Мелодия души

Мэри Бэлоу

Аннотация

   Кем могла стать немая красавица Эмили, леди Марлоу, для своего тщеславного мужа? Драгоценной безделушкой, украшающей его роскошную гостиную, – и безмолвной слушательницей его болтовни Но – кем была она для лорда Эшли Кендрика, что стал ее любовью еще в детстве и навсегда остался смыслом жизни?

   Очаровательной юной женщиной, к которой он испытывает непреодолимую жгучую страсть.

   Однако Эмили принадлежит другому мужчине, и Эшли, увы, остается надеяться лишь на чудо...





Мэри БЭЛОУ
МЕЛОДИЯ ДУШИ

Пролог

1755 год

   Уехать было трудно. Но и оставаться невозможно. Он уезжал потому, что был молод, полон энергии, не боялся риска и хотел самостоятельно строить жизнь. Приходилось оставлять знакомые места и близких людей. И хотя, будучи молодым, он был уверен, что рано или поздно снова увидит всех, но понимал также, что расстается с ними, возможно, на много лет.

   Лорд Эшли Кендрик был младшим сыном герцога, а следовательно, ему нужно было выбирать для себя серьезное занятие. Ни армия, ни церковь – две области деятельности, приемлемые для младших сыновей, – его не привлекали.

   Поэтому в свои двадцать три года он, отдав дань увлечениям юности, не нашел себе иного полезного дела, кроме как управлять поместьем Боуден-Эбби, принадлежащим его брату Люку, герцогу Харндону, чем и занимался последние несколько месяцев. Его всегда привлекала коммерция, но отец категорически запретил ему подобную деятельность, считая ее неподобающей для аристократа, пусть даже и младшего сына. Люк придерживался другого мнения.

   Поэтому Эшли, с благословения брата, отправлялся теперь в Индию, чтобы занять пост в Ост-Индской компании <Крупная коммерческая компания, существовавшая с 1600 по 1858 г.>.

   Ему не терпелось уехать. Наконец-то он станет хозяином своей жизни, будет делать то, что хочет, и сможет доказать самому себе, что способен стать творцом своей судьбы. Ему не терпелось начать новую жизнь. Оказаться в Индии и стать независимым от брата.

   Труднее всего было прощаться. Он попрощался в день накануне отъезда, умоляя всех не провожать его утром, чтобы он мог покинуть Боуден-Эбби, словно, как обычно, уезжает по делам и скоро вернется. Он попрощался с Люком, с его женой Анной. И с Эмми...

   Эмми он не сказал «до свидания». Просто отвел ее в сторонку и сообщил, что завтра уезжает. А потом положил руки ей на плечи, улыбнулся, велел быть хорошей девочкой и ушел, не дождавшись ответа.

   Эмми, конечно, не смогла бы произнести в ответ ни слова, даже если бы хотела. Она была глухонемой. Она умела читать по губам, но свои мысли могла выразить только огромными серыми глазами да еще мимикой и жестами, которые он стал хорошо понимать за тот год, что она прожила в Боуден-Эбби, как и некоторые другие знаки, которые они придумали исключительно для общения друг с другом.

   Она была сестрой Анны и приехала жить в Боуден вскоре после того, как Анна вышла замуж за Люка.

   Эмми была еще ребенком. Несмотря на то что ей было пятнадцать лет, ее глухонемота и необузданное свободолюбие – она редко одевалась и вела себя как подобает высокородной юной леди – заставляли Эшли считать ее ребенком. Милым ребенком, которого он искренне любил и которому привык поверять свои невзгоды и мечты. Ребенком, который обожал его. Она стремилась каждую свободную минуту провести в его компании, заглядывала в окно комнаты, где он работал, «слушала» его своими чудесными выразительными глазами, ходила за ним по пятам по поместью. Она никогда не мешала. Его привязанность к ней не поддавалась словесному определению.

   Он боялся смотреть в глаза Эмми в день накануне отъезда. У него не хватило смелости сказать «до свидания». На следующий день Эшли сожалел о своей трусости. Но он терпеть не мог прощания.

   Он встал рано, чтобы в последний раз с любовью окинуть взглядом Боуден-Эбби, где с детства был его дом, хотя и не собственный. А он хотел создать свой дом, осуществить свои мечты.

   Сейчас, когда он уезжал и не знал, увидит ли когда-нибудь Боуден снова, Эшли понимал, что горячо любит его. Он завернул за дом, наблюдая, как промокают от утренней росы сапоги, и чувствуя, как пронизывающий ветер рвет с него плащ и треуголку. Он не оглядывался на дом, пока не взошел на вершину небольшого холма, откуда открывался вид на аббатство, газоны и деревья парка, раскинувшегося за ним.

   Дом. И Англия. Ему будет не хватать и того и другого.

   Он спустился по западному склону холма и, пройдя сквозь заросли деревьев, вышел к водопаду, где плавное течение реки прерывалось резким понижением русла и вода перекатывалась через скалистый порог.

   За последний год он часто приходил к водопаду в поисках уединения и покоя. В поисках цели жизни. Возможно, в попытке найти самого себя. Чуть больше года назад он еще жил в Лондоне. Но Люк, возвратившийся после долгого пребывания в Париже, спас его от долгов, извлек из омута разгула и дебоширства и приказал вернуться в Боуден, пока он не решит, как намерен жить дальше.

   Эмми подолгу бывала у водопада вместе с ним. Однажды он сказал ей, что она очень хорошо умеет слушать. Это была правда, хотя она и не слышала ни слова. Она слушала глазами и успокаивала его улыбкой и прикосновением маленькой теплой руки.

   Милая, милая Эмми. Ему будет не хватать ее, пожалуй, больше, чем кого-либо. При мысли о ней, его маленьком олененке, у него защемило сердце. Она была словно частицей дикой, нетронутой природы. Она редко носила кринолины под платьями и почти никогда не надевала наколку.

   По правде говоря, она даже волосы не укладывала в прическу, и они – белокурые, волнистые – свободно ниспадали до талии. Если удавалось, она с удовольствием ходила босиком. Он не представлял себе, как сумел бы прожить этот год без Эмми, без ее сочувствия, без постоянной радостной готовности успокоить, когда ему было плохо, когда казалось, что Люк, любимый брат, презирает его и не хочет иметь с ним ничего общего. Он глубоко втянул воздух и медленно выдохнул его. Пора было возвращаться.

   Пока подадут экипаж, он успеет позавтракать, а потом – в путь. Он зашагал к дому, надеясь, что домашние уважат его просьбу и не придут провожать. Ему хотелось сразу, словно по мановению волшебной палочки, оказаться на борту корабля, вдали от берегов Англии.

* * *

   Эшли сказал ей вчера, что уезжает утром. Это не было неожиданностью. Последние несколько недель все его мысли были заняты назначением в Ост-Индскую компанию и отъездом в Индию. Из его глаз исчезли растерянность, шаг стал пружинистым, и Эмми поняла, что потеряла его. Она ему больше не нужна. Он по-прежнему разговаривал с ней, позволял ходить за ним по пятам и сидеть в его кабинете, когда работал. Он по-прежнему держал ее за руку, когда они гуляли, и называл ее своим маленьким олененком. Но он уезжал. Его ждала новая жизнь, о которой он мечтал, которая была ему нужна. Эмми была искренне рада за него. О да, она была рада.

   Леди Эмили Марлоу сидела на подоконнике в своей комнате и смотрела в окно. Занималось серенькое утро. У нее болело сердце. Сердце, готовое разбиться.

   Ей не хотелось видеть Эшли сегодня. Она не выдержит, если своими глазами увидит, как он уезжает.

   Она смотрела в окно, чтобы успокоиться, но внезапно ее охватила паника. Неужели он уже уехал? Из окна не было видно ни подъездного пути, ни каретного сарая. Может, экипаж стоит еще у дверей? Может, в это мгновение он садится в экипаж, попрощавшись с Анной и Люком?..

   Он, наверное, поискал ее взглядом и расстроился, увидев, что ее нет. А вдруг он подумает, что она не захотела прийти? Вполне возможно, что он уезжает навсегда. И она больше не увидит его. Никогда.

   Она спрыгнула с подоконника, схватила первый попавшийся под руку плащ – красный – и, накинув его на плечи, бегом спустилась по лестнице. Только бы успеть.

   Она чувствовала, что умрет, если опоздает.

   В холле не было никого, кроме лакея. Двери были распахнуты настежь, а у дверей – сундуки и коробки. Экипажа снаружи не было.

   Эмили вздохнула с облегчением: значит, она не опоздала. Должно быть, Эшли завтракает. Она сделала несколько шагов в сторону столовой, лакей бросился открывать перед ней дверь. Но она остановилась. Нет. Она не сможет встретиться с ним лицом к лицу. Она осрамится. Расплачется.

   Расстроит его. И увидит жалость в глазах Люка и Анны.

   Выбежав из дома, она быстро спустилась по ступеням на верхнюю террасу сада, миновала цветники и кинулась по пологому склону к каменному мосту через реку. Уже за мостом она остановилась, переводя дыхание, под деревьями, окаймлявшими дорогу в поместье.

   Прислонившись спиной к стволу старого дуба, она замерла в ожидании. Она увидит, когда он будет проезжать мимо. И молча попрощается с ним. Но она поняла, что увидит не его, а только экипаж. И он ее не увидит. И не узнает, что она пришла попрощаться. Но это не имеет значения. Как бы он ни любил ее, она была для него кем-то вроде младшей сестры.

   Она хорошо помнила первую встречу с ним в тот день, когда приехала в Боуден-Эбби, чтобы жить с Анной, и еще чувствовала себя чужой и растерянной.

   Ей сразу же понравился Люк, хотя впоследствии она узнала, что другая ее сестра, Агнес, побаивается его безупречной элегантности и изысканных манер. Но с ней он был очень добр и разговаривал так, как будто она была полноценным человеком, который может слышать. Трудно поверить, но она действительно понимала большую часть того, что он ей говорил: разговаривая, он смотрел ей прямо в лицо и губы его двигались так, что произносимые слова были понятны. Многие люди, разговаривая с ней, забывали это делать. Но во время чая в малой гостиной ей снова стало не по себе, пока не появился Эшли. Он немного опоздал к чаю и потребовал, чтобы его с ней познакомили.

   Потом он поклонился ей, улыбнулся и сказал:

   – Клянусь, она будет настоящей красавицей. Ваш покорный слуга, мадам.

   Она поняла каждое слово, Высокий, красивый, очаровательный Эшли. Он сел за стол и, подмигнув Эмили, стал разговаривать с ней. Он покорил ее сердце. С той минуты она полюбила его так, как не любила никого в жизни, даже Анну.

   У Эшли было любящее сердце. Он любил Люка, хотя около года они почти не общались друг с другом, любил свою мать и сестру Дорис, которая жила в Лондоне, любил Анну и ее детей. Эмили он тоже любил. Но не сильнее, чем остальных. Она была Эмми, его маленьким олененком. Она была для него всего лишь ребенком. Он даже не подозревал, что она женщина. И месяца не пройдет, как он забудет ее.

   Нет, она этому не верит. Эшли будет вспоминать о ней с любовью.., впрочем, как и об остальных членах семьи.

   Она же сохранит его в сердце на всю жизнь. Он был для нее всем. Без Эшли жизнь станет другой. Бессмысленной. Она любила его нежно и преданно, не так, как любит пятнадцатилетняя девочка, но как любит женщина.

   Возможно, даже сильнее, чем любят иные женщины.

   До встречи с Эшли она жила в своем замкнутом мире. Это было не всегда просто. Случались и ми нуты отчаяния, и вспышки раздражения, когда она была моложе. Она не помнила звуки: полная глухота поразила ее после лихорадки, случившейся, когда ей не исполнилось и четырех лет. Иногда ей казалось, что слышатся какие-то намеки на звук. Но впечатление проходило так быстро, что она не успевала даже понять, было ли это на самом деле.

   Эшли стал ее мечтой. Он наполнил ее дни смыслом, а ночи – приятными сновидениями. И теперь она растерялась, не зная, что у нее останется, после того как эту мечту отберут.

   Эмили страшно замерзла, стоя на холодном ветру. Наконец она почувствовала вибрацию, вызванную приближающимся экипажем.

   Сердце сжалось от горя. Он уезжает навсегда, а она увидит всего лишь экипаж Люка, увозящий Эшли в Лондон.

   Но неожиданно экипаж замедлил ход и остановился.

   Кто-то распахнул ближайшую к ней дверцу.

* * *

   Отъехав от дома, Эшли ощутил смешанное чувство печали и облегчения. Он уже в пути. Скоро минует парк, проедет через деревню и оставит позади территорию Боудена. Он откинул голову на спинку сиденья и со вздохом облегчения закрыл глаза. Все оказалось проще, чем он ожидал.

   Когда экипаж загрохотал, проезжая через мост, он снова открыл глаза, чтобы бросить последний взгляд на дом. Он увидел деревья, окаймлявшие дорогу, несколько оленей, мирно пощипывающих траву. И что-то красное, взметнувшееся на ветру. Он не сразу понял, что это такое. Но вдруг узнал плащ Эмми!

   Не раздумывая, он резко постучал в переднюю стенку, приказывая кучеру остановиться. Не дожидаясь, когда экипаж остановится, он распахнул дверцу и выскочил на дорогу.

   Нет, он не ошибся. Но только теперь, когда было уже поздно, он подумал, что было бы лучше не останавливаться. Значит, ему все-таки не удастся избежать мучительного расставания.

   Эмили стояла, прижавшись спиной к стволу дерева. На ее лице, бледном как мел, жили одни глаза. Эшли медленно подошел к ней, остановился в нескольких дюймах. Он чувствовал себя виноватым. Ведь сам он отправлялся в неведомые края, чтобы начать новую жизнь взрослого человека. Впереди у него были весь мир, вся жизнь. А Эмми, которая в течение почти целого года была его верным другом, оставалась здесь.., в ожидании чего? Что сулит жизнь ребенку, который превратится в женщину, не всегда способную понимать других людей и общаться с ними?

   – Маленький олененок, – тихо произнес он. Он сжал ее руки и вздрогнул. «Ты должно быть, замерзла», – сказал он ей жестами, которые оба понимали.

   Она не ответила, не отрывая от него взгляда, и глаза ее наполнились слезами. Ах, Эмми...

   Он наклонился вперед и прижал ее к стволу дерева. Господи, как было бы хорошо, если бы он не заметил ее развевающегося на ветру плаща! Что он мог сказать ей словами или жестами? Он понимал, что она безумно несчастна, и ее состояние омрачало чувство радостного возбуждения, которое испытывал он. Надо было как следует попрощаться с ней вчера, вместо того чтобы бодрым голосом советовать ей быть хорошей девочкой.

   Он открыл глаза и увидел, что она по-прежнему смотрит на него. Ее лицо было всего в нескольких дюймах.

   Слов не было. И не было жестов, кроме одного, который не был составной частью языка, изобретенного ими для общения друг с другом. Другого способа попрощаться не было.

   Ее губы были холодными, мягкими и неподвижными.

   Она совсем замерзла, дожидаясь экипажа. Он нежно прикоснулся к ней своими губами. Он согрел ее губы, и они ответили ему. Он вдруг в ужасе понял, что они обменялись поцелуем.

   Они поцеловались не как брат и сестра, но как мужчина и женщина. Прижавшись к ней, он ощутил зарождающуюся мягкую женственность ее худенькой, еще детской фигурки. Его обдало жаром, он весь напрягся.

   Он поднял голову, не понимая, что с ним происходит.

   Ведь это Эмми. Ребенок, которого нужно утешить. Ему было необходимо как-то показать свою привязанность к ней, чтобы это поддержало ее, пока она не привыкнет к его отсутствию. Но ей едва ли было нужно... Он пригладил выбившуюся прядь ее волос и нежно взял в ладони ее лицо.

   – Я вернусь, маленький олененок, – тихо, но отчетливо сказал он, как обычно разговаривал с ней, заметив, что слезы исчезли и, значит, она может читать по его губам. – Я вернусь и научу тебя читать и писать, а также научу более полному языку, которым ты сможешь пользоваться при общении не только со мной, но и с другими людьми. Когда-нибудь, Эмми. Но к тому времени ты найдешь новых друзей, которые будут любить тебя и научатся понимать твое молчание. Не расстраивайся слишком сильно из-за того, что я уезжаю. Я человек легкомысленный.

   Ты встретишь других, более достойных твоей любви. – Он нежно улыбнулся ей.

   Эмили смотрела на него, вкладывая в этот взгляд всю душу. Она подняла сжатую в кулак руку и приложила, к своему сердцу. «Я очень люблю тебя. Это серьезно. Ты у меня в сердце». Иногда, разговаривая с ней, он пользовался этим жестом, чтобы показать, что чувство переполняет его сердце. Она научилась этому жесту у него и добавила к более чем скромному лексикону, с помощью которого они общались. Ему казалось, что в тот момент жест этот вырвался непроизвольно.

   – Да, – Сказал он. – Я знаю, Эмми. Я знаю. Я вернусь. Я тебя не забуду. Я унесу тебя здесь. – Он наконец отступил от нее на шаг и приложил руку к своему сердцу.

   Потом он повернулся к экипажу и решительно захлопнул дверцу. Экипаж тронулся.

   Эмми. Его дорогой маленький олененок. Милое дитя.

   Он попытался убедить себя, что именно так к ней относился до самого конца. И что прижался к ней и поцеловал инстинктивно, пытаясь утешить. Как брат – сестру, как дядюшка – племянницу, как взрослый человек – ребенка. Но он вдруг понял, что поступил неразумно, избрав подобный способ утешения. Он позволил себя почувствовать тело и губы, которые скоро будут принадлежать женщине.

   Как ни глупо, но он не хотел, чтобы Эмми становилась женщиной. Ему хотелось, чтобы она всегда оставалась тем раскованным и счастливым ребенком, который приносил мир в его душу, когда он находился в полном отчаянии.

   Ему хотелось запомнить ее как ребенка.

   Ему было стыдно, что сейчас он отреагировал на нее как мужчина. Он любил ее, но не так, как мужчина любит женщину. Таких чувств, как к ней, он никогда не испытывал ни к кому другому. Он запомнит ее стоящей на скале над водопадом, босой, в развевающейся на ветру юбке и с копной белокурых волос, свободно струящихся по спине.

   Губы ее улыбаются, а прекрасные глаза говорят ему, что она нашла мир и гармонию в окружающем ее безмолвии.

   Экипаж уже миновал деревню. Его будущее уже началось. Мысли его переключились на Индию и на новую жизнь. Какой она будет? Удастся ли ему добиться успеха?

   Жажда приключений и ощущение свободы горячили молодую кровь.

* * *

   Эмили еще долго стояла неподвижно, после того как перестала чувствовать вибрацию от удаляющегося экипажа. Глаза ее были закрыты. Потом, оттолкнувшись от дерева, она бросилась бежать, не разбирая дороги, через заросли деревьев, по мосту, снова сквозь заросли деревьев, все ускоряя и ускоряя бег, словно ее преследовали все силы ада.

   Она остановилась только возле водопада, бросилась на выступающий из воды плоский камень и, зарывшись лицом в сложенные руки, плакала до тех пор, пока не осталось ни слез, ни сил.

   С закрытыми глазами она видела, как он выходит из экипажа – высокий, стройный, красивый, с темными, как обычно, ненапудренными волосами, стянутыми на затылке черной шелковой лентой. Он выглядел очень элегантно, и его небрежные манеры выгодно отличались от парижского великолепия Люка.

   Обессилев, Эмили лежала на холодном камне у водопада несколько часов, пока не почувствовала на плече чью-то руку. Она не увидела и не ощутила, как кто-то подошел к ней, но не удивилась Повернув голову, она обнаружила, что рядом сидит Люк. Она снова отвернулась, но он потрепал ее по плечу.

   Ее жизнь лишилась смысла. Эшли уехал. Возможно, навсегда. И увез с собой ее сердце, ее жизнь.

   Но ведь была Анна, ее старшая сестра, которая больше, чем кто-либо другой, была для нее матерью. И еще брат Виктор – граф Ройс, а также сестра Шарлотта, хотя оба жили далеко отсюда со своими семьями. Была сестра Агнес, леди Сиверидж, ближайшая к ней по возрасту, которая по возвращении из свадебного путешествия будет жить неподалеку отсюда, в Уичерли-Парке. И конечно, был Люк.

   К Люку она была привязана всем сердцем, как к любому, кто любит Анну. К тому же он был братом Эшли. И это было для нее главным.

   Ему удалось наконец поднять ее и посадить к себе на колени. Он стал укачивать ее, словно ребенка, а она прижалась к нему, пытаясь найти утешение. Ему тоже, должно быть, было нелегко видеть, как Эшли уезжает. Эшли иногда говорил, что Люк слишком хладнокровен и ему нет дела до брата, но это было не так. Люк не был ни холодным, ни бесчувственным.

   Люк дал Эшли возможность найти цель в жизни. Это он помог ему получить назначение в Ост-Индскую компанию. Это он пригласил ее жить вместе с Анной, чтобы не заставлять жить с Виктором и его женой Констанс, которые хотя и любили ее, но чувствовали себя неловко из-за ее неспособности говорить.

   Люк нашептывал ей утешительные слова, и тепло мало-помалу возвращалось в ее тело. Она чувствовала шепот по вибрации его груди. Она любила Люка, любила свою семью. Но жить дальше, наверное, будет очень трудно. Эшли нашел цель в жизни. А удастся ли ей найти цель своей жизни? И разве это будет иметь значение без Эшли?

   Однако, возвращаясь из темных глубин отчаяния, она понимала, что жить как-то нужно и ей следует научиться жить без него. Потому что он не вернется. А если и вернется когда-нибудь в далеком будущем, то изменится. И она тоже изменится.

   Она наверняка изменится. Превратится в женщину. И физически, и эмоционально она уже чувствовала начало этих изменений. Она не может получить Эшли. Он любит ее, но она никогда не была главным в его жизни Скоро она будет для него не более чем приятным воспоминанием. Это она знала. И не строила иллюзий на свой счет. Она повзрослеет без него, будет жить без него. И никто никогда не догадается, как много он для нее значит. Она будет жить так, словно сердце у нее не разбилось от любви к нему, будет любить его всегда. Но отныне она попытается жить полноценной жизнью, как жила год тому назад, пока не увидела Эшли и все, кроме него, потеряло значение. А жизнь ее была полноценной, несмотря на то что ей было иногда очень одиноко.

Глава 1

1763 год

   – Поверь, дитя, – сказала леди Стерн, – ты красивее всех своих сестер, вместе взятых. Я не хочу обидеть двух здесь присутствующих. – Она рассмеялась, всплеснув руками, и еще раз окинула взглядом юную леди, которая стояла посредине гардеробной.

   – Но это чистая правда, – великодушно заметила леди Сиверидж. – Она настоящая красавица. – В свои двадцать шесть лет, после семи лет замужества и рождения двоих детей Агнес все еще была хорошенькой, хотя за последнее время заметно пополнела.

   – Конечно, она красивее всех нас, вместе взятых, – подтвердила с милой улыбкой Анна, герцогиня Харндон, – и даже еще красивее. О, Эмми, ты выглядишь великолепно! – По правде говоря, сама Анна выглядела тоже великолепно.

   Хотя ей исполнилось уже тридцать и она успела родить четверых детей – последний появился на свет всего три месяца назад, – у нее было молодое, не тронутое морщинками лицо, а фигура такая же стройная, как до замужества.

   – Клянусь, ты будешь сегодня королевой бала! – воскликнула леди Стерн, крестная мать Анны. Не будучи кровной родственницей, она взяла на себя роль любимой тетушки сестры Анны, да и самой Анны тоже. – Жаль, что ты не можешь танцевать, дитя.

   Леди Эмили Марлоу некоторое время следила за губами беседующих, но утомилась, зная, что пропустила добрую половину разговора, как бывало всегда, когда беседовали несколько человек. Но не беда. Она поняла основной смысл.

   Вопреки обыкновению ей было приятно, что ее называют красавицей. Она снова взглянула на свое отражение в зеркале и едва узнала себя. На нее надели платье ее любимого светло-зеленого цвета, но все остальное было ей незнакомо. Нижняя юбка с тремя пышными воланами не прикасалась к ногам, поддерживаемая кринолином. Открытое платье было сверху донизу отделано золотой вышивкой. Корсаж был тоже вышит золотой нитью. Из-под рукавов выглядывали кружевные воланы. Туфельки тоже были золотые. А волосы – вот именно из-за них она себя не узнавала в зеркале.

   Горничная Анны высоко зачесала их спереди по последней моде, а сзади завила и уложила локонами. Волосы были припудрены белой пудрой. Она впервые позволила это сделать.

   Под платьем ее свободу непривычно ограничивал неудобный корсет. В двадцать два года ей предстояло сегодня присутствовать на первом большом балу. Правда, время от времени она, по настоянию Люка, герцога Харндона, бывала на местных увеселениях вместе с сестрами и их мужьями, а во время танцев сидела в сторонке и наблюдала. Кроме того, она всегда присутствовала на балах, которые время от времени устраивали в Боуден-Эбби, хотя обычно наблюдала за происходящим с галереи. Танцы ее завораживали. Ей всегда хотелось уметь танцевать, может быть, больше всего на свете. Но она не могла танцевать.

   Глухота не позволяла ей слышать музыку. Хотя временами ей казалось, что когда-то она ее слышала. Конечно, она не помнила ни музыки, ни каких-либо других звуков, но ей так казалось.

   Сегодня все вели себя так, словно бал устраивался в ее честь. Как будто это ее первый выезд в свет. На самом же деле бал устраивали в честь Анны. В Боуден-Эбби всегда давали бал после ее разрешения от бремени. Балы знаменовали рождение Джой семь лет назад, потом Джорджа, потом Джеймса. А теперь устраивают бал по случаю рождения Гарри.

   – Боже мой! – воскликнула леди Стерн, беря Эмили за руку и отрывая свой взгляд и внимание от отражения в зеркале. – Но ты не слышала ни слова из того, что мы говорили, дитя! Уверена, у тебя голова закружилась от созерцания собственной красоты.

   Эмили покраснела. Было бы хорошо, если бы тетушка Марджори говорила помедленнее.

   – Люк одобрит твой вид, Эмми, – сказала Анна с улыбкой, взяв Эмили за подбородок и повернув ее голову так, чтобы она могла следить за губами.

   Заслужить одобрение Люка было непросто. Хотя он очень любил ее, Эмили знала, что не всегда заслуживала его одобрение. Он обращался с ней как с полноценной и часто заставлял делать то, что ей не хотелось, уверяя, что она, если захочет, может сделать все. В этом он был не похож на Анну, и иногда они даже ссорились. Анна считала, что сестре следует позволить жить по-своему, пусть даже это сделает ее не похожей на других. Люк был сторонником более строгих мер.

   Когда Эмили было пятнадцать лет, он решил, что пора ей научиться читать и писать. И она училась – медленно, преодолевая трудности, иногда восставая. А Люк выступал в роли терпеливого и незаменимого учителя. После первой недели занятий он запретил Анне присутствовать в классной комнате и вмешиваться в учебный процесс. «Хватит Глупых слез», – сказал он. Эмили училась, чтобы доказать ему, а больше всего – самой себе. В этот трудный период ей многое приходилось доказывать себе.

   Она доказала, что может учиться, как все прочие девочки. Но она понимала также, что ее мир имеет суровые ограничения. Книги открывали такое богатство опыта и мысли, о котором она даже и не подозревала и которое ей никогда не удастся до конца понять. Она во многом отличалась от остальных, но знала, что в отношении с окружающим миром есть нечто уникальное, доступное только ей.

   Одобрение Люка, думала Эмили, отвечая улыбкой старшей сестре, было ценным достижением. Бывали моменты, когда она ненавидела его, хотя, конечно, всегда любила. В течение восьми лет, с тех пор как она переехала жить в Боуден, он был для нее отцом и братом.

   – Уверена, лорд Пауэлл будет очарован, – заметила Агнес. – Он безупречный джентльмен и, кажется, не придает никакого значения твоему злому недугу.

   Лорд Пауэлл был любителем поболтать. Эмили подозревала, что ему даже нравится иметь безмолвного слушателя.

   Но он действительно был довольно красив, обаятелен и обладал безукоризненными манерами. Конечно, этому едва ли следовало удивляться. Люк скрупулезно выбирал претендентов на ее руку. Все четверо, прежде чем признать их приемлемыми кандидатами, прошли всестороннюю проверку. Первых трех она отвергла, не потрудившись даже познакомиться с ними, – по крайней мере так утверждал Люк. После каждого отказа Люк, скорчив гримасу, смотрел на нее со смешанным выражением раздражения и удивления.

   – Эмили, – сказал он после ухода очередного жениха, – не могла бы ты не прилагать таких усилий, чтобы предстать перед цветом мужского неженатого общества в образе злой ведьмы?

   Если бы она могла говорить, то сказала бы ему, что он не прав. Она могла бы написать это, но ей не нравится такой неудобный способ разговора. Люк был не прав, потому что она сама отказывала им, а не они убегали, испугавшись ее. И вовсе она не была похожа на злую ведьму.

   Но это не имело значения.

   А теперь вот за ней ухаживал лорд Пауэлл. Он находился здесь уже пять дней. Люк решил пригласить его вместе с другими гостями, съехавшимися на крестины Гарри и на бал после крестин. Возможно, он рассудил – Эмили неплохо понимала его ход мыслей, – что торжественный характер мероприятия заставит его строптивую свояченицу вести себя более приемлемо, чем обычно.

   Она хорошо вела себя, надевала корсеты, кринолины и туфли, позволяла укладывать волосы в прическу. Сегодня все это было особенно изысканным. И не только потому, что дом был полон гостей. На этот раз она решила позволить поухаживать за собой.

   – Полагаю, все решится сегодня, дитя мое, – сказала леди Стерн. – Он сделает тебе предложение, и Харндон объявит об этом еще до конца бала. Ах, извините, я забыла, что Виктор здесь. Вот увидите, объявление сделает Виктор.

   Виктор, граф Ройс, прибыл на крестины с женой Констанс и ребенком. Приехала и другая сестра Эмили – Шарлотта – с его преподобием Джеримайей Хорнсби, ее супругом, и тремя детьми.

   – Ты ответишь согласием, Эмили? – выпытывала Агнес. – Уильям говорит, что лорд Пауэлл уже беседовал с глазу на глаз с Виктором и его светлостью. Это может означать только одно. Замечательно, что в семье будет еще одна свадьба. Интересно, где она состоится: здесь или в Элм-Корте? Уверена, что Виктор будет настаивать на Элм-Корте. Так ты дашь согласие?

   Было странно видеть, как ее сестры и леди Стерн волнуются по поводу того, о чем она уже приняла решение. Лорд Пауэлл приехал сюда, чтобы ухаживать за ней. Он гулял с ней, сидел с ней и разговаривал, и, кажется, она ему понравилась. Она не возражала против его внимания. Сегодня состоится большой бал. И она знала о том, что накануне вечером лорд Пауэлл, Виктор и Люк беседовали втроем. Об этом все знали.

   По всей вероятности, сегодня ей придется принять окончательное решение. По правде говоря, она уже решила, что станет леди Пауэлл. Она выйдет замуж и будет иметь свой дом, не будет ни от кого зависеть. Она была намерена иметь детей. Ей хотелось такого же пухленького малыша, как Гарри, но только своего собственного.

   Ей предстояло еще раз измениться. Она намеревалась стать респектабельной дамой, такой, чтобы Анна и Люк и все ее другие родственники могли гордиться ею. Тут она почувствовала, что Анна обнимает ее.

   – Ты пугаешь ее, – сказала Анна, обращаясь к Агнес. – Эмили не обязана делать то, чего сама не захочет. Она не такая, как все, она особенная. Здесь ее дом. Мы все ее любим. – Она обратилась к Эмили:

   – Ты не должна выходить замуж потому лишь, что считаешь это своим долгом, Эмили. Ты можешь остаться с нами навсегда. Я даже надеюсь, что ты останешься здесь. Как я буду жить без тебя?

   Все это так, думала Эмили, видя, как на глазах сестры выступили слезы. Но у Анны есть Люк, которого она очень любит и который любит ее, и у них четверо детей, которых обожают оба. А у нее, Эмили, нет никого. У нее нет своего места. Правда, и брат, и сестры не раз предлагали ей жить с ними. Правда также, что Люк еще до появления первого претендента на ее руку объявил ей, что Боуден – ее дом, как и дом Анны и их детей, и что он заботится лишь о ее счастье. Но разве мог кто-нибудь, кроме нее самой, знать, где ее счастье?

   – Ты не должна думать, что я заставляю тебя выйти замуж, потому что хочу избавиться от тебя, – сказал он, глядя ей прямо в глаза, – хотя моя жена и твоя сестра обвинили меня именно в этом. – Он строго взглянул на Анну. – Я предлагаю тебе возможность замужества, дорогая, потому что считаю это своим долгом. Но только ты можешь решить, хочешь ли выйти замуж или предпочтешь остаться здесь и быть таким же членом нашей семьи, как Джой, Джордж или Джеймс. Ты все поняла, Эмили? А вы, мадам? – Он заставил ответить ему их обеих – и ее, и Анну.

   – Но лорд Пауэлл очень красив, – не успокаивалась Агнес. – Не понимаю, как ты можешь устоять перед ним, Эмили. Уверяю вас, я бы не устояла. – Она улыбнулась.

   Хотя у нее не было отбоя от женихов, она остановила свой выбор на совсем некрасивом, склонном к полноте Уильяме, лорде Сиверидже, потому что полюбила его.

   – Ну довольно! – Леди Стерн хлопнула в ладоши. – Если мы будем и дальше стоять здесь и обсуждать помолвку нашей детки, то бал закончится и лорд Пауэлл будет вынужден уехать домой. И никто не увидит Эмили во всем великолепии.

   – Идем, Эмили, – улыбнулась Анна и взяла ее за руку. – Сегодня ты вместе с Люком и со мной будешь встречать гостей. Уж ты собьешь с меня спесь, потому что все будут любоваться тобой, а на меня никто и не взглянет.

   – Как бы не так! – заявила леди Стерн, направляясь к двери. – Харндон ни на кого не смотрит, кроме тебя, дитя мое. Так было всегда с тех самых пор, как он впервые увидел тебя на таком же балу.

   Анна рассмеялась и взяла Эмили под руку. Глаза ее светились счастьем. Сама Эмили пыталась побороть смущение. Большую часть разговоров она пропустила, хотя старательно поворачивала голову к говорившему, пытаясь сосредоточиться. Она часто удивлялась тому, что другие люди не устают от разговоров, что у них в отличие от нее не возникает потребности побыть в одиночестве.

   Эмили сделала несколько глубоких вдохов, чтобы взять себя в руки. Она была одета так же великолепно и торжественно, как Анна. Ей предстояло присутствовать на большом балу, вместе с Анной и Люком встречать гостей, улыбаться им, приседать в реверансе. И ей придется принимать ухаживания лорда Пауэлла, а возможно, и его предложение выйти за него замуж. И она должна ответить на него согласием.

   К тому времени, как она снова поднимется к себе, то есть всего через несколько часов, многое изменится в ее жизни. Она будет помолвлена. Все равно что замужем.

   Мысль об этом вызвала у нее что-то вроде паники.

   Эшли. Ах, Эшли...

* * *

   Эшли забыл, как холодно в Англии. Вздрогнув, он плотнее закутался в плащ. Сидя в темном экипаже, он смотрел в окошко. Светила луна, и небо было звездным. Он даже заметил, что вечер необычайно теплый для конца апреля.

   Теплый? Он снова вздрогнул. За время долгого путешествия из Индии домой у него было достаточно времени, чтобы привыкнуть к холоду. Однако он почему-то ожидал, что, как только ступит на твердую землю, снова станет тепло.

   Откинув голову на спинку сиденья, он подумал, что, возможно, ему уже никогда больше не будет тепло.

   Тем не менее лорда Эшли Кендрика не покидало предчувствие, что тепло его ожидает. В Боудене. Только бы добраться туда. Он уже несколько месяцев жил в ожидании этого момента, и вот теперь до Боудена осталось несколько часов езды, а может, и того меньше. Мысль о возвращении в Боуден поддерживала его в течение долгих месяцев плавания.

   Он подумал о Люке. Поскорее бы увидеться с братом, который всегда был надежной защитой и опорой. И с милой, доброй Анной. И с их детьми, которых уже трое. Люк как будто извинялся перед ним, когда написал о рождении Джорджа, маркиза Крейдона, наследника герцогского титула. Эшли был рад и еще больше обрадовался, когда двумя годами позже родился Джеймс. Люк обеспечил наследников герцогского титула по прямой линии. Теперь уже не возникнет вопрос о том, что Эшли дышит старшему брату в затылок.

   Ему хотелось скорее попасть в Боуден, к Люку и Анне. Как будто они могли все расставить по своим местам в его жизни. Как будто только там он мог найти тепло, в котором нуждался. И покой.

   Покой! Что-то подсказывало ему, что только в Боудене он найдет покой. И вот теперь скоро экипаж проедет через деревню, а дальше... Хотя едва ли ему удастся обрести покой даже там.

   Но так или иначе, а когда колеса экипажа загрохотали по мосту, он нетерпеливо наклонился вперед, пытаясь разглядеть сквозь окошко дом. Боже милосердный, да у них, кажется, гости! Дом сиял огнями сверху донизу. Около каретного сарая и конюшни стояло множество не уместившихся внутри экипажей.

   Проклятие! Только этого недоставало!

   Следовало бы задержаться в Лондоне на несколько дней и заранее сообщить о приезде. Ведь они даже не знают, что он уехал из Индии!

* * *

   – Ну, дорогая, – сказал, обращаясь к жене, герцог Харндон, когда они готовились открыть танцы, – можешь, как всегда, быть уверена в том, что ты самая красивая женщина на балу, несмотря на то что в детской спит малыш Гарри, а тебе уже.., двадцать девять, не так ли?

   – Уже четыре года подряд, – рассмеялась она и озабоченно добавила:

   – Люк, что будет с Эмми?

   – Эмили сегодня, выглядит так, что каждая леди, кроме тебя, позеленеет от зависти. Если бы она одевалась так всегда, то мне пришлось бы держать оборону против всех сухопутных и морских сил его величества. Возможно, мне даже следует радоваться, что она чаще выглядит как лесная ведьма.

   – Не смей так говорить, Люк, – с упреком произнесла Анна.

   – Если вы намерены бранить меня, мадам, – возразил он, – то отложим это до того момента, когда вернемся в Спальню. Предупреждаю, на честную игру с моей стороны не рассчитывайте.

   – Как ты думаешь, она ему не откажет? – с тревогой в голосе спросила Анна.

   – Она будет дурочкой, если откажет, – ответил он. – Пауэлл обладает всеми качествами для того, чтобы считаться завидной партией для любой девушки родом ниже принцессы: внешность, происхождение, богатство, приятные манеры – все при нем. Он решительно настроен получить согласие. Его привлекают приданое Эмили и ее связи.

   Кроме того, он желает угодить матери и исполнить свой долг, женившись и произведя на свет наследников. Мне кажется, его также привлекает перспектива иметь неболтливую жену. Конечно, хорошо, если бы это оказался брак по любви. Я по собственному опыту знаю, что это имеет немаловажное значение. Но думаю, нам следует позволить твоей сестре самой решить свою судьбу. Эмили способна сама принимать решения. Надеюсь лишь, что бедняга Пауэлл не считает ее пассивной и послушной малышкой.

   – Никто не поймет Эмили так, как понимаем мы с тобой, – проговорила Анна. – Что, если она ему не понравится, когда он узнает ее лучше?

   – Это характерно для любого брака, мадам, – сказал он. – Разве ты не поняла? В браке раскрываются неизвестные ранее черты характера, опыт и вкусы Каждого из супругов, и они учатся приспосабливаться друг к другу. Никто, кроме самих супругов, этого сделать не может. А теперь идем танцевать. – Взглянув в сторону дирижера оркестра, он поднял палец. Заиграла музыка.

* * *

   – Удивительно, – обратился к леди Стерн, своей старинной приятельнице и любовнице, Теодор, лорд Куинн, дядюшка Люка по материнской линии, – девушки становятся все красивее с каждым годом. Впрочем, взрослые леди тоже. У тебя чудесная новая прическа, дорогая Мардж. Делает тебя на десять лет моложе.

   – Сжалься, Тео! – воскликнула она. – Тогда я буду слишком молода для тебя!

   Он весело расхохотался, закинув голову.

   – Как ты думаешь, она даст согласие? – спросил он.

   Во время первого танца они больше сидели, чем танцевали, поглядывая в другой конец зала, где на софе рядом с Эмили сидел лорд Пауэлл, занимая ее разговором.

   – Они смотрятся рядом превосходно, не так ли? – спросила она. – И ее недостаток не имеет большого значения, Тео. Этот милый молодой человек любит поговорить, а Эмили отлично умеет слушать глазами.

   – Согласись, Мардж, что, наверное, трудно разговаривать с женщиной, которая не может сказать в ответ ни слова. Надеюсь, его не только это в ней привлекает. Наверное, кроме умения молчаливо слушать, у Эмили есть и другие достоинства. Да и как узнать, что она хочет сказать своими огромными глазищами?

   – Моя дорогая Анна всегда тревожилась за нее, – сказала леди Стерн, глаза которой сияли удовольствием при виде оживленной, улыбающейся крестницы, танцующей со своим герцогом. – Она взяла на свои плечи всю заботу о семье, хотя главой семьи является Ройс. Когда судьба последней из ее сестер будет устроена, она наконец будет вполне счастлива. Взгляни на них, Тео, – добавила она, снова привлекая его внимание к Эмили и лорду Пауэллу. – Она улыбается такой же ослепительной улыбкой, как Анна. Ах, если бы они были хотя бы наполовину так счастливы, как Анна с Харндоном!

   – Пусть все идет своим чередом, – сказал он. – К ужину он наберется храбрости и сделает предложение, а потом объявят о помолвке. И наша дорогая Анна будет счастлива, и ты тоже. А для меня, моя дорогая Мардж, нет ничего важнее твоего счастья.

Глава 2

   Эмили сидела рядом с лордом Пауэллом. Ей очень хотелось танцевать, но никому никогда не приходило в голову пригласить ее. У людей было странное понятие о глухоте. Им, наверное, казалось, что если человек не слышит, то он и не видит тоже. Более того, они не замечали, что звук создает вибрацию, которую можно чувствовать. Звук можно ощущать всем телом.

   Она чувствовала ритм танца. И, много лет внимательно наблюдая за танцующими, выучила все движения каждого танца.

   Лорд Пауэлл рассказывал ей о матери и о своих младших братьях и сестрах, а это, насколько она понимала, было верным признаком того, что вскоре последует предложение. Он придавал большое значение выполнению долга перед семьей. Он успел заметить, что леди Эмили очень любят ее племянники и племянницы и что она любит играть с ними.

   Наверное, это следует считать одобрением того, как она справляется со своей глухотой, подумала Эмили и улыбнулась. По правде говоря, улыбка не сходила с ее лица с тех пор, как она покинула гардеробную Анны.

   Она улыбалась, хотя было очень трудно следить за губами человека, когда хотелось поглазеть на то, что происходит вокруг. Поэтому она пропустила многие подробности о семье, с которой он старался заочно познакомить ее.

   У него были темные густые брови, возможно несколько тяжеловатые для его красивого лица. Нос у него был хорошей формы, может быть, чуть крупноват, глаза темные, выразительные. Волосы, наверное, тоже темные. Она не видела его без тщательно напудренного парика, но подумала, что, должно быть, у него короткая стрижка.

   Она заметила, что некоторые молодые леди восхищались им и с завистью поглядывали на нее. Он был довольно высок, хорошо сложен. И элегантно одет в темно-коричневых и золотистых тонах.

   – Второй танец я танцую с ее светлостью, – сказал он, слегка наклоняясь к ней, забывая, что она все равно не слышит ни шума вокруг, ни его голоса, – а третий – с леди Сиверидж. А танец перед ужином я не танцую.

   Вы посидите со мной это время, леди Эмили? Возможно, после ужина вы позволите мне послать служанку за вашим плащом и мы прогуляемся с вами по террасе?

   Эмили раскрыла веер. Ей вдруг показалось, что в зале стало душно. Она не сводила глаз с губ лорда Пауэлла. Губы были довольно полные, хорошей формы. Он говорил медленно, отчетливо произнося слова. Наверное, чтобы дать ей понять, что последняя просьба имеет для него важное значение.

   – Сегодня такой приятный весенний вечер, – добавил он, как будто его просьба нуждалась в дополнительном объяснении. – Возможно, вы позволите мне поговорить с вами об одном очень важном деле? Я имею в виду – когда мы выйдем на террасу.

   Продолжая улыбаться, она кивнула. Вопреки всякой логике ей вдруг безумно захотелось остаться одной. Где угодно, но только одной.

   «Он мне нравится», – решила Эмили. Не потому, что она сама себя так настроила, а потому, что он был приятным и искренним молодым человеком. Было бы, конечно, лучше, если бы он поменьше разговаривал. Хорошо бы уметь спросить его, почему он хочет на ней жениться. Он считает ее красивой? Ему нравится, что она приходится сестрой Виктору и свояченицей Люку? Или его интересует ее загадочный характер?

   Опустив глаза, она мельком взглянула на его руки. Руки были крупные, сильные. Она представила себе, как он прикасается к ней, к ее телу. Представила его губы на своих губах. Дальше этого воображение отказывалось работать.

   Она снова перевела взгляд на его губы. Он продолжал говорить, наверное думая, что если она умеет читать по губам, то понимает все. Пожалуй, он будет разочарован, узнав, что она понимает далеко не все.

   Она часто думала о физической любви. Придает ли это дополнительную полноту жизни? Или это вторжение во внутренний мир другого человека? В силу обстоятельств и по склонности характера она не любила никакого вторжения в свой внутренний мир. Но знала до статочно, чтобы понимать. В их брачную ночь ей придется впустить его внутрь себя. Только так она сможет стать женой. Только так у нее могут появиться дети, которых она очень хотела. Будет ли этот миг чудесным, магическим?

   Или унизительным?

   Она обычно догадывалась, что Анна и Люк занимались ночью любовью. Они оба пришли бы в ужас, если бы узнали об этом, но она догадывалась. Возможно, отсутствие у нее одного из пяти чувств обостряло все остальные. У Анны появлялась особая мягкость во взгляде, а у Люка верхние веки слегка прикрывали глаза. Эмили понимала, что между ними произошло нечто чудесное, чего она не могла себе представить.

   Возможно, скоро она это узнает. А может, ее ждет разочарование. Ведь она не любит этого человека, хотя он ей нравится и она его уважает.

   Тут есть о чем поразмыслить. Этот мужчина станет так же знаком ей, как ее собственное отражение в зеркале. Она будет жить в его доме, который станет и ее домом, а его семья станет ее семьей. Она будет вести его хозяйство. Сможет ли она? Она видела, как Анна ведет хозяйство в Боуден-Эбби. Наверное, ей придется записывать, что нужно сделать. Ей придется навещать арендаторов и соседей.

   Нельзя допустить, чтобы ее обескуражило то, что она не сможет поговорить ни с кем из них или даже понять все, что говорят ей.

   Она станет как Анна. И брак у нее будет таким же, как у Анны. Или она требует слишком многого? Так или иначе у нее появится шанс стать счастливой. И она станет. Усилием воли она заставит себя быть счастливой и добьется этого.

   – Танец закончился. – Лорд Пауэлл снова наклонился к ней. – Клянусь, мне очень жаль, но я танцую каждый танец до ужина, леди Эмили. Поверьте, я буду завидовать любому джентльмену, сидящему на этой софе рядом с вами.

   Это было почти что объяснением в любви, подумала Эмили. Он говорил то, что, по его мнению, от него ожидают. Она улыбнулась.

   Но что-то произошло. Перестала играть музыка. Она почувствовала это еще до того, как поняла по губам лорда Пауэлла. Нет, тут что-то другое. Ее охватило чувство, похожее на панику, и она оглянулась на входную дверь.

   Там стоял какой-то мужчина. Кажется, пока никто не обратил на него внимание. На нем был длинный темный плащ, и он снимал треуголку, хотя, должно быть, войдя в дом, миновал многочисленных слуг, прежде чем взбежать по двум пролетам лестницы в бальный зал. Он был высок и худощав. Он не носил парика; темные волосы были тщательно завиты на висках и стянуты на затылке в косицу, перевязанную черной шелковой лентой. Худое лицо было болезненно-бледным, глаза смотрели мрачно.

   Она узнала его не глазами, а сердцем. Сердце бешено заколотилось. Запульсировала кровь в висках. У нее перехватило дыхание. Она поднялась и застыла, глядя на него. Лорд Пауэлл, все остальные и все, что было вокруг, перестало существовать. Был только Эшли. Эшли вернулся домой.

* * *

   Когда экипаж подъехал к дому, Эшли решил не появляться на глаза веселящимся гостям. Он прикажет проводить себя в комнату – желательно в свою старую, – где и останется до утра. И уж конечно, в его намерения не входило эффектное появление на балу.

   Однако Коутс, дворецкий, находился в холле, когда он вошел. Сначала Коутс застыл, с подозрением глядя на незнакомца, одетого явно не для торжественного случая, а потом, когда узнал нового гостя, на лице его выразилось крайнее изумление. Затем оно стало, как обычно, непроницаемым.

   Коутс сообщил, что в самом разгаре большой бал по случаю крестин новорожденного сына его светлости.

   Эшли закрыл глаза и чуть пошатнулся. Один из лакеев сразу же сделал шаг к нему и протянул руку, чтобы поддержать его, но Эшли снова открыл глаза и жестом остановил лакея. Он чуть не потерял сознание. Может, лучше пойти прямиком в свою комнату и отложить все прочее до утра?

   – Они в бальном зале? – спросил он.

   – Да, милорд, – ответил Коутс. – Может быть, вы пройдете в гостиную, а я тем временем схожу за его светлостью?

   Но Эшли, будто не слыша его, решительно повернулся и направился к ведущей наверх лестнице. Не будет он ждать в гостиной. И не пойдет в свою спальню. Люк здесь, совсем рядом.

   – Милорд?! – удивленно и несколько встревоженно воскликнул Коутс.

   Бал был действительно грандиозный. Большой зал был полон света, шума, смеха и движения. Эшли остановился в дверном проеме, забыв о том, что на нем плащ, помявшаяся в дороге одежда и высокие сапоги. Треуголку он снял – скорее инстинктивно, чем сознательно. Он медленно обводил взглядом толпу гостей, не замечая, что некоторые уже смотрят на него с любопытством. Он отыскивал взглядом только одного человека.

   Наконец он его увидел. Только что закончился танец, и Люк, поклонившись партнерше, целовал ей руку. Люк выглядел все таким же великолепным, молодым и элегантным, каким вернулся из Парижа много лет назад. Люк, такой родной, такой надежный, на которого всегда можно было опереться. Эшли замер на месте.

   Люк поднял голову и взглянул в сторону двери. Он поднял брови, словно не поверил своим глазам, потом торопливо пересек бальный зал и широко распахнул объятия. Приблизившись к брату, он крепко, словно стальным обручем, обнял его. Эшли тоже обнял брата и зажмурил глаза.

   – Бог мой! – воскликнул Люк. – Неужели это ты, Эш? – У него дрожал голос.

   – Да. – Эшли проглотил комок в горле. Ему не хотелось открывать глаза.

   Люк, отступив на шаг, положил руки на плечи брата.

   – Черт возьми, Эш, это действительно ты! – Он потрепал брата по плечам, как будто желая убедиться, что все происходит на самом деле, и явно забыв об окружающих.

   Эшли, стоявший лицом к залу, неожиданно остро ощутил присутствие многочисленных гостей. В зале стало странно тихо. Все смотрели на них. Потом он увидел спешившую к нему Анну, которая выглядела ни на день не старше, чем тогда, когда он уезжал, и была все такой же красивой, милой и теплой, как солнышко.

   – Эшли! – воскликнула она, и Люк отступил на шаг, уступая ей место в объятиях брата. – О, Эшли, дорогой, ты вернулся домой!

   Потом появилась их мать, как всегда сдержанная и невозмутимая, хотя глаза ее широко раскрылись от удивления. Он овладел собой, низко поклонился ей, как положено по этикету, потом расцеловал в обе щеки.

   – Мадам, – сказал он, – вы прекрасно выглядите.

   Леди в розовом атласе с серебристым кружевом пересекла зал и бросилась в его объятия, и он снова на мгновение зажмурил глаза, прижимая к себе сестру.

   – Эшли! Ах, Эшли, негодяй ты этакий! Больше года не писал никому из нас, и мы все с ума сходили от тревоги. А ты, оказывается, уже был на пути домой! Как ты мог?

   Это была Дорис, леди Уэймс, оживленная и энергичная. Пять лет назад она вышла замуж за графа Уэймса.

   Но Люк уже овладел и собой, и ситуацией. Он повернулся к гостям и поднял руки, призывая к вниманию, хотя в этом не было необходимости. Внимание всех присутствующих уже было приковано к сцене, разыгравшейся у входа, в зал.

   – Приношу извинения за прерванное веселье, – сказал он. – Как видите, из Индии неожиданно возвратился домой лорд Эшли Кендрик. С вашего позволения, моя семья ненадолго покинет зал. Танцы продолжатся, как только кавалеры пригласят дам.

   – Эшли, – обратилась к нему Анна, взяв его под руку и выходя вместе с ним из зала, – а где же Элис и Томас? Они остались внизу? Или Коутс уже проводил их в твою комнату?

   Эшли окинул взглядом окружающих его родственников. У всех были радостные лица. Они праздновали крестины, бал был в разгаре. А он устал. Устал и телом, и душой.

   – Моя жена и сын остались в отеле в Лондоне, – сказал он. – Они слишком утомлены после длительного путешествия. Я приехал один. Мне очень хотелось домой.

   Возможно, завтра он успокоится. Но не сегодня. Сегодня слишком много суеты вокруг.

* * *

   Чья-то рука коснулась локтя Эмили, вернув ее к реальности. Она стояла в бальном зале в Боуден-Эбби. Ей улыбался лорд Пауэлл, жестом указывая на софу. Она села.

   Он смотрел на нее сверху вниз, сложив за спиной руки, и ждал, пока ее глаза остановятся на его губах.

   – Ее светлость, с которой я должен был танцевать вот этот танец, ушла, и я могу посидеть и поговорить с вами, леди Эмили.

   Она кивнула, не вполне понимая, с чем именно соглашается.

   – Конечно, если вы этого желаете, – сказал он. – Если вы не сочтете меня назойливым. И если вы не обещали другому джентльмену провести с ним это время.

   Эмили отрицательно покачала головой, и он уселся рядом с ней, кажется, очень довольный собой. Ей хотелось, чтобы он ушел, хотелось побыть одной. Куда бы она ни взглянула, у людей двигались губы, но она ничего не понимала, словно чужеземец в незнакомой стране.

   – Это лорд Эшли Кендрик? – говорил лорд Пауэлл. – Из Индии? Он приходится братом его светлости, не так ли? – Она кивнула. – Как удачно, что он прибыл именно сегодня, – продолжал лорд Пауэлл. – Кажется, все чрезвычайно счастливы.

   Она снова кивнула. Ей хотелось зажмуриться, чтобы ничего не видеть.

   – Я заметил, – сказал он, – что это очень сплоченная и любящая семья. Вам повезло, леди Эмили. Это напоминает мне мою семью. Мы все тоже очень привязаны друг к другу.

   Она заставила себя приподнять уголки губ в улыбке.

   Он снова говорил о своей семье. Она попыталась сосредоточиться, но мысли ее были заняты другим, и она перестала следить за его губами.

   Ей не хотелось, чтобы Эшли возвращался домой. Она надеялась научиться видеть в лорде Пауэлле своего будущего мужа, который будет рядом с ней всю жизнь. Она хотела, чтобы у нее были муж и дом, и положение в обществе, и дети. Возможно, между ними возникнет взаимная привязанность или даже любовь. Но ей надо самой распорядиться своей судьбой, чтобы стать нормальной женщиной. Оставалось надеяться, что сердечные раны зарубцуются и сердце будет способно принять в себя человека, который станет ее мужем.

   Возвратившись к реальности, она увидела, что лорд Пауэлл смотрит на нее с беспокойством.

   – Вот увидите, – продолжал он, беря ее, за руку, – они с радостью примут вас в свою среду, леди Эмили. Я это знаю. Они любят меня и полюбят вас. То есть я хочу сказать, полюбили бы, если бы...

   Интересно, подумала она, смогла бы она хоть немного полюбить его за последнюю неделю, если бы ее сердце не было разбито много лет назад? Вполне возможно. Но сердечные и душевные раны не залечить усилием воли – это она поняла за последние семь лет. Пришлось смириться с реальностью и жить дальше. Лорд Пауэлл поднес к губам ее руку и на мгновение задержал ее. Она видела, что присутствующие наблюдают за ними, и он это знал. Она понимала: все с нетерпением ждут, что сегодня будет объявлено об их помолвке.

   Танец еще не закончился, когда рядом с ней появилась Анна, и лорд Пауэлл, вскочив, поклонился. Она улыбнулась ему и, сев на его место, взяла Эмили за обе руки.

   – Эшли вернулся домой, – сказала она, как будто Эмили этого не знала. – Он приехал из Индии, никого не предупредив. Он очень тосковал по дому. Леди Эшли с сыном остались в Лондоне. Люк вне себя от радости. Для него это такая приятная неожиданность, Эмми.

   Да, между братьями всегда существовала особая связь, несмотря на некоторое охлаждение в их отношениях в год после возвращения Люка из Парижа и перед отъездом Эшли в Индию. Да, Люк, должно быть, переполнен радостью.

   Но Анна с тревогой смотрела ей в глаза, и Эмили понимала, почему она вернулась в бальный зал, опередив остальных членов семьи. Анна знала. Люк тоже знал, хотя они никогда не говорили об этом с того самого дня, когда он нашел ее у водопада и попытался успокоить.

   – Люк собирается послать за ними свой экипаж завтра, – продолжала Анна. – Думаю, он даже сам поедет за ними. Приятно будет познакомиться наконец с Элис и с Томом. У детей появится еще один двоюродный братец, чтобы играть вместе. Хотя Гарри, несомненно, проспит это событие. – Она рассмеялась, по-прежнему не сводя глаз с Эмили, и в глазах ее была тревога.

   Эмили улыбнулась. Анна говорила больше, чем обычно. Анна беспокоилась о ней.., о том, как она поведет себя, как будет себя чувствовать.

   – Лорд Эшли Кендрик, должно быть, очень утомлен дорогой, – вставил лорд Пауэлл. – Но наверное, очень рад возвратиться в лоно семьи.

   – Да, – с улыбкой согласилась Анна. – Он действительно устал. Он так бледен и худ, что выглядит чуть ли не изможденным. Должно быть, тяжело перенести столь долгое путешествие по морю. Муж проводил брата в его комнату. Сам он скоро вернется к гостям, а Эшли, наверное, ляжет спать.

   Когда три года назад они получили известие о женитьбе Эшли на Элис Керси, дочери сэра Александра Керси, его начальника в Ост-Индской компании, Эмили хотелось умереть. Жить было незачем. После четырех лет было страшно вновь скатиться в болото жалости к себе и чувства полной изоляции, которое охватило ее в день отъезда Эшли.

   В течение четырех лет она мечтала. Разумеется, она понимала разницу между мечтой и реальностью. В глубине души она сознавала, что Эшли никогда не любил ее так, как она его, что он никогда не вернется к ней и они не будут счастливо жить с ним вместе до конца жизни. Но это была сладкая мечта. Она помогала ей выдержать чувство боли, одиночества и пустоты, которые она испытывала глубоко внутри, несмотря на то что продолжала жить активной и полноценной жизнью. Ее внутренний мир мог бы продержаться, опираясь на эту мечту, даже если бы прошло пятнадцать, двадцать, пятьдесят лет, а он бы не вернулся.

   Но весть о его женитьбе разбила эту мечту вдребезги, так что она уже не поддавалась восстановлению. Жизнь без мечты казалась ей невыносимой, и ей пришлось заново учиться жить, полагаясь на собственные силы.

   Вскоре Люк представил ей первого претендента на ее руку.

   Она знала, что Люк все понимает. Он поразительно хорошо ее знал. Возможно, даже лучше, чем Анна. Люк никогда не жалел ее, не считая того страшного часа у водопада. Люк предлагал ей варианты решений и отходил в сторону, чтобы она могла принять или отвергнуть их по собственному усмотрению.

   Лорд Пауэлл снова поднес к губам ее руку.

   – Я вернусь к последнему танцу перед ужином, леди Эмили, – медленно произнес он. Она заметила, что музыканты перестали играть и танцоры готовились к следующему танцу. – Я буду с нетерпением ждать этого мгновения.

   – Какой милый молодой человек, – заметила Анна, когда он удалился, – такой внимательный... Ты могла бы быть счастлива с ним, Эмми.

   Эмили кивнула.

   – Ты могла бы полюбить его, Эмми, – добавила Анна, прикоснувшись к руке сестры. – О, дорогая, выходи за него замуж, если у тебя есть к нему хоть какие-то чувства. Я не раз говорила тебе, что ты не обязана выходить замуж. Ты можешь остаться здесь на всю жизнь, как и мои собственные дети. И Люк говорил тебе то же самое. Мы оба говорим это искренне. Но, Эмми, без любви и без замужества ты очень много потеряешь. Господи, сейчас не место и не время для таких разговоров. Просто я хочу, чтобы ты была счастлива. Уж я-то знаю это. Я хочу, чтобы ты была счастлива, как я.

   Анна говорила с пылом и страстью, которые никогда бы не стала демонстрировать публично. Эмили поняла ее, хотя и не успела прочесть по губам каждое слово. Эшли приехал домой, но он женат. У него есть сын. И пока он стоял у входа в бальный зал, оглядывался вокруг, обнимал Люка, Анну и других родственников, он ни разу не взглянул на нее.

   Эмили потребовалось несколько минут, чтобы успокоиться, но теперь она будет держать себя в руках. Она поискала взглядом лорда Пауэлла, который вел Агнес, чтобы присоединиться к танцующим. Она знала, что Анна заметила и направление ее взгляда и ее улыбку.

   Эшли вернулся. Он здесь, в Боудене, готовится лечь спать. Он похудел, лицо у него осунулось. Очень устал после дороги. Завтра она снова его увидит.

Глава 3

   – Клянусь, ты спятил! – Именно так высказался о намерении брата Люк, наблюдая, как камердинер, уложив и припудрив волосы Эшли, осторожно снимает с его плеч пудромантель, предохранявший камзол из парчи цвета бургундского вина.

   – Не каждый день человек приезжает домой после семи лет отсутствия, – усмехнулся Эшли. – Снова видит брата, сестру и мать и попадает в самый разгар бала по случаю рождения еще одного племянника Уже третьего между мной и герцогством, Люк. Ты времени не теряешь.

   – Это естественно, когда человек женат, – поднял брови Люк. – Выводок имеет обыкновение увеличиваться.

   Эшли рассмеялся и, пристегнув парадную шпагу, сунул ноги в башмаки, украшенные пряжками. Его вдруг охватило сумасбродное желание немедленно приобщиться к жизни. Он собирался лечь спать, как советовали Люк, Анна и мать, но что толку? Он все равно не заснет. Его мучила бессонница. Что хорошего лежать одному в темной комнате? Нет, лучше спуститься в бальный зал и потанцевать.

   – А теперь веди меня в бальный зал, – сказал он, – иначе можем опоздать и танцы закончатся. Я хочу потанцевать со всеми самыми красивыми девушками. Такие имеются?

   Люк скорчил гримасу и пристально взглянул на брата.

   – Имеются, – проронил он.

   – В таком случае представь меня самой красивой. – Эшли открыл дверь и, шутливо поклонившись, жестом предложил брату пройти первым. – Кто она такая?

   – Это дело вкуса, Эш, – заметил Люк. – Что касается меня, то я ни на кого не смотрю, кроме Анны.

   – Анна вне конкуренции, – рассмеялся Эшли. – Я согласен остановить выбор на второй по красоте женщине.

   Усталости как не бывало. Он был полон энергии, готов танцевать не только всю ночь, но и весь завтрашний день.

   Ему хотелось шума, смеха, хотелось двигаться и флиртовать с женщинами.

   Несколько минут спустя он снова стоял в дверях бального зала рядом с братом. В зале веселились вовсю. Он с интересом огляделся вокруг. Родственники, хотя и удивились, увидев Эшли принарядившимся для бала, приветствовали улыбками его появление. Он узнал некоторых соседей, а также танцевавшую Агнес, младшую сестру Анны.

   Потом его взгляд упал на молодую леди, которая сидела на софе в некотором отдалении, отвернувшись от него, причем у него создалось впечатление, что отвернулась она в то мгновение, когда он посмотрел в ее сторону.

   – Взгляни туда, – обратился он к Люку, указывая жестом на эту леди. – Та, что сидит рядом с.., с Уилли Сивериджем! Кто она такая? Только умоляю, пощади и не говори мне, что она замужем!

   Люк не ответил. Эшли, искоса взглянув на него, рассмеялся.

   – Эй, – сказал он, – почему такая таинственность?

   Кто она такая? Представь меня ей, Люк, я хочу пригласить ее на танец. Поспеши, танец уже заканчивается.

   – Это Эмили, – произнес Люк. – Было бы лучше...

   Эшли не услышал, что «было бы лучше». Эмили... Неужели Эмми?

   – Эмми? – почти шепотом переспросил он. – Это Эмми? Малышка Эмми?

   – Да, – кивнул Люк.

   Эшли пристально взглянул на нее. Ее было не узнать.

   Но он вглядывался в нее не по этой причине. Она была единственным человеком, о котором он не вспомнил по дороге домой. По правде говоря, он не думал о ней уже несколько лет. Однако, увидев ее, сразу вспомнил, как дорога она была ему. После отъезда он еще много месяцев хранил в своем сердце воспоминания о ней. Ему ее не хватало. Она была нужна ему. О сексуальном влечении не было и речи, ведь она была всего лишь ребенком. Тем не менее ему были нужны ее дружба, ее готовность принимать его таким, каков он есть, ее преданность, умение быть счастливой, ее внутренний покой. Он уже и не помнил теперь, по какой причине чувствовал себя виноватым, но в конце концов ему удалось заставить себя не вспоминать о ней.

   А потом он встретил Элис и влюбился в нее. Решив, что она отвечает на его чувства, он на ней женился. Она-то была не ребенком, а женщиной. Вспомнив о ней, он стиснул зубы.

   Но как он мог совсем забыть об Эмили? И даже не вспомнить о ней, когда ехал домой? И не подумать, что может увидеть ее на балу у Люка? Похоже, он усилием воли выбросил ее из воспоминаний и захлопнул за ней дверь. И теперь не мог вспомнить, почему так поступил.

   – Проводи меня к ней, – сказал он, наблюдая, как к Эмили подошел какой-то мужчина и взял ее за руку.

   – Мы все ждем, что сегодня будет объявлено о ее помолвке. С Пауэллом. Он уже говорил и с Рейсом, и со мной. Она, кажется, влюблена в него.

   – Вот как?! – воскликнул Эшли, не спуская с нее глаз. Она была потрясающе красива. Даже не верилось, что это Эмми. Но уже не ребенок, а женщина. – Проводи меня к ней.

   Эшли не заметил, что брат не спешит выполнить его просьбу, а если и заметил, то не придал этому значения. Он пришел сюда танцевать. Танцевать с самой красивой женщиной в бальном зале. А Эмми, черт побери, была красивее всех. Он будет танцевать с ней. Он забыл о ее глухоте.

   Эмми, казалось, знала, что он идет. Она встала и, повернувшись к нему, смотрела, как он приближается. Вдруг он вспомнил, что Эмми всегда обладала особой чувствительностью и всегда знала, когда он приближался к ней сзади. Хотя и не могла слышать. Только сейчас он вспомнил, что Эмми не слышит и не говорит. Она могла общаться только с помощью глаз или жестов, которые он когда-то научился понимать. Они даже изобрели что-то вроде своего языка, чтобы общаться друг с другом. Черт возьми, как много всего он забыл!

   – Дорогая, – обратился к ней Люк, – это Эшли, он вернулся домой.

   Да, это была Эмми. Эмми, изображавшая из себя великосветскую даму, причем делавшая это великолепно. По тем не менее Эмми. С теми же огромными выразительными глазами, сквозь которые, казалось, можно заглянуть в душу. Но она была теперь женщиной. Ему почему-то стало грустно.

   – Эмми. – Он взял ее за руку. Рука была вялой и холодной как лед. Он улыбнулся. – Привет, маленький олененок. – Он забыл прозвище, которое дал ей когда-то, пока губы сами не произнесли его. Теперь оно, возможно, было неуместным, потому что она стала элегантной, модной, красивой женщиной. Раньше это прозвище очень подходило ей.

   Губы ее дрогнули в улыбке. Но лицо было бледным и серьезным. Он поднес к губам ее руку.

   – Скажи, что рада видеть меня, – сказал он, произнося слова медленно и отчетливо, как это делал в прежние времена. – Я долго добирался домой из Индии. Это было утомительное путешествие. Скажи, что рада меня видеть.

   Она посмотрела ему в глаза, но во взгляде не было ничего, что ему хотелось бы увидеть. Понятно, ведь прошло семь лет. Ему вдруг захотелось, чтобы она осталась прежней – диковатым, милым, счастливым ребенком. Что за эгоистическое желание!

   – Позволь представить тебе лорда Пауэлла, Эш, – проговорил Люк. – Пауэлл, это мой брат, лорд Эшли Кендрик.

   Они поклонились друг другу. Значит, это будущий муж Эмми? Он уже по-хозяйски относится к ней. Возможно, даже ревнует? Эшли снова с улыбкой повернулся к Эмили.

   – Меня хотели уложить спать, – сказал он. – Уверяли, что я устал. А мне захотелось танцевать, Эмми. И я намерен это сделать. Я обещал пригласить на танец самую красивую леди в зале. Это оказалась ты. Пойдем танцевать со мной. – Он все еще держал ее за руку. – Видишь? Начинается следующий танец.

   – Но леди Эмили обещала посидеть со мной, – заявил лорд Пауэлл.

   – К тому же, Эш, – напомнил Люк, – Эмили не умеет танцевать.

   – Потому что не может слышать? – Эшли улыбнулся ей. – Это правда, Эмми? Глухота не позволяет тебе танцевать? Ты знаешь фигуры танца? Ведь ты видела, как танцуют другие? Разве тебе не хочется танцевать?

   Взгляд ее стал глубже, и он с удовлетворением понял, что не разучился читать по ее глазам, несмотря на прошедшие семь лет. Разумеется, ей хотелось танцевать, всегда хотелось. Неужели никто другой здесь не разглядел этого желания? Ей хотелось танцевать под неслышимую мелодию, которую она чувствовала в своем сердце.

   – Эшли, – в голосе его брата появились властные нотки, – Эмили не слышит музыку. Кроме того, она обещала посидеть этот танец с лордом Пауэллом. Позволь мне найти для тебя другую партнершу.

   Но Эшли смотрел в глаза Эмили.

   – Пусть Эмми сама решит, – сказал он, улыбаясь ей. – Что ты предпочитаешь, Эмми? Сидеть там, где, я уверен, просидела весь вечер? Или потанцевать со мной? Хочешь потанцевать со мной?

   Несколько мгновений она просто смотрела на него. Потом едва заметно кивнула. Но все увидели это.

   – Эмили, – вмешался Люк, но она смотрела не на него, а на Эшли. – Эш...

   Но Эшли не обратил на него внимания. Он улыбнулся Эмили, глядя на нее торжествующе.

   Лорд Пауэлл поклонился.

   – Я вернусь, чтобы проводить леди Эмили к ужину, – сказал он.

   – Идем. – Эшли сжал ее маленькую холодную руку. – Мы будем танцевать, Эмми. Докажем всем, кто не верит, что мужчина, уставший до полусмерти, и женщина, которая не может слышать, способны танцевать не спотыкаясь.

   Они вышли на середину зала. Как и прежде, она была чуть выше среднего роста, но раньше она была худенькой и проворной, как зверек. Теперь ее фигура приобрела женственную округлость, что еще больше подчеркивалось корсетом и кринолином. Во всем остальном она практически не изменилась. По крайней мере внешне.

   Интересно, неужели им удалось приручить ее за семь лет его отсутствия? И обучить ее всем условностям цивилизованного общества? Он очень надеялся, что это не так.

   Оркестр начал играть, и он улыбнулся ей, глядя в лицо.

   Это было лицо уже не милого ребенка, а красивой молодой женщины.

   Эшли понимал, что совершил сейчас подлый поступок: увел ее у мужчины, который намеревался сделать ей предложение и объявить о помолвке. Увел ее с намерением осуществить то, о чем она наверняка всегда мечтала. Ведь Эмми всегда хотелось танцевать, и любой, кто знал ее, должен был понимать это. Она была создана для того, чтобы танцевать. Его переполняли эмоции, и не хотелось анализировать свои действия.

   Совершив подлость, он добавил еще один поступок к устрашающе длинному списку тех, что тяжелым бременем лежали у него на душе.

   Но пропади все пропадом! Сегодня он приехал домой и намерен веселиться. Ему хотелось танцевать с Эмми. И они будут танцевать.

* * *

   Эмми не сразу поняла, что вела себя крайне невежливо. Ей стало стыдно за себя, за свой эгоизм и за то, что, должно быть, она унизила лорда Пауэлла. Но все это она почувствовала много позже.

   Ее словно заколдовали, и реальность перестала существовать. Эшли стоял перед ней, говорил с ней, держал в своей сильной теплой руке ее холодную руку, улыбался ей, называл своим маленьким олененком, как раньше, будто и не было этих семи лет и они были такими же, как тогда.

   Он снова здесь.

   Он был и все тот же, и другой. У него были те же голубые глаза, словно ищущие смысла и покоя. Той же была его улыбка – мальчишеская, озорная, беспечная. Той же была бьющая через край энергия. Он был все тем же Эшли, которого она знала и обожала. Но кое в чем он изменился. В нем больше не было спокойствия и надежды. Похоже, им теперь движет отчаяние. Озорная беспечность, свойственная юноше, исчезла. Он стал мужчиной – упорным и суровым под внешней веселостью. Он был бледен и исхудал, но не из-за трудной дороги, а из-за страданий, которые выпали на его долю. Эшли выглядел как человек, который едва не сломался и еще может сломаться.

   Сейчас он стоял перед ней и хотел танцевать. Не просто хотел, а нуждался в этом. Эмили чувствовала его потребность как нечто осязаемое. И даже такой пустяк, как ее отказ, мог бы сломать его.

   Он ни на мгновение не сомневался в том, что она может танцевать, инстинктивно знал, что ей этого хочется, всегда хотелось. Она почти забыла, что Эшли всегда хорошо понимал ее. Возможно, именно поэтому она так сильно его любила. Казалось, он был второй ее половинкой.

   Разве могла она устоять? Разве могла отказаться? Слишком велико было искушение. И вот она танцевала менуэт с Эшли.

   Это оказалось труднее, чем она ожидала. Теперь, когда Эмми двигалась сама, она уже не могла следить за движениями танцующих, как делала это обычно, сидя где-нибудь в уголке зала. Она знала танцевальные па, но теперь не была уверена, вовремя ли их делает. Однако Эшли улыбался ей ободряюще, и она снова поддалась магии. Она закрыла глаза, не пытаясь следить за движениями танцоров, а просто ощущая вибрацию пола от движения ног и от звуков оркестра. И все стало совсем легко. Ритм пульсировал в ее теле. Зная па, она лишь передвигала ноги в соответствии с этой пульсацией. Она как будто вписалась в общую картину и стала частью ее композиции.

   Эмми подумала, что это, наверное, самый замечательный миг в ее жизни. Она танцует с Эшли. Она улыбалась ему, делясь радостью.

   – Ах, Эмми, – сказал он полчаса спустя, когда танец, к сожалению, подходил к концу, – ты должна сбросить маску великосветской леди и снова стать моим маленьким олененком. Правда, совсем такой, как раньше, ты уже не будешь. Ты стала взрослой. Но в душе ты ведь осталась все той же? Неужели они тебя приручили и твое сердечко уже не рвется на свободу?

   Эмми прочла по губам то, что он сказал. Но увидела также жесткость и горечь в его лице. Эшли тоже скрывался под маской. Под маской, которую нужно сорвать.

   К ним подошла Дорис и взяла брата за локоть.

   – Эшли, ты спустился вниз? А я думала, что ты смертельно устал. А ты, Эмили, оказывается, умеешь танцевать?

   Умница. Но как тебе это удается, если ты не слышишь?

   – Эмми чувствует музыку, – сказал Эшли. – Она у нее внутри, Дорис, тогда как у тебя или у меня она снаружи.

   – Полно тебе, Эшли, – рассмеялась Дорис. – Ты говоришь так странно. Кстати, ты поведешь меня к ужину. У меня к тебе тысяча вопросов, и восемьсот из них касаются маленького Томаса. А вот и лорд Пауэлл пришел за Эмили.

   Эмили увидела приближающегося лорда Пауэлла, и магия исчезла. Она поняла, что натворила, и неуверенно улыбнулась своему жениху.

* * *

   – Клянусь, у парня столько энергии, словно ему двадцать лет, – обратился лорд Куинн к леди Стерн, когда они сидели за ужином, наблюдая, как Эшли разговаривает и смеется с сестрой и ее мужем, с матерью, с Агнес и Уильямом. – Когда он прибыл, Мардж, я был уверен, что он валится с ног от усталости. Он счастлив быть дома.

   – Господи, как он исхудал! – заметила леди Стерн. – Он, наверное, болен, Тео, хотя, должна признаться, он дьявольски красив, когда улыбается.

   – Наверное, тяжело перенес дорогу, – предположил лорд Куинн. – Но подожди, несколько английских обедов, несколько кружек английского эля – и мясо снова нарастет на его ребрышках.

   – Он приехал насовсем? – спросила она. – Это очень обрадовало бы Анну и Люка. Они так по нему скучали!

   – Надеюсь, – сказал лорд Куинн. – Говорят, он составил себе состояние в Индии, да еще женился на богатой. Ее отец умер, оставив все состояние ей, а следовательно, и моему племяннику. Вот увидишь, Мардж, они вернулись навсегда. И о сынишке надо подумать. Детей нужно растить в Англии.

   – Ты прав, – улыбнулась леди Стерн. – И я смогу спокойно стариться, зная, что моя приемная семья и твоя счастливо устроены, Тео. Это вселяет покой в душу. Все благополучно завершится к концу нынешней ночи. – Она подняла брови и кивнула в сторону входа в столовую. Лорд Пауэлл и Эмили, едва прикоснувшись к ужину, вместе выходили из столовой.

   – Полагаю, ты права, – согласился лорд Куинн. – Говоришь, свадьбу назначат на июнь, Мардж? И через девять месяцев после брачной ночи леди Пауэлл произведет на свет мальчика?

   Леди Стерн вздохнула. Она давно привыкла к грубоватому лексикону своего любовника, и ее уже не шокировала неделикатность его высказываний.

   – Возможно, так и будет. Я уж и не надеялась дожить до того дня, когда будет устроена судьба моей маленькой Эмили. Я боялась, что никто не захочет посмотреть сквозь пальцы на ее роковой недуг.

   – Но девочка красива как картинка, Мардж. – Лорд Куинн подал ей большой льняной платок, чтобы утереть набежавшие на глаза слезы. – И она не обескуражена своим недугом, – усмехнулся он. – Она, черт возьми, даже танцевать умеет. Видела, как мой племянник лихо отплясывал с ней?

   – Ах, моя дорогая Эмили. И дорогая Анна, – сказала леди Стерн. – Как ты думаешь, кто сделает объявление о помолвке после ужина? Люк или Виктор? У меня не хватает терпения ждать.

Глава 4

   – Люк? – Анна тронула локоть мужа. – Они уходят.

   – Ну и что? Им стало душно и захотелось выйти на свежий воздух. Не о чем беспокоиться, дорогая. Они молоды и, видимо, нравятся друг другу. – Он улыбнулся жене.

   – Как ты думаешь, Эмми выйдет за него замуж? – спросила Анна. – Он ей нравится, Люк? Она будет с ним счастлива?

   – На твои вопросы трудно ответить, дорогая, – сказал он. – Кажется, на все три можно бы ответить «да». Но точный ответ могут дать только Эмили и Пауэлл, и то не сразу, а по прошествии некоторого времени. Ты решила окончательно измять мой манжет?

   – Люк, – проговорила Анна, выпуская из пальцев рукав мужа, – почему Эшли вернулся в бальный зал? Ведь он так устал.

   – Наверное, именно по этой причине. Он слишком устал и не смог бы заснуть. Он возбужден возвращением домой после столь долгого отсутствия. Я и сам, возможно, не смогу заснуть, Анна.., если, конечно, ты не согласишься помочь мне. – Глаза его на мгновение полузакрылись.

   – Почему он танцевал с Эмми? – продолжала она. – И почему Эмми пошла танцевать с ним? Я и понятия не имела, что она умеет танцевать.

   – Он пожелал танцевать с самой красивой леди в зале, – сказал Люк. – Эмили самая красивая – конечно, после тебя.

   Она танцевала с ним потому, что, видимо, всю жизнь мечтала танцевать. И заметь, она отлично справилась. Не выставила себя на посмешище. А сейчас Эмили, наверное, получает предложение выйти замуж. Пауэлл ей, кажется, нравится, дорогая. Из нее получилась разумная молодая леди, которая едва ли пожелает зависеть всю жизнь либо от Виктора, либо от меня. Она уже не то диковинное создание, каким была когда-то. Ну а у Эшли есть жена и сын. Завтра я сам намерен поехать за ними, а его уговорю остаться здесь и отдохнуть. И тебе незачем понапрасну расстраиваться.

   – Я очень рада, что он вернулся домой, – проговорила Анна. – Ведь он твой единственный брат, и между вами существует тесная связь. Я считаю, что в Индии можно прожить не более нескольких лет. И конечно, там не место растить детей. Я счастлива, что он вернулся.

   – Но тебе кажется, что было бы лучше, если бы он приехал несколько позже, – улыбнулся Люк.

   – Да, – виновато призналась она.

   – Ты всегда излишне оберегала Эмили, дорогая. Ты считаешь ее хрупкой и очень уязвимой. Но Эмили вовсе не хрупкая. Она просто другая, не такая, как большинство.

   Она обладает такой силой характера, какой я не встречал ни у одной женщины. Разве она не доказала после отъезда Эшли, что способна справиться с собой и жить без него?

   – Но мы-то знали... – Анна покачала головой. – Я помню, как ты не решался прочитать ей вслух письмо, в котором он сообщил о женитьбе.

   – Да, конечно, мы знали, дорогая. Но Эмили – сильная личность. И ты можешь, не опасаясь за нее, позволить ей самой устроить свою жизнь.

   – Эшли ужасно бледен и худ, – печально заметила Анна. – Надеюсь, с Элис и Томом все в порядке.

   – Если они вернулись в Англию навсегда, то, несомненно, пожелают как можно скорее уехать в Пенсхерст, потому что там дом Элис, который теперь принадлежит и Эшли. А пока ты уговоришь их пожить у нас, будешь заботиться о них, откармливать и всячески баловать. И не забудь, дорогая, что тебе еще предстоит готовить свадьбу.

   Ройс, кажется, согласился, что ее лучше праздновать здесь.

   Можешь потратить на это сколько угодно денег.

   – Люк... – Анна слегка наклонилась к нему. Щеки у нее раскраснелись, глаза заблестели, она снова стала такой, как обычно. – Все будет хорошо, ведь правда?

   – Все будет хорошо, – заверил он ее, взяв за руку. – Но мы совсем забыли о наших гостях, мадам. Не пора ли нам вернуться в бальный зал?

* * *

   – Леди Эмили, – сказал лорд Пауэлл за ужином, наклонившись к ней и дождавшись, когда ее взгляд сосредоточился на его губах. – Позвольте мне по слать служанку за вашим плащом. Не хотите ли прогуляться со мной?

   У нее было тяжело на сердце, потому что она чувствовала себя виноватой, да и по некоторым другим причинам.

   За ужином она почти ничего не ела. Ей казалось, что на нее обращают слишком много внимания. Во-первых, все ждали, что лорд Пауэлл сегодня сделает ей предложение. А во-вторых, она сегодня впервые в жизни танцевала. Ей стало душно. Она видела, как неподалеку вокруг Эшли собралась группа мужчин, а сам Эшли что-то весело им рассказывает.

   Она еще не вполне осознала, что он вернулся домой.

   Больше всего ей хотелось бы сейчас убежать отсюда и побродить где-нибудь в одиночестве. Ее всегда утомляли разговоры. Она улавливала лишь малую долю того, что говорилось, и особенно остро чувствовала свою неспособность выразить собственные мысли полнее, чем кивками и улыбкой. Но убежать она не могла, ведь она твердо решила быть, насколько это возможно, такой же, как другие женщины... Нет, она не убежит!

   Эмми улыбнулась и кивнула. Лорд Пауэлл отодвинул ее стул, она встала и оперлась на предложенную руку. Она почувствовала, что все присутствующие провожают их взглядами. Или ей так показалось?

   Снаружи было совсем не холодно, хотя стоял апрель и было далеко за полночь. Легкий ветерок приятно освежал лицо. Они прошли до конца террасы и повернули назад.

   Вокруг не было ни души. Он остановился на верхней ступеньке лестницы, ведущей к цветникам, подумав, наверное, что внизу будет, пожалуй, слишком темно и она не сможет читать по губам.

   – Леди Эмили, – начал Пауэлл. – Должно быть, вы знаете, почему я приехал в Боуден-Эбби по приглашению его светлости.

   Если бы было в ее власти отложить это мгновение на один-два дня, она бы это сделала. Но отложить было невозможно. Она вдруг пожалела, что не может говорить. Ей хотелось извиниться перед ним за свое отвратительное поведение, когда она пошла танцевать с Эшли, несмотря на то что время танца было обещано лорду Пауэллу.

   – Я приехал сюда, не зная вас, – продолжал он, – не зная, смогу ли... Но вы так красивы. У вас изысканные манеры, вы так элегантны и совершенны во всех отношениях...

   И такая обманщица. И сердца ему не может предложить. Впрочем, ему, возможно, совсем не нужно ее сердце.

   – Вы не можете говорить, – сказал он. – Многие мужчины сочли бы это большим недостатком для жены. Но только не я. Я всегда предпочитал молчаливых женщин. И моя матушка с радостью согласится продолжать вести хозяйство и развлекать гостей – она отлично умеет это делать. Вам останется лишь очаровывать каждого своей красотой и улыбками. – Он улыбнулся ей.

   О нет... Только не это. Значит, он хочет, чтобы она оставалась защищенным от всех невзгод ребенком, только в другом доме, хозяйство в котором прекрасно обходится и без ее вмешательства. Ему хотелось, чтобы она стала украшением его дома и.., родила ему детей? Он выбирает ее потому, что она молчалива и послушна.., и потому, что при ней его мать будет по-прежнему хозяйничать в доме?

   Неужели он решил, что в ней нет ничего, кроме того, что он успел разглядеть за пять дней пребывания здесь? Ей стало страшно. Он увидел в ней лишь улыбающуюся, спокойную и достаточно красивую женщину? И больше ему от нее ничего не нужно?

   Но тогда возникает законный вопрос: а что ей от него нужно? Много ли она знает о нем? Может, она просто использует его, чтобы придать смысл жизни и обрести некоторую степень независимости? Разве этого достаточно?

   Разве это справедливо? Она считала, что всесторонне и тщательно обдумала свое решение. А оказалось, что ничего до конца не продумано и ее одолевают сомнения.

   – Леди Эмили! – Он завладел ее рукой. Она невольно сравнила прикосновение его руки с прикосновением Эшли. Его руке недоставало тепла и силы руки Эшли. Усилием воли она прогнала непрошеную мысль. – Вы окажете мне честь стать моей женой?

   Эмили заметила с чувством облегчения, что он ни словом не обмолвился о любви. Но он предлагал ей все другое: свое имя, свой дом, свою семью, место рядом с ним до конца жизни. Он считал, что у нее изысканные манеры, что она элегантна и совершенна во всех отношениях.

   Неужели они тебя приручили, и твое сердечко уже не рвется на свободу? Она вспомнила, как двигались губы Эшли, произнося эти слова.

   Но Эшли женат. Он забыл ее – вернее, она никогда ничего не значила для него как женщина – и женился на другой. Он женат уже целых три года. То, что он вернулся и танцевал с ней, ничего не меняет. Она научилась жить без Эшли. Взяла свою жизнь в руки и снова собрала по кусочкам, постаравшись сделать ее более полной и содержательной. Эшли останется частью ее жизни, пока она жива, но это никого не касается.

   Она хотела выйти замуж, иметь свой дом, детей. Хотела быть такой, как все женщины. И была готова бороться за право быть хозяйкой в своем доме и развлекать своих гостей. Она могла доказать, что способна делать и то и другое. Лорд Пауэлл наилучшим образом подходил для этой цели. Не напрасно Люк выбрал его.

   – Леди Эмили! – Он с нетерпением заглянул ей в глаза в сгущающейся темноте. – Вы окажете мне эту честь?

   Вы поняли, что я сказал? Или здесь слишком темно?

   Для человека, добровольно принявшего решение, которое обдумывал целых пять дней, она слишком долго колебалась. Причины для колебаний не было. Ей незачем было чувствовать себя виноватой. Ее сердце так же было не свободно, как и пять дней назад. Лорд Пауэлл не предложил ей своего сердца и не потребовал ее сердца взамен. Он всего лишь предложил устроить жизнь так, как было бы удобно для них обоих. Да, он не знал ее как человека, но она к этому привыкла: ее никто и никогда как следует не знал. «Эшли почти знал», – непрошено подсказал внутренний голос.

   Она едва заметно кивнула.

   – Вы согласны? – обрадовался лорд Пауэлл. – Видит Бог, я не был уверен. Значит, вы выйдете за меня замуж?

   Она снова кивнула, на этот раз решительнее.

   Он взял ее другую руку и, поцеловав обе, приложил их к своей груди.

   – Вы сделали меня счастливейшим из людей, леди Эмили. Моя матушка будет рада, и вся моя семья тоже. Последние годы они без конца внушали мне, что мой долг – найти себе молодую жену и завести детей. Вот, – смущенно закончил он.

   Эмили перестала следить за его быстро двигающимися губами, но он не умолкал.

   – Как только Харндон завел со мной разговор, я сразу понял, что вы для меня – идеальный вариант. Вы дочь и сестра графа, свояченица герцога, за вами дают внушительное приданое. Вы подходите мне по возрасту. – Он улыбнулся. – Извините, но я не хотел бы жениться на девочке только что со школьной скамьи. Я хотел выбрать такую, которая умеет вести себя в обществе. У меня положение в обществе, мне еще предстоит женить братьев и выдать замуж сестер. Мне нужен человек, на которого я мог бы положиться. – Улыбка его стала немного озорной. – И мне хотелось найти молчаливого человека. Все подходит, лучшего варианта не придумаешь, не так ли?

   С этой минуты ей придется еще круче изменить свою жизнь. Но сможет ли она жить каждый день так, как прожила последние пять дней? Сможет ли она жить постоянно в утомительном мире других людей?

   – Помимо всего прочего, – сказал он, когда она снова стала следить за его губами, – я, кажется, успел искренне к вам привязаться.

   Ага! Этого-то ей как раз не хотелось. А следовало бы, потому что без привязанности никакие отношения невозможны. Она заставила себя пожать ему руку.

   – Могу ли я просить вашего брата объявить сегодня о нашей помолвке? – спросил он. – Сейчас?

   Она судорожно глотнула воздух. Как только объявят о помолвке, назад дороги не будет. Это все равно что вступить в брак. После публичного объявления отступать нельзя.

   Она будет связана с ним до конца жизни. Но ведь этого она и хотела. Она сама решила так устроить свое будущее.

   Хорошее будущее. Лучше, чем могла ожидать. Люк помог все организовать, а на Люка можно положиться. Кроме того, она уже дала согласие.

   Но когда она собралась кивнуть, то, к своему удивлению, отрицательно покачала головой.

   – Леди Эмили! – Он нахмурил лоб, недоумевая. – Не сегодня? – Она снова покачала головой. – Значит, завтра?

   Завтра? Да, завтра, когда останутся только члены семьи... «И Эшли», – подсказал ей коварный внутренний голос. Усилием воли она заставила его замолчать, кивнула и улыбнулась. Да, завтра. Она успокоится, забудет, что танцевала с Эшли.

   Нет, она никогда не забудет, как танцевала с Эшли.

   Это останется в ее памяти, как и день его отъезда в Индию.

   Как и тот день, когда она впервые увидела его. Но к завтрашнему дню ей придется запрятать эти воспоминания в самый дальний уголок сознания, где они не станут мешать ее повседневной жизни или причинять страдания кому-нибудь, кроме нее самой.

   – Значит, завтра, – сказал он. – Возможно, это даже лучше. Мне не очень хотелось бы возвращаться в бальный зал и привлекать к себе всеобщее внимание Вам, наверное, холодно? – Она дрожала, хотя совсем не чувствовала холода. – Позвольте, я провожу вас в помещение. С нетерпением жду завтрашнего дня, чтобы написать матушке и сообщить, что моя судьба решилась.

   Она попробовала представить его губы на своих губах, но была рада, что он не поцеловал ее. По крайней мере сегодня. Скоро она узнает его поцелуи и многое другое.

   Она подумает об этом завтра и начнет готовиться.

   А сегодня она устала, очень устала.

* * *

   Наверное, зря она отложила объявление о помолвке, думала Эмили, лежа без сна в кровати. Было еще очень рано. Она легла в постель недавно. Бал закончился под утро, а она заставила себя остаться до конца. Теперь уже рассвело, и она наверняка не заснет.

   Когда они вернулись в бальный зал, там царила атмосфера всеобщего оживления. Она боялась, что, настояв на переносе объявления о помолвке, поставила лорда Пауэлла в крайне неловкое положение. Гости Люка наверняка подумали, что она ему отказала. Ей снова вспомнилось, что она так и не знает его имени. Однако они были помолвлены. И дороги назад нет.

   Эмили откинула одеяло и подошла к окну. Было чудесное время суток, когда никто еще не встал. Она любила этот час, когда ощущала себя абсолютно свободной.

   Ее тоскующий взгляд скользнул по газону, на который выходило окно ее комнаты, и остановился на деревьях вдали. Отсюда не было видно ни реки, ни водопада, но она-то знала, что они там. Это было ее любимое место в мире. Ее земной рай. В отличие от других людей она нуждалась в уединении, ей нужно было время от времени побыть наедине с живой природой, которая, как и она сама, умела отдавать, не требуя ничего взамен. Давать и получать без обязательств. Душевный покой. Счастье.

   Она пообещала себе не ходить к водопаду, пока в доме гостит лорд Пауэлл. Но сейчас было еще очень рано. Никто не встанет до полудня. К тому же у нее едва ли будет много возможностей почувствовать свободу. Как только она выйдет замуж, ей придется постараться вести себя как положено респектабельной женщине. Это она обязана для него сделать.

   Но сейчас, один-единственный, последний раз...

   Не прошло и десяти минут, как Эмили, накинув на себя старенькое мешковатое платье и проведя разок щеткой по волосам, выбежала из дома и повернула в сторону деревьев и водопада. Хотя в этот ранний час было прохладно и еще не просохла роса, она не надела обуви. Ей хотелось чувствовать землю под босыми ногами, ощущать свою связь с ней. Под мышкой она несла мольберт, в руке – бумагу, краски и кисти. Она прокралась за ними в классную комнату, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить детей, спящих в детской.

   Живописью она увлеклась сравнительно недавно. Конечно, в свое время ее учили писать хорошенькие акварели, но ее утомляли уроки и упражнения Зачем изображать на картине, пусть даже очень красивой, то, что никогда не сможет соперничать с оригиналом? Зачем пытаться воспроизвести то, что мог сотворить лишь Господь? Но когда она обнаружила, что может с помощью красок переносить на бумагу свои ощущения, живопись превратилась в страстное увлечение. Она с грустью думала о том, что от этого придется отказаться, когда она выйдет замуж за лорда Пауэлла.

   Но это утро принадлежало ей. Сегодня днем она скажет Виктору, что дала согласие, и о помолвке будет объявлено всем, кто находится в Боудене. Сегодня ее свободе придет конец. Она променяет свободу на подчинение правилам поведения и на большую независимость, которой будет пользоваться как замужняя женщина. Но в это утро она была все еще свободна.

   Придя к водопаду, она разложила свои принадлежности и, как обычно, долго стояла, наблюдая, прислушиваясь телом, принюхиваясь, чувствуя. Она впитывала в себя красоту, чудо, великолепие природы. Под босыми ногами, холодными и мокрыми от росы, она ощущала пульс жизни.

   Праздность часто считается пороком. Считается, что каждый миг должен быть заполнен какой-то деятельностью, бесконечными разговорами. Праздность часто презирают. Но она знала, что именно в такие моменты человек постигает смысл жизни и обретает покой.

   Простояв так больше четверти часа, она разложила мольберт и принялась писать. Она работала медленно, сначала даже нерешительно, не зная, что преподнесут ей сегодня холст, краски и кисть в ее руке. Но вскоре работа поглотила ее внимание, и она забыла обо всем, найдя способ излить на холсте бушевавшие в ней чувства, которые не могла выразить словами.

Глава 5

   Эшли проспал около двух часов, а проснувшись, не сразу сообразил, где находится. Ему показалось, что он все еще в Индии. Его удивило, что он вообще смог заснуть.

   Ложась в постель, он все еще был полон энергии и пребывал в нервном возбуждении.

   Он с наслаждением вдохнул прохладный воздух. За окном, которое он открыл, ложась в постель, слышалось пение птиц. Откуда-то издали, наверняка из конюшни или каретного сарая, доносились звонкие удары молота.

   Он в Англии, дома. Набрав полную грудь прохладного воздуха, он медленно выдохнул его через рот. Потом откинул одеяло и вскочил.

   Из окна были видны цветники, радующие глаз яркими весенними цветами. За ними до каменного моста и деревьев вдали простирались зеленые газоны. Деревья зеленели свежей весенней листвой.

   Он находился там, где давно мечтал оказаться. Мысль о Боудене помогала ему перенести длительное утомительное плавание по морю. Только бы добраться до дома, думал он. Сам не зная почему, он надеялся обрести здесь покой, забыть все, что с ним было. Нет, пожалуй, не надеялся. Потому что знал: покоя ему не найти нигде.

   Надо, пожалуй, одеться и прокатиться верхом, подумал он. Ему вдруг безумно захотелось ощутить под собой хорошего коня и насладиться отчаянной скачкой. Было раннее утро. Едва ли кто-нибудь встретится, особенно сегодня, после бала.

   Он направился в гардеробную, но не стал звонить своему камердинеру. Бедняга Бевинс лег так же поздно, как он, хотя Эшли распорядился, чтобы он его не дожидался.

   Для прогулки он выбрал мощного норовистого жеребца. Между ними сразу же начался поединок характеров. К концу часа они хорошо понимали друг друга, и он потрепал жеребца по крупу, возвращая его попечениям грума.

   Выйдя из конюшни, он постоял немного, рассеянно похлопывая хлыстом по голенищу сапога. Возвращаться в дом ему не хотелось, не хотелось никого видеть. Сегодня ему предстояло кое-что им сказать. Он глубоко вздохнул.

   Ему вдруг вспомнилось место, о котором он до этой минуты не вспоминал, будто намеренно вычеркнув из памяти. Странно. Ведь это было его любимое место в Боудене, место, где он провел немало времени, ища уединения.

   Место, где мог найти покой. Особенно в последний год перед отъездом...

   Водопад... Как ни странно, ему не хотелось туда идти.

   Сознательно вычеркнутое из памяти, это место, как он теперь понял, было средоточием его тоски по дому. С ним были связаны все его надежды на обретение покоя и забвения. Нелепая мысль. Нелепые надежды. Он стиснул зубы.

   Похоже, его ждало еще большее разочарование: когда, пройдя сквозь заросли, он приблизился к этому месту, там уже кто-то был. Он услышал чьи-то голоса. Может, Люк?

   Эшли не хотелось ни с кем встречаться и разговаривать.

   Даже с Люком.

   Сначала он увидел Пауэлла. Несмотря на столь ранний час, тот был в безукоризненном темно-синем камзоле, бриджах и вышитом кремовом жилете. Парик был тщательно уложен и только что напудрен. Пауэлл молча стоял перед мольбертом, сцепив за спиной руки. Брови его были нахмурены.

   Эшли спрятался за деревом. У него не было желания встречаться с человеком, с которым он довольно гадко обошелся вчера вечером. Жених Эмми. Он только сейчас вспомнил, что ни о какой помолвке объявлено не было, хотя Люк ожидал этого.

   Потом он увидел Эмми. Она стояла чуть поодаль у водопада, на плоском камне, который нависал над водой.

   Стояла, не двигаясь, и смотрела на воду. Под порывом ветра платье облепило ее фигуру спереди и вздулось сзади.

   Волосы разметались на ветру.

   Боже мой, Эмми... В мешковатом, очень свободном, бесформенном платье. Похоже, когда-то оно было ярко-синим, но теперь выгорело и стало серо-голубым. Должно быть, оно село от частых стирок и не доходило до щиколоток. Она была босой. Белокурые волосы свободно ниспадали по спине до пояса.

   Воспоминание пронзило его словно кинжалом. Его маленький олененок. Уже не ребенок, но еще и не женщина.

   Она скорее походила на эльфа, чем на ребенка или на женщину. На некое грациозное и прекрасное создание природы.

   Сколько раз он видел Эмми стоящей или сидящей на этом камне? Он забыл. Как забыл водопад; как забыл и ее.

   Как он мог забыть то, что так много значило в его жизни?

   Почему подавлял в себе воспоминания?

   Наверное, у них любовное свидание. Он на мгновение испытал раздражение из-за того, что его первая встреча с водопадом испорчена таким образом. Но возможно, это даже к лучшему. Ведь это всего-навсего место, и никакой магической силы в нем нет. А эта парочка имеет право встречаться, где им вздумается. Они скоро поженятся. Эмми совершеннолетняя. С тех дней, которые остались в его памяти, прошло семь лет. Ей, кажется, было пятнадцать, когда он уехал?

   Он знал, что следовало бы немедленно уйти, но вместо этого продолжал стоять, наблюдая, как Пауэлл достал из кармана носовой платок, промокнул вспотевший лоб и подошел ближе.

   – Леди Эмили! – окликнул он.

   Конечно, она не могла его услышать, хотя, должно быть, видела краем глаза и сознавала, что он что-то говорит.

   Несколько мгновений длилось молчание. Эшли повернул прочь. У него не было желания подслушивать любовников, тем более стать свидетелем любовных объятий.

   – Леди Эмили! – снова произнес лорд Пауэлл. Он говорил громко и отчетливо, как будто полагал, что она всего лишь плохо слышит. – Я возвращаюсь в дом. Мы увидимся за завтраком? Возможно, мы продолжим наш разговор?

   Сам того не желая, Эшли замедлил шаг и оглянулся.

   Она так и не повернулась к нему. Пауэлл постоял в нерешительности, потом зашагал сквозь заросли к дому. Лицо его было хмурым, голова опущена. Эшли он не заметил.

   Неужели произошла любовная ссора? Но как можно ссориться с Эмили? Что она может сказать, чтобы рассердить собеседника? Она, конечно, умела игнорировать человека, который с ней разговаривал. У нее это получалось гораздо выразительнее, чем у прочих женщин. Ей всего лишь нужно было отказаться смотреть на говорящего. Это по меньшей мере вызывало раздражение.

   Эшли усмехнулся и прислонился плечом к стволу дерева.

   Молодчина, Эмми! Значит, она все-таки не позволяет командовать собой, несмотря на глухоту. Он стал наблюдать за ней.

   Она не двигалась, только сжала в кулачки опущенные руки, откинула назад голову и закрыла глаза. Белокурые волосы каскадом падали вдоль спины. На взгляд Эшли, она была сейчас в сто раз красивее, чем на балу. Но и вчера она была самой красивой женщиной в бальном зале.

   Его маленький олененок действительно повзрослел, с сожалением подумал он. Не странно ли, что человек, вернувшийся домой после семилетнего отсутствия в корне изменившимся, причем в худшую сторону, воображает, что места и люди, покинутые им, остались такими же, как были, как будто они не подвластны времени? Если он и вспоминал Эмми за все эти годы, то лишь как худенькую угловатую девочку.

   Он старался не шуметь, хотя она все равно не услышала бы. А видеть его со своего места она не могла.

   Однако не прошло и пары минут, как она открыла глаза, подняла голову и, оглянувшись, посмотрела прямо на него. Эмми чувствовала его присутствие. Она знала, что он здесь, знала, что это не Пауэлл, в сторону которого она отказалась повернуть голову.

* * *

   Обычно Эмили чувствовала, когда кто-нибудь приближался к ней сзади, особенно если была одна. Но иногда интуиция ее подводила. Это чаще всего случалось, когда она была чем-нибудь поглощена настолько, что время и окружающая обстановка переставали существовать для нее.

   За последний год так случалось, когда она рисовала.

   Вздрогнув от неожиданности, она оборачивалась, только когда человек подходил совсем близко. Она ожидала увидеть Анну или Люка. Анна обычно улыбалась, обнимала ее и говорила что-нибудь приятное о ее картине, делая вид, что не замечает, как Эмми выглядит. Люк, как правило, поднимал брови и, скорчив гримасу, разглядывал картину, отпуская насмешливые замечания о лесных ведьмах.

   Но на сей раз за ее спиной стоял лорд Пауэлл, безукоризненно одетый и причесанный. Если бы она почувствовала его приближение, то спрятала бы картину или, еще лучше, спряталась бы сама. Ей казалось, что ее словно раздели донага. Не физически, а эмоционально. Он неожиданно застал врасплох ее второе "я", существование которого она не могла объяснить никому.

   В то утро он выглядел красивее, чем обычно, несмотря на нахмуренный лоб и изумление в глазах. Он обвел ее взглядом с копны волос до пальцев босых ног. В глазах его отразился неприкрытый ужас.

   – Боже мой, неужели это вы? – произнес он.

   Эмили взглянула на себя его глазами: бесформенное потрепанное платье, ни корсета, ни кринолина; босые ноги, обнаженные до щиколоток; копна неприбранных волос.

   Несмотря на смущение, ей захотелось рассмеяться. Если бы она могла, то сказала бы ему: «Это мой мир. Он во многом отличается от твоего». Почему он считает, что приспосабливаться должна только она?

   Однако в течение пяти дней Эмили старалась вести себя осторожно. И она улыбнулась.

   К нему вернулись изысканные манеры, и он отвесил ей элегантный поклон.

   Она попыталась представить себе его без парика, с темными, коротко подстриженными волосами. Наверное, он выглядел бы еще красивее. Хотя по канонам современной моды считался бы все равно что раздетым. Она ненавидела моду и правила приличия. Прошлой ночью она, подчиняясь им, блистала, и они ее утомили. Сегодня утром она их ненавидела.

   – Уже встали слуги, грумы, садовники. Дворецкий его светлости сказал мне, в какую сторону вы направились, выйдя из дома. Он сообщил мне также, что уже встали его светлость и лорд Эшли Кендрик. Вас могут увидеть, леди Эмили!

   Он уже увидел. Эмили не была уверена, то ли он предупреждает ее, чтобы она не попала в неудобное положение, то ли делает ей выговор за неподобающее поведение.

   Она снова улыбнулась и пожала плечами, признавая, что он застал ее на месте преступления и что она, возможно, сожалеет. Да, она сожалела. Это утро было чем-то вроде лебединой песни ее свободы. Она так и сказала бы ему, если бы могла. Надо было научить его жестам для общения, подумала она. Вроде тех, которыми пользовались когда-то они с Эшли. Но ей не хотелось, чтобы кто-нибудь другой знал их. Возможно, она умышленно пряталась за глухотой и немотой. Возможно, не хотела впускать в свой мир того, кто не сможет понять и принять ее.

   – Черт побери! Но это имеет значение! – Он снова нахмурился, сердито сведя густые брови к переносице. – И нечего небрежно пожимать плечами. Внешний вид имеет большое значение, особенно для дочери графа, которая будет баронессой и супругой главы семьи. Мои младшие сестры будут брать с вас пример в том, что касается внешнего вида и поведения. И ваша глухота совсем не оправдывает вашего вызывающего поведения.

   Почему он злится? Эмили заглянула ему в глаза и вздернула подбородок. Она редко сердилась, но сейчас это было ответом на его гнев. Конечно, она понимала, что выглядит неподобающим образом. После пяти дней, когда она выглядела и вела себя так, как от нее требовалось, он, наверное, был шокирован, застав ее в подобном виде. Потрясенный, он спешил выговориться и лишь некоторое время спустя овладел собой.

   Он глубоко вздохнул, и сердитое выражение его лица немного смягчилось. Возможно, он понял свою ошибку и сейчас извинится перед ней за несдержанность и резкие слова. Возможно, улыбнется ей, и она ответит улыбкой.

   Может, они даже рассмеются вместе... И она, опередив его, поспешит домой, переоденется, и неприятный инцидент будет забыт.

   Но взгляд лорда Пауэлла упал на картину. Она чуть не бросилась вперед, чтобы заслонить ее от него. Но не сделала этого. Ей пришло в голову, что с помощью картины она впервые может пообщаться с ним, не ограничиваясь кивками и улыбками. Она могла бы немного приоткрыть перед ним свой внутренний мир. Затаив дыхание и ожидая его реакции, Эмили наблюдала за выражением его лица.

   Его брови снова сошлись на переносице. Он смотрел на картину, словно это была ядовитая змея. Потом повернулся к ней, – Это ваша работа? – спросил он. – Но что это такое?! – воскликнул он, снова забыв о хороших манерах.

   Она подняла руки и указала на окружающие их деревья, потом, напряженно раздвинув пальцы, указала на небо и закрыла глаза. И снова взглянула на него.

   – Я не вижу на картине ни деревьев, ни неба, – сказал он. – Разве его светлость не нанимал для вас учителя или гувернантку, которые могли бы научить вас писать акварелью, леди Эмили?

   Она кивнула.

   – Мои сестры имели счастье пользоваться услугами превосходных гувернанток, и все они очень неплохо рисуют. Их картины висят у меня в кабинете и в спальне. Их научили создавать нежную красоту из окружающего мира.

   Она не сводила взгляда с его губ. Ей было важно не пропустить ни одного слова из того, что он говорил.

   Но нежную красоту создал Бог. И враждебную красоту тоже. Ей было бы неинтересно рабски копировать то, что уже сделано. Возможно, для людей, которые могут слышать и говорить, не так уж важно уметь высказывать свои мысли и чувства через картину. Она сомневалась, что он понял бы ее, даже если бы она смогла объяснить это словами. Он не поймет. Понимать всегда приходится ей. Ведь это у нее отсутствует способность говорить и соображать.

   По крайней мере так ей иногда казалось. Правда, это не относилось к Анне, Люку и некоторым другим людям.

   – Это, – сказал он, указывая на картину, – бред сумасшедшей.

   Он, наверное, не хотел, чтобы она это прочла по губам.

   Но она прочла и широко раскрыла глаза от удивления, обиды и гнева.

   – Прошу прощения, – запоздало извинился он. – Это не только ваша вина. Я начинаю понимать, что его светлость был, наверное, слишком снисходителен к вам, леди Эмили.

   Она вспомнила Люка, склонившегося над письменным столом, когда он учил ее читать, строгого и невозмутимого, несмотря на ее слезы и даже время от времени скандалы. Он говорил, что пусть эта работа убьет его и разрушит его брак, но она будет читать и писать и они прозанимаются еще час, прежде чем сделать перерыв на чай. И тем не менее она ни разу не усомнилась в том, что Люк очень любит ее. Если бы усомнилась, то, наверное, никогда не выучилась бы.

   – Это можно понять, – сказал лорд Пауэлл, взгляд которого немного смягчился. – Он, должно быть, жалел вас. Когда мы поженимся, моя матушка займется вами.

   Эмили была не только изумлена и глубоко обижена, но и возбуждена. Значит, его матушка поможет ей разобраться, что к чему? Как будто она неотесанная, невежественная и избалованная девчонка. Или какая-нибудь слабоумная.

   Она видела, что лорд Пауэлл снова начал говорить, но резко отвернулась, бросилась почти бегом к скале у водопада и взобралась на нее. Она остановилась на камне, уставилась на поток, который, бурля и пенясь, падал по крутому скалистому склону вниз, и умышленно не поворачивала голову, хотя знала, что он все еще стоит там. Ей хотелось, чтобы он ушел. К счастью, он не попытался пойти за ней следом.

   Люк понял бы ее объяснение картины, подумала она.

   Возможно, он бы ее не одобрил и снова сказал бы что-нибудь насчет лесных ведьм, но он бы понял. А если бы не понял, то просто пожал бы плечами и, возможно, сказал бы, что пора завтракать. Он не стал бы расхваливать картину, но и не проявлял бы снисхождения. Он относился к ней с уважением.

   И Эшли. Эшли, который пригласил ее танцевать, хотя отлично знал, что она не может слышать музыку. Но ей не хотелось сейчас думать об Эшли.

   Не поворачиваясь, она, почувствовала, что лорд Пауэлл отошел от мольберта и остановился рядом с грудой камней. Она надеялась, что он не полезет наверх и она сможет прийти в себя от обиды, прежде чем опять улыбнется ему.

   Ему снова нужно было увидеть ее такой, какая она была последние пять дней, а потом уже продолжать разговор.

   Им обоим требовалось время.

   Уходи, мысленно сказала она ему, не глядя на него.

   Прошу тебя, уйди отсюда.

   Наконец он ушел. Ей показалось, будто он сначала что-то сказал, но ее не интересовало, что именно.

   Она окончательно поняла, что после замужества ее жизнь полностью изменится. Несмотря на то что свадьба состоится через некоторое время, а до этого она еще поживет здесь одна, с Люком, Анной и деть ми, ей следует смириться с тем, что жизнь ее должна измениться. Она должна быть готова к этому. После свадьбы не должно быть никаких сцен вроде этой.

   Она не ожидала, что придется от многого отказаться: от свободы, от общения с окружающей природой, от одиноких прогулок, от живописи. От всего, что ей дорого.

   Наверное, это и означает превращение во взрослого человека. Анна хорошо себя чувствовала в рамках условностей и правил приличия, как и Агнес, и Шарлотта, и Дорис, и все остальные знакомые женщины. Этого можно добиться.

   И она добьется, хотя ей будет труднее, чем любой из них.

   Но неужели она должна сломать себя, чтобы стать респектабельной замужней женщиной и добиться относительной независимости? Неужели женщина всегда должна приспосабливаться к требованиям мужчины? Пожалуй, так и есть.

   Эмили сжала в кулачки опущенные руки, закрыла глаза и подставила лицо утреннему солнцу. Да, она изменится, расстанется со всем, что было в прошлом, и примет вызов, который бросает ей будущее. Она приспособится.

   Станет такой, как все остальные женщины, научится улыбаться, кивать в знак согласия и без конца читать по губам.

   Но придется расстаться... Эшли...

   Не успела она решительно прогнать мысль о нем, как почувствовала его присутствие. Он здесь. Не просто в Боудене, а здесь, поблизости. И наблюдает за ней. Достаточно открыть глаза, повернуть голову – и она увидит его.

   Она помедлила в нерешительности. Возможно, если она не посмотрит на него, он уйдет. И все кончится. Она знала, что больше никогда не должна приходить к водопаду.

   Эшли останется в прошлом. Он уйдет из ее жизни, хотя им придется видеться в доме, где он некоторое время будет жить с женой и сыном.

   Значит, это конец. Или еще не совсем? Эмили не смогла устоять. Она открыла глаза, повернула голову и взглянула на него.

   Костюм для верховой езды сидел на Эшли с характерной для него небрежной элегантностью.

   Длинные черные волосы были схвачены на затылке черной лентой. В одной руке он держал треуголку. Он стоял, небрежно опираясь о ствол дерева, и улыбался ей.

   Однако она знала, что под внешней расслабленной, небрежной позой скрывается невероятная усталость, перешедшая вчера вечером в безудержное веселье. И сейчас он лишь притворялся, что чувствует себя хорошо. Он мог обмануть кого угодно, только не ее. Она чувствовала, что ему плохо.

Глава 6

   Эмили не улыбнулась и осталась стоять на месте. Ее поза не говорила о том, что его появление ей неприятно.

   Она просто смотрела на него.

   Ему вспомнилось, как он впервые встретил ее. Тогда он тоже забрел сюда в поисках уединения и покоя. Но она пришла сюда раньше, а увидев его, спустилась вниз, взяла за руку и привела на плоский камень. Они уселись рядом, и она попросила поговорить с ней. И он стал говорить. От этого воспоминания защемило сердце: жаль стало дружбы, оставшейся в прошлом.

   Теперь она не спустилась вниз и не пригласила подняться к ней. Но и не прогнала, как Пауэлла. Оттолкнувшись от дерева, он сделал несколько шагов и остановился.

   – Мне следовало бы знать, что я найду тебя здесь, – сказал он. – Где еще тебе быть так рано в прекрасное весеннее утро? – Не отводя от него глаз, она даже не улыбнулась. – Эмми, – продолжал он, протягивая ей руку, – спускайся вниз. – Хотя ему очень хотелось взобраться к ней наверх. Сколько часов провели они вместе, сидя на плоском камне, когда он говорил и говорил, изливая свои обиды и сомнения! Как ни странно, эти монологи вспоминались ему как разговор, потому что она участвовала в них, пусть и молча. Ему очень хотелось восстановить эту дружбу. Но теперь она уже не ребенок.

   Похоже, она прочла его мысли и, медленно покачав головой, сделала приглашающий жест рукой, а потом приложила пальцы этой руки к своему сердцу.

   Он вспомнил, что это был один из их тайных жестов, означающий: «Присоединяйся ко мне. Мне нужно твое общество».

   Интересно, помнит ли она, подумал он, или жест сделан бессознательно?

   Он сказал себе, что не должен стараться вернуть прошлое, Эмми стала женщиной, у нее своя жизнь. Она уже не ребенок, готовый слушать, как он изливает все свои беды и несчастья. Усмехнувшись, он быстро взбежал наверх и встал с ней рядом.

   – Он сказал, что вернется в дом и увидится с тобой за завтраком, – проговорил Эшли. – Сказал, что вам нужно продолжить разговор. Больше ничего важного. Тебе, наверно, хотелось узнать, что он говорил, когда ты отвернулась, Эмми? Не бойся, я не подслушивал. Вы поссорились?

   Она не ответила.

   – Хочешь поговорить об этом? – спросил он, улыбнувшись ей. Это был не простой вопрос. Он знал, что Эмми всегда умела, хотя бы с помощью жестов, сделать так, чтобы он ее понял. Правда, это было давно. – Рассказать все как старому другу, Эмми?

   Как ни странно, ему хотелось с сочувствием выслушать Эмми. Вернуть хотя бы частично то, что она щедро давала ему. Забыть на несколько мгновений о своих бедах.

   Ее глаза скользнули в сторону, потом снова остановились на его лице. Она подняла брови. Он посмотрел туда, куда она указала глазами.

   – Картина? – спросил он. – Вы поссорились из-за картины? Она ему не понравилась? Это так, Эмми? Ты хочешь, чтобы я посмотрел ее и высказал свое мнение?

   Она схватила его за локоть, покачала головой и быстро отдернула руку. В ее глазах он заметил смятение, даже страх. Она боялась показать ему свою картину?

   Она указала рукой в направлении дома, потом на себя.

   Обеими руками она обвела себя с головы до ног и отступила на шаг, чтобы он мог разглядеть ее. В глазах ее он заметил раскаяние.

   – Ему не понравился твой вид? – фыркнул Эшли. – Не понимаю почему, Эмми? Он, должно быть, болван. Вчера, когда я еще не узнал тебя, меня потрясла твоя красота.

   А сегодня утром ты в сто раз красивее. Сегодня ты – это ты. Похоже, он совсем не знает тебя, Эмми! Неужели он знает только красавицу, которой ты была вечером?

   У нее вспыхнули щеки, и она стала еще красивее. Эшли испытал большое облегчение, увидев утром ту прежнюю Эмми, создание, которому естественнее находиться на лоне природы, чем в бальном зале. Хотя по правде говоря, он был ослеплен ее красотой в бальном зале еще до того, как узнал, кто перед ним. Но и там она была не такой, как остальные женщины. Пытаться вынудить Эмми походить на других означало бы заставить ее острее ощущать себя неполноценной. Она отличалась от окружающих, но неполноценной не была. Неужели никто этого не понял? Даже Анна.., или Люк? Но много ли он знал о ней теперь? Он не видел ее и не вспоминал в течение семи лет.

   – Ты выходишь за него замуж, Эмми? – спросил он.

   Пауэлл, несомненно, готов был смириться с ее неспособностью слышать и говорить. Наверное, несправедливо судить о нем по неодобрению, которое он выразил несколько минут назад, очевидно, по поводу того, что нарисовано на картине.

   Она кивнула. Но, как только что она объяснила ему жестами, этот человек не одобрил и ее вид. А ведь сейчас Эмми была гораздо больше похожа сама на себя, чем та ослепительная красавица на балу. Неодобрение, высказанное Пауэллом, не сулило ничего хорошего.

   – Ты любишь его, маленький олененок? – спросил Эшли, с грустью подумав, что старое прозвище больше не подходит ей.

   Она уклонилась от ответа. Конечно, ее чувства к жениху его не касались. Эшли стал для нее чужим, как и она для него. Несколько минут они стояли, глядя друг на друга. Он почувствовал себя так спокойно, как не чувствовал уже давно. Многие недели, месяцы. Было в Эмми что-то такое... В ней всегда было что-то особенное.

   Эмми протянула к нему руки ладонями вверх и поманила пальцами. Еще один когда-то придуманный ими жест, означавший: «Расскажи мне о себе». Это предлагалось не из вежливости. Он видел в ее глазах подлинный интерес, сожаление и ощутил искушение поступить так, как поступал много лет назад: излить перед ней душу. Рассказать ей все. Эмми всегда его понимала, хотя до нее доходило далеко не каждое сказанное им слово.

   Одной рукой она указала на камень, выступающий из воды, уселась на него, не дожидаясь ответа, и, опустив в воду босую ногу, принялась болтать ею. Он сел рядом, и она, подобрав ноги, обхватила колени руками и, внимательно глядя на него, приготовилась «слушать». Ему показалось, что перед ним снова та девочка, которой она была тогда, а он – тот юноша, каким был прежде.

   – Я уехал в Индию, бросив вызов судьбе, – начал он, – чтобы работать и составить себе состояние. Но прежде всего мне хотелось проверить, на что я способен, доказать, что могу сам добиться всего в жизни. Ты это понимаешь, Эмми?

   – Да, – сказала она взглядом, обойдясь без кивка и улыбки.

   – И у меня все получилось, – продолжал он; – Казалось, осуществилась моя мечта, я был очень счастлив. Конечно, там приходилось постоянно воевать с французами, но опасность лишь придавала жизни остроту. У меня есть друзья среди военных, например, майор Родерик Каннингем...

   Эмили смотрела на него, не отводя взгляда, потом снова сделала манящий жест пальцами, требуя, чтобы он продолжал.

   – Потом я встретил Элис, – сказал он так, будто эта встреча положила конец его счастью. – Ее отец, сэр Александр Керси, был моим начальником в компании. Она только что приехала в Индию после внезапной смерти брата, а я тогда был тяжело болен: меня трепала жестокая лихорадка. Мой слуга сообщил Керси о болезни, и, когда я очнулся, она сидела рядом, обтирая влажным полотенцем мое лицо. В течение нескольких недель она без устали ухаживала за мной. Элис была очень хороша собой, Эмми; миниатюрная, хорошо сложенная, темноволосая, с тихим голоском. Разве удивительно, что я безумно влюбился в нее?

   – Нет, – сказала она своими большими и спокойными глазами, чуть улыбнувшись. По ее напряженному взгляду он понял, что она прочла по губам каждое слово. – Нет, это вполне понятно.

   Еще бы не понять! Элис была нежна и терпелива. Она сильно горевала по умершему брату и ценила его сочувствие и внимание. Она тоже влюбилась в него. И они поженились.

   – Мы поженились после нескольких недель знакомства, Эмми, – снова заговорил он, – поженились, чтобы жить счастливо до конца своих дней.

   Эмили на мгновение прикоснулась к его руке. Должно быть, горечь в его голосе отразилась в выражении лица.

   – Почему ты несчастлив? – спросил ее пылающий взгляд под вопросительно поднятыми бровями. – Почему ты вернулся домой? – Не требовалось ни слов, ни жестов.

   Он не видывал человека с таким выразительным лицом, как у Эмми.

   – Умер ее отец, – попытался он объяснить. – Как муж Элис я унаследовал его имение и огромное состояние.

   К тому же надо было подумать о Томасе... А может быть, Эмми, стимула не осталось. Я скучал по дому, и мне захотелось вернуться в Англию. Ведь я всегда говорил, что вернусь, когда сколочу состояние, чтобы осесть на своей земле и жить в мире и покое со своей семьей.

   Она понимала, что все не так просто, как он говорит. И сказала ему своими выразительными и умными глазами, что знает: ему плохо, ему больно – хотя и не понимает причины. Возможно, она не все поняла из того, что он рассказал, но поняла основное. И еще она поняла, что он рассказал ей не все.

   Эшли не хотел говорить больше, чем сказал. У нее своя жизнь. И жених, с которым, кажется, возникли разногласия. Их предстоит уладить. Зачем обременять ее своими горестями? К тому же он теперь не тот юноша, который эгоистично облегчал свою душу перед благословенным слушателем. Он научился не перекладывать свои беды на плечи других. И хотя он вернулся в Боуден, к Люку и даже к Эмми, но знал еще до прибытия сюда, что ни один из них не сможет ему помочь – прежде всего потому, что он сам не позволит им это сделать. Хотя и с большим трудом, но он научился теперь полагаться на собственные силы. Он бросил взгляд в сторону мольберта и улыбнулся.

   – Можно мне посмотреть на картину? – спросил он. – Мне не терпится ее увидеть.

   Эмили закусила губу и снова покраснела.

   – Неужели так плохо? – Он видел, что она колеблется и очень смущена. – Ладно, не буду настаивать, – рассмеялся он. – И не буду больше нарушать твое уединение, Эмми. Я, пожалуй, вернусь в дом и, возможно, позавтракаю вместе с Пауэллом.

   Но она, видимо, приняла решение, покачала головой и, вскочив, спустилась, легко перепрыгивая с камня на камень, к тому месту, где стоял мольберт. Оглянувшись, она смотрела, как он приближается.

   То, что он увидел, было полной неожиданностью. Понять, что изображено на картине, действительно было трудно. Там было пестрое смешение зеленого, коричневого, синего цветов. Резкие мазки взмывали вверх и почти сливались в одной точке. Ему еще никогда не приходилось видеть ничего подобного. Он чуть ли не посочувствовал нахмуренной физиономии Пауэлла. Однако что бы ни пыталась Эмми изобразить на картине, она делала это со страстной убежденностью. Картина «говорила», хотя языка ее он не мог понять.

   – Эмми, – сказал он, с любопытством взглянув на нее. – Объясни, пожалуйста. Я чувствую, что в картине есть смысл, но не понимаю его.

   Она всплеснула руками, и он понял, что ей не терпится рассказать ему о том, что изображено на картине. Она указала на деревья вокруг, на небо над головой и, протянув вверх руки, откинула голову и закрыла глаза, описывая руками спирали в воздухе. Лицо ее выражало самозабвенный восторг.

   Эшли снова взглянул на холст. Ага, вот оно... Он понял, что здесь изображено, хотя никогда раньше не видел ничего подобного. Это напоминало музыку. Свободную, страстную музыку, которая вселяла оптимизм и надежду.

   Ему представилось, что он лежит на лесной поляне и смотрит туда, где ветви деревьев, устремленные вверх, сливаются с небом. Наверное, это хотела изобразить на холсте Эмми? Она приблизилась к пониманию смысла всего, что нас окружает. Озадаченный, он посмотрел на нее чуть ли не с благоговением. Она ответила настороженным взглядом.

   Он догадался, что Пауэлл не понял, даже не пожелал попытаться понять. Пауэлл ее обидел. Он ожидал, что она будет читать по губам то, что он скажет, но сам не захотел прочесть то, что она пыталась сказать своей картиной. Возможно даже, решил, будто картина вообще лишена смысла. Возможно, он считал, что Эмми станет всего лишь нетребовательным и послушным спутником жизни, не имеющим собственных суждений.

   – Ты видишь, как жизнь пробивается сквозь все, – сказал Эшли. – Пробивается сквозь почву и тянется вверх, сливаясь со всей Вселенной. Жизнь так сильна, что не может оставаться в пределах одного существа, а стремится объединиться во всем живом. Ты это увидела сегодня утром и перенесла на холст, да, Эмми?

   В глазах ее заблестели слезы. Она сложила в кулак пальцы правой руки и прижала его к сердцу. «Я это чувствую» – , – означал ее жест. Он сразу же вспомнил его. Потом она наклонилась и принялась собирать кисти и краски.

   Он всегда знал, что в характере Эмми есть такие глубины, о которых никто не подозревал, кроме тех немногих, кто любил ее. Он знал ее способность сочувствовать, радоваться жизни, вселять покой. И ему первому посчастливилось заглянуть в глубины ее видения мира. Он почувствовал, что ему выпала особая привилегия.

   Когда она, собрав вещи, снова взглянула на него, слез в глазах уже не было. Она подняла брови и жестом показала в сторону дома. Но он был не готов вернуться вместе с ней.

   – Иди, – сказал он. – Оставь меня здесь. Нынче утром я плохой компаньон и для тебя, и для кого-либо другого.

   Оберегай свою невинность, свое счастье и свой внутренний покой от таких, как я, способных лишь разрушить их.

   Она не удивилась и не обиделась, хотя прочитала по губам его слова. Она смотрела на него спокойно, но в глазах была такая печаль, что ему захотелось остановить ее.

   Но он сказал правду: поддавшись соблазну рассказать ей все без утайки, излить душу, как раньше, он мог разрушить ее мир. Он затянет ее в свою тьму и никогда не позволит освободиться. Эта мысль привела его в ужас.

   – Иди, – повторил он, подивившись резкости своего тона.

   Эмили ушла, забрав с собой мольберт и холст. С ней было связано все светлое, радостное и жизнеутверждающее. И это было в ее картине, какой бы странной и дикой она ни казалась. А в его душе была сплошная тьма.

   Эшли вдруг ужаснулся собственному эгоизму. Жизнь давала ему неограниченные возможности, а он воспользовался ими, чтобы превратить ее в ад. Ему следует подальше держаться от Эмми. Хотя бы в этом он должен поступить правильно.

   Да, она теперь женщина – красивая, обаятельная, соблазнительная. Он закрыл глаза, скривив губы в усмешке.

   Даже этот демон не оставил его в покое. Зачем отрицать? Она была соблазнительной.

   Когда Эшли вернулся к завтраку, в столовой, – кроме Люка, никого не было. Люк обнял брата.

   – Черт возьми, как я рад снова видеть тебя, Эш!

   Эшли усмехнулся и сел за стол.

   – Я вышел из дома часа два назад, – сказал он. – Прокатился верхом и прогулялся. Воздух Англии способствует активной жизни.

   Люк взял было в руки чашку кофе, но снова поставил ее на блюдце.

   – Султан был весь в мыле, когда ты вернул его в конюшню. Мне пришлось снова вести его и прогуливать, чтобы он успокоился и остыл.

   – Черт побери, Люк, – рассмеялся Эшли, – ты, наверное, привык ездить шагом, чтобы детям было удобнее?

   Пора твоему коню узнать, что такое настоящий галоп.

   – Существует такая вещь, как уважение к чужой лошади, – заметил Люк, скорчив гримасу. – Султан – чрезвычайно трудное животное. Подозреваю, что предыдущий владелец плохо обращался с ним. Я действительно предупредил конюха, что впредь до моего особого распоряжения никто, кроме меня, не должен садиться на него. Сегодня утром я как следует отчитал грума – возможно, несправедливо.

   – Извини, – довольно холодно произнес Эшли и повернулся к слуге, делая знак, чтобы его обслужили. – Забыл, что теперь я здесь посторонний.

   Люк откинулся на спинку стула, рассеянно переставляя чашку на блюдце в ожидании, когда слуга обслужит Эшли, потом незаметным движением бровей приказал ему удалиться.

   – Мы ссоримся, – со вздохом сказал Люк, когда они остались одни, – в первое утро после твоего возвращения.

   Так дело не пойдет, Эш. Я отказываюсь ссориться с тобой.

   Что заставило тебя возвратиться в Англию?

   Эшли снова повеселел и рассмеялся.

   – Непригодный для человека климат, – объяснил он. – По крайней мере для англичанина. Богатство. Я теперь почти так же богат, как ты, Люк. И желание начать следующую главу своей жизни. Тоска по дому.

   – И желание обосноваться с семьей на родной земле? – добавил Люк.

   – И это тоже, – согласился Эшли, снова рассмеявшись. Едва прикоснувшись к еде, он отодвинул тарелку и поднялся из-за стола. – Твоя семья сильно увеличилась с тех пор, как я уехал, Люк. Хочу поскорее увидеть твоих сыновей. И Джой. А детишки Дорис тоже здесь? Черт побери, мы очень плодовитая семья. Мама, наверное, в полном восторге.

   – Мама никогда не выставляет напоказ свои эмоции, – сказал Люк. – Но она любит каждого из нас. И внуков тоже.

   Она будет рада увидеть наконец Томаса. Кстати...

   Но в эту минуту открылась дверь и вошла Анна. Она нежно улыбнулась мужу, потом обняла Эшли, расцеловав в обе щеки.

   – Эшли, – проговорила она, – я уже подумала, что мне это приснилось. Но ты действительно здесь. Только ужасно худой. Наверное, плохо перенес путешествие по морю? Это твоя тарелка? Садись и ешь.

   – Как следует пережевывай каждый кусочек, Эш, – добавил Люк, скорчив гримасу. – Когда дети не позволяют с ними нянчиться, Анна бывает ужасна в гневе. Боюсь, тебе грозит такая участь, пока она тебя не откормит.

   – Какой вздор! – Анна радостно улыбнулась мужу. – Но, Эшли, если ты так измучился и отощал, то как, должно быть, Элис...

   – Я сегодня утром вдыхал полной грудью чудесный воздух Англии, Анна, – перебил ее Эшли. – Даже прокатился галопом на Султане, чем навлек на себя гнев Люка.

   И прогулялся пешком. У водопада видел Эмми и Пауэлла.

   Они ссорились.

   Анна закусила губу и взглянула на Люка. Он вскинул брови.

   – Эмили и Пауэлл? Ссорились?

   – Я только что видела ее, – сказала Анна. – Она рано отправилась к водопаду рисовать.

   – Значит, она смогла жить и петь в клетке только пять дней, а на шестой вырвалась на волю? – Люк тяжело вздохнул. – Эш, надеюсь, она была прилично одета и рисовала акварелью живописный пейзаж?

   Эшли ухмыльнулся.

   – Нет? – угадал Люк. – Я так и думал. – Ну что, дорогая, наверное, Пауэллу надо было рано или поздно узнать, что наша Эмили далеко не односторонняя личность.

   Но умоляю, Эш, скажи, как могла Эмили ссориться?

   – Она умеет вздернуть подбородок и умышленно не смотреть на того, кто с ней говорит, – ответил Эшли. – Отказывается признать его существование.

   Дверь распахнулась, и столовая наполнилась гостями, опоздавшими к завтраку. Леди обнимали и целовали Эшли, джентльмены обменивались с ним рукопожатиями.

   – Я ожидала, Люкас, – обратилась к сыну вдовствующая герцогиня Харндон, когда все уселись за стол, – что ты уже отправился в Лондон. Леди Эшли и ее сын, наверное, с нетерпением ждут, когда их привезут сюда.

   – Ваши упреки справедливы, мадам, – признался Люк. – Но виновата бессонная ночь: мы вчера поздно легли, а у младшего сына режутся зубки. И еще виноват Эшли, который куда-то исчез утром, не сказав мне, в каком из лондонских отелей я смогу отыскать невестку и племянника.

   Но не пройдет и часа, как я буду в пути.

   – Я бы тоже поехала, – с улыбкой сказала Анна, обращаясь к Эшли, – если бы не Гарри. Будут ли в состоянии Элис и Томас пуститься в дорогу, не отдохнув как следует?

   Надеюсь, ты не собираешься ехать вместе с Люком?

   – Нет, – ответил Эшли, с улыбкой обводя взглядом всех присутствующих за столом. – Люку тоже нет необходимости ехать. – Раздался хор протестов, но он остановил их, подняв обе руки. – Я не успел кое-что сказать вам вчера вечером, – добавил он. – Мне показалось, что случай неподходящий.

   Анна прижала руки к груди, встревоженно глядя на него.

   – Неужели Элис больна? Или Томас? О, Эшли, надеюсь, им обеспечен надежный уход? Как ты мог оставить их?

   – Успокойся, дорогая. – Люк взял ее за руки.

   – Я приехал в Англию один, – сказал Эшли и рассмеялся. – Я не привез с собой жену и сына.

   – Черт возьми! – разочарованно воскликнул лорд Куинн. – Значит, ты все-таки приехал не насовсем, мальчик?

   – Видишь ли, дядя, мне незачем возвращаться назад.

   Я решил уволиться из компании.

   – Ты бросил Элис и Томаса? – еле слышно произнесла Дорис, но ее шепот прозвучал громко в притихшей столовой.

   – Черт побери, неужели вам не понятно? – Эшли взглянул на нее, криво усмехнувшись. – Или вы не хотите понимать? Они умерли. Погибли более года назад во время пожара. Мне повезло – меня тогда не было дома. Сейчас, когда семья в сборе, самое время сказать вам об этом. Извините, что предварительно не подготовил вас. У меня-то был целый год, чтобы привыкнуть к тому, что произошло.

   За год я оплакал утрату и теперь вернулся домой – свободным и богатым.

   Он встал из-за стола, отвесил всем присутствующим поклон с таким изяществом, что это граничило с издевкой, и покинул столовую. Первым опомнился Люк, который тоже поднялся из-за стола, но не последовал за Эшли.

   Ему нужно было позаботиться о жене и матери.

Глава 7

   Эмили не спустилась в столовую. Она предпочитала завтракать одна. Однако те шесть дней, пока в доме гостил лорд Пауэлл, она вела себя так, как подобает обычной молодой леди: вовремя спускалась в столовую, следила за разговором, хотя это ее утомляло, и вежливо улыбалась, чтобы показать, что она не только бессловесный наблюдатель.

   Но этим утром ей не хотелось встречаться за столом с лордом Пауэллом или с Люком, который уже, наверное, все знал. Он посмотрит на нее, скорчив гримасу и сощурив глаза, отчего она почувствует себя хуже, чем если бы он ей сделал строгий выговор. Беда с этим Люком. Он давно уже понял, что выразительные взгляды влияют на нее гораздо сильнее, чем тысяча слов. И с Эшли ей тоже не хотелось встречаться.

   Она обошлась без помощи горничной. Выбрала прелестное платье с небольшим декольте и нижней юбкой на малом кринолине. Гладко причесав волосы спереди и уложив их в пучок на затылке, она надела кружевной чепчик, ленты которого свисали до пояса. Теперь у нее снова был вполне цивилизованный вид.

   Эмили отправилась в детскую, где застала Анну с младенцем на руках. Они обменялись улыбками. Здесь же развлекались и другие дети, находившиеся сейчас в замке. Они бросились к Эмили, требуя, чтобы она с ними поиграла.

   Эмили рассмеялась и согласилась.

   Она давно заметила, что даже самые младшие ее племянники и племянницы знали, что с тетей Эмили надо разговаривать, медленно и отчетливо произнося слова и глядя ей в лицо. Они знали также, что она всегда готова сделать то, о чем они просят. И вскоре она, несмотря на кринолин, ползала по комнате на четвереньках, катая на спине самых маленьких ребятишек.

   Люк как-то раз сказал, что она даже больше, чем он и Анна, подчиняется детской тирании. Люку нравилось делать вид, будто дети могут вить из него веревки. На самом деле Эмили знала, что одного взгляда его холодных серых глаз хватает, чтобы остановить не в меру расшалившихся детишек, а одного движения бровей достаточно, чтобы положить конец неповиновению родительской власти. Детей в семье Люка очень любили, но требовали от них полного послушания.

   Анна уложила спящего Гарри в колыбельку в смежной комнате и вышла из детской. Вскоре дверь открылась, пропустив в детскую лорда Пауэлла. Раскрасневшаяся и растрепанная Эмили поднялась, поправляя сбившийся чепчик.

   – Леди Эмили, – улыбнулся он, – не окажете ли вы мне честь прогуляться со мной по саду?

   Он больше не хмурился. Интересно, подумала Эмили, имеет ли он хотя бы слабое представление о том, что видел сегодня утром другую женщину в ее собственном мире, который сильно отличается от его мира? В мире чувств и ощущений, в котором окружающее осознается совсем не так, как у людей, обладающих слухом? Наверное, он этого не понимает и никогда не поймет. Но она не будет ни обижаться на него, ни сердиться. Она решила выйти замуж и перейти в его мир. И приспосабливаться к этому миру, как бы это ни было трудно, придется ей одной.

   Дети, казалось, огорчились, что у них отобрали тетю Эмили, но быстро утешились, найдя ей замену в лице старшей сестры.

   Лорд Пауэлл повел Эмили к цветникам, и они стали прогуливаться по покрытой гравием дорожке. Она держала его под руку.

   – Я хотел бы извиниться перед вами. – Он остановился, глядя ей в лицо. – Вы здесь у себя дома. С моей стороны было непростительно критиковать здесь ваш вид и ваше поведение. Вы простите меня?

   Критиковать здесь? Значит, в другом месте он счел бы себя вправе критиковать ее? В его доме, например? Но это был слишком сложный вопрос, чтобы размышлять над ним сейчас. К тому же он принес извинения. И она кивнула.

   – Вы превосходно выглядите, – продолжал он. – Мне доставило большое удовольствие видеть, как вы играете со своими племянниками и племянницами, не боясь привести в беспорядок свой внешний вид. Мне приятно представить вас играющей с собственными детьми.

   Собственными детьми... Да, ее усилия, ее жертвы будут не напрасны. У нее защемило сердце.

   Он поднес к губам ее руку.

   – Я прошу вас только, леди Эмили, чтобы, когда мы поженимся, вы не появлялись в таком виде, как сегодня утром, ни перед кем, кроме меня. Я не хочу, чтобы моя матушка и сестры или – Боже упаси! – мои братья увидели вас в таком виде и сочли распущенной. Или даже сумасшедшей. – Он улыбнулся.

   Сумасшедшей? Он подумал, что она сумасшедшая, потому лишь, что на ней слишком короткое платье, а волосы распущены? На мгновение она вновь ощутила гнев. Но ведь это всего лишь слово – сумасшедшая. Так говорят, когда человек одет или ведет себя неподобающим образом. И следует признать, что она действительно выглядела неподобающим образом Не стоит снова затевать ссору из-за слова.

   – Сам я, – сказал он, – нахожу ваш вид даже привлекательным. Если бы только платье было более нарядным...

   Но пока мы всего лишь помолвлены, мне, наверное, не следует высказывать подобные мысли.

   Она заметила в его взгляде что-то похожее на восхищение. Так он находит ее привлекательной? Интересно, подумала она, сама удивляясь этой странной мысли: занимаясь любовью, он тоже будет думать о том, что правильно и что подобает делать? Впрочем, что правильно, а что нет, что подобает делать, а что нет, она и сама не знала. Она лишь надеялась, что в их отношениях будет какая-то доля любви.

   – Я теперь знаю, – с улыбкой сказал он, – что именно подарю вам в качестве свадебного подарка. Возможно, это несколько необычный подарок, но, я уверен, вам он доставит удовольствие. Я найду для вас самого лучшего учителя рисования. Утром я понял, что вам очень хочется заниматься живописью, но вы не умеете. Я позабочусь о том, чтобы вы научились у настоящего специалиста. Уверяю вас, не пройдет и года, как стены моей спальни вместо рисунков сестер украсят картины моей супруги.

   Она напряженно следила за его губами и поняла все сказанное. Но догадалась также, что он ничего не понял. И, сама того не желая, почувствовала обиду и отчаяние. Он и не сознавал, что не понимает, и это было хуже всего. Вопреки своей воле она вспомнила Эшли. Он сразу же понял, когда она объяснила, какое чувство вкладывала в эту несчастную картину. И тут же выразил словами все, что она сказала ему с помощью жестов и движений.

   Но Эшли всегда ее понимал, всегда знал, что за ее молчанием скрывается личность – человек, который живет в своем мире, таком же богатом, как мир любого человека. С Эшли всегда находился общий язык, с помощью которого она позволяла ему заглянуть в свой мир.

   – В вашей картине я увидел гнев, – снова заговорил Пауэлл. – Вы сердились, не умея изобразить то, что видите глазами. Вы часто сердитесь? – спросил он сочувственно.

   Эмили видела, что он старается проявить доброту, но совершенно не правильно толкует чувство, заложенное в картине. Как можно выходить замуж за человека, который так плохо знал ее?

   – Харндон говорил мне, что вы умеете читать и писать, – продолжал он. – Когда вы будете жить в моем доме, леди Эмили, в качестве моей супруги, я распоряжусь, чтобы в каждой комнате имелись бумага, чернила и перья. Вы будете писать все, что пожелаете выразить. Я не допущу, чтобы вы чувствовали себя несчастной из-за того, что вынуждены подавлять свои чувства. Я буду знать, что вы хотите сказать. Я буду «слушать» то, что вы написали, точно так же, как вы «слушаете» меня, следя за движением моих губ.

   Но он добрый человек. Он хочет помочь ей высказаться, думая, что она от этого страдает. Он готов дать ей «голос» и готов «слушать» ее. Он не мог знать, что у Эмили не хватало умения излагать душу в письменном виде. Однако он проявляет доброту. Она улыбнулась ему.

   Их внимание отвлек Эшли, который торопливо вышел из дома, сбежал по ступенькам к цветнику и чуть не столкнулся с ними. Он резко остановился, улыбнулся, не проронив ни слова, и, спустившись по террасам, перепрыгнул через нижнюю живую изгородь.

   – Странно, – заметил лорд Пауэлл, взглянув на Эмили. – Лорд Эшли Кендрик ведет себя довольно необычно.

   Наверное, это влияние заморского климата.

   Эшли вел себя утром не так, как обычно, подумала она.

   Он был, как всегда, дружелюбен, выслушал ее и понял все, что она ему сказала. Он не возмутился ни ее внешним видом, ни картиной. Но он не поговорил с ней, как бывало раньше, не коснулся причины замеченных ею горечи и напряжения. Раньше он сел бы с ней рядом и, забыв о времени, излил перед ней свою душу. Теперь не то. Он прогнал ее от себя, сказал, чтобы она уходила.

   Ну что ж, может быть, это даже к лучшему. Сегодня у водопада она положила конец всему, что было в прошлом.

   Теперь начиналось то, что станет ее будущим. Возможно, с прошлым было бы труднее расстаться, если бы Эшли поделился с нею своими горестями.

   Но и сейчас, когда она ничего не знала, у нее болело за него сердце. Столкнувшись с ними, он улыбнулся, но глаза были такие невеселые. Он всего лишь изобразил улыбку.

   Лорд Пауэлл взял ее за руку, и она переключила на него внимание.

   – Меня возмутило, что он вчера заставил вас против воли танцевать с ним, – сказал он. – Я был готов вызвать его на дуэль, но мне не хотелось устраивать сцену и ставить в неловкое положение вас или хозяина дома. Хотя, если бы ему удалось выставить вас на посмешище, я бы не сдержался. Но вы отлично вышли из положения. Я горжусь вами. – Он пожал ей руку.

   Против воли? Он думает, что она танцевала против воли? Никогда в жизни она не забудет, какое наслаждение испытала в те полчаса, пока длился менуэт. Даже сейчас при воспоминании об этом у нее сладко замирало сердце.

   – Если не возражаете, я попрошу вашего брата объявить о нашей помолвке сегодня, – предложил лорд Пауэлл. – Ваша семья почти полностью собралась здесь.

   Да, самое подходящее время, чтобы объявить о помолвке. Ей вдруг захотелось, чтобы все про изошло как можно скорее. Она сожалела, что не позволила ему сделать этого вчера. Вопрос о ее будущем должен быть решен окончательно и бесповоротно.

   – Могу ли я поговорить с Рейсом? – спросил лорд Пауэлл.

   Виктор объявит о помолвке за ужином. Все будут довольны. Даже Анна, хотя она продолжает настаивать, что Эмми вовсе не обязательно выходить замуж, если она сама не пожелает.

   Эмили кивнула, улыбнулась и была вознаграждена ответной радостной улыбкой.

   – Вы сделали меня счастливым, леди Эмили, – сказал он, – самым счастливым человеком на свете.

* * *

   Надо было поделиться новостью. Лорд Пауэлл удалился в библиотеку, чтобы написать своей матушке. Анна и Люк часто проводили утро вдвоем в своей гостиной, прежде чем заняться делами. Конечно, в результате наплыва гостей привычный распорядок в доме был нарушен. Кажется, Люк должен был утром ехать в Лондон, но, возможно, еще не уехал.

   Эмили постучала в дверь и, выждав ради приличия несколько секунд, робко заглянула внутрь.

   Сначала она очень смутилась, подумав, что застала Люка и Анну в очень интимный момент. Они стояли посредине комнаты, крепко сжимая друг друга в объятиях. Потом она заметила бледность Люка и содрогающиеся от рыдания плечи Анны.

   – Дорогая, – произнес Люк, останавливая ее жестом, – не уходи.

   Анна подняла голову, видимо, только сейчас заметив присутствие Эмили. Лицо ее покраснело от слез.

   – О, Эмми, Эмми, жена Эшли и Томас погибли во время пожара год назад, а нас не оказалось рядом, чтобы утешить его. Он переживал свою утрату один. Его не было с ними, когда это случилось. Он еще и от этого страдает и винит себя. Он приехал домой, чтобы найти утешение, Эмми.

   Она прочла по губам все до слова, как будто умела слышать. Люк, как и следовало ожидать, держал себя в руках, хотя и с трудом.

   – Эмили, – попросил он, – побудь с Анной, дорогая.

   Ты ей сейчас очень нужна. А я должен найти бедного Эшли.

   Он, глупенький, обидел маму тем, что рассмеялся, когда сообщил эту новость. Он очень, очень страдает. Так ты побудешь здесь?

   У Эмили закружилась голова, но она кивнула, и Люк, передав ей Анну с рук на руки, торопливо вышел из комнаты.

   Эшли, думала она. Ах, Эшли... Почему он не рассказал ей? Неужели побоялся, что она недостаточно сильная? Конечно, за семь лет человек может очень измениться. И они отдалились друг от друга. Он ей не сказал...

   Сидя рядом с Анной на диване и крепко держась с ней за руки, она совсем забыла, зачем пришла к ним в гостиную.

   – Эмми! – Анна повернула к ней заплаканное лицо. – Мы должны теперь особенно бережно относиться к Эшли.

   Бедненький Эшли...

   Эмили подняла руки сестры и приложила к своим щекам.

* * *

   Люк нашел брата на мосту. Эшли бросал камешки в реку, стараясь заставить их прыгать по поверхности воды, но у него не получалось.

   – Тео и леди Стерн успокаивают маму, – сказал Люк. – Дорис я оставил на попечение Уэймса. Анна в слезах.

   – Она оплакивает то, что случилось больше года назад, – заметил Эшли, бросая следующий камешек, который тоже утонул. – Горюет по тем, кого даже не знала.

   Глупо. Ну да ладно. Некоторое время назад я застал Эмми и Пауэлла чуть ли не в объятиях друг друга. Анна, должно быть, строит планы на свадьбу этим летом?

   – Эш, – прервал его Люк, – тебе нужно выговориться о своем, мой дорогой.

   – Черт возьми, – рассмеялся Эшли, – помню, как я возмутился, когда ты впервые назвал меня так, Люк. Вижу, ты все еще не отвык от своих парижских замашек. Кстати, бал удался на славу. Рад, что я вовремя приехал.

   – Ты весь как натянутая струна, которая того и гляди оборвется.

   Эшли бросил последний камешек и облокотился на парапет.

   – Ошибаешься, Люк, – возразил он. – Я уже вполне спокоен. Видишь ли, очень трудно было сообщить всем вам эту ужасную новость. Я сожалею, что не написал вам об этом, прежде чем возвращаться домой. Но я знал, что Анна и Дорис выплачут глаза от горя, мама застынет с каменным выражением лица, а ты расправишь плечи, чтобы переложить на них мое горе. Ты превосходно исполняешь роль главы семейства.

   – Я пришел сюда не как глава семейства, Эш, а как твой брат, который любит тебя. Тебе сейчас плохо.

   – Мне? С чего ты взял? – усмехнулся Эшли. – Да, я перенес долгое и утомительное путешествие по морю. Я плохо ел, а спал еще хуже. Теперь, когда я чувствую под ногами твердую почву, все придет в норму.

   – Ты приехал домой, – сказал Люк. – Не просто в Англию, Эш, а в Боуден. Ты мог бы остаться в Лондоне, мог бы проехать прямо в Пенсхерст.., кажется, он теперь принадлежит тебе? Но ты предпочел вернуться домой. Почему? Для того лишь, чтобы держаться от нас подальше?

   Чтобы оттолкнуть нашу помощь?

   – Помощь?.. – рассмеялся Эшли.

   Люк окинул его оценивающим взглядом и снова уставился на воду.

   – Я попытался представить, как бы я чувствовал себя, если бы такое случилось с Анной и одним из детей. Ты прав. Тут нельзя ни помочь, ни утешить. По крайней мере сразу. Может быть, через год я вернулся бы в свою семью.

   Однако, возможно, даже по прошествии времени я боялся бы выйти из скорлупы, которой отделил бы себя от окружающих.

   – Черт тебя возьми! – воскликнул Эшли. – Но ты ничего не знаешь.

   – Нет, не знаю, – согласился Люк. – Расскажи мне, Эш. Расскажи, что произошло.

   – Я уже рассказал. Они погибли, сгорели вместе с домом. Я ничего не знал, пока за мной не прибежал мой друг. На месте дома я застал дымящееся пепелище. Меня не было дома.., я был на деловой встрече.

   – Отчего загорелся дом? – спросил Люк. – Причину пожара установили?

   – Возможно, от свечи вспыхнула занавеска, – пожал плечами Эшли. – А может, нечаянно уронили лампу. Кто знает? Шла война. Всякие злодеяния были не редкостью.

   – Значит, подозревали, что это был поджог? – спросил Люк.

   – Никаких доказательств не было, – снова пожал плечами Эшли.

   –  – У тебя были враги? – поинтересовался Люк.

   – Целая страна, – рассмеявшись, ответил Эшли. – Я англичанин. Люк. А англичане воевали с французами. Индусы же воевали и на той, и на другой стороне. Неразумно было оставлять жену и ребенка одних дома в такое время:

   – Анна сказала, что ты, наверное, считаешь себя виноватым. Разве в доме не было слуг?

   – Мой слуга был со мной, – объяснил Эшли. – Остальных слуг Элис отпустила на ночь, кроме нянюшки, которая была у нее с детских лет. Она погибла вместе с ними.

   – Осталась с одной служанкой? – нахмурился Люк. – Почему она отпустила остальных? Она часто так делала?

   Даже когда тебя не было дома?

   – Нашлись, видишь ли, люди, которые считали, что я сам это сделал, – проговорил Эшли. – Когда жена погибает при невыясненных обстоятельствах, подозрение прежде всего падает на мужа.

   – Черт возьми, только этого не хватало! – возмутился Люк.

   – Конечно, они ошибались, – рассмеялся Эшли, выстукивая пальцами дробь по каменному парапету. – Мне не следовало приезжать сюда. Люк. Надо было прямиком отправляться в Пенсхерст. Теперь это мое имение. Семь лет назад у меня не было ни гроша, а теперь я владелец двух больших состояний: одно из них я сколотил сам, а другое досталось мне от жены. И оба они в полном моем распоряжении, а ни жены, ни ребенка нет. Что еще может пожелать мужчина?

   – Поживи здесь некоторое время, – предложил Люк. – Позволь себе почувствовать, что тебя любят, Эш. Пусть затянутся раны. Твои страдания трудно себе представить. Но здесь ты будешь окружен любовью. И возможно, залечишь раны, если сам того захочешь. И если дашь время.

   – Я задержусь здесь на несколько дней, – пообещал Эшли.

   – А потом отправлюсь в Пенсхерст начинать новую жизнь. Ту, которую надеялся создать, уезжая в Ост-Индскую компанию. Теперь у меня все получится. Я буду жить-поживать долго и счастливо.

   – Надеюсь, все так и будет, – улыбнулся ему Люк. – Но поживи здесь, доставь удовольствие Анне: ей хочется побаловать тебя. Дети захотят поближе познакомиться с тобой и попробовать вить из тебя веревки. И я скучал по тебе. Вернемся в дом вместе. Я прикажу принести в кабинет жареные хлебцы и кофе, а то и чего-нибудь покрепче, если ты пожелаешь. Я заметил, что ты почти ничего не ел за завтраком.

   – Позже, – сказал Эшли. – Я еще не надышался английским воздухом. Мне не хочется идти в помещение.

   Люк кивнул и отправился домой один. Эшли, смотревший ему вслед, отметил, что Эмми с ее женихом нет у цветника.

   Надо было написать сюда год назад. А приехав в Англию, следовало отправиться прямиком в Пенсхерст. Он теперь взрослый человек, независимый, уверенный в себе, предприимчивый, чего и добивался все эти годы, пытаясь освободиться от приобретенного в юности комплекса несамостоятельного, утомленного жизнью младшего сына герцога. Он потерял жену и ребенка. Но такое случается постоянно: мужчины теряют жен и детей.

   Приехав сюда, он подчинился скорее инстинкту, чем здравому смыслу. Примчался домой, в Боуден, к Люку. И, сам того не понимая, к Эмми. К свободному и счастливому ребенку, которого больше нет.

   Надо было рассказать ей обо всем сегодня утром, подумал он. Почему-то ему было больно думать, что она узнает об этом от других. Она расстроится. Надо было рассказать самому. Но он понимал, что не мог сообщить ей голые факты, как другим членам своей семьи. Если бы он начал говорить с Эмми, то не ограничился бы фактами, а рассказал бы и обо всем остальном. С Эмми нельзя было использовать слова в качестве прикрытия. Она понимала, что слова не способны выразить всю правду. Эмми умела заглядывать в самую душу.

   Но ему не хотелось использовать женщину в качестве спасательного круга, чтобы его не затянуло в пучину мрачных эмоций. В памяти непрошено возник образ Томаса с мягкими рыжими волосенками. Этот образ часто появлялся перед ним в бессонные ночи. Бедное, ни в чем не повинное дитя. Грехи отцов... Нет! Это был несчастный случай, и только.

Глава 8

   Граф Ройс был доволен разговором с лордом Пауэллом. Когда вчера во время бала не было сказано ни слова, у него возникли сомнения. И теперь он вздохнул с облегчением, радуясь за младшую сестру, которую даже не надеялся выдать замуж. Он был благодарен зятю за заботу о том, чтобы найти ей мужа, обладающего подходящим титулом и состоянием, который, судя по всему, будет по-доброму относиться к ней. Кажется, Пауэлл искренне привязался к Эмили. Однако граф не решался сделать объявление именно в тот день, когда всех быстро облетела весть о том, что жена и ребенок лорда Эшли Кендрика погибли год назад во время пожара.

   Герцог Харндон тоже был рад услышать, что Пауэлл получил согласие Эмили и с нетерпением ждет объявления о помолвке. Герцог, желая разогнать мрачную атмосферу, нависшую над домом, решил, что празднование помолвки поднимет общее настроение.

   Во время чая, когда все, включая детей, собрались в малой гостиной, граф Ройс объявил о помолвке. Настроение у собравшихся было несколько подавленным, пока Виктор не сообщил, что лорд Пауэлл сделал предложение его сестре, что Эмили приняла предложение и что он очень рад объявить об этом, а свадьбу отпразднуют летом.

   Эмили, стоявшая рядом с женихом, напряженно следила за тем, что говорит брат. Теперь пути назад не было.

   Она испытывала спокойное удовлетворение. Нужные слова произнесены в присутствии всех людей, которые много значили в ее жизни. Отступать поздно. Да ей и не хотелось отступать. Ей нужно было это замужество. Пусть глухая, пусть не такая, как все, но она была женщиной. Лорд Пауэлл с трогательной нежностью поднес ее руку к губам.

   Эмили, конечно, не слышала оживленного шума, поднявшегося после объявления, но видела, какими радостными стали вдруг обращенные к ней лица. Должно быть, все правильно, подумала она и улыбнулась. Должно быть, она все сделала правильно. Ее семья и семья Люка радовались за нее, все были уверены, что лорд Пауэлл будет хорошим мужем. Ее обнимали и целовали. Она заметила, что ее жених тоже получает свою долю объятий. Да, она чувствовала, что все правильно.

   Эшли сидел в дальнем углу комнаты. Он все это время просидел там, держа на каждом колене по ребенку. Они чему-то смеялись. Потом дети убежали, присоединившись к общей веселой суматохе вокруг Эмили и Пауэлла. Эшли остался один и все еще улыбался.

   – Как он может улыбаться? – прочла Эмили по губам Агнес, разговаривавшей с Констанс. – Неужели он совсем бесчувственный?

   Но Эмили, даже не глядя на него, знала, что за этой улыбкой скрывается невероятное напряжение. Его жена и сын погибли. Пока он был на деловой встрече, у него не стало семьи.

   Она пожалела, что он не рассказал ей об этом утром у водопада. Хотя, если бы рассказал, она не вернулась бы, чтобы переодеться в прелестное платье, не выслушала бы извинения лорда Пауэлла и не согласилась бы на помолвку. Она снова погрузилась бы в прошлое, отбросив все мысли о настоящем и будущем. Да и не могла она утешить Эшли, как делала это раньше. Ничто не могло утешить его в постигшем несчастье. Грустно было осознавать, что она бессильна облегчить его боль. Однако в глубине души ей все-таки хотелось, чтобы он рассказал ей об этом.

   Позже, когда его преподобие Джеримайя Хорнсби, муж Шарлотты, поздравлял ее и лорда Пауэлла и выражал надежду, что ему будет оказана честь провести церемонию бракосочетания, подошел Эшли и тронул Эмили за локоть.

   – Ну что ж, Эмми. – Он взял ее за руки и расцеловал в обе щеки. – Я, кажется, возвратился домой вовремя, чтобы попрощаться с тобой. Ты всегда была для меня дорогой сестрицей. Надеюсь, ты будешь по-прежнему считать меня своим братцем.

   Дорогая сестрица... Хорошо, когда тебя считают сестрицей. Это ближе, чем друг. А она должна считать его братом – он так и сказал. Ох, Эшли. Она улыбнулась ему, крепко сжала его руки и отвела глаза. Он понял. Ну а чтобы было еще понятнее, она сжала пальцы в кулак и приложила к своему сердцу.

   – Да, я понимаю, – сказал он. – Я знаю, что ты опечалена, Эмми. Но я приехал домой, чтобы забыть о печали.

   Мне радостно, что ты счастлива. Трудно поверить, что ты больше не ребенок, каким была, когда я уезжал. Ты стала взрослой. Будь счастлива, маленький олененок. Обещай мне всегда быть счастливой.

   Она улыбнулась и кивнула. Да, она пообещает ему. Пообещает постараться.

* * *

   Вечер был трудным. За ужином провозглашали тосты, потом все собрались в малой гостиной, разговаривали, музицировали. Чай подали позже, чем обычно, и все разошлись поздно.

   Никто не знал, как следует вести себя: то ли проявлять сдержанность, соболезнуя Эшли, то ли радоваться и веселиться, празднуя помолвку. Единственным, кто без всякого смущения радовался жизни, был Эшли. Он даже предложил закатать ковер и устроить танцы.

   Люк решительно приказал оставить ковер в покое. Все натанцевались до упаду накануне, все устали, и было трудно поддерживать веселье. Наконец вдовствующая герцогиня поднялась с кресла, и все восприняли это как сигнал. отправляться на покой.

   Эмили переоделась в ночную рубашку, расчесала волосы, радуясь, что этот день наконец кончился. Произошло столько всяких событий, а вечер показался и вовсе невыносимым.

   Все разговаривали. Внимание каждого было сосредоточено на ней, и каждый ожидал, что она будет слушать и понимать.

   Она хотела уйти пораньше, чтобы отдохнуть в одиночестве, но ей не удалось. У нее буквально болели глаза от напряженного чтения по губам. А весь вечер ее донимала навязчивая мысль о том, что она так и не узнала имени жениха, хотя это и не важно. И все же через два-три месяца она станет его женой, хотя не знает его имени. Мысль показалась ей забавной, и она тихо рассмеялась. Но какое это имеет значение?

   Она все равно никогда не сможет произнести его имени. Он знал ее имя, но это было почти все, что он о ней знал.

   Эмили вдруг вспомнила, что совсем не спала прошлой ночью, лишь подремала часок между чаем и ужином. Она очень устала, но спать не хотелось. Она подошла к окну, продолжая рассеянно расчесывать щеткой волосы.

   Едва ли удастся заснуть, даже если лечь в постель. Она помолвлена, думала Эмили, пытаясь почувствовать себя по-другому. Скоро у нее будет другой дом, ее будут окружать другие люди: его мать, младшие братья и сестры, не говоря уж о нем.

   – Он сказал, что прикажет в каждой комнате положить бумагу, чернила и перья. Без них ей не обойтись, общаясь со всеми этими незнакомыми людьми. Он и сам для нее незнакомец – и никогда не узнает ее. Даже если бы она умела говорить, то никогда не смогла бы объяснить ему свой внутренний мир с помощью слов, Эмили облокотилась на подоконник. Какая прекрасная ночь – лунная, звездная. Она так и манила надеть платье и плащ и, выскользнув из дома, побродить по газону, спуститься к реке. Но этого нельзя делать. Сегодня утром она дала себе обещание. Лорд Пауэлл не одобрил бы жену, которая гуляет по ночам одна. Эмили вздохнула. Жить ей будет непросто. Но она выбрала эту жизнь по собственной воле.

   Ей хотелось, чтобы новая жизнь началась поскорее. Она непроизвольно оглянулась на постель. И этого она тоже хотела. Странно, но за последние два года ее тело хотело познать скрытые в нем возможности, хотя сердце хранило верность неосуществленной мечте.

   Взгляд ее скользнул к деревьям вдали. Ах, как было бы хорошо пойти туда, спокойно побродить, не делая ничего.

   Просто побыть наедине с собой. В этом-то и заключалась суть ее отличия от других, подумала она. Другие люди видят смысл и ценности жизни в том, что они делают. Считая, что за бездействием скрывается пустота и скука, они жалели ее за то, что она ничего не делает. Теперь она решила вступить в мир действия.

   Интересно, исчезнет ли со временем ее стремление к свободе, к единению со всем, что естественно и красиво, что обновляется и повторяется с каждым днем, с каждой сменой времени года?

   Вдруг она замерла со щеткой в руке и наклонилась вперед, затаив дыхание.

   Эшли не прогуливался. Он вышел из дома не для того, чтобы спокойно подышать свежим воздухом перед сном.

   Торопливо и целенаправленно он шагал куда-то, опустив голову, спешил так, будто за ним гнались.

   Он направлялся к водопаду. Куда же еще? Весь вчерашний вечер и сегодняшний день его улыбки, смех и веселое настроение шокировали одних членов семьи и вызывали жалость у других.

   Эмили понимала, что его веселость – всего лишь маска. И среди родственников ему нисколько не стало легче.

   Наоборот. Она видела, что он близок к тому, чтобы сломаться.

   Ей нечем ему помочь. Она коснулась лбом стекла и закрыла глаза. «Эшли, Эшли... Я не могу помочь тебе».

   Но ей не хотелось смириться с этим. Ведь, в сущности, ничего не изменилось. Она по-прежнему может выслушать его, а он – рассказать ей обо всем. Люк пытался убедить Эшли в том, что в Боудене его окружат любовью и заботой и он сможет залечить свои раны, однако, кажется, ничего не добился. Эшли отгородился стеной от всех.

   Люк говорил с Эшли. А Эшли, возможно, нужно было, как и семь лет назад, чтобы его кто-нибудь выслушал. Кто-нибудь, кто не тратил бы слов на утешения и советы. Кто-нибудь вроде нее.

   Возможно, он поговорил бы с ней, если бы они могли снова сидеть у водопада, как это часто бывало раньше или как сегодня утром. Возможно, он почувствует, как возвращается, хотя бы частично, прежняя магия. Возможно, ему удалось бы немного облегчить душу. И не сломаться.

   Он назвал ее сегодня дорогой сестрицей. Эти слова обидели ее. Эшли значил для нее гораздо больше, чем брат.

   Но ее чувства не имеют значения. Теперь она не может быть для него никем, кроме как сестрой или другом.

   Закрыв глаза, она попробовала честно разобраться в себе. Может ли она пойти туда, нарушив обещание, которое сама дала себе утром? И лишь потому, что хочет помочь ему?

   Ах, какое это может иметь значение, если Эшли страдает! Пусть даже она решила, что отныне ее чувства к Эшли не должны никак влиять на ее жизнь, она не могла обманывать себя и отрицать, что он значит для нее больше, чем кто-либо, в том числе и она сама. Если ей больно, это не важно. Она сумеет залечить раны. А вот его боль была для нее гораздо мучительнее.

   Она пойдет к нему, потому что он нуждается в ней.

   Если она ошибается и он прогонит ее, то она переживет унижение. Но ей казалось, что она не ошибается. Когда дело касалось Эшли, у нее, будто взамен отсутствующего слуха, появлялась способность угадывать мысли. Она знала, что он нуждается в ней. Поэтому все обещания, правила приличия, простой здравый смысл – все было забыто.

   Не прошло и десяти минут, как она, стянув волосы лентой, надев платье и накинув теплый плащ, уже спешила за ним вслед. Ночью похолодало, поэтому она надела башмаки.

* * *

   Эшли остановился на плоском камне, глядя вниз на почти черную воду, которая бурлила и пенилась, падая по крутому склону скалы в каменистое ложе. Его окружали деревья, ночь и шум воды. Он глубоко вдыхал воздух, вспоминая, как раньше, приходя сюда, чувствовал, что укрылся от остального мира, оставив позади все свои горести. Но в те времена они были пустяковыми.

   Как бы то ни было, приятно побыть одному. Правда, и в своей спальне он был один, но не так, как здесь. Там он чувствовал, что окружен людьми, которые искренне беспокоятся о нем. Но он от них задыхался. Он совершил ошибку, вообразив, что люди могут ему помочь. Не могут.

   И меньше всех его родственники.

   Сегодня утром он почувствовал, как сильно любит его Люк. И все они любили его и тревожились за него. Но он был не в состоянии раскрыться перед ними, принять их любовь и заботу, и это его угнетало.

   Да и как он мог чувствовать себя по-другому? Как мог принимать утешения, если его жена и Томас погибли, когда его не было с ними? И если он сотню раз желал им смерти? Нет, это не правда. Он покачал головой, прогоняя ужасную мысль. Он никогда не желал смерти Томасу. И всерьез не желал смерти Элис.

   Но он пришел сюда не для того, чтобы предаваться воспоминаниям или терзаться чувством вины. Он закрыл глаза, прислушиваясь к успокаивающему шуму воды. Он пришел сюда, чтобы ненадолго забыться, а потом, успокоившись, вернуться в дом и заснуть, если удастся.

   Он был страстно влюблен в Элис. И она была влюблена в него. Два чужих друг другу человека, которые приняли влечение за любовь. Он полюбил ее потому, что она выходила его во время продолжительной болезни. Она – потому, что он нуждался в ее уходе. Это было неизбежно.

   Но она вышла за него замуж еще по одной причине, о которой он узнал через сутки после бракосочетания, после полной разочарований брачной ночи. Страсть, с которой молодая жена ответила на его поцелуи, перешла в панику, как только его руки прикоснулись к ее телу, – даже сейчас он вздрогнул при воспоминании об этом, – а затем в отвращение, когда он вошел в нее. Все закончилось быстро и не принесло удовлетворения. Она не была девственницей.

   Ее любовник, сказала она, когда он наутро потребовал объяснений, остался в Англии. Она даже назвала Эшли его имя – сэр Генри Верни, сосед, лучший друг ее брата. О да, она все еще его любит. И всегда будет любить. Фанатичный блеск в ее глазах не позволил Эшли усомниться в том, что она говорит правду.

   Эшли оставалось ломать голову над тем, почему она вышла за него замуж и каким образом можно сделать хоть что-то приемлемое из этого брака.

   На первый вопрос она ответила с вызовом, что он напомнил ей ее любовника. Ей показалось, что Эшли немного похож на него. Но она ужасно ошиблась. быть, был безумно счастливый день, она нашла в нем что-то и для него. И утром, и теперь. Ради их старой дружбы она предлагала ему свое понимание и сочувствие. Она подставила свои глухие уши для его темных тайн, предлагала свою способность проникать глубже слов. Она хотела облегчить его боль.

   А он отреагировал на это плотским желанием, ощутив сильную эрекцию. Взяв ее за руки, он крепко держал их, создавая преграду между их телами.

   – Сегодня ты нужна мне только для одной цели, Эмми, – прохрипел он. – Беги, пока не поздно. Уходи! – Однако, сам не сознавая, продолжал крепко сжимать ее руки.

   Она подняла их сомкнутые руки и приложила к своим щекам. Безрассудно невинная или безрассудно отважная, а может быть, и то и другое одновременно. Она чувствовала, что нужна ему, и ее не беспокоило, в чем это выразится.

   Она была готова отдать все, что потребуется, до конца, лишь бы утешить его. Эмми, его спасительница. С тех пор как покинул Индию, он искал забвения и покоя, не подозревая, что ищет ее.

   Крепко зажмурившись, он отыскал губами ее губы. Они были холодными, крепко сжатыми и дрожали. Он настойчиво раскрыл их кончиком языка и ощутил теплоту, влагу и сладость ее рта. Язык проник еще глубже. Острое желание пульсировало в нем, сотрясая тело. Он все еще держал ее за руки, не позволяя их телам соприкоснуться.

   – Ведь я могу погубить тебя, Эмми, – сказал он. – Сегодня я только так могу воспользоваться тобой. Уходи.

   Оставь меня. – Его удивило непривычное ощущение слез, катившихся по щекам.

   Она отняла свои руки, и он, ожидая, что она сейчас убежит, испытал смешанное чувство паники и облегчения.

   Но вместо того чтобы спуститься по камням вниз, она подошла совсем близко и обняла его. Потом, слегка наклонившись, прижалась щекой к его плечу. Он ощутил все тепло ее щедрости, все ее невероятное безрассудство. Понимает ли она сама, что делает?

   Он глубоко вздохнул и обнял ее.

   – Черт бы тебя побрал, – бормотал он, уткнувшись лицом в ее волосы. – Черт бы тебя побрал, Эмми. – Он знал, что она его не услышит, и судорожно глотнул воздух'.

   Потом, взяв ее за подбородок, повернул к себе ее лицо, чтобы она видела его губы. Чтобы не оставалось сомнения: она понимает, что происходит.

   – Если ты хочешь утешить меня сегодня, Эмми, – сказал он, – то можешь сделать это только как женщина.

   Сегодня мне нужны лишь плотские утешения. – Он взял ее руку и приложил к своим брюкам в отчаянной попытке смутить и напугать ее. – У нее широко распахнулись глаза, но страха в них не было. – Уходи. Беги, пока не поздно.

   Пока я еще могу тебя отпустить.

   Он заставлял ее уйти, а глаза умоляли остаться. Она слышала лишь то, что говорили глаза. И пришла сюда для того, чтобы дать все, что бы ему ни потребовалось. Он это понимал, и у него не было сил отказаться от ее дара.

   Он подхватил ее на руки и стал спускаться вниз, все еще не веря, что это произойдет, что хотя бы у одного из них не найдется достаточно здравого смысла, чтобы остановиться, пока еще не поздно. Но его тело горело от желания, слепой инстинкт тянул к ней.

   Он поставил ее на ноги на травянистом берегу реки, снял плащ и, расстелив его на земле, уложил ее.

   – Эмми... – Он опустился рядом с ней, наклонился, провел губами по ее губам, прикоснулся к тугой теплой груди сквозь ткань платья, пытаясь убедить себя, что еще не поздно. Но было поздно. Обеими руками он ухватился за подол ее широкого платья вместе с нижней сорочкой. Она подняла вверх обе руки, и он одним движением снял с нее всю одежду и бросил на траву. Больше на ней ничего не было. Башмаки она сбросила, как только он положил ее на землю. – Куда ты спешишь, невинная Эмми?

   Его губы и руки торопливо и жадно, но отнюдь не нежно ласкали ее. Она прикасалась к нему теплыми нежными руками, издавая странные низкие гортанные звуки. У него не было времени, чтобы раздеться. Желание пульсировало в нем, заглушая даже шум водопада, а душевная боль торопила, стремясь вырваться наружу, позволить забыться и стереть из памяти прошлое. Дрожащими пальцами он расстегнул пуговицы на брюках.

   Он пытался войти в нее медленно. Но вход был узким, девственным. Он почувствовал преграду, которая прогибалась, но долго не поддавалась. Наконец поддалась, и он полностью вошел внутрь. Он услышал всхлипывание. Это всхлипнул он сам. Она же лишь издала незнакомые волнующие звуки, словно успокаивая его.

   Хотя ему стоило больших усилий, он немного подождал, давая ей возможность приспособиться к болезненному вторжению в ее тело. Он подложил под нее руки в бессознательной попытке уберечь ее тело от прикосновения к грубой поверхности земли и зарылся лицом в ее волосы, которые разметались, выбившись из-под стягивающей их ленты.

   Он пытался овладеть ею медленно, но она приподняла ноги и обвила ими его тело, так чтобы принять его боль в лоно теплой, мягкой женственности. Он вошел в нее слишком глубоко, слишком напористо, едва сознавая, что все происходит несправедливо: она только отдавала – нежно, щедро, а он только брал – грубо, эгоистично.

   Но она отдавала, а он брал.

   Он услышал свой вскрик, когда, достигнув кульминации, перелился в нее. И свое всхлипывание, когда почувствовал, как одной рукой она поглаживает ему спину, а другой нежно перебирает его волосы.

   Потом на несколько блаженных минут он забылся. Он нашел то, что безуспешно искал целый год, а может, и дольше. Искал безуспешно, потому что не знал, где искать.

Глава 9

   Эмили смотрела в звездное небо. Лежать было неудобно, но она не шевелилась, поддерживая его, пока он спал.

   Если бы потребовалось, она могла бы поддерживать его всю ночь.

   Она понимала, что обманула себя и пришла потому, что любит его. Пришла, чтобы успокоить, чтобы отдать все, отдать себя, если ему это требовалось. А ведь он уже перед отъездом, как ей казалось, начинал видеть в ней женщину.

   Она-то всегда любила его, как женщина любит мужчину. Даже в четырнадцать лет она понимала, что ее любовь к нему затрагивает не только разум и чувства, но и тело.

   Сегодня она пришла сюда, готовая отдать свое тело, если это нужно ему, чтобы успокоиться.

   Поэтому она нарушила обещание, которое дала себе утром. Хуже того, затронуты интересы еще одного человека. Вернее, людей. Эмили подумала о своей семье и о родных лорда Пауэлла. Нынче утром он написал им и уже отослал письмо. Завтра она почувствует горькое раскаяние. Чувство вины и угрызения совести будут мучить ее до конца жизни.

   Эшли был с ней абсолютно честен. Он заставлял ее уйти, и не раз. Нечего притворяться, будто она ничего не понимала. Она все знала еще до того, как ушла из дома.

   Все произошло не так, как она ожидала. С самого начала было больно. Ей до сих пор больно. Он все еще находился внутри ее, хотя больше не причинял ей боль грубой напористостью. Не было ни взаимного чувства, ни взаимной нежности, которые, как ей представлялось, должны были сопровождать этот интимный акт. Это был не акт любви – по крайней мере в романтическом смысле. Ей казалось, что Эшли едва ли получил удовольствие. Но ведь и цель была не в том, чтобы получить удовольствие.

   Эмили не сожалела и не чувствовала, что поступила не правильно. Она лишь думала о том, что своим поступком огорчит ни в чем не повинных людей.

   Но он успокоился. По крайней мере эти несколько мгновений он пребывал в покое.

   Как велико должно быть его горе и чувство вины, если они так мучают его даже по прошествии года! И как сильно он любил, если любовь оставила после себя такую опустошенность и горечь! Элис была очень хороша собой, Эмми...

   Разве удивительно, что я безумно влюбился в нее? От смотрела на звезды, продолжая рассеянно поглаживать его голову.

   Потом она почувствовала, что Эшли проснулся. У него напряглось тело, она ощутила вибрацию груди: он что-то сказал. Он приподнялся и лег рядом, подложив руки под ее шею и обняв за плечи. Холодный ветерок пробежал по ее обнаженному телу, и он закутал ее своим плащом. В лунном свете она совершенно отчетливо видела его лицо.

   Он долго смотрел на нее, потом заговорил:

   – Этой ночью ты сделала мне бесценный подарок, Эмми. Я не могу порицать тебя, потому что слишком тронут твоей невероятной щедростью. Мне бы лишь хотелось, чтобы я строже контролировал свои желания. Я всегда буду сожалеть о том, что сделал с тобой сегодня.

   Нет, он не то говорит. Никаких сожалений. Это случилось потому, что он нуждался в ней, и оказалось, что ему надо было обладать ее телом. Она пришла, чтобы дать ему утешение, а не для того, чтобы усугубить чувство вины.

   Нет, никаких сожалений.

   – Нет, – сказал он. – Я знаю, что ты никогда не станешь ни в чем винить меня, Эмми. Ты никогда этого не делала, никогда не требовала ничего для себя, не так ли?

   Ты поощряла мой эгоизм, и я с готовностью пользовался тем, что ты предлагала. И много лет назад, и сегодня. Ну что ж, теперь наступила моя очередь. Моя очередь на всю оставшуюся жизнь.

   Хотя она не могла уловить каждое слово из сказанного, но заметила горечь в выражении его лица. Не дав ей возможности ответить, он прижался губами к ее губам, поддерживая рукой ее голову.

   – Я причинил тебе боль, – произнес он, оторвавшись наконец от ее губ.

   Он вложил в ее руку носовой платок, но она, не понимая, лишь вопросительно посмотрела на него. Поэтому он отобрал у нее платок и сам осторожно промокнул ее болезненно пульсирующую плоть, наверное вытирая кровь. Потом сложил платок и снова осторожно, но решительно приложил его. Эмили положила голову ему на грудь и закрыла глаза. Ее успокаивала вибрация, которую она чувствовала, хотя и не знала, что именно он говорит. Если бы он говорил что-то важное, то приподнял бы ее подбородок, чтобы она могла прочесть по губам. Он гладил ее по голове, как несколько минут назад делала она.

   Она думала о том, что теперь будет, когда это произошло между ними. Станет ли теперь легче или труднее жить, чем последние семь лет? И вдруг поняла, что обманывает себя, если надеется, что будет легче. Теперь она знала его не только сердцем, но и телом. И любила его телом. Она отдала себя всю целиком, но он взял только тело.

   Она не жалела об этом, хотя знала, что и завтра, и всю оставшуюся жизнь ей придется горько сожалеть о многом из того, что случилось сегодня. Но не о том, что любит Эшли. Всегда любила и будет любить.

   Она не заметила, как заснула.

* * *

   Эмили проспала, наверное, около двух часов. Такой он ее и представлял во сне: теплой, расслабившейся и доверчивой.

   Наконец она пошевелилась, посмотрела на него и улыбнулась. Как могла она улыбаться, если он только что так злоупотребил ее доверчивостью? Она села и натянула через голову сорочку и платье. Он привел в порядок свою одежду, встряхнул оба плаща, накинул один на ее плечи, застегнув под горлом, а другой – на себя и пошел вместе с ней к дому.

   Выбравшись на открытое место, он хотел было отправить ее вперед, но передумал. Какая теперь разница, увидят ли их вместе или нет? Все равно завтра все должно измениться. И он пошел рядом с ней, не прикасаясь и ничего не говоря. Он не сказал ни слова с тех пор, как она проснулась. Только проводил ее до комнаты и распахнул перед ней дверь. Было слишком темно, и она не могла читать по губам. Он обнял ее и поцеловал в губы.

   Без страсти. Просто пожелав спокойной ночи.

   – Спасибо, Эмми, – сказал он, хотя знал, что она не услышит. – Спасибо за все, что ты попыталась сделать, и за то, что сделала. Спокойной ночи, маленький олененок.

   Отступив на шаг, он дождался, пока она закроет дверь.

   Остаток ночи он простоял не раздеваясь у окна.

   Он совратил Эмми. Три последних года его жизнь погружалась в пучину тьмы, и теперь наконец он коснулся самого дна. Взял милую, светлую невинность и уволок вместе с собой в темный омут. А она, возможно, об этом пока даже не знает.

* * *

   Граф Ройс с женой, ребенком и несколькими племянниками и племянницами гулял у холмов за домом. Когда они возвращались, Эшли в одиночестве прогуливался по террасе. Он отклонил настойчивые приглашения детей поиграть вместе, и Констанс, с сочувствием посмотрев на него, повела их в дом. Виктор, дружески кивнув Эшли, хотел последовать за ними, но Эшли остановил его.

   – Я хотел бы поговорить с тобой, Ройс, если не возражаешь.

   – Что за вопрос? С удовольствием, – ответил Виктор, останавливаясь на террасе. На лице его сразу же появилось выражение сочувствия.

   – Найдем более уединенное место, – предложил Эшли. – Люк отправился прокатиться верхом, так что его кабинет свободен.

   – Хорошо, – согласился Виктор, несколько удивившись, но охотно последовал за Эшли.

   Эшли закрыл за ними дверь кабинета и, чуть улыбнувшись, остановился, прислонившись к ней спиной.

   – То, что я намерен сказать, должно быть, станет для тебя полной неожиданностью, – сказал он, – особенно в свете вчерашних событий. Но я должен у тебя просить руки Эмми.

   Виктор в полном смятении уставился на Эшли.

   – Эмили? – произнес он. – Ее руки?

   – Я хочу жениться на ней. – Эшли, заложив руки за спину, сжал их. – – Жениться? – Граф все еще не пришел в себя. – Но она уже помолвлена. С Пауэллом.

   – Тем не менее она выйдет замуж за меня, – спокойно проговорил Эшли. – Она совершеннолетняя. Мне не нужно даже спрашивать у тебя разрешения, я делаю это из вежливости. Но надо урегулировать вопрос о брачном контракте. Я имею все возможности для того, чтобы создать ей жизнь, подобающую дочери графа.

   Виктор, постепенно придя в себя, нахмурил брови.

   – Эмили помолвлена, Кендрик, – сказал он. – Вчера было сделано оглашение. Ты сам присутствовал при этом.

   Помолвка налагает такие же обязательства, как брак. К тому же и двух дней не прошло, как ты приехал в Боуден. Твоя выходка по меньшей мере неуместна, ты не находишь?

   Он говорил с явным неодобрением. Трудно поверить, подумал Эшли, что Ройс моложе его. Ответственность, к которой обязывало положение, и семейная жизнь придавали ему достоинство, и он казался старше своих лет.

   – Помолвку следует разорвать, – настаивал Эшли. – Она выйдет замуж за меня.

   – Я прекрасно понимаю, – заметил Виктор, начиная раздражаться, – что ты понес тяжелую утрату, Кендрик, что возвращение домой и необходимость сообщить это известие семье выбили тебя из колеи, но...

   – Но она выйдет за меня замуж, – повторил Эшли. – У нее нет выбора. У меня тоже.

   Граф Ройс замер на месте и долго сверлил его пристальным взглядом, потом подошел к нему.

   – Что ты хочешь этим сказать? – спросил он.

   – Именно то, что ты подумал, – ответил Эшли.

   Он знал, что сейчас произойдет, и мог бы избежать этого. Но он не шевельнулся. Он ударился затылком о дверь, и на несколько мгновений у него потемнело в глазах. Его руки были по-прежнему сцеплены за спиной.

   – Ты свинья! – с яростью и презрением произнес Ройс. – Я вызову тебя на дуэль, Кендрик!

   – Как пожелаешь, – сказал Эшли. – Но возможно, было бы разумнее поговорить о деле. Если я останусь в живых после дуэли, ничего не изменится. Но если я погибну, а для Эмми возникнут.., последствия, то она окажется в невыносимой ситуации.

   Он заметил, что Виктор, с трудом подавив гнев, обдумывает сказанное. У него раздувались ноздри.

   – Это было изнасилование? – спросил он.

   – Если она сама так скажет, – не сразу ответил Эшли. – Ты должен спросить у Эмми. Но ее ответ ничего не изменит.

   Мы поженимся.

   – Возможно, Пауэлл будет меньше, чем я, заинтересован в том, чтобы ты остался в живых, – заметил Виктор.

   – Пусть он сам решит, – отозвался Эшли. – Я намерен встретиться с ним, как только закончу разговор с тобой.

   – Нет! – резко бросил Виктор. – Это сделаю я, Кендрик.

   Эшли подумал и кивнул.

   – В таком случае перейдем к деловой части, – предложил он, указав на письменный стол.

   – Не лучше ли нам продолжить разговор позднее? – возразил Виктор. – Такое трудно переварить. И, клянусь жизнью, трудно с этим смириться. Едва успев оплакать одну жену, ты вознамерился украсть другую из-под носа у очень приличного человека?

   Эшли вскинул голову, но промолчал. Он отступил от двери, чтобы пропустить Виктора, но тот остановился и добавил:

   – Мне придется строго поговорить с Эмми.

   Она сейчас под моей защитой, и я никому не позволю расстраивать ее. Черт побери, если бы ты был настоящим мужчиной, Кендрик, то был бы там со своей женой и сыном и спас бы их из пламени или погиб вместе с ними.

   Эшли снова промолчал. Челюсть болела, но он к ней не прикоснулся.

* * *

   Эмили нашла лорда Пауэлла в малой гостиной, поглощенного разговором с Шарлоттой и Джеримайей. Она улыбнулась всем и поманила рукой лорда Пауэлла. Несколько смущенный, он последовал за ней. Эмили повела его в библиотеку, пропустила в комнату и тщательно закрыла за собой дверь. Лорд Пауэлл явно чувствовал себя неловко.

   – Доброе утро, дорогая, – сказал он, протягивая обе руки. – Как приятно, что вы решили поздороваться со мной наедине. Но мы не должны долго оставаться вдвоем. Мы пока еще только помолвлены. – Он улыбнулся.

   Она не ответила ему улыбкой и не взяла протянутые руки. Из кармашка она извлекла письмо, которое написала утром, как только проснулась. Она была удивлена тем, что смогла заснуть и, очевидно, проспала несколько часов.

   Проснулась она с тяжестью на сердце: угрызения совести, которые она вчера предвидела, одолевали ее. Но она не позволила себе поддаться им. Она знала, что делает, понимала, какие будут последствия, и не имела права предаваться страданиям.

   И она написала письмо. Потом еще два.

   Протянув первое письмо лорду Пауэллу, она с болью заметила, что он обрадовался.

   – Это мне? – спросил он. – Вы написали мне письмо, леди Эмили?

   Она не ожидала, что он может подумать, будто она написала любовное послание. Она на мгновение потупилась, но тут же снова подняла глаза, решив, что не имеет права прятаться. Он развернул письмо, прочел его, потом перечитал еще раз. Никакого определенного чувства его лицо не выражало.

   "Милорд, – писала она. Ей потребовался целый час, чтобы написать это письмо. Слова – даже написанные на бумаге – давались с трудом. – Простите меня, если сможете. Я не могу оставаться вашей невестой. Я не могу выйти за вас замуж. Вы ни в чем не виноваты. Вина целиком моя. Я написала об этом моему брату и герцогу Харндону.

   – Сожалею. Эмили Марлоу".

   Он поднял глаза и встретился с ней взглядом.

   – Почему? – спросил он. Она лишь молча смотрела на него. – Вы дали обещание. Брачные документы подписаны и Рейсом, и мной. О помолвке объявлено в присутствии членов вашей семьи, об этом извещена и моя семья.

   Эмили закусила губу.

   – Вы боитесь? – спросил он. – Боитесь уезжать отсюда, где вас любят и понимают? Боитесь, что ваш недуг создаст невыносимые трудности, когда вы будете жить среди незнакомых людей? Это так?

   Нет. Она, конечно, испытывала страх, но была готова справиться с трудностями. Она покачала головой.

   – В таком случае почему же? – Он нахмурил брови. – Два дня назад вы ответили мне «да». И вчера ответ был положительным. Почему нынче утром вы неожиданно говорите «нет»? Должна быть причина. Напишите же, в чем она заключается. – Он подошел к письменному столу, взял лист бумаги, проверил, хорошо ли зачищено гусиное перо, обмакнул его в чернила и протянул ей.

   Эмили неохотно взяла из его руки перо. Что он сказал, так сердито и так быстро произнося слова? Чего от нее хотел? Как ей передать словами мысль и чувство? Письменная речь почти так же недоступна ей, как и устная. Она мыслила, обходясь без помощи слов.

   «Я не могу», – написала она. Но это он уже знал. Он заслуживал большего. Она очень бы хотела объяснить ему, но не могла.

   – Из-за этого? – спросил он. – Потому, что вы не можете говорить? Потому, что не можете слышать?

   Я знал все это еще до того, как приехал в Боуден-Эбби. И был готов жениться на вас еще до того, как познакомился с вами. Вы подходите мне во всех других отношениях. Объяснитесь!

   Она заметила, что его гнев может с минуты на минуту вырваться из-под контроля.

   «Извините», – написала она, снова обмакнув перо в чернильницу и не отрывая взгляда от бумаги. Она не могла продолжать этот разговор. Теперь ей запомнится его возмущенное, злое лицо, и еще она очень долго будет чувствовать, что унизила его. Ничего хорошего в будущем она не ждала. Она сама никогда не простит себя. Не было никакого оправдания тому, что ее так захлестнули эмоции и она не думала о последствиях своего поступка.

   Но Пауэлл не закончил разговор. Он приподнял ей подбородок, повернув ее лицо к свету, падавшему из окна.

   – У вас есть кто-то другой, – сказал он, когда она неохотно остановила взгляд на его губах. – Наверняка есть.

   И не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, кто это такой. Должно быть, это лорд Эшли Кендрик.

   Эмили нахмурилась, закрыла глаза и покачала головой.

   Он приподнял ее подбородок еще выше, так, что ей стало трудно держать голову. Она снова открыла глаза.

   – Он танцевал с вами, – проговорил лорд Пауэлл. – Вы ему все время улыбались. Он называет вас «Эмми». Я думал, что вы любите друг друга как брат и сестра. Теперь я начинаю понимать, что меня одурачили. Но он на вас не женится. Он сын герцога и, судя по тому, что я слышал, очень богат. Конечно, он более завидный жених, чем я, леди Эмили. Но он и невесту может выбрать получше, чем вы. Кроме того, он потерял жену чуть больше года назад и все еще оплакивает ее. Может быть, вы мечтаете утешить его и занять ее место в его сердце?

   Ей было неприятно видеть злое и насмешливое выражение его лица. Она не улавливала смысла сказанного, но видела, что он обижен и унижен.

   – Возможно, он примет от вас утешение, но он никогда на вас не женится. Вы еще пожалеете, что упустили свой шанс, отказавшись от меня. Позвольте откланяться. Я покину этот дом еще до конца дня. Поверьте, мне не терпится поскорее уехать отсюда.

   Он наконец отпустил ее подбородок и, отвесив низкий издевательский поклон, поспешно вышел из комнаты. Эмили даже головы не повернула вслед. Она долго стояла, уставясь на ковер под ногами.

Глава 10

   Эшли отправился под дождем к водопаду, надеясь найти Эмми там, но ее не было. Не было ее и в детской. Он отыскал ее в оранжерее Она сидела среди крупных растений в кадках, за которыми ее почти не было видно, и даже не взглянула на него.

   Некоторое время он стоял рядом, не пытаясь заговорить. Волосы ее были гладко зачесаны назад и собраны в узел на затылке. Чепчика на ней не было. Только простое платье без украшений, но с малым кринолином. Она была бледна и спокойна.

   Ему вспомнилась улыбающаяся жизнерадостная девочка, которая резвилась на воле, словно маленький олененок. И ее веселые доверчивые глаза, читавшие по губам то, что он говорил. Милое дитя.

   И вот перед ним сидит бледная, спокойная, красивая женщина. Он виноват, что она стала такой. Он и сам с трудом верил, что нежные братские чувства, которые он всегда к ней испытывал, внезапно превратились прошлой ночью в необузданное вожделение. Правда, он старался его побороть и несколько раз заставлял ее уйти. Однако в том, что произошло, виноват только он. Эмми можно было упрекнуть лишь в большой наивности и безграничной щедрости. Она видела, что он страдает, и пришла, чтобы его утешить.

   Эмми не понимала, что он больше не способен получать от нее утешение, как в прежние времена. А когда поняла, то не испугалась. Она пришла, чтобы отдавать. И отдала ему все. И теперь ее помолвка, будущее, жизнь – все испорчено.

   С чувством глубокого стыда он вспомнил, как использовал ее прошлой ночью. Вспомнил, что был с ней отнюдь не нежен, что поддался необузданной похоти. Ему хотелось бы вспоминать о ней с нежностью, а вспоминалась лишь грубая реальность.

   Он присел перед ней на корточки и заглянул в лицо. Она ответила спокойным взглядом, хотя слегка покраснела.

   – Эмми, как ты себя чувствуешь? – спросил он. Что за дурацкий вопрос! Разве не понятно, как она может себя чувствовать? Она едва заметно улыбнулась. – Тебе больно? – Он имел в виду физическую боль, помня, с каким трудом удалось прорваться сквозь девственную плеву.

   Эмми покачала головой. Он почувствовал облегчение, хотя понимал, что она едва ли стала бы жаловаться ему на боль. Такая боль была бы вполне переносимой, если бы она испытывала ее наутро после брачной ночи.

   – Я не стану оскорблять тебя просьбой о прощении, – сказал он. – То, что я сделал, не заслуживает прощения. – В глазах ее мелькнул огонек. Она энергично покачала головой. – Я знаю, даже не спрашивая тебя, что ты считаешь и себя виноватой, Эмми. Но ты не виновата ни в чем. Ты пришла, чтобы помочь мне. Несмотря на то что ты вчера была счастлива, ты заметила, как я несчастен. И поэтому пришла ночью, чтобы утешить меня, как делала это всегда. Твоя щедрость была безгранична, а я как последний мерзавец воспользовался этим. И разрушил твое счастье. Ты ведь не собираешься продолжить помолвку?

   Она слегка нахмурилась, как делала обычно, когда кто-нибудь говорил с ней слишком быстро или слишком долго. Но она поняла его последний вопрос и покачала головой.

   – Ты уже разговаривала с Пауэллом?

   Она кивнула, глядя на него огромными печальными глазами.

   – Бедная Эмми, мне очень жаль. Интересно, как тебе удалось это сделать? Но ведь ты всегда умеешь сделать так, чтобы тебя поняли. Я уже поговорил с твоим братом.

   В глазах ее появилось вопросительное выражение. Она, конечно, еще не понимала. Чувство чести заставило ее расторгнуть помолвку, но до конца она всего не понимала.

   Ей, вероятно, казалось, что она спокойно может вернуться к прежней жизни.

   – Я намерен поговорить еще с несколькими людьми, – продолжал Эшли, стараясь произносить слова медленно. – С Люком, с твоими сестрами. Завтра чуть свет я уеду и возвращусь послезавтра со специальным разрешением на брак.

   Бракосочетание состоится через три дня. – В глазах ее он увидел недоумение. Она покачала головой. – Да, – подтвердил он. – Да, Эмми. Мы поженимся.

   Она попыталась вскочить, но снова села. Нет, – сказали ее глаза, – нет, нет и нет! В них был категорический отказ.

   – Ты любила его, Эмми? – Он усмехнулся уголком губ. – Вчера перед тобой открылось счастливое будущее.

   Мое возвращение принесло тебе несчастье Но это никак не влияет на то, что должно произойти дальше. Через три дня ты будешь леди Эмми Кендрик. И снова станешь респектабельной женщиной.

   Мысль о том, что Эмми может быть нереспектабельной женщиной, была абсурдной. Несмотря на события прошлой ночи, глаза ее излучали невинность.

   – Нет, – повторила она. Но теперь с помощью жестов и глаз она сказала больше: он не обязан это делать. Она отдавала себя по своей воле. Она ничего не хотела и не ждала взамен. В этом нет необходимости.

   – Эмми, – снова заговорил он, – вчера я лишил тебя невинности. Я уже сказал об этом твоему брату. До конца дня об этом узнают все и в этом доме, и в Уичерли. Из-за моего низкого поступка ты сегодня стала падшей женщиной. – Он сознавал всю абсурдность этих слов, но и правоту их тоже не мог не признать. – Ты должна позволить мне искупить вину и поступить, как подобает честному человеку.

   Эшли понимал, что она любит его. Только очень глубокая любовь заставила ее совершить вчерашний поступок. Но вряд ли ее любовь была плотской, считал он. Она была чистой, а он ее испачкал грязью, эгоистично лишив эту любовь радости. Это было тяжелее всего.

   – Ты понимаешь меня? – спросил он. – Мы поженимся. Ты могла забеременеть.

   Он заметил по ее взгляду, что она поняла. У нее вспыхнули щеки. До ее сознания дошло, что они вчера были вместе как муж и жена и, возможно, зачали ребенка. Даже для него эта мысль была ошеломляющей. Этого не должно было случиться с Эмми. Только не с ней!

   Он не хотел, чтобы к мыслям об Эмми примешивался секс. Не хотел думать о ней как о жене или своей женщине. Он слишком любил ее для этого. Секс, брак – все это было слишком грязно.

   Она опустила голову и долго смотрела на свои сложенные на коленях руки. Когда она снова взглянула на него, глаза ее ничего не говорили. Они были не похожи на глаза Эмми. В них была пустота, как будто она отгородилась от него стеной. Это было страшнее всего.

   Но ему показалось, что она смирилась с неизбежным.

   Он накрыл рукой ее руки.

   – Мы поженимся через три дня, Эмми. Все не так уж плохо, вот увидишь. Я сделаю все, чтобы ты была счастлива. – Она медленно покачала головой. – Ты полагаешь, что я не смогу? – спросил он.

   Она снова покачала головой, но он понял, что это не было ответом на его вопрос.

   – Ты не выйдешь за меня замуж?

   – Нет, – решительно ответила она и отмахнулась обеими руками, сказав то, чего никогда раньше не говорила:

   – Уйди от меня. Оставь меня.

* * *

   Лорд Пауэлл уезжал. Его провожали мрачный Люк и заплаканная Анна. Эшли постарался не показываться на глаза. Нынче утром все трое меньше всего хотели бы увидеть его. Он ожидал, что Пауэлл вызовет его на дуэль, но вызова не последовало. Наверное, все-таки он так и не узнал истинной причины расторжения помолвки.

   Зато Люк и Анна наверняка все знали. Когда они возвратились в дом, Эшли стоял под аркой возле лестницы.

   Увидев его, Анна закусила верхнюю губу.

   – Эшли! – воскликнула она. – Ох, Эшли, что ты наделал! – В ее глазах не было осуждения, только глубокая печаль.

   – Поднимитесь к себе в комнату и отдохните, мадам, – велел Люк. – Я приду позже. А с тобой мы прогуляемся на свежем воздухе, Эшли.

   В его голосе ощущалась холодная властность, присущая герцогу Харндону, которого уважали и боялись за храбрость и превосходное умение обращаться со шпагой и пистолетом. Анна молча удалилась.

   Братья вышли под холодный моросящий дождь. На Люке был плащ, а Эшли сразу промок, но даже не заметил этого. Они завернули за дом и направились к полоске земли между холмом и берегом реки. Здесь их не было видно из дома.

   Люк остановился и небрежно бросил плащ на траву. За ним последовал камзол, затем жилет. Эшли наблюдал с едва заметной усмешкой.

   – Раздевайся, – произнес Люк ледяным тоном. – Я намерен тебя проучить.

   – Я не стану драться с тобой, – спокойно отозвался Эшли.

   – Как не стал драться с Рейсом? Полагаю, синяк на твоей физиономии – знак учтивости с его стороны. На его лице я не заметил следов насилия. Ладно. Можешь не защищаться, но я тебя накажу.

   В течение последующих минут Эшли лишь старался устоять на ногах, не сбежать, словно трус, и не упасть на землю, чтобы избежать кулаков брата в надежде, что тот не станет бить лежачего. Опустив руки, он стоял под градом сыпавшихся на него ударов. Наконец Люк, ухватившись обеими руками за лацканы камзола Эшли, прижал его к стволу дерева.

   – Она сестра моей жены, – прошипел он сквозь стиснутые зубы, – и находится здесь под моей защитой. Однако под самым моим носом мой братец совратил и обесчестил ее. Благодари Бога, что я не убил тебя, Эшли. Я не сделал этого потому лишь, что теперь она находится под твоей презренной защитой и я не хочу лишать ее этой сомнительной привилегии.

   Эшли молчал. Он сосредоточил внимание на физической боли, которая отвлекала его от другой, более мучительной боли.

   – Но клянусь жизнью, братец, – продолжал Люк, – если ты причинишь ей зло, если причинишь хоть какие-нибудь страдания, ты поплатишься за это жизнью. Вижу, ты меня понял.

   Он отпустил Эшли и брезгливо отряхнул руки. Потом отвернулся от него, собрал разбросанную одежду и стал одеваться.

   – Она говорит, что не выйдет за меня замуж, – тихо произнес Эшли.

   – Что ты сказал? – Люк застыл, наклонившись за плащом.

   – Она мне отказала, – объяснил Эшли. – И настроена очень решительно. Я, конечно, попробую ее уговорить, но мне почему-то кажется, что уговоры бесполезны.

   Люк подошел к нему, разглядывая результаты своей работы. Эшли не отворачивал лицо и не пытался утереть кровь, капавшую из носа на галстук.

   – Ну что ж, дорогой, – сказал Люк. – Пожалуй, ты справедливо наказан. И не тем, что вынужден жениться на женщине, которую обесчестил, а тем, что вынужден не жениться на ней. Я всегда с большим уважением относился к Эмили. Теперь мое уважение возросло в десять раз. – Он повернулся и зашагал к дому, даже не оглянувшись на брата.

* * *

   «Что значит – поступить как честный человек?» – думала Эмили, все еще сидя в оранжерее. Два дня назад она дала обещание выйти замуж. Вчера согласилась публично объявить о помолвке. А ночью...

   Она сама во всем виновата. Хотела лишь утешить Эшли.

   А когда поняла, что ему от нее нужно, пожертвовала всем, в том числе и своей честью, для того чтобы дать ему утешение. Но вместо этого причинила ему одни неприятности.

   Нет, она не воспользуется, словно трусиха, предложенным выходом из положения. Не выйдет за него замуж. Она сжала руки, сложенные на коленях. У нее все болело, даже пальцы. И особенно сердце.

   Потом ее нашла Анна и села рядом. Эмили не хотелось поднимать глаза, слишком заманчиво было спрятаться в своем безмолвном мире. Но не могла же она еще сильнее обидеть Анну, которой уже причинила невыносимую боль.

   Анна была ей как мать. И Эмили подняла глаза.

   У Анны покраснели веки – было заметно, что она плакала.

   – Эмми, – произнесла она. – Ох, Эмми... – Эмили прикоснулась к ее руке, однако утешать было поздно. – Лорд Пауэлл выглядел таким сердитым, он очень обижен, – продолжала Анна. – Но ты поступила правильно, что сама сказала ему, а не попросила Виктора сделать это. Я восхищаюсь твоей смелостью.

   Милая Анна. Она не любит осуждать, всегда ищет что-нибудь хорошее, даже когда ничего хорошего нет. Эмили погладила сестру по руке.

   – Люк только что говорил со мной. Он сказал, что ты не хочешь выходить замуж за Эшли. Это правда, Эмми? И правда ли то, что... – Она пожала плечами и покраснела. – Это. конечно, не мое дело. Эшли сказал Люку, что попробует уговорить тебя. Ты не согласишься?

   Эмили покачала головой.

   – Но ведь ты его любишь. – Анна взяла руку сестры в ладони. – Ты всегда любила его. Даже когда он женился и у него родился сын. Только этим и объясняется то, что произошло прошлой ночью Тебе, наверное, невыносимо было видеть его страдания, которые он вчера так храбро старался скрыть от всех? Теперь ты могла бы выйти за него замуж, Эмми. По правде говоря, у тебя нет иного выхода.

   Эмили снова покачала головой.

   – В таком случае я поддержу тебя, – сказала Анна, крепко сжав руку сестры, – и никому не позволю заставить... Я всегда говорила, что ты можешь жить с нами. Ты моя сестра, но я всегда воспринимала тебя как одного из моих детей. Ты была совсем крошкой, когда заболела и умерла мама. Я люблю тебя, как собственную дочь.

   В том-то и беда, подумала Эмили. У нее не будет выбора, кроме как остаться здесь и быть обузой для людей, у которых и своих забот хватает. Она потеряла лорда Пауэлла и отказала Эшли. А другого мужчины для нее уже не может быть.

   – Пойдем, поешь что-нибудь, – добавила Анна.

   – Ты, наверное, целый день ничего не ела?

   Эмили покачала головой. Ей не хотелось есть. И меньше всего хотелось видеть других людей. Теперь они уже, наверное, все знают. Все будут смотреть на нее осуждающе или с жалостью, а возможно, в замешательстве. Все будут знать, что прошлой ночью они с Эшли делали у водопада. Эшли, наверное, окажется в еще более затруднительном положении, когда все узнают, что она отказалась позволить ему восстановить свою честь. А она-то хотела утешить его!

   Анна ушла, и вскоре принесли поднос с едой. Эмили съела яблоко и выпила чашку чаю.

* * *

   Все, кроме Эмили и Эшли, собрались в столовой, хотя к еде почти никто не прикасался. Шел семейный совет.

   – Ее надо вразумить, – сказала Шарлотта. – Эмили из-за ее рокового недуга всегда позволяли все, что она пожелает. Она и понятия не имеет о том, что такое чувство долга. Может, ты объяснишь ей, Джеримайя?

   Возможно, она послушает тебя, учитывая, что ты...

   – Едва ли, любовь моя, – возразил его преподобие Джеримайя Хорнсби.

   – Если кто и должен поговорить с Эмили, – резко вмешался граф Ройс, – так это я.

   – Никто не будет говорить с Эмми, – заявила Анна. – Она приняла решение. И нам не следует забывать о том, что она совершеннолетняя и уже не ребенок.

   – И все же, Виктор, поговори с Эмили, – сказала Шарлотта. – Но ты должен проявить твердость.

   – Послушайте, – вмешался лорд Куинн, – это мой племянник должен с ней проявить твердость. Я так и скажу ему, когда увижу. Черт возьми, она такое милое дитя с сияющими глазами. Он, наверное, напугал ее до смерти.

   Ему следует убедить ее, что он перестал горевать о своей бедолаге-жене и посвятит всю свою жизнь тому, чтобы Эмили была с ним счастлива. А разве он сделал это сегодня утром? Голову даю на отсечение, что не сделал.

   – То, что он сделал, ужасно, – заметил его преподобие Хорнсби, – и бросает тень на репутацию всей семьи: расторжение помолвки, совращение, отказ от ответственности за последствия греха. Извините меня, любовь моя и вы, Анна, но во всем виновата одна Эмили. Не имеет значения, какими словами объяснялся сегодня утром лорд Эшли. Важно, что он как честный человек предложил ей выйти за него замуж.

   – Возможно, – сказала леди Стерн, – она еще передумает. Леди любят, когда их уговаривают. Может быть, лорд Эшли утром забыл упомянуть о том, что любит ее.

   Поверьте, это непростительное упущение.

   – Послушайте, – заговорил Люк, которому явно наскучили эти споры, – нам всем пора наконец поесть. Возможно, нам следует позволить Эмили и Эшли самим решить, как им жить дальше. – Он жестом остановил Шарлотту, которая собиралась ему возразить. На мгновение взорам присутствующих открылись окровавленные костяшки пальцев, которые он, по его словам, разбил, играя с детьми. – Я сам поговорю с Эмили. Мне кажется, я имею на нее кое-какое влияние.

Глава 11

   Эмили переоделась в старенькое платье, которое вчера так шокировало лорда Пауэлла. Она вынула из волос шпильки и, тряхнув головой, позволила волосам свободно рассыпаться по спине. Сбросив туфельки, она сняла шелковые чулки. Дождь, кажется, перестал, но небо хмурилось. Ей было все равно. Крадучись, она спустилась вниз по лестнице для прислуги и выскользнула из дома через боковую дверь. Она решила не ходить к водопаду. Наверное, она уже никогда не сможет вернуться туда, где совершила самую большую ошибку в своей жизни. Все ее воспоминания об Эшли будут теперь связаны с этим местом. И особенно что она камнем повисла у него на шее, тогда как лишь пыталась облегчить его страдания.

   Легким шагом она быстро пересекла мокрый холодный газон, прошла под деревьями, с веток которых на ее лицо и волосы падали крупные капли, и наконец оказалась на лугу. Она всегда любила это место, хотя иначе, чем водопад. У водопада она могла укрыться в собственном мирке, тогда как луг открывал перед ней мир в далекой и широкой перспективе: холмистую местность с полями и перелесками, протянувшуюся до самого горизонта.

   Она долго стояла, любуясь красотой и покоем окружающего пейзажа. Потом легла так, что можно было рассмотреть все на уровне земли. Она видела траву и полевые цветы так, как они сами видят себя: тянущимися из земли вверх, к свету и дождю; видела капельки воды на каждой травинке, на каждом лепестке цветов.

   Потом она опустила голову на сложенные руки и широко раздвинула пальцы, ощущая пульс вселенной, сливающийся с биением ее сердца.

   Почувствовав, что она не одна, Эмили не насторожилась, не испугалась и продолжала еще некоторое время лежать не двигаясь. Она знала, кто находится рядом Он не потревожит ее, но и не уйдет. В конце концов она повернула голову и взглянула на него. Он сидел невдалеке, скрестив ноги. Один его глаз заплыл, обе щеки были красные и воспаленные, рассеченная губа распухла. Виктор сегодня оставил синяк на его скуле. А остальное чьих рук дело?

   Лорда Пауэлла? Люка?

   – Это Люк потрудился, – объяснил он, как будто она задала вопрос вслух.

   Эмили поднялась и села, обхватив колени руками.

   – Я увидел тебя из окна, – к ее удивлению, он разговаривал на языке жестов, который он начал разрабатывать много лет назад, – и пошел за тобой следом. Ты сегодня не можешь найти покоя, не так ли? – Он улыбнулся ей и поморщился, осторожно прикоснувшись к разбитой губе.

   Интересно, Люк выглядит так же? – подумалось ей.

   Почему никому не пришло в голову избить ее? Она заслуживает наказания больше, чем Эшли.

   – Нам нужно поговорить, Эмми, – продолжал он. – Мне и в голову не пришло, что ты можешь мне отказать.

   Поэтому я, словно самонадеянный болван, выложил всю правду Ройсу, а он разнес «радостную весть» по всему дому.

   Несомненно, ему тоже не пришло в голову, что ты откажешь мне. Я поставил тебя, мягко говоря, в очень неудобное положение.

   Зачем он взваливает на свои плечи всю ответственность за случившееся? Ведь она сделала все по своей воле. Эшли благородно предложил ей замужество, она отказалась. Больше он ничего ей не должен – и не был должен. Ей хотелось нежно погладить его разбитые скулы и губы.

   – Твои глаза, – снова заговорил Эшли, – так много выражают, но иногда даже мне не удается понять их язык. А мы с тобой не успели придумать жесты для передачи более глубоких мыслей и чувств. Несправедливо, что все бремя слушания и понимания ложится на тебя. Я когда-то обещал тебе, что вернусь, чтобы научить тебя читать и писать. Ты помнишь?

   Это было перед его отъездом. В то утро, которое было даже мучительнее, чем нынешнее.

   – Возможно, – сказал он, – мне следует задержаться здесь на некоторое время, Эмми, чтобы научить тебя. Забудь о прошлой ночи. Забудь об этом утре. И будем снова добрыми друзьями. Братом и сестрой, как было когда-то.

   Она печально улыбнулась. Потом указала на себя и, раскрыв перед собой ладони, как книгу, сделала вид, что читает. Потом обмакнула воображаемое перо в воображаемую чернильницу и сделала вид, что пишет.

   – Ты умеешь читать и писать? Кто научил тебя, Эмми?

   Люк?

   – Да.

   – Чтоб его черти взяли! – вознегодовал Эшли, а она пожала плечами. – Значит, я ничего не могу для тебя сделать? Сильная, самостоятельная Эмми. Ты всегда была такой. Глупо было бы считать тебя слабой и ранимой только из-за того, что ты не можешь слышать и говорить. Возможно, мне следовало бы спросить, чему я могу научиться у тебя. Мы всегда хотели научить тебя, Эмми, научить обращаться с людьми. Но возможно, нам самим следовало бы учиться у тебя. Если бы мы научились твоему молчанию, то нам удалось бы научиться и твоему покою. Как тебе живется в твоем безмолвном мире? Тебя это не тяготит? Ты нашла смысл в молчании. Ты человек особенный, Эмми, и такого сильного характера, как у тебя, я еще не встречал.

   Он говорил и говорил, как это бывало всегда. А она понимала его, возможно, потому, что любила смотреть на него. Сильной она себя отнюдь не чувствовала. Более того, сейчас она даже жалела, что не поддалась уговорам. У нее был бы Эшли – на всю жизнь. Он был бы ей товарищем, любовником, мужем. Нет! Он все равно не принадлежал бы ей целиком, даже если бы она согласилась выйти за него замуж. Эшли уже отдал свое сердце.

   Оно похоронено вместе с его погибшей женой. То, что досталось бы на ее долю, никогда не принесло бы ей счастья, особенно если он предлагает себя из чувства долга, ответственности, которую она сама взвалила на него.

   – Возможно, когда-нибудь я научусь молчанию, – сказал он, весело подмигнув ей здоровым глазом, отчего стал похож на прежнего Эшли. – А тем временем следовало бы попробовать научить тебя говорить, Эмми. Неплохой был бы подарок, а?

   Она закусила нижнюю губу.

   – Ты никогда не пыталась говорить? – спросил он, чуть наклонившись к ней. – Мне кажется, это возможно.

   Знаешь, Эмми, ведь ты издаешь звуки, особенно когда смеешься. Наверное, ты смогла бы говорить, если бы слышала. Ты когда-нибудь пыталась?

   – Когда была совсем маленькой, я немного говорила, – сказала она жестами.

   – Ты? – Он удивленно взглянул на нее. – Ты умела говорить? И слышала, Эмми? Что же произошло?

   – У меня была сильная лихорадка, – как могла, объяснила она. – И после этого я перестала слышать.

   – Черт возьми! – воскликнул он. – Я этого не знал.

   Ты помнишь звук, Эмми? Ты помнишь речь?

   – Нет, – печально ответила она. – Нет, я была слишком мала.

   – В таком случае ты наверняка сможешь снова заговорить, Эмми, – с мальчишеским энтузиазмом снова произнес он. – Ты не пробовала?

   Она часто пыталась, сидя перед зеркалом, произнести слова, которые читала по губам других людей. Она даже пыталась воспроизвести звук. Но как она могла узнать, получается ли у нее что-нибудь, если не слышала?

   – Черт возьми, вижу, что ты пыталась! – Он широко улыбнулся, но тут же схватился за разбитую губу. – Признавайся! – Она смущенно кивнула. – Скажи «да», – настаивал он. – Дай мне послушать, как у тебя получается.

   У нее перехватило дыхание, словно она пробежала пять миль без остановки. Она никогда бы не призналась. Но он все равно узнал бы.

   – Скажи мне «да».

   Она затаила дыхание и зашевелила губами, старательно складывая их, чтобы произнести слово. Одновременно она выдохнула воздух, как считала нужным для произнесения звука. Потом закрыла лицо руками. Когда она отважилась взглянуть на него, он смеялся.

   – Ты правильно сложила губы, – сказал он – И звук был. Но они не согласовались между собой, Эмми. Ты преградила звуку путь языком, и он прошел через нос.

   Она ужасно расстроилась и закусила губу.

   – Попытайся еще раз, – настаивал он. – Пусть звук идет через рот.

   Она не знала, как это сделать, не могла вспомнить.

   Скажи это слово мне, – потребовала она одной рукой. Но когда он произнес, она по-прежнему не знала, как это сделать. Она придвинулась к нему совсем близко, так что их колени почти соприкасались. Еще раз, – потребовала она.

   – Да, – произнес он, и она слегка прикоснулась пальцами к его горлу, чтобы почувствовать вибрацию.

   – Еще раз, – жестом показала она, нахмурив лоб от усердия.

   – Да, да, да.

   Она приложила пальцы к горлу, поднесла к губам другую ладонь, почувствовала струю воздуха и уловила вибрацию. Потом украдкой взглянула на него.

   – Получилось, черт возьми! – воскликнул он. – Звук, Эмми, проходит теперь через губы. А теперь скажи «да».

   – Ддтт-а-ах, – сказала она.

   В его здоровом глазу она увидела не насмешку, а торжество. Он радовался. Совсем как прежний Эшли, только несколько побитый.

   – Да, – повторил он.

   – Ддт-а-ах.

   – Да.

   – Д-а-ах.

   – Да.

   – Д-а-а.

   Он хохотал.

   – Да, Эмми, да? – сказал он, раскрывая ей объятия.

   Она тоже смеялась, возбужденная, словно ребенок, получивший с трудом завоеванный приз. Она может говорить! Она сможет произносить слова, и ее будут понимать!

   Научится произносить все слова! Она смеялась и смеялась.

   Качнувшись вперед, она вдруг замерла на месте. Он оборвал смех, руки у него опустились.

   – Эмми, – попросил он, – выходи за меня замуж.

   Выходи за меня и заставь меня снова смеяться и радоваться жизни. И научи своему безмолвию и покою. Позволь мне научить тебя говорить – не только произносить отдельные слова, а вести разговор, болтать. Выходи за меня.

   Искушение было слишком велико. Семи лет как не бывало, и они на мгновение были счастливы вместе, как прежде. Да, очень велико было искушение поверить, что эти несколько минут можно растянуть на всю жизнь. Она покачала головой.

   Эшли долго смотрел на нее, и она все-таки поддалась маленькому искушению. Она взяла его руку, приложилась к ней щекой, потом поцеловала и вернула на прежнее место, на колено.

   – Понимаю, – сказал он, когда она снова посмотрела ему в лицо. – Ты любишь его, Эмми. А в моей жизни были Элис и Томас. И нашей с тобой взаимной привязанности не преодолеть эти барьеры. В таком случае пусть будет по-твоему.

   Она улыбнулась ему.

   – Но, Эмми, – снова заговорил он с помощью жестов, – если будет ребенок – а такое может случиться, – ты должна выйти за меня замуж. Понимаешь?

   Тогда это будет касаться не только тебя и меня, а существа более важного, чем мы. Дети так уязвимы и так невинны.

   Прежде всего надо думать о том, как защитить ребенка. Ты мне обещаешь?

   По лицу его она поняла, что ему вспомнился сын, которого он не смог защитить. Он жестами показал ей, какое нежное и драгоценное существо ребенок.

   – Д-а-а, – кивнула она.

   – Спасибо. – Он взял обе ее руки и, поцеловал по очереди. – Ты простудишься в мокром платье, Эмми. Давай вернемся домой.

   – Д-а-а, – сказала она, поднимаясь и скорчив гримасу при виде промокшего, облепившего ее платья. Она шла рядом с ним, радуясь, что он не предложил ей руку. Дойдя до газона, она улыбнулась ему, подхватила мокрый подол и помчалась одна к боковой двери.

* * *

   Эмили позвонила служанке и показала ей жестом, что требуется горячая вода. Девушка вернулась с большим кувшином и сообщила, что его светлость желает ее видеть у себя в кабинете, как только она освободится.

   У Эмили екнуло сердце. С Люком ей было страшнее всего встречаться лицом к лицу. Он никогда с ней не был ни резок, ни груб, никогда не наказывал ни ее, ни своих детей. Но Люку и не требовалось ни орать, ни принуждать, чтобы заставить домашних повиноваться. Достаточно было одного его присутствия. Еще сильнее действовал его взгляд.

   В кабинет! Значит, разговор будет серьезным.

   Она торопливо умылась, натянула чистое сухое платье на кринолин, заколола волосы и сделала несколько глубоких вдохов, чтобы собраться с духом.

   Лакей распахнул перед ней дверь кабинета. Люк сидел за письменным столом и писал. Он не поднялся и даже не поднимал на нее глаз в течение целой минуты. Эмили молча стояла возле стола и смотрела на него. Она знала, что он делает это умышленно. Ее заставляли почувствовать себя провинившейся служанкой, которая ожидает наказания.

   Наконец он отложил перо и взглянул на нее. Как она и предполагала, взгляд его был холоден как лед. Он долго молчал, так что ей пришлось усилием воли заставить себя не переминаться с ноги на ногу и не опускать глаза. Он даже не предложил ей сесть.

   – Ну, Эмми, – наконец проговорил он, – ты сегодня очень расстроила и рассердила одного молодого человека.

   Ты унизила его в глазах своей семьи и его семьи тоже. Так не годится. – Она судорожно глотнула воздух. – Ты очень расстроила всех родных, в том числе и Анну. А счастье Анны для меня превыше всего. Я не одобряю твоего поведения.

   Она украдкой взглянула на его руки и увидела разбитые костяшки пальцев. На его лице не было ни синяков, ни кровоподтеков. Значит, это была не драка, а избиение!

   Эшли не наносил ответных ударов! Ну так она тоже не станет защищаться.

   – Я хотел бы задать один вопрос, – продолжал он. – Что именно произошло прошлой ночью? Я спрашиваю не из любопытства. Я должен знать, случилось ли это по взаимному согласию, Эмили. Или, может быть, тебя принуждали силой?

   – Нет. О нет, – «сказала» она. Нельзя допустить, чтобы они думали такое об Эшли, Почему бы не спросить, не принуждали ли самого Эшли?

   – Спасибо, – кивнул Люк. – Я верил в такую возможность, но был обязан спросить. Значит, Эмили, ты добровольно и весьма безрассудно отдала то, чего не следовало отдавать, и теперь предпочитаешь не позволить Эшли исправить положение. Это так? Может быть, ты не вполне понимаешь, а когда поймешь, то передумаешь? Может, нам пора готовиться к свадьбе где-нибудь через недельку?

   Только в том случае, если она ждет ребенка. Но за неделю она об этом не узнает. Она покачала головой.

   Люк облокотился на подлокотник кресла и сцепил пальцы.

   – В таком случае ты частично вернула мое к тебе уважение, – к ее изумлению, проговорил Люк. – Требуется сильный характер, чтобы отказать мужчине, которого любишь больше жизни, потому лишь, что выйти за него замуж было бы не правильно.

   Она была готова выдержать с каменным лицом упреки и обвинения, но, получив от Люка неожиданное одобрение, почувствовала, как на глаза навернулись слезы.

   – Можешь идти. – Кивнув, он обмакнул перо и снова склонил голову над бумагой.

   И все-таки, подумала она, выходя из кабинета и закрывая за собой дверь, она чувствует себя так, словно ее строго наказали. У нее дрожали колени, а ладони сделались липкими от пота. Но, как ни странно, ей стало спокойнее.

* * *

   Эшли вскоре понял, что ему стало неуютно в Боудене со своей семьей. И это еще мягко сказано. Он вошел в малую гостиную, где пили чай его мать, дядя, чета Хорнсби, чета Сивериджей и леди Стерн, и был встречен ледяным молчанием. Он поднялся в детскую, где его сразу же окружили детишки и забросали вопросами относительно ссадин и синяков на его лице, но появившаяся Дорис дала понять, что его присутствие в детской нежелательно. Эшли улыбнулся детям, вызвал у них восторженные вопли рассказом о том, как он вступил в схватку со злым быком, который теперь выглядит гораздо хуже, чем он, потом помахал всем рукой и ушел.

   Возвращаясь домой с Эмми, он решил остаться на некоторое время, чтобы помочь ей пережить ужасный скандал, разразившийся днем. Хорошо еще, что скандал ограничился рамками семьи. Он сомневался в том, что Пауэлл узнал всю правду – разве только Эмми выложила ему все начистоту. Он :останется, подумал Эшли, и будет ухаживать за ней, не торопя события. Со временем она поймет, что у нее нет иного выбора, кроме как выйти за него. Теперь никто, кроме него, не мог стать ее мужем.

   Он останется и научит ее говорить. Разнообразия ради хоть раз в жизни сделает что-то полезное.

   Он закрыл глаза и припомнил, с каким азартом работал в Ост-Индской компании и как был поначалу счастлив. Если бы Эмили научилась говорить, это дало бы ей большую свободу.

   Если он останется, будет учить ее говорить и ухаживать за ней, это и ему пойдет на пользу. Все это отвлечет :его от прошлого, в котором уже ничего исправить или изменить нельзя. И возможно, он кое-чему научится у нее. А у нее есть чему поучиться.

   Но вскоре после возвращения в дом он решил иначе.

   Эмми не передумает. Она из тех, кто идет тем путем, который выбирает сам.

   Она вызывала уважение своей целеустремленностью, хотя иногда хотелось душу вытряхнуть из этой упрямицы!

   Он испытывал к Эмми самое нежное чувство, хотя это могло показаться странным: ведь он почти совсем забыл о ней, пока жил в Индии. Правда, теперь он уже не был в этом вполне уверен, потому что его всегда что-то непреодолимо тянуло домой, в Боуден. Как бы то ни было, но нежность к Эмми стала сегодня основной проблемой. По правде говоря, ему не хотелось жениться на ней. И когда она заупрямилась и отказала ему, он был озадачен, но испытал облегчение.

   Эшли неприятно было думать об Эмми как о женщине или любовнице. Он представил ее теплое, нежное тело под своим. Вспомнил, с каким нетерпением сокрушал девственный барьер, подстегиваемый неодолимой потребностью перелиться в нее. И почувствовал.., нет, не отвращение, а досаду.

   Глубокий стыд. Он узнал то, чего не хотел узнавать. Узнал ее как женщину. А хотел бы знать только как эльфа, которого видел вчера утром, когда она стояла на скале над водопадом, гордо отказываясь слушать Пауэлла. И ему хотелось помнить ее как своего маленького олененка.

   – Где я могу найти его светлость? – спросил он у лакея в холле, глядя ему в глаза и не желая прятать разбитое лицо. Можно было не сомневаться: все, что знали господа на верхних этажах, было известно слугам на нижнем этаже, причем гораздо подробнее. В любом большом доме так бывает всегда. Слуги, наверное, точно знали, сколько ударов нанес ему Люк, хотя сам он их не считал.

   – Он в кабинете, милорд, – ответил лакей.

   – Спросите его, может ли с ним поговорить лорд Эшли Кендрик, – официальным тоном произнес Эшли и стал ждать в холле ответа. Вскоре лакей жестом пригласил его войти.

   Люк сидел за письменным столом. Он холодно взглянул на брата, но не поднялся и не предложил ему сесть. Эшли была знакома его тактика, которая, черт бы ее побрал, всегда производила желаемый эффект. Восседая за письменным столом, Люк выглядел как подобает герцогу Харндону, неоспоримому хозяину Боудена и всех прилегающих угодий, неоспоримому главе всего семейства. Восемь лет назад Эшли, в те времена беспечному и непокорному юноше, бесцельно прожигавшему жизнь, не раз приходилось вот так стоять перед этим письменным столом. В Индии он стал деловым человеком – независимым, преуспевающим и весьма уважаемым. Но после возвращения домой его жизнь катилась по наклонной плоскости. Пора принимать меры. Он еще больше укрепился в своем решении, которое принял полчаса назад.

   – Ты хотел поговорить со мной? – спросил Люк.

   – Не буду спрашивать, можно ли ей остаться здесь, – сказал Эшли, – потому что знаю, как вы с Анной любите ее. Я лишь хочу попросить тебя позаботиться о том, чтобы ее оставили в покое. Не надо ни обвинений, ни оскорблений, ни суровости. Она ни в чем не виновата.

   – Однако, дорогой мой, – заметил Люк, – она заверила меня, что ее не принуждали.

   – Она не виновата, – возразил Эшли, упрямо стиснув зубы. – Обещай мне. Люк, что пошлешь за мной, если окажется, что она ждет ребенка. Я приеду немедленно и привезу специальное разрешение, на брак.

   – Куда ты едешь?

   – Туда, куда мне следовало поехать сразу же, как я ступил на землю Англии, – ответил Эшли. – В Пенсхерст, в имение Элис. В мое имение. Там много работы После смерти брата Элис всем хозяйством ведал управляющий.

   Теперь я возьму бразды правления в свои руки.

   – Понятно, – кивнул Люк. – Ты всегда умел это делать.

   – Я уеду завтра на рассвете. Но это недалеко, в Кенте.

   Я смогу быстро возвратиться.

   – Понятно, – снова кивнул Люк.

   – Я очень нежно отношусь к ней, – добавил Эшли. – Хочу, чтобы ты знал: я отношусь к ней с любовью.

   – Понятно, – повторил Люк, холодно вглядываясь в лицо брата. – Так было всегда, Эш: ты относился к ней с любовью.

   Садись и давай выпьем чего-нибудь. Когда я увидел тебя на пороге бального зала и убедился, что глаза не обманывают меня, мою радость было не описать словами. Мой брат, мой единственный брат вернулся домой! Я представил себе долгие беседы с тобой, пешие и конные прогулки вдвоем. Мечтал, что наши жены станут подругами. Все эти мечты развеялись в прах. – Он вышел из-за стола и, обняв брата за плечи, указал ему на кресло, стоявшее возле камина.

Глава 12

   Эшли уезжал. Он отправлялся в Пенсхерст. Это было не так далеко, как Индия. Туда можно было добраться всего за один день. Эмили сидела на подоконнике в своей комнате, обхватив колени руками и прижавшись виском к холодному стеклу. Она-то понимала, что это было даже дальше, чем Индия, потому что, когда он уезжал в Индию, была надежда, что он когда-нибудь вернется. На этот раз никакой надежды не было. Он не вернется в Боуден. По крайней мере пока она живет здесь. Вполне вероятно, что она больше никогда не увидит его.

   Уткнувшись лбом в колени, она закрыла глаза. На этот раз он уезжал потому, что она сама так решила. И если бы ей снова пришлось принимать решение, если бы он снова попросил ее выйти за него замуж, она бы не передумала.

   Она отказала ему потому, что любила его. Но ей было сейчас так плохо, что хуже не бывает.

   Вчера она не спускалась к ужину и не заходила в малую гостиную, где собрались члены семьи. Позже к ней зашла Анна и сообщила, что Эшли уезжает.

   – Скоро все разъедутся по домам, Эмми, – сказала она, держа сестру за руку и улыбаясь своей солнечной улыбкой. – И все снова встанет на свои места. Останемся только Люк, я, дети да ты. Ты снова сможешь жить, как тебе нравится. Будешь заниматься живописью, если захочешь.

   И снова обретешь покой. Как только все уляжется, ты опять будешь счастлива, Эмми. Лорд Пауэлл – приятный человек, но он никогда не понял бы тебя, как мы с Люком, и не любил бы тебя, как мы. Ты поступила правильно.

   Милая Анна. Она ни словом не упомянула ни об Эшли, ни о том, что заставило ее расторгнуть помолвку.

   И вот сегодня он уезжает. Эмили крепче сжала руками колени и зажмурила глаза, чтобы полностью отгородиться от окружающего мира.

   Для нее начинается «вся оставшаяся жизнь». Она не станет трусливо прятаться в своей комнате или убегать куда-нибудь только ради того, чтобы сбежать. Она оденется, как подобает леди, как одевалась почти каждый день, когда в доме гостил лорд Пауэлл, и спустится к завтраку.

   – Д-а-а, – произнесла она, решительно поднимаясь и направляясь в гардеробную. – Да-а, – повторила она, остановившись перед зеркалом. Нет, не совсем так. Она слишком низко опускает нижнюю челюсть. – Да-а, – еще раз повторила она. Уже лучше. Она улыбнулась своему отражению и тут же увидела, как сморщилось лицо. Закрыв его руками, она горько заплакала от жалости к себе.

* * *

   – Эмили будет жить со мной и Констанс, – сказал Виктор. Он был мрачен. – Так будет правильно. Я ее брат, глава ее семьи. Ее место в Элм-Корте.

   Там я смогу присматривать за ней.

   – И Шарлотта с Джеримайей живут неподалеку, – добавила Констанс. – Церковь будет для нее большим утешением.

   – Я всегда говорил, – вставил преподобный Джеримайя, – что место незамужней дочери – в родительском доме, рядом с тем, кто является его главой. Эмили можно научить какому-нибудь полезному занятию в Элм-Корте.

   А Шарлотта помогла бы Констанс обеспечить ее нравственное воспитание.

   – Позвольте, – вмешалась Дорис, – вы говорите так, будто считаете Люка недостаточно ответственным опекуном. – Граф Уэймс дотронулся до ее руки, и она замолчала.

   – Эмили, наверное, лучше жить подальше отсюда, – сказала вдовствующая герцогиня Харндон, – вместе со своей семьей и подальше от моей.

   – Эмми останется там, где всегда была счастлива и любима, – возразила Анна, раскрасневшись. – Она не поедет с тобой, Виктор, словно ребенок, который заслуживает наказания.

   – Не надо расстраиваться, дорогая, – произнес Люк, накрыв ладонью руки жены.

   – Люк будет только рад избавиться от Эмили, Анна.

   Она будет напоминать ему, что его брат обесчестил ее, а наша сестрица отказала лорду Эшли в праве восстановить свое доброе имя.

   – Это правда, Анна, – добавила Констанс, еле сдерживая слезы.

   – Вы должны считаться с чувствами своего мужа больше, чем с чувствами Эмили или со своими собственными, Анна, – изрек Джеримайя. – Он ваш хозяин и повелитель, – Меня, право же, удивляет, – заметил Люк, высокомерно поднимая брови, – что столько людей знают мои сокровенные мысли и чувства и пытаются говорить за меня.

   Он еще не закончил, но Эмили, которая наблюдала, как все говорили о ней, решая за нее ее будущее, не стала дожидаться окончания разговора. Она встала, аккуратно сложила салфетку и вышла из комнаты, едва подавив желание пуститься бегом.

   Но бежать ей было некуда. Хотела она или нет, но они все решат за нее. Она обречена навсегда оставаться бременем для всей семьи, да к тому же будучи падшей женщиной. Пусть даже они так не говорили, обсуждая ее дальнейшую судьбу, но это предполагалось само собой.

   Она поднялась к себе, чтобы взять плащ, вышла из дома и направилась к мосту. Среди деревьев она безошибочно отыскала то, возле которого она стояла семь лет назад. Как и в то утро, она прислонилась спиной к стволу и закрыла глаза, снова отгородившись от окружающего мира. Но сегодня она опоздала.

* * *

   Когда Эмили вышла из комнаты, Люк сжал руку Анны.

   Его жена, как и Эмили, поразительно умела держать под контролем эмоции и крайне редко проявляла их на виду у всех.

   – Мне кажется, – заговорил Люк, – вчера и сегодня мы не учли, что, во-первых, Эмили – личность, обладающая собственным умом и волей. Во-вторых, она взрослый человек – ей двадцать два года. А в-третьих, она взяла на себя ответственность за свой поступок и уже решила, что ей делать дальше. Я думаю, не правильно обсуждать между собой ее будущее, тем более в ее присутствии. Нам следовало бы узнать сначала, чего хочет сама Эмили.

   – Браво, мой мальчик! – воскликнул лорд Куинн.

   – Эмми пожелает остаться здесь. Люк, – заявила Анна.

   – Она должна понять, что утратила вчера право выбора, – возразил Виктор.

   – Я намерена предложить Эмили вариант, который ей еще не предлагали, – впервые вмешалась в спор леди Стерн. – Я предложу, но не собираюсь ей ничего навязывать. Харндон уже напоминал нам, что Эмили совершеннолетняя. Если она пожелает, то может вместе со мной поехать в Лондон. Там начинается сезон и соберется весь высший свет. Я стану ее вывозить, и у меня будет самая счастливая весна с тех пор, как я вывозила Анну и Агнес. И довольно обращаться с ней так, будто она неразумное дитя. Она глухая, но глупенькой ее не назовешь.

   – Браво, Мардж, дорогая! – отозвался лорд Куинн, а Люк скорчил гримасу, явно забавляясь.

   – Тетя Марджори! – воскликнула Анна. – О, тетя Марджори, вы прелесть!

   – Это невозможно, мадам, – не стерпел преподобный Хорнсби. – Должен напомнить вам, что Эмили – пад...

   – Закончи свою мысль, приятель, – убийственно вежливым тоном произнес лорд Куинн, – и тебе придется слизывать кровь из-под носа.

   – Теодор! – воскликнула вдовствующая герцогиня, неодобрительно взглянув на брата.

   – В таком случае лучше поговорим о погоде. – Леди Стерн поднялась, показывая жестом, что джентльмены могут не вставать. – Тема скучная, но всегда безопасная. Пойду, пожалуй, поищу Эмили. Клянусь честью, предстоящий весенний сезон начинает казаться мне все более привлекательным. Только бы удалось убедить ее.

* * *

   С нижней террасы леди Стерн наблюдала, как Эмили, опустив голову, устало поднималась по газону от моста.

   Фигурка у нее даже без корсета была стройная, изящная.

   Она была без шляпки, а кружевной чепчик соскользнул на затылок. У нее были роскошные золотистые волосы. Но самой замечательной особенностью ее внешности были, конечно, глаза. Даже если бы все остальное было не так привлекательно, размышляла леди Стерн, одни лишь чудесные глаза заставляли бы мужчин терять голову.

   А когда она принарядится, от нее трудно взгляд отвести.

   Леди Стерн вспомнила, какой несравненной красавицей выглядела Эмили на балу всего три дня назад.

   Черт возьми, все еще может обернуться очень удачно, думала леди Стерн, чувствуя, что настроение ее улучшается с каждой минутой. Временами ей стало казаться, что она стареет. Все дело, конечно, в том, что ей уже пятьдесят. А пятьдесят лет на целый десяток лет больше, чем сорок девять.

   Надо было что-то придумать, чтобы по-прежнему чувствовать себя молодой. Конечно, у нее был Тео, но к нему она привыкла.

   Если бы только ей удалось увезти Эмили с собой в Лондон! Она задалась бы целью сделать Эмили признанной красавицей сезона и добилась бы этого, несмотря на роковой недуг девочки. Нет, благодаря ему! Разве можно устоять перед такой новинкой сезона, как блестящая светская красавица, которая умеет слушать и говорить только своими изумительными глазами?

   Что касается девственности... Тьфу! Кому она нужна? – подумала леди Стерн. По правде говоря, любой мужчина должен быть благодарен, если удастся избежать крови и неуклюжей суеты в первую брачную ночь.

   Эмили заметила ее и, поняв, что поздно сворачивать, с улыбкой подошла. Леди Стерн остановилась у низкой живой изгороди, отделяющей террасу от газона.

   – Вот так-то, Эмили, любовь моя, – медленно и отчетливо произнесла она. – Они готовы разделить тебя на десять кусков и растащить в разных направлениях. Причем каждый, естественно, заботится только о твоем благе. Черт бы побрал мужчин с их представлениями о том, что требуется для блага женщины! К счастью, женщины теперь все чаще сами желают решать, что для них лучше. Как это сделала ты, отказав лорду Эшли. – Заметив, что Эмили слегка нахмурилась, она стала говорить медленнее. – Если хочешь, позволь им решать свою судьбу, дитя. А если не хочешь этого допустить, то стань сама хозяйкой своей жизни и поедем со мной в Лондон. Там уже начался сезон, и мы могли бы насладиться им вместе. Мы заставим каждого мужчину в королевстве ползать у твоих ног. Что ты на это скажешь?

   Грустные глаза Эмили долго вглядывались в лицо леди Стерн. Той уже показалось, что ее мечте не суждено осуществиться Девочка не поняла. Да и как бы она смогла найти себе место среди лондонского шума, разговоров, музыки и танцев? Глупо было надеяться... Но тут Эмили улыбнулась, сначала одними глазами, потом всем лицом, и рассмеялась своим необычным смехом, закинув назад голову. В лице се появилось что-то беспечное, отчаянное, отчего она стала еще красивее. Она была так самобытна, так не похожа ни на кого. Ага, подумала леди Стерн, залог успеха – в ее оригинальности. Значит, каждый мужчина в королевстве?.. Пожалуй, это достижимо.

   Она рассмеялась вместе с Эмили. Возможно, это безрассудство. Но как приятно чувствовать себя безрассудной.

   К тому же это.., молодит.

* * *

   Пенсхерст располагался в красивой долине, окруженной лесистыми холмами с одной стороны и парком с газонами и небольшими рощицами – с другой. К востоку от дома протекала глубокая река. На противоположном берегу находилась деревня, в центре которой виднелась церковь с высоким шпилем. Господский дом был выдержан в строгом классическом стиле. Рядом с домом размещались конюшни, контора и прочие службы. Дом был построен сравнительно недавно и выглядел великолепно.

   Эшли остановил коня на дороге, откуда открывался чудесный вид на парк перед домом, деревню на противоположном берегу реки и холмы. Сам он ехал верхом, а его слуга и багаж следовали за ним в экипаже. Здесь было красиво и очень тихо. Он с грустью подумал о сэре Александре Керси, который купил эту землю, снес старый дом и построил этот на деньги, заработанные в Ост-Индской компании. Он намеревался поселиться в Пенсхерсте, выйдя в отставку, и основать здесь свою династию. Однако династия прекратила существование вскоре после его смерти. Его сын умер еще раньше, а Элис с Томасом ушли из жизни вскоре после него. Так Пенсхерст перешел в руки нового хозяина.

   А Эшли он был не нужен. Хотя поместье было великолепным и красивым, именно таким, в каком он всегда мечтал обосноваться, вернувшись в Англию, оно попало в его руки слишком поздно и не таким путем, как хотелось бы.

   Во время длительного путешествия по морю, когда он возвращался из Индии, и в последние дни он не раз подумывал о том, чтобы продать его и уехать куда-нибудь, начать жить заново. Возможно, если бы Эмми вышла за него замуж, он так бы и сделал. Ему не захотелось бы привозить ее сюда.

   При мысли об Эмили у него всякий раз замирало сердце – а мысль о ней не покидала его, как бы ни старался он сосредоточить внимание на том, в чем ему предстояло разобраться. Он испортил ей жизнь. И это не преувеличение, если учесть, что у нее может быть ребенок.

   Но сейчас он был не в состоянии думать об этом. Он тронул коня и продолжил путь. Каждый раз, думая о продаже Пенсхерста, он понимал, что не может этого сделать.

   По крайней мере пока. Он должен своими глазами увидеть место, где жила его жена. Ради нее и ради памяти ее отца он должен был убедиться, что поместьем хорошо управляют. Этот долг висел на нем тяжким грузом.

   Его друг майор Родерик Каннингем, когда Эшли сообщил о намерении уволиться из компании и вернуться в Англию, посоветовал ему жениться, завести детишек и забыть о прошлом. А потом, положив руку на его плечо, добавил:

   – Но ведь ты так не сделаешь, Эш. Ты поедешь в Пенсхерст и будешь терзать себя воспоминаниями. В знак покаяния ты доведешь до идеального состояния хозяйство Пенсхерста, а сам будешь несчастен. Но не всегда. Когда-нибудь ты простишь себя, продашь поместье, поселишься в другом месте и начнешь жить заново.

   Родерик оказался прав во всем, кроме одного. Эшли был не уверен, что сможет когда-либо простить себя. Но жалеть себя – пустое занятие. К чему привела его жалость к себе в Боудене? Он поморщился, вспомнив, в какой тоске находился, когда его отыскала Эмми.

   Он ухватился за нее, как за якорь спасения, и испортил ей жизнь.

   Проезжая через деревню, Эшли отвечал на приветствия, улыбаясь и прикасаясь рукой к полям шляпы. Деревня была премиленькой. В дальнем конце главной улицы виднелся горбатый каменный мост, перекинутый через реку. У моста располагался коттедж, несколько больших размеров, чем дома в деревне. Рядом с ним высокие ворота вели в парк.

   Ворота были раскрыты настежь.

   Эшли задержался, поравнявшись с коттеджем. На калитке качался маленький мальчик с копной курчавых черных волос и большими синими глазами.

   – Привет, приятель, – сказал Эшли. – Позволь узнать, кто ты такой.

   – Я Эрик Смит, – ответил мальчик. – А ты?

   – Эрик! – послышался у него за спиной чей-то голос.

   В раскрытых дверях дома стояла женщина, одетая просто, но опрятно. Она была молода и весьма привлекательна.

   Наверное, мать мальчика, подумал Эшли.

   – Добрый день, мадам, – обратился к ней Эшли, прикоснувшись к треуголке. – Позвольте представиться: я лорд Эшли Кендрик из Пенсхерста.

   Она слегка поклонилась, но не присела в книксене. На лице ее отразилось смущение, быстро сменившееся непроницаемым выражением.

   Не успел Эшли тронуть коня, как позади женщины возник пожилой мужчина. Он улыбнулся, хотя смотрел на Эшли проницательным, несколько настороженным взглядом.

   – Вас ждут в доме, милорд, – проговорил он. – Меня зовут Нед Бинчли. А это мой внук Эрик. – Он положил руку на плечо мальчика, прервав его развлечение. – А это, – кивнул он головой через плечо, – моя дочь, миссис Кэтрин Смит.

   Мужчина был одет, как подобает джентльмену, хотя одежда его явно видывала лучшие дни. Говорил он тоже как джентльмен. , – Рад познакомиться, – произнес Эшли.

   – В течение пятнадцати лет я был управляющим у сэра Александра Керси, – объяснил мистер Бинчли. – Я хорошо знаю это поместье, милорд. И если вам потребуется моя помощь, я в вашем распоряжении.

   – Но вы больше не управляющий? – спросил Эшли.

   – Я оставил эту должность почти пять лет назад, после смерти молодого мистера Керси.

   Эшли кивнул и, подмигнув Эрику, поехал дальше. Вот и упомянуто имя Керси. Они здесь жили, здесь их знали.

   Возможно, его жена тысячу раз проезжала верхом или проходила пешком по этой дорожке. И жила в доме, что показался впереди. Если после гибели Элис ее вещи не убрали из дома, не посоветовавшись с ним, в доме повсюду будет ощущаться ее присутствие. Он вздрогнул.

Глава 13

   Леди Стерн и Эмили условились по дороге в Лондон – говорила за двоих, разумеется, леди Стерн, – что первую неделю они посвятят подготовке к перегруженной светскими увеселениями программе сезона. Итак, леди Стерн с радостным энтузиазмом призвала всех своих портных, заставила снять с Эмили мерки, выбирала фасоны и ткани и убеждала Эмили, что потребуется гораздо больше нарядов, чем поначалу предполагалось.

   С не меньшим удовольствием она распространила в свете слух, что в этом сезоне предполагает вывозить в свет сестру графа Ройса и свояченицу герцога Харндона. Она особенно подчеркивала, что леди Эмили Малроу не слышит и не говорит, но умеет читать по губам. А красотой она затмевает даже своих сестер, которых помнили в свете как редкостных красавиц. Кто не помнил, как одна из них покорила с первого взгляда Харндона, самого красивого, самого разборчивого и самого завидного холостяка своего времени?

   – Черт побери, ты, кажется, счастлива, Мардж, – заметил лорд Куинн в конце первой недели. – Давненько я тебя не видел такой радостной.

   – Конечно, я счастлива, – ответила она с сонной улыбкой. – Ты всегда на меня так действуешь, Тео. Сегодня ты был великолепен, дорогой.

   В Боудене, строжайшим образом соблюдая приличия, они держались порознь, однако теперь, вернувшись в Лондон, возобновили ежедневные свидания, как это было уже долгие годы. Сейчас они лежали в объятиях друг друга, утомленные любовью.

   – Только благодаря тому, что ты счастлива и полна энергии, моя девочка, – с довольным видом сказал лорд Куинн. – Ты в восторге, что привезла ее сюда. Не представляю, как тебе удастся завоевать ей успех в свете, если она абсолютно глуха и не может поддерживать кокетливый разговор, которым так наслаждаются молодые повесы. Но, черт побери, трудность этой задачи тебя возбуждает. – Он поцеловал ее в губы.

   – Это последний шанс, Тео. Когда было решено, что она выйдет замуж за Пауэлла, я уже подумала, что все потеряно. Разумеется, я радовалась за Анну, когда все уладилось. Однако теперь не могу притворяться, будто сожалею о том, что могу вывести Эмили в свет. Вот увидишь, все молодые франты будут покорены ее красотой.

   – Никогда не забуду, – усмехнулся лорд Куинн, – как восемь лет назад мы с тобой затеяли свести племянника с твоей крестницей, Мардж. Они поженились через неделю, и, как я предсказывал, ровно через девять месяцев она родила.

   – Дочь, – уточнила она. – А ты предсказывал, что будет мальчик, Тео. Но у нас действительно тогда все получилось. Дорогая Анна до сих пор счастлива с ним.

   – Черт побери, Мардж, – пробормотал лорд Куинн. – Нам надо бы попробовать еще разок. – Она закинула голову и вопросительно взглянула ему в лицо. – С этим негодником, моим младшим племянником, и твоей малышкой! – уточнил он.

   Леди Стерн долго смотрела на него, обдумывая сказанное.

   – Почему так произошло, Тео? – спросила она наконец. – Я рада за лорда Эшли, что это не было изнасилованием. Но в таком случае почему? Мне казалось, она хорошо относилась к лорду Пауэллу...

   – Мардж, дорогая, а я-то думал, что женщины лучше, чем мужчины, разбираются в нежных чувствах.

   – Ты действительно так думаешь?

   – Конечно Одно мне не понятно: если она любит мальчика, то почему отказала ему?

   – Ну, это ясно как Божий день! – заявила леди Стерн. – Почему же она еще отказала ему? Да она его любит! Потому и ответила отказом.

   – Вот она, женская логика, – озадаченно произнес лорд Куинн. – Никогда не смог бы этого понять. Но ты со мной согласна, Мардж?

   – Согласна. Но, черт возьми, ты разбил все мои мечты, – проговорила она. – Ведь я привезла ее сюда, чтобы найти ей жениха. Однако если она любит лорда Эшли и отказалась выйти за него замуж, то она, несомненно, не захочет выходить и ни за кого другого. – Она вздохнула.

   – В таком случае, дорогая, может быть, нам следует сделать то же, что и раньше. Мы сведем их.

   – Но как? – воскликнула леди Стерн. – Он предложил ей руку – она ему отказала. Он в Пенсхерсте, а она в Лондоне. Как нам их свести? С Люком и Анной все было проще. Они встретились на балу, и нам оставалось лишь позаботиться о том, чтобы они смогли как следует разглядеть друг друга.

   – Да нет же, вспомни: были осложнения. Люк клялся, что никогда не женится. И Анна клялась, что никогда не выйдет замуж. Но несмотря на это, они поженились. Нам нужно как-то заманить Эшли в Лондон, Мардж.

   – Но как? Он только что уехал в Пенсхерст залечивать рану, оставленную после смерти бедняжки жены, и избавиться от чувства вины перед Эмили. Как ты думаешь, он любит ее, Тео?

   – Полюбит, – сказал лорд Куинн. – Надо только сделать так, чтобы ом приехал сюда и увидел, как Эмили покоряет сердца всех молодых повес, Мардж. И мне кажется, я придумал, как нам это устроить.

   – У тебя почему-то сконфуженный вид, Тео. – Она вопросительно взглянула на него. – Выкладывай, что ты затеял?

   – Все очень просто, Мардж. Думаю, мне пора сделать из тебя честную женщину, моя дорогая.

   Леди Стерн, ушам своим не веря, некоторое время смотрела на него, потом расхохоталась.

   – Тео, – наконец проговорила она, переведя дух, – больше двадцати лет ты делал из меня грешницу. Мы с тобой давно согласились, что так лучше, потому что ни ты ни я не стремимся связать себя узами брака.

   – Но если мы надумаем связать себя узами брака, Мардж, – в Виндзоре, конечно, в церкви Святого Георгия, в присутствии всего великосветского общества, – мой племянник не сможет отказаться от приглашения.

   – Значит, мы поженимся только для того, чтобы заманить лорда Эшли в Лондон? Такой эксцентричной причины для бракосочетания нарочно не придумаешь.

   Он крепко поцеловал ее.

   – Дело в том, Мардж, – сказал он, – что, прожив всю жизнь холостяком, я до недавнего времени не задумывался об одиночестве. Но годы идут, и мне все чаще кажется, что было бы неплохо, просыпаясь утром, видеть кого-то рядом. И видеть кого-то вечерами в кресле напротив, по другую сторону камина.

   – В этом сезоне в свете появилось несколько дебкланток – только выбирай. – Леди Стерн старалась сдержать навернувшиеся на глаза слезы.

   – Я уже не молод и люблю комфорт, Мардж. – Лорд Куинн усмехнулся. – С тобой я чувствую себя комфортно, дорогая.

   – Комфортно?! – вскинув брови, воскликнула она.

   – Черт возьми, я не так выразился. Ты знаешь, что я люблю тебя, Мардж. Любил, когда ты была замужем за Стерном Любил после тою, как ты овдовела. И я все еще люблю тебя. У меня никогда не было другой женщины. И никогда не будет.

   – Жениться, чтобы способствовать другой женитьбе... – пробормотала она, уткнувшись лицом в его плечо. – Ты, наверное, хочешь устроить все поскорее?

   – Мы можем назначить первое оглашение на следующее воскресенье, – ответил он. – Видишь ли, Мардж, я подумал, что тебе, наверное, будет тяжело, когда девочка уедет. А она ведь уедет – или вернется в Боуден, или переедет в Элм-Корт. Или выйдет за кого-нибудь замуж, хоть я и не верю, что это случится. Но меня беспокоит не столько девочка, сколько ты. Ты будешь расстроена, дорогая. Думаешь, я не заметил, как около года назад ты стала утрачивать радость жизни? Может, тебе нужны изменения в жизни, новое занятие, более постоянное, чем поиски мужа для младшей сестры Анны? Я стану таким занятием. Обещаю тебе это.

   – Ох, Тео, – проговорила леди Стерн, не отрывая лица от его плеча. – Как ни смешно, но это звучит весьма заманчиво.

   – Когда закончится сезон, – пообещал он, – я повезу тебя во Францию, Италию, Австрию и во все другие места, в которых тебе всегда хотелось побывать. Черт возьми, мы могли бы снова стать молодыми, дорогая. Не по возрасту, а чтобы надеяться. Черт возьми, мне нравится эта мысль.

   Выходи за меня замуж, женщина!

   – Итак, лорд Эшли приедет в Лондон на церемонию бракосочетания, и мы убедим его, что он любит Эмили, – улыбнулась леди Стерн, – и убедим Эмили, что он любит ее. А потом погуляем на их свадьбе. Самая безумная из всех безумных затей, Тео!

   – У нас все получится! Скажи мне «да» и поцелуй меня, Мардж. Безотлагательно.

* * *

   У Эмили никогда не было желания поехать в Лондон, чтобы войти в высшее общество. Она могла бы отправиться туда с Люком и Анной, которые время от времени там бывали, но ее страшило, что пришлось бы расстаться с деревней, наряжаться, изо дня в день вести себя, как подобает леди, и находиться в обществе людей, которые смотрели бы на нее словно на какую-то диковинку. Прежде чем решиться всерьез принять ухаживания лорда Пауэлла, она убедилась в том, что он предпочитает жить в своем поместье. Выбирая для нее женихов, Люк принимал это во внимание.

   И вот она оказалась в Лондоне, готовясь выезжать в свет с тетей Марджори, отдала себя в руки портних и ездила по магазинам, покупая туфельки, шляпки, веера и множество других приятных пустяков. Лондонский сезон был в разгаре, и она знала, что им придется ежедневно присутствовать на великосветских увеселениях. Это была безумная затея.

   Она пребывала в странном волнении. Все тщательно спланированное будущее было перечеркнуто ее глупым поступком у водопада. Казалось бы, неизбежных последствий этого поступка удалось избежать, когда она наотрез отказалась выйти замуж за Эшли. Из-под узды, которую семья готовилась накинуть на нее, удалось вырваться, и ей не пришлось ехать ни к Виктору, ни к Шарлотте.

   Она почувствовала себя невероятно свободной. Перед ней открывался весь мир, вся жизнь была впереди. Ей казалось, что за свои двадцать два года она еще не жила и только теперь наконец получила возможность сделать это.

   Она не будет далеко загадывать. Сезон рано или поздно закончится, и в конце концов она вновь окажется в зависимости от семьи и ей даже не позволят самой решать, как жить дальше. Ей не хотелось думать об этом. Она приехала в Лондон без намерения найти себе мужа, хотя знала, что леди Стерн лелеет такие надежды. Она никогда не выйдет замуж. Отчасти потому, что уже не была девственницей. Но главным образом потому, что не имела такого желания. Однажды она уже отдалась Эшли и больше никогда не отдаст себя.

   Сама мысль, что она не ищет мужа, вселяла в нее чувство свободы и радостного волнения. Она приехала с единственной целью развлечься и наслаждалась каждой минутой недели, которой леди Стерн отвела на подготовку.

   Эмили хотелось преобразиться, хотелось стать как можно наряднее и красивее. Хорошо бы забыть и о глухоте, и о своей непохожести на других, о чувстве вины и о том, какую неразбериху внесла она в свою жизнь.

* * *

   – Позволь взглянуть на тебя, – сказала леди Стерн, когда Эмили вошла в гостиную. Она всплеснула руками. – Я еще на балу у Харндонов заметила, что ты настоящая красавица. Но сейчас ты стала в десять раз красивее. Ты согласен, Тео?

   – Черт побери, – заявил лорд Куинн, – сегодня я лопну от гордости, сопровождая двух самых прекрасных леди!

   Эмили медленно повернулась, позволяя рассмотреть себя со всех сторон. Они собирались сегодня на бал, который давали на Беркли-сквер. Было безумием выбрать для первого появления в свете именно бал, поскольку она не могла ни слышать музыки, ни танцевать (она старалась не вспоминать о том единственном случае, когда по собственной глупости попыталась танцевать). Тем не менее когда леди Стерн, протягивая ей приглашение на бал, сказала, что считает это идеальным случаем для дебюта, Эмили с готовностью согласилась.

   Для бала было выбрано голубое платье, облегающее фигуру спереди и свободное сзади, с декольте, отделанным затейливым рюшем. Нижняя юбка – тоже голубая, но более темного оттенка – была натянута на большой кринолин и отделана множеством оборок и складочек. Корсаж по последней моде украсили бантиками, а грудь и манжеты – кружевами. Волосы были высоко зачесаны спереди, а на затылке завиты в локоны, уложенные в замысловатую прическу. Эмили впервые в жизни чуть подрумянила щеки и подкрасила ресницы. И, отдавая дань моде, налепила на одну щеку маленькую черную мушку в форме сердечка.

   Раскрыв серебристый шелковый веер, она чуть прикрыла им лицо, одними глазами улыбаясь под ним тете Марджори и лорду Куинну.

   – Боже мой, дитя мое, – отметила леди Стерн, – эти глаза – смертоносное оружие.

   – Черт побери, – признал лорд Куинн, – сегодня ни одному из джентльменов не избежать сердечной раны. – Ну, леди, вперед! – воскликнул он, с элегантным поклоном предлагая каждой из них руку.

   По правде говоря, когда полчаса спустя их экипаж остановился перед домом на Беркли-сквер, Эмили поняла, что все будет не так легко и просто. От волнения и страха у нее гулко колотилось сердце. Сможет ли она войти в бальный зал, полный незнакомых людей? Но отступать было поздно.

   Она оглядывалась вокруг широко раскрытыми глазами, медленно идя по лестнице под руку с лордом Куинном в бальный зал и приближаясь к встречающим гостей хозяевам дома. До сих пор она считала, что более многолюдного и блестящего бала, чем в Боудене, не бывает. Но здесь было такое скопление людей, что, казалось, места для танцев не осталось. Люди стояли группами, разговаривая между собой, парами прогуливались по краю узкого пространства, оставленного для танцев; некоторые – преимущественно джентльмены – стояли поодиночке, оглядывая толпу гостей. У нее даже голова закружилась. И стало страшно. Нет, эта затея была настоящим безумием!

   Вскоре возле них собрались люди: дамы подходили приветствовать леди Стерн, джентльмены – пожелать приятного вечера лорду Куинну. Некоторые джентльмены подходили специально для того, чтобы их представили ей. Эмили сначала удивило такое внимание, но она подумала, что, очевидно, леди Стерн и лорд Куинн заблаговременно позаботились о том, чтобы обеспечить ее партнерами. Пусть даже не для танцев, а хотя бы для того, чтобы было с кем пройтись. Ни один из этих джентльменов, казалось, не был удивлен, что она не говорит, а сказанное понимает, только когда видит губы и читает по ним.

   Эмили улыбалась и кивала, в соответствующих местах качала головой и даже смеялась. В зале стало жарко, и она раскрыла веер, улыбаясь и поглядывая поверх него. Когда к лорду Куинну подошел молодой джентльмен, который, будучи представлен ей, удивился ее недугу, она поняла, что привлекла наконец внимание человека, который не был обо всем предупрежден заранее. Она одарила его особенно милой улыбкой.

   Виконт Бердетт, пригласивший Эмили на первый танец, взял ее за руку и повел к софе, с которой только что поднялась пара, намеренная присоединиться к танцующим.

   Так было положено начало странному, сумасшедшему вечеру, который прошел как в бреду. Софа стала местом, с которого она повелевала своей свитой, как выразился лорд Куинн, когда они сидели в экипаже, возвращаясь домой после бала. Она не вполне понимала, чем привлекла такое внимание, но джентльмены сидели рядом, стояли позади нее или по бокам. Все они были представлены ей либо тетей Марджори, либо лордом Куинном.

   Джентльмены разговаривали друг с другом, иногда обращались к ней, стараясь четко произносить слова, и она смеялась, глядя, как старательно они это делают. Их удивляло, как она в нужных местах кивает или качает головой, и они радовались, что она их понимает. Но ей было все равно. Они сами забавляли ее. Она была счастлива и радовалась жизни.

   – Неудивительно, что ты имела такой успех, дитя мое, – сказала тетя Марджори, потрепав ее по руке. – Ты была не просто красива – ты блистала. А перед этим не может устоять ни один джентльмен.

   – Черт возьми, – откликнулся лорд Куинн, – было бы странно, дорогая, если бы ты не собрала вокруг себя эту огромную свиту. Бердетт уже спрашивал меня, будете ли вы с Мардж дома завтра после полудня. И дюжина других молодых шалопаев навострила уши в ожидании моего ответа.

   Эмили рассмеялась.

   – Тео, – обратилась к нему тетя Марджори, положив руку на его колено; – может, скажем Эмми, а?

   Эмили взглянула на сидевшего напротив лорда Куинна и улыбнулась.

   – Ты узнаешь эту новость первой, дорогая, – заговорил он, водворяя на место руку тети Марджори, которую она попыталась убрать с его колена. – Марджори оказала мне честь, ответив согласием на мое предложение выйти за меня замуж. Мы обвенчаемся здесь, в Лондоне, сразу же после того, как будут сделаны оглашения. В церкви Святого Георгия, в присутствии огромного количества гостей.

   Эмили закусила нижнюю губу. Она не могла решить, кого из них следует расцеловать первым. Она знала их обоих всю жизнь и обоих любила. И ей всегда казалось, что их связывает более глубокое чувство, чем дружба.

   – Надеюсь, по такому случаю в Лондон приедет вся твоя семья, – сказала тетя Марджори. – Я с вами связана только как крестная Анны, но вы так добры, что называете меня тетей. И я хочу, чтобы вы все присутствовали на моей свадьбе.

   Значит, она увидит Анну, подумала Эмили. И Анна увидит, как она счастлива.

   – И вся моя семья приедет тоже, – заявил лорд Куинн. – Дорис и моя сестра тоже в Лондоне. Люк явится из Боудена, а Эшли – из Пенсхерста.

   У Эмили замерло, а потом бешено заколотилось сердце.

   – Тебе может показаться, что в пятьдесят лет это несколько поздновато, Эмили, – добавила тетя Марджори, потрепав Эмили по руке. – Но поверь, это будет самый счастливый день в моей жизни.

   Эшли приедет, как только будут сделаны оглашения.

   Не пройдет и месяца, как она снова увидит его.

   Эмили закрыла глаза и откинула голову на спинку сиденья. У нее болели утомленные глаза.

   Интересно, болят ли у других людей от разговоров уши, как у нее болят глаза? Ей вдруг безумно захотелось уединения, захотелось побыть наедине с природой. Но она ушла от этой жизни в реальный мир. Приехала сюда, чтобы получать удовольствие и действительно радоваться жизни. Она открыла глаза и улыбнулась сначала лорду Куинну, потом тете Марджори, которые молча озабоченно смотрели на нее.

Глава 14

   Эшли в Одиночестве сидел за завтраком во главе стола и просматривал почту. Из Боудена не было никаких вестей. Он бегло просмотрел всю почту, чтобы убедиться в этом. Конечно, вести, которых он ждал, и не могли прийти из Боудена. Она уехала в Лондон с леди Стерн. Люк упоминал об этом в предыдущем письме. Эмми в Лондоне вместе с чрезвычайно общительной леди Стерн. Это было трудно себе представить. Бедняжка Эмми!

   Он находился в Пенсхерсте уже почти три недели. К этому времени Эмми уже должна бы знать. Скажет ли она кому-нибудь сразу же? Да и поймет ли, в чем дело? В ней поразительно сочетались мудрость и наивность, так что трудно было предугадать ее реакцию. Но неизвестность очень тяготила его. Эшли и сам не знал, хотелось ли ему, чтобы Эмили ждала ребенка – его ребенка – и он сам был бы вынужден, несмотря ни на что, жениться на ней.

   С одной стороны, он всем сердцем надеялся, что этого не случится. Он не хотел заполучить ее таким путем, не хотел вынуждать ее делать то, чего она явно не желала. Но с другой стороны, стало бы легче, если бы ей пришлось позволить ему совершить честный поступок.

   А еще одна сторона его существа тосковала по ней самой, по ее близости, дружескому участию, по ее непохожести ни на кого, по ее.., да разве можно выразить словами, по чему именно в ней он тосковал?

   Кроме того, ему безумно хотелось ребенка. Сына, или дочь – не имеет значения. Своего ребенка, первенца.

   Ага, вот письмо из Лондона, Но не от леди Стерн, а от его дядюшки Тео. Для того чтобы вызвать его в Лондон, едва ли выберут Тео. Иногда Эшли подумывал о том, чтобы съездить туда, не дожидаясь вестей. Лондонский сезон в самом разгаре. Он недавно возвратился в Англию. Это неплохой предлог для того, чтобы на недельку-другую отправиться в столицу. Просто для того, чтобы убедиться, что она здорова и пребывает в хорошем настроении. Чтобы узнать, не нуждается ли она в нем.

   Хотя это он всегда нуждался в ней, а не наоборот. Все было совсем не так, как могло показаться стороннему наблюдателю. Эмми всегда была сильной и независимой.

   Эшли взглянул на решительный почерк дядюшки и вскрыл печать. Дважды перечитав коротенькое послание, он фыркнул. Ай да старый греховодник! С тех пор как Эшли помнил себя, в семье ни для кого не было секретом, что Тео и леди Стерн были любовниками. И теперь они решили пожениться. Причем вовсе не собирались, не привлекая внимания, обвенчаться в какой-нибудь церквушке по специальному разрешению. Нет, они затевали грандиозное бракосочетание в самой модной из лондонских церквей, в присутствии множества представителей высшего общества.

   Эшли желал им счастья, не сомневаясь, что им будет хорошо вместе. Они отлично знали друг друга. О них не скажешь, что они поторопились с женитьбой. Улыбка сползла с лица Эшли. Он вдруг застыл, осознав, какие последствия для него лично имеет то, что он прочитал. Письмо не просто извещало о свадьбе. Это было приглашение.

   Эшли отложил письмо в сторону и задумчиво побарабанил по нему пальцами. Он сказал себе, что не поедет в Лондон. Эмми не захочет видеть его. Да и в поместье много работы. И соседям, которые уже заезжали к нему, долг обязывает нанести ответные визиты.

   Но искушение было очень сильным. Обстановка в доме угнетала его. Он ощущал присутствие Элис в каждой оборочке на шторах, в каждой отороченной воланами подушке, в каждой акварели на стене и в каждой фарфоровой безделушке. Здесь, в Пенсхерсте, было несколько комнат, которые он так и не решился освободить от ее личных вещей.

   Если бы она умерла естественной смертью, подумал он как-то раз, стоя с закрытыми глазами посредине ее гостиной, он, возможно, не испытывал бы здесь такого суеверного ужаса. Она не была ему женой и даже не пыталась отрицать, что имеет любовников. Она родила рыжеволосого мальчика через четырнадцать месяцев после того единственного раза, когда могла бы зачать ребенка от него. В ту ночь, когда случился пожар, она предупредила, что не будет ночевать дома.:

   Однако какие бы доводы в свое оправдание он себе ни приводил за целый год нравственных мучений, ему не удавалось освободиться от чувства вины, потому что, когда дом был охвачен пламенем, он пребывал в постели одной замужней женщины. По иронии судьбы, это был единственный случай его супружеской неверности. Прав был Родерик Каннингем, предсказавший, что жизнь в доме, который, кажется, весь пропах присутствием Элис, станет наказанием для Эшли. Поэтому он искал предлог, чтобы уехать отсюда.

   Была и другая причина, побуждавшая его ехать в Лондон. Как-то его вместе с другими ближайшими соседями навестила леди Верни. Эта пожилая дама рассказала о сыне и дочери, проводивших сезон в Лондоне. Их звали Генри и Барбара. Эшли пугала встреча с сэром Генри Верни, любовником Элис, которая, судя по всему, любила его фанатически. Верни, как полагал Эшли, исковеркал ей жизнь.

   Если бы Элис не любила Верни и если бы он по какой-то причине не бросил ее, то она, возможно, не дошла бы до такой крайней ненависти к самой себе. А она вела себя так, будто ненавидела себя. Эшли был в этом уверен. Она нередко вызывала и у него чувство ненависти, но он испытывал к ней и жалость.

   Ему не хотелось встречаться с Верни, но, как он теперь понимал, его заставило приехать сюда именно желание разобраться в том, что произошло в Пенсхерсте пять лет назад и повлекло последующие события. Он хотел обрести душевный покой, хотя понимал, что это недостижимо: ему не удавалось преодолеть чувство собственной вины.

   Его управляющий весьма умело вел дела поместья. Экономка и дворецкий превосходно справлялись со своими обязанностями. Соседи с пониманием отнесутся к тому, что он отложит обещанные ответные визиты. У него не было никаких причин для отказа присутствовать на брачной церемонии Тео.

   К тому же если он поедет, то на некоторое время освободится от гнетущего воздействия этого дома. Он сможет навестить Верни. И увидит Эмми.

   Эшли закрыл глаза, представив, как она сидит, скрестив ноги, на мокрой траве в Боудене, в промокшем платье, которое облепило ее фигуру, босая, с влажными распущенными волосами. Она сосредоточенно хмурит брови и прикасается кончиками пальцев к его горлу. Он слышал ее низкий, странно привлекательный голос, произносящий «д-а-а».

   Он увидит Эмми, если поедет.., когда поедет в Лондон.

   Нечего раздумывать. Не может же он не присутствовать на бракосочетании.

* * *

   К счастью, ночь была теплой. Эмми надеялась на это всю прошлую неделю, когда было облачно и холодно. Но сегодня погода была превосходной. Переезжая на лодке на другой берег Темзы, они могли любоваться лунной дорожкой на поверхности реки и звездами, отражающимися в ее водах.

   Когда они подъехали к берегу, виконт Бердетт взял за руку Эмили, лорд Куинн помог выйти тете Марджори, а граф Уэймс – Дорис. Несколько минут спустя они стояли у входа в Воксхолл-Гарденз <Увеселительный сад в Лондоне (существовал с 1661 по 1859 г.).> и Эмили оглядывалась вокруг.

   Справа от них тянулась, теряясь вдали, колоннада под готической крышей, увешанной золотистыми и красными фонариками. Прямо перед ними живописно располагались деревья и кустарники, среди которых были проложены многочисленные тенистые дорожки. Среди деревьев на центральной широкой аллее Эмили увидела ярко освещенную ротонду, где играли оркестры, выступали знаменитые певцы и можно было потанцевать. Посетители побогаче сидели за столиками в отдельных ложах, пили, закусывали и смотрели представление. Виконт Бердетт заранее заказал ложу на нынешний вечер.

   – Леди Эмили, – спросил он, прикоснувшись пальцами к ее руке, опиравшейся на его локоть, – вам здесь нравится?

   Еще бы! Трудно поверить, что это всего лишь парк с деревьями, травой и небом над головой. Интересно, как он выглядит, когда гаснут все эти фонарики и здесь становится темно и безлюдно? Но Эмми прогнала эту мысль.

   Она весело улыбнулась человеку, который был самым постоянным кавалером из многочисленной толпы поклонников, следовавшей за ней, куда бы она ни пошла. Она и сама не понимала, чем заслужила такое внимание. Возможно, им никогда не приходилось ухаживать за женщиной, которая лишь улыбалась и кивала в ответ на самые неуклюжие комплименты или скучный разговор.

   Однако лорд Куинн считал, будто их привлекает то, что она самая красивая молодая леди в Лондоне, а может быть, и во всей Англии. Эмили лишь смеялась. Тетя Марджори полагала, будто все дело в том, что Эмили искрится радостью и каждая улыбка лишь увеличивает ее красоту. Ее слова тоже забавляли Эмили.

   Беспечное чувство свободы и веселости, охватившее Эмили в ту минуту, когда тетя Марджори сделала ей в саду в Боудене свое неожиданное предложение, не оставляло ее до сих пор. Она сказала себе, что до сих пор не жила, зато теперь счастлива. Она знала, что уже никогда не откажется ни от ощущения свободы, ни от этого счастья. Она немного испугалась за себя, узнав, что тетя Марджори и лорд Куинн намерены пожениться. Но оба заверили ее, что останутся в Лондоне до конца сезона, а потом, возможно, отправятся путешествовать и возьмут ее с собой. «Любой леди недостаточно компании одного лишь мужчины», – сказал лорд Куинн. «Джентльменам тоже иногда нужно побыть в одиночестве, как и леди, – сказала тетя Марджори. – Хотя в отличие от леди они более свободны и имеют такую возможность. А леди нужна компаньонка». Вот Эмили и составит ей компанию.

   Через несколько минут после прибытия они уже сидели в ложе ротонды. Виконт объяснил, что они успели как раз вовремя – сейчас начнется балет. До начала представления в их ложу наведывались джентльмены, желающие засвидетельствовать Эмили свое почтение и попытаться угадать, какой тайный смысл она вложила сегодня в форму и месторасположение черной мушки, украшавшей ее щеку.

   Разумеется, никакого особого смысла в мушках не было, но ей было забавно наблюдать, как они изобретательны в своих домыслах и как веселятся. Она смеялась вместе с ними, но иногда переставала их слушать и оглядывалась вокруг. Она понимала, что ни один из них не интересовался ею как личностью. Никто из них не знал ее и даже не понимал этого. Но ей это было безразлично.

   Она рассмеялась в ответ на чей-то комплимент. В это мгновение кто-то подошел к их компании. Еще до того, как она посмотрела в ту сторону, у нее замерло сердце.

   Конечно, она знала, что Эшли должен приехать в Лондон, но не догадывалась, что он уже здесь, хотя ей следовало бы быть наготове.

   К счастью, она успела надежно укрыться под маской, с которой свыклась с тех пор, как приехала в Лондон. Она повернулась к нему с лучезарной улыбкой.

   В отличие от других мужчин он был без парика и волосы его не были напудрены. Уложенные правильными рядами крутых буклей на висках, они были аккуратно стянуты на затылке черным шелком. Его красивое лицо все еще выглядело слишком худым. Остальные джентльмены щеголяли шелками и атласами пастельных тонов, а он был в темно-синем бархатном костюме.

   С тех пор как он уехал, не минуло и месяца. А казалось, что прошла целая вечность. Трудно было поверить, что события в Боудене случились на самом деле. Ей казалось, что они произошли с совершенно другим человеком, а не с ней.

   – Привет, Эмми, – сказал он, окинув ее нежным взглядом, но не улыбнувшись.

   Прикрывшись веером, она взглянула на него сверкающими глазами.

   Он приветствовал свою сестру и всех, кто присутствовал в ложе, и когда его пригласили войти, уселся между тетей Марджори и лордом Куинном.

   – Помилуйте! – воскликнул молодой щеголь из свиты обожателей Эмили. – Почему этому человеку предоставлена привилегия так фамильярно обращаться к вам? Может, мне следует вызвать его на дуэль, леди Эмили? Или лучше сразу пустить себе пулю в лоб?

   – Разве ты не знаешь лорда Эшли Кендрика? – спросил виконт Бердетт. – Брата Харндона?

   – Ах вот оно что, – с облегчением произнес молодой человек. – Значит, он просто член семьи? У меня отлегло от сердца. – Он театральным жестом приложил к груди руку.

   В разговоре участвовало слишком много народу. У Эмили начала кружиться голова от попыток следить за губами каждого, кто говорил. Она улыбнулась и огляделась вокруг, избегая смотреть на него.

   – Прошу извинить, джентльмены, – сказал лорд Бердетт, водворяя ручку Эмили на свой локоть, – но сейчас начнется балет. И мне хотелось бы, чтобы приглашенные мною гости получили возможность беспрепятственно видеть сцену.

   Молодые джентльмены, добродушно поворчав, удалились. Эмили взглянула на лорда Бердетта, который указал жестом на оркестр. Музыканты настраивали инструменты. Она еще никогда не видела балета и с нетерпением ждала, внимательно глядя на сцену и подавив в себе желание убрать руку с локтя виконта.

   По просьбе лорда Куинна Эшли сел по другую сторону от тети Марджори, оказавшись в дальнем углу ложи, и слегка откинулся на спинку кресла. Он наблюдал за Эмили. Она, даже не поворачивая головы, чувствовала каждое его движение. И чувствовала на себе его взгляд.

   Стена, которую она так упорно возводила между собой и прошлым за последние несколько недель, угрожала рухнуть. Она не могла допустить, чтобы это случилось. Ведь с тех пор как она приехала в Лондон, она создавала не просто стену: она создавала себя – свободную и счастливую, не желая снова погружаться в уныние и становиться рабой любви, которой была в течение семи лет. Любви, которая подарила ей лишь жалкие крохи счастья. Она была довольна своей новой жизнью. Более чем довольна.

   Внезапно Эмили поняла, вздрогнув от неожиданности, что балет уже начался некоторое время назад. Ее взгляд был направлен на сцену, но она ничего не видела. А вдруг у нее и улыбка исчезла с лица? Но нет, улыбка была на месте. Она на мгновение повернулась к виконту, и он улыбнулся в ответ, прикоснувшись пальцами к ее руке.

   Балет был великолепен. Это была музыка для глаз.

   Танцоры грациозно двигались по сцене в такт неслышимой мелодии. Но ее отвлекало, что Эшли наблюдает за ней.

* * *

   Эшли прибыл в Лондон поздним утром и остановился в городской резиденции Харндонов, где ожидали приезда герцога с семейством. Люк сам написал ему и пригласил остановиться там, и он, немного подумав, согласился. Не станет он трусливо прятаться от своей семьи, словно школьник, которого высекли розгами.

   Час спустя он навестил лорда Куинна. Дядя хлопнул его по плечу и, судя по всему, был очень рад его видеть. Он сказал, что Эшли следовало бы немедленно засвидетельствовать свое почтение леди Стерн, но девочки (так дядюшка называл свою невесту и Эмили) сегодня приглашены во второй половине дня на прием, а вечером все отправятся в Воксхолл, куда их пригласил виконт Бердетт. Эшли должен пойти туда тоже. Дядюшка обещал заранее предупредить об этом Бердетта.

   Вскоре в резиденцию Харндонов доставили записку от виконта, в которой он просил лорда Эшли Кендрика оказать ему честь присоединиться к его гостям на этот вечер.

   Кто, черт возьми, этот виконт Бердетт? – подумал Эшли. И будет ли, интересно, среди гостей Эмми? Наверное, будет, поскольку туда собирается и леди Стерн, решил Эшли. Бедняжка Эмми. Ему не нравилось, что ее таскают на все эти светские увеселения. Ей это, вероятно, не по, душе. Лондон – неподходящее место для такой, как Эмми.

   Он приехал в Воксхолл и отыскал ложу виконта Бердетта. Там уже были гости. Он заметил Дорис и Уэймса.

   Остальных он не смог разглядеть, так как перед ложей собралась большая группа мужчин. Только подойдя ближе, он увидел, кто привлекал их внимание.

   Эмили выглядела почти так же, как на балу у Люка, – модная, элегантная и потрясающе красивая. За тем лишь исключением, что тогда она не пользовалась косметикой и на лице ее не было мушки. И еще: хотя и тогда она улыбалась и сияла от удовольствия, танцуя свой первый в жизни менуэт, не было в ней этой бьющей ключом радости и не смеялась она так.., кокетливо. Она похлопывала по руке какого-то щеголя в ответ на его цветистые комплименты и любезности. А Бердетт – должно быть, он сидел рядом с ней, догадался Эшли, – смотрел на все это с довольным видом, словно кот, вылакавший блюдце сметаны. Эмми флиртовала со всей компанией. Эшли едва удержался, чтобы не наброситься на них с кулаками.

   Эмми почувствовала, что он рядом. Он ожидал, что она улыбнется ему с нежностью. Она отказалась выйти за него замуж, но ведь они расстались друзьями. Он вспомнил, как они сидели на мокрой траве, почти прикасаясь друг к другу коленями, и Эмми училась произносить свое первое слово.

   Сейчас ее глаза, когда она улыбнулась ему, прикрывшись веером, искрились весельем. Она выглядела поразительно счастливой. Но от этой улыбки ему стало холодно.

   Она была совсем не похожа на Эмми. Эшли пожалел, что приехал.

   Он вошел в ложу, кивнул Дорис и Уэймсу и, обменявшись с ними несколькими словами, уселся между Тео и леди Стерн. Он поздравил леди Стерн с помолвкой, поцеловал ей руку и сосредоточил на ней все внимание. Как только джентльмены, сгрудившиеся возле ложи, начали расходиться и музыканты принялись настраивать инструменты, она наклонилась к нему и спросила:

   – Ты не возражаешь, если я поменяюсь с тобой местами, мой мальчик, и сяду рядом с Тео?

   Эшли это позабавило. Эти двое были любовниками лет двадцать, если не больше, но никогда не афишировали своих отношений на публике. Однако теперь им было важно сидеть рядышком. Но вскоре он перестал размышлять на эту тему. С того места, на котором только что сидела леди Стерн, он не мог не смотреть на Эмми.

   Она смотрела на сцену, но зрелище, видимо, ее не захватывало. И не было в ее глазах восхищения, которое он ожидал увидеть. На ее губах все еще блуждала кокетливая улыбка, столь не похожая на улыбку Эмми. И рука ее лежала на локте Бердетта, а подбородок был гордо вздернут.

   Он вспомнил, как во время танца с ней на балу в Боудене спросил ее: «Неужели они тебя приручили и твое сердечко уже не рвется на свободу?»

   Нет, это не они сделали с ней такое. Тогда она еще была свободна. Уже на следующее утро пришла к водопаду рисовать и выглядела как маленький эльф. Она писала красками жизненную силу, страстно вырывающуюся из земли и устремляющуюся ввысь. Нет, все это он сотворил с ней, он приручил ее душу. У него сжалось сердце и подозрительно защипало глаза.

   Как только закончился балет, виконт Бердетт поднялся, поклонился Эмили и пригласил ее прогуляться по освещенным дорожкам сада. Леди Стерн взглянула на Дорис и приподняла брови. Подчиняясь сигналу, Дорис и Уэймс отправились за ними следом. Эшли остался на месте. Вскоре он заметил, как к Эмми и Бердетту присоединились другие джентльмены.

   – Ей-богу, – сказала леди Стерн, – как хорошо, что мне пришло в голову привезти Эмили в Лондон, Тео. Девочка весело проводит время, а такой большой свиты поклонников нет ни у одной леди в этом сезоне. Я со дня на день жду предложения руки и сердца.

   – Я бы этому не удивился, Мардж, – отозвался лорд Куинн. – Она здесь самая красивая девушка, и у нее такие удивительные, говорящие глаза. Бердетт, не скрываясь, оказывает ей особое внимание. А он все-таки виконт. Это весьма неплохая партия.

   Эшли стиснул зубы, но промолчал, хотя разговор продолжался еще некоторое время, как будто эти не очень молодые жених и невеста совершенно забыли о том, что для Эмми, если она решится выйти замуж, он – единственно возможный претендент.

Глава 15

   В Воксхолле Эшли лишь поздоровался с ней, а больше не разговаривал, пока не собрался уходить – первым из всех. Она только что вернулась с прогулки с виконтом Бердеттом, Дорис и Эндрю, когда Эшли поднялся и сказал что-то всем присутствующим. Она подумала, что он так и уйдет, не поговорив с ней, но ошиблась.

   – Я спросил у леди Стерн, будет ли она дома завтра днем, Эмми, – сказал он. – Я собираюсь зайти и, с твоего позволения, пригласить тебя прогуляться в Сент-Джеймсском парке.

   Она улыбнулась и кивнула, совершенно не задумываясь о том, разумно ли находиться так близко от Эшли. Он ушел до того, как она заметила досаду на лице виконта Бердетта. Но у того не было никаких оснований для раздражения. Она ему не принадлежала и не собиралась принадлежать.

   – Лорд Эшли Кендрик вам как брат, леди Эмили? – спросил виконт. – Она улыбнулась, прикрыв лицо веером. – Я считаю, что со стороны брата очень эгоистично монополизировать все дневные часы вашего времени, мадам, – продолжал Бердетт. – Как мне это пережить?

   Эмми рассмеялась и кокетливо обмахнула ему лицо веером.

   Но ночью она почти не спала. Всего лишь месяц назад она думала, что никогда больше не увидит его. Когда тетя Марджори и лорд Куинн решили пожениться и оказалось, что Эшли приедет на церемонию бракосочетания, она пришла в смятение. Ей необходимо научиться жить без Эшли, и видеть его было слишком больно.

   Ему не следовало приглашать ее на прогулку. Он хотел восстановить между ними такие отношения, которые всегда были удобны ему, хотел быть ее братом, другом. Разве он не понимал, как всегда понимала она, что такие отношения невозможны? Интересно, будет ли он во время прогулки вести себя как друг, как брат? Или попытается снова уговорить выйти за него замуж? Нет, только не это. Ведь он наверняка видел в Воксхолле, что она счастлива, что ей весело в компании других джентльменов. Из-за всех этих мыслей ей так и не удалось заснуть.

* * *

   Прежде чем отправиться к леди Стерн, Эшли предстояло нанести визит на Саут-Одли-стрит. По пути в Лондон и все сегодняшнее утро он говорил себе, что ему не нужно, не следует заходить туда. Хотя леди Верни, узнав, что он едет в Лондон, дала ему адрес сына и настоятельно просила оставить там свою визитную карточку – Генри и Барбара, мол, будут очень польщены таким знаком внимания с его стороны, – он не чувствовал себя обязанным заходить к совершенно незнакомым людям.

   Однако любопытство взяло верх. Ему хотелось – более того, он испытывал потребность – увидеть мужчину, которого любила и с которым спала Элис до своего приезда в Индию. Как ни глупо, но ему подумалось, что если он поймет их отношения, то ему удастся избавиться от ужасных воспоминаний.

   Он постучал в дверь дома на Саут-Одли-стрит, и слуга, открывший ему, положив на серебряный поднос его визитную карточку, отправился узнать, принимают ли сэр Генри и мисс Верни. Эшли в глубине души надеялся, что они не принимают. Возможно, Верни хотелось избежать встречи с ним. Но слуга быстро вернулся и, поклонившись, пригласил его светлость последовать за ним в малую гостиную.

   Навстречу Эшли поднялись с кресел мужчина и женщина. Мужчина приблизился, протягивая руку. Это был статный, широкоплечий молодой человек примерно одного с ним возраста. Одет он был по моде, но без щегольства.

   Светлые волосы аккуратно стянуты на затылке. На добродушном лице сияла улыбка.

   – Лорд Эшли Кендрик, – сказал он, – вы оказали нам большую честь. Я слышал от матушки, что вы вернулись из Индии и поселились в Пенсхерсте. Сожалею, что меня не было дома и я не смог заехать к вам с визитом вежливости. А теперь вы сами навестили нас. Позвольте представить вам мою сестру Барбару.

   Эшли склонился к руке присевшей перед ним леди, отличавшейся той же неброской элегантностью и добродушием, что и брат. Она не была хорошенькой, но и дурнушкой ее никто бы не назвал.

   – Надеюсь, – произнес он, – вы будете рады услышать, что ваша матушка находится в добром здравии и шлет вам сердечный привет.

   – Как мило, что вы нашли время передать его нам.

   Присаживайтесь, милорд, – сказала Барбара Верни. – Я распорядилась, чтобы нам принесли чай.

   Эшли опустился в кресло. Для него было полной неожиданностью охватившее его удушающее чувство ненависти. Он ожидал увидеть мрачного, загадочного типа, который мог совратить и бросить одержимую любовью к нему женщину, но только не улыбающегося, радушного человека, в котором женщин могла привлекать скорее не внешность, а душа. Эшли, наверное, простил бы ему настороженность или излишнюю самоуверенность, но не это теплое гостеприимство.

   – Должен признаться, – заговорил Генри Верни, усевшись вслед за сестрой в кресло, – что нам было любопытно познакомиться с человеком, за которого Элис вышла замуж. Не так ли, Барбара? Мы были потрясены, узнав о трагедии, произошедшей с ней и вашим сыном. Мы сразу же написали вам, не зная, что вы уже находитесь на пути в Англию. Примите наши самые искренние соболезнования.

   Если бы можно было придушить этого человека, не выходя за рамки приличий, он бы это сделал, подумал Эшли.

   В лице Верни не было заметно ни стыда, ни раскаяния.

   – Благодарю вас, – отозвался он. Любопытство продолжало терзать его. – Вы хорошо знали мою жену? – обратился он к сестре.

   – Мы росли вместе, – ответила она. – Элис, ее брат Грегори, Генри и я.

   – И Кэтрин Бинчли, – добавил Генри, – дочь управляющего поместьем Керси. Возможно, вы уже видели ее.

   Теперь она Кэтрин Смит.

   – Да, и Кэтрин тоже, – продолжала мисс Верни. – В детстве мы очень дружили. Потом выросли и отдалились друг от друга. Наверное, это неизбежно. Хотя Генри и Грегори оставались близкими друзьями. Но Грегори умер, Элис уехала в Индию, Кэтрин тоже уехала и вышла замуж за мистера Смита. За несколько месяцев все изменилось.

   – Но вам, наверное, хочется услышать; какой была ваша жена до того, как вы встретились, – вмешался в разговор сэр Генри. – Она всегда была красавицей, даже в детстве, не так ли, Барбара? Миниатюрная, изящная. К шестнадцати годам она покорила всех джентльменов графства.

   Но успех не вскружил ей голову. Она не выделяла никого из них. Была очень разборчива. – Он улыбнулся.

   Очень разборчива? Потому что отвергала ухаживания всех молодых людей в графстве, кроме ухаживаний самого Верни?

   Барбара Верни разлила чай и с улыбкой передала чашку Эшли.

   – Мне кажется, тиама одно время надеялась, что Элис и Генри поженятся, – сказала она. – К счастью для вас, этого не случилось.

   – Но ведь и ты не вышла замуж за Грегори, Барбара, – рассмеялся Генри. – Как вы, наверное, знаете по собственному опыту, Кендрик, матери иногда представляют себе дальнейшую жизнь детей совсем не так, как сами дети. Я был рад услышать, что Элис вышла замуж за вас, человека с внушительными связями, уважаемого коллегу ее отца. Уезжая из Пенсхерста, Элис отнюдь не выглядела счастливой девушкой.

   Нет, видно, у него нет ни сожалений, ни угрызений совести, решил Эшли. Он, видите ли, был рад услышать о замужестве Элис. Интересно, почувствовал бы он сам радость, что Эмми выходит замуж за другого? Смог бы он смотреть в глаза этому мужчине и говорить, что рад услышать о ее замужестве? Не прячется ли за улыбкой Верни некоторое презрение к мужчине, подобравшему его объедки? Но ему не хотелось так думать об Элис. Да, он не любил ее, более того, даже ненавидел. Но она была глубоко несчастна.

   – Это понятно, – проговорил Эшли, – ведь она только что потеряла единственного брата, с которым, насколько я понимаю, они были очень близки, хотя она редко о нем говорила. Ей было, наверное, слишком больно вспоминать о нем.

   Брат и сестра переглянулись.

   – Да, – кивнул сэр Генри, – они были близки. Его смерть была для нее страшным ударом, как и для каждого из нас.

   Грегори Керси погиб в результате несчастного случая на охоте – так сказал Эшли сэр Александр Керси до их встречи с Элис. Сама Элис почти никогда не упоминала о брате.

   – Как это случилось? – спросил Эшли.

   Впервые за время беседы Верни явно стало не по себе.

   Он почесал голову и взглянул на сестру.

   – Это произошло ранним утром, – сказала она. – Грегори охотился вместе с несколькими другими джентльменами.

   – Я тоже был с ними, – добавил сэр Генри.

   – Они уже решили, – продолжала она, – что на сегодня хватит, и стали расходиться по домам, когда прозвучал выстрел.

   – Никто из нас не обратил на него внимания, – вставил сэр Генри. – Все подумали, что кто-нибудь увидел птицу и, не удержавшись, сделал еще один выстрел. Обычное дело. А в полдень Бинчли обнаружил тело. Элис послала его узнать, почему Грегори не вернулся домой с охоты.

   – Никто не помнил, кто сделал этот последний выстрел, – уточнила Барбара Верни.

   – Или никто не признался в этом, – возразил ее брат. – Несомненно, выстрел был случайным. У Грега не было врагов. Но было бы трудно признаться в том, что ты убил своего приятеля.

   – Где? – спросил Эшли. – Где его убили?

   – На холмах к северу от Пенсхерста, – ответил сэр Генри. – На территории парка.

   – Ему прострелили голову, – тихо добавила мисс Верни. – Это было ужасно. Под подозрением оказался каждый мужчина, в том числе и Генри. Генри был его самым близким другом.

   Может быть, Грегори Керси узнал об отношениях своего близкого друга и своей сестры? – по думал Эшли, но постарался прогнать эту мысль, не собираясь погружаться так глубоко в прошлое.

   – А потом пришло это кошмарное известие о гибели Элис и вашего сына, – сказал сэр Генри. – Над этой семьей словно тяготело проклятие. Мы были в ужасе. Вы, наверное, хлебнули столько горя за последний год, что хватило бы на целую жизнь. Вы приехали в Лондон, чтобы развеяться? – с улыбкой спросил он, – Да, – кивнул Эшли. – А также для того, чтобы присутствовать на бракосочетании моего дядюшки.

   Разговор переключился на более безопасные темы. Они , поговорили о браках, о моде, о развлечениях и даже о погоде.

   Покидая полчаса спустя дом на Саут-Одли-стрит, Эшли решил, что сэр Генри Верни принадлежит к типу мужчин, которые получают удовольствие, не испытывая угрызений совести. Пустой, легкомысленный человек. Трудно понять, почему Элис была столь фанатично привязана к нему. Но любовь не всегда поддается разумному объяснению.

   «Над этой семьей словно тяготело проклятие», – вспомнились Эшли слова сэра Генри, от которых становилось не по себе. Но ведь не может быть никакой связи, подумал он, между трагическим случаем на охоте, в результате которого погиб Грегори Керси, и трагическим случаем, который унес жизнь Элис четыре года спустя. Это всего лишь совпадение. Однако слова сэра Генри засели в памяти: «Над этой семьей словно тяготело проклятие».

* * *

   На Эмили было новое шелковое открытое платье в синюю и белую полоску. Волосы были завиты в локоны и уложены на затылке. На голове была новая соломенная шляпка, слегка надвинутая на лоб, чтобы притенить глаза, Шляпка держалась на голове с помощью лент, завязанных бантом на шее.

   Интересно, понравится ли ему, как она выглядит? Это не имело особого значения, просто ей хотелось, чтобы он заметил, как она изменилась и как счастлива. И если у него все еще остались угрызения совести и он все еще чувствовал себя обязанным жениться на ней, то ей хотелось разубедить его в этом. Он оказал ей великую услугу. Если бы он не вернулся домой, то она вышла бы замуж за лорда Пауэлла и провела бы всю жизнь в деревне, в попытках – вероятнее всего, бесплодных – утвердиться в его доме в роли хозяйки. Она никогда не узнала бы, как много увлекательных вещей может предложить жизнь даже глухой женщине.

   Эмили наклонилась к зеркалу, чтобы как следует разглядеть себя. Она будет улыбаться ему, чтобы он понял, что совсем ей не нужен. Однако, поймав в зеркале свой взгляд, она быстро отвела глаза.

   Когда она спустилась вниз, Эшли ждал в холле вместе с тетей Марджори. Он пришел раньше назначенного времени.

   На нем был темно-зеленый камзол с модными складками на спине, жилет того же оттенка и желтовато-коричневые бриджи. Одной рукой он прижимал к себе треуголку. Голубые глаза улыбались ей. К его похудевшему лицу она успела привыкнуть. Оно от этого стало еще красивее.

   – Эмми, – произнес он, поклонившись, – ты выглядишь превосходно.

   – Будет вам, лорд Эшли, – сказала тетя Марджори. – Вы совсем вскружите ей голову. С тех пор как я привезла ее в Лондон, все только и делают, что осыпают ее комплиментами. Вам повезет, если в парке удастся побеседовать с ней наедине.

   Пока тетя Марджори говорила, он улыбался Эмми. Она покраснела. Все эти глупые комплименты вовсе не вскружили ей голову. Они ничего не значили для нее, просто забавляли и помогали не забывать о том, что она научилась снова радоваться жизни.

   Проезжая в открытой коляске по парку, она оглядывалась вокруг, наблюдая за элегантными прогуливающимися пешеходами, уличными торговцами, бегающими детьми, собаками. Она вдруг подумала, что, должно быть, страшно оказаться одной в таком окружении – в отличие от деревни, где бояться было нечего. Но здесь она никогда не бывала одна. И сейчас была не одна. Она улыбнулась и почувствовала на себе взгляд Эшли. Она решила не встречаться с ним глазами, чтобы не знать, что он хочет сказать. У нее замерло сердце, но она взяла себя в руки.

   Он предложил ей руку, помог спуститься с коляски, и они медленно двинулись по дорожке. Время от времени она с удовольствием смотрела вверх на ветви деревьев. Больше всего ей нравилось наблюдать за людьми и чувствовать себя одной из них. Но сегодня она, кажется, чувствовала только тепло, исходящее от тела Эшли. Наконец она взглянула на него из-под полей шляпки. Он смотрел на нее, и глаза его улыбались – только глаза, а не губы.

   – Ты счастлива, Эмми? – спросил он.

   Она ответила ему сияющим взглядом. Жестом указала на все, что их окружает. Разве можно не быть счастливой?

   – Пенсхерст – довольно милое место, – продолжал он. – Он расположен в долине, перед домом есть большой парк. Между домом и деревней протекает широкая река.

   Там необыкновенно красиво и уединенно. А за домом начинаются холмы, покрытые лесом. В некоторых местах среди деревьев неожиданно открывается вид на многие мили мирной сельской Англии. На холме есть летний домик. Он даже меблирован, хотя, мне кажется, там многие годы никто не бывал.

   Пенсхерст. Место, где он живет. Теперь там его дом.

   Там жила Элис. Там он жил бы с ней и со своим сыном, если бы они не погибли.

   – Тебе бы там понравилось, Эмми. – Он наклонил к ней голову и прикоснулся к ее руке. – Мне очень хотелось бы, чтобы ты там побывала.

   На мгновение у нее даже закружилась голова от желания побывать там. Но всего лишь на мгновение.

   – Нет, – покачала она головой. И, рассмеявшись, указала рукой на изящную прямую дорожку, по которой они шли, на нарядных прогуливающихся людей. Вот где она хочет быть. Здесь ее место.

   Он снова заставил ее взглянуть ему в лицо.

   – Ты говоришь правду? – спросил он. Она заметила, что оба они разговаривают жестами. – Мне грустно видеть...

   Но она не уловила окончания фразы. И не узнала, что именно наводит на него грусть. Два джентльмена из ее обычной свиты остановились перед ними и с улыбками раскланялись с ней. Они осыпали ее комплиментами, поинтересовались, увидят ли ее сегодня на балу, раскланялись с не проронившим ни слова Эшли и отправились своей дорогой. Она весело улыбнулась Эшли.

   – Меня не удивляет твой успех, – заметил он. – Но неужели это то, чего ты хочешь, Эмми?

   Конечно. Разве он не видит? Она объяснила это с помощью свободной руки и улыбки. Потом вдруг вспомнила что-то.

   – Д-а-а, – произнесла она, сияя улыбкой. Одно-единственное слово. Весь ее словарный запас.

   – Я мог бы научить тебя всем словам в словаре, – сказал он. – И сейчас еще могу. А ты могла бы научить меня...

   Но его прервал еще один джентльмен, гулявший под руку с молодой леди, который раскланялся с Эмми и спросил, понравился ли ей вчерашний балет.

   Когда они пошли дальше, она избегала смотреть на Эшли. Не могла. Она чувствовала, что линия ее обороны готова рухнуть словно карточный домик. До сих пор она не признавалась себе, что это всего лишь линия обороны, а на самом деле ей вовсе не доставляет удовольствия все, что с ней происходит. Сердце ее разбито вдребезги. И она знала также, что Эшли тоже не нашел покоя с тех пор, как они виделись в последний раз, и, наверное, никогда его не найдет. Ему не нужно было прибегать к помощи слов или жестов, чтобы сказать ей это.

   Он снова прикоснулся к ее руке и осторожно пожал ее, так что она не могла не взглянуть на него.

   – Мне было жаль Пауэлла в то утро у водопада, когда ты отказалась смотреть на него, – сказал он. – Теперь ты то же самое проделываешь со мной, Эмми.

   Она с удивлением отметила, что маска по-прежнему держится на ее лице, и улыбнулась.

   – Эмми! – Он наклонил голову совсем близко и произнес беззвучно, только двигая губами:

   – Еще не исключена возможность твоей беременности? Ты беременна?

   Нет. У нее были подозрения, но потом, когда обнаружилось, что все в порядке, она вздохнула с облегчением.

   Она перестала улыбаться. Нет, ребенка не будет. И у него больше нет никаких обязательств перед ней. Он может, если пожелает, снова считать ее своей сестрой. Но она не могла понять, почувствовал ли он облегчение. Он просто смотрел ей в глаза, и она опустила их. Да, возможность такого исхода существовала. Целых два дня она думала...

   Но потом оказалось, что это не так.

   И она очень жалела, что этого не произошло. Какие глупости иногда приходят в голову. Если бы она забеременела, то ей пришлось бы выйти за него замуж. За человека, которого она любила всем сердцем, но который считал ее всего лишь милой сестренкой. Это было бы невыносимо.

   Она снова взглянула ему в глаза и улыбнулась.

   И тут ее внимание отвлекла остановившаяся перед ними пара. Она их не знала. Оба улыбались Эшли.

   – Вот мы и снова встретились, – произнес мужчина, а женщина рассмеялась.

   Эмили взглянула на Эшли. Он кивнул им. Она заметила, что он помедлил в нерешительности, но потом взглянул на нее.

   – Эмми, – сказал он, – позволь представить тебе моих соседей по Пенсхерсту: сэра Генри Верни и мисс Барбару Верни. – Он взглянул на них. – Это леди Эмили Марлоу, сестра графа Ройса и герцогини Харндон.

   Она весело улыбнулась им. Его новые друзья, часть его новой жизни. Они ей понравились. Глупо, наверное, делать столь скоропалительные выводы, но они показались ей очень симпатичными. Мисс Верни ответила ей улыбкой. Сэр Генри низко поклонился.

   – Вы из Боуден-Эбби? Однажды я проезжал мимо этого поместья. Великолепное место.

   – Да, – кивнула она. Это ее дом.

   – Я правильно понял? – спросил сэр Генри, оборачиваясь к Эшли. – Мне кажется, вы умеете читать по губам, леди Эмили. Я заметил, что вы поняли то, что я сказал о Боуден-Эбби, и согласились со мной.

   , – Должно быть, требуется большое напряжение, чтобы следить за губами, – вставила мисс Верни. – Я слышала, что любой недуг способствует укреплению характера, если воспринимать его как вызов. Вы с этим согласны, леди Эмили?

   Она не была уверена, будто глухота укрепила ее характер и будто она отвечает на вызов судьбы. Ее безмолвный мир был таким же естественным для нее, как для них – мир шумный. А как насчет вызова, который бросает безмолвный мир? Но она не могла объяснить все это. Мисс Верни была такая милая, такая дружелюбная. Эмили улыбнулась ей и успела вовремя оглянуться, чтобы увидеть, что сказал Эшли:

   – Эмми очень скромна, чтобы говорить о своих достижениях. Сегодня, например, она будет танцевать со мной на балу.

   Эмили рассмеялась.

   – Ты так думаешь? – Она удивленно подняла брови, когда они минуту спустя двинулись дальше.

   – С чем ты не согласна? – спросил Эшли. – С тем, что я самонадеянно представил тебя незнакомым людям?

   Или с тем, что я самонадеянно заявил, не спросив предварительно тебя, что ты будешь танцевать со мной?

   – Да, это, – жестом показала она. – Ты думаешь, что я буду танцевать?

   – Конечно, будешь, Эмми, – рассмеялся он. Когда он смеялся, вся его суровость исчезала. Не стоило бы ей видеть его смеющимся слишком часто, предупредила она себя. – Потому что ты любишь танцевать, помнишь? Тебе всегда хотелось танцевать. И один я настолько безрассуден, что принимаю брошенный вызов.

   Она снова рассмеялась.

   – Так ты будешь? – спросил он ее жестами, глазами и губами. – Танцевать со мной? Будешь, Эмми?

   Да, будет. Пусть даже на глазах у всего великосветского общества. Конечно, будет.

   И только когда он подсадил ее в коляску, она расправила юбки, а он, обогнув коляску, сел рядом, она поняла: что-то изменилось. Она все так же улыбалась, смеялась, искрилась счастьем, как весь последний месяц. Но что-то изменилось. Маска, которую она носила, соскользнула, уступив место, пусть ненадолго, тому, что она тщательно скрывала. Ей стало страшно.

Глава 16

   – Помнишь, мы оба очень удивились, узнав, что Элис вышла замуж, – говорила Барбара Верни брату, когда они, расставшись с Эшли и Эмили, продолжили прогулку. – И гадали, какому мужчине удалось уговорить ее вступить в брак. Теперь мы получили ответ: сходство несомненно.

   – Интересно, была ли она счастлива, – отозвался он. – Трудно представить Элис счастливой. И это неудивительно...

   – Лучше не обсуждать эту тему, – прервала его сестра. – Я сама виновата, что разбудила воспоминания. Она плохо кончила, бедняжка. Будем надеяться, что теперь она обрела покой. Но бедный лорд Эшли потерял и сына. Неудивительно, что у него такой тревожный вид. Ты не находишь, что он обаятелен, Генри?

   – Немного замкнутый, – возразил он. – И в глазах я заметил холодность. Наверное, нелегко знакомиться с людьми, которые росли вместе с его женой. Должно быть, ему потребовалось мужество, чтобы нанести нам визит.

   – Холодность? – удивилась она. – Мне так не показалось, Генри. У него просто очень печальные голубые глаза. И не смотри на меня так. Я не влюбилась ни в лорда Эшли, ни в кого-либо другого. А как тебе понравилась леди Эмили Марлоу?

   – Она редкостная красавица, – признал он, – причем с изюминкой, что делает ее совершенно неотразимой.

   – Даже ее неспособность говорить тебя не пугает?

   – Напротив, – ответил он. – Любой мужчина будет готов бороться за счастье удержать взгляд этих чудесных глаз на своих губах и эту обворожительную улыбку на собственной персоне.

   – Генри, – рассмеялась сестра, – ты совсем потерял голову.

   – Вовсе нет, – запротестовал он. – Уверяю тебя, это не так. Но согласись, есть от чего потерять голову. Ладно, хватит об этом. Бал, о котором упоминал Кендрик, – это, наверное, тот, который сегодня дает леди Брайант. Может, мне стоит пригласить леди Эмили на танец?

   – Любая леди сочтет, что ей крупно повезло, – сказала Барбара.

* * *

   На балу у леди Брайант Эшли появился позднее, чем предполагал. В конце дня в резиденцию Харндонов прибыли Люк и Анна с детьми, и он, едва поздоровавшись с ними, был сразу же вовлечен в обычную кутерьму.

   Остановившись в дверях, он окинул взглядом бальный зал и сразу же увидел Эмили. Она стояла рядом с леди Стерн в окружении группы джентльменов и смеялась, прикрывшись веером. Как и в Воксхолле, ее волосы были искусно уложены в сложную прическу и напудрены, лицо слегка подкрашено. С одной стороны возле губ была налеплена мушка. Она выглядела великолепно в серебристом наряде. Только веер был малиновым.

   Ему не нравилось, когда она такая. На балу у Люка, когда он, еще не узнав Эмми, выделил ее как самую красивую леди в зале, его влекла элементарная похоть. И сейчас под внешним блеском трудно было разглядеть настоящую Эмми. Ему совсем не понравилось, когда при взгляде на нее его охватило желание. Но ведь когда он обладал ею, она выглядела по-другому. Тогда она была настоящей Эмми, его диким, беспечным эльфом.

   Хорошо, что она не забеременела, с облегчением подумал он. И категорически отвергла его предложение о замужестве. Значит, о том эпизоде можно и должно забыть. Им не надо больше бояться встретить друг друга. Ему приятно было думать, что он может снова бывать с ней вместе. Но он попытается больше не вовлекать ее снова в темные глубины своей души.

   Эмми рассмеялась чему-то сказанному одним из ее поклонников. Но он заметил при этом страдание, хотя никто из присутствующих не увидел бы в ее лице ничего, кроме оживления и радости жизни. Он предпочел бы видеть Эмми там, где ее место, и такой, какой она была на самом деле.

   В это мгновение они, стоя в разных концах зала, встретились взглядами. Она кокетливо улыбнулась ему и пальцами свободной от веера руки сделала манящий жест, которого никто, кроме него, не заметил. Ее окружали поклонники, но она на мгновение забыла о них.

   – Подойди ко мне, – говорила она ему. Потом прикоснулась кончиками пальцев к своему сердцу. – Я очень хочу, чтобы ты подошел.

* * *

   – Ей-богу, все идет как по маслу, Тео. – Леди Стерн потрепала по руке своего жениха. – Ему очень не понравилось, когда он обнаружил, что она приглашена на следующие два танца. Он тут же куда-то скрылся. Наверное, зализывал раны.

   – Он пошел к карточным столам и наблюдал, как молодой Хейуорд проигрывал состояние, – сказал лорд Куинн. – И выражение лица у него было такое надменное и неодобрительное, какое бывает у самого Люка, Мардж.

   Поверь, он сильно изменился со времен своей бесшабашной юности. Теперь он ни на кого, кроме нашей девочки, и смотреть не хочет.

   – Ты с ним поговорил сегодня, как обещал? – спросила леди Стерн.

   – Черт возьми. Мардж, хорошо ли так поступать, после того как мы заверили девочку, что наша женитьба ничего не изменит в ее жизни? Хотя чем больше я думаю, тем более заманчивой кажется мне эта идея.

   – Мысль о свадебном путешествии на озера и мне кажется очень соблазнительной, – согласилась она. – Почему бы нам с тобой не осуществить ее и не получить от этого удовольствие, Тео? Мы ведь задумали все это ради дорогой Эмили и лорда Эшли!

   – Пока еще ничего нельзя сказать с уверенностью, Мардж, – со вздохом проговорил лорд Куинн. – Я всего лишь намекнул, что, мол, Люк и Анна, сейчас находятся недалеко от Кента и что Анна, наверное, надеется провести недельку-другую со своей сестрой, которую не видела уже целый месяц. Потом, дорогая, я вздохнул и заметил, что было бы неплохо предпринять короткое свадебное путешествие, если бы ты не взяла на себя обязанность вывозить в свет нашу дорогую леди Эмили, и тут же поспешил добавить, что ты, конечно, не считаешь это обременительной обязанностью. Но тем не менее... Тут я снова жалобно вздохнул. По-моему, после этого мой племянничек сам сообразил пригласить Люка с Анной и Эмили к себе в Пенсхерст на недельку-другую.

   – Это как раз то, что нужно. Взгляни на них, Тео.

   Самая красивая пара на балу. Танцуют менуэт, как будто они одни во всем мире. Разве можно догадаться, что она глухая?

   – Если мальчик не поведет ее к алтарю к концу лета и если у них не родится сын к началу будущего лета, то он мне не племянник. Клянусь жизнью, – заявил лорд Куинн.

* * *

   Эшли не вполне понимал, как у нее это получается. Не слыша музыки, она танцевала безукоризненно – в такт и с такой грацией, будто музыка была у нее внутри. Он улыбнулся ей, исполняя очередную фигуру, и она улыбнулась в ответ. Улыбка была радостной, взволнованной, однако спокойной и не кокетливой.

   Эшли понял, в чем тут дело. Музыка действительно звучала внутри ее, была ее частью, как и красота, мир, гармония. Их два мира соприкасались. Была музыка, которую он мог слышать, и неслышимая музыка, которую она могла чувствовать. Красота Эмми была в ее способности глубоко чувствовать окружающий мир, а напудренные локоны, подкрашенные щеки или соблазнительная мушка в форме сердечка были не более чем внешней оболочкой.

   Ему вдруг безумно захотелось увидеть Эмми на холмах за Пенсхерстом или на тенистой дорожке, вьющейся вдоль реки. Желание было настолько острым, что у него защемило сердце.

   Несмотря на радость снова находиться с Эмми, Эшли не мог в полной мере наслаждаться танцем. Когда он возвратился от карточных столов, чтобы пригласить ее на танец, то увидел Эмми в окружении ее обычной свиты, к которой добавились сэр Генри Верни с сестрой. Мисс Верни болтала о чем-то с леди Стерн, пока ее не увел кавалер, пригласивший на танец. Сэр Генри разговаривал с Эмми, испрашивая ее разрешения составить ей компанию на танец, следующий за менуэтом.

   При одной лишь мысли о том, что именно Верни будет прикасаться к Эмми, Эшли захотелось схватить ее в охапку и утащить в более безопасное место. Пусть Верни не надеется стать одним из ее поклонников, сердито думал Эшли, или это плохо для него кончится. Однако Эшли невольно сопоставил историю Элис, погубленной и брошенной Верни, и историю Эмми, погубленной и брошенной им самим. Нет, есть существенная разница, сказал он себе. Элис страстно любила Верни. То, что он ее бросил, лишило ее всякой надежды на будущее счастье. Эмми же нельзя назвать брошенной. Она сама его бросила.

   – Спасибо, – сказал он, склонившись к ее руке, когда менуэт закончился, и проводил к леди Стерн. До бракосочетания оставалось несколько дней. После церемонии у него не будет больше предлога оставаться в Лондоне. В Пенсхерсте было много работы. Однако при мысли о возвращении туда его охватывала дрожь. Огромный пустой дом был слишком новым, чтобы его населяли призраки далекого прошлого, однако присутствие Элис чувствовалось повсюду. Возможно, если бы там собиралось много гостей.., жили дети.., если бы Эмми была там...

   Эшли был вынужден перекинуться несколькими словами с Верни, который был тут как тут, едва закончился менуэт, чтобы составить компанию Эмми на следующий танец. Они обменялись улыбками, явно довольные друг другом. А потом он увидел, как Верни уводит Эмми, очевидно чтобы найти пару незанятых стульев или софу, где можно было бы посидеть. Он проследил за ними до распахнутых настежь дверей, выходивших на террасу. Они прошлись по ней, потом куда-то исчезли.

   Верни повел ее вниз по ступеням в сад. Среди деревьев горели фонари и стояли уютные скамейки. Эшли уже побывал там, пока ожидал своего танца с Эмми.

   Конечно, нет ничего удивительного, что джентльмен пригласил леди, с которой танцевал, прогуляться по саду.

   Ночь была теплой, а в бальном зале стало душно. Но Верни был не просто одним из джентльменов. Эшли почувствовал, как в нем нарастает напряжение, перешедшее в гнев. Несколько минут спустя он решительно направился к дверям, выходившим на террасу.

* * *

   Сэр Генри Верни был симпатичен Эмми. В отличие от большинства других джентльменов, которые окружали ее повсюду, где бы она ни появилась, он не осыпал ее бесконечными комплиментами и не докучал дурацкими знаками внимания. В его присутствии она не ощущала необходимости без конца расточать ослепительные улыбки и поигрывать веером.

   Улыбка сэра Генри Верни была, казалось, естественным выражением его добродушного лица. Он был весьма привлекателен: крупный, статный, с приятным лицом и широко расставленными серыми глазами. Такому можно верить, думала Эмили, хотя почти не знала его.

   – В бальном зале стало довольно жарко, – сказал он. – Не хотите ли пройтись по саду, леди Эмили? Сад освещен, и там много гуляющих. Я получил у леди Стерн разрешение пригласить вас на прогулку, если, конечно, вы не возражаете.

   Она и без того согласилась бы прогуляться, а он к тому же позаботился спросить разрешения у тети Марджори, чтобы у нее не возникло чувства неловкости. Эмили улыбнулась, кивнула и оперлась на предложенную крепкую руку. Она с радостью спустится в сад, где не так светло, где меньше народу и прохладнее и где она не будет видеть Эшли. У нее все еще не прошло возбуждение, вызванное не только ритмом и движением танца, но и тем, что она видела Эшли – высокого, стройного и еще более, чем обычно, элегантного в бархатном костюме цвета бургундского вина и расшитом серебром жилете. Сегодня у него даже были напудрены волосы.

   Сэр Генри рассказывал ей, что живет неподалеку от Пенсхерста, в Кенте, вместе с матерью и сестрой и что они часто приезжают на недельку-другую в Лондон, где отлично проводят время. Он также любит путешествовать, и на континенте побывал еще в ранней юности.

   Они дошли до фонтана и некоторое время стояли, любуясь его струями. Эмили чувствовала запах воды и без труда могла представить себе, что снова находится в деревне. Сэр Генри слегка наклонился к ней, и она снова взглянула на его губы.

   – Мне всегда казалось, что нет ничего более успокаивающего, чем звук текущей воды, – сказал он. Она улыбнулась, на лице ее отразилось некоторое недоумение. – Черт возьми! Извините меня, – спохватился он. – Я допустил немыслимую бестактность.

   Но она рассмеялась и указала на свои глаза. Потом указала на нос и сделала глубокий вдох.

   – Вы пользуетесь другими органами чувств и тоже понимаете, что вода успокаивает, – догадался он, – Значит, вы меня прощаете, леди Эмили?

   Она пожала плечами и снова взяла под руку сэра Генри, чтобы продолжить прогулку. Но прежде чем они двинулись дальше, она ощутила знакомую тревогу. Он был где-то рядом. Не в зале, не на террасе, а где-то совсем близко. Она отыскала Эшли глазами у подножия лестницы, ведущей в сад. Зачем он пришел? – подумала она. Может, ему стало жарко и захотелось подышать воздухом? Или ему одиноко? Или плохо?

   Но тут сэр Генри начал говорить, и она сосредоточила внимание на его губах. Однако при этом все время чувствовала присутствие Эшли в саду. Он двинулся по одной из дорожек и остановился у фонтана, опершись о каменную ограду. Эмили была уверена, что он наблюдает за ними, хотя и не приближается.

   – Ну вот, – сказал сэр Генри, склонив голову и прислушиваясь, – танец, кажется, заканчивается, и я должен вернуть вас в бальный зал. Вы превосходный слушатель, леди Эмили. – На сей раз он не стал извиняться, хотя и поморщился, сообразив, что снова допустил оплошность.

   Он рассмеялся, и Эмили тоже. – Я с наслаждением провел эти полчаса в вашем обществе. Возможно, мы повторим это как-нибудь еще раз?

   Она кивнула и вернулась в зал, не обернувшись. Да в этом и не было необходимости. Она знала, что Эшли остался у фонтана.

* * *

   Беспокоиться было не о чем. По крайней мере о том, что касалось физической безопасности Эмми. Но Верни предлагал ей руку, склонял к ней голову, что-то рассказывал и смеялся с ней вместе. Ей, казалось, доставляет удовольствие его общество. Все это время Эшли представлял себе его с Элис. Он совратил ее? Едва ли. Она любила его, была одержима им. Он и ее, наверное, завораживал своими обаятельными улыбками, как сейчас завораживает Эмми, чтобы завоевать ее любовь, чтобы соблазнить ее. Для Элис у него было сколько угодно времени, ведь они были соседями. А потом он бросил ее – дочь своего соседа, сестру человека, считавшегося его другом. И этот друг погиб при загадочных обстоятельствах. Не произошла ли между ними ссора?

   Эшли увидел, что они возвратились в зал, как только закончился этот бесконечный танец. Он опустил голову и закрыл глаза. Если Верни начнет проявлять к Эмми интерес, то придется... Рядом с ним заскрипел гравий, и он поднял голову.

   – Не могу не спросить, – проговорил сэр Генри, – хотя, возможно, это покажется невежливым: правда ли, что вы следили за мной?

   Эшли еще не решил, стоит ли затевать ссору. Однако, наверное, это было неизбежно.

   – Да, – ответил он после недолгого молчания.

   – Не объясните ли мне причину? – спросил сэр Генри.

   – Леди Эмили Марлоу хотя и совершеннолетняя, но наивна, как ребенок, – сказал Эшли. – К тому же у нее нет голоса, чтобы привлечь к себе внимание в случае необходимости.

   Добродушное лицо его соседа напряглось от гнева, хотя он держал себя в руках. Правда, как заметил Эшли, его правая рука опустилась на эфес шпаги.

   – Я считаю ваши слова оскорбительными, хотя и должен, наверное, принять во внимание, что вы приходитесь леди Эмили кем-то вроде брата и что члены вашей семьи, видимо, излишне оберегают ее. Я джентльмен, Кендрик. И в будущем, если я составлю компанию леди с позволения сопровождающей ее старшей дамы и если сама леди не будет возражать против моего общества, вам лучше воздержаться от роли ее сторожевого пса.

   Значит, он собирается ухаживать за Эмми? Возможно даже, сделает это назло, желая досадить человеку, который женился на Элис.

   – Я все о вас знаю, – тихо произнес Эшли. – Вы думали, что моя жена ничего мне не рассказала? – На самом деле Элис почти ничего ему не рассказывала, но Верни незачем это знать. Верни должен понять, почему он опасается за Эмми. – Она рассказала мне все.

   Сэр Генри долго молчал, хотя руку с эфеса шпаги снял.

   – Понятно, – обронил он наконец. – Вы, должно быть, очень любили Элис. И вам не хочется, чтобы леди Эмили была знакома с человеком, который каким-то образом связан с той безобразной историей. Кажется, я могу понять это. Но я не скажу ничего, что запятнало бы память Элис. И раньше не говорил, и в дальнейшем не скажу. Но я рад, что вы все знаете. Иначе я бы всегда испытывал неловкость в вашем присутствии.

   Неловкость? А теперь он не будет испытывать неловкости?

   – Черт возьми! – воскликнул Эшли, оттолкнувшись от каменной ограды фонтана. Его рука резко опустилась на эфес шпаги. – Вы не скажете ничего, что запятнало бы память Элис? Вы не скажете ничего, сэр?

   Еще мгновение, и он выхватил бы шпагу из ножен.

   Еще мгновение, и сэр Генри Верни выхватил бы свою шпагу.

   Но тут неподалеку раздался чей-то смех: двое джентльменов прогуливались по тропинке и чему-то смеялись. И Эшли, вернувшись к действительности, увидел Эмили на нижней ступеньке лестницы, ведущей на террасу.

   – Если вы пожелаете встретиться со мной, то нам лучше сделать это с соблюдением всех формальностей, Кендрик. Я не вижу причины, однако не откажусь принять вызов, если вы пожелаете его официально сделать.

   – Нет, – сказал Эшли, усилием воли заставляя себя расслабиться. – Нет, зачем выставлять себя на посмешище? События, о которых мы говорим, произошли задолго до того, как я встретил Элис. Однако я хочу, чтобы вы уяснили: если потребуется, я не пожалею жизни, чтобы защитить честь леди Эмили Марлоу.

   Сэр Генри Верни сделал легкий полупоклон.

   – Я ненавижу насилие, – отозвался он, – и предпочитаю не усматривать в последних словах личного оскорбления. Когда леди Эмили со мной, ее честь в полной безопасности. Но теперь я вижу, что не правильно понял истинный характер вашей заботы об этой леди. До свидания, Кендрик.

   Он повернулся и зашагал в сторону бального зала. Эшли заметил, что Эмили возле лестницы уже не было. Она спряталась за стволом дерева, чтобы Верни ее не увидел. И не вышла из своего убежища, пока Верни не скрылся в бальном зале.

   Как и Верни, она хотела поговорить с ним, понял Эшли.

   И она скажет то, что хотела, с помощью жестов и своих выразительных глаз. Эшли не был уверен, что у него хватит сил смотреть ей в глаза.

   «Теперь я вижу, что не правильно понял истинный характер вашей заботы об этой леди», – вспомнились Эшли слова сэра Генри.

   Он направился к Эмми.

Глава 17

   Эмили не заметила, как сэр Генри Верни снова вышел из зала, но и Эшли не вернулся в зал. Интересно, что он делал в саду и почему был один? Она отделалась от своей свиты, улыбнулась леди Стерн и решительно направилась к дамской комнате отдыха. Но не вошла в эту комнату, а спустилась по лестнице в сад.

   Она увидела, что Эшли все еще стоит у фонтана и разговаривает с сэром Генри. Ссорится с ним. Она находилась слишком далеко и не могла читать по губам, но видела лицо Эшли и не могла не заметить, как он схватился за эфес шпаги. На мгновение ей показалось, что он вот-вот вытащит ее из ножен. Когда сэр Генри направился по дорожке к лестнице, она инстинктивно спряталась за деревом. Но Эшли ее заметил. Он подошел к ней с какой-то странной улыбкой на губах.

   – Пойдем, Эмми, – сказал он, подойдя достаточно близко, чтобы разговаривать жестами, – прогуляйся со мной. – Он решительно продел ее руку под свой локоть и крепко прижал к себе.

   Пока они шли по дорожке, она не смотрела на него.

   Неужели они ссорились из-за нее? Но почему? Она даже пожалела, что не может говорить. В углу сада был расположен небольшой розарий. Высокие шпалеры были густо покрыты вьющимися розами. Там же стояла чугунная садовая скамейка, освещенная фонариком, укрепленным на шпалере. Вокруг никого не было. Эшли указал на скамейку, и она села. Он опустился рядом.

   – Эмми, – начал он, взяв ее за руки, – ты вышла в сад, чтобы отругать меня? Как и он? За то, что я взял на себя роль сторожевого пса? Прости меня, но я все еще помню, как всего месяц назад один человек воспользовался твоей наивностью, когда ты была с ним одна. И я испугался за тебя.

   Она высвободила свои руки и удивленно взглянула на него. Неужели он считает отвратительным то, что тогда произошло между ними? И как он смеет предполагать...

   Он снова взял ее за руки и, опустив голову, закрыл глаза. Когда он снова поднял голову, она увидела в его глазах страдание.

   – Я испугался за тебя, Эмми. Держись подальше от этого человека. Пусть это будет кто угодно, только не он.

   Держись от него подальше.., ради меня.

   – От сэра Генри Верни? Но почему? – с помощью жестов спросила она. Он такой милый джентльмен. Он ей нравится больше, чем остальные окружавшие ее джентльмены.

   Она нахмурила брови.

   – Черт возьми, – пробормотал Эшли. – Тебя не обманешь ложью, и просьбу ты выполнишь, только когда получишь правдивое объяснение, не так ли?

   Нет, солгать ей нельзя. Она всегда знала, когда он лгал.

   – Когда-то он очень нравился моей жене, – сказал Эшли. – Нет, не просто нравился, Эмми. Она его любила.

   Он позволял ей любить себя, а потом жестоко отверг ее. Она так и не оправилась от этого удара.

   Эмили не сразу уловила, что он говорил о сэре Генри Верни, потому что была слишком занята собственными переживаниями. Значит, Элис не отвечала всем сердцем на любовь Эшли к ней? Она горевала по своей первой любви?

   А теперь Эшли вынужден встречаться с этим мужчиной?

   – Теперь ты понимаешь, почему я боюсь за тебя, Эмми?

   У него есть обаяние, которое кажется привлекательным многим женщинам. Но он жестокий человек. Держись от него подальше. Обещаешь?

   Но она снова нахмурила брови. Не может быть, чтобы сэр Генри Верни был умышленно жесток. Чтобы он получал удовольствие, заставив женщину полюбить себя, а потом отвернувшись от нее. О нет, она этому никогда не поверит. Наверное, есть какое-то иное объяснение. Возможно, неразделенная любовь? Он и Элис давно знали друг друга. Возможно, она влюбилась в него, а он не смог ответить на ее чувства. Возможно, рассказывая об этом Эшли, она несколько исказила правду. Да и зачем вообще она рассказывала ему об этом? С ее стороны это было жестоко!

   Должно быть, именно этим все объясняется. Ей ли не знать, что такое безответная любовь! Но если бы она вышла замуж за лорда Пауэлла, то никогда не дала бы ему повода заподозрить правду.

   – Ты мне не веришь, – сказал Эшли. – Но знай, что он может причинить тебе боль.

   – Нет. – Она покачала головой.

   Сэр Генри Верни не смог бы причинить ей боль, даже если бы то, что говорил о нем Эшли, было правдой. Он не смог бы разбить ее сердце. Ни он, ни какой-либо другой мужчина. Именно это позволяло ей так весело проводить время в течение последнего месяца.., если не считать сегодняшнего дня. Сейчас было трудно поверить, что Эшли приехал в Лондон только вчера вечером.

   – Нет, – сказала она ему с помощью жестов. – Я счастлива. Здесь я могу быть такой, какая я на самом деле. – Для того, чего опасается Эшли, она неуязвима.

   Он понял, что убеждать ее бесполезно. Откинувшись на спинку скамейки, он снова продел ее руку себе под локоть. Когда сидишь неподвижно, становится холодно. Она чувствовала тепло, исходящее от него. Ей очень хотелось положить голову ему на плечо. Раньше, много времени тому назад, она, возможно, именно так и поступила бы, но теперь все изменилось. Она вдруг вспомнила, как лежала обнаженная рядом с ним, как спала в его объятиях, уютно прикрывшись его плащом. Однако сейчас не могла даже положить голову ему на плечо.

   – Тебе холодно, – заметил Эшли и обнял ее за плечи.

   Она покачала головой. Ей не хотелось, чтобы это мгновение кончалось, хотя она понимала, что должна вернуться в бальный зал. Тетя Марджори начнет беспокоиться. Но за последнее время так не хватало покоя и молчания, которые были нужны ей как воздух. За последнее время она пыталась преодолеть пропасть, отделявшую ее мир безмолвия от мира звуков. Но хотела ли она этого на самом деле? Хотелось ли ей быть такой, как другие, хотя бы и не совсем полноценной?

   Эшли долго сидел рядом с ней не двигаясь и молчал, как будто чувствовал ее потребность в покое и молчании, а может, и сам ощущал такую же потребность. Наконец он заговорил и, слегка прикоснувшись к ее подбородку, привлек внимание к своим губам.

   – Эмми, – сказал он, – после дядиной свадьбы Люк и Анна поедут ко мне в Пенсхерст и проведут там одну-две недели. Я уверен, что они согласятся, как только я их попрошу. – Он улыбнулся своей обаятельной улыбкой. – Анна не захочет так быстро расставаться с тобой. Ведь ты ее еще даже не видела. Они приехали сегодня вечером, как раз перед тем, как я пришел сюда.

   Эмми улыбнулась. Всего несколько Недель назад она с чувством облегчения уехала из Боудена и от всей своей семьи. А теперь месяц казался ей целой вечностью. Она с нетерпением ждала встречи с Анной.

   – До свадьбы осталось всего три дня, Эмми, – продолжал Эшли. – Ты не подумала о том, что леди ""

   Стерн и моему дядюшке захочется, возможно, провести несколько дней вдвоем? Может быть, даже предпринять короткое свадебное путешествие? Ты не должна расстраиваться.

   Конечно, они любят тебя, но ведь они станут молодоженами.

   Прояви к ним доброту, Эмми. И к Анне, и к себе. И ко мне.

   Приезжай тоже в Пенсхерст. Всего на недельку или чуть подольше, пока Тео и леди Стерн не вернутся в Лондон.

   Волна желания неожиданно прокатилась по ее телу с такой силой, что у нее перехватило дыхание. Ну не глупо ли хотеть его? Ведь она сама отказалась от возможности прожить с ним всю жизнь, зная, как мучительно больно быть рядом с ним, когда между ними не может быть ничего, кроме дружбы.

   – Я хочу, чтобы ты увидела Пенсхерст, Эмми, – добавил он. – Дом там великолепный, почти совсем новый.

   Но мне не нравится жить там одному. Там как-то безрадостно. Я хочу, чтобы там жила моя семья. И ты. Я хочу, чтобы ты увидела дорожку вдоль реки и холмы. И чтобы побывала в летнем домике. Хочу видеть тебя счастливой. Ведь здесь ты не очень счастлива, Эмми. И не отрицай. Я слишком хорошо тебя знаю.

   Как она сможет быть счастлива в Пенсхерсте? Она прочла по губам описание этого места и хорошо представляла себе его дом. Но ей очень хотелось увидеть все своими глазами.

   – Скажи «да», – настаивал он, улыбаясь. – Скажи «да», Эмми.

   – Д-а-а, – произнесла она.

   Он наклонился, заглядывая ей в лицо.

   – Спасибо, – сказал он. – Ты об этом не пожалеешь.

   Уж я постараюсь, чтобы ты была там счастлива. Обещаю тебе.

   И научу тебя произносить побольше слов. Словарный запас всего из одного слова – право же, этого маловато. И не делает чести твоему учителю. Я научу тебя произносить целые предложения.

   Она пожала плечами и рассмеялась.

   – Ax, Эмми, тебе тоже есть чему научить меня. Прошу тебя, научи.

   Ее озадачила эта странная просьба, но в это мгновение он прикоснулся губами к ее губам. Губы были теплые, нежные, а в поцелуе не было страсти, с которой он целовал ее у водопада. Его рука все еще обнимала ее за плечи, и голова ее все-таки оказалась на его плече. Ей стало тепло и очень грустно. Она закрыла глаза, а когда открыла, то увидела, что он смотрит на нее таким же печальным взглядом.

   – Прости меня, – попросил он.

   Интересно, за что он извиняется? – подумала она. Уж наверное, не за поцелуй, потому что поцеловал он ее по-братски.

   – Идем, – предложил он. – Я должен возвратить тебя леди Стерн и твоим обожателям. Я кое-что понял сегодня, Эмми. Я не могу остановить твое взросление, как бы мне ни хотелось верить, что ты по-прежнему остаешься моим маленьким олененком.

   Нет, конечно, этого он не может. Но она знала, что он всегда будет видеть в ней ту девочку, несмотря на то, что однажды произошло между ними.

   Он поднялся и предложил ей руку.

* * *

   – Ей-богу, – сказала леди Куинн, усаживаясь в кресло рядом с Анной и энергично обмахиваясь веером, – нет ничего лучше собственной свадьбы, чтобы снова почувствовать себя легкомысленной девушкой. – Она с нежностью взглянула на Тео, который разговаривал в уголке с Люком, графом Уэймсом и еще несколькими джентльменами.

   – Ты выглядишь очень счастливой, тетя Марджори. – Анна поцеловала крестную в щеку. – Я давно надеялась, что это произойдет, потому что дядюшку Теодора тоже очень люблю.

   – Ты и выглядишь как легкомысленная девушка, тетя Марджори, – улыбнулась Агнес.

   – Боже упаси! – воскликнула леди Куинн.

   – Или лучше сказать, как молодая невеста, – уточнила Шарлотта.

   – Красивая молодая невеста, – добавила Констанс.

   Леди Куинн от души рассмеялась. Бракосочетание состоялось всего несколько часов назад в церкви святого Георгия при большом стечении гостей. По настоянию герцога свадебный завтрак был подан в лондонской резиденции Харндонов.

   И сейчас, когда целая армия слуг бесшумно убирала остатки пиршества, гости разбрелись по комнатам и по саду.

   – Послушай, дитя мое, – снова обратилась леди Куинн к Анне, – ты, должно быть, думаешь, что у меня полностью отсутствует чувство долга, потому что я привезла Эмили в Лондон на сезон, а сама в середине сезона вышла замуж да еще позволяю Тео увезти себя на две недели на озера. Я бы не согласилась – да и Тео не предложил, бы поездку, – если бы Эмили сама не убедила меня, что хочет поехать в Пенсхерст вместе с тобой и Харндоном.

   – Эмили и меня убедила, тетя Марджори. Она хочет провести пару недель со мной и детьми. Мы скучаем друг без друга. Но она вернется в Лондон и проведет здесь конец сезона. Трудно поверить, как сильно она изменилась. – Анна посмотрела в другой конец бального зала.

   Эмили сидела в низком кресле возле двери, выходящей в сад. Она была, как всегда, элегантна и красива, однако раскраснелась и выглядела слегка встрепанной в окружении детей, требовавших ее внимания.

   – Не понимаю, Анна, – сказала Шарлотта, – почему ты разрешаешь Эмили ехать с тобой в Пенсхерст. Это неприлично. Джеримайя считает даже, что это скандально.

   Она может поехать туда только в качестве невесты лорда Эшли Кендрика. Но при сложившихся обстоятельствах ей лучше было бы пожить, пока отсутствует леди Куинн, с Виктором или со мной.

   – Мы с Виктором были бы счастливы принять ее, Анна, – добавила Констанс.

   – Эмили совершеннолетняя, – решительно возразила Анна. – Ей хочется погостить в Пенсхерсте. Ничего неприличного в этом нет, потому что мы с Люком будем рядом с ней.

   Леди Куинн отвела взгляд от Эмили и с удовлетворением заметила, что лорд Эшли – для нее теперь просто Эшли – стоит, опершись на каминную полку, в полном одиночестве, не участвуя в разговоре. С задумчивым видом он наблюдал за Эмили. Не напрягая воображения, можно было предположить, что он страдает от неразделенной любви.

   Похоже, что все может сложиться очень удачно, решила леди Куинн. И жертвы, на которые пошли она и Тео, организовав собственную свадьбу, а потом и свадебное путешествие в самый разгар сезона, будут не напрасны.

   Жертвы? Разве это жертвы? Леди Куинн взглянула на своего супруга. Он встретился с ней глазами, и они улыбнулись друг другу.

* * *

   День был сонным, солнечным.. Внутри экипажа было тепло. Анна, укрывшись шалью, укачивала сына. Эмили, заметив, как двигаются ее губы и какое мечтательное выражение появилось у нее на лице, подумала, что она, должно быть, поет колыбельную. Наверное, и ей мать пела колыбельные песни до того как она потеряла слух, подумала Эмили. Она почти помнила их – почти, но не совсем.

   Откинув голову на спинку сиденья удобного экипажа, Эмили с интересом смотрела в окошко. Хорошо было бы, если бы тетя Марджори и лорд Куинн не решили отправиться в свадебное путешествие. Хорошо было бы, если бы Эшли не приезжал в Лондон. Ей хотелось, чтобы ее жизнь шла без изменений до конца сезона. Она была счастлива – по крайней мере ей удалось убедить себя в этом. Если бы все продолжалось без изменений и дальше, то, возможно, самообман превратился бы в правду. А теперь она не была уверена в том, что сможет вернуться в Лондон через две недели.

   Анна вдруг прикоснулась к ее руке и указала на что-то за окном. Вдали, за парком, показался большой дом, выглядевший весьма импозантно. По обе стороны от него располагались более низкие строения. За домом виднелись покрытые лесом холмы. Эмили наклонилась к окошку и увидела к востоку от дома шпиль церкви и окружавшие ее деревенские домики.

   Отныне, где бы она ни находилась – на континенте с тетей Марджори, в Боудене с Анной или в Элм-Корте с Виктором, – стоит ей закрыть глаза, как она сможет представить себе этот великолепный дом и спокойный, мирный пейзаж вокруг. Отныне это было его место. Он был бы здесь счастлив, если бы вместе с ним на родину вернулись Элис и Томас. Но теперь он никогда не будет счастлив. Он любил жену и винил себя в ее смерти. Жить в этом доме для него, наверное, скорее наказание, чем удовольствие, печально размышляла Эмили.

   Премиленькая деревня располагалась в центре зеленого луга, спускавшегося к реке. Дома в деревне были опрятными, ухоженными. Прохожие на улице останавливались и провожали взглядами их кортеж. Эшли здесь уже знали и, наверное, успели полюбить. Многие приветствовали его улыбками.

   Экипаж свернул на мост, перекинутый через реку. Впереди виднелись ворота, ведущие в парк. Экипаж замедлил ход и остановился возле небольшого коттеджа, окруженного любовно ухоженным садиком. В садике вблизи розовых кустов копалась в земле молодая женщина. Она распрямилась при виде экипажа, но не улыбнулась и не поздоровалась.

   Пожилой мужчина наблюдал за маленьким мальчиком, который с увлечением катался на калитке. Эшли заговорил с ними, представил Люка и обернулся к экипажу. Эмили опустила стекло на окошке.

   – Мистер Бинчли долгое время был управляющим в Пенсхерсте, – сказал Эшли. – Он представляет собой настоящий кладезь полезной информации о поместье и его окрестностях, в чем я убедился, пропустив с ним несколько кружечек эля.

   Эмили взглянула на миссис Смит, которая молча стояла в стороне. Она очень хороша собой, отметала Эмили. Наверное, она вдова, если живет вместе с сыном у своего отца. Поймав на себе взгляд молодой женщины, Эмили приветливо улыбнулась, и Кэтрин Смит в первый раз улыбнулась в ответ. Экипаж двинулся дальше.

   Дом действительно был почти новым, как заметила Эмили, когда они, обогнув конюшни, остановились перед широкими ступенями, ведущими к массивной двустворчатой двери парадного входа. Из дома открывался вид на парк, реку, дорогу и земельные угодья на несколько миль вокруг.

   :Люк помог спуститься жене и детям, а Эшли повернулся к Эмили. Держась за его руку, она поставила ногу на верхнюю ступеньку экипажа, но он не стал ждать, пока она спустится, а, обхватив за талию, приподнял ее и на мгновение прижался к ней всем телом. Люк и Анна, занятые детьми, не смотрели в их сторону.

   Глаза Эшли улыбались. И хотя страдание не исчезло из них, а всего лишь куда-то отступило, Эмили ощутила, что сейчас он радовался жизни.

   – Добро пожаловать в Пенсхерст, Эмми, – сказал он. – Добро пожаловать в деревню, к природе, маленький олененок.

   Он задержал руки на ее плечах, и на мгновение она почувствовала себя по-настоящему счастливой. Как ни глупо, но ей показалось, что она приехала домой.

Глава 18

   Эшли стоял в своей комнате у окна. В ветвях под окном весело щебетали птицы. В это раннее утро напряжение почти отпустило его. Он чувствовал, что ему нравится новый дом, что он почти любит его. Всего через несколько комнат от него спали Люк и Анна, а в детской – их дети. А главное, в доме находилась Эмми.

   Вчера вечером он снова зашел в комнаты Элис и долго стоял в гостиной, ни к чему не прикасаясь, ощущая ее присутствие и вдыхая едва заметный запах ее духов. Он почти решился освободить комнаты от ее вещей: что-то раздать, что-то сжечь. И Люк, и Родерик Каннингем говорили ему, что он должен простить себя. Но Люк не знал, что Эшли ненавидел жену, хотя и жалел. Не знал Люк и того, что в ту роковую ночь он был не на деловой встрече, а в постели другой женщины. Не знал, что, горюя о потере ребенка, которого любил, Эшли испытывал также и облегчение от того, что его наследником не будет сын другого мужчины. Он даже знал, кто был отцом ребенка – красивый рыжеволосый армейский капитан, уехавший из Индии задолго до рождения своего сына.

   Этим утром Эшли чувствовал, что все-таки, возможно, жить стоит. «Теперь я вижу, что не правильно понял истинный характер вашей заботы об этой леди», – сказал ему сэр Генри Верни, и эти слова не раз вспоминались ему. Он смирился с тем, что Эмми больше не девочка: она – женщина.

   Он вдруг улыбнулся и наклонился вперед, облокотившись на подоконник. Как это он сразу не догадался? Нет, пожалуй, давно догадался и, стоя здесь, почти ждал этого.

   Эмми вышла из дома и торопливо направилась в сторону реки. Солнце едва взошло. Наверное, даже слуги еще не встали. Его немного разочаровало лишь то, что она была одета так, словно собралась на прогулку в лондонский парк.

   На ней была даже шляпка, задорно сдвинутая на лоб.

   Когда Эшли ее нагнал, она стояла на дорожке, вьющейся вдоль реки, и смотрела на утку, плывущую в сопровождении выводка пушистых утят. Когда Эмми заметила его, улыбка не исчезла с ее лица. Она указала на птиц.

   – Красота, – «сказала» она, поцеловав кончики пальцев и протянув руку в сторону реки.

   Эшли боялся вызвать ее недовольство, нарушив уединение, но этого не произошло. Несмотря на нарядное платье и шляпку, она была сейчас больше похожа на ту Эмми, которую он любил. Волосы у нее не были напудрены, на лице не было ни косметики, ни мушек, а в улыбке не чувствовалось принужденной веселости, от кот торой ему стало не по себе в Воксхолле.

   – Да, здесь очень красиво, – согласился он, пользуясь не только голосом, но и жестами. – Я знал, что тебе здесь понравится, Эмми. Ты еще не все видела.

   Была бы она так же счастлива сейчас, если бы вышла за него замуж ради соблюдения приличий и под давлением родственников? Они были бы уже более месяца вместе. Но Эмми не пожелала выходить за него замуж и нашла в себе силы не поддаться никакому давлению.

   Он привез ее сюда, чтобы добиться ее руки, понимая, что ему не следует быть слишком самоуверенным. Нельзя сделать ни одного ложного шага, иначе он может потерять ее дружбу. К этому времени он окончательно понял: дружба Эмми – единственное, что может направить его жизнь в правильное русло и что давало ему редкие минуты душевного покоя. Он был готов признать значимость ее безмолвного мира, дать ей понимание.., и любовь. Но прежде всего – дружбу. Даже если ему придется всю жизнь довольствоваться только ее дружбой, он должен приложить все силы, чтобы не потерять права на нее.

   Он продел руку Эмми под свой локоть и молча повел ее по дорожке. Когда идешь рука об руку с другом, в разговоре нет необходимости. С одной стороны дорожки медленно катила воды река, с другой – ее укрывали от посторонних взглядов деревья и кустарники, посаженные таким образом, чтобы создать атмосферу полного уединения и покоя. Присутствие Эмми делало это место прекраснее, чем когда бы то ни было.

   – Ты захватила с собой сюда свои принадлежности для рисования? – спросил он, прикоснувшись кончиками пальцев к ее подбородку, чтобы она повернула к нему голову.

   – Да, – кивнула она.

   – Но ты не пользовалась ими после отъезда из Боудена?

   – Нет, – покачала она головой.

   – Почему?

   – Я, – показала она ему жестами и сияющей улыбкой, которую он заметил в Лондоне, – была слишком занята, наслаждаясь жизнью. Мне было не до живописи.

   – Понимаю. Но живопись важна для тебя Эмми.

   – Да, – неохотно согласилась она, немного помедлив.

   – Наслаждение жизнью ради наслаждения в конце концов приедается, – сказал Эшли. Она наморщила лоб, не поняв смысл сказанного. – Такой жизнью нельзя наслаждаться вечно, – пояснил он.

   Она потупила взор, очевидно соглашаясь с ним. Он дал ей время подумать, но был намерен довести разговор до конца. Его не покидало тревожное чувство, что, овладев ее телом, он вытолкнул ее из мира, который она создала для себя из собственного безмолвия. Это был счастливый мир, равнозначной замены которому она не нашла. Он должен постараться хотя бы вернуть ей ее мир.

   – Эмми... – Он прикоснулся к ее руке, заставляя взглянуть на него. – Ты сделаешь для меня кое-что? – Она насторожилась. – Я пригласил тебя сюда, чтобы помочь обрести свободу. Ты отстояла свободу, отказавшись выйти за меня замуж. Это был необычайно мужественный поступок, учитывая, что вся семья, объединив усилия, оказывала на тебя давление. Ради свободы ты отказалась от всего, что было самым красивым и самым важным в твоей жизни. Я хочу вернуть тебе это. – Он обвел широким жестом реку и парк. – Ты меня понимаешь? Или я слишком многословен и ты устала меня слушать?

   Она остановилась и посмотрела на него встревоженно.

   Но показала жестом, что поняла его.

   – Эмми, – продолжал он, – позволь мне дать тебе кое-что действительно ценное. Я хочу, чтобы ты вела себя здесь так, как тебе хочется. Если не хочешь ездить с визитами вместе с Люком и Анной, не езди. Если хочешь ходить с распущенными волосами или босиком, так и поступай. А самое главное, продолжай писать картины. Это твой способ высказаться, не прибегая к помощи слов. Если хочешь, отнеси свои краски и мольберт в летний домик. Ты примешь от меня этот подарок?

   На мгновение в ее глазах выступили слезы, но она не позволила им пролиться и кивнула.

   – Д-а-а, – произнесла она Хотя он предлагал ей свободу, па самом деле ему безумно хотелось прижать ее к себе покрепче и никогда не отпускать. Но он понимал, что Эмми – натура свободолюбивая и никогда не будет счастлива в неволе Если бы она вышла за него замуж тогда, в тех обстоятельствах, она никогда не была бы счастлива, как ни горько эго сознавать.

   Ведь вполне может случиться, что подходящих обстоятельств никогда не будет. Эгоистические соображения не помогают, а только мешают.

   – Эмми, – сказал он, – можно мне бывать с тобой... хотя бы время от времени? Не все время. И даже не часто.

   Всего лишь иногда? Ты и не представляешь себе, как много я получаю всего лишь от пребывания рядом с тобой. – Она кивнула. – Ты разрешаешь? – Он поцеловал ей руку. – И мы продолжим занятия и сделаем из тебя настоящую болтунью.

   Она весело улыбнулась и, пожав плечами, подняла кверху обе руки.

   – Почему бы и нет?

   – Может быть, начнем сейчас? И увеличим вдвое твой словарный запас? – Оба рассмеялись. – Какое слово ты хотела бы научиться произносить? «Нет»?

   – Нет, – решительно возразила она и указала пальцем ему на грудь.

   – Эшли? – догадался он. – Давай попробуем.

   Эмми покраснела и закусила нижнюю губу. Он сразу же понял, что она, должно быть, пробовала произносить его имя перед зеркалом. Движения губ были четкими и точными. Но он скорчился от смеха, услышав, что получается, Эмми ущипнула его за плечо, раздраженно нахмурилась, а потом тоже рассмеялась.

   – Не Азхлее, – поправил он. – Эшли.

   – Я так и сказала, – нетерпеливо показала она ему жестом и плечами.

   – Шш-шш-шш, – произнес он, держа одну ее руку перед своими губами и прижимая пальцы другой к своему горлу.

   – Ш-ш-ш, – послушно повторила она. И наконец, после пятиминутных стараний, выговорила:

   – Ахшли.

   Надо бы еще поработать над произношением, подумал он, но его имя, произнесенное ее милым, низким, глуховатым голосом, звучало восхитительно.

   – Да, – кивнул он, нежно улыбаясь. – Да, Эмми.

   – Да-а, Ахшли, – сказала она и, закрыв лицо руками, рассмеялась.

   Он обнял ее за плечи, привлек к себе, и оба смеялись, раскачиваясь из стороны в сторону. Когда она взглянула на него, глаза ее искрились весельем.

   – Да-а, Ахшли.

   Очень довольные собой, они улыбнулись друг другу.

   За последние полчаса он обнаружил, что в разговоре нег необходимости. Утром они с Эмми сумели разделить радость, не прибегая к помощи слов. Когда они возвращались домой, Эшли чувствовал себя почти в ладу с самим собой.

* * *

   До сих пор самым любимым местом Эмили на земле был Боуден. Она любила его больше, чем Элм-Корт, где родилась и прожила до четырнадцати лет. Она всегда считала, что в Боудене будет чувствовать себя как дома до конца жизни. Но Пенсхерст, еще до того как она обследовала все уголки парка и дома, вызывал у нее странное, щемящее чувство. Возможно, потому, что принадлежал Эшли.

   Позднее, после завтрака, когда воздух прогрелся, все вышли прогуляться. Сначала они чинно гуляли с детьми по дорожкам, и Эшли показывал им то липовую аллею, то искусственное озерцо, то открывающийся живописный пейзаж Вскоре детям потребовались более подвижные развлечения, и Люк с Эшли принялись играть с ними в мяч, а Эмили и Анна уселись отдохнуть на траве.

   – Мама, – попросил Анну Джордж, – можно мне пойти поиграть с маленьким мальчиком?

   – С маленьким мальчиком? С Эриком из коттеджа?

   Но он, возможно, занят, Джордж. Да и я не могу отпустить тебя одного.

   – Со мной может пойти тетя Эмили.

   Эмили улыбнулась и кивнула, поднимаясь.

   Когда они почти дошли до ворот, Джордж побежал вперед и увидел Эрика, по обыкновению катавшегося на калитке перед коттеджем. К тому времени как Эмили подошла к ним, они уже оживленно беседовали. Она улыбнулась Эрику.

   – Джордж пришел ко мне поиграть, – сказал ей Эрик. – Мне четыре года. А как зовут вас? – Он взглянул на Джорджа, потом снова перевел взгляд на нее. – Вы не можете слышать и говорить? А меня вы понимаете?

   Эмили кивнула. На пороге коттеджа, вытирая руки о белый фартук, показалась миссис Смит.

   – Мама! – крикнул Эрик, не отрывая взгляда от лица Эмили. – Джордж пришел поиграть со мной. А эта леди не может слышать и говорить. Но она все понимает. Только надо смотреть на нее.

   Миссис Смит смутилась и поманила рукой Эмили.

   – Входите, пожалуйста, – проговорила она, старательно произнося слова.

   Эмили неожиданно тоже смутилась. Она привыкла бродить по Боудену, где люди приспособились к ее недугу. А здесь люди терялись, не зная, как себя вести с ней. Миссис Смит улыбнулась ей.

   – Вы леди Эмили Марлоу? Я правильно запомнила ваше имя? Как мило, что вы привели сюда мальчика поиграть с Эриком. Ведь это старший сын герцога, не так ли?

   Эрику здесь одиноко, но у него очень богатое воображение. – Она покраснела. – Вы и вправду умеете читать по губам?

   Эмили кивнула и улыбнулась в ответ.

   В коттедже, обставленном скромно, все выглядело очень опрятно. Навстречу Эмили вышел мистер Бинчли.

   Он, несомненно, был настоящий джентльмен, как и его дочь – настоящая леди, хотя, как заметила Эмили, они были явно небогаты. Низко поклонившись, мистер Бинчли приветливо улыбнулся.

   – Для нас большая честь, миледи, – сказал он. – Как вам понравился Пенсхерст? – Дочь что-то поспешно объяснила ему, и он очень смутился.

   Эмили улыбнулась ему.

   Миссис Смит ушла на кухню, чтобы приготовить чай.

   Эмили сидела рядом с мистером Бинчли. Оба молчали, а Эмили знала, что люди, которые могут слышать, обычно расстраиваются, если наступает пауза в разговоре. Она могла бы, конечно, нарушить молчание и произнести свое «д-а-а».

   Это было бы, наверное, забавно, но она промолчала. Мистер Бинчли нервно потирал руки. Эмили сделала манящий жест и слегка похлопала пальцами о большой палец. Поговорите со мной – означал этот жест. Она чувствовала себя ужасно глупо.

   – Я и не знал, что глухонемые могут читать по губам, – признался он.

   Она улыбнулась и постучала пальцем себе в грудь: я могу. И рассмеялась.

   Смех явно разрядил атмосферу, мистер Бинчли расслабился и начал говорить – медленнее, чем прежде. Эмили с облегчением заметила, что понимает его. Он рассказал о Пенсхерсте и окрестностях и о том, что все были рады приезду нового владельца. Сам он много лет работал управляющим в Пенсхерсте, пока не оставил это место после смерти мистера Грегори Керси, сына сэра Александра Керси.

   Вернулась его дочь с чайным подносом в руках. Она, поджав губы, взглянула на отца, и Эмили успела прочесть по губам то, что она ему сказала:

   – Зачем ты снова повторяешь эту выдуманную историю, папа? Ты не сам ушел. Тебя заменили другим человеком.

   – Сейчас не время и не место говорить об этом, Кэтрин. – Он поднялся и поклонился Эмили. – С вашего позволения, я вас покину. Спасибо, что привели сюда мальчика, леди Эмили.

   Миссис Смит заговорила с ней об Эрике, о том, как печально, что у него нет ни братьев, ни сестер. Муж ее умер. Помолчав, она стала рассказывать о том, что выросла в Пенсхерсте и много времени проводила в главном доме, потому что дружила с Элис Керси. Они были подругами в детстве, подчеркнула она. У Эмили создалось впечатление, что потом они уже не были подругами.

   Эмили было легче понимать Кэтрин, чем ее отца. Но она решила не злоупотреблять гостеприимством, подумав, что, наверное, утомительно занимать разговором незнакомого человека. Когда она уходила, миссис Смит сказала с улыбкой:

   – Я очень благодарна за то, что вы пришли. С вами легко разговаривать. Вы умеете принимать участие в разговоре, хотя и не говорите. Если пожелаете, приходите к нам еще. Ведь вы пробудете в Пенсхерсте некоторое время?

   Эмили кивнула, с улыбкой попрощалась с хозяевами и вместе с Джорджем отправилась по дорожке к дому, чувствуя, что приобрела нового друга. Женщину, которая вчера не улыбнулась ни Эшли, ни Люку, но и вчера, и сегодня улыбалась ей. Женщину, которая была обижена тем, что ее отца лишили места управляющего Пенсхерстом после смерти брата Элис. Интересно, кто его уволил? Сэр Александр Керси, который в то время находился в Индии? Или Элис, которая, должно быть, оставалась хозяйкой Пенсхерста после смерти брата и до своего отъезда в Индию? Но почему?

   Кэтрин Смит явно не любила Элис.

   Эмили не хотелось знать о прошлом. Она была намерена насладиться двумя неделями пребывания здесь, хотя понимала, что потом будет с грустью вспоминать о них и жалеть о том, что они пролетели и, возможно, никогда не повторятся. Ей хотелось радоваться дружбе с Эшли и свободе, которую он ей подарил, хотелось насладиться жизнью в этом месте, к которому она испытывала странную привязанность. Эшли, подумала она, понимал ее лучше, чем кто-либо, лучше даже, чем Анна или Люк. Эшли понимал, что, несмотря на ее недуг, она – полноценная личность.

   Она вздохнула. Не следует забывать, что через две недели она снова уедет из Пенсхерста.., и от него.

Глава 19

   Целых три дня Эмили обследовала каждый уголок огромного парка вокруг Пенсхерста. Она уходила из дома рано утром, иногда до восхода солнца, а иногда после обеда. Летний домик, о котором упоминал Эшли, выходил окнами на реку. Из-за деревьев отсюда не были видны ни главный дом, ни деревня. Наверное, тот, кто построил домик, хотел создать для себя иллюзию полного уединения. Как и говорил Эшли, в домике почти не было мебели, но все было вычищено и приведено в порядок. На старенькой кушетке лежали свежие мягкие подушки и свернутое одеяло.

   На третье утро она захватила с собой в летний домик кисти, краски и мольберт, хотя рисовать даже не попыталась. Окружавшая ее красота пока не затронула ее душу.

   Со временем это произойдет. Но время нельзя торопить.

   Все должно произойти само по себе. А пока ей было очень приятно просто сидеть на кушетке и смотреть сквозь низкое – вровень с полом – окно, на склон холма и на поля вдали за рекой.

   Она оставила дверь открытой и вскоре почувствовала, что в дверном проеме кто-то появился. Эшли стоял, опираясь о притолоку, и улыбался ей.

   – Я знал, что здесь ты будешь чувствовать себя как дома, Эмми, – сказал он и взглянул на мольберт. – Я рад, что ты собираешься здесь рисовать. И рад, что снова вернулся мой маленький эльф.

   Эмили не привезла с собой из Боудена старую одежду, но в это утро надела самое простенькое из своих платьев, волосы просто перевязала на затылке лентой и, конечно, не надела обуви. Только за последние три дня она вспомнила, как важно для нее ощущать непосредственное соприкосновение с землей.

   – Ты позволишь мне сесть? – спросил он, указывая на место рядом с ней на кушетке.

   Она кивнула. Эшли уселся рядом и взял ее руки в свои, но больше не произнес ни слова. В течение получаса, а может, еще дольше они сидели рядом, держась за руки, и наблюдали, как раннее утро постепенно переходит в день.

   Молчание – идеальный способ общения, подумала Эмили. Ей казалось, что Эшли начинает это понимать. Возможно, она действительно может научить его чему-нибудь?

   Он учил ее говорить, она его – молчанию.

   – Я сейчас уйду, – сказал он наконец. – А ты оставайся здесь сколько захочешь. Спасибо, что позволила мне провести с тобой время. – Он наклонился и бережно поцеловал ее в губы, а потом ушел.

   Наверное, было бы легче, если бы он совсем не любил ее. И если бы не пригласил сюда. Нет, она не может жалеть о том, что он ее по-своему любит. И у нее было странное чувство, что ее приезд сюда был предопределен.

* * *

   На четвертое утро Эмили отправилась в противоположную сторону от реки и холмов, которые манили ее уединением и покоем. Но ей хотелось увидеть все, поэтому она пошла в другом направлении, миновала липовую аллею, рощицу и добралась до границы парка. За живой изгородью виднелась проезжая дорога.

   Ей не хотелось поворачивать назад. Ночью шел дождь, а сейчас тучи рассеялись, выглянуло солнце. Воздух был свеж и прохладен. Но в таком виде, тем более босиком, нельзя было идти дальше. В округе ее почти никто не знал, и она не сможет ни о чем спросить у прохожих, если потребуется. Она закрыла глаза и подставила лицо ветру, взъерошившему ее волосы, которые она даже не стянула лентой.

   В живой изгороди был просвет, где соорудили деревянные приступки, чтобы перелезать на другую сторону. Она взобралась на них и уселась на верх ней ступеньке, любуясь на поля и луга за дорогой. Красота реки здесь не завораживала, а холмы не манили уединением. Красота здесь казалась неброской. Это была Англия.

   Эмили пожалела, что не захватила с собой мольберт и краски. Если суметь взглянуть не только глазами, но и сердцем, то и в том, что кажется самым обычным, можно разглядеть необычное.

   Ее размышления были прерваны. Она почувствовала чье-то присутствие и еще до того, как увидела незнакомого мужчину, поняла, что это не Эшли. На дороге неподалеку от нее появился всадник. На нем был красивый костюм для верховой езды, на плечи накинут плащ, сапоги ярко начищены, треуголка слегка надвинута на лоб. Он бросил на нее одобрительный взгляд и улыбнулся.

   – Я уж подумал, что ты глухая, – сказал он.

   Должно быть, он что-то говорил ей до того, как она почувствовала его присутствие. Она улыбнулась ему. Его слова показались ей забавными, но немного смутили. Этот довольно красивый молодой человек, судя по всему, любил порисоваться.

   – Черт возьми, мне повезло, что я так рано выехал! А ты, девушка, видно, сбежала от своих коров? – Он спешился и подошел ближе.

   Она покачала головой. Улыбка мгновенно исчезла с ее лица. Ее приняли за доярку? Это послужит ей хорошим уроком: в таком виде нельзя появляться за пределами поместья.

   – Такому заду и таким ручкам, – продолжал он, – я найду более приятное применение. – Карие глаза похотливо оглядывали ее с головы до ног. Он отпустил лошадь щипать придорожную траву и направился к Эмили.

   Она решительно покачала головой и вздернула подбородок. Сердце у нее тревожно заколотилось. Как она успела заметить, этот человек, невысокий, но крепкий, явно привык командовать.

   – Ты потеряла дар речи? – снова рассмеялся он. – Ну полно тебе, девушка. Дай-ка мне попробовать на вкус твои губки. А может, и что-нибудь другое...

   Да, пожалуй, так и сделаем, только «что-нибудь другое» я не просто попробую, а устрою себе настоящее пиршество.

   К счастью, на дороге нет ни души, а живая изгородь послужит хорошим прикрытием.

   Эмили не все смогла прочитать по губам, но в этом не, было необходимости. Она безумно испугалась. Эшли...

   Эшли! На мгновение страх сковал ее тело и разум. Она могла лишь мысленно произносить его имя и ждать чуда.

   Незнакомец подошел еще ближе.

   – Нет. – Она сделала жест, как, бы отодвигая его руками. – Нет.

   – Нет? – надменно переспросил он, хотя глаза его по-прежнему смеялись. – Ты говоришь «нет», дурашка? А я говорю «да». Я дам тебе возможность заработать полсоверена еще до завтрака. Щедрая сумма для отлынивающей от работы скотницы. Но если ты будешь артачиться, то можешь не заработать даже полфартинга.

   Ее разум наконец пробудился. Она улыбнулась уголками губ и, не сводя с него глаз, перекинула ноги на свою территорию. Он молча наблюдал за ней.

   Я леди Эмили Марлоу. Я гощу в Пенсхерсте. Герцогиня Харндон – моя сестра. Но незачем было зря тратить время на мысленное составление этих фраз, которые она могла бы написать, если бы имела возможность, но не произнести. Мозг ее, к счастью, лихорадочно работал.

   Он, очевидно, принял ее движение за согласие.

   – А-а, ты не против получить полсоверена, не так ли?

   Должен сказать, ты об этом не пожалеешь. Тебе это дело доставит не меньше удовольствия, чем мне.

   Он находился от нее уже на расстоянии вытянутой руки.

   Неожиданно она широко раскрыла глаза, взглянув на дорогу за его спиной, и указала туда театральным жестом. Она очень надеялась, что сумеет правильно произнести это слово:

   – Т-т-ам!

   Он быстро оглянулся, а Эмили спрыгнула с приступки и бросилась бежать. Влажная трава скользила под ногами. Она понимала, что опережает его лишь на несколько секунд. Ему не составит большого труда перелезть через изгородь, а бегает он наверняка быстрее, чем она. По спине пробежали мурашки от ужаса, но она не осмеливалась обернуться, чтобы не потерять ни секунды. От страха она с трудом дышала и плохо соображала.

   Наконец она все-таки оглянулась.

   Незнакомец успел перелезть через изгородь, но, должно быть, поскользнулся на мокрой траве. Он насмешливо приложил руку к полям шляпы и что-то проговорил, но на таком расстоянии Эмили не смогла прочитать по губам, что именно. Она снова пустилась бежать.

   Ворвавшись в дом и поднявшись по лестнице, она распахнула дверь комнаты Эшли, даже не удивившись тому, что знает, где она находится. Эшли не было. Она бегом спустилась вниз и заглянула в малую гостиную. Но и там никого не было.

   Лакей в просторном холле с непроницаемым лицом сообщил ей, тщательно выговаривая слова:

   – Милорд уехал прогуляться верхом, миледи, вместе с его светлостью. Ее светлость находится в детской.

   Анна... Люк... Не к ним она бежала за помощью. Она кивнула лакею и стала подниматься по лестнице. Плотно закрыв за собой дверь своей комнаты, она принялась ходить из угла в угол, время от времени подходя к окну. Наконец она бросилась ничком на постель. Ей хотелось, чтобы Эшли крепко обнял ее, хотелось положить голову ему Не" грудь и почувствовать, как бьется его сердце. Она поджала колени и свернулась клубочком, дрожа так, что зубы выбивали дробь. Но у нее не было сил даже натянуть на себя одеяло.

   «Эшли, – думала она, – возвращайся домой. Прошу тебя, возвращайся домой».

   Некоторое время спустя она взяла себя в руки и встала. решив, что он не должен застать ее в таком виде. Волосы у нее растрепались и спутались. Руки и ноги были испачканы грязью. Платье сбоку разорвано. Руки дрожали, колени подгибались. Она позвонила горничной и стянула с себя платье.

   Полчаса спустя, вымытая, в свежем платье, с волосами, заплетенными в косу и уложенными на затылке, Эмили едва ли чувствовала себя лучше. Она специально выбрала одно из самых любимых новых платьев – открытое, светло-зеленого, как весенняя трава, цвета, с отделкой из вышитых полевых цветов и нижней юбкой более светлого зеленого оттенка. Она медленно спустилась по лестнице – подбородок поднят, лицо спокойное. Довольно. Она уже устроила сегодня спектакль для слуг.

   Не уверенная, что сможет правильно произнести то, что хочет, она спросила у лакея:

   – Лорд Ахшли?

   – Милорд в библиотеке, миледи, – с поклоном ответил слуга. – Он с...

   Но она уже отвернулась и торопливо направилась к библиотеке. Ее снова охватила паника, как во время преследования. Она была почти в безопасности, но еще не совсем.

   Не дожидаясь отставшего от нее лакея, она распахнула дверь библиотеки и торопливо вошла.

   Эшли стоял неподалеку, спиной к двери, но сразу же повернулся, с удивлением глядя на нее. Эмми бросилась к нему и закрыла глаза, еще не добравшись до его объятий, потом спрятала лицо на его груди, почувствовав наконец себя в полной безопасности. Она глубоко вдохнула в себя его тепло и расслабилась, прильнув к нему.

   Это продолжалось недолго, потом он взял ее за плечи и отстранил от себя, испытующе заглянув в глаза.

   – Эмми? Что с тобой? Что произошло? Все в порядке, любовь моя. Я с тобой. Я не дам тебя в обиду.

   Уткнувшись лицом в его грудь, она не сразу заметила, что они не одни. Она отпустила Эшли и, отступив на шаг, обернулась. У окна, заложив руки за спину, стоял Люк.

   Около камина был кто-то еще, но она не рассмотрела, кто именно, а снова взглянула на Эшли.

   – Эмми, – проговорил он, стараясь сгладить неловкость, – сегодня утром меня ждала приятная неожиданность. Из Индии возвратился на родину мой друг, майор Родерик Каннингем. Он заехал навестить меня. Позволь представить его тебе. А ты, Род, познакомься с леди Эмили Марлоу, сестрой графа Ройса и свояченицей Люка.

   Эмили наконец подняла глаза и поняла, что они узнали друг друга. По его лицу медленно расплылась улыбка, и он отвесил ей элегантный поклон.

   – Леди Эмили, – произнес он, – я счастлив, что мне повезло приехать сюда именно в это время.

   Она инстинктивно присела в ответ. Эшли, должно быть, что-то говорил, но она не могла отвести взгляда от человека, который всего пару часов назад чуть не совратил ее за полсоверена. Рука Эшли легонько коснулась ее талии.

   – Неужели? – воскликнул майор Каннингем. – Ни за что бы не догадался. Поразительно! А вам не утомительно все время следить за губами, леди Эмили? – спросил он с подкупающе обаятельной улыбкой.

   Рука на ее талии заставила ее слегка повернуться. Глаза Эшли были все еще полны тревоги.

   – Но что тебя испугало, Эмми? – спросил он. – Что случилось?

   Она покачала головой. Когда он рядом, она не потеряет сознание, и вообще с ней ничего не случится, лишь бы только он не отпускал ее. Значит, этот человек – его друг?

   Армейский офицер, обязанный соблюдать кодекс чести? И поживет здесь какое-то время? Она улыбнулась.

   – Пожалуй, будет лучше, если Люк проводит тебя к Анне, Эмми. Мы поговорим с тобой позднее, в любое время, когда ты захочешь. Я должен устроить Родерика. И постараюсь во что бы то ни стало убедить его погостить у нас недельку-другую. Мы проведем очень приятную неделю. – Эшли радостно улыбнулся.

   Люк решительно взял ее под руку и направился вместе с ней к двери.

   «Какая же я наивная!» – думала Эмили. Несмотря на месяц, проведенный в Лондоне, она почти ничего не знала о жизни. Правда, она знала, что многие из мужчин ведут отнюдь не монашеский образ жизни и считают любую женщину, не принадлежащую к высшему сословию, легкой добычей. Может, в поведении майора Каннингема не было ничего подлого, поскольку его, несомненно, ввел в заблуждение ее вид?

   Нет, подумала она, несомненно, было. Она сказала «нет», даже вслух произнесла это слово, а он и не подумал обратить внимание на ее отказ. Он чуть не совратил ее.

   – Дорогая, – сказал Люк, останавливаясь на первой лестничной площадке, – ты была очень испугана. Ты вбежала в библиотеку, ища защиты у Эшли. Не могу ли я заменить его? Может быть, ты расскажешь мне, что тебя напугало?

   Люк в течение восьми лет был ей и братом, и отцом.

   Она любила его всем сердцем и доверяла ему безоговорочно. Она судорожно глотнула воздух, но вспомнила, что майор Каннингем – друг Эшли. Возможно, такое поведение не считается слишком предосудительным среди джентльменов, но его сочтут предосудительным, если узнают, что он вел себя таким образом по отношению к ней. И им обоим – и Люку, и Эшли – придется реагировать на это.

   Будет ужасно неприятно. А Эшли, судя по всему, так счастлив снова увидеться со своим другом... Она покачала головой, пожала плечами и улыбнулась, говоря тем самым Люку, что ничего с ней не случилось. Люк долго смотрел ей в глаза проницательными серыми глазами.

   – Ладно, – сказал он. – Я отведу тебя к Анне. Пора вывести детей на прогулку. Ты, дорогая, пойдешь с нами и будешь в полной безопасности. Я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

   Он потрепал ее по руке и снова пытливо заглянул в глаза. Эмили ответила улыбкой. «Теперь я в безопасности, – подумала она. – И буду в безопасности, хотя он проведет здесь целую неделю. Ведь теперь ему известно, кто я такая». Но она не чувствовала себя в безопасности.

   Привычный уютный мир безмолвия наполнили неведомые страхи.

Глава 20

   Весь день Эшли не покидало ощущение, что он в чем-то не оправдал ожиданий Эмми. Ей была нужна его помощь – очень нужна, судя по тому, как она влетела в библиотеку и бросилась к нему, спрятав лицо на его груди и не обратив внимания на присутствие в комнате Люка и Родерика.

   Эмми нуждалась в его помощи, а он не смог, видите ли, уделить ей внимание, потому что принимал приятеля. Он не оправдал ее надежд, потому что она явно не хотела довериться ни Люку, ни Анне. Люк потом сам сказал ему об этом.

   Оказывается, Эмми сделала вид, что все в порядке.

   Она и ему сказала то же самое, когда после обеда он спросил ее, ненадолго отозвав в сторонку. Она пожала плечами, весело улыбнулась, убеждая его, что все хорошо и вообще ничего страшного не произошло, и взбежала по лестнице за соломенной шляпкой, собираясь сопровождать Анну, которая ехала с ответными визитами.

   Эмми была спокойна и улыбалась, когда они возвратились домой, и во время обеда, на котором, кроме Родерика, присутствовали еще несколько гостей, а также в гостиной после обеда. Она рано ушла к себе, выскользнув из комнаты. Никто, кроме Эшли, не заметил, что она ушла. С помощью жестов они даже поговорили друг с другом, находясь в разных концах комнаты.

   – Тебя что-то тревожит? – спросил он, раздвинув пальцы и положив руки ладонями вниз на колени и чуть потряхивая ими.

   – Да, – кивнула она.

   – Хочешь, я сяду рядом с тобой? – Он указал себе на грудь и на место рядом с ней.

   – Нет. – Она покачала головой. – Я собираюсь уйти, – объяснила она, приложив обе руки к груди, а потом указав на дверь.

   – Ладно, иди. – Он улыбнулся и махнул рукой в сторону двери.

   – Спасибо. – Она приложила к губам кончики пальцев.

   Эшли проводил ее до двери встревоженным взглядом.

   Спокойствие, которое она демонстрировала весь вечер, было такой же маской, как и ее веселость в Лондоне. Она укрывалась от мира за этой маской.

   Сегодня утром, думал он, хмуро глядя на закрывшуюся за ней дверь, ему следовало оставить Люка развлекать разговорами Родерика, а самому отвести ее в сторонку и расспросить обо всем.

   У него возникло смутное подозрение относительно того, что произошло. Если даже ничего не произошло, то он подозревал, что знает, кто ее мог напугать. Судя по тому, как сильно она была испугана, нетрудно было представить себе, какого рода встреча могла произойти.

   Утром они с Люком прогулялись верхом. Когда они возвращались, у забора возле коттеджа мистера Бинчли стояла оседланная лошадь. Затем на пороге коттеджа появился хозяин лошади. Это был Верни. Эшли и не знал, что он вернулся из Лондона. Они холодно кивнули друг другу. Люк заговорил с ним и с Кэтрин Смит, которая тоже вышла из коттеджа. Потом выбежал Эрик.

   – Я поеду с дядей Генри, – заявил он. – Я увижу лошадок и щенков... И тетю Барбару, и леди Верни, – добавил он, немного подумав.

   Сэр Генри сел на лошадь, посадил перед собой Эрика, и они разъехались каждый своей дорогой.

   Эшли не мог избавиться от мысли, что Эмми и Генри каким-то образом встретились утром и что-то произошло.

   У него не было ни улик, ни доказательств, но были сильное предубеждение против сэра Верни и уверенность, что Эмми ему нравится. Ему также было известно, что этот человек соблазнил Элис и непоправимо испортил ей жизнь.

   Он незаметно вышел из гостиной вскоре после того, как ушла Эмили. Ее не было ни в одной из комнат, куда она могла бы уйти, чтобы побыть одной.

   Он поднялся па лестнице и остановился перед ее дверью, не решаясь постучать. Он понимал, что стучать глупо: она все равно не услышит. Но возможно, в комнате с ней находилась служанка. Правда, под дверью не было видно полоски света Решившись, он повернул ручку и робко открыл дверь. Как он и ожидал, в комнате было темно и пусто.

   Значит, она ушла из дома, что было весьма странно, после того как сегодня утром кто-то ее напугал. Тем более что уже темнело. Однако Эмми не всегда поступала так, как поступили бы другие женщины. Она черпала силы в общении с природой. И вполне возможно, отправилась сейчас на холм, в летний домик.

   Не рассердится ли она, если он за ней последует? Он решил, что не рассердится. Ведь утром она примчалась, к нему в надежде найти защиту. Правда, потом целый день делала вид, что все в порядке, но, возможно, это объяснялось тем, что он всякий раз заговаривал с ней на людях?

   Может быть, в уединении летнего домика она скорее доверится ему? К тому же его беспокоило, что она находится там одна.

   Эшли захватил с собой свечи и трутницу, выругав себя за то, что не догадался сделать это раньше. Небо было ясным, и, по всей вероятности, ночь будет звездной и лунной. Но наверное, для человека, который не может слышать, особенно неприятно не иметь возможности видеть из-за темноты.

   Конечно, не очень вежливо бросать гостей, но он предупредил Люка. Люк и Анна с успехом заменят его в роли хозяев, а Род был большим мастером развеселить любую компанию.

   Эшли уехал в Индию очень молодым человеком. Он быстро завел себе друзей, но самым близким и самым преданным стал Родерик Каннингем. Когда он прибыл со своим полком в Индию, его представили лорду и леди Кендрик, и он вскоре очень подружился с Эшли. Правда, на Элис его дружеская привязанность не распространялась.

   Элис его невзлюбила.

   Наверное, Родерик был единственным из друзей, кто знал о семейных проблемах Эшли, хотя Эшли никогда ему не жаловался, а Род никогда не совал нос не в свое дело.

   Но Эшли постоянно ощущал его сочувствие и поддержку.

   Именно Родерик обратил его внимание на даму, которая почти не скрывала намерения заполучить Эшли в свою постель. Эшли, который вынужденно вел холостяцкую жизнь, не устоял. Ночь, которую он провел с этой дамой, навсегда врезалась в его память.

   Род знал, что они вместе. Именно он примчался сообщить Эшли о трагедии. Род успокаивал его, был для него опорой. Он организовал все, что требовалось. Он обеспечил алиби, сказав, что Эшли был с ним всю ночь, что они разговаривали и пили, поскольку леди Эшли вместе с сыном собиралась заночевать у подруги. Он вел себя как настоящий друг.

   – Поезжай в Англию, Эш, – сказал он, – в Пенсхерст.

   Но не терзай себя слишком долго. Это был всего лишь трагический несчастный случай. В конце концов ты смиришься с этой мыслью и простишь себя. Тогда продай поместье, женись и обзаведись семьей. Начни жить сначала.

   Эшли был рад видеть Рода. Приятно сознавать, что у тебя есть настоящий друг, которому ты небезразличен.

   У летнего домика Эшли остановился. Уже стемнело, но дверь была раскрыта настежь. Подойдя ближе, он увидел, что Эмми сидит на кушетке.

* * *

   Целый день Эмми размышляла о том, стоит ли кому-нибудь рассказать о том, что произошло утром. Возможно, не Эшли, а Анне или Люку. Они могли бы подсказать ей, стоит ли ставить под угрозу дружбу Эшли с майором. Но Анна ужасно расстроилась бы, а Люк мог вызвать майора на дуэль. Некогда Люк имел репутацию опасного дуэлянта, но ведь майор Каннингем был военным и хорошее владение оружием было его работой.

   Целый день Эмми хранила свою тайну и старательно отгоняла страх. Но к вечеру страх овладел ею, как ни убеждала она себя, что смешно бояться, когда в доме полно людей. Когда за окнами стало темнеть, она могла думать лишь о том, что на дверях ее спальни нет замка. Едва ли майор посмеет приблизиться к ней теперь, зная, кто она такая. И все равно ей хотелось уйти из дома куда-нибудь, где она будет в безопасности. Что за неразумная мысль! Наверняка она будет в большей безопасности, если останется дома. Но Эмили уже не могла справиться с собой. Она выскользнула из гостиной, поднялась к себе, сняла корсет и кринолин, расчесала волосы и незаметно вышла из дома через боковую дверь;.

   Она решила пойти в летний домик. Взбираясь на холм, она подумала, что совсем не боится ни безлюдья, ни сгущающейся темноты.

   Летний домик еще хранил тепло дневной жары. Эмили оставила дверь открытой, уселась на кушетку и стала смотреть на пейзаж за темнеющим окном. Несколько минут спустя она почувствовала, что понемногу расслабляется. Завтра, думала она, надо заняться живописью.

   В это мгновение она почувствовала чье-то присутствие, но тревоги не испытала. Она обернулась. Эшли что-то говорил, но она не видела, потому что было слишком темно.

   Впрочем, это не имело значения. Ей не хотелось, чтобы он задавал вопросы и искал ответ в ее глазах. Она протянула к нему руку.

   Он сел рядом и взял ее за руку. Разве может быть что-нибудь лучше, чем возможность сидеть рядом с ним тихо и спокойно? Но ощущение полного покоя длилось недолго.

   Может быть, ему было бы лучше не приходить? – подумала Эмми. Теперь, когда ей не нужно было в одиночку бороться со своими страхами, она почувствовала, как ее снова охватывает паника, заставившая утром вбежать в библиотеку и искать защиты в его объятиях. Она склонилась к нему и положила голову на его плечо.

   Он, должно быть, знал язык ее тела, как умел читать по ее глазам и движениям рук. Он обнял ее одной рукой за плечи, склонил к ней голову и снова заговорил. А ей не хотелось говорить. Ей хотелось спрятаться на его груди, стать его частью, частью его силы. Она обняла его за шею и поискала губами его губы.

   Эшли крепко обнимал ее. Она чувствовала тепло его тела. А губы были такие нежные, успокаивающие. Но этого мало. Она раскрыла губы и прикоснулась языком к его губам. Он резко отпрянул от нее, что-то сказал и встал, подняв ее вместе с собой. Стоя, она смогла еще крепче прижаться к нему. Она обняла его за шею, а он держал ее за талию, прижавшись щекой к ее щеке.

   Эмили поняла, что всхлипывает, только когда он поднял голову и прильнул нежным поцелуем к ее губам. Она чувствовала, что он что-то шепчет ей, но лишь крепко прижалась губами к его рту. Безопасность была рядом. Совсем близко. До нее оставался всего один шаг.

   Не отпуская ее, Эшли одной рукой взял с кушетки сложенное одеяло и разложил его на полу. Он сбросил на пол и подушки, потом опустился вместе с ней на одеяло. Крепко обнявшись, они лежали рядом, и по вибрации его груди она поняла, что он продолжает что-то говорить.

   Потом он перевернул ее на спину и склонился над ней, В темноте она едва видела его лицо. Она протянула руку, развязала ленточку, стягивающую на затылке его волосы, и они упали свободными прядями на ее лицо. Он приподнял ее юбку и расстегнул свои бриджи.

   На мгновение в ее голове пронеслась мысль о грехе, о непристойности поведения, о скандале. Но она исчезла так же быстро, как появилась. Эмми сцепила пальцы у него на шее и привлекла его губы к своим. Его рука раздвинула ей ноги, и он принялся кончиками пальцев очень осторожно и очень нежно ласкать ее плоть, пока она не ощутила щемящую потребность принять его в себя, заполнить им место, принадлежащее ему.

   – Ахшли... – Она не была уверена, что движения ее губ сопровождаются звуком. – Ахшли...

   Ей вспомнилась тяжесть его тела, вспомнилась боль, когда что-то твердое проникло в нее. На этот раз боли не было. Она чувствовала себя в безопасности, когда он глубоко проник в ее лоно.

   Ей вспомнились ритмичные движения его тела, которые причиняли боль в прошлый раз. Сейчас боли не было и в помине. Она чувствовала, что ее нежно любят, получала наслаждение от этого ритма. Она запустила пальцы в его шевелюру, играя волосами. Упершись пятками в пол, она выгнулась ему навстречу, сжимая и расслабляя лоно в такт его движениям. Почувствовав мучительный прилив желания, она напряглась и, приподняв с подушки голову, уткнулась лицом в его плечо. Потом тело ее, содрогаясь, расслабилось.

   Дав ей возможность прийти в себя, он продолжал медленно двигаться. Эшли отдавал ей свою любовь потому, что она сама просила его об этом, ей это было нужно. Целый день она была испуганной и одинокой. Он понял, что она нуждается в нем, как месяц назад была нужна ему.

   С ним ей было тепло, спокойно и так хорошо! Эшли стал такой неотъемлемой частью ее самой, что, если бы он вздумал уйти, от нее ничего не осталось бы. Интересно, что будет завтра? Наверное, он снова предложит ей выйти за него замуж? Ладно, она подумает об этом утром. Наверное, завтра он снова примется казнить себя. А она будет бережно хранить воспоминание об их близости и будет знать, как это чудесно. В тот раз все вышло не так, как надо. Она хотела успокоить его, а вместо этого причинила страдания. На этот раз он, увидев, как ей плохо, успокаивал ее, отдавая себя. И ему это удавалось.

   Он ускорил ритм. Она вновь ощутила прилив желания, но теперь она все сознавала. Эшли затих, и она ощутила, как его жизненные соки горячей струей переливаются в ее тело. Потом он расслабился, и она почувствовала на себе всю тяжесть его тела. Ее охватило долгожданное чувство покоя.

Глава 21

   Опасаясь разбудить ее, Эшли около часа лежал не двигаясь. Целый день она была очень расстроена, а теперь мирно спала. Интересно, вспомнит ли она о том, как неохотно он сделал то, что сделал? Он пытался утешить ее, успокоить, не вторгаясь в ее тело. Ведь он пригласил ее в Пенсхерст, чтобы дать ей свободу и увидеть ее счастливой. Он совсем не хотел снова порабощать ее.

   Она была расстроена, цеплялась за него, всхлипывая, однако не хотела, чтобы он зажег свечи. Не хотела говорить о том, что ее напугало. И в конце концов он понял, что может ее успокоить, и отдал ей себя, как она это сделала для него в Боудене. Его утешала уверенность, что ее страх был вызван не тем, о чем он подозревал. Она, несомненно, не пошла бы с такой готовностью на близость с ним, если бы утром ее совратили.

   Эшли осторожно высвободил руку из-под ее головы.

   Эмми что-то пробормотала во сне и еще глубже зарылась лицом в подушку. Он на ощупь нашел трутницу, высек пламя и зажег свечу. Поставив свечу на стол, он прикрыл Эмми плащом и уселся на кушетку.

   Придется ему самому искать ответы. Желательно сегодня, в крайнем случае завтра. Это касалось отношений между Элис и Верни, смерти Грегори Керси, причин увольнения Неда Бинчли вскоре после этой смерти. А главное, надо было ответить на вопрос, что произошло с Эмми сегодня утром.

   Казалось, между всеми этими вопросами не существует связи. И все же внутренний голос подсказывал ему, что все это так или иначе взаимосвязано. Нелепая мысль. Каким образом, например, может быть связан несчастный случай в Индии с тем, что испугало Эмми сегодня? Или с увольнением Бинчли? Или с гибелью Керси?

   «Господи, – думал он, глядя на спящую Эмми, спутанные волосы которой почти целиком закрывали ее лицо и плечи. – Господи?, ведь я люблю ее!» Ему вспомнилось кое-что, запрятанное в самый потаенный уголок сознания. Когда, уезжая в Индию, он прощался с ней на дороге, ведущей из Боудена, то прижал ее к себе, а потом поцеловал. Ему вспомнилось охватившее его желание, которое тогда привело его в ужас. Он почувствовал себя негодяем, в котором проснулось похотливое желание к ребенку. Но ведь Эмми тогда не была ребенком. Она уже становилась женщиной. Ей было пятнадцать лет.

   И даже тогда он знал, хотя и не хотел признаться даже себе, что любит ее и как друг, и как брат, и как мужчина.

   Преимущественно как мужчина. Он боялся такой всеобъемлющей любви и старался подавить ее.

   Она открыла глаза и взглянула на него. Ни он, ни она не улыбнулись.

   – Я не позволю никому обидеть тебя, Эмми, – сказал Эшли, не вполне уверенный в том, что сможет выполнить такое обещание. Он объяснялся и словами, и жестами. – Я буду всегда защищать тебя и готов жизнь за тебя отдать. Ты мне веришь?

   – Да, – кивнула она в ответ.

   – Ты не должна бояться. Я знаю, что у тебя сильный характер и несгибаемая воля, Эмми. Ты сильнее, чем я. Я рад, что смог сегодня утешить тебя так же, как недавно ты утешила меня. Но я предпочел бы избавиться от того, что тебя пугает. Что все-таки произошло сегодня утром?

   – Ничего, – медленно покачала она головой.

   – Но ведь что-то случилось? – продолжал он. – И тебе удалось убежать?

   Эмили снова покачала головой. Но глаза выдали ее: они словно затуманились, и она сделала это умышленно.

   Почему она не хочет сказать ему правду? Или Люку? Может быть, боится причинить неприятности? Это было так похоже на Эмми.

   – Я начинаю думать, что мне было бы лучше остаться в Индии или, вернувшись на родину, держаться подальше от Боудена. Тогда ты была бы счастлива, Эмми. И сейчас готовилась бы к свадьбе с Пауэллом.

   Она резко села, протянула руку и прикоснулась к его колену.

   – Нет, – покачала она головой. – Нет, Ахшли, – сказала она. Глазами и жестами она показывала ему, что он не должен винить себя.

   – Ну что ж, – проговорил он, погладив ее по руке. – Пойдем, Эмми. Я отведу тебя домой.

   Она покачала головой и жестом показала, что останется здесь.

   – На всю ночь? – озадаченно Спросил он.

   – Да.

   Этого следовало ожидать. Куда могла броситься Эмми, если бы что-нибудь расстроило или испугало ее? Конечно, туда, где могла бы получить утешение от других людей.

   Именно это и произошло нынче утром – она прибежала к нему. Но, зная Эмми, легко предположить: чтобы прийти в себя, она укроется там, где может быть спокойна и счастлива, хотя большинству людей это было бы непонятно. Да, зная Эмми, можно было без труда предположить, что она предпочтет провести ночь здесь, на холме, чем в безопасности своей комнаты в главном доме.

   – Ладно, – сказал он. – В таком случае я останусь здесь с тобой.

   Она не возражала. Поднявшись на ноги, она подняла и его и вывела из домика. На небе светила луна и высыпали звезды. Они долго стояли, взявшись за руки, потом он обнял ее за плечи, и она положила голову ему на плечо.

   Не стала ли она любить его чуточку больше? – подумал Эшли. Нет, пожалуй, надеяться на это было бы слишком смело. Он не заслужил ее прощения и, возможно, никогда не заслужит. В его жизни по-прежнему оставалось немало темных омутов, которые могут никогда не исчезнуть. После возвращения из Индии он приносит одни неприятности тем, кого любит, и, наверное, никогда не сможет дать счастье другому человеку. Особенно Эмми.

   Но сегодня был исключительный случай. Эшли склонил голову и поцеловал ее в макушку. Она вздохнула. Сегодня, подумал он, Эмми его любила, нуждалась в нем, и он принес ей утешение.., и наслаждение. До этой ночи ни одна женщина так не наслаждалась близостью с ним. При воспоминании об этом он испытал благоговейный трепет.

   Завтра все будет по-другому. Дневной свет принесет с собой ощущение безопасности, она снова станет сильной. И будет любить его по-своему, нежно и крепко.

   Но сегодняшняя ночь была особенной. Время молчания и покоя. Молчания... Можно не говорить, подумал он, но мысленно разрываться от обилия слов, от которых молчание наполняется внутренними звуками. Настоящее молчание – это полное подчинение чувствам. Это, в конце концов, сама жизнь.

   Он долго стоял рядом с Эмили, пока смятение не покинуло его и он не почувствовал себя частью красоты этой ночи.

   – Давай вернемся в домик, – со вздохом сказал он наконец, повернув ее голову так, чтобы она могла видеть его губы.

   – Да, – произнесла она.

   Эшли понял, что она соглашается на ночь любви не от отчаяния, не в поисках утешения или из желания утешить другого, а для того, чтобы взаимно отдавать и брать. Пусть будет ночь любви, даже если завтрашний день вернет его к суровой реальности.

* * *

   По иронии судьбы, Родерик Каннингем, гулявший в саду рано утром, увидел, как они возвращались вместе, хотя они вошли в дом не через главный вход, а через боковую дверь.

   Эшли, обнимавший ее за талию, почувствовал, как она напряглась и испуганно прижалась к нему. Но скрываться было поздно. Он решительно обнял ее покрепче, поцеловал в губы и открыл перед ней дверь.

   – Все будет хорошо, – спокойно произнес он, прежде чем она стала подниматься по лестнице. – Тебе не о чем беспокоиться.

   Бедняжка Эмми. Если бы он смог, то уберег бы ее от смущения и унижения. Она, конечно, не знает, что Род умеет хранить секреты. Эшли взглянул на, улыбающегося приятеля.

   – Поверь, – проговорил он, – между нами нет грязной интрижки. Я был ей нужен. Не знаю, что произошло вчера. Ее не так-то легко испугать. Но что-то случилось.

   – Она такая милая леди, Эш, – сразу став серьезным, отозвался майор, – Жаль, что она страдает таким недугом.

   Значит, она не смогла объяснить, что с ней случилось?

   – Не «не смогла», – ответил Эшли. – Не захотела. И я намерен сегодня же получить кое от кого ответы на некоторые вопросы. Тебе может показаться смешной моя просьба. Род, но я хотел бы, чтобы ты помог моему брату и. невестке присмотреть за Эмми.

   – С удовольствием, – согласился майор. – Глаз радуется, когда смотришь на нее, Эш. Возможно, она расскажет о том, что с ней произошло, мне, почти совсем незнакомому человеку? Каким образом с ней можно общаться?

   – Она умеет писать.

   – На твоем месте, – заметил приятель, окинув его взглядом, – я последовал бы примеру леди Эмили, Эш. Я, конечно, мог бы поверить, что на тебе одежда для утренней прогулки верхом, но я, как тебе известно, человек весьма легковерный.

   – Ты прав, – рассмеялся Эшли. – Надо переодеться, потому что мой брат – человек отнюдь не легковерный.

   Оглядевшись по сторонам, он убедился, что поблизости никого нет, и взбежал по лестнице.

   Герцог Харндон, удобно расположившись на стульчике в детской, наблюдал за тем, как его супруга кормит младшего сына. Он пришел в детскую несколько минут назад.

   – Все в порядке, – сказал он. – Они вернулись.

   – Ты считаешь, что все в порядке?! – воскликнула Анна. – Может быть, мы поступили глупо, когда согласились привезти ее сюда, Люк?

   – Насколько я помню, дорогая, – возразил он, поднимая брови, – Эмили была приглашена сюда и дала согласие. Мы тоже были приглашены и согласились приехать. Позвольте напомнить вам, мадам, что Эмили не ребенок. И Эшли тоже больше не мальчик, которого я должен воспитывать. Они оба взрослые люди.

   – Но... – начала она.

   – Мы не можем решать проблемы взрослых людей, как бы мы их ни любили. Я смутно подозреваю, что все это было организовано Тео при активном участии его супруги.

   И мне почему-то кажется, что они поступили очень мудро.

   Эшли и Эмили, несомненно, связывает чувство, но разобраться во всем должны они сами. Остается надеяться, что все разрешится счастливо.

   – Ах, Люк, – сказала она, – если бы только...

* * *

   Леди Верни подробно рассказала о состоянии своего здоровья и расспросила о здоровье каждого, кто гостил в доме Эшли. Барбара Верни вспоминала о Лондоне и развлечениях, в которых она и брат принимали участие. Сэр Генри Верни сидел молча, изредка вставляя замечания из любезности. Эшли наконец повернулся к нему. Ведь именно ради разговора с ним он приехал в этот дом.

   – Нельзя ли поговорить с вами с глазу на глаз по вопросу, которым я не хотел бы утомлять дам? – спросил Эшли и улыбнулся дамам, хотя чувствовал, что его слова, возможно, звучат оскорбительно для умненькой мисс Верни.

   Она ему нравилась, и он питал к ней уважение.

   – Вот как? – воскликнула леди Верни. – Ну, если вы хотите поговорить о делах, то можете пойти с Генри в сад или в кабинет. От разговоров о делах у меня может разболеться голова.

   Поскольку день был солнечный и теплый, сэр Генри предложил прогуляться по саду. Они отправились по уединенной дорожке, которая огибала небольшой сад. За ними увязалась пара собак.

   – Эти собаки, как магнит, тянут сюда Эрика Смита, – заметил сэр Генри. – Вчера парнишку с трудом удалось оторвать от них. – Со стороны сэра Генри это была первая попытка завязать разговор. Эшли был рад тому, что сэр Генри не притворяется, будто их связывают дружеские отношения..

   – Вчера, – сказал Эшли, – вы приехали в коттедж Бинчли рано утром. Вы никого не встретили по пути туда?

   Сэр Генри пристально посмотрел на него. – – Надеюсь, это не праздное любопытство? – спросил он. – Я должен подумать, не встретил ли я кого-нибудь по дороге. Вам это важно? Может быть, вы меня спросите, не встретил ли я какое-то конкретное лицо?

   – Леди Эмили Марлоу, – ответил Эшли, внимательно наблюдая за собеседником. Жаль, что он приехал в Пенсхерст, обремененный своими горестями. Если бы он ничего не знал об этом человеке до своего приезда, они, вполне возможно, стали бы друзьями. Но в таком случае ему пришлось бы разочароваться в друге. Ведь вчера все-таки что-то произошло с Эмми!

   – Ах так, – протянул сэр Генри. Немного помедлив, он заговорил весьма холодным тоном:

   – Я еще в Лондоне понял, Кендрик, что вы ревнивы. Не знаю, есть ли у вас основания претендовать на особую привязанность леди Эмили или это существует только в вашем воображении, но в любом случае я искренне сочувствую этой леди. Вы и к ней приставали с расспросами? Уж не воображаете ли вы, что если я рано утром был поблизости и она, очевидно, тоже гуляла, то мы с ней наслаждались тайным свиданием? И разве я смогу рассеять ваши подозрения, если буду отрицать это?

   – А вы это отрицаете? – спросил Эшли.

   – Нет, – ответил сэр Генри. – Но и не признаю. Я могу ответить на подобный вопрос лишь в том случае, если вы помолвлены с этой леди или женаты на ней. Иначе у вас нет права расспрашивать ни о том, что делала она, ни о том, что делал я. Я был готов приветствовать вас в Кенте и как соседа, и как возможного друга. Но во время нашей последней встречи в Лондоне вы сами освободили меня от любых дружеских обязанностей перед вами.

   Их разговор едва удерживался в рамках приличий. Мысль о том, чтобы преступить эту грань, была явно неприятной, особенно в такой теплый солнечный день и в таком прелестном парке, который окружал дом Верни.

   Но Эшли приехал сюда специально для того, чтобы получить ответы. Он вспомнил, в каком отчаянии была вчера вечером Эмми и что заставило его повторить неблаговидный поступок, который он совершил в Боудене.

   – Я не женат на леди Эмили и не помолвлен с ней, – сказал он. – Но я буду защищать ее, как и любую другую леди, если ее обижают или пугают. К тому же в настоящее время она – моя гостья. Я намерен узнать, что произошло с ней вчера утром. Мне нужно знать, не совершили ли вы насилия над ней. – Он решил говорить без обиняков.

   – Запугивание? Насилие? – Сэр Генри остановился на дорожке перед Эшли, едва сдерживая гнев. – Я джентльмен, сэр. Черт возьми, инстинкт подсказывает мне, что следует немедленно швырнуть вам в лицо перчатку, поскольку вы, очевидно, считаете меня способным и на то и на другое. Однако здравый смысл говорит, что мне, возможно, лучше ответить вам на оба вопроса. Нет, я не встречался с леди Эмили вчера утром. Я не виделся с ней с тех пор, как прогулялся с ней по саду в Лондоне.

   Эшли долго смотрел на него пристальным взглядом.

   Пропади все пропадом, думал Эшли, но он верит этому человеку. Хотя, конечно, трудно было ожидать, что тот сразу же во всем признается, если виноват.

   – Я должен верить вашему слову джентльмена.

   – Хотя и с очень большой неохотой, – добавил сэр Генри, приподняв одну бровь. – Ладно. Но я искренне сожалею о том, что леди Эмили что-то расстроило. Если она не может рассказать вам о том, что ее напугало, то я могу понять ваше беспокойство. Могу даже простить вам скоропалительный и ошибочный вывод. Но я ее не видел.

   Наверное, вам полезно узнать, что объектом моей привязанности является – и являлась с мальчишеских лет – совсем другая леди. И что, по-видимому, мне наконец удалось добиться ее расположения.

   Эшли вскинул голову, словно его ударили. Черт возьми, какие жестокие слова он говорит! Неужели он делает это умышленно? Верни любил другую женщину с мальчишеских лет? Значит, никогда не любил Элис?

   Ну что ж, он приехал сюда, чтобы получить ответы, и не позволит сбить себя с толку.

   – Почему вы так жестоко обошлись с моей женой? – спросил Эшли.

   Сэр Генри удивленно взглянул на него и, наклонившись, потрепал по голове одну из собак.

   – Я сожалею о том, что резко говорил с ней и обращался с ней с холодностью в последний месяц перед ее отъездом в Индию, – сказал сэр Генри. – Возможно, я был несправедлив. И конечно, мне следовало проявить больше выдержки.

   Она была вне себя, и мои слова только ухудшали ситуацию.

   Но мне в то время было все равно. Если даже она мне и нравилась когда-то, все было позабыто. Я думал только о Кэтрин и о самом себе. Однако я признавал за собой вину, потому что чувство Элис втайне мне льстило. И чтобы побороть это ощущение вины, я излишне резко разговаривал с ней. Я сожалею об этом... Хотя кому нужны запоздалые сожаления? Так она еще долго от этого страдала?.

   – Это, видимо, вопрос риторический, Верни? – заметил Эшли. Значит, Верни бросил Элис – очевидно, неожиданно и жестоко – ради Кэтрин Бинчли. А Кэтрин, в свою очередь, бросила его и вышла замуж за Смита. Странно, что Верни теперь снова пытается добиться расположения Кэтрин.

   – Очевидно, ответ на мой вопрос положительный. – Сэр Генри вздохнул. – В таком случае мне понятна ваша холодность. Но мне кажется, что страдания Элис, возможно, были вызваны не столько моими резкими словами, сколько ее собственным чувством вины.

   Чувство вины? Из-за того, что спала со своим соблазнителем, с человеком, которого любила? С человеком, которого так и не смогла забыть? В это мгновение Эшли понял, что значит света не взвидеть от ярости: он сам не знал, что делает. Резко выбросив вперед кулак, он ударил сэра Генри в челюсть. Удар был неожиданным, и сэр Генри чуть не упал, но тут же опомнился, сжал кулаки и, пылая гневом, был готов полезть в драку. Однако, к разочарованию Эшли, который жаждал хорошей потасовки, он быстро взял себя в руки.

   – Она была вашей женой, – сказал сэр Генри, тяжело дыша. – Мне следует помнить об этом. Извините. Я понимаю, что вам больно смириться со всем этим. Но в будущем нам с вами, Кендрик, лучше держаться на расстоянии друг от друга и, соблюдая приличия, сохранять добрососедские отношения.

   – Возможно, – холодно согласился Эшли. – Однако прежде чем я уеду, ответьте мне еще на один вопрос. Вы убили Грегори Керси?

   Вопрос тяжело повис в воздухе, как нечто осязаемое.

   Но он не мог его не задать. Верни прав: как ни больно, он должен был разобраться с прошлым, хотя и понимал, что, узнав всю правду, едва ли сможет освободиться от чувства собственной вины. Должно быть, он считал своим долгом понять наконец свою жену, которую так и не сумел понять при жизни. Возможно, она знала, что ее любовник стал убийцей ее брата? И от этого страдала еще больше?

   Сэр Генри побледнел и, потирая челюсть, повторил почти шепотом:

   – Убил ли я Грегори? – Он закрыл, глаза. – О Господи! Это она вам сказала?

   – Мне пришло в голову, что такое возможно, – ответил Эшли. – Может быть, Керси узнал правду? И воспротивился этому?

   – Он всегда знал, – возразил сэр Генри. – И мы действительно ссорились из-за нее. Ко времени его смерти между нами были весьма холодные отношения, но до полного разрыва не доходило, потому что мы слишком долго были близкими друзьями и оставались соседями. – Он помедлил мгновение и глубоко вздохнул. – Нет, я не убивал его. Удивительно, что Элис считала, будто это сделал я.

   Сама она никогда не обвиняла меня в этом. Но если она так считала, то это означает... Ах, кто знает? Лучше не ворошить прошлое. Пусть оно будет похоронено вместе с ними обоими.

   – Почему Нед Бинчли уволился сразу же после смерти Грегори Керси? – спросил Эшли.

   – Вам следовало бы спросить у него самого. – Сэр Генри снова вздохнул. – Хотя он не уволился. Его уволила Элис.

   – Почему? – удивился Эшли.

   – Полагаю, она не подозревала, что коттедж был его собственностью. Сэр Александр подарил Неду коттедж за безупречную службу. Наверное, Элис думала, что, уволив его, навсегда отделается от Кэтрин. Ну вот, я ответил на ваш вопрос.

   – Да, – сухо произнес Эшли'. – Да, теперь мне понятно. – Он понял, что Элис была влюблена в Верни, который, не сумев добиться любви Кэтрин, воспользовался чувством Элис и спал с ней. Это послужило причиной разрыва между братом и ее любовником. А потом Верни бросил Элис ради Кэтрин. Возможно, Кэтрин дразнила его: то отталкивала, то снова поощряла. Брат Элис погиб – может быть, от руки Верни, – Верни бросил ее, а Кэтрин все еще жила в коттедже со своим отцом, управляющим Пенсхерста. И Элис попыталась отделаться от них, а когда это не удалось, уехала в Индию, к отцу. Разве удивительно, что после всего этого в ее душе остались болезненные шрамы?

   – Меня успокаивает мысль о том, что оба они теперь обрели покой, – сказал сэр Генри. – Я имею в виду Элис и Грега. Вам, конечно, от этого не легче. Его вы даже не знали, а Элис была вашей женой. И у вас был ребенок, ваш сын. Я очень сожалею, поверьте. Но я понимаю, что вы считаете меня кое в чем виноватым и едва ли сможете по-дружески относиться ко мне. Об этом я тоже сожалею. Договоримся по крайней мере держаться друг с другом в рамках приличия?

   – Хорошо, – сухо произнес Эшли. Это все, что они могли сделать. Он понимал, что разговор закончен. Он узнал правду или часть правды, а большего, пожалуй, никогда не узнает. Ему придется смириться с прошлым и со своей виной. Придется найти новый смысл в жизни. Он подумал об Эмили. Она заслуживает лучшего. После их ночи любви он должен снова предложить ей выйти за него замуж. Но достоин ли он этого? Ведь он потерял свою честь. Все произошло в ту несчастную ночь в Индии.

   Сэр Генри протянул ему руку. Глубоко задумавшись, Эшли смотрел на нее невидящим взглядом. Только когда рука начала опускаться, Эшли опомнился и торопливо протянул свою.

   – Вы правы, пусть прошлое останется в прошлом, – сказал он, и они обменялись рукопожатием.

   Возвращаясь в Пенсхерст, Эшли думал, что так и не узнал всю правду. В одном он был теперь уверен, хотя, возможно, это было глупо: Эмми испугал не Верни. Это сделал кто-то другой.

Глава 22

   – Что с тобой. Генри? – озабоченно спросила Барбара Верни, выходя на террасу после отъезда Эшли.

   – Я налетел на дерево, – печально произнес ее брат, прикасаясь рукой к челюсти.

   – Полагаю, его кулак постигла та же участь, – улыбнулась она. – Что произошло? Он так любезно разговаривал с мамой и со мной, но я заметила, что вы оба поглядывали друг на друга весьма сердито.

   – Я бы с удовольствием проткнул его шпагой, – сказал сэр Генри, – но мне его почему-то жаль, Барбара. Он приехал сюда через год после смерти Элис и пытается разобраться в прошлом. Наверное, у них был нелегкий брак.

   Что она рассказала ему, что предпочла скрыть и о чем солгала? Он спросил меня, не я ли убил Грегори.

   – Ну и ну, – промолвила Барбара. – Может быть, он подозревает правду, Генри? Должно быть, ему надо знать.

   И тебе, возможно, следовало бы сказать ему.

   – Каким образом? Ведь мы и сами не вполне уверены.

   – Есть вопрос, который я никогда не решалась задать тебе, хотя он не давал мне покоя. А теперь лорд Эшли поднял этот вопрос, хотя подошел к нему с другой стороны.

   Ты веришь, что она убила Грегори? – спросила наконец Барбара и закусила губу.

   – Черт возьми! – воскликнул Верни. – У меня нет доказательств. И я не уверен, что хочу их получить. Это немыслимо... Хотя сначала, потрясенный случившимся, я действительно обвинял ее.

   – Или подозревал самоубийство, – уточнила она. Тогда говорили об убийстве, хотя на Элис подозрение не падало. Поговаривали и о возможном самоубийстве, но для этого не нашли никакого мотива. А мотив был, причем очень серьезный.

   – Об этом лучше не говорить, Барбара. Лучше совсем забыть об этом. Их обоих нет в живых.

   – Но бедный лорд Эшли жив, и его это тревожит, – напомнила она. – Какие слова ты произнес перед тем, как «налетел на дерево»?

   Ее брат задумался на мгновение.

   – Кажется, что-то о том, будто Элис страдала, наверное, от чувства собственной вины. Да, я сказал, что она была несчастлива в Индии, потому что ее мучило сознание собственной вины.

   – Понятно, – произнесла Барбара. – Значит, он все-таки подозревает. Бедняга.

   – Мы не должны в это вмешиваться, – сказал Генри. – Лучше помалкивать, Барбара. Это нас не касается. И никогда не касалось.

* * *

   Выйдя из комнаты, Эмили с облегчением увидела, что Анна не уехала на прогулку с Люком и детьми. Это было необычно. Вскоре Эмили поняла причину, хотя Анна ничего не объяснила. Она лишь сказала, что хотела бы прогуляться до деревни, и попросила Эмили сопровождать ее.

   Понятно. Эшли уехал, наверное, по делам, дети отправились на утреннюю прогулку, но Анна решила – или ее попросили – остаться дома, чтобы присмотреть за Эмили. Все знали, что вчера что-то ее напугало.

   Эмили почувствовала облегчение, хотя никогда прежде не боялась одиночества. Она, конечно, устала и была бы не прочь остаться в своей комнате, забиться в уголок и вновь пережить все события этой ночи. Хотелось поразмыслить над тем, изменила ли прошлая ночь все или ничего не изменила. Но в то же время ей не стоило оставаться одной и бояться, что кто-то прячется за спиной. Нет, прогулка на свежем воздухе в компании сестры поможет ей «проветрить мозги».

   Но удовольствие от утренней прогулки было испорчено. Когда они с Анной собирались выйти из дома, к ним подошел майор Каннингем и, узнав о том, куда они направляются, предложил сопровождать их. Анна улыбнулась и согласилась. И они отправились втроем: в середине шествовал майор, по бокам, взяв его под руки, шли они.

   С отвращением опираясь на предложенную руку, Эмили думала, что он, ко всему прочему, видел утром ее с Эшли, а даже полному идиоту ясно, что они возвращались после ночи, проведенной вместе. В военной выправке майора чувствовалась сила. Он пугал ее, даже когда улыбался и болтал с Анной или обращался к ней, чтобы сказать какую-нибудь любезность, на которую не требовалось ответа.

   Возле коттеджа Эрик Смит помахал им рукой.

   – У меня будет собачка, – заявил он. – Дядя Генри и тетя Барбара сказали, что подарят мне щенка, если мама и дедушка позволят. Вчера вечером, когда дядя Генри привез меня домой, он пригласил маму в сад, а когда она вернулась, то согласилась.

   Дядя Генри и тетя Барбара – это, должно быть, сэр Генри Верни и его сестра, подумала Эмили и воспользовалась случаем, чтобы отпустить руку майора. Взъерошив волосенки Эрика, она наклонилась и поцеловала его в щеку.

   Значит, Верни возвратились из Лондона. У нее екнуло сердце, когда она вспомнила, что сказал Эшли о сэре Генри на балу. Только бы они не столкнулись здесь друг с другом.

   Из коттеджа вышла Кэтрин Смит. Она чуть заметно улыбнулась Эмили, но лицо ее было бледным и напряженным. Анна представила майора Каннингема. Миссис Смит слегка присела, но почти не взглянула на него, однако пригласила всех зайти на чашку чая. На пороге их встретил мистер Бинчли и провел в гостиную.

   Визит затянулся. После того как миссис Смит вернулась из кухни с чайным подносом, майор Каннингем принялся восхищаться видом из окна и спросил у миссис Смит, не покажет ли она ему сад. Она молча поднялась и повела его в сад, не пригласив с собой ни Анну, ни Эмили.

   Анна рассказывала мистеру Бинчли о Боуден-Эбби А Эмили позволила себе отвлечься от разговора. Она наблюдала за парой в саду, надеясь, что майор Каннингем не начнет приставать с ухаживаниями к миссис Смит и не сочтет ее легкой добычей для соблазнителя только лишь потому, что она живет здесь с отцом в благородной бедности.

   – .не думала, что ты приедешь сюда, – говорила Кэтрин Смит. – Тем более в Пенсхерст. – Солнце ярко освещало ее лицо, и Эмили, несмотря на расстояние, без труда читала по ее губам.

   Майор стоял спиной к Эмили.

   – Как ты можешь быть его другом? – спросила миссис Смит, напряженно глядя на него. – Он знает?

   Майор Каннингем показал рукой в сторону коттеджа.

   – Они не слышат, – сказала Кэтрин. – Окно закрыто. – Но все же отвернулась от окна и увела майора.

   Эмили следила за ними взглядом, забыв обо всем. Значит, Кэтрин Смит и майор Каннингем знали друг друга. Удивительно, что они позволили Анне представить их друг другу как незнакомцев. Теперь майор повернулся лицом к окну.

   – Не задавай вопросов, – прочла по губам Эмили. – Тебе лучше ничего не знать. Они погибли слу... – Он снова отвернулся.

   Случайно? Кто погиб случайно? Но тут Анна стала прощаться с мистером Бинчли. Эмили тоже попрощалась, и несколько минут спустя они продолжили, прогулку. Спросив разрешения у миссис Смит, Анна пообещала Эрику зайти за ним на обратном пути и взять его в Пенсхерст поиграть с детьми. Майор Каннингем сказал что-то Анне о гостеприимстве обитателей коттеджа, но Эмили не старалась следить за разговором.

   Миссис Смит удивилась, что он приехал в Пенсхерст.

   Как ты можешь быть его другом? Чьим другом? Эшли? Он знает? Знает что? И кто погиб случайно? Почему миссис Смит лучше ничего не знать? Майор Каннингем был в Индии и там подружился с Эшли. Он находился там, когда погибли жена и сын Эшли. Они погибли случайно. Что именно Эшли мог или не мог знать? Что его друг знаком с Кэтрин Смит? Но если они знакомы, то почему старались скрыть это от нее и Анны?

   В течение следующего часа, пока они осматривали церковь, церковный двор, беседовали с приходским священником, Эмили ломала голову над этими вопросами. Наконец они отправились в обратный путь. Когда навстречу выбежал Эрик, Эмили взяла его за руку и пошла с ним позади Анны и майора Каннингема.

* * *

   – Спасибо, – сказал Эшли, протягивая руку майору Каннингему. – Ты настоящий друг, Род. Я знаю, что прогулка в деревню и посещение соседского коттеджа – совсем не то, чем ты собирался заняться. Но я был спокоен, узнав, что с ней не только сестра, но и мужчина, способный защитить их обеих от любой опасности.

   Майор пожал протянутую руку, и оба остановились у окна, наблюдая за Эмили, терпеливо бросавшей мяч то Джорджу, то Эрику.

   – Я получил удовольствие от прогулки, – возразил майор. – Еще бы! Шел сразу с двумя прекрасными дамами. Что еще может пожелать от жизни мужчина?

   Эшли рассмеялся.

   – Она много значит для тебя, – тихо заметил его друг.

   – Да, – признался Эшли, представивший себе, как Эмми играет в мяч с его детьми. С их детьми От этой мысли ему стало тепло и тревожно.

   – Вижу, ты готов начать жить заново, Эш, – Продолжал майор. – Удалось тебе что-нибудь выяснить в результате утренних визитов? Узнал ли ты, что произошло вчера?

   – "Нет" – ответ на твой второй вопрос и «да» – на первый, – сказал Эшли. – Мне нужно было узнать кое-что о прошлом, если я хочу расстаться с ним и подумать о будущем. И я узнал. Но конечно, по-прежнему остается загадкой, как получилось, что они были дома, хотя не должны были там находиться. Я мог бы спасти их... Этого бедного, ни в чем не повинного ребенка! Но я в это время удовлетворял похоть в постели замужней женщины. – Он горько рассмеялся.

   – Существует прощение, – заметил майор, – даже за самые тяжкие преступления, Эш. И существует искупление вины. Твое искупление играет сейчас на лужайке с двумя ребятишками.

   Да, вернувшись домой в поисках искупления, подумал Эшли, он хотел получить его от Эмили, хотя в то время сам не знал этого. Но это был слишком простой ответ.

   Если бы он получил от нее искупление, то что дал бы ей взамен? Кроме материальных благ, ему было почти нечего предложить. Разве что свою израненную душу.

   – Тебе нужно жениться на ней, – сказал его друг, – и обзавестись детьми. Но только не здесь. Тебе необходимо уехать отсюда, оставив все, что напоминало бы тебе о покойной леди Эшли. Оставаться здесь было бы несправедливо по отношению к новой леди Эшли.

   Эшли глубоко вздохнул. Возможно, они с Эмили нашли бы счастье, уехав отсюда и начав жизнь в другом месте. И все же он чувствовал, что убегать бесполезно. То, от чего он намеревался убежать, было глубоко внутри его. И он должен разобраться во всем, если хочет, чтобы у него было будущее. И была Эмми.

   –  – Продай Пенсхерст мне, – предложил майор Каннингем. – Продай, уезжай отсюда и забудь обо всем.

   Эшли так глубоко погрузился в размышления, что не сразу сообразил, о чем говорит его приятель.

   – Что? – переспросил он. – Ты хотел бы купить Пенсхерст, Род?

   – Мне здесь нравится, – с некоторым смущением проговорил майор. – И я серьезно подумываю о том, чтобы выйти в отставку и поселиться на родине. Ты ведь знаешь, что я игрок. У меня скопилась кругленькая сумма деньжат, и уж лучше я приобрету на них землю, чем спущу за карточным столом. И мне пришло в голову, что, купив это поместье, я и себя порадую, и близкому другу окажу добрую услугу.

   Эшли озадаченно посмотрел на него. Родерик приехал в Пенсхерст в качестве его гостя и, пробыв здесь всего один день, предлагает купить поместье?

   – Но поместье не продается, – сказал он.

   – Я довольно импульсивен, – пожав плечами, отозвался майор. – Мне не следовало этого говорить, Эш. По крайней мере пока. Если передумаешь, мы обсудим условия сделки.

   – Ты это делаешь исключительно из дружеских чувств, – рассмеялся Эшли. – Не пройдет и месяца, как ты пожалеешь о том, что вышел в отставку, и о том, что поселился в незнакомом поместье в той части страны, где никогда не бывал. Уверен, ты сделал бы это, если бы я согласился. Но я слишком ценю твою дружбу и поэтому не соглашусь. Пенсхерст не продается.

   – Ну что ж, – сказал майор. – Я собираюсь прокатиться верхом и познакомиться с местностью, где, как ты только что сказал, я никогда не бывал. Не хочешь поехать со мной?

   – Извини, но я не поеду, – ответил Эшли. – Люк и Анна уехали с детьми на прогулку.

   – И ты не хочешь оставлять леди Эмили без присмотра? Весьма похвально. – Хлопнув Эшли по плечу, майор направился к двери.

   – Спасибо, Род, – сказал Эшли ему вдогонку.

   Он подумал о том, что не знает, как справился бы в Индии с трагедией и с чувством вины, если бы рядом не было Рода, самого лучшего друга. Эшли казалось, что его друг всегда давал больше, чем получал, и продолжает делать это сейчас. Чем еще, кроме дружеской преданности, можно было объяснить его неожиданное предложение купить Пенсхерст?

   А предложение было заманчивым. Хотя он не мог его принять. Он почему-то чувствовал, что если ему суждено когда-нибудь излечиться от своей боли, то это должно произойти здесь. Он и самому себе не мог объяснить, откуда взялось это чувство. Это ощущение пришло, только когда Родерик предложил ему возможный выход.

   Эшли выглянул в окно, чтобы посмотреть, как Эмми играет с детьми. Ах, Эмми всегда такая спокойная. Что же произошло вчера и лишило ее покоя? А вдруг это повторится? Ему следует позаботиться о ее безопасности в оставшиеся дни ее пребывания в Пенсхерсте. А может быть, заботиться об этом всю жизнь, если только она пожелает выслушать то, что он должен сказать ей.

* * *

   Эмми писала картину. Внимание ее привлекли раскинувшиеся у холмов луга, но ей долго не удавалось понять их язык и выразить это кистью. Наконец она сосредоточилась.

   Работа настолько поглотила ее, что она не сразу почувствовала присутствие Эшли. Он стоял, прислонившись спиной к дереву и скрестив на груди руки. Стоял в отдалении, чтобы не нарушить ее уединения. Она оглянулась, и он улыбнулся ей.

   У нее замерло сердце и появилась странная слабость в ногах. Она уже решила, что больше не будет подавлять свою любовь. По крайней мере те несколько дней, которые остались от двух недель пребывания здесь. Она будет воспринимать это время как подарок. Приняв такое решение, она почувствовала себя легко и свободно.

   – Привет, Эмми! – Эшли подошел чуть ближе. – Можно посмотреть?

   – Нет, – произнесла она, бросив взгляд на свою картину. – Е-шш-о нег.

   – Вижу, ты заучиваешь слова без меня, – усмехнулся он. – И заучиваешь не правильно: не «е-шш-о», а «еще».

   – ..Е-шще, е-щще, – послушно повторила она и быстро ощупала пальцами горло. Да, она чувствует вибрацию.

   Оказывается, не так уж трудно произносить звуки.

   Эшли уселся на траву недалеко от мольберта, но так, чтобы не видеть картину. Опершись на локоть, он сорвал травинку и зажал ее в зубах.

   Сначала Эмили думала, что не сможет сосредоточиться на работе, когда он сидит так близко. Она ожидала, что он станет с любопытством заглядывать ей через плечо. Но он вел себя так же, как прошлой ночью, когда они стояли рядом у летнего домика: был молчалив и спокоен. Через минуту-другую она забыла о нем, потому что ее кисть наконец стала отображать то, что она чувствует.

   Когда она снова взглянула на Эшли, он любовался открывающимся с холма видом и казался умиротворенным. Эмили некоторое время смотрела на него, наслаждаясь редким удовольствием понаблюдать за ним, когда ее никто не видит.

   – Смо-три, – сказала она наконец, тщательно произнося звуки.

   На этот раз он не стал придираться к ее произношению. Лишь улыбнулся ей, поднялся и долго молча смотрел на картину. Лицо его хранило непроницаемое выражение.

   Она боялась увидеть насмешку или недоумение, но ничего подобного не заметила.

   – На этот раз все расположено горизонтально, – сказал он, сопровождая слова жестами. Теперь он чаще разговаривал с помощью жестов, используя старые и придумывая новые, как будто решил, что несправедливо заставлять ее постоянно читать по губам. – На других картинах, которые я видел, все располагалось вертикально. Все переходит одно в другое, поля и небо как будто составляют единое целое, хотя поля расположены внизу, а небо – вверху.

   Объясни мне, Эмми, что такое ты видишь, чего не вижу я?

   Я завидую твоему умению видеть «внутренним глазом».

   Она показала ему руками, босыми ногами и выразительным лицом, что земля под ними – источник питания для жизни. Только земля может научить понимать чудо жизни, бесконечность времени и научить терпению, а также любви и покою. И это все не гам, в вышине, как она думала раньше, а здесь, вокруг. Не в далеких далях, а под рукой. Нужно только понять это и принять.

   – Не там, – сказала она, указывая наверх. – Здесь.

   Сейчас.

   – Эмми! – Он поймал энергично жестикулирующие руки и, прижав их к сердцу, крепко зажмурился. – Эмми, значит, это правда? Значит, можно достичь мира в своей душе?

   – Да, – ответила она.

   Они говорили друг с другом, обходясь без слов и жестов. Они понимали друг друга молча. Это было одно из самых драгоценных мгновений в ее жизни.

   В молчании они дошли до летнего домика. Войдя в домик, она поставила на пол мольберт и кисти, шагнула к Эшли и оказалась в его объятиях. Потом подставила губы для поцелуя и обвила руками его шею. Не станет она анализировать свои поступки. По крайней мере до тех пор, пока не уедет из Пенсхерста. И не допустит, чтобы ей помешали угрызения совести. Ей совсем не казалось, что в ее отношениях с Эшли есть что-то предосудительное.

   Они ласкали друг друга губами и руками, пока не ощутили желания еще большей близости. Эшли сел на кушетку, и, увидев, что он расстегивает спереди брюки, она задрала юбку и спустила вниз панталончики.

   – Иди сюда, – сказал он, привлекая ее к себе.

   Она опустилась на колени, оседлав его. Взяв ее за бедра, он придал ей нужное положение и опустил на себя.

   Затем откинул голову на спинку кушетки и, полузакрыв глаза, посмотрел на нее.

   – Эмми...

   Прошлой ночью она кое-чему научилась. Во всяком случае, узнала, что физическая близость доставляет острое удовольствие и что если в физическом акте участвует не только тело, но и сердце, и душа, то это и есть любовь.

   Пусть даже ее называют грехом, если она не освящена узами брака. Он начал двигаться в уже знакомом ей ритме, и она подчинилась этому ритму, чувствуя, что любит Эшли не только телом, но каждой частичкой своего существа.

   Они оба проникали взглядом в душу друг другу, даря и получая наслаждение.

   В эти минуты Эмили знала, что он любит ее. Он привлек к себе ее голову и, отыскав губы, глубоко погрузил язык в ее рот, крепко прижимая ее к себе. Она почувствовала внутри горячую струю его семени и, застонав от наслаждения, в изнеможении опустилась на него всем телом. Прижавшись щекой к его плечу, она забылась коротким сном.

Глава 23

   Эмми тихо сидела рядом с Эшли на кушетке, положив голову ему на плечо. Слегка подвинувшись вперед, он переместил ее голову в сгиб своего локтя так, чтобы она могла видеть его лицо. В ее взгляде светилась глубокая любовь. Но были в нем также покой и удовлетворенность женщины, только что принявшей в лоно семя любящего мужчины.

   – Эмми. – Он нежно прикоснулся губами к ее губам. – Мы занимались любовью и прошлой ночью, и сегодня. Вполне возможно, что ты забеременела, но, даже если этого не произошло, мы должны теперь сделать то, что подобает, то, что будет правильно. Ты многому научила меня. Я понял, что есть более важные вещи, чем то, что считает правильным общество.

   Она прикоснулась кончиками пальцев к его губам. Ему показалось, что ее улыбка стала немного печальной.

   – Я хочу рассказать тебе кое о чем. Наверное, мне следовало бы помалкивать и не перекладывать на себя это бремя.

   Но я хочу, чтобы ты знала человека, который в ближайшее время снова сделает тебе предложение и с которым ты будешь связана на всю жизнь, если только не отвергнешь его. Когда-то ты знала меня лучше, чем кто-либо другой. Я уверен, что так оно и было, маленький олененок Но теперь ты меня не знаешь. Ты любишь меня. И наверное, тебе кажется, что любишь достаточно, чтобы выйти за меня замуж. Но ты не знаешь меня, Эмми. Поэтому я должен рассказать тебе все.

   – Я знаю тебя, – «произнесла» она, показав рукой на сердце.

   Эшли всякий раз испытывал потрясение, когда она произносила слова: медленно, отчетливо, глухим, низким, но, как ни странно, очень приятным голосом.

   – Ты очень многого обо мне не знаешь, – возразил он. – Ты не видела меня семь лет, Эмми.

   – Нет, нет, нет! – Она приложила ладонь к сердцу. – Я знаю тебя, Ахшли.

   Интересно, почему, подумал он, когда он был с Эмми, то едва сдерживал слезы, хотя она могла доставить ему такое счастье, в возможность которого для себя он перестал верить? И это он, который не пролил ни слезинки, когда погибли жена и сын.

   – Ладно, расскажи мне, – попросила она с помощью глаз и жестов.

   – Не здесь. – Он поднялся. Надо, чтобы она посмотрела правде в глаза. Если ей придется выйти за него замуж, она должна понять, что он заслуживает не любви, а презрения. Он даже не может снова предложить ей выйти за него замуж, если не признается в том, что в его душе существует множество темных закоулков. Она имеет право знать.

   Они спустились с холма и подошли к боковой двери дома, не встретив никого по пути, чему он был рад. В доме он замедлил шаг перед дверью, ведущей в комнату Элис.

   – Эти комнаты принадлежали ей, – сказал он, плотно закрывая за собой дверь. – Здесь все сталось, как было при ней. Когда она погибла, никто здесь ничего не трогал, потому что я не приказывал очистить комнаты, хотя не раз был готов отдать такое приказание. Вот ее вещи. – Он открыл двустворчатую дверь массивного гарде роба. – Если глубоко вдохнуть, то можно почувствовать запах ее духов.

   Эшли поманил ее рукой к двери маленькой гостиной.

   – Здесь она сидела, писала письма, шила. Все здесь так изящно и очень напоминает Элис.

   Эмили провела рукой по инкрустированной деревянной поверхности небольшого секретера, открыла верхний ящик и вынула из него две овальные рамки, скрепленные посредине. Она слегка наклонилась, разглядывая два портрета. Заглянув через плечо, Эшли замер от удивления.

   – Элис, – произнес он. Да, это была Элис, такая же миловидная и жизнерадостная, какой она была до того, как они поженились Эмили взглянула на него, показала на второй портрет, потом на него, словно говоря: Похож на тебя.

   На портрете был изображен молодой человек, темноволосый, как Элис, с голубыми глазами. И несомненно, в чем-то похожий на Эшли.

   – Это Грегори Керси, – догадался он, – брат Элис.

   Эмили положила портреты назад в ящик и осторожно задвинула его. Потом взглянула на Эшли.

   – Я ненавидел ее, Эмми, – сказал он. – Мы влюбились друг в друга, когда я был очень болен, а она выхаживала меня. Она еще не оправилась после гибели брата и только начала приспосабливаться к жизни в новой стране.

   Мы поженились, не узнав как следует друг друга. Она почувствовала ко мне отвращение и даже не попыталась полюбить. Она без конца мне изменяла. Наверное, я сам был во многом виноват. В том, что брак неудачный, редко бывает виновата одна сторона. Я ее возненавидел. И должно быть, не раз желал ей смерти.

   – Нет, – произнесла Эмили.

   – Я гнал от себя эту мысль, но больше всего на свете мне хотелось освободиться от нее, вырваться из бесконечного кошмара. Ведь Томас не был моим сыном, – продолжал он – Об этом я не говорил никому, Эмми. Я не позволил бы бросить тень на его память. Я признал его своим сыном. Он носил мое имя. Он был невинным ребенком, и я любил его.

   Эмили закрыла глаза и слегка закинула голову. Он ждал, когда она снова посмотрит на него. Когда она взглянула на него, в ее глазах была боль. Зная Эмили, он не сомневался, что ей было больно за него.

   – После нашей брачной ночи между мной и Элис никогда ничего не было, – снова заговорил он. – И в ночь пожара я совершил первую супружескую измену, хотя не думаю, что она была бы последней. В любом случае мне нет оправдания. Супружеская измена есть супружеская измена. И моя жена, и этот ребенок, которого я любил, погибли, когда я им изменял.

   Эмили побледнела – в лице ни кровинки. Он испугался, что она потеряет сознание, но не бросился, чтобы поддержать ее. Он застыл на месте.

   – Ну а теперь скажи, что ты знаешь меня, Эмми, тихо произнес он.

   Она снова закрыла глаза и покачнулась, но несколько мгновений спустя торопливо подбежала к нему, обняла и уткнулась лицом в его галстук.

   – Я тебя знаю, – произнесла она.

   Почему ее слова показались ему отпущением грехов, прощением? У нее нет права прощать его. Ни у кого нет этого права. Возможно, даже у самого Господа, хотя Эшли никогда не просил у него прощения. Ему не было прощения.

   Он обнял Эмили, зарылся лицом в ее волосы и разрыдался. И долго не мог успокоиться. Он погрузился в самую пучину отчаяния, но крепко держался за Эмми, понимая, что она – его единственная надежда на прощение и обретение душевного покоя.

* * *

   Утро было сырым и туманным. Мокрая трава холодила босые ноги. Но Эмили упрямо взбиралась на холм. Она шла, чтобы получить от утра заряд спокойствия.

   Она и не подозревала до сих пор, что Эшли находился в таком смятении. Чувство вины тяготило его гораздо больше, чем он говорил. Однако этим утром все представлялось ей не таким уж мрачным. Он не любил Элис, и мысль эта поднимала ей настроение. Все его мучения вызваны не тем, что он оплакивал свою любовь. Он попытался показать ей себя таким, каким сам себя видел – человеком, не заслуживающим прощения. Она вспомнила, как рыдал он в ее объятиях, а она убеждала его, что он все тот же Эшли, каким был семь лет назад.

   Только жизнь за это время нанесла ему глубокие раны.

   Утро подавало надежду. Надежду для него и для нее.

   Она знала, что теперь, когда он снова предложит ей выйти за него замуж, она скажет «да». Они не могли надеяться на безоблачное счастье, но если бы расстались, то оба были бы несчастливы. Она была нужна ему так же, как он нужен ей. Они любили друг друга, и сама жизнь приобретала новый смысл, когда они были вместе.

   Вчера вечером, когда они были в гостях у Верни, Эшли был весел. Правда, он старался не оставаться наедине с сэром Генри, но оба были вполне вежливы друг с другом.

   С мисс Верни и со всеми остальными он был дружелюбен и обаятелен, как в прежние времена. Возможно, со временем он почувствует, что в Пенсхерсте – его дом, несмотря на то что когда-то здесь жила Элис. И возможно, ей удастся помочь ему в этом. Она глубоко вдохнула свежий влажный воздух. Сегодня утром она начала верить тому, что здесь будет и ее дом. И мысль эта была ей очень приятна.

   Призрак Элис больше ее не тревожил.

   Она даже майора Каннингема перестала бояться, хотя по-прежнему недолюбливала. Возможно, она была несправедлива к нему. Вчера вечером он попытался поговорить с глазу на глаз, усевшись рядом с ней в стороне от прочих гостей.

   – Леди Эмили, – сказал он с выражением искреннего раскаяния на лице, – сможете ли вы когда-нибудь простить меня?

   Она не знала, как реагировать на его вопрос. Незаметно оглянувшись вокруг, она с облегчением заметила, что и Эшли, и Люк находятся неподалеку.

   – Я вел себя непростительно, – продолжал он, – даже если бы вы оказались той, за кого я вас принял. Я даже не пытаюсь оправдать то, что предложил вам тогда. Могу лишь смиренно просить у вас прощения, не считая себя вправе получить его. Вы меня простите? – Лицо его выражало стыд и искреннее раскаяние. И она кивнула. – Благодарю вас, – сказал он – И примите мои самые добрые пожелания. Эшли мой близкий друг, но не надо быть другом, чтобы заметить, что он по-настоящему любит вас. Могу ли я надеяться, что вы отвечаете ему тем же?

   Она не ответила. Это его не касалось.

   – Я задаю этот вопрос лишь потому, что от всей души желаю, чтобы он снова был счастлив, а вы – именно та леди, которая сможет сделать его счастливым. Но только не здесь, не в Пенсхерсте. Здесь вас всегда будут преследовать воспоминания о его погибшей жене. Извините, что я вмешиваюсь не в свое дело. Но друзья должны всегда желать друг для друга самого лучшего. Я предложил Эшли купить Пенсхерст.

   Мне здесь нравится. Как видите, я в некотором роде лицо заинтересованное. – Он улыбнулся. – Убедите Эшли принять мое предложение. Ради его и вашего счастья. – Он смущенно взглянул на нее, – И моего тоже.

   Ей было непросто понимать каждое его слово: он явно не привык разговаривать с глухими. Но основную мысль она, кажется, поняла.

   То, что он сказал, ее удивило. Значит, он хочет купить Пенсхерст? Но разве он не армейский офицер? Она надеялась, что Эшли не продаст поместье. Почти с первого взгляда она почувствовала странную привязанность к Пенсхерсту.

   Туман местами рассеялся. Эмили ненадолго остановилась, чтобы полюбоваться на реку внизу. Повлажневшая от тумана прядь волос упала на лицо, и она отбросила ее через плечо.

   Вдруг совершенно неожиданно ее охватил страх, и она застыла на месте. Сердце у нее замерло.

   Она не понимала, откуда исходит этот страх. Heсколько мгновений она была не в состоянии оглянуться, чтобы установить его источник, а когда все же повернула голову, то увидела лишь туман, деревья да склон холма и.., широкую кровоточащую рану на своем предплечье.

   Она тупо уставилась на рану, словно это была не ее, а чужая рука. И даже не сразу почувствовала боль. Она оглянулась на ствол дерева за спиной, но, очевидно, плохо соображала, потому что не сразу заметила пулю, глубоко вошедшую в ствол дерева. Взглянув на пулю, она перевела взгляд на рану, кровь из которой капала прямо на юбку.

   Ее охватила паника, и, не разбирая дороги, она бросилась вниз с холма, громко крича от ужаса, хотя сама не подозревала, что кричит. Ее гнал страх.

   Увидев ее, лакей в холле застыл с раскрытым ртом, но ему не пришлось ничего предпринимать. По лестнице уже торопливо спускался Люк. Он бросился к Эмили, и она повисла на нем, цепляясь руками.

   – Полно, полно, успокойся. – Он взял ее за подбородок и поддержал голову, чтобы она понимала то, что он говорит. – Что ты сделала со своей рукой? Она, кажется, сильно кровоточит. Успокойся, Эмили. Я провожу тебя в твою комнату, и мы позаботимся о твоей руке.

   Но она снова вцепилась в него, а потом почувствовала, что кто-то обнял ее сзади за плечи, и вскрикнула, не слыша своего крика.

   – Она где-то сильно поранила руку, – проговорил Люк. – И что-то ее сильно напугало. У нее шок.

   Одна рука стоявшего за ней человека скользнула по спине и подхватила ее под колени, другая обняла за плечи.

   Эшли взял ее на руки.

   – Постарайся не вырываться из рук, любимая, – сказал он, – иначе я могу уронить тебя. Люк, не позовешь Анну в комнату Эмили? Мы должны решить, нужна ли помощь врача. Успокойся, любимая.

   Она все еще стонала. Заметив озабоченное лицо майора Каннингема, она спрятала свое лицо на груди Эшли.

* * *

   Эшли писал письма у себя в кабинете. Когда он услышал крик, перо его забрызгало страницу чернильными кляксами. Звук леденил душу и напоминал скорее не крик женщины, а вой животного, страдающего от боли. Однако он, еще до того как выбежал в холл, знал, что это голос Эмми.

   – Тише, тише, любимая, – приговаривал он, неся ее вверх по лестнице. Его обогнал Люк, который, видимо, торопился привести Анну. Но в этом не было необходимости, потому что она уже бежала им навстречу с верхнего этажа.

   – Боже милосердный! – воскликнула она. – Что произошло? Эмми! Что она сделала?

   – Она поранила руку, – сказал Люк, – и находится в глубоком шоке. – Он поспешил вперед, чтобы открыть перед ними дверь комнаты Эмили.

   Эшли положил ее на кровать, но она снова застонала и вцепилась в него.

   – Успокойся, любимая. – Не обращая внимания на брата и Анну, Эшли улегся рядом с Эмили, обнял ее и стал укачивать, что-то приговаривая.

   – Эмми, – спросила Анна дрожащим голосом, – что случилось?

   Люк велел горничной принести теплой воды, салфетки, обезболивающую мазь и бинты. Как и следовало ожидать, голос его звучал уверенно и спокойно.

   Взглянув на руку, сжимающую лацкан его камзола, Эшли заметил, что рана глубокая, с рваными краями. Она все еще кровоточила. Наверное, ей очень больно, подумал он. Однако она, должно быть, не ощущает боли из-за шока.

   Он решительно взял ее за подбородок и повернул к себе.

   – Эмми, – произнес он. Глаза ее были плотно закрыты. Он поцеловал каждый глаз по очереди, потом поцеловал в губы. – Эмми.

   В ее глазах, когда она открыла их, застыл ужас. О Господи, подумал Эшли. Сегодня утром, выглянув в окно, он решил, что плохая погода удержит ее дома. И его не было с ней, когда что-то произошло. – – Тише, любовь моя, – сказал он. – Я никому не дам тебя в обиду. – Почему, подумал он, ему никогда не удается защитить своих женщин?

   Она наконец перестала стонать, взглянула на Эшли, потом посмотрела из-за его плеча на свою сестру и Люка.

   – Эмми, – проговорила Анна, – о, Эмми, что произошло?

   Эшли осторожно высвободился из рук Эмили и остановился в ожидании у кровати. Но истерика не возобновилась. Ее лицо и губы были белы как мел. Когда Анна, расстелив полотенце, уложила на него руку сестры, Эмили поморщилась, но не застонала.

   – Рана выглядит страшнее, чем есть на самом деле, – сказал Люк. – Когда мы промоем ее, дорогая, ты сама увидишь, что это не смертельная рана.

   Анна осторожно промывала влажной салфеткой рваные края раны.

   – Эмми, – спросил Эшли, встретившись с ней взглядом, – ты упала?

   Она отрицательно покачала головой.

   – Ты оцарапалась? – спросил он. – О дерево? О камень? О стену дома?

   Он вдруг подумал, что обычная царапина, пусть даже очень глубокая и вызвавшая сильное кровотечение, никогда не привела бы ее в состояние такого страшного шока.

   Только не Эмми.

   – Что произошло? – продолжал он. – Ты можешь сказать мне?

   Она долго смотрела на него. Потом подняла здоровую руку и, сложив пальцы так, что можно было безошибочно узнать изображение пистолета, нацелила его на противоположное окно.

   – Ну и дела, черт возьми! – пробормотал Люк.

   – Кто-то стрелял в тебя?

   – воскликнул Эшли, побелев как полотно. – Ты видела его, Эмми?

   Она покачала головой.

   Она не могла слышать выстрел. В таком случае откуда она знает? – подумал Эшли.

   – Откуда ты знаешь? – спросил он, заметив, что Анна, оторвавшись от работы, тоже подняла глаза на сестру.

   Эмили изображала знаками что-то большое у себя за спиной.

   – Дерево? – уточнил он.

   Да, дерево. И что-то маленькое и круглое в дереве. Она изобразила это с помощью пальцев.

   – Пуля, – тихо произнес Люк. Но она на него не смотрела.

   – Пуля? – спросил Эшли.

   Да, пуля, попавшая в ствол дерева позади нее. Она прорезала длинную рану в ее руке и чуть не попала в сердце – рана была на левой руке. Кто-то стрелял в Эмми и промахнулся всего на несколько дюймов.

   – Но ты ничего не видела? Ни до, ни после того, как это произошло?

   – Нет. – Она поморщилась.

   Анна, обливаясь слезами, продолжала промывать рану.

   Люк сжал ее плечо и потянулся за обезболивающей мазью.

   – Отодвинься, дорогая, – сказал он. – Я сам все закончу и перевяжу рану. Думаю, не помешает дать ей немного лауданума.

   – Эмми, – проговорил Эшли, – нам нужно знать, что испугало тебя два дня назад. Нам нужно знать, кто хочет причинить тебе зло.

   Кто мог хотеть причинить зло Эмми? – спрашивал себя Эшли. Верни? Но зачем? Неужели все-таки Верни убил Грегори Керси? На тех же холмах? Из того же оружия? Но почему Эмми?

   Она закрыла глаза и закусила нижнюю губу, отдав себя в распоряжение Люка, который, щедро смазав мазью руку, теперь бинтовал ее.

   – Думаю, услуги врача не потребуются, – заметил он. – Надеюсь, после сна шок у нее пройдет. А с расспросами придется подождать, Эш.

   Эшли присел на краешек кровати и взял в ладони здоровую руку Эмили. Она открыла глаза и посмотрела на него.

   – Тебе больно? – спросил он. – Я скажу, чтобы принесли лауданум. – Она покачала головой. – Но ты останешься в постели и поспишь?

   Она кивнула и пожала его руку.

   – Ты не должна бояться, – сказал он. – Я позабочусь о том, чтобы с тобой день и ночь кто-нибудь находился.

   Пришлю служанку посидеть с тобой.

   Он с радостью остался бы с ней сам, но приходилось соблюдать приличия. Интересно, что подумали Люк и Анна, когда он улегся на кровать рядом с Эмми после того как принес ее сюда? И называл ее любимой? Нет, ради Эмми он должен постараться не вызывать у них подозрения. Ведь она снова может отказаться выйти за него замуж.

   – Анна останется с тобой, – продолжал Эшли. – Мы с Люком будем дома, и, полагаю, Родерик тоже. Он, наверное, с нетерпением ждет, когда ему расскажут о том, что случилось. Он человек военный и знает, как защитить людей в случае опасности. Кроме того, в доме множество слуг. Так что ты в полной безопасности. Ты этому веришь?

   Скажи она сейчас, что не верит, он остался бы с ней, презрев всякие приличия.

   Она кивнула.

   – Попытайся заснуть, – добавил он, поднося к губам ее руку. – А потом мы поговорим и разберемся во всем, что здесь происходит. Я сделаю все, чтобы тебе никогда больше не пришлось испытать чувство страха, – пообещал он, подумав при этом, что дает, возможно, несколько опрометчивое обещание. – Клянусь тебе, маленький олененок. Клянусь честью.

   Она улыбнулась слабой улыбкой впервые с тех пор, как он принес ее на руках сюда, и закрыла глаза.

   Люк ждал его у раскрытой двери, которую плотно закрыл за собой, когда оба вышли из комнаты. По коридору, в который выходила дверь комнаты Эмили, ходил встревоженный Родерик Каннингем.

Глава 24

   Анна, мечтательно улыбаясь, кормила грудью сына, когда в детскую вошел Люк. Улыбка моментально сбежала с ее лица, когда она обратилась к мужу:

   – Кто-то пытается убить Эмми. Кто может желать ей смерти?

   – Возможно, – ответил он, – человек, который знает, что она дорога Эшли.

   – Но у кого могло возникнуть желание причинить боль Эшли? – спросила она. – Он здесь недавно, и его почти не знают.

   – Он был мужем Элис, – сказал Люк. – Эшли говорил мне, что она перед отъездом в Индию уволила мистера Бинчли, который был здесь управляющим. Теперь мистер Бинчли и его дочь живут в бедности за воротами Пенсхерста.

   Кто-то застрелил здесь брата Элис. Правда, в то время вынесли вердикт, что это несчастный случай. Но Эшли полагает, что это было убийство. А теперь, вскоре после того как Эшли здесь поселился, кто-то пугает женщину, которую он любит.

   – Пытается убить ее, – уточнила Анна.

   – Сомневаюсь. – Люк задумался на мгновение. – Утро было туманным. Тот, кто стрелял, должен был находиться совсем близко. Глухота Эмили позволила ему подобраться к ней, не опасаясь, что его обнаружат. Удивительно, что с такого расстояния он промазал, если целился ей в сердце.

   Для этого надо быть совсем уж никудышным стрелком.

   Думаю, он имел намерение просто напугать ее. Если это так, то его затея удалась блестяще.

   Анна поежилась, – Но кто мог это сделать? И зачем? Какое могут иметь отношение Эмми или Эшли к событиям, произошедшим здесь задолго до того, как он встретился с Элис?

   – Будем надеяться, дорогая, Эмили удастся рассказать нам о том, что испугало ее в первый раз. Если она кого-то видела тогда и узнала, мы сможем продвинуться в своих расследованиях.

* * *

   Эшли пригласил с собой приятеля, обыскал вместе с ним каждое дерево на холме за домом, но пули они не нашли. Даже если бы и нашли, разве это помогло бы? Теперь оба сидели в кабинете Эшли и ждали.

   Ждали, когда проснется Эмили. Пока больше нечего было делать. Вошел дворецкий и объявил, что с визитом к ее светлости и леди Эмили пожаловали сэр Генри и мисс Верни и что он проводил их в гостиную. Сначала Эшли хотел передать им, что обе леди сегодня не принимают. Но майор, вскочив на ноги, воскликнул:

   – Отлично! Я с удовольствием встречусь с ними. – Он хлопнул Эшли по плечу. – Держи себя в руках, Эш. У тебя нет никаких доказательств, что у Верни есть причина причинить зло леди Эмили или тебе. К тому же мне этот парень понравился.

   Когда они вошли в гостиную, Барбара Верни поднялась с кресла. Сэр Генри Верни стоял у окна. Они удивились, не увидев ни Анны, ни Эмили.

   – Мисс Верни и вы, Верни, – Эшли поклонился, – очень рад вас видеть. Моя невестка и леди Эмили будут сожалеть, что не встретились с вами.

   – Вот как? Значит, их нет дома? Видишь, Генри, я говорила тебе, что уже слишком поздно для визита, – сказала мисс Верни.

   – Прошу вас, садитесь. – Эшли указал на кресло, с которого она только что встала. – Я прикажу подать чаю.

   Дамы никуда не уехали. Но леди Эмили плохо себя чувствует, а ее светлость ухаживает за ней.

   Брат и сестра встревожились.

   – Надеюсь, ничего серьезного? – спросил сэр Генри.

   – Нет, – ответил Эшли, – ничего серьезного.

   Они пили чай и разговаривали о том о сем, причем по инициативе майора разговор всякий раз приобретал легкомысленный оттенок.

   – Нам пора, – сказала наконец мисс Верни, поднимаясь. – Я очень сожалею, что леди Эмили больна. Передайте, что мы желаем ей скорейшего выздоровления, милорд.

   Мы заехали бы раньше, но Генри уехал из дома на рассвете и вернулся чуть более часа назад. Я не могла устоять, когда он предложил сопровождать меня с визитами, в том числе и к вам. – Она улыбнулась брату, показывая, что всего лишь поддразнивает его, а не сердится.

   Эшли медленно втянул в себя воздух.

   – Где вы были? – бросил он Генри.

   – Прошу прощения? – Сэр Генри взглянул на него, вопросительно подняв брови.

   – Я спросил, где вы были, исчезнув из дома на рассвете и вернувшись около часа назад? – повторил Эшли. – Где вы были?

   – Не уверен, что обязан объяснять кому-нибудь свои поступки, Кендрик. – Сэр Генри прищурил глаза. – И не забудьте, что здесь присутствует леди. Я провожу ее домой.

   – Думаю, было бы лучше объяснить им, что произошло этим утром, Эш, – сказал майор Каннингем.

   – Произошло? – озадаченно переспросила побледневшая мисс Верни. – Что-то действительно произошло сегодня утром?

   – Может быть, вы нам это объясните, – сказал Эшли, не отрывая взгляда от сэра Генри.

   – Эш, – в голосе майора прозвучала властная нотка, – сядь. И вы, мисс Верни, садитесь, пожалуйста. Этим утром на холме кто-то стрелял в леди Эмили – Барбара Верни зажала рот обеими руками. – К счастью, – продолжал майор, – если не считать глубокой царапины на руке и нервного потрясения, она цела и невредима.

   – И вы подумали, что это сделал я? – почти шепотом произнес сэр Генри. – Черт побери, значит, вы все еще считаете, что я убил Грегори Керси И решили, что теперь я пытался убить леди Эмили. Уж не считаете ли вы меня головорезом, который убивает людей, не сделавших ему ничего плохого? Я вызову вас на дуэль, Кендрик. – Он шумно втянул воздух. – Но этот разговор не предназначен для женских ушей Идем, Барбара. Я провожу тебя домой, а потом займусь всем этим.

   – Нет, – сказала она дрожащим голосом. – Давайте здесь и сейчас разберемся во всем до конца без всякой дурацкой болтовни о дуэлях. Лорд Эшли очень расстроен, Генри. Леди Эмили гостит в его доме, но, не считая этого, нам всем известно, что он испытывает к ней глубокое чувство. Он всего лишь задал тебе вопрос, а ты отказался на него отвечать. Наверное, пора поговорить обо всем откровенно.

   – Браво, мадам! – воскликнул майор Каннингем. – Прошу вас, сядьте, сэр Генри. Садись, Эш. Может быть, вы предпочтете, чтобы я ушел?

   – Нет, останься, – торопливо возразил Эшли.

   – Ты должен сказать лорду Эшли, что ты обо всем этом думаешь, Генри, – проговорила Барбара.

   – Это касается вашей покойной жены, – напряженно сказал сэр Генри. – Возможно, вы предпочтете выслушать это без свидетелей.

   – Нет! – Эшли уселся в кресло, а сэр Генри остался стоять. – Что бы вы ни сказали, можете говорить в присутствии майора Каннингема.

   – Я считаю, – сказал сэр Генри, – что Грегори Керси погиб не в результате несчастного случая. Возможно, он совершил самоубийство. При нем было ружье, из которого недавно стреляли, как и из ружей всех прочих охотников из нашей компании. Возможно, у него был мотив. Но я лично думаю, что это было убийство. – Он глубоко вздохнул. – Я думаю, что его убила Элис.

   – Что? – почти прошептал Эшли, у которого потемнело в глазах.

   – Но почему? – нарушил наступившую тишину странно спокойный голос майора.

   – Он собирался жениться на Кэтрин Бинчли в тот самый день, когда погиб, – объяснил сэр Генри. – Он уже получил специальное разрешение и позаботился о том, чтобы брачная церемония состоялась, не привлекая внимания, в соседнем приходе.

   Эшли в недоумении сверлил его взглядом.

   – Значит, вы считаете, будто леди Эшли, то есть мисс Керси, убила своего брата лишь потому, что в Пенсхерсте вместо нее появится новая хозяйка? – спросил майор. – Не кажется ли вам, что это не вполне правдоподобно?

   – Причина была не в этом, – сказал сэр Генри, глядя на Эшли. – Думаю, вы понимаете, Кендрик. Ведь она рассказывала вам все, кроме некоторых изобличающих ее подробностей, о которых я только что упомянул.

   Но Эшли ничего не понимал. Абсолютно ничего. Все это казалось ему каким-то страшным сном.

   – Расскажите мне, – попросил он.

   Сэр Генри очень смутился. Он взглянул на майора, потом на свою сестру.

   – Я и так все знаю, Генри, – заметила она. – Помнишь, я высказала предположение и ты его не опроверг?

   Не беспокойся, ты меня не шокируешь.

   – Ее очень расстроила мысль о женитьбе брата, – сказал сэр Генри. – Она его любила. – Он нервно прочистил горло. – Она слишком его любила.

   – Ну и дела! – произнес майор.

   Эшли сидел с закрытыми глазами. В памяти всплыла незначительная частность, смутившая его, когда он впервые встретился с сэром Генри Верни, а потом почти забытая. По словам Элис, се влекло к Эшли потому, что он был похож на ее любовника – сэра Генри Верни. Однако Верни был совсем не похож на него. И только вчера Эмили, разглядывая с Эшли портреты Грегори Керси и Элис в сдвоенной рамке, показала жестами, что Грегори похож на него.

   – Она была безумно расстроена тем, что Грегори начал ухаживать за Кэтрин, – добавил сэр Генри. – Меня это расстроило не меньше.

   – Но вы были ее любовником, – проговорил Эшли, не открывая глаз.

   – Кэтрин? – смущенно переспросил сэр Генри, – Нет, я держался с ней достойно.

   – Ты не понял, – вмешалась Барбара Верни. – Он имеет в виду Элис, Генри.

   – Элис?! – изумленно воскликнул сэр Генри. – Был ли я любовником Элис? Это она вам сказала?

   Черт возьми! Но это ложь, клянусь вам! – Однако Элис не была девственницей, вспомнилось Эшли. – Теперь я понимаю, что вы ничего не знали, Кендрик. И искренне сожалею, что не понял этого сразу. Когда вы говорили, будто Элис обо всем рассказала вам, я думал, она рассказала вам правду, пусть даже умолчав о самых страшных подробностях.

   – Значит, вы ссорились с Керси из-за того, что любили одну и ту же женщину? А не потому, что он узнал, будто вы совратили его сестру?

   – Боже упаси, что за вздор! – вскричала Барбара Верни.

   – Нет, – спокойно ответил сэр Генри.

   – Значит, она была настолько сильно привязана к Своему брату, что предпочла убить его, чем отдать другой женщине? – спросил майор Каннингем. – У вас есть доказательства того, что она убила его, Верни? Или это всего лишь догадка?

   Да, ее привязанность была, видимо, очень сильна, подумал Эшли. Они были любовниками. Он вспомнил фанатичный огонь в ее глазах, когда она говорила своему супругу через сутки после свадьбы о том, что любит другого мужчину и будет всегда любить его. Всегда! Да, она любила его настолько сильно, что убила. И с тех пор ее жизнь превратилась в сущий кошмар.

   – Она была на холме, – сказал сэр Генри. – Я оглянулся, услышав выстрел, и увидел, как она мчится вниз.

   Она отрицала, что была там, когда я прямо спросил ее, но потом призналась. Она говорила, что хотела поохотиться вместе с нами, а потом услышала одиночный выстрел и увидела, как брат упал. Она уверяла, что в ужасе бросилась не к брату, а домой, чтобы позвать кого-нибудь на помощь.

   Однако Элис была женщиной смелой и решительной, что заставляет усомниться в правдивости ее слов. Кроме того, она послала Бинчли узнать, что случилось, не сразу, а лишь несколько часов спустя. Есть ли у меня доказательства, что она убила Грегори? Нет, Мне кажется, я всегда был рад тому, что не имею доказательств. Поэтому я помалкивал. Даже у Барбары до нынешнего утра имелись всего лишь догадки. Сейчас она, как и вы, впервые узнала, что я видел тогда Элис.

   – Почему вы считаете, что нельзя исключать возможность самоубийства? – спросил майор Каннингем. – Что могло побудить Керси убить себя в день своего бракосочетания?

   – Его.., любовь к Кэтрин возникла довольно неожиданно, – произнес сэр Генри с некоторой горечью. – Он не был счастливым человеком. Мы были с ним близкими друзьями, но между нами всегда существовала какая-то преграда. Еще до того, как он увел у меня Кэтрин. Было в его жизни что-то такое, о чем он не хотел говорить. Я мог лишь догадываться. Только позднее я узнал, что у Барбары были те же самые догадки.

   – Значит, он хотел сделать свою жизнь более.., нормальной, – сказал майор;

   – Наверное, так. – Сэр Генри, подойдя к окну, остановился, повернувшись ко всем спиной.

   – Генри был озадачен и обижен вашей враждебностью, – тихо обратилась к Эшли мисс Верни. – Теперь ясно, что это было вызвано совершенно не правильным пониманием многих событий. Думаю, нам пора идти, Генри. Майор, позаботьтесь о лорде Эшли – он не может оправиться от потрясения.

   – Не беспокойтесь, мадам, – отозвался майор Каннингем. – Я его друг.

   – Вижу, – кивнула она. – Идем, Генри.

   Направляясь к двери, сэр Генри на мгновение положил руку на плечо Эшли и произнес:

   – Извините. :

   Эшли сидел, опустив голову и закрыв лицо руками. Брат его жены, ее любовник, был убит ею потому, что пытался посредством женитьбы вырваться из порочного круга кровосмесительных отношений.

   – Генри, – воскликнула его сестра, когда их экипаж отъехал от дома, – он ничего не знал! Бедняга!

   – Есть одно обстоятельство, о котором, видимо, никто не подумал, – сказал он. – Но наверное, Кендрик вскоре сообразит, что человек, убивший Грегори, и человек, стрелявший нынче утром в леди Эмили, не могут быть одним и тем же лицом, если мы не ошиблись в своих подозрениях. Так кто же все-таки стрелял в нее? И почему?

   – Я думала, что все неприятности, связанные с Пенсхерстом, остались в прошлом, когда уехала Элис, – с тяжелым вздохом проговорила Барбара. – Но кажется, они возвращаются снова. Надо разобраться. Скажи все-гаки, чем ты занимался целое утро?

   Он печально усмехнулся.

   – Тебе хочется узнать, не был ли я на холме? – спросил он.

   – Ничего подобного, – торопливо возразила она. – Просто любопытно.

   – Большую часть времени я ездил верхом. Если бы ты спросила, куда я ехал, я не смог бы ответить. Я не помню.

   Рано утром я ездил к Кэтрин. Ты знаешь, я часто у нее бываю, пока Эрик спит и у нее есть время поговорить со мной. Я наконец собрался с духом и сделал ей предложение. Она мне отказала.

   – О, Генри, – с сочувствием произнесла Барбара, положив руку ему на локоть. – Но почему? Ты ей всегда нравился. Я думала, она любит тебя. Недавно мне показалось, что она снова влюбилась в тебя, а может, и не переставала любить.

   – Она ответила «нет». – Он откинул голову на спинку сиденья. – И не дала никаких объяснений. Просто сказала «нет».

   – Мне очень жаль.

   Когда экипаж приблизился к воротам парка, сэр Генри постучал в перегородку, приказал кучеру остановиться возле коттеджа Бинчли. Эрик, как обычно, катался на калитке.

   Он улыбнулся и помахал рукой.

   – Эрик, – обратился к нему сэр Генри, – попроси маму выйти на минутку.

   Эрик помчался по тропинке к дому.

   – Я не задержу ее надолго, – объяснил сэр Генри в ответ на вопросительный взгляд сестры, – Но мне очень нужно поговорить с ней.

   Кэтрин вышла из коттеджа, вытирая руки о чистенький белый передник. Не поднимая глаз, она смотрела себе под ноги. Было похоже, что она недавно плакала.

   – Кэти, – сказал сэр Генри. – Мы возвращаемся из Пенсхерста. Сегодня утром неизвестный человек по неизвестной причине стрелял в леди Эмили Марлоу. – Она вскинула на него округлившиеся от страха глаза. – Рана не тяжелая, – продолжал он. – Мне кажется, она страдает скорее от потрясения, чем от раны. Я говорю об этом, чтобы предупредить тебя: будь осторожна. Не уходи далеко от дома, а если уходишь, то проси отца сопровождать тебя. И присматривай за Эриком. Обещаешь? – Она побледнела как мел. – Кэти?

   – Ты напугал ее, – вмешалась Барбара. – Бояться нечего, Кэтрин. Просто будь поосторожнее. Ах, какие чудесные у тебя цветы! Ты умница и такая трудолюбивая.

   – Кэти, будь осторожна, – повторил сэр Генри и, тяжело вздохнув, приказал кучеру ехать дальше.

   Кэтрин долго стояла, глядя вслед удаляющемуся экипажу и прижимая к себе сына, пока он не запротестовал.

Глава 25

   Эмили спустилась к чаю. Если бы не бледность и перевязанная рука, никто бы и не догадался, что с ней что-то произошло, подумал Эшли, усаживая ее рядом с собой на диван.

   На ней было красивое модное платье цвета весенней зелени с вышитыми на корсаже и оторочке юбки нежными цветочками. Волосы аккуратно причесаны и прикрыты изящным чепчиком. Он с трудом сдержал желание сесть поближе к ней и продеть ее руку под свой локоть. На все расспросы относительно здоровья она отвечала улыбкой.

   – Она не захотела оставаться в постели, – сказала Анна, – и от лауданума отказалась. Хотя рука у нее, наверное, болит.

   – Иногда лучше перетерпеть боль, чем злоупотреблять лекарствами, – возразил Люк. – Рана у нее неопасная, хотя и болезненная.

   – Храбрость леди Эмили заслуживает похвалы, – вставил майор Каннингем. – Многие из моих знакомых дам, случись с ними что-то подобное, прятались бы в своих комнатах несколько дней, а то и недель.

   Эмили снова ответила улыбкой. Эшли заметил, что она почти не пытается следить за разговором.

   После отъезда сэра Генри Верни и его сестры Эшли не потребовалось много времени, чтобы понять: тайна, окружающая то, что произошло с Эмми сегодня и два дня назад, все так же далека от разгадки. Помочь разгадать эту тайну могла только сама Эмми, однако вряд ли стоило расспрашивать ее сейчас.

   Люк и Анна считали, что им следует увезти ее с собой в Боуден, по крайней мере до тех пор, пока Тео и леди Куинн не вернутся в Лондон. Эшли вынужден был согласиться, хотя и с большой неохотой. Он хотел жениться на ней и был почти уверен, что на этот раз ее, возможно, удастся убедить принять его предложение. Но как ему жениться на ней, если она уедет из Пенсхерста, где находиться ей небезопасно?

   Оставался единственный выход, который предлагал майор:

   Эшли должен жить с ней в каком-нибудь другом месте. От предложения купить Пенсхерст майор не отказался.

   Эшли не хотелось всерьез рассматривать это предложение. Он успел привязаться к Пенсхерсту. Здесь он и Эмили любили друг друга, здесь нашли счастье, которое, как он надеялся, будет длиться вечно. Он хотел обосноваться с ней здесь, обзавестись детьми и стариться рядом с ней. Удручало, что его вынуждают уехать отсюда, да к тому же разве можно быть уверенным, что эти странные нападения не возобновятся в другом месте? Он предпочел бы отыскать врага, чем убегать от него.., или от нее. Однако он сказал Родерику, что подумает о продаже имения.

   – Я знаю, Эшли, что тебе тяжело расставаться с Пенсхерстом, – сказал Каннингем. – Но если тебе придется отказаться от леди Эмили, это разобьет твое сердце. Подумай о моем предложении. Спешить некуда, я не тороплю тебя. Ведь мы с тобой друзья.

   – Не хочешь прогуляться, Эмми? – спросил Эшли, дотронувшись до ее руки, чтобы привлечь внимание. – Дождь перестал. Тебе не будет страшно выйти со мной из дома?

   Нет, она не боялась. Только поднялась за миленькой соломенной шляпкой с широкими полями. Эшли остановил ее в холле. Убедившись, что поблизости нет никого из слуг, он сказал:

   – Эмми, прежде чем мы выйдем из дома, ответь на несколько вопросов. Возможно, нам потребуются перо и бумага. Ты не видела человека, который стрелял в тебя сегодня утром? А человека, испугавшего тебя два дня назад, ты видела?

   Он понял, что видела, но не хотела об этом говорить.

   Однако в конце концов она кивнула.

   – Кто это? – спросил он. – Скажи мне, кто это был?

   – Нет. – Эмми закусила губу.

   – Эмми, – произнес он, низко склонившись к ней, – пойдем в кабинет. Напиши мне имя. Я должен знать. Я должен защитить тебя от дальнейших посягательств.

   – Нет, – бросила она, нахмурившись.

   Он сделал глубокий вдох и медленно выдохнул воздух.

   – Скажи мне хотя бы, считаешь ли ты, что между этими двумя случаями существует связь?

   – Нет, – решительно ответила она.

   – Ты абсолютно уверена в этом? И у тебя нет ни малейшего сомнения? – спросил он, пытливо заглядывая ей в глаза.

   – Да, – сказала она.

   У него исчезла последняя надежда. Однако Эмили, по-видимому, была уверена, что убить ее сегодня утром пытался не тот человек, которого она тогда видела.

   Они пошли рука об руку по дорожке вдоль реки. Под камзолом у Эшли была пристегнута шпага, хотя обычно он надевал ее только в торжественных случаях. В одном из карманов лежал заряженный пистолет. Неуютно, когда приходится вооружаться до зубов в собственном доме, подумал он.

   – Эмми, – заговорил он, наклоняясь к ней так, чтобы она видела его лицо из-под полей шляпки, – Люк и Анна хотят увезти тебя с собой в Боуден. Может, даже завтра. – Она остановилась и взглянула на него широко раскрытыми глазами. – Я не могу препятствовать им, – продолжал он, – не имею права. И я так же, как они, беспокоюсь о твоей безопасности. А ты сама чего хочешь?

   – Ты хо-чешь этого? – старательно выговаривая слова, произнесла она, и по тому, как она подняла брови, он понял, что это вопрос, а не утверждение.

   Он помедлил, однако все-таки покачал головой.

   – Нет, – сказал он. – Но тебя здесь кто-то страшно напугал, Эмми. Возможно, тебе следует уехать. Когда я закончу здесь кое-какие дела, то смогу приехать в Боуден.

   – Нет, – проронила она.

   – Ты не хочешь, чтобы я приезжал? – спросил он.

   Она склонила голову набок и с упреком посмотрела на него. Я останусь здесь, – показала она жестами.

   – В таком случае я позабочусь о том, чтобы Пенсхерст стал для тебя безопасным местом. Обещаю тебе, Эмми. И ты сможешь жить здесь, не боясь ничего, – всегда, если пожелаешь.

   Ему очень хотелось Сказать гораздо больше, но он понимал, что сейчас для этого неподходящее время. Он наклонил голову и поцеловал ее.

   Эмили проснулась от страха. В комнате было темно. Нигде никакого движения. Почему она ожидала заметить движение? И откуда взялось разбудившее ее чувство страха? Из-за глухоты она, возможно, была в большей степени подвержена страху, чем большинство людей. Но она никогда не разрешала страху одержать над собой победу. И именно поэтому, ложась спать сегодня, не позволила ни Анне, ни кому-либо другому остаться на ночь в ее комнате. И не позволила себе оставить на ночь свечи зажженными.

   Она вспомнила, что перед сном согласилась принять немного лауданума. Теперь у нее снова разболелась рука значит, действие лекарства закончилось. Может, этим и вызвано странное паническое состояние? Она все еще не оправилась от страха. Но она его победит.

   Взгляд ее сосредоточился на знакомых очертаниях предметов на ночном столике. Свечу в красивом подсвечнике наполовину что-то загораживало. Что бы это могло быть?

   Ее молитвенник? Но он лежит на краешке стола, там, куда она его положила перед сном. Что же это такое? Так и не догадавшись, она села в постели и взяла этот предмет в руки. Что-то тяжелое.., рамка для картины? Нет, две рамки, скрепленные вместе.

   Она догадалась, и ужас с удвоенной силой охватил ее.

   Как это попало сюда? Когда она ложилась спать, этого здесь не было. Прижимая к себе рамки, она сползла с постели и оглянулась вокруг в поисках халатика. Она оставила его на спинке кресла у камина, но его там не было. И она не могла вспомнить, куда его положила. Оставив рамки на кровати, она бросилась к двери и, выскочив из комнаты, помчалась по коридору.

   Дверь комнаты Эшли была не заперта. Вбежав в комнату, она закрыла за собой дверь и прижалась к ней спиной, переводя дыхание и стараясь успокоиться.

   Эшли поднялся с кровати и подошел к ней. Несмотря на темноту, она видела, что он обнажен. Он положил ей руки на плечи и крепко обнял ее.

   Сама не зная как, она оказалась в постели. Постель была мягкой и хранила тепло его тела. Он сидел рядом с ней и зажигал свечу. На нем был красный шелковый халат, а она и не заметила, когда он его надел.

   – Эмми! – Он склонился к ней. – Что с тобой случилось, любовь моя? – Она дрожала так, что зуб на зуб не попадал, а он гладил ее по голове, пытаясь успокоить. – Ты проснулась, и тебе стало страшно? – спросил он. – Следовало позволить Анне или служанке остаться с тобой на ночь.

   Да, она проснулась от страха. И еще там был этот предмет...

   Эшли поцеловал ее.

   – Послать за Анной? – спросил он. А глаза его говорили совсем другое.

   – Нет, – ответила она ему без слов. Нет, она не может туда вернуться.

   Он встал, сбросил халат, наклонился задуть свечу и лег рядом, крепко обняв ее, щедро делясь с ней теплом и силой своего мускулистого тела. Понимая, что ей сейчас нужно раствориться в его силе и энергии, он быстро и глубоко вошел в нее. Ее тело расслабилось. На этот раз она с радостью позволяла ему распоряжаться собой. Она заснула почти одновременно с завершением акта.

* * *

   Эшли держал ее, спящую, в объятиях и пытался здраво оценить ситуацию. Она его гостья и находится под его защитой. Рядом его брат и ее сестра. Однако она лежит в его постели. И он только что обладал ею. Нет, так дело не пойдет.

   Он не может допустить, чтобы все так и продолжалось.

   Ей надо уехать из Пенсхерста. Это совершенно очевидно.

   Но если она уедет, ему тоже придется уехать. Он не может без нее жить. И не будет, если только она не откажет ему наотрез.

   Однако он верил, что не откажет. Да и выбора у нее теперь не было. Он мысленно подсчитал, сколько раз подвергал ее риску зачатия. Ей придется уехать. Ему тоже.

   Эшли охранял ее сон, но сам старался не заснуть. Он не позволит ей вернуться в свою комнату, пока не рассветет. Однако придется сделать это до того, как проснутся слуги. Никто не должен знать, что она провела несколько часов в его комнате.

   Ему совсем не нравилось, что Эмми дрожит от страха даже под крышей его дома, когда для этого нет никаких оснований. Она пыталась храбриться. Все уговаривали ее позволить кому-нибудь спать в ее комнате, но она категорически отказалась, не желая опускаться до такой слабости. Милая Эмми. Ему хотелось, чтобы в ее жизнь снова вернулись покой и уверенность, чтобы она стала прежней Эмми. Его маленьким олененком.

   Как только забрезжил рассвет, он поцеловал ее и легонько подул на щеку возле уха. Она пошевелилась во сне и прижалась к нему. Эшли с трудом подавил охватившее его желание.

   – Эмми, – позвал он, снова целуя ее, – проснись. – Она, конечно, не слышала слов, но он провел вверх и вниз кончиками пальцев вдоль ее позвоночника.

   Это ее разбудило, она открыла глаза, обвела взглядом комнату. Наверное, он правильно догадался: Эмми проснулась, когда действие лауданума стало проходить, и испугалась, не понимая, где находится, и поэтому инстинктивно примчалась к нему, ища защиты. Возможно, она даже не помнит, что они занимались любовью.

   – Ты пришла ко мне за помощью, – сказал он. – Ты поступила правильно, Эмми, ведь я всегда здесь, к твоим услугам. Как и ты была для меня, когда я вернулся в Англию. Я отведу тебя в твою комнату, пока еще никто не встал. Не надо, чтобы кто-нибудь узнал, что ты была здесь.

   Она послушно поднялась с кровати и подождала, пока он завязал пояс халата. Эшли выглянул в коридор и, убедившись, что там никого нет, обнял ее за талию и повел в комнату. Постель стояла раскрытой, как она ее оставила, когда помчалась к нему. Он обнял ее и поцеловал.

   – Ничего, что ты останешься здесь одна? – спросил он. – Она кивнула. – Обещай не выходить утром из дома. Она снова кивнула. – Ложись в постель. Поспи еще немного, Эмми. Ты будешь здесь в полной безопасности, я тебе обещаю. – Он отпустил ее и уже хотел повернуться к двери, когда его внимание привлек предмет, лежавший на кровати.

   Он сразу же узнал его и похолодел от страха.

   – Как попал сюда портрет Элис, Эмми? – спросил он.

   Она взглянула на портрет и побледнела. Когда она обернулась к нему, в ее взгляде была растерянность.

   – Ты принесла его сюда? – спросил он с помощью жестов. – Зачем?

   Эмили нахмурилась.

   Зачем она ходила в ту комнату? Зачем принесла сюда портрет Элис? Он лежал на кровати, скрепленный с таким же портретом Грегори Керси. На постели, с которой она встала ночью, чтобы прибежать к нему. Она была тогда страшно напугана, даже зубы стучали, а глаза были широко раскрыты от ужаса.

   – Идем, – сказал он. Он поискал глазами шаль или халат, но, не найдя ничего, обнял ее одной рукой и, захватив с собой портреты, снова вывел в коридор.

   Дверь в комнату Элис была распахнута настежь. Постель была раскрыта, простыни смяты, на подушке – вмятина от головы. В изножье кровати лежал атласный халатик.

   Эмили всплеснула руками. Руки дрожали. Она указала на халатик, потом на себя. Мой, – жестом показала она.

   Ящик секретера, где хранились портреты, был открыт.

   Эшли вернул портреты на место и закрыл его. Потом повернулся к Эмили и приподнял за подбородок ее лицо, бледное как мел.

   – На некоторых людей лауданум оказывает странное воздействие, – проговорил он. – Тебе не следует расстраиваться Эмми. Уверяю тебя, с твоим рассудком все в порядке. Я сейчас провожу тебя в твою комнату и оставлю на несколько минут. Хочу позвать к тебе Анну. Ты не должна оставаться одна, пока не уедешь из Пенсхерста. Мне невыносимо видеть, что ты здесь всегда испугана, всегда бледна. Я отправлю тебя отсюда, а потом, как только продам Пенсхерст, приеду за тобой. – Она застонала. – Ты у меня снова будешь счастлива и спокойна. Клянусь тебе, любовь моя.

   Эшли отвел ее в комнату и поспешил к Люку. Сейчас он пошлет Анну к Эмми, оденется и отправится к Роду.

   Если Род еще спит, он разбудит его, чтобы срочно поговорить о продаже Пенсхерста.

Глава 26

   – Кэти? Ты хотела поговорить со мной? – Сэр Генри снял с головы треуголку, когда Кэтрин открыла дверь коттеджа.

   Вчера вечером она передала свою просьбу с управляющим Верни, который приезжал навестить ее отца. Вчера было слишком поздно ехать к ней. Всю ночь он почти не сомкнул глаз и рано утром был у нее. Но если у пего теплилась надежда, то при первом взгляде на ее осунувшееся лицо, она угасла.

   – Да, – сказала она. – Я не знала, с кем поговорить.

   Папу это только расстроит. Оставался только ты или лорд Кендрик Эшли. Но я не могу ни пойти к нему, ни позвать ко мне сюда. Он может сказать об этом... – Она замолчала, взглянув на него встревоженными глазами.

   – Возьми шаль, и мы с тобой прогуляемся, – сказал он.

   Они направились к мосту. Сэр Генри предложил ей руку и обрадовался, когда она не отказалась опереться на нее. Перейдя мост, они свернули на тропинку вдоль реки на противоположной стороне от Пенсхерста.

   – Чем ты так расстроена? – спросил он, дав ей время немного успокоиться. – Чем я могу помочь тебе, Кэти?

   – Не знаю, с чего начать. – Она подняла на него влажные карие глаза.

   – Начни с чего хочешь. Все утро, а если потребуется, то и целый день в твоем распоряжении.

   Она несколько раз порывалась начать. Наконец решилась.

   – Я всегда предполагала, что мы поженимся. Я имею в виду – ты и я, – сказала она. – Не думаю, что разница в нашем положении остановила бы тебя. И ты.., мне нравился.

   – Да, – согласился он, – я тоже всегда предполагал это. Я любил тебя.

   – Не знаю даже, как назвать то, что у меня было с Грегори, – продолжала она. – Неожиданно оказалось, что я ему нужна. Не думаю, что он любил меня, но он принялся с таким упорством ухаживать за мной, что я, сама не зная, почему, поддалась его настойчивости.

   Возможно, мне льстило его внимание. Он был из Пенсхерста, а папа работал у него. А может быть, я почувствовала, что нужна ему. Любовь, которая связывала нас с тобой, была спокойным чувством, и я только впоследствии поняла, насколько глубоким. Я не могу объяснить, почему я ответила на его ухаживания.

   – Я думал, – заметил он обиженно, – что ты разлюбила меня, Кэти. Что ты полюбила его.

   – Я и сама пыталась убедить себя в этом, хотя еще до того, как он погиб, понимала, что это не так. И не было никакого мистера Смита, Генри. Я не была замужем.

   – Знаю, – спокойно отозвался он.

   – Ты знал? – Она взглянула на него и закусила губу.

   – Еще до того, как ты сюда вернулась, – подтвердил он. – А если бы даже не знал, то сразу понял бы все, как только увидел Эрика.

   – Он очень похож на Грегори, не так ли? – печально проговорила она.

   – Кэти! – Надежда снова проснулась в его сердце. – Ты поэтому отказала мне вчера? Ты думала, что я не знаю?

   Что не захочу жениться на тебе, узнав, что ты не была замужем и Эрик – незаконнорожденный ребенок? Это не имеет для меня ни малейшего значения. Ты стала бы моей женой, а он – моим сыном.

   – Думаю, я виновата кое в чем более серьезном, чем это, – произнесла она дрожащим голосом.

   – Расскажи мне обо всем наконец, – попросил он. – После возвращения сюда ты стала такой молчаливой и грустной, какой не бывала никогда. У тебя чудесный сынишка, Кэти, и ты очень хорошая мать. У тебя нет причин чувствовать себя несчастной. И о каких это ужасных провинностях ты упоминала?

   – Я уехала на время к родственникам моей матери.

   Они меня хорошо приняли и были ко мне очень добры. В этом мне повезло. Но я была зла на себя, мне было горько, что я испортила себе жизнь, легкомысленно отказавшись от того, что могло бы дать мне счастье Даже шанс стать респектабельной женщиной судьба отобрала у меня, когда Грегори погиб вдень нашего бракосочетания. Мой сын, который мог бы унаследовать Пенсхерст после смерти отца, стал незаконнорожденным. А папа, ни в чем не повинный папа, который всегда так гордился своей работой, был уволен. И во всем этом была виновата она Не знаю, за что она меня так ненавидела. Возможно, просто потому, что я была дочерью управляющего ее отца Но я была леди, а папа – джентльменом. Грегори все равно женился бы рано или поздно. Она, должно быть, понимала это, но ненавидела меня. Мне кажется, что она возненавидела и его, когда он рассказал ей обо мне. Знаешь, Генри, я всегда думала, что она убила его. Наверное, нехорошо подозревать такое?

   – Нет, – возразил он.

   – Так это правда? – тихо спросила Кэтрин, вскинув на него округлившиеся глаза.

   – Да, – кивнул он. – Думаю, это правда, Кэти.

   – Там был один человек, приятель моего двоюродного брата. Он был очень богат, потому что унаследовал большие деньги после смерти нескольких родственников. Его удручала мысль о том, что у него нет земельных владений Он был красив, обаятелен, внимателен и относился ко мне с сочувствием. Мне нравилось его внимание. Грегори погиб, тебя я потеряла навсегда. Я была ему благодарна и выложила все свои обиды, все подозрения.

   – Возможно, ты поступила опрометчиво, Кэти, но тебя можно понять. Хотя лучше бы ты обратилась тогда ко мне – Нет, – сказала она, – ты тогда не стал бы меня слушать, Генри. Ты был сердит на меня и обижен. И тебя можно понять. А если бы я сказала тебе тогда, что жду от Грегори ребенка...

   – Да, – тихо согласился он. – Ты права. В то время я ненавидел тебя.

   – Я не знала, что этот человек воспылал ко мне чувствами и вздумал отомстить за меня. Он говорил, что отомстит за зло, которое мне причинили. Он был армейским офицером, и его полк должны были в скором времени перевести в Индию. Он обещал позаботиться о том, чтобы Эрик со временем по праву называл Пенсхерст своим домом, а я, как его мать, жила там. Я не возражала ему, эти разговоры тешили мою душу, да мне и самой хотелось насолить обидчице.

   – Значит, в Индию, – задумчиво произнес сэр Генри.

   – А потом, когда я давно забыла об этих разговорах и о нем самом, мы услышали об ужасной гибели Элис и ее сына. Несколько дней спустя пришло письмо, в котором этот человек сообщал, что служит в Индии и что ему там очень нравится. И только. Ни слова об Элис. С тех пор у меня возникли подозрения. Мне было тревожно, по ночам меня мучили кошмары.

   – Это – совпадение, Кэти. – заметил Генри. – Клянусь, это всего лишь совпадение. Забудь об этом. Элис и ее сын погибли во время пожара.

   – Но он появился в Пенсхерсте, – прервала его Кэтрин. – Он друг лорда Эшли, Генри. Его друг из Индии.

   Майор Родерик Каннингем.

   – Черт побери! Ну и дела! – воскликнул он, непроизвольно сжимая ее руку.

   – Он говорил со мной, – продолжала Кэтрин. – Сказал, что скоро Эрик и я будем жить в Пенсхерсте, с ним.

   Он меня пугает, Генри. Что он натворил и что еще намерен натворить ради меня? Вчера утром кто-то стрелял в леди Эмили Марлоу. Кто? Почему? Боюсь, я знаю ответ, по крайней мере на первый вопрос.

   – Ты правильно сделала, что рассказала мне, – сказал Генри. – Я позабочусь обо всем, Кэти.

   – Я боюсь и за тебя. Что, если он увидит, как мы прогуливаемся вместе? Мне не следовало открыто появляться с тобой.

   – За меня не бойся.

   – Но я теперь виновна в убийстве? – спросила она. – Ведь если он...

   – Нив чем тыне виновна, Кэти. Но я должен рассказать Кендрику все, что узнал от тебя. Ты позволишь?

   – А вдруг он обо всем расскажет майору Каннингему?

   – Не думаю, Кэти. У меня есть свои причины недолюбливать этого человека, но негодяем его не назовешь.

   Скажи, Кэти, почему ты отказала мне вчера? Потому, что была напугана? Потому, что думала, будто виновна в тяжком преступлении? Потому, что ты незамужняя мать? Или потому, что ты не хочешь меня?

   – Наверное, по всем причинам, кроме последней, – со слезами на глазах проговорила она.

   – В таком случае, как только мы уладим эту проблему, я снова попрошу тебя выйти за меня замуж, – сказал он.

   – Генри, что ты собираешься делать? – спросила она.

   – Прежде всего посоветоваться с Кендриком. Но одно я тебе обещаю твердо, Кэти: Каннингем больше не посмеет запугивать тебя. Могу поклясться, Кендрик тоже сделает все ради леди Эмили Марлоу.

   – Но ты не... – Она ухватилась за лацканы его камзола под плащом. – Я не пережила бы, если бы с тобой что-нибудь случилось.

   Он поцеловал ее впервые за долгие годы. Кэтрин еще теснее прижалась к нему и с готовностью ответила на его поцелуй.

   – Послушай, – сказал он. – Ты не будешь жить в Пенсхерсте. Но возможно, тебе придется по душе жить в поместье Уиллоудейл? И не кажется ли тебе, что «леди Верни» звучит красивее, чем «миссис Смит»? И не думаешь ли ты, что «Эрик Верни» – очень подходящее имя для преуспевающего адвоката, или делового человека, или священника?

   – Ах, Генри! – воскликнула она. – Будь осторожен.

   Умоляю тебя, будь осторожен!

   Люк, Эшли и майор Каннингем вывезли детей на верховую прогулку, а затем около часа играли с ними на свежем воздухе. Анна осталась дома с Эмили, потом обе отправились в детскую, куда Люк привел детей.

   Завтра они собирались вернуться в Боуден. Они уехали бы сегодня, но было трудно так быстро собрать детей и багаж. Анна заверила Эшли, что позаботится, чтобы Эмили ни на минуту не оставалась одна. Она решила остаться в комнате Эмили на всю ночь.

   О том, что случилось в комнате Элис, никто не упоминал, хотя Эмили была уверена, что Эшли рассказал им. Мысль об этом случае смущала и вселяла тревогу. Неужели под воздействием лауданума она ходила во сне? Она, очевидно, ложилась на кровать Элис и принесла к себе портреты. А потом отправилась в комнату Эшли. Она не помнила, как оказалась там. Помнила лишь, что утром лежала в его постели и ей было уютно, тепло и не хотелось просыпаться. И еще помнила, что ночью он любил ее.

   Сегодня ей было трудно улыбаться и следить за губами людей, уделять внимание детям. Больше всего хотелось бы спрятаться в своем уединенном безмолвном мире.

   Ей было неприятно думать, что они уезжают, а Эшли ради нее собирается покинуть Пенсхерст. Неужели он утром говорил серьезно о его продаже? Этого нельзя допустить. Тем более ради нее. Она должна убедить его отказаться от такого глупого поступка. Но ему никогда не захочется привезти ее сюда. Да и ей, наверное, будет страшно сюда возвратиться. Но если он не продаст это поместье, то...

   Эмили не верила, что сможет жить без него. Это раньше она думала, что сможет. Она прожила без него семь лет и еще целый месяц в Лондоне. Да, решительно сказала она себе, она сможет сделать это снова, но при этой мысли она лишь усилием воли удержалась на краю черной пучины панического страха. Подняв глаза, она увидела Эшли. Он улыбался, но она-то заметила следы усталости и напряжения на его лице.

   – Следующие полчаса я побуду с Эмми, – обратился. он к Люку. – Потом мне нужно будет уехать: Верни хочет встретиться, чтобы поговорить о каком-то срочном деле.

   Но как только я вернусь, мы все поедем на прогулку. Возьмем с собой еды и питья, устроим чай на свежем воздухе. Род уже спустился вниз, чтобы обсудить с экономкой и поваром, как нам лучше организовать пикник. Мы должны как следует отпраздновать ваш последний день пребывания здесь.

   Он повел Эмили в библиотеку, усадил в мягкое кожаное кресло, а сам уселся на подлокотнике. Она испытывала смущение. Думает ли он о том, зачем она ночью ходила в комнату Элис? И лежала на ее постели? И принесла к себе портрет Элис? А потом прибежала в его комнату? Она робко заглянула ему в глаза. И увидела в них глубокую нежность.

   – Еще не знаю как, – начал он, – но я сделаю все, чтобы ты снова была счастливой и спокойной, Эмми. Возможно, сделав это для тебя, я искуплю самые тяжкие проступки, которые совершил в своей жизни.

   Она попыталась улыбнуться ему.

   – Я собираюсь задать тебе вопрос, который уже задавал однажды. Но надеюсь, что на этот раз ответ будет другим. Но я задам его не сейчас и не здесь. Здесь ты не чувствуешь себя счастливой, а следовательно, и я тоже. Я собираюсь продать Пенсхерст, Эмми. Куплю другой дом, где, надеюсь, тебе будет хорошо. И мне тоже.

   – Нет, – произнесла она, качая головой. – Нет, Ахшли. – Ей хотелось сказать больше, чтобы он понял.

   – Род собирается купить его, – продолжал он, целуя ей руку. – Мы уже предварительно обо всем договорились. Он, кажется, искренне рад тому, что будет жить здесь. А мне будет приятно знать, что поместье принадлежит моему другу.

   Эмили поняла не все, что он сказал, но главное было ясно. Она по-прежнему не любила майора Каннингема, и ей было больно слышать, что Эшли продает Пенсхерст именно ему.

   – Нет, – повторила она.

   – Ему здесь будет хорошо, – добавил Эшли. – С этим местом у него не связано никаких воспоминаний. Он никогда не бывал в этих краях и никого не знает, кроме меня, Так будет лучше всего, Эмми, поверь мне.

   – Нет, – снова сказала она и нахмурилась.

   Нет, это не правда. Она вспомнила, как однажды вместе с Анной и майором заходила в коттедж Бинчли и видела через окно прогуливающихся по саду майора Каннингема и миссис Смит. Но как об этом сказать? Может, это не так уж важно? Но ей не хотелось, чтобы Эшли продавал Пенсхерст. Тем более майору.

   – Он знает миссис Смит, – медленно произнесла она, не уверенная, что ее слова слышны. Но Эшли, очевидно, услышал.

   – Кто? – спросил он. – Род?

   – Да. – Она кивнула.

   – Это невозможно, – возразил он. – Род никогда не бывал в этих местах. Возможно, они виделись где-нибудь раньше, когда она была замужем. Странно, что он не сказал мне об этом. Ты уверена?

   – Да, – сказала она.

   – Странно, – повторил он. – Надо будет спросить у него об этом.

   Но Эмили помнила, что майор и Кэтрин Смит явно не хотели, чтобы кто-нибудь узнал о том, что они знакомы.

   По какой-то причине они скрывали, что знают друг друга.

   Эмили почувствовала, как ее снова охватывает страх.

   – Нет, – проговорила она, хватаясь за широкий обшлаг камзола Эшли и решительно замотав головой. – Нет, нет. Не спрашивай.

   Он наклонил голову и заглянул ей в лицо.

   – Эмми, ты не любишь Рода. Почему? – Она отпустила его обшлаг и покачала головой. – Ладно, я ничего не скажу.

   А теперь пойдем к Люку и Анне. Сэр Генри хотел поговорить со мной. Я бы взял тебя с собой. Тебе ведь нравятся и леди Верни, и мисс Верни, не так ли? Но Верни настойчиво просил меня приехать одного. Я постараюсь вернуться поскорее, и мы до вечера будем на воздухе. Тебе, судя по всему, особенно полезно побыть на свежем воздухе.

   Она улыбнулась. Эшли наклонился и поцеловал ее в губы.

   – Эмми, – сказал он, – ты самое драгоценное сокровище моей жизни. Ты была им с того. самого дня, как я впервые встретил тебя, но я до последнего времени не сознавал, насколько сильное влияние ты оказываешь на мою жизнь и как важна ты для моего счастья. Как я был слеп! И как глуп!

   Не дав ей возможности ответить. Он взял ее за руку и проводил в детскую, где Люк и Анна забавляли детей.

   Эшли и сэр Генри сидели в креслах возле камина в библиотеке Верни, как двое старых приятелей, обменивающихся новостями и сплетнями. Но говорил главным образом сэр Генри. Потом они долго сидели молча.

   – Я собираюсь жениться на Кэтрин, – нарушил наконец молчание сэр Генри. – И намерен дать ее сыну свое имя. И еще намерен вызвать майора Каннингема на дуэль за то, что он внушил ей чувство вины и заставил жить в страхе.

   – В таком случае вам придется подождать своей очереди, – возразил Эшли.

   – Наверное, вы правы, – сказал сэр Генри. – Я должен извиниться, потому что за последнее время именно мне пришлось сообщить вам множество очень неприятных фактов.

   – А я вам должен принести так много извинений, что не знаю, с чего и начать. Но я должен сделать это сейчас, потому что никто не знает, смогу ли я это сделать завтра.

   – Будем считать, что все извинения принесены и приняты, – проговорил сэр Генри. – Окажись я в подобных обстоятельствах, я, наверное, не смог бы проявить такой сдержанности и вежливости, как вы. Вполне возможно, что нам еще долгие годы придется быть добрыми соседями. А может быть, и друзьями?

   Эшли поднялся с кресла. Они обменялись рукопожатием. Разговаривая, они все еще ощущали некоторую неловкость. Однако оба были твердо намерены забыть прошлое и начать знакомство заново, хотя и понимали, что, возможно, никогда больше не увидятся.

Глава 27

   Эмили ушла в свою комнату, чтобы отдохнуть перед пикником. По крайней мере такое объяснение она дала Анне, показав ей жестом, что хочет побыть одна. Какая опасность может угрожать ей при свете дня? Анна с сомнением покачала головой, однако позволила сестре остаться одной.

   Но Эмили был нужен не отдых. Ей нужно было остаться одной и подумать. Она превратилась в заложницу страха, а это чувство было ей ненавистно, как и мысль о том, что Эшли продает Пенсхерст ради нее. Ей казалось, что ему необходимо остаться здесь, в своем доме, и обрести покой. Несмотря ни на что, она тоже любила это поместье.

   Как ей побороть страх? И как устранить его причину?

   Последний вопрос и заставил ее искать уединения. Ей необходимо подумать. Странная смутная уверенность появилась у нее после разговора с Эшли: причиной ее страха во всех случаях был майор Каннингем.

   Это он пытался совратить ее, приняв за служанку. Это он стрелял в нее. Он приходил в ее комнату прошлой ночью, оставил портреты и отнес ее халатик в комнату Элис. О той ночи у нее сохранились лишь смутные воспоминания.

   У нее не было никаких доказательств. Но она знала. Ей не о чем было рассказывать Эшли. Он или не поверит ей, или начнет с подозрением относиться к майору. Конечно, она могла рассказать Эшли о том, первом случае. Это было бы достаточным основанием для того, чтобы прогнать майора и сохранить за собой Пенсхерст.

   Неожиданно она снова ощутила панический страх, от которого сердце заколотилось где-то в горле. Выглянув в окно, она увидела майора Каннингема, который направлялся к каретному сараю.

   Было бы безумием спускаться сейчас вниз. Ведь он выстрелил в нее. К тому же она не сможет ничего сказать ему. Она была не в состоянии что-либо сделать.

   Ведь она всего лишь женщина, да еще глухонемая. Нет, она не была немой. И хотя была женщиной, но не прятала голову в песок, а старалась смотреть правде в глаза.

   Майор Каннингем, когда Эмили вошла в каретный сарай, находился там один. Увидев ее, он вздрогнул от неожиданности, улыбнулся и поклонился.

   – Леди Эмили, – сказал он, – вы уже готовы к поездке на пикник?

   Она не улыбнулась в ответ, а лишь покачала головой.

   Сердце у нее бешено колотилось.

   – Вы одна? – спросил он. – Удивлен, что ваша сестра и его светлость допустили такое. Позвольте мне сопроводить вас к ним. – В глазах его было лишь дружеское участие.

   – Я знаю, – медленно произнесла Эмили. Сейчас очень важно было произносить слова правильно.

   – Ого! – усмехнулся он. – Так вы умеете говорить? Я и не подозревал об этом в то первое утро.

   – Я знаю о вас, – добавила она.

   – Обо мне? – Он приложил палец к своей груди и высоко поднял брови.

   Она понимала, что взяла на себя непосильную задачу.

   Как ей не хватало слов! Но так или иначе она должна сказать ему то, что намерена.

   – Вы. – Она сложила пальцы здоровой руки в виде пистолета и указала на раненую руку. – Вы. – Едва ли он понял что-нибудь. Но она продолжала:

   – Ночью. Вы. Миссис Смит.

   Что-то промелькнуло в его глазах. Возможно, людям, умеющим слышать, даже в голову не приходит, как красноречивы могут быть глаза. И по выражению его глаз она поняла, что не ошиблась.

   – Уверяю вас, леди Эмили, вы ошибаетесь, – усмехнулся он. – Я мог бы даже рассердиться, если бы не понимал, что после нашей встречи в то первое утро я у вас под постоянным подозрением.

   – Нет, – решительно покачала она головой. – Я знаю. Я знаю вас.

   – Надеюсь, вы не побежите к Эшли с этими безосновательными подозрениями? Черт возьми, ведь он может поверить. А он мой самый близкий друг.

   – Уйди, – сказала она, прогоняя его широким жестом руки. Слишком трудно объяснить, что она не позволит Эшли продать ему Пенсхерст. – Уйди. – Она сделала еще более широкий жест, чтобы показать, что гонит его из Пенсхерста навсегда.

   – Черт побери, да вы никак хотите напугать меня? – Против воли он восхищался мужеством Эмили, стоявшей с гордо поднятой головой.

   – Вы что, не боитесь оставаться со мной наедине? – спросил он.

   Конечно, она боялась, была сама не своя от страха. Но не пожелала унизиться до лжи.

   – Да, – сказала она. – Уйди. , Поблизости не было ни души. Если майор одержим мыслью заполучить Пенсхерст, то вполне может убить ее, чтобы она не рассказала обо всем Эшли. Глупо, что она явилась сюда. Но хотя у нее от страха подгибались колени, она понимала, что не могла поступить по-другому.

   – Ваши обвинения абсурдны, леди Эмили. Ведь вы всего-навсего истеричная глухая девчонка, которая ходит во сне и одержима мыслью о покойной жене своего любовника. Возвращайтесь домой. – Он отвернулся от нее.

   Эмили направилась к дому, чувствуя, как по спине мурашки бегают от страха. Он прав, У нее нет доказательств. Но она все равно добьется своего. Не позволит Эшли продать Пенсхерст и не разрешит Люку и Анне увезти ее завтра в Боуден. Она останется и будет бороться – за Эшли и за себя.

* * *

   Когда вернулся Эшли, ни лакей в холле, ни дворецкий не знали, где находится майор Каннингем, хотя видели, что он вышел из дома. Дворецкий высказал предположение, что он, возможно, в каретном сарае, наблюдает за подготовкой к прогулке.

   – Найдите его, – бросил Эшли, – и попросите явиться как можно скорее в бальный зал.

   С этими словами он повернулся и взбежал по лестнице. Несколько минут спустя, выходя из комнаты Родерика Каннингема, он лицом к лицу столкнулся с Люком.

   – Вот и наш хозяин вернулся Пора начинать празднество. – Люк заметил шпагу в руке Эшли и, переведя взгляд, увидел другую – в ножнах на боку. Он поднял брови.

   – Я иду в бальный зал, – сказал Эшли. – Мы с майором должны там встретиться. Прошу тебя, Люк, постарайся, чтобы дамы не помешали.

   – Надеюсь, – Люк снова бросил взгляд на шпаги, для этого есть веские основания.

   – Оснований более чем достаточно.

   – В таком случае, дорогой, я тоже буду в бальном зале, заметил Люк. – Только сначала, разумеется, дам распоряжение Анне и Эмили.

   Когда Эшли вошел в бальный зал, майор Каннингем был уже там. Он стоял посредине зала, любуясь сводчатым потолком.

   – Ей-богу, это великолепно! – воскликнул он, взглянув на Эшли. – Ты собираешься устроить здесь прощальный бал? Я с радостью помогу тебе.

   – Нет, – произнес Эшли.

   – В таком случае зачем ты позвал меня сюда? – спросил майор. – Встреча в бальном зале в середине дня – в этом есть что-то загадочное. – Тут он заметил собственную шпагу в руке Эшли и другую – у него на боку. Он перевел взгляд на мрачное лицо Эшли. – Понятно... Значит, леди Эмили уже успела поговорить с тобой?

   – Ты манипулировал мной, как наивным простофилей, – сказал Эшли.

   – Нет, Эш. Ты был моим другом и останешься им.

   Эшли заметил, как взгляд майора метнулся к двери, и догадался, что в зал вошел Люк.

   – Ты убил мою жену, – продолжал Эшли. – И моего сына.

   – Он не был твоим...

   – Ты убил Томаса Кендрика, моего сына, – повторил Эшли. – И леди Эшли Кендрик, мою жену.

   – Эш! – Майор Каннингем развел руками. – Она была порочной женщиной. Ты сам убедился в этом. Испытывая противоестественную страсть к собственному брату, она убила его, чтобы предотвратить женитьбу на женщине, которую считала ниже по происхождению, и не допустить, чтобы их ребенок наследовал имение. Она довела тебя до отчаяния, а я освободил тебя от пожизненной каторги.

   – Ты ради этого подружился со мной? Чтобы подобраться поближе к ней?

   – Но я вскоре искренне привязался к тебе, – сказал майор. – Я сделал для тебя то, на что ты никогда не решился бы.

   – Почему она оказалась дома той ночью? – спросил Эшли.

   – Она не любила меня. – Майор с виноватым видом пожал плечами. – Но находила привлекательным.

   – И ты знал, что меня всю ночь не будет дома, – сказал Эшли. – Это тоже ты организовал?

   – Я всего лишь помог тебе обрести облегчение хоть на одну ночь. Я знаю, как ты страдал. Но я спас тебя от еще большего страдания. Рад, что ты узнал правду. Теперь ты наконец освободишься от проклятого чувства вины.

   – Ты убил мою жену и сына, – снова повторил Эшли.

   – Убийство – грубое слово, – спокойно возразил майор. – Я солдат, Эш. Я убивал сотню раз, но никогда не считал себя убийцей. Чтобы успокоить тебя, скажу, что они умерли быстро, еще до того, как начался пожар. По крайней мере об этом я позаботился.

   – Вчера утром ты пытался убить леди Эмили Марлоу, – продолжал Эшли.

   – Ты ошибаешься, Эш. – Майор протестующе поднял руки. – Я отличный стрелок и стрелял с близкого расстояния. Если бы она могла слышать, то я не оставил бы на ней ни царапины.

   – Прошлой ночью ты умышленно пытался запугать ее. Ты забрался в ее комнату, взял ее халат, оставил там портреты. Зачем? Думаю, это лишний вопрос. Ты правильно оценил мои чувства к ней. Ты хотел выгнать отсюда ее, а значит, и меня. И тебе это почти удалось.

   – Ты не был бы счастлив здесь, Эш. Тебя всю жизнь преследовал бы призрак твоей жены. Тебе не давала бы покоя мысль о том, что юный Эрик должен жить здесь как полноправный хозяин. Не хватило всего нескольких часов, чтобы его мать вышла замуж за его отца. Продай поместье мне. Я женюсь на Кэтрин и усыновлю мальчика. Он будет жить там, где его место, и она тоже.

   – Что произошло в утро твоего приезда? – спросил Эшли. – Чем ты так напугал леди Эмили?

   – Разве она тебе не рассказала? – Майор рассмеялся. – Прими мои извинения, Эш. Я принял ее за сельскую девчонку. К счастью для нас всех, она довольно быстро бегает. Но когда я узнал, кто она такая, то искренне раскаялся. Полно, Эш, давай пожмем друг другу руки. Нет смысла ссориться. – Он протянул правую руку и сделал шаг вперед.

   – Один из нас умрет здесь сегодня, – проговорил Эшли. – Если это буду я, то моя собственность перейдет в руки Харндона. Он скажет тебе, как пожелает ею распорядиться. Если умрешь ты, то я буду считать, что справедливо отомстил за смерть моей жены и сына, а также за запугивание леди Эмили Марлоу. Как видишь, я принес сюда твою шпагу.

   – Это очень глупо, Эш, и совершенно бессмысленно, – сказал майор Каннингем. – У меня нет желания убивать тебя.

   – В таком случае можешь стоять и ждать, когда тебя убьют. – Эшли положил на пол шпагу майора и отошел в сторону, чтобы подготовиться к поединку.

   – Послушай, брат, – вмешался Люк, – позволь мне заменить тебя в поединке. У меня репутация отличного фехтовальщика.

   – В Индии от нечего делать я научился неплохо владеть холодным оружием, – мрачно усмехнулся Эшли. – Кроме того, это были моя жена и сын. А Эмми – моя женщина.

   – Понимают – произнес Люк. – Я люблю тебя, брат.

   – Черт побери, я буду напоминать тебе об этом всю оставшуюся жизнь, – улыбнулся Эшли. Он сбросил камзол и жилет и вынул из ножен шпагу. – Люк, передай ей, что я ее люблю. Позаботься о ней.

   – Я это сделаю не только ради тебя, но и потому, что она мне почти сестра и почти дочь. Она всегда может рассчитывать на мою любовь и защиту.

   Люк подошел к майору Каннингему, стоявшему посредине зала со шпагой в руке. Переговорив с ним, Люк взглянул на Эшли и коротко кивнул.

   – Насколько я понял, – сказал он, когда Эшли и майор скрестили шпаги, – драться решено до смертельного исхода.

   Начинать поединок следует только по моему сигналу, нельзя наносить удар в спину, и нельзя добивать лежачего.

   Эшли не заметил, что Люк тоже был при шпаге. Он вынул ее из ножен и поддел острием их скрещенные шпаги.

   Майор Каннингем не сводил с Эшли холодного, расчетливого, безжалостного взгляда. Шпага Люка с металлическим звуком разъединила шпаги противников.

   – Начинайте, – скомандовал он.

   Для майора Каннингема шпага была привычным оружием. А Эшли еще никогда не приходилось драться на шпагах. Однако, как он сказал Люку, в Индии он обучился искусству фехтования. Кроме того, в этом поединке он отстаивал свою честь. Элис, пусть и порочная, была его женой, а следовательно, находилась под его защитой. Томас, хотя и рожденный от другого мужчины, был невинным ребенком, которому Эшли дал свое имя и тем самым взял под защиту. А Эмили была его любовью. Он сражался сейчас за всех троих, чтобы двое погибших наконец обрели покой, а Эмми снова смогла жить спокойно.

   Он сразу же понял, что фехтование сильно отличается от серьезного поединка. Майор Каннингем несколько минут кружил вокруг него, примериваясь. Ему удалось на долю секунды отвлечь внимание Эшли и нанести ему удар в правое плечо. Эшли почувствовал острую боль и краешком глаза заметил быстро расплывающееся по рубашке кровавое пятно.

   – Хватит, Эш! – Каннингем перевел дыхание. – Ты все доказал. Ты защитил свою честь. А теперь довольно.

   – До смертельного исхода, – холодно возразил Эшли.

   Рана сделала его осторожнее, заставив яснее осознать, что один из них должен умереть. Он бросился на противника, заставив его отступить под яростным натиском.

   Время шло, поединок продолжался. Майор Каннингем первым потерял терпение. Он сделал выпад, посчитав, что противник неосторожно раскрылся. Эшли отклонился, и шпага майора скользнула мимо цели, не причинив ему вреда. Мгновенно его шпага пронзила противника насквозь.

   Майор замер, его шпага со звоном покатилась по полу.

   Он пристально взглянул в глаза Эшли, странная кривая ухмылка скривила губы. Из уголка рта вытекла струйка крови. Эшли высвободил свою шпагу, и мертвое тело бывшего друга упало к его ногам.

   Эшли бросил окровавленную шпагу на пол. Он не чувствовал ни радости победителя, ни вины из-за того, что убил человека, – просто стоял, опустив голову.

   – Надо заняться твоим плечом, Эш. Ты истекаешь кровью, – услышал он голос Люка, уверенный, спокойный, как всегда.

   – Да, – согласился Эшли.

   – Это был честный бой. И необходимый, – сказал Люк. – Я позабочусь обо всем. Иди, и пусть Анна остановит кровотечение. Она сейчас в комнате Эмили. Я распорядился, чтобы они ждали там. Тебе помочь? – Он снова был уверенным в себе, практичным герцогом Харндоном.

   – Нет, – ответил Эшли. Не замечая ни боли, ни крови, он поднял с пола свои вещи и повернулся к двери.

   – Эш, – окликнул его брат. Эшли оглянулся. Люк, помедлив мгновение, кивнул. – То, что я сказал тебе раньше, я говорил серьезно. Напоминаю на тот случай, если у тебя когда-нибудь возникнут сомнения.

Глава 28

   На небе не было ни облачка. Сначала Эмили шла вдоль реки, потом стала неспешно подниматься по склону холма, чувствуя траву и почву под босыми ногами, вдыхая свежий, прохладный воздух. Остановившись у одного дерева, она заметила, что пуля так и сталась в стволе, но даже не оглянулась вокруг. Больше она не испытывала страха и ночью спала одна в своей комнате, несмотря на все уговоры Анны. Ей не было страшно.

   Вчера был ужасный день. Люк тоном, не терпящим возражений, приказал им с Анной идти в комнату Эмили и оставаться там, пока за ними не придет он сам или Эшли.

   Последовало долгое ожидание, когда обе знали, что в доме происходит что-то страшное. Затем вошел Эшли с побелевшим лицом и сказал, что все хорошо и им больше нечего бояться. Потом он покачнулся, ухватился за спинку стула и рухнул на колени. И они увидели кровь.

   Ни Эшли, ни Люк не вдавались в подробности, но сказали, что майор убил Элис и Томаса и, одержимый желанием заполучить Пенсхерст, запугивал Эмили в надежде, что страх заставит ее бежать отсюда и уговорить Эшли продать поместье.

   Вместе с Анной они кое-как перетащили Эшли на кровать, стянули с него окровавленную рубашку. Рану промыла и перевязала сама Эмили, а он наблюдал за ней из-под полуопущенных ресниц.

   Ей было неприятно думать о поединке, но чувство страха у нее прошло. Она взглянула вверх, огляделась вокруг.

   Как прекрасен мир! Сегодня утром она была счастлива. И была в ладу со всеми. Она направилась к летнему домику, остановилась перед входом и стала смотреть на поля, уходящие к горизонту, пока не почувствовала присутствие того, кого не хватало в это утро для полноты счастья. Она оглянулась и улыбнулась. Рука у него была на перевязи, которую она сама соорудила вчера. Но он уже не был так бледен. И в глазах, улыбнувшихся ей в ответ, не было того страдальческого, мрачного выражения, которое поселилось в них с тех пор, как он вернулся из Индии. Он наконец обрел душевный покой.

   Эшли остановился рядом и обнял ее здоровой рукой за талию. Она положила голову ему на плечо. Они вместе увидели, как поднялось солнце. Им не нужны были слова, потому что душевный покой и возможность помолчать вместе объединяли лучше всяких слов.

   Вчера им почти не удалось поговорить. Сначала они с Люком долго беседовали с магистратом, которого вызвали, чтобы расследовать случай внезапной смерти. Потом так же долго беседовали с приехавшим в Пенсхерст сэром Генри Верни. В конце концов Люк, как положено строгому старшему брату, приказал Эшли пораньше лечь спать.

   Но Эмили была даже рада тому, что разговора не получилось. Вчера было неподходящее время. Им нужен был новый день. У нее учащенно забилось сердце, и хотя она все знала наперед, но застыла в ожидании.

   – Эмми, – сказал Эшли, повернувшись к ней так, чтобы она могла видеть его губы, – смотри, какое сегодня ясное, теплое утро. Словно первое утро мироздания. Наверное, так чувствовали себя Адам и Ева. Может быть, мы в Эдеме?

   С радостью заметив, что улыбка у него теплая, веселая, она прикоснулась кончиками пальцев к его щеке.

   – Мне кажется, что наконец-то я могу предложить тебе свое доброе имя. Я восстановил свою честь и больше не чувствую себя виновным в смерти Элис и Томаса. Я за них отомстил.

   – Да, – проговорила она. Глупый, разве он не понимает, что она любила его несмотря ни на что? Просто он не мог простить себя, а поэтому ее любви было бы для него недостаточно. Они не смогли бы никогда быть полностью счастливы.

   – Я Всегда любил только тебя, – сказал он. – Возможно, это звучит странно: ведь я почти со всем забыл тебя, пока был в Индии. Должно быть, подсознательно я старался вычеркнуть тебя из памяти, потому что чувство к тебе тревожило меня. Тебе было всего пятнадцать лет, Эмми. Даже после возвращения домой я сопротивлялся своей любви к тебе. Мне не хотелось замечать, что прошли годы, и казалось, что ты все еще ребенок. Но ты всегда была женщиной, не так ли? Уже тогда, когда мы встретились впервые в твои четырнадцать лет?

   – Да, – сказала она.

   – Ах, Эмми... – Он нежно поцеловал ее, и, забыв обо всем на свете, они наслаждались тем, что стоят рядом в это солнечное утро и никакие тени прошлого не омрачают их радость. – Эмми, любовь моя, прости меня за то, что забыл тебя, а потом не желал признавать, что ты не ребенок, а женщина.

   – Да, – произнесла она и, не уверенная, что у нее получится, добавила, охватив ладонями его лицо:

   – Я люблю тебя. – Она понимала: он все еще не уверен в том, что достоин счастья. – Я люблю тебя.

   – Спасибо. – Он улыбнулся прежней озорной улыбкой. Глаза его радостно поблескивали. – Если хочешь, можешь рассказать мне, как ты меня любишь, чтобы заодно попрактиковаться. – Она весело рассмеялась. – Ах, Эмми, у тебя такой заразительный смех! Ни у кого нет такого. Любовь моя, выходи за меня замуж! Выйдешь? Не потому, что ты спала со мной и, возможно, беременна от меня. А потому, что без этого ни ты, ни я не сможем быть счастливы. Так ты выйдешь за меня? – В глазах его снова появилась неуверенность.

   – Да, Ахшли, – проговорила она.

   – Мы останемся в Пенсхерсте? – спросил он. – Если хочешь, я продам его, Эмми. Мы можем жить в другом месте. Все равно где, лишь бы вместе.

   Но она приложила пальцы к его губам, а потом сказала с помощью жестов: Нет. Мы будем жить здесь. Это наш дом.

   Заглянув ей в глаза, он понял, что это ее твердое решение, и явно обрадовался этому. В Пенсхерсте произошло немало неприятных событий, завершившихся вчера смертью человека. Но все это осталось в прошлом. Пенсхерст стал тем, чем и должен быть: великолепным домом в живописном уголке Англии. По соседству жили приятные люди, и некоторые из них наверняка станут их близкими друзьями.

   Это место станет домом для него и Эмми, здесь родятся и будут расти их дети, здесь они будут стариться вместе. Они превратят Пенсхерст в приятный дом с приятными воспоминаниями.

   – Да, – сказал он, – это наш дом, потому что ты здесь со мной, Эмми. Но завтра я намерен отправить тебя в Боуден.

   Улыбка исчезла с ее лица, она удивленно взглянула на него.

   – Мы должны пожениться в Боудене, а не здесь, – объяснил он, – и сделать это как можно скорее, Эмми.

   Сегодня мы отправим приглашения твоей семье и моей, а завтра, когда ты отправишься с Анной и Люком в Боуден, я поеду в Лондон за, специальным разрешением. Мы поженимся не позднее чем через две недели.

   Она закусила губу. Неужели придется две недели жить, без него?

   – Это кажется целой вечностью, – согласился он, улыбнувшись. – Знаешь, эта рана ничуть не мешает мне жить. – Сняв повязку, он швырнул ее на траву и, чуть поморщившись, размял плечо. – Она не мешает мне, например, заниматься любовью, – сказал он, и в глазах его она увидела страстное желание.

   – Да! – Она прикоснулась к его щеке. – Да.

   Ей казалось особенно важным, чтобы они занялись любовью именно этим утром. Не для того, чтобы избавиться от чувства страха, не для того, чтобы дать утешение друг другу, а просто чтобы любить и радоваться жизни. Эшли взял ее за руку и повел в летний домик. Комната была залита солнечным светом. Он крепко обнял Эмми и отыскал губами ее губы.

* * *

   – Ах, дитя мое, – сказала леди Куинн, нежно целуя Анну в обе щеки, – ты, наверное, подумаешь, что мы сошли с ума? Видит Бог, ты не ошиблась.

   – Ну, скажу я тебе, мальчик мой, дом великолепен, – говорил лорд Куинн Люку, потирая руки и окидывая взглядом холл. – И будет еще красивее при свете утреннего солнца.

   – Тео пришло в голову выехать из Лондона так, чтобы поспеть сюда к завтраку. Мы полночи были в дороге.

   – И страшно голодны, – добавил лорд Куинн. – Я мог бы съесть быка. Кстати, где мой младший племянник?

   Неужели он не встал, чтобы приветствовать своих дядюшку и тетю в собственном доме? Как не стыдно! Вот сейчас поднимусь и оболью" его водой из кувшина, чтобы разбудить. Не знаю только, где его комната. – Он отрывисто хохотнул.

   – Эшли нет дома, Тео, – сказал Люк. – Он ушел подышать свежим воздухом.

   – В такой ранний час? Какой молодчина, – смягчился лорд Куинн.

   – А как поживает дорогая Эмили? – спросила леди Куинн. – Жду не дождусь, когда снова привезу ее в Лондон. Конечно, при том условии, что она не будет занята чем-нибудь более важным. – Она с надеждой взглянула сначала на Анну, потом на Люка.

   – По странному совпадению, тетушка, – проговорил Люк, – Эмили тоже ушла прогуляться.

   Лорд Куинн хлопнул себя по бедру треуголкой, только что снятой с головы.

   – Черт возьми, Мардж, дорогая, наша затея удалась!

   Ты не зря вышла за меня замуж! – И он разразился громким смехом.

   – Тео, – сказала его супруга, – что подумают дорогие Анна и Люк? Мы просто рассудили, что если мы поженимся и уедем в свадебное путешествие, и если Эмили приедет сюда с Анной на пару неделек, и если Эшли проявит некоторую расторопность...

   – Сегодня утром Люк видел их, но не вместе. – Анна покраснела. – И все же мы надеемся...

   – По настоянию моей герцогини я отправился пошпионить за братом и свояченицей, – вмешался Люк.

   – Подглядел что-нибудь интересное, а? – спросил лорд Куинн.

   – Разумеется, – ответил Люк. – Но нам, пожалуй, лучше приступить к завтраку, не дожидаясь их. Чего доброго, нам пришлось бы ждать Эшли и Эмили до ужина.

   Боюсь, вы умрете с голоду. – Он изящно поклонился и предложил руку леди Куинн.

   – Ах, дорогая Эмили, – сказала она, со вздохом. – И дорогой Эшли.

   – Не я ли предсказывал, Мардж, – громогласно заявил лорд Куинн, подавая руку Анне, – что она родит мальчика через девять месяцев начиная с сегодняшнего дня?

   – Через девять месяцев со дня свадьбы, будем надеяться, Тео, – спокойно поправила его супруга. Анна покраснела, а Люк поднял брови и скорчил гримасу.

* * *

   Люк посоветовал Эшли приехать в Боуден-Эбби только накануне бракосочетания. Члены обеих семей, как Эшли с сожалением обнаружил, съезжались со всех концов Англии со скоростью черепах. Хотя он получил специальное разрешение на следующий же день после того, как Эмили согласилась выйти за него замуж, прошло более двух недель, прежде чем ему было позволено приехать в Боуден к своей невесте.

   Но когда он наконец прибыл туда и увидел ее снова, Эмили была окружена плотным кольцом сестер, золовок и других родственниц, так что ему удалось лишь официально склониться к ее руке, официально осведомиться о здоровье и поговорить о погоде и на другие столь же нейтральные темы. А потом ее увезли в Уичерли, где ей предстояло провести ночь под присмотром Агнес. Анна и Шарлотта должны были приехать к ней туда рано утром в день бракосочетания.

   День его бракосочетания!

   – Черт возьми, я чувствую себя точно парижский щеголь, – сказал он, когда наконец был готов отправиться в церковь, В серебристом атласном камзоле с широкими фалдами, расшитом серебряной нитью жилете, серых бриджах, белых чулках и башмаках на каблуке, украшенных пряжками, он, наморщив лоб, критически разглядывал себя в зеркале, занимающем весь простенок в гардеробной. Волосы его были напудрены и тщательно уложены в букли на висках, а косица на затылке убрана в черный шелковый кошелек.

   Люк встретился с ним взглядом в зеркале.

   – Ты что-нибудь имеешь против парижских щеголей, Эш?

   Эшли усмехнулся. Как обычно в торжественных случаях, Люк, в костюме которого сочетались темно-зеленый, золотой и белый цвета, привлек бы к себе все взгляды даже среди заправских щеголей на парижском бульваре.

   То ли они приехали в церковь слишком рано, то ли Эмили запаздывала, но Эшли показалось, что он ждал перед входом в сельскую церковь целую вечность, стараясь сохранять достоинство и не нервничать. А если она передумала? А вдруг вообще не приедет? Пошлет ли она кого-нибудь, чтобы предупредить его? Или он так и будет стоять здесь до ночи на глазах у всех присутствующих?

   Но вот и она. Эмили была невероятно красива, когда шла по проходу, опираясь на руку Ройса. На ней было платье светло-золотистого оттенка со шлейфом, украшенное богатой отделкой более темного золотистого цвета. Нижнюю юбку украшали воланы, а рукава – золотое кружево.

   Ее волосы были уложены в высокую прическу, в которую вплели золотые розовые бутоны и зеленые листья. Волосы были не напудрены.

   Это была другая Эмили. Такая, какую он, еще не зная, кто она, выделил из всех на балу в вечер своего возвращения в Боуден. Такая, какую он видел в Лондоне. Однако когда их взгляды встретились и она улыбнулась ему своей лучезарной, нежной и спокойной улыбкой, он понял, что это – его Эмми. Его маленький олененок в свободном платье, с босыми ногами и копной белокурых волос. Она была и той, и другой, и обеими одновременно.

   Она была для него всем. Он улыбнулся ей в ответ.

   Началась брачная церемония, которая сделает их мужем и женой и свяжет узами брака до конца жизни. Преподобный Джеримайя Хорнсби торжественно вершил обряд, пока не пришла очередь Эмили произносить слова обета.

   Она должна была следить за движениями губ Хорнсби и вместо слов кивать в знак согласия. Но тут Хорнсби и Эмили, словно заговорщики, обменялись взглядами.

   – Я, Эмили Луиза, беру тебя, Эшли Чарлз, – произнес Хорнсби.

   – Я, Эмили Луиза, беру тебя, Ахшли Чарлз, – старательно выговаривая слова, повторила Эмми.

   Можно было лишь догадываться о том, сколько времени пришлось им практиковаться. Эшли знал, что Эмми произнесет целиком весь текст, чтобы и он, и весь мир услышали ее торжественную клятву. Должно быть, им пришлось практиковаться втайне от всех, судя по тому, как родственники дружно охнули от неожиданности и по церкви прошел изумленный шепоток. Но он не смотрел на присутствующих. Он смотрел только на нее и встретился с ней взглядом, как только она повернула к нему голову, на мгновение оторвав глаза от губ Хорнсби.

   – ..пока смерть не разлучит нас. Да поможет мне Богх, – произнесла она. – А вдруг он будет потом поддразнивать ее? – Бог, – поправилась она и с торжествующей улыбкой взглянула на него.

   Эшли больше не слышал слов Хорнсби, пока тот не объявил их мужем и женой. Она принадлежала ему до конца жизни. Чем он заслужил такое счастье? Ничем. Он всего лишь любил ее и позволял ей любить себя.

   Он наклонил голову и поцеловал ее. Свою жену.

   Свою любовь. Свой душевный покой и радость. Ее глаза говорили ему в ответ то же самое. Они стали мужем и женой.

* * *

   Решив переночевать в Боуден-Эбби, с тем чтобы отправиться в Пенсхерст рано утром и добраться туда за один день, они удалились на покой рано, сопровождаемые понимающими улыбками, слезами, от которых не удержались сестры Эмили, и грубоватыми напутствиями лорда Куинна. Они сразу же легли в постель и занялись любовью неторопливо и нежно. Эшли называл ее своей женой, шепча это слово прижатыми к ее губам губами. По крайней мере она догадывалась, что он шептал именно эти слова, потому что, подняв голову, Эшли повторил их, чтобы она при свете свечи смогла прочитать их по губам.

   Потом они тихо лежали в объятиях друг друга, снова занимались любовью и снова отдыхали, пока он не сказал ей, что в доме наконец все затихло. Тогда, заговорщически улыбаясь друг другу, они встали, оделись и, спустившись по черной лестнице, выскользнули из дома.

   И вот они оказались там, куда договорились прийти, когда ненадолго остались наедине в карете после свадебной церемонии. Они были у водопада и стояли, держась за руки, на высокой скале, нависшей над водой. Звезды на небе висели, казалось, так низко, что их можно было достать рукой. Даже если бы не светила полная луна, звезд было бы достаточно, чтобы вокруг было светло как днем.

   – Ну, что скажешь, маленький олененок? – спросил Эшли, повернув ее к себе. – Мы вернулись туда, где все началось.

   – Да, – сказала она. Именно здесь они впервые разговаривали, сидя на камне и болтая в воде ногами. Она вспомнила, каким юным, красивым и неугомонным был он тогда.

   И вспомнила себя, отдавшую ему свою любовь и преданность.

   – Но не туда, где все кончится, – продолжал он. – Завтра мы уедем домой, в Пенсхерст. В тех комнатах уже ничего не осталось. И я хотел бы, чтобы ты изменила там все по своему вкусу. Хочу, чтобы это был твой дом. Наш дом. Вскоре нам предстоит присутствовать на свадьбе: Генри Верни женится на Кэтрин Смит. И еще я уговорил управляющего снова перебраться на север Англии, в места, откуда он родом. А его должность я намерен предложить Бинчли.

   Она улыбнулась ему и показала жестами, понятными только им двоим: Я очень счастлива.

   – Я тоже очень счастлив, – ответил он тоже с помощью жестов.

   Но кое-что она хотела сказать с помощью слов, а не жестов.

   – Ахшли, – произнесла она.

   – Эмми, – улыбнулся Эшли, – я обожаю слушать, как ты произносишь мое имя.

   – Ахшли, – повторила она и продолжила, помогая себе жестами:

   – Ты. Я. Дитя. – Она, конечно, была не вполне уверена и не могла заставить себя посоветоваться с Анной.

   Но ее тело знало и ее сердце знало, что так оно и есть.

   Она заметила, как в его глазах заблестели слезы. Он закусил губу. Потом сгреб ее в охапку и крепко прижал к себе, что-то говоря ей. И разве имело значение, что она не слышала его слов и не видела губ? Слова были не нужны.

   Эмми окинула взглядом небо, усыпанное звездами. Небо и земля, вся вселенная пели. Разве важно, что она не могла слышать? Радостная мелодия звучала в их сердцах: неслышимая мелодия любви.