тревожься. Мы с тобой найдем, чем заняться вместо сна. – И он по дороге вниз начал подробно описывать ей все возможности, наслаждаясь ее возмущенным румянцем.

   Только спустившись на лужайку возле дороги, Тэннер понял, что за время их отсутствия многое изменилось. Лошадь с коляской и кучером исчезли. На их месте стоял синий «мерседес-седан» с зеркальными стеклами, полностью скрывавшими водителя от их глаз.

11

   Несоответствие современного автомобиля и пустынного дикого пейзажа так подействовало на Тэннера, что, хотя он не знал, кто сидел в машине и представлял ли этот человек угрозу для Абби, невольно шагнул вперед, инстинктивно защищая ее своим телом. Боковое окошко со стороны водителя бесшумно опустилось.

   Выглянувший в него Рори поглядел на них и сказал:

   – Один из братьев Маршалл заговорил. Я считал, что стоит вам рассказать это не откладывая.

   Абигейл выглянула из-за широкой спины Тэннера и удивленно воскликнула:

   – Так это вы! Я так и решила вчера, что в вас есть какая-то фальшь, когда вы не стали играть со мной и Эллиотом.

   – Фальшь? – оскорбился Рори. – Интересно, что вы имеете в виду?

   – Вы сказали, что устали, проведя весь день за рулем, но у вас был только слегка помят костюм. А глаза, которые были бы воспалены от дорожной пыли и ветра, были абсолютно ясными.

   Тэннер, забавляясь ситуацией, вздернул бровь.

   – Я и не представлял, что ты такая наблюдательная.

   – Я тоже, – пробормотал Рори.

   – Но ваша маскировка меня одурачила, – продолжала Абби примирительным тоном, не желая задевать профессиональную гордость Рори. Она недоуменно огляделась вокруг. – А что случилось с нашей лошадью?

   – Я заплатил кучеру и отослал его обратно. – Взгляд Рори остановился на Тэннере. – Должен ли я понимать, что Абигейл не рассердилась на тебя, как ты предполагал? – с улыбкой сказал Рори, глядя на стоящую перед ним плечом к плечу парочку.

   Тэннер смущенно передернул плечами.

   – Скажем лучше, что Абби больше обеспокоена своими действиями, чем моими.

   – Простите? – Рори и не пытался скрыть, что ничего не понимает. – Впрочем, неважно. Залезайте в машину и расскажите мне все по дороге. Эта машина может развернуться только на самом верху, и мне не хотелось бы одолевать дорогу во мраке.

   Открыв заднюю дверцу, Тэннер усадил туда Абби, а сам сел впереди. Абигейл сразу наклонилась к ним вперед, чтобы не пропустить ни слова, и Тэннер рассказал Рори все о хитроумном плане Абби избавиться от Йошимото. Когда он закончил, Рори пересказал то, что узнал от его помощника.

   – Твой человек, Каммингс, проследил старшего из братьев Маршалл до Сиэтла, где он сейчас обустраивается. После сложнейших переговоров Каммингсу удалось разговорить его, и он все рассказал. – Замолчав, Рори оглянулся через плечо, неуверенный, стоит ли продолжать.

   Абби тут же вмешалась.

   – Не обращайте на меня внимания, мистер О'Нейлл…

   – Рори, – поправил он ее.

   – Я хочу сказать, Рори, не обращайте на меня внимания. Я всего лишь женщина, которая свалилась со ступенек.

   Он показал ей кивком, что согласен с ней, но не начал говорить, пока не развернул машину, чтобы ехать обратно.

   – Йошимото угрожал детям Маршаллов. Братья были настолько убеждены в серьезности угрозы, что сдались без борьбы.

   – Почему они не обратились в полицию? – спросил Тэннер.

   Рори пожал плечами.

   – Потерять часть бизнеса было легче, чем рисковать потерей семьи. Они решили вообще уехать подальше, почему и было трудно их найти. В Сиэтле они начали все заново.

   Он продолжал излагать подробности, но Абби больше не слушала. Мужчины продолжали тихо разговаривать, а она, откинувшись на спинку сиденья, застегнула ремень безопасности. Руки ее дрожали, и она не сразу попала пряжкой в щель замка. Затем она сложила руки на коленях и стала думать о детях Маршаллов и о том, что могло бы произойти, если бы их родители попытались бороться с Йошимото.

   Абби поняла, что отныне она никогда не станет небрежно относиться к угрозам японца. Если она собиралась выиграть эту битву, ей нельзя было недооценивать противника.

   Теперь, когда она вовлекла в это дело Тэннера, у Йошимото появилось оружие против нее. Она хорошо почувствовала на себе, что должны были испытывать Маршаллы при угрозе их семьям.

   Абби не могла упрекнуть Тэннера за то, что он попытался защитить ее, как только заподозрил неладное. Теперь настала ее очередь защитить все, а у нее не было никаких соображений насчет того, как это сделать.

   Когда они въехали на стоянку перед отелем, только у горизонта оставалась светлая полоска неба. Абби, не задерживаясь, покинула машину, и они с Тэннером направились к отелю. Рори же немного задержался, чтобы пристроить автомобиль на стоянке, по крайней мере, так считала Абигейл.

   Тем не менее в отель они вошли почти вместе и встретились в ее номере, чтобы выпить после долгого дня. Абби и Тэннер вошли в комнату плечом к плечу, как семейная пара, а Рори прошмыгнул к ним, когда удостоверился, что за дверью никто не следит. Тэннер открыл купленную ранее бутылку вина и разлил его в стаканы для зубных щеток, позаимствованные в ванной комнате. Они подняли их в безмолвном тосте и отхлебнули первый глоток.

   Еще в машине Рори они договорились, что единственным способом избавиться от угроз Йошимото будет избавиться от него самого… разумеется, речи не шло об убийстве. С учетом связей Рори в ирландской полиции, все, что им было нужно сделать, это застигнуть его за чем-то недозволенным и сообщить властям.

   Абби не замедлила сообщить мужчинам, что именно она думает по поводу их гениальной идеи.

   – Каким образом вы привяжете Йошимото ко всему происходящему? Если б он был здесь, возможно, у нас был бы какой-то шанс. Однако, как я понимаю, он руководит всем издалека. – Тут ее осенила одна мысль, и, вскочив со стула, она бросилась к мусорной корзине, куда бросила нераспечатанную записку. Ее там не было, и Абигейл, упав духом, снова села рядом с Тэннером. – Наверное, горничная выбросила ее. Какая жалость! Ведь конверт был написан рукой самого Йошимото, а хайку напечатана на машинке. Мы ничего не сможем доказать.

   Тэннер, откинувшийся на подушке маленького дивана, протянул руку вдоль его спинки, касаясь пальцами ее шеи.

   – Нам этого и не надо. Тот, кого нанял Йошимото, не захочет отвечать в одиночку. Особенно если его поощрить и рассказать, кто его нанял. Признание не замедлит последовать.

   – Ты думаешь, ирландское правительство станет из-за этого хлопотать о выдаче преступника? – недоверчиво спросила она.

   – Не думаю, что нам придется зайти так далеко, – сказал Рори. – Если мы сумеем доказать его связь с людьми, которые все это совершили, этого будет вполне достаточно, чтобы Йошимото оставил вас в покое.

   Абби сделала еще глоток сладкого красного вина и задержала его на минутку во рту, качая головой.

   – Этого недостаточно.

   Тэннер легонько обхватил пальцами ее затылок.

   – Почему же?

   – Потому что это не остановит его. Он просто станет шантажировать кого-то еще. – Она искоса посмотрела на любимого. – Сможешь ли ты спать спокойно, зная, что человек вроде Йошимото на свободе и где-то угрожает детям, а ты не сделал ничего, чтобы его остановить?

   Наступило долгое молчание, затем Тэннер с деланной небрежностью пожал плечами.

   – Что ж, значит, мы этого так не оставим. Однако сию минуту перед нами стоит задача, как его подловить. Остальным можно будет заняться потом.

   Он обменялся быстрым взглядом с Рори и с трудом сдержал улыбку, глядя, как кузен старается сохранить безучастный вид. Настойчивое требование Абби остановить Йошимото, чтобы он не мог навредить кому-то еще, мужчины восприняли как нечто само собой разумеющееся, о чем и говорить не стоит. Справедливость можно устанавливать и собственными силами, особенно там, где судебная процедура слишком неповоротлива. Абби могло не понравиться, каким образом они собираются разобраться с Йошимото, хотя было понятно, что особых вариантов нет.

   Рори поставил стакан на столик и уперся руками в колени.

   – Главное, что нам сейчас надо, это обнаружить наемных убийц.

   – Убийц? – Абби поперхнулась, и Тэннеру пришлось дважды хлопнуть ее по спине, прежде чем она снова смогла вздохнуть нормально.

   Рори попытался загладить свой промах.

   – Это просто такое выражение, Абби. Я имел в виду того человека или тех людей, которых нанял Йошимото. Громил. Нам необходимо их вычислить.

   – Может, вы обучены таким вещам, – сказала Абби, – но какой вам толк от нас с Тэннером?

   За кузена ответил Тэннер.

   – Абби, посмотри на это с другой стороны. Мы с тобой потратили годы, стараясь перехитрить, обойти, перещеголять друг друга. Рори всего лишь предлагает, чтобы мы соединили свои усилия и отточенные за годы борьбы приемы против этих негодяев.

   – С этой точки зрения, пожалуй, я накопила изрядный опыт в подобных вещах.

   Тэннер придвинулся к Абби и обнял ее за плечи.

   – Думаю, что прежде всего нам следует принять как факт, что Сэмюэльс сейчас в этом не участвует. Мы оба легко бы его узнали.

   – Вероятно, ты прав, – кивнул Рори. – Но будьте начеку на случай, если он вдруг появится.

   Тэннер не возражал.

   – Возможно, я видел какого-то подозрительного типа в «Ратмуллан-Хаузе». Правда, мне не особенно удалось его рассмотреть, потому что, как я теперь понимаю, он старательно прятал от меня лицо. – И он рассказал им о человеке, бросившем недоеденный завтрак.

   – Похоже, это был один из них, – согласился Рори, – но вполне вероятно, их несколько. Абби, что еще ты могла бы рассказать о том вечере, когда погас свет? Ты кого-нибудь видела по дороге к лифту, кто мог бы нажать не ту кнопку?

   У нее пересохло во рту при воспоминании о жутком падении во тьму, но, перебрав в уме все подробности, вынуждена была покачать головой.

   – Никого вокруг не было. Я вошла в лифт просто потому, что он остановился на моем этаже. Я собиралась спуститься по лестнице. – Она теснее прижалась к Тэннеру и сама удивилась, насколько лучше себя от этого почувствовала. – Сначала лифт не шел вниз, и я поняла, что что-то мешает двери закрыться как положено.

   – Что именно?! – одновременно воскликнули оба мужчины.

   – Спичечный коробок, – сказала Абигейл, и сердце у нее упало, потому что она вспомнила, что на нем было изображено. – Из «Ратмуллан-Хауза».

   Единственной реакцией Рори были вскинутые брови, а Тэннер не мог сдержаться и крепко выругался. Непонятно, почему ругательство, вырвавшееся из уст Тэннера, вызвало у Абигейл приступ истерического смеха. Мужчины подождали, пока она успокоится, и продолжали разговор, проигрывая разные варианты действий.

   Когда Рори ушел, Тэннер сердито сверкнул на нее глазами.

   – С тобой что, истерика или тебя все это очень веселит?

   Она постаралась изобразить на лице раскаяние, но без особого успеха.

   – Прости, Тэннер, но, проснувшись нынче утром, я не сознавала, что окажусь героиней второсортного фильма. Я хочу сказать, не кажется ли тебе все это несколько надуманным? Улики, загадочные записки, ловушка, устроенная в лифте, свет, который гаснет в полупустом отеле, бандиты, прячущиеся по темным углам, телохранитель с фальшивыми усами?

   – Еще час назад тебе это смешным не казалось.

   – Может, я перестала бояться.

   – Это было бы глупостью. Страх не дает расслабиться и даже может спасти нам жизнь.

   Абигейл судорожно глотнула и, уже не притворяясь, мрачно заметила:

   – Я не то чтобы не боялась, Тэннер. Но то, что ты и, конечно, Рори в этом деле заодно со мной, делает меня сильной. Я уверена, что втроем мы победим. – Абби перевела на него глаза и подумала, что бы он сказал, если б понял, какой страх она испытывает не за себя, а за него. – Пообещай мне, что не наделаешь глупостей и не подставишься под удар. Не думаю, что смогу выдержать, если с тобой что-то случится.

   Если судьба отберет у нее Тэннера, зачем ей жить? Она еще теснее прижалась к нему, потому что это казалось единственно правильным: крепко схватиться за него и больше не выпускать из рук.

   Наверное, Тэннер прочитал ее мысли, потому что в следующее мгновение он прижал Абби к своей груди и, пригнув ее голову к своему сердцу, сказал:

   – Послушай, Абби. Слышишь, как ровно бьется мое сердце? А вчера, когда ты упала, у меня было такое чувство, что оно остановилось. Мир замер вокруг меня на те несколько минут, которые прошли между твоим раздавшимся в темноте криком и моментом, когда я понял, что ты цела и невредима.

   Теплое его дыхание коснулось ее лба, и она прислонилась головой к его плечу.

   – Мне, кажется, все больше и больше нравится слушать, как совсем близко бьется твое сердце. И вообще мне многое что в тебе нравится.

   – Например?

   – Если ты ждешь комплиментов, то знай, что вторая черта, привлекшая меня к тебе, – это твои волосы. Я обожаю дикий вид, который они тебе придают. – Потянувшись, Абби захватила прядь длинных волос и притянула его подбородок к своим губам. – Сила Самсона заключалась в волосах. Может, я подсознательно приписала им это качество? И привлекает меня к тебе твоя сила.

   – Что же все-таки главное? – Он соскользнул на подушки, и получилось, что она почти лежит на нем. Такое положение ее вполне устраивало… при этом, как ни странно, она не испытывала никакой робости или смущения, ощутив его возбужденный член, упиравшийся в низ ее живота.

   Она выпустила его волосы из пальцев и легкими поцелуями обвела его рот.

   – Самое главное? – спрашивала Абби между поцелуями, улыбаясь его безуспешным попыткам перехватить ее порхающие губы.

   – Ну что именно привлекло тебя ко мне? – уточнил он. Его руки гладили ее по бокам и по спине вверх и вниз, казалось бы, вполне невинно, если бы большие пальцы каждый раз не задевали мимоходом ее грудь.

   Абби начала ласкать языком его ухо, проверяя, так ли оно чувствительно к прикосновениям, как ее собственные уши. Продолжая медленную чувственную ласку, она подумала, что, вероятно, стоит поведать ему, что прежде всего ее привлекло к нему то, что он воспринимал ее как опасного делового конкурента. Абби возбуждало сознание того, что он не просто терпел соседство ее маленького бутика, но увидел в ней непосредственную угрозу его доходам и принял ее всерьез.

   В деловом мире, где мужчины, безусловно, главенствуют, было так прекрасно сознавать, что он видит в ней… соперника.

   Его теплая тяжелая ладонь легла на ее ягодицы, и она сочла, что сейчас не время вспоминать о бутике и их деловом противостоянии. Сейчас пришло время любить, и она только начинала познавать в объятиях Тэннера, как же мало значит все остальное.

   Она глубоко втянула в себя воздух, когда его пальцы нащупали «молнию» ее шерстяных слаксов. Цепочка поцелуев, которую повели губы Абби вниз по его щеке, была только началом ее демонстрации, что такое любовь.


   На следующее утро они переехали в небольшой отель на окраине Корка. По двум причинам: во-первых, Рори сможет увидеть, не следует ли кто за ними из отеля в Килларни. Правда, они оставили адрес, по которому им должны были переадресовать почту, так что громилы Йошимото могли без особого труда найти их. Рори считал, что пора выманить врагов из укрытия. Целью переезда было выяснить, кто они такие. Вторая же причина была гораздо более практична: сменив дорогой отель, полупустой в это время года, когда пик туристического сезона миновал, на другой, в котором все время хватало постояльцев, они облегчали Рори маскировку. В толпе ему легче было не бросаться в глаза. То, что бандитам Йошимото это также облегчало жизнь, Рори не беспокоило. Вряд ли преследователям Абигейл и Тэннера придет в голову, что они сами попали под наблюдение, так что прятаться они вряд ли будут.

   Они выехали пораньше, после краткого завтрака. Накануне Тэннер договорился, чтобы агентство по прокату автомобилей забрало его машину, а Рори купил радиотелефон, чтобы поддерживать с ними связь. Они боялись, что их отъезд пройдет незамеченным в пустынной, как склеп, обстановке отеля. Однако эта проблема разрешилась сама собой. На имя Абби экспресс-почтой был доставлен пакет от портнихи из Трэйли. Она чуть не замурлыкала от удовольствия, получив подписанный контракт на льняные комплекты, и не пожалела красок, обстоятельно шаг за шагом расписывая Тэннеру, как обвела его вокруг пальца.

   Мало кто вокруг не услышал, что проигравший очко в их борьбе Тэннер должен будет заплатить за обед этим вечером. Ей к тому же удалось громко ввернуть название отеля, так что постановка, несомненно, удалась. С деловой же точки зрения, Абби приписала себе даже два очка за то, что так ловко его перехитрила. Это был один из самых хитроумных ее маневров, и она еще долго будет с удовольствием вспоминать его после продажи «Одинокого рифа».

   Они не сомневались, что их проследят до Корка. После жаркого спора было решено, что машину поведет Абигейл. Идея состояла в том, что преследователям будет трудно угнаться за ней, и времени на то, чтобы обнаружить слежку, у них просто не останется.

   Все сработало безукоризненно. Спустя всего два часа, прошедших без аварий и каких бы то ни было инцидентов, они въехали на стоянку около отеля в Корке, где Тэннер заказал себе с Абби номер-люкс. Ее это вполне устраивало, потому что за две последние ночи она привыкла спать в его объятиях. Рори поселился в конце коридора. Якобы не замечая, что он идет сзади, они покинули свой номер, чтобы посвятить день деятельности, которую Рори и Тэннер сочли и полезной, и безопасной. Другими словами, они бродили по центру Корка среди толпы студентов и деловых людей, беззаботно разглядывая улицы и витрины.

   К тому времени как Рори пришел к ним в номер выпить перед обедом, солнце уже час как село, а ноги Абби гудели от непрерывной долгой ходьбы. Тэннер сидел перед ней на полу и растирал ей натруженные ступни и пальцы. Рори доложил об успехе их плана. Абби старалась не смотреть на него, но у нее это плохо получалось. Ее просто заворожило его преображение. Он стал совершенно другим, сменив очки в тонкой металлической оправе на солидные черепаховые, подвив волосы и подтемнив лицо тональным кремом. Завершала маскировку крохотная золотая сережка в одном ухе, великолепно гармонировавшая с его длинными волосами.

   Когда Абигейл позвонила ему в машину и сообщила, что ему очень идет серьга, он, поблагодарив, объяснил, что она составляет часть пары, подаренной им жене на Рождество. Абби тогда же решила, что обязательно познакомится с женщиной, которая безропотно одалживает мужу серьги.

   Рори игнорировал ее иронию и продолжал свой рапорт.

   – Их двое, и они опытней, чем я думал. – Помолчав, он отхлебнул виски. – Я знал, что их должно быть двое, потому что первый все время искал дорогу. Прошло чуть не все утро, прежде чем я удостоверился, кто из них отвечает за операцию.

   – Ты уверен, что их только двое? – переспросил Тэннер.

   – Хм. Все, что нужно сейчас, это пустить в ход вторую часть плана.

   – Неужели обязательно, чтобы это происходило в замке Бларни? – возразила Абби. – Там так красиво! Эти древние стены… Мне так не хочется, чтобы с ними были связаны неприятные воспоминания.

   – Если ты будешь делать все, как велено, то вообще не увидишь, что там произойдет, – отвечал Тэннер, кладя руку ей на колено. – Поэтому мы и выбрали замок Бларни. Это единственное место в Ирландии, с которым ты достаточно хорошо знакома, чтобы выбраться оттуда самостоятельно.

   Абби глубже забилась в кресло и, закрыв глаза, протянула ему другую ногу. Подождав, пока он как следует займется ею, она переспросила:

   – Вы так и не ответили мне, что собираетесь делать с этими парнями?

   – Когда решим, тогда и скажем. – Тэннер растирал ее ступню, пока она не расслабилась. – Давай-ка пройдемся по твоей роли. Я хочу удостовериться, что ты все помнишь…

   Она прервала его, сидя в ленивой позе, не открывая глаз.

   – Я иду с тобой через двор замка. Мы взбираемся по главной лестнице, поворачиваем к легендарному камню Бларни… Кстати, я совершенно не собираюсь следовать глупому преданию свешиваться вниз головой и целовать этот камень на высоте почти пяти этажей от земли, чтобы приобрести дар красноречия. Ясно тебе?

   И хотя Тэннер ей не возразил, продолжала:

   – Во всяком случае, когда мы минуем камень, то снова повернем к лестнице на башню, где увидим сигнал Рори снизу со стоянки и узнаем, ждут они нас там или нет.

   Тут Тэннер обернулся к Рори.

   – Ты уверен, что они не последуют за нами в замок?

   – Безусловно. Там только один вход, он же выход. Дураки они будут, если попытаются что-то предпринять в присутствии множества свидетелей с фото– и кинокамерами.

   Тэннер согласился. Он задал этот вопрос только, чтобы успокоить Абби.

   – Ты позвонишь мне сразу, как их увидишь.

   Рори кивнул, и она продолжала излагать свою малоинтересную задачу в этом приключении.

   – Тэннер поспешит назад, чтобы помочь тебе укротить этих громил, пока я буду осматривать замок. Осмотр и любование пейзажем с крепостной стены займут у меня много времени.

   – Что ты должна делать, если Тэннер не будет ждать тебя внизу? – спросил Рори.

   – Я покручусь около сувенирного киоска, пока он не покажется. Если его не будет на месте, это вероятнее всего означает, что вы разбираетесь с этими негодяями.

   – Смотри, Абби, не уходи никуда от сувенирного киоска, не вмешивайся в наши действия. Я не хочу, чтобы ты вдруг появилась на стоянке.

   Она открыла глаза и яростно ими сверкнула.

   – Я знаю, как выполнять приказы, Тэннер. Кроме того, уверяю тебя, что не хочу приближаться к этим типам ближе, чем это необходимо.

   Он буркнул что-то, словно эти слова его вовсе не убедили, затем повернулся к Рори уточнить распорядок предстоящего вечера. Им с Абби надо было сделать только одно: постараться, чтоб как можно больше людей узнали, что завтра они собираются с утра пораньше посетить замок Бларни. А это означало, что надо расспрашивать всех официантов и постояльцев о расписании его работы, советоваться, что еще можно посмотреть, и вообще стараться, чтобы название Бларни все время всплывало в разговоре.

   Рори было вменено в обязанность присматривать за их номером, пока они обедают, на случай, вдруг кто-то решит застать их врасплох. Однако никто их не побеспокоил, и после еще одного краткого телефонного совещания перед обедом было решено, что пока их преследователи не попадут в ловушку, Рори будет держаться подальше от Абби и Тэннера.

   А пока надо было еще пережить долгую ночь. Для Абигейл и Тэннера, впрочем, это трудности не составило: они провели ночные часы в объятиях друг друга, забыв обо всем, что так волновало их днем.

   Единственным исключением оказался телефонный звонок от взволнованного Уайта Коннерса. Он поделился своими соображениями, что Кенджи Йошимото из Феникса – это тот самый человек, которого его родные вышвырнули из семейного бизнеса – газеты в Токио. Вроде бы… семья хранила молчание по поводу своей черной овцы… вроде бы Кенджи поймали за получением взятки за обещание повлиять на издательскую политику. Если добавить к этому слухи, в которых имя его связывали с наркотиками и распутными женщинами, то казалось вполне резонным, что он и есть тот самый Йошимото, угрожавший Абби. Порвав со своей семьей, он перешел от мелкой коррупции к агрессивной незаконной деятельности.

   Уайт предложил пару сценариев, как отделаться от Йошимото, не привлекая властей. Вешая трубку, Тэннер пожалел о том, что наемники Йошимото подступили слишком близко и сейчас не до их босса.

   По крайней мере, пока. Позже, когда они вернутся в Штаты и предъявят Йошимото свидетельства его преступного поведения, возможно, удастся осуществить один из вариантов плана Уайта. А пока рядом была Абби. Чуткая, любящая Абби, которая с такой легкостью и естественностью вошла в его жизнь и его объятия, как он и не мог мечтать. Она дала ему все, что может дать женщина, и даже больше.

   Когда они занимались любовью, она отдавалась ему с такой щедростью, что он все время вспоминал ее слова на крепостной стене Грайнан-оф-Эйлич.

   «Капитуляция – это то, что происходит между мужчиной и женщиной, которым больше не надо защищаться друг от друга».

   Тэннер коснулся губами уголков ее глаз, изгоняя остатки сна, и, когда она глубже зарылась в его объятия, ощутил, как любовь пронзила его, как острие кинжала. Он подумал, что до встречи с Абби и представить себе не мог всю глубину и красоту того чувства, что зовется любовью.

12

   Величественная квадратная башня Бларни вела счет своим годам с пятнадцатого века. Ее славные стены видели победы и поражения ирландских вождей, многих рыцарей в доспехах, чьи подвиги прекрасные дамы своим искусным мастерством сохранили для потомства на гобеленах. Уютно покоясь среди невысоких холмов, окруженных огромными деревьями, еще более старыми, чем крепостные стены, замок казался воплощением романтики и традиций. Каждую поездку в Ирландию Абигейл тянуло сюда как магнитом.

   Она шла за Тэннером по узкой дорожке под крепостной стеной и злилась на то, что вдруг так разнервничалась, и это тревожное волнение отравило ей все удовольствие от посещения Бларни. И ведь ничего пока не случилось, так почему же дыхание ее стало прерывистым, а ладони вспотели? Ведь они с Тэннером совершенно спокойно, никем не потревоженные, пересекли обширный луг, окружавший замок. Просто двое из нескольких дюжин туристов, которые никуда не торопятся, а всего-навсего гуляют под яркими лучами ирландского солнца.

   Они избегали тесных полутемных помещений нижнего этажа, которые могли бы стать ловушкой, а направились сразу к лестнице, ведущей на башню, и стали в очередь туристов, жаждущих поцеловать камень Бларни.

   Тэннер не стал подтрунивать над ней, когда Абби стойко выполнила свое решение не свешиваться вниз головой к камню, но сам проделал это, предварительно передав ей на хранение все содержимое своих карманов. Она дала несколько монеток сторожу, чтобы он позаботился о Тэннере и других бесстрашных искателях красноречия, дабы они не свалились на камни замкового дворика. Правда, помощь этого человека была чисто символической и ненужной, так как под знаменитым камнем была натянута не бросающаяся в глаза спасательная сетка. Однако Абби никогда не позволила бы себе ставить свою жизнь в зависимость от куска веревки ради выполнения сомнительного ритуала.

   – Не то чтобы я боялась высоты, – объясняла она Тэннеру позже, когда они возвращались по каменным плитам к башне. – Но я не вижу смысла в этом дурацком обряде.

   – Как я понимаю, ты не сомневаешься, что и так владеешь искусством красноречия, – усмехнулся он, оглядывая пристальным взглядом окрестности.

   – Скорее, меня отпугивает необходимость висеть вверх ногами. – Она содрогнулась, представив ощущения, которые могла бы испытать.

   Абигейл и Тэннер ходили по замку, смешавшись с группой туристов, стараясь все время быть на виду.

   Она бы чувствовала себя гораздо лучше, если бы знала, где сейчас Рори и появились ли их преследователи. Расстояние от гостиницы до замка Бларни оказалось слишком мало, чтобы Рори успел что-то заметить. Теперь же они были в неведении, потому что последний раз говорили с ним перед тем, как покинуть стоянку. Единственное, что они знали наверняка, что здесь, наверху замка Бларни, с ними никаких подозрительных личностей не было.

   Перегнувшись через крепостную стену, они делали вид, что разглядывают руины особняка восемнадцатого века, находившегося на территории соседнего поместья, когда еле слышно зазвонил телефон в кармане у Тэннера. Он что-то коротко произнес в трубку, затем незаметно от окружающих сунул телефон в сумочку Абби.

   Он встретился с нею взглядом, и глаза его поразили Абигейл совершенно новым выражением, сочетавшим торжество и жестокость… Таким Тэннера она никогда еще не видела. Казалось, ей бы надо только радоваться и благодарить его за то, что ради нее он готов был на все, но сознание того, что эти ее проблемы вызвали к жизни дремавшие в нем первобытно-воинственные инстинкты, растревожило ей душу.

   – Они оба поджидают нас на стоянке, детка. Все будет кончено в несколько минут.

   – Ты до сих пор не сказал мне, что именно собирается сделать Рори, когда вы их поймаете, – Абби старательно избегала упоминания об опасности, которой он подвергался. У нее сердце замирало от страха при мысли об этом.

   – Вряд ли тебе это понравится, – и, нагнув голову, он поцеловал ее губы – коротко, жестко, властно.

   Когда он поднял голову и коснулся костяшками пальцев ее подбородка, Абигейл поняла, что дальше спорить и спрашивать бесполезно. Рори ждал, и времени не было.

   – Я позвоню тебе, когда путь будет свободен, – сказал он.

   – Смотри, не забудь.

   Они помедлили перед крутой лестницей, пропуская вперед какую-то пару, и Абби использовала это замешательство как повод разделаться с Тэннером.

   – Давай спустимся в другом месте, – громко предложила она, указывая в ту сторону, которую они не обследовали.

   – Ты уверена, что оттуда можно будет спуститься вниз?

   – Если нет, мы вернемся и сойдем здесь.

   Тэннер сделал вид, что колеблется, затем покачал головой.

   – Ты сходи туда, Абби, а я слишком высокий, чтобы биться головой о все здешние притолоки. Встретимся внизу, – немного пригнувшись, он начал долгий спуск по винтовой лестнице.

   Абби, дождавшись, пока он скроется из вида, расправила плечи и напомнила себе, что ее дело сейчас, раз уж она не может им помочь, не паниковать, не впадать в истерики, а мужественно ждать результатов. Она медленно спускалась по узким ступенькам, не останавливаясь в боковых галереях, хотя в любое другое время с наслаждением побыла бы в них, представляя себе, как они выглядели в период расцвета рыцарства. Однако сегодня она совершенно не была настроена на романтические мечтания.

   Сегодня Тэннер и Рори вступали в бой… с ее врагами… и единственное, чем могла она им помочь, это не путаться у мужчин под ногами. Рори твердо потребовал, чтобы Абигейл не участвовала в финале их операции, потому что пользы она принести не могла, а навлечь новые неприятности и осложнения сумела бы. Ей ничего не оставалось делать, как подчиниться приказу Рори.

   Если б это не было разумно, она ни за что бы не уступила.

   Выйдя из небольшого полутемного зала, Абби оказалась около колодца главной лестницы позади группы туристов, переговаривающихся на непонятном ей языке – не то на датском, не то на хорватском. Абби все равно не смогла бы отличить один от другого. Все ее мысли разделились на два направления: что происходит на стоянке у замка и как бы поскорее выбраться на солнце, чтобы прогнать озноб от страха, пробравшего ее до костей.

   Лестница выходила на маленькую, выложенную каменными плитами террасу, вдоль которой располагалась стойка с сувенирами. Памятуя о данных ей инструкциях, Абби задержалась около нее, купив пару открыток, чтобы не вызывать у продавщицы подозрений.

   Прошло десять минут, к концу которых Абигейл оставила всякое притворство и даже не пыталась изображать спокойствие. Она шагала взад и вперед перед киоском с сувенирами, не обращая внимания на недоумевающее лицо женщины за прилавком и разгуливающих туристов.

   Поглядев в очередной раз на часы, она порылась в сумочке, проверяя, не отключила ли случайно телефон, как вдруг он зазвонил прямо у нее в руках. Абби рывком поднесла его к уху, больно вжимая в шею серьгу.

   – Слушаю.

   Голос Тэннера прозвучал так отчетливо, будто он находился в двух шагах.

   – Все в порядке, Абби. Дело сделано. Можешь расслабиться.

   Сознавая, что ничего подобного не почувствует, пока не окажется снова в его объятиях, Абби не стала ничего спрашивать и лишь объявила:

   – Я иду к вам.

   – Почему бы тебе не подождать немного? – В его голосе послышалась настойчивость, игнорировать которую она не могла. – Сейчас должен подъехать друг Рори, чтобы забрать громил Йошимото. Я предпочел бы, чтобы, пока они не уехали, ты держалась в тени.

   Она не успела открыть рта, как он добавил:

   – Я приду за тобой через несколько минут. Пока.

   Спорить было не о чем: он отключился. Отняв телефон от уха, Абби сделала глубокий вдох, впервые ощутив облегчение, и только тогда заметила, что продавщица сувенирного киоска не сводит с нее глаз. Не желая больше привлекать ее внимания, Абби поспешила прочь, выбрав дорогу, ведущую не к стоянке машин, а к Скалистому ущелью. Если она и нарушила приказания Тэннера, то лишь для того, чтобы немного прийти в себя перед встречей с ним.

   Она шла довольно быстро и замедлила шаг, лишь оказавшись под сенью гигантских тиссов. Теперь, не спеша, она двигалась по ущелью, окруженному массивными скалами, где в далеком прошлом находилось сердце святилища друидов. Она миновала утес Ведьмин Лик, но не остановилась. Ум и душа ее жаждали умиротворения: она направлялась к Ступеням Желаний. Легенда гласила, что, если спустишься и поднимешься по этим ступенькам с закрытыми глазами, твое желание обязательно исполнится. В каком-то путеводителе Абби прочитала, что двигаться надо задом наперед, но тогда же решила, что подобное путешествие и так достаточно страшно.

   Ступеньки были высечены в узком каменном туннеле, протянувшемся сквозь скалу тридцати футов толщиной. Нижний конец этого туннеля находился прямо над потолком. Абигейл добралась до верхней площадки и огляделась, чтобы убедиться, что она здесь одна. Ей повезло: вокруг никого не было. Вздохнув с облегчением, так как карабкаться туда и обратно под взглядами зрителей было просто ужасно, она начала свой путь, сосредоточив все внимание на преодолении неровных ступеней.

   Желание у нее было таким простым, что никаких раздумий не требовалось. Закрыв глаза и расставив руки, так чтоб они уперлись в обе стенки наклонного туннеля, она сделала первый шаг. Удостоверившись, что нога стоит твердо, приставила к ней вторую, затем передвинула по стене руки. Потом повторила все это снова… и снова, неторопливо делая шаг за шагом.

   Стены под ее пальцами перестали быть гладкими, как в начале туннеля. Их пересекали трещины и разломы. Ступеньки становились все уже, так что она не могла ускорить движение, соблюдая особую осторожность. Туннель расширился, так что она уже не могла упираться руками в обе стены и вынуждена была нащупывать свой путь вдоль одной из них.

   Поскольку она забыла сосчитать ступеньки, то не сообразила, что достигла подножия лестницы, пока не ощутила под ногами ровную площадку. Было невероятно трудно не открыть глаза в этот момент. Ей вспомнились ее прежние попытки одолеть Ступени Желания. Первый раз она открыла на мгновение глаза, когда поднималась обратно, тем самым нарушила условие и потеряла возможность исполнения задуманного желания. Однако это происходило в разгар туристического сезона, и за ней была очередь жаждущих своего шанса, так что она притворилась, будто ничего не произошло и продолжила свой путь. Она закончила его очень лихо, как может только человек, который видит, куда ступает.

   Сейчас она поборола искушение, была уже на полпути вверх и могла уже коснуться обеих сторон туннеля, когда странный холодок пробежал у нее по позвоночнику. Она вздрогнула и ощутила страх, чувствуя, что ей грозит опасность, но не подозревая, откуда ее ждать.

   Абби испугалась, но не так, как тогда, когда воображала свое падение вниз головой с крепостной стены замка Бларни. Это ощущение было совсем другое, гораздо хуже, потому что она не понимала, чем оно вызвано.

   Она ступила вперед, не позволяя себе малодушно открыть глаза, потому что здравый смысл подсказывал ей, что бояться нечего… разве только духов друидов.

   Еще один шаг, ладони ее заныли оттого, что она слишком сильно нажимала на шершавые стены. В туннеле было тихо-тихо, но теперь эта тишина казалась зловещей и напоминала об отдаленности остальных туристов.

   Абигейл споткнулась, наступив на мелкий камешек, но не это заставило ее сдаться, не достигнув цели. Она услышала слабый звук чьего-то дыхания, и это насторожило ее, заставило открыть глаза. Это было очень своевременно – она увидела стоящего перед ней мужчину. Его руки тянулись к ней, выражение лица в полумраке нельзя было различить.

   На мгновение она подумала, что это Тэннер пришел за ней, но тут мужчина, в котором Абигейл с ужасом узнала Йошимото, рванулся вперед, и Абби поняла, что он собирался не схватить ее, а, наоборот, – толкнуть. Он собрался столкнуть ее вниз со ступенек! Бежать было некуда, думать тоже, на крик и то времени не было. В отчаянной попытке спастись она бросилась ему в ноги, чтобы он потерял равновесие.

   Плечо Абби ударило его в лодыжку, он упал, перелетел через ее голову, ударив ногой в подбородок, и покатился кувырком вниз по узким неровным ступенькам… Единственным шумом был звук ударов его тела о монолитный камень скалы, повторяющийся снова и снова, пока он не стих, и все, что она могла различить, это еле видное распластанное тело внизу.

   Эхо смерти звучало в ее ушах. Затем наступил ошеломляющий момент абсолютной тишины, когда духи прошлой эры явились требовать своей законной доли… А затем тишина взорвалась отчаянным неумолкающим воплем… Абби кричала, кричала и не могла остановиться.

13

   В дни, последовавшие за этим, Тэннер и Абби почти не разговаривали о том, что произошло. По крайней мере, не друг с другом. Им хватило того, что пришлось снова и снова подробно рассказывать все представителям властей, для которых каждая, самая мельчайшая деталь казалась значительной. Присутствие Рори, а вернее его участие в происшедшем, отвело от них подозрения и сомнения в их виновности. Как объяснил Тэннер, это было просто следствием профессиональной учтивости. Впрочем, чем заслужил Рори такое особое отношение, он объяснять ей не стал.

   Ей же было все равно почему. Достаточно, что ее не стали допрашивать в течение многих часов, направив в лицо яркую лампу, и не обвинили в убийстве Йошимото… Она ведь не была виновата в его смерти. Это Йошимото пытался убить ее, а не наоборот.

   Но так или этак, самозащита или нет, а в местном морге лежало мертвое тело, и она была бесконечно признательна, что в ней не пытались вызвать чувство вины в смерти человека. Ее достаточно мучило то, что она не чувствовала себя виноватой.

   Она вообще никаких чувств в отношении Йошимото не испытывала.

   Разве что гнев. Она была взбешена, что он готов был убить ее из-за какой-то торговой сделки.

   Как смел он приравнять ее жизнь к какой-то, пусть и значительной, сумме денег? Абби металась по комнате от окна к кровати и обратно.

   Тэннер развалился в кресле и молча наблюдал за ней. Он упал в него десять минут назад, сразу по возвращении с последнего визита в полицейский участок. Теперь он полулежал, вытянув длинные ноги так, что ей приходилось все время перешагивать через них на пути к окну и обратно.

   Он надеялся, что она не споткнется о его ноги и не грохнется на пол. После двух дней бесконечных бесед с различными представителями властей как ирландских, так и американских, у него не было сил и быстроты реакции, чтобы успеть ее подхватить.

   Два дня, и все, наконец, закончилось. Тэннер понимал, что все могло сложиться гораздо хуже. Благодаря Рори последние детали этого дела сегодня были обсуждены, и отныне ничто не мешало им покинуть Корк.

   Перед расставанием Рори пригласил их к себе в гости в Балликасл встретиться с его женой Кейт. Тэннер и Абби с радостью приняли его приглашение. Однако сначала, как объяснил Тэннер своему кузену, они задержатся здесь на пару дней и поездят по окрестностям. Слишком давно он не бывал на земле своих предков и хотел без всякой спешки насладиться ее красотой.

   У него было еще одно практическое соображение: он надеялся, что к тому времени, как они доберутся до Северной Ирландии, Абби наконец сможет успокоиться после испытанного потрясения и придет в себя. Его беспокоило состояние Абигейл, хотя ей не снились кошмары, в которых повторялась бы сцена смерти, она не занималась бесконечным самоанализом, не было у нее приступов непонятного страха. Абби не плакала и не вздрагивала при малейшем шуме, она вообще никак не проявляла своих эмоций.

   Когда два дня назад они с Рори нашли ее, визжавшую и скорчившуюся от страха на Ступенях Желания, ему и в голову не могло прийти, что вскоре она будет вспоминать эти события не с ужасом, а со злостью. Тэннер подумал, что, пожалуй, именно такой реакции следовало ожидать от его непредсказуемой Абби. Во всяком случае, Рори этому вовсе не удивился. Он указал, что злость является чуть ли не самой здоровой реакцией, какая могла у нее быть, и вполне соответствует ее сильному характеру.

   Тэннер наблюдал из-под полуопущенных век ее метания и понимал, что должен каким-то образом дать ей выплеснуть переполняющие ее эмоции.

   – Если ты не изменишь маршрут, то скоро протопчешь на ковре тропинку.

   Она, казалось бы, послушалась его… и стала ходить по тому же маршруту.

   – Меня бесит, что он заплатил кому-то, чтоб меня убили.

   – Вообще-то он уплатил им, чтобы они тебя немного покалечили. Убийство он приберег для себя.

   – Я могла бы сломать себе шею, когда свалилась с лестницы в отеле, – пробурчала она и обхватила себя руками так, что блузка соблазнительно обтянула грудь.

   – Просто ты злишься оттого, что он им мало за тебя предложил. Не волнуйся, Абби. Цена работы, вероятно, зависит от сложности исполнения, а не ценности объекта покушения.

   Уголки рта Абигейл дернулись вверх в подобии улыбки впервые за эти дни.

   – Надеюсь, ты не намекаешь на то, что меня слишком легко убрать?

   – Как тебе пришло в голову подобное, Абби, – пробормотал он. – Йошимото теперь всю вечность будет сожалеть, что не знал, с кем связался.

   – Если б он принял мой отказ, ничего бы этого вообще не случилось. Глупый, тупой болван.

   Глаза Тэннера не могли оторваться от ее вздымающейся от гнева груди, так что он лишь воображал, как пылают возмущением ее щеки. У него не осталось сил беспокоиться по поводу ее эмоционального состояния, когда можно наблюдать другие, более привлекательные стороны ее… натуры. Например, как отвердевшие соски чуть не протыкают тонкую ткань блузки… Его воображение тут же угодливо представило ему нежные упругие холмики грудей, скрытые под полупрозрачным бюстгальтером.

   Он стал думать об этом невидимом клочке кружев и атласа, потом переключился на размышления о шелковых трусиках под шерстяной юбкой, доходящей до середины икр.

   Еще он представил себе, как приятно провести рукой по ее телу, ощущая под пальцами гладкую ткань. Будет ли она реагировать на его прикосновения столь же бурно, как вчера, когда он раздел ее догола и потерся о нее одетым, касаясь нежной кожи мягкими от многочисленных стирок джинсами и тончайшей шерстью кашемирового пуловера?

   Тэннер ощутил мощный прилив желания и бешеную пульсацию крови в паху, вспомнив ее дикую, самозабвенную пылкость, когда он прижал ее всем телом к стене и так, стоя, овладел ею. Тэннер подумал, что после дня, проведенного в полиции, Абби кинется в ванную, чтобы по обыкновению полежать в горячей воде, едва они войдут в номер. Он был готов подождать, пока она расслабится, пока горячая вода унесет из ее тела дневные испытания до того, как он ее коснется, чтобы пробудить иное напряжение, иной огонь.

   Вместо этого она поцеловала его, едва он закрыл дверь, долгим чувственным поцелуем, от которого все его добрые намерения как ветром сдуло, и их закружило в вихре страсти.

   Что-то изменилось в их отношениях, и Тэннер вдруг осознал, что страсть Абби стала менее отчаянной, менее одержимой, чем раньше. Взгляд его перешел на юбку, подол которой касался при ходьбе края ее мягких кожаных сапожек, и улыбнулся, припомнив, как она утром надевала этот наряд.

   Они спешили, опаздывая из-за того, что ночью много раз занимались любовью, а внизу их ждал детектив, чтобы проводить в полицейский участок. Тэннеру казалось, что он в камере пыток или где-нибудь похуже: находиться в одной комнате с полураздетой Абби, смотреть, не имея возможности коснуться, зная, что пройдут часы, прежде чем он сможет что-то сделать с отвердевшей плотью под «молнией» своих джинсов.

   Сначала она бегала между ванной и спальней в трусиках и лифчике, но если от этого ему было плохо, то еще хуже стало, когда Абби натянула чулки… После этого, ничего больше не надевая, она восемь минут и двадцать одну секунду причесывала волосы и наносила макияж.

   Он решил, что пришло спасение, когда она наконец оделась. Затем настала пора сапог, весьма безобидных на вид – на низком каблуке, узких и высоких.

   Но его чуть не парализовало, когда он наблюдал ее борьбу с плотно облегающим икру до колена голенищем. Просунув пальцы в петли вверху сапог, Абби тянула их вверх, юбка задралась, продемонстрировав полоску белой кожи выше чулок. Наконец она одернула юбку и подоткнула ее под себя, чтобы не мешала, и Тэннеру не пришлось удовлетвориться случайным проблеском тела. Теперь он видел ее бедра до края трусиков….

   Ему хотелось опуститься на колени, здесь и сейчас. Он жаждал провести руками по мягкой коже сапог, по скользкому нейлону чулок, пока не почувствует под ладонями бархатистую плоть ее ляжек и шелковистый атлас трусиков.

   Весь день он мечтал об этом. Абби что-то сказала, он лишь промычал в ответ нечто невнятное, не желая упускать картину, нарисованную в своем воображении.

   – Тэннер, ты меня не слушаешь! – Она круто обернулась и замерла, глядя на него сверху вниз.

   С видимым усилием он медленно поднял тяжелые веки и посмотрел ей в лицо.

   – Как ты об этом догадалась, детка?

   – Я только что сказала… – Абби оборвала себя на полуслове, поймав жаркий, полный желания взгляд Тэннера и осознав, что никакие ее слова сейчас до него не дойдут. Да и не имеют значения. Ничто не имеет такого значения, как это нечто, возникшее между ними и крепнущее с каждым мгновением.

   С другой стороны, такую возможность жаль было упускать.

   Широкая улыбка расползлась по ее лицу, когда она продолжила, якобы повторяя уже сказанное.

   – Я только что сказала, что люблю тебя. Почему-то я ожидала в ответ чего-то большего, чем мычание.

   Его брови удивленно поднялись.

   – Пощади, Абби. Ты же, в конце концов, не первый раз это говоришь.

   – Неужели? – Мысли ее заметались, перебирая воспоминания в поисках подтверждения его слов. Не припомнив ничего подобного, она насупилась. – Не помню, чтобы говорила такое раньше.

   – Прошлой ночью, сразу после того, как мы занимались любовью.

   – В который раз? – недоверчиво спросила Абби.

   Тэннер помедлил с ответом, словно стараясь припомнить как можно точнее, затем улыбнулся.

   – Не уверен, я сбился со счета. Помню лишь, что мы были в постели. Ты лежала на животе, уткнувшись лицом в подушку, а я пытался сдвинуть тебя с места, чтобы поправить сбившиеся простыни. – Он протянул руки и стал подтягивать ее поближе. Ноги ее раздвигались все шире с каждым шагом. – Я ясно помню, как ты сообщила, что любишь меня, потом сказала: «Спокойной ночи» и крепко заснула.

   – Как ты мог меня расслышать, если я лежала лицом в подушку?

   – У меня отличный слух. – Тэннер легонько сжимал в руках ее запястья, массируя большими пальцами гладкую кожу.

   У нее перехватило дыхание от этой ласки, нежность которой никак не соответствовала жаркой страсти его взгляда.

   – А что ты ответил на это?

   Тэннер склонил голову и коснулся губами внутренней стороны запястья, затем бросил на нее лукавый взгляд из-под темных ресниц.

   – Я ответил тем же.

   – А именно? – Ей было необходимо услышать эти слова, сказанными громко и недвусмысленно, утвердиться в признании их взаимных обязательств друг перед другом. Обязательств, которые оба воспринимали очень серьезно.

   К признанию, что они любят друг друга, она неосознанно шла все эти долгие годы.

   – Спокойной ночи!

   – Ах ты… – Абигейл хотела шлепнуть его, но Тэннер крепко держал ее запястья. Прежде чем она успела понять, что происходит, он рванул ее вниз так, что она села ему на колени верхом, и Тэннер уткнулся лицом в ее грудь, пряча свою улыбку.

   – Тэннер Флинн, ты – паршивец, – запротестовала она, но тут же расхотела изображать оскорбленную невинность, потому что он задрал ей блузку и стал прямо сквозь тонкий лифчик втягивать в рот упругий сосок. Ее пальцы запутались в его волосах, она стиснула ладонями его голову, а он, закончив целовать и покусывать один сосок, перешел к другому.

   – Все еще считаешь меня паршивцем? – поинтересовался он, на мгновение прервав свое захватывающее занятие.

   – Угу.

   Короткий смешок его прозвучал резко и хрипло, после чего, пробормотав что-то насчет женщин, не знающих, на что стоит обращать внимание, Тэннер скользнул ладонями ей под юбку.

   Через несколько мгновений Абби потеряла всякий контроль и над словами, слетавшими с ее губ, и над своим телом, которое Тэннер ласкал с такой сладостной и пылкой требовательностью. Как Абби понимала, в таком состоянии она могла сказать все что угодно.

   Может быть, она и говорила уже ему, что любит…

   Должно быть, так оно и было, потому что когда все кончилось и Абби лежала, погруженная в бездумную истому, Тэннер произнес:

   – Я тоже люблю тебя, детка! Я очень тебя люблю.


   Огонь в камине догорал. Они долго сидели перед тлеющими углями. Вечер переходил в ночь, большинство постояльцев отеля разошлось по своим номерам, оставив Тэннера и Абби наслаждаться тишиной опустевшей гостиной. Они поели рано, поделив на двоих заказанный в номер огромный бифштекс с печеным картофелем. Потом они переоделись и спустились вниз выпить бренди и побыть немного среди людей, даже не подозревающих о жутких событиях в замке Бларни.

   В прессе не было ни слова об этом происшествии главным образом потому, что властям не хотелось как-то подрывать романтическую репутацию замка Бларни и его окрестностей. Он ведь числился первым в списке туристических достопримечательностей Ирландии. А поскольку погибший являлся иностранцем и случайно оказался в этих местах, было решено не будоражить этим прискорбным происшествием общественное мнение.

   Семье Йошимото было только на руку подобное умолчание. У брата Йошимото не возникло никаких сомнений в правдивости рассказа Абби о случившемся. Более того, он принес извинения от имени своей семьи за недостойное поведение брата, а в конце их краткой встречи упомянул Тэннеру, что собирается выяснить дело с братьями Маршалл и постараться возместить им ущерб, причиненный Кенджи.

   Казалось, все шло к тому, что вся эта история скоро будет предана забвению. Все… за исключением того, что собиралась делать Абби по возвращении домой.

   Подняв глаза над кучкой только что смешанных костяшек домино, Тэннер попросил:

   – Абби, расскажи мне об этом бюро путешествий, которое ты покупаешь. Ты мне ничего не сказала о нем, кроме того, что хочешь потратить на это деньги от продажи «Одинокого рифа».

   Она поморщилась.

   – Сандра что-то не отвечает на мои звонки, так что, боюсь, мне не удастся его продать.

   Абби ни разу не разговаривала с Сандрой после звонка из «Ратмуллан-Хауза». Тогда она сообщила, что ей не надо больше тревожиться из-за Йошимото, имея в виду свою выдумку насчет участия в сделке Тэннера. Теперь, когда действительно не надо было бояться Йошимото, Сандру не удавалось нигде найти.

   – Ты не ответила мне на вопрос. – Он сдвинул в сторону костяшки домино и облокотился на столик. – Скажи мне, Абби, ты собираешься уехать из Феникса?

   – А если и так?

   У него упало сердце, хотя выражение лица оставалось невозмутимым.

   – Мне Феникс очень нравится, но полагаю, что смогу жить и в другом месте.

   – Ты бросишь свое дело ради меня? – не поверила Абби.

   Он не задумался ни на секунду.

   – Если бы ты попросила об этом, безусловно. К счастью, в этом нет никакой нужды. Им уже успешно управляет Каммингс, так как большую часть времени я провожу в поездках. Просто потребуется закрепить это формально.

   – А чем займешься ты?

   – Наверное, открою другой магазин. – Тэннер ухмыльнулся завладевающей им идее. – Я всегда мечтал расширить дело.

   Он опустил глаза на их сомкнутые руки, и когда спустя мгновение она встретилась с ним взглядом, в ее глазах появился блеск, которого раньше в них не было, и она вкрадчиво осведомилась:

   – Значит, выходит, что мое решение роли не играет?

   – Только если ты решишься выйти за меня замуж, – перевернул ее кисть и бережно погладил безымянный палец, на котором надеялся вскоре увидеть свое кольцо. – Кажется, с этим возникает проблема.

   – Замуж? – Ее рука слегка дрогнула, и Тэннер мягко сказал:

   – Вот-вот. Так ты уже решила насчет этого?

   – Что значит «насчет этого»? Мы никогда еще о свадьбе не говорили.

   Он ухмыльнулся.

   – Конечно, говорили.

   – Когда? – Она с подозрением уставилась на него.

   – Пару часов назад. – Тэннер нагнул к ней голову поближе и перешел на шепот. – Ты, детка, может быть, этого и не помнишь, потому что это последовало сразу за тем, как ты расстегнула «молнию» моих джинсов, а мои два пальца вошли глубоко-глубоко…

   – Тише! – Лицо ее вспыхнуло от смущения, которое, впрочем, долго не продлилось, потому что Тэннер расхохотался, и вскоре и она хохотала с ним вместе.

   – Тэннер, – с досадой вздохнула она. – Неужели ты не можешь вести ни одного разговора без упоминания о сексе.

   – Трехлетнее ожидание его – срок долгий, Абби. Мне потребуется немало времени, чтобы наверстать упущенное. – Он многозначительно вскинул брови. – Хорошо, детка, что ты такая ненасытная. Из нас получится прекрасная пара.

   – Поэтому ты и предложил мне выйти за тебя? Потому что мы подходим друг другу в постели?

   – Мы не просто хороши вместе в постели, Абби. Мы великолепны. В постели, на полу, где угодно, где занимаемся любовью. Но пожениться нам надо не из-за этого.

   – Тогда почему же?

   – Потому что мы слишком любим друг друга, чтобы проводить жизнь с кем-то другим. – Он взял в руку и вторую ее ладошку и крепко сжал, глядя ей прямо в глаза.

   Глаза ее словно превратились в сияющие озера.

   – Неужели ты и вправду так меня любишь, Тэннер?

   – Вправду. – Горло его пересохло от томительного ожидания, ему казалось, что если сию же минуту она не произнесет «да», его сердце не выдержит. Тем не менее он заставил себя повторить еще раз в надежде, что это лишний раз поможет убедить ее.

   – Я вправду люблю тебя, Абби. И всегда буду любить.

   В наступившей тишине уголек треснул и развалился на кусочки. Ее лицо озарилось счастливой улыбкой, а голос звучал нежнее флейты.

   – Конечно, я выйду за тебя, Тэннер. Зачем же, по-твоему, я позвала тебя в эту далекую Ирландию?

   «И правда, зачем еще?» – подумал он и притянул ее к себе. Губы их слились. Поцелуй легчайший, нежный, манящий, как летний дождь, скрепил их будущее, полное любви и доверия, которые несли они в своих сердцах.

   Когда спустя несколько минут Тэннер увлек Абби в их номер, то овладел ею с той властной гордостью хозяина, испытываемой мужчиной лишь в отношении единственной женщины, которую он объявил перед всем миром своей.

   Абби отвечала ему, не сдерживаясь, стремясь разделить с ним радость и счастье, переполнявшие ее сердце.

   Они были любовниками в самом высоком и чистом смысле этого слова: ничего не тая друг от друга, не ставя преград, надеясь и веря в будущее, которое создадут вместе.

14

   Тэннеру понадобилось совсем немного времени, чтобы убедиться, что путешествие с Абби, а не за ней или впереди нее, было само по себе приключением, требующим мужества и терпения. Она обладала особым свойством замечать указатели к малоизвестным достопримечательностям, очень кратко или вообще не упомянутым в путеводителях. Он обнаружил, что едет по обходным узким дорогам, переходит вброд речки, которые оказались чересчур глубокими для автомобиля, карабкается по холмам, где пасутся равнодушные к пейзажам овцы. Иногда их усилия вознаграждались осмотром очередного друидского круга камней. Однажды небольшой земляной бугор оказался курганом, могилой древнего воина, сраженного более сильным противником.

   Тэннер научился быть благодарным за то, что они вообще находили то, что искали, какой бы неинтересной не оказывалась цель поисков. Но помоги ему Боже, если Абби не удалось до темноты найти что-то, указанное в путеводителе. Эта женщина органически не могла примириться с поражением и таскала Тэннера по раскисшим от дождя полям и пастбищам. После одного особенно трудного похода по заросшему высохшему руслу какого-то ручья, приведшего их к каменным руинам сомнительной исторической ценности, Тэннер взбунтовался и, подъехав прямо к первому же пабу, заказал им обоим по кофе с хорошей порцией бренди.

   – Ты одурела, Абби, – сказал он, грея руки над горевшим в очаге торфом.

   – Это что еще за слово? – осведомилась она, отрывая взгляд от путеводителя. Под шапкой еще не просохших кудряшек глаза ее сверкали лукавством, явно обещая какие-то проказы.

   Тэннера каждый раз удивляло, до чего же ему нравится эта ее детская неугомонность. Однако уверенный в своей правоте он не думал отступать.

   – А как же это назвать иначе? Тот факт, что какое-то место или сооружение упомянуты в путеводителе, совсем не означает, что мы обязаны его найти.

   Абигейл удивленно опустила путеводитель на колени.

   – Ты ведь хорошо меня знаешь, Тэннер. Я же не просто так это делаю. Я собираюсь предоставлять людям совершенно особые маршруты путешествий, а значит, должна увидеть все своими глазами.

   – Я думал, ты просто покупаешь налаженное туристическое агентство.

   – Это было бы очень скучно. – Абби отложила книжку и обхватила ладонями стаканчик с бренди. – Кто угодно может заказать билеты на самолет и места в гостинице. Я планирую организовать не просто турпоездки, а особые путешествия для настоящих путешественников.

   – Но далеко не всех волнуют старые могилы и развалины крепостей.

   – Но таких много, – настаивала она. – Я составлю и другие маршруты по Ирландии, включающие традиционные. Однако многие из них зимой закрыты, так что ездить по ним сейчас будет пустой потерей времени. Тэннер отошел от огня и устроился в кресле рядом с Абби.

   – Ты собираешься сама осмотреть каждую точку предлагаемого маршрута?

   – Конечно.

   – Это потребует времени и больших усилий. – Они уже пришли к согласию, что лучшим местом для ее туристического агентства будет Феникс. Но мысль о том, что Абби будет уезжать в долгие поездки, пока не приходила ему в голову. И теперь Тэннеру не потребовалось и минуты, чтобы понять: ему это не нравится.

   – Я буду отсутствовать не дольше, чем сейчас, – заметила она. – Я вчера подумала, что если мы хорошенько все спланируем, ты сможешь ездить со мной в большинство поездок. Это даст тебе идеальную возможность делать закупки товаров.

   Он сразу повеселел.

   – Ты сможешь даже помогать мне в этом.

   – Не даром. – Она широко ухмыльнулась и поднесла стакан к губам. У Тэннера появилось подозрение, что его обвели вокруг пальца.


   Им потребовалось три дня, чтобы добраться до северных территорий. Утром, перед тем как отправиться в путь, Абби, как всегда, позвонила Рори, чтобы узнать, не объявилась ли Сандра. Она оставила его телефон помощнице Сандры, потому что они с Тэннером понятия не имели, где окажутся следующей ночью. Рори не было дома, но Кейт, его жена, обрадовала Абби хорошим известием.

   – Вчера вечером звонила мисс Харрингдон, – сказала Кейт певучим ирландским говором, который доставлял Абби столько удовольствия. – Я сообщила ей, что мы ждем вас в Балликастле сегодня к ночи, но она сказала, что ей необходимо поговорить с вами как можно скорее.

   Абби почувствовала раздражение. Сандра вдруг проявила нетерпение, хотя Абигейл безуспешно пыталась несколько дней с ней связаться. Затем она подумала, что, вероятно, Сандра услышала о смерти Йошимото и, почувствовав себя в безопасности, решила больше не прятаться. Это Абби и объяснила Кейт.

   – Все равно, – настаивала Кейт, – она очень волновалась и хотела поговорить с вами немедленно. Поскольку мы не знали адреса и название вашего отеля, она обещала позвонить завтра утром.

   – Но в Фениксе сейчас середина ночи.

   – Я же говорю, она очень волнуется, – и, помолчав, Кейт добавила: – Она может позвонить в любую минуту. Сказать ей, чтобы перезвонила вам?

   Абби закусила губу. Взгляд ее был устремлен на Тэннера, застегивавшего чемодан. Они уже позавтракали, и ей хотелось отправиться в путь до того, как солнечное утро сменится малоприятной моросью. Сандра может подождать до вечера. Вряд ли несколько часов что-нибудь изменят.

   – Спасибо, Кейт, но мы уже выезжаем отсюда. Не могли бы вы сказать Сандре, что я позвоню ей вечером? Если только не разразится гроза, мы собираемся посетить Дамбу Гиганта, а затем направимся к вам.

   – Когда я прошлой ночью сказала ей, что вы ей перезвоните, она ответила, что будет проще ей позвонить вам и что она не знает, где будет сегодня. Кажется, она сейчас не сидит на одном месте.

   – Это объясняет, почему ее так трудно застать. Неважно. Просто скажите ей, что мы на пути к вам, и она может позвонить мне вечером.

   – Если пойдет дождь, будьте, пожалуйста, осторожнее. Горная тропа не лучшее место в грозу. В дождь там очень опасно и скользко.

   Когда Абби, распрощавшись, положила трубку, Тэннер был готов ехать, но сказал:

   – Если хочешь, мы можем подождать здесь звонка Сандры.

   Абби покачала головой.

   – Все в порядке. Если я хочу получить хорошую цену в этой сделке, мне не надо очень рваться ей навстречу. Я не хочу терять деньги, лишь бы поскорее с этим покончить.

   Он ухмыльнулся.

   – Я бы об этом не тревожился. Сандре стоит только поглядеть на то, что ты сделала с Йошимото, чтобы понять, какая ты крутая.

   – Что я с ним сделала?! – Она сердито посмотрела на Тэннера. – Ты вредный тип, Тэннер.

   – Просто я люблю точность, детка. – Он подхватил чемоданы и подтолкнул ее к двери. – По сравнению с тем, через что тебе в последнее время пришлось пройти, переговоры с Сандрой яйца выеденного не стоят.


   Если замок Бларни был главной достопримечательностью Ирландской Республики, то Дамба Гиганта занимала то же место в списке знаменитых мест Северной Ирландии. Шестьдесят миллионов лет назад мощная подземная сила вытолкнула на поверхность раскаленную докрасна лаву, которая застыла в причудливые формы, поражающие воображение людей в последующие века. Описывать их словами все равно, что сказать о радуге – будто она всего лишь свет, рассеянный туманом, и не упомянуть о цвете.

   Дамба Гиганта – геологическое чудо раскинувшихся на несколько километров утесов необычайной красоты. Главный интерес вызывают тридцать семь тысяч шестигранных базальтовых колонн, выступающих из моря или врезанных в склоны скал. С горных тропинок, пролегающих мимо утесов, открываются поразительные виды, так что часто на них трудно разминуться из-за туристов, ошеломленно любующихся ни на что непохожим пейзажем.

   Расположенная на самом северном краю Изумрудного острова, Дамба Гиганта находилась на самом большом расстоянии от Корка, куда только можно забраться, все еще не покидая Ирландии… Этим, пожалуй, и объяснялось, почему именно здесь легендарный гигант Финн Мак Кул выбрал это место для постройки своего моста на шотландский остров Стафф. По крайней мере, так говорится в древнем предании.

   Пока Тэннер и Абби рука об руку спускались к основной россыпи скал, Тэннер припоминал слышанные в детстве рассказы матери о Финне Мак Куле и его сопернике, шотландском гиганте с другого берега по имени Бинандоннер. Финн хотел сразиться с Бинандоннером и начал строить дамбу, потому что не мог найти лодку, достаточно прочную, чтобы перевезти его через море. Потом до Финна дошел слух, что Бинандоннер сам собирается к нему, и он решил обмануть шотландца. Он велел своей жене сказать Бинандоннеру, что Финн – ее сынок, а отец его гораздо крупнее. Одного взгляда на такого ребеночка хватило Бинандоннеру, чтобы сломя голову в ужасе броситься обратно. Торопясь вернуться домой, он разбросал и растоптал почти всю дамбу.

   Когда же Тэннер закончил свою историю упоминанием о том, что подобные же скальные образования есть и на Стаффе, Абби отбросила все научные объяснения этого феномена и решила верить только этой легенде.

   – Гораздо легче поверить в гигантов, чем в то, что этим колоннам шестьдесят миллионов лет, – объявила она. Они стояли у подножия особенно впечатляющего скопления колонн, известных с викторианских времен под названием «Орган». – Они настолько одинаковые, что я никак не могу считать их игрой природы.

   – Ты скорее согласишься считать, что Финн Мак Кул был таким хорошим камнетесом и сделал их все одного размера? – поинтересовался Тэннер.

   – Да, соглашусь. – Абби подняла глаза и утонула в смеющемся взгляде Тэннера. У нее перехватило дыхание от того выражения счастья, которое она там увидела.

   – Тогда пройдемся вверх по этой дорожке. – Он указал на узкую тропу, врезанную в почти отвесный склон. – Такое зрелище нельзя упустить.

   Абигейл с сомнением глянула на темнеющее небо.

   – Ты уверен, что у нас есть время? Уже смеркается. Почти все экскурсанты уже ушли. – Она насчитала не больше дюжины людей, бродивших вдоль берега. Впрочем, и раньше туристов было не слишком много, теперь же даже самые стойкие торопились к теплому жилью.

   Она поддернула повыше «молнию» своей куртки. Несмотря на солнце, еще не скрывшееся за горизонтом, она замерзла. Здесь в Северной Ирландии зима властвовала вовсю. Им еще повезло, что не дул штормовой ветер и не лил дождь.

   – Мы не пойдем до конца, – сказал Тэннер. – Где-то посередине есть тропка, срезающая путь. Мы по ней поднимемся на вершину утеса и по ней же быстро спустимся к жилью. Если только ты не совсем замерзла. – Он вопросительно посмотрел на нее и подтянул повыше «молнию» куртки.

   – Думаю, движение нас согреет. – Она окинула взглядом видимую часть тропинки и заметила, что там есть длинный крутой участок, поднимающийся расщелиной на самую вершину. – Или правильнее было бы сказать карабканье?

   Порывистый ветер лохматил волосы, и Тэннер поднял руку, убирая с глаз непослушную прядь.

   – Тут, детка, действительно надо немного вскарабкаться, но оно того стоит. Я покажу тебе Глаз Гиганта. Он такой большой, что непонятно, как такой огромный человек мог выполнить столь тонкую работу.

   – Если он так велик, может быть, древняя легенда вовсе и не выдумка, – сказала она и пошла вперед, потому что на узкой тропинке идти можно было только гуськом.

   Вертолет перелетел через гребень и прошел над ними. Отрывистый шум его винтов странно не сочетался с дикой природой. Они решили, что, наверное, это обычный армейский патруль контролирует побережье в поисках контрабандистов или моряков, терпящих бедствие. Однако к тому времени, как они дошли до перевала, шум вертолета давно стих, и, оглянувшись, Абби увидела, что за исключением какой-то пары, направляющейся в ту же сторону, что и они, скалы совершенно безлюдны.

   Тропа, плавно поднимаясь вверх, постепенно вывела их на середину крутого склона. Абби обратила внимание, что в тех местах, где склон отвесно обрывался вниз, на тропе были поставлены мощные ограждения. Она почувствовала благодарность к тем, кто позаботился об этом. Конечно, она предпочла бы, чтобы ограждение шло вдоль всей тропы, но понимала, что и так доставить сюда необходимые материалы, не говоря уже о самой строительной работе, дело хлопотное. И все-таки ее нервировала мысль о том, насколько легко было бы споткнуться и упасть вниз.

   Не отрывая глаз от тропинки, она заметила:

   – Думаю, что буду рекомендовать моим клиентам приезжать сюда среди зимы. Представляешь, как здесь толпится народ летом!

   – Да уж! Сотня людей, карабкающихся в разных направлениях по горам, не прибавят Дамбе привлекательности, – отозвался Тэннер. А через несколько минут, схватив за руку, остановил ее посреди тропы.

   – Что такое?!

   – Глаз Гиганта. – Он указал ей на темный овал, словно впечатанный в красноватую скалу.

   Абби оценивающе поглядела туда.

   – Большой был парень.

   – Но непропорционально сложенный: я забыл тебе показать внизу след его ступни. Он пять или шесть футов длиной. Если же судить о его размерах по глазу, получается довольно низкорослый…

   – Ты рассуждаешь с таким знанием дела, словно провел не один день, лазая по этим скалам. – Говоря это, Абби повернулась, чтобы взглянуть на море, куда уже начал окунаться край солнца.

   – Родители Рори жили поблизости отсюда, – объяснил Тэннер. – До того как я перебрался в Феникс, мы приходили сюда каждый раз, когда я приезжал в Ирландию.

   Опершись на деревянные, доходящие ей до бедер перила, Абби вздохнула:

   – Мне хотелось бы, чтобы ночь не наступала так быстро. Здесь так красиво, что уходить не хочется.

   Тэннер стоял, обняв ее за плечи, спиной к тропинке.

   – Еще пять минут, детка, и надо возвращаться.

   – Десять.

   – Сожалею, но пять. Я не хочу, чтобы темнота застала нас на опасной тропе.

   – Тогда обещай, что мы еще приедем сюда. Когда-нибудь.

   – Хоть каждый год. – Поглядев вдаль, на океан, мерцающий переливчатой игрой тени и света заходящего солнца, Тэннер вынужден был с ней согласиться. Ему тоже не хотелось уходить. Дамба Гиганта всегда производила на него огромное впечатление, и то, что сейчас эти чувства разделяла с ним любимая женщина, наполнило душу Тэннера безмерным покоем полного удовлетворения жизнью.

   Заслышав приближающиеся шаги, он оглянулся через плечо посмотреть, кто идет. Пара, которая поднималась за ними, была уже в двадцати футах. Он подавил досаду на то, что их покой нарушен, и начал было отворачиваться, как вдруг мужчина вытащил из кармана руку и направил на Тэннера пистолет.

15

   Абби почувствовала, как напряглось тело Тэннера, но не осознала, что случилось что-то неладное, пока не увидела, как окаменела его шея и подбородок, когда он смотрел вниз на тропу. Озноб зловещего предчувствия пробежал по спине. Она проследила за направлением его взгляда и увидела двоих людей, застывших в десяти футах от них.

   Лучи заходящего солнца блеснули, скользнув по предмету, который мужчина держал в руке, и с этого момента все ее внимание сосредоточилось на нем. Она поняла, что это пистолет, хотя и не могла припомнить, чтобы когда-нибудь смотрела в целящееся дуло, а это было направлено прямо на нее. Вернее на Тэннера, но в эту бесконечную ужасную минуту она раз и навсегда осознала, что испытывает человек, глядящий прямо в лицо смерти.

   Ее охватил ужас.

   Абигейл ощутила легчайшее движение Тэннера: он медленно опустил руку, обнимавшую ее плечи, и произнес:

   – Я знаю, что ты жаден, но не думал, что ты к тому же еще и глуп.

   Пораженная тем, что Тэннер явно узнал противника, Абби оторвала взгляд от смертоносного синевато-черного куска металла и перевела его на лицо мужчины, державшего его. Под бейсбольной кепкой было ничем не примечательное лицо с правильными чертами. Абби оно показалось знакомым, но, не видя глаз, скрытых солнцезащитными очками, она не могла сразу сообразить, кто это.

   В эту минуту он снял очки и замер, словно ожидая, как ей показалось, что она его вспомнит. Абигейл уже готова была сдаться: ей ничего не приходило в голову, как вдруг ее озарило.

   – Сэмюэльс! – ахнула она и, не удержавшись, добавила: – Никогда не задумывалась, до чего у вас незапоминающееся лицо. Без вашей мерзкой кожаной куртки я вас едва узнала. Что случилось? Она приглянулась велосипедисту-грабителю?

   – Заткнись, – прорычал Сэмюэльс, взмахнув с угрозой пистолетом. Абигейл испугалась, что он случайно спустит курок. Интуиция подсказывала ей, что Сэмюэльс чувствовал себя так же неуютно, наводя этот пистолет, как и она, стоя под дулом. Это не слишком утешало в данную минуту, но несомненно стоило иметь в виду на случай, если ситуация изменится.

   Абби была поражена, насколько страх сокращает способность соображать. У нее не было сомнений, что Сэмюэльс появился здесь для того, чтобы завершить дело, начатое Йошимото. А еще Абби была уверена, что если б у нее было время подумать, она бы догадалась, чего ради он это делает и каким образом Сэмюэльс их нашел. Однако сейчас было не до аналитических размышлений, их с Тэннером жизни висели на волоске.

   – Если вы хотите заработать на этом деньги, – сказала она, – боюсь, будете разочарованы. Йошимото больше не подпишет ни одного чека.

   – Он их и не подписывал, – хрипло хохотнул Сэмюэльс, и, прежде чем Абигейл сообразила, что он имеет в виду, Тэннер произнес:

   – Абби, посмотри, кто сопровождает Сэмюэльса.

   Она перевела взгляд на женщину, стоявшую плечом к плечу с Сэмюэльсом, и узнала ее без малейшего усилия. Несмотря на то, что длинные рыжие волосы были скрыты вязаной лыжной шапочкой, зеленые глаза и классически правильные черты лица Сандры Харрингдон ни с кем нельзя было спутать даже с такого расстояния. Абби знала их так же хорошо, как кожаную куртку Сэмюэльса.

   – Сандра? – Абби потрясла головой, пытаясь сложить разрозненные факты и невероятные домыслы в разумное целое. – Что ты?..

   – Что я здесь делаю? – Губы Сандры искривились в жестокой усмешке, и она сделала два шага вперед, не становясь, впрочем, на линию огня. – Уж, конечно, такая ловкая женщина, как ты, могла бы это сообразить.

   За эти несколько секунд Абби, действительно, разобралась, что к чему, во всяком случае, выделила самое существенное. Она ведь знала достаточно, чтобы понять: из этой парочки Сандра была несравненно более опасной, даже не имея пистолета в руках. Глянув на Тэннера, она была поражена гадливым выражением его лица. Он смотрел на Сандру не как на женщину, а как на змею, приготовившуюся к броску.

   – Ты с самого начала участвовала в этом деле, – спросил Тэннер, – или включилась в него сейчас, чтобы подобрать сделанное чужими руками?

   – А это важно? – Сандра с издевкой поглядела на Тэннера.

   – Просто любопытно, – протянул он, и только в эту минуту Абби поняла, что Тэннер незаметно начал продвигаться так, чтобы стать между ней и Сэмюэльсом. Она не могла себе представить, какой план действий созрел в его голове. Не думал же он, что, закрыв ее собою и дав ей возможность скатиться по склону, она так и сделает, и убежит, бросив его?

   Тэннер продолжал говорить мягким мирным тоном.

   – Только через несколько месяцев после неприятностей, доставленных Абби Сэмюэльсом, возник Йошимото со своим предложением о покупке «Одинокого рифа». Я удивлялся, почему он выжидал так долго, но теперь полагаю, что причина кроется в тебе.

   Злобная усмешка блеснула в зеленых глазах Сандры.

   – Я наняла Сэмюэльса на эту работу, как только решила купить этот дурацкий бутик. Йошимото должен был этому поспособствовать.

   – Я догадываюсь, каким образом ты наняла Сэмюэльса. Как только ты узнала, что я его уволил, тебе было легко убедить его сделать за тебя всю грязную работу.

   Абби могла поклясться, что слышит отчаянный стук своего сердца, когда Сэмюэльс шагнул вперед и поравнялся с Сандрой.

   – Все знали о твоем соперничестве с Абигейл. Я просто охотно готова была ее… усилить.

   Тэннер заметно напрягся. Абби подумалось, что он со своими длинными, отброшенными ветром назад волосами и резкими чертами лица походил сейчас на одного из своих воинственных ирландских предков.

   – Я уже обещал себе, что разберусь с тобой, Сэмюэльс, – продолжал он. – Подозреваю, что когда дело дойдет до этого, вряд ли буду вести себя цивилизованно.

   – Звучит слишком самонадеянно от человека, стоящего под дулом пистолета.

   – А ты слишком трусишь для человека с пистолетом в руках.

   Сердце Абби стучало так громко, что ее не удивило бы, что его биение слушают окружающие. В этот миг глаза Сэмюэльса на секунду оторвались от них, и Абби тоже повернула голову, чтобы поглядеть на вертолет, замеченный ими ранее. Он пролетел совсем низко, не более чем в ста ярдах. Она едва осознала, что это отрывистый шум его винта, а не стук ее сердца разносился по окрестностям, как вдруг Тэннер схватил ее за руку и рванул вниз по тропинке, таща ее за собой. Ноги ее реагировали гораздо быстрее головы, и она поспешила за ним.

   Абби не думала о том, что он чуть не вырвал ей руку из сустава, старалась не вспоминать о том, что пистолет этого гангстера, наверняка, направлен на них.

   Однако Абби не могла не думать о том, как близко к краю обрыва они несутся. Нет, не краю обрыва, скорее смертельному краю, потому что споткнуться или оступиться было равносильно смерти. Она старалась бежать не по самой кромке и не обращать внимания на крики, доносящиеся позади. Тропинка сужалась, и Тэннер отпустил ее руку, чуть замедлив бег, чтобы пропустить ее перед собой.

   Осколок камня отлетел от скалы, видимо, рикошет от пущенной Сэмюэльсом пули, и Абби инстинктивно отшатнулась на бегу в сторону. Это было ошибкой, потому что с этой стороны склон почти отвесно шел вниз. Пятка скользнула по краю, и земля ушла у нее из-под ног… Абигейл, заколотив руками по воздуху, отчаянно вскрикнула. Тэннер резко обернулся на ее возглас и, проявив чудеса ловкости, успел схватить ее за лодыжку. Абби, инстинктивно закрыв лицо руками, повисла вниз головой, ударившись о поросший вереском склон обрыва.

   С того момента как она ощутила его крепкую хватку у себя на лодыжке, Абби перестала бояться, что упадет и разобьется. Но сейчас, повиснув вниз головой над пропастью, из последних сил старалась сохранить самообладание.

   Если так чувствует себя человек, целуя камень Бларни, лучше она останется косноязычной до конца дней.

   – Тэннер? – наконец решилась она подать голос.

   – Да?

   Ей показалось, что он задыхается.

   – Мне это не нравится.

   – Я думаю.

   Она ощутила хватку его сильных пальцев на второй лодыжке, и пока Тэннер как мог осторожно вытаскивал ее на тропу, старалась только не думать о пропасти под собой. До нее доносились восклицания Сандры и Сэмюэльса: «Не уроните ее!», «Одно неверное движение, и я стреляю!» Абби очень хотелось ответить на это: «Простите, но с меня уже хватит приключений!»

   Однако в этом не было никакого смысла.

   Спустя мгновение она стояла на тропинке рядом с Тэннером и благодарила его за спасение. За исключением нескольких ссадин на лице и руках, которые он ей сам показал, потому что она ничего не чувствовала от леденящего душу страха, который она недавно испытала, все было в порядке, не считая того, что они с Тэннером снова стояли под дулом пистолета.

   – Это была совершенно ненужная глупость, – заявила Сандра, когда ситуация вернулась к первоначальной. – Мы не собираемся причинять вреда никому из вас… если, конечно, вы сделаете то, что я захочу.

   «Как же, так я и поверила», – подумала Абби, прекрасно понимая, что Сандра не сказала бы им так много, если бы собиралась потом отпустить. Чтобы не показывать своих подозрений, она напустилась на Сэмюэльса.

   – Вы должны были слушаться свою хозяйку. Вы что, не понимаете, вы чуть не убили меня? Если не умеете стрелять, то и не беритесь. Полагаю, ваша меткость сродни вашему мерзкому вкусу в одежде.

   – Ну-ка заткнись!

   Тэннер еле слышно посоветовал ей почти то же самое, желая, чтобы она предоставила ему вести дело. Единственным доступным для него способом защитить ее было отвлечь внимание на себя. Он старался оттеснить ее на задний план, чтобы дать ей хоть какой-то шанс спастись, когда дойдет до критического момента.

   Другого шанса бежать у них не будет, оставалось разве только обезоружить Сэмюэльса. Самым сложным в этом было уберечь Абби от случайной пули.

   Он снова перевел взгляд на Сандру, словно Сэмюэльс не стоил его внимания. Тэннер понимал, что их единственным шансом на спасение было заставить Сандру говорить как можно дольше, но подступала ночь, а Сандра была слишком хитрой, чтобы задерживаться в скалах до темноты. Даже быстрым шагом потребуется не меньше десяти минут, чтобы достичь неровных крутых ступенек. Тэннер сомневался, что Сандре это будет по силам, и надеялся лишь на то, что она не сознает подстерегающей ее опасности.

   Спустя мгновение ситуация кардинально изменилась: Тэннер увидел, что они больше не одни. На тропе, в пятидесяти футах позади Сандры и Сэмюэльса, показался силуэт бесшумно двигавшегося к ним мужчины. Старательно сохраняя на лице невозмутимое выражение, чтобы не выдать открытие противникам, Тэннер поднял руку и зажал в кулак толстую шерсть куртки Абби между ее лопатками.

   Он хотел, чтобы когда Рори сделает свой ход, Абби была там, где он хочет.

   Абби, должно быть, почувствовала, как натянулась куртка, и, протестуя, передернула плечами. Тэннер, не ослабляя хватки, обратился к Сандре:

   – Мне любопытно знать, как вы заманили Йошимото в свою команду?

   – Небольшие манипуляции с компрометирующим его письмом… я… ну… наткнулась на письмо, связанное с братьями Маршалл. Так что Йошимото готов был помочь мне в обмен на молчание по тому поводу. – Уже сильно стемнело, но презрительная издевка на лице Сандры была ясно видна. – Он был всего лишь обыкновенным хулиганом, хотя пытался строить из себя мафиози. Я должна была догадаться, что он все испортит.

   – Но какой во всем этом смысл? – требовательно спросила Абби. – Я давно была согласна продать вам «Одинокий риф».

   – У меня не было той суммы, которую вы хотели, – резко ответила Сандра. – Я рассчитала, что если Сэмюэльс и Йошимото… напугают вас, вы будете рады сбыть его с рук. – Ее кроваво-красные ногти впились в лацканы плаща, удерживая их под напором штормового ветра. – И это сработало бы, если б Йошимото не зашел так далеко.

   – Как жаль, что вы не сумели удержать в руках своих наемников, – не сдержалась Абби, совершенно игнорируя прыгающий в руках Сэмюэльса пистолет.

   – Это было чистым идиотизмом с его стороны, – прошипела сквозь стиснутые зубы Сандра. – Он решил, что с вашими родителями будет проще провернуть продажу, чем убеждать вас. Даже если и так, у меня больше нет времени! «Одинокий риф» мне нужен сейчас!

   – Зачем? – никак не могла понять Абби.

   – Потому что я дала слово, что к первому января канал будет открыт, а ты все еще стоишь у меня на дороге! – Сандра была в ярости, пальцы скрючились и напряглись, как когти злобного зверя. Но она снова взяла себя в руки. – Ты подала мне идею своими закупками полудрагоценных и поделочных минералов. При том количестве товаров, которые ты все время импортируешь, ничего не стоит спрятать среди них драгоценные камни. Я уже установила контакты, но выплата моей доли съела все деньги. Теперь мои партнеры грозятся выйти из дела, если я срочно не доставлю драгоценные камни. Как только ты подпишешь соглашение о продаже, я зарегистрирую покупку и тут же начну действовать.

   Тэннер решил, что ему чудится, когда в вечернем воздухе раздался звонкий и радостный смех Абби. Он и сам чуть не улыбнулся, увидев почти комичное возмущение на лице Сандры, но решил, что не стоит подливать масла в огонь. Одно дело было отвлекать ее разговором и совсем другое подталкивать к действию до того, как Рори подберется поближе… что могло произойти в любую минуту.

   Абби оборвала смех, чтобы поинтересоваться:

   – А как, вообще, ты планируешь теперь заполучить «Одинокий риф»? Я вряд ли что-либо подпишу, зная, что ты, наверное, пристрелишь меня в следующую же минуту после подписи. Я не так глупа, как твои наемники.

   Тэннер внес в разговор свою лепту.

   – Не говоря уже о том, что огнестрельные раны не внесут достоверности в инсценировку несчастных случаев, которые ты, очевидно, планируешь. Я бы на твоем месте хорошенько подумал.

   Теперь настала очередь Сандры посмеяться.

   – Я уже все обдумала, Тэннер. У Абигейл есть выбор – она может либо сразу подписать бумаги, которые у меня с собой, либо полюбоваться тем, как Сэмюэльс тебя пристрелит. Если она не будет упрямиться, я обеспечу ее молчание о способе, каким получила ее подпись, не говоря уже о моем импорте драгоценных камней, тем… что расскажу о человеке, нанятом мною убить тебя… если что-то… скажем так, если «внимание закона»… будет привлечено ко мне.

   Тэннер понял, что резкий вдох Абби предшествует взрыву негодования вроде: «Как ты смеешь!» или «Тебе это так не пройдет!» Но он ошибался.

   Абби резко выдохнула и сказала:

   – Тогда тебе придется его застрелить, потому что я не подпишу.

   – Что?! – Сандра никак не ожидала такого ответа.

   – Попробуй, испытай меня.

   Тэннеру очень не понравились слова Абби, но он был слишком занят наблюдением за приближением Рори, чтобы задумываться об этом.

   Сандра злобно поглядела на Тэннера.

   – А у меня создалось впечатление, что между вами что-то серьезное.

   Тэннер сокрушенно пожал плечами.

   – Я тоже так считал.

   – Тогда надеюсь, что ты убедишь ее подписать документы, или я велю Сэмюэльсу пристрелить вас обоих.

   Тэннер крепче ухватил Абби за куртку и процедил сквозь сжатые зубы:

   – Но тут возникает одна проблема, Сандра.

   – Какая?

   – Никто не смеет причинить вред Абби безнаказанно.

   За исключением Тэннера, а у него выбора не было. Надеясь, что она не слишком ушибется, он убрал ее с линии огня, резко толкнув на землю, а сам бросился на Сандру. Абби с размаху упала на живот, а Сандра издала пронзительный вопль, когда Тэннер всем телом ударился в нее и развернул лицом к скале. Скрутив ей руки за спиной, он быстро обыскал ее, проверяя, нет ли у нее оружия, а тем временем Рори завладел пистолетом Сэмюэльса, сбитого с ног внезапным ударом. У Сандры в карманах была лишь связка ключей и конверт, по-видимому, с бумагами, которые она хотела заставить подписать Абигейл.

   – Абби, с тобой все в порядке? – бросил он через плечо, одной рукой вытаскивая пояс из петель джинсов, чтобы связать руки Сандры.

   – В порядке.

   – Ты уверена?

   – Со мной все хорошо, Тэннер, – выразительно произнесла она, поднимаясь с земли и разглядывая ободранные ладони.

   Отсутствие радости в голосе и выражении лица Тэннер приписал тому, что она еще не пришла в себя.

   Он кончил связывать Сандру, а затем, когда она стала жаловаться на грубое обращение, заткнул ей рот носовым платком, подаренным тетушкой. Ему была ненавистна мысль о том, что это прекрасное полотно потом будет годиться лишь для помойки, но он уже наслушался Сандры на всю оставшуюся жизнь. Поглядев туда, где Рори оказывал подобную же услугу Сэмюэльсу, он на секунду пожалел, что не ему довелось заняться его бывшим служащим.

   Хотя все к лучшему: соблазн толкнуть его, чтобы он перелетел через деревянное ограждение и разбился о скалы, был так велик, что он мог с ним не справиться. Пуля пролетела слишком близко от Абби, чтобы Тэннер мог лояльно отнестись к этому горе-стрелку. Это он и сказал Рори, когда тот рывком поднял Сэмюэльса на ноги.

   Затыкая за пояс пистолет, Рори блеснул в полумраке белозубой улыбкой.

   – Поэтому я и дал тебе знак заняться женщиной. Я решил, что тебе хватит забот и без этих осложнений.

   – Рори, скажи, как ты узнал, что мы в беде? – озадаченно воскликнула Абби.

   – Точно так же, как эти двое узнали, где вы находитесь: Кейт сказала Сандре, куда вы направляетесь, когда та ей звонила, а затем упомянула об этом мне, когда я пришел домой. – Он вынул карманный фонарик и передал Абби. – Я не мог отделаться от ощущения, что что-то здесь неладно… и решил поглядеть. Если я ошибался, то все равно съездил бы не зря. На Дамбу Гиганта стоит посмотреть еще разок.

   Продолжая держать руку на связанных кистях Сандры, Тэннер обернулся к Абби, все еще стоявшей на коленях в грязи.

   – Что скажешь, детка? Мне все еще надо заняться приготовлениями к свадьбе?

   В свете луны ясно был виден вызов на обращенном к нему лице Абби.

   – Если ты думаешь, что можешь отвертеться от женитьбы на мне только потому, что я не превратилась в кисель, когда угрожали твоей жизни, то можешь не надеяться.

   Тэннер протянул ей свободную руку и помог подняться.

   – Если б я не знал, что ты увидела приближение Рори, я, может, и почувствовал бы себя сейчас неуверенно. Не каждый мужчина женится на женщине с железными нервами.

   Абигейл улыбнулась широко и задорно.

   – Может, в следующий раз ты вспомнишь об этом и не станешь с таким рвением пихать меня лицом в грязь.

   – Я не хотел рисковать, Сэмюэльс мог успеть выстрелить.

   – И кто из нас представляет, по-твоему, более крупную мишень? – Она обвила его шею рукой и пригнула к себе. – В следующий раз, Тэннер, помни, что моя жизнь без тебя – ничто.

   – Следующего раза не будет, – проворчал он и поцеловал ее ждущие губы.

   Однако едва их губы соприкоснулись, она отпрянула и проговорила дрогнувшим голосом:

   – Я отдала бы Сандре все, что ей надо, только бы она не трогала даже волос на твоей голове.

   – Ты пошла бы на это ради меня? – пробормотал он.

   Абигейл ответила не задумываясь.

   – Только пока бы не удостоверилась, что ты в безопасности. Затем я бы пустилась за ней в погоню.

   – Вот как? – Тэннер бережно отвел с лица белокурые кудряшки и удерживал в ладонях ее голову, пока губы их не оказались в дюйме друг от друга.

   – Да, так. – Она обняла его за шею и другой рукой и, вздохнув, добавила: – Никто не смеет безнаказанно причинить вред мужчине, которого я люблю.


Примичания

Примечания

1

   Дворецкий английского лорда Вустера из романов Вудхауса, по которым снят известный телефильм. (Здесь и далее прим. пер.).

2

   Американский праздник. Приходится на первый понедельник сентября.

3

   Отмечаемый в Америке День Независимости.