Каин и Авель в 1936 – 1939 годы

Хуан Гойтисоло

Аннотация

   14 апреля 1931 года в Барселоне и Сан-Себастьяне провозглашается Республика. В Мадриде генерал Санхурхо, возглавлявший гражданскую гвардию, поднимает мятеж против новой власти, а монархист Романонес вступает в переговоры с лидерами республиканских партий. Спустя еще несколько часов король оказывается низложен; рождение Второй республики происходит безо всякого кровопролития.

   Среди многочисленных сложных проблем, с которыми сталкивается новое правительство (необходимость аграрной реформы, брожения среди рабочих, враждебность армии и т. п.), наиболее серьезной является, несомненно, подъем национального движения в Стране Басков и особенно в Каталонии.




Хуан Гойтисоло
Каин и Авель в 1936–1939 годы

   В январе 1930 года генерал Примо де Ривера оказывается вынужден покинуть политическую сцену, а спустя пятнадцать месяцев муниципальные выборы – на первый взгляд малозначительные – неожиданно приносят республиканцам большинство голосов в крупнейших городах страны. 14 апреля 1931 года в Барселоне и Сан-Себастьяне провозглашается Республика. В Мадриде генерал Санхурхо, возглавлявший гражданскую гвардию, поднимает мятеж против новой власти, а монархист Романонес вступает в переговоры с лидерами республиканских партий. Спустя еще несколько часов король оказывается низложен; рождение Второй республики происходит безо всякого кровопролития.

   Среди многочисленных сложных проблем, с которыми сталкивается новое правительство (необходимость аграрной реформы, брожения среди рабочих, враждебность армии и т. п.), наиболее серьезной является, несомненно, подъем национального движения в Стране Басков и особенно в Каталонии. Дремавшее на протяжении столетий чувство национального самосознания постепенно пробуждалось во второй половине XIX века – в силу углубления различий между социальными структурами каталонской области и большинства остальных областей полуострова. Вот что говорит по этому поводу такой авторитет, как Пьер Вилар:[1] «В Каталонии существует активная буржуазия и разного рода обеспеченные слои мелкой буржуазии, занятой индивидуальным трудом, накоплением и предпринимательством, заинтересованной в протекционизме, политической свободе и в увеличении покупательной способности. В остальной части Испании преобладают старые уклады: крестьянин собирает урожай не для торговли, но себе на пропитание; мелкий собственник и не помышляет о накоплении или вложении капитала; идальго, чтобы не утратить своей роли, ищет спасения в армии либо в церкви, а мадридский буржуа – в политике или на службе… В неиндустриальных областях нарастает неприязнь к каталонцам – коммерсантам-эксплуататорам, виновникам дороговизны, – наделяемым всеми уничижительными качествами, какие только приберегает для богача докапиталистическая психология. Так формируются два образа: кастилец видит в каталонце лишь неприветливость, страсть к наживе и мелочность; каталонец же видит в кастильце одну лень да гордыню. Два комплекса неполноценности – политической у каталонца, экономической у кастильца – порождают в конечном счете неодолимую враждебность, для которой язык становится поводом, а прошлое – арсеналом аргументов».

   При Второй республике отношение к каталонскому вопросу становится связующим звеном для различных сил, находящихся в оппозиции к новому режиму (монархистов, армии, церкви, бюрократии и мелкой буржуазии неиндустриальных районов), которые начиная с 1932 года (неудавшийся путч генерала Санхурхо) уже открыто вступают в заговор против него. Язык только что созданной фаланги и других новых фашистских группировок восходит к языку изъеденного молью идеала эпохи процветания военной касты Кастилии: христианского рыцаря, мистика и воителя, блюдущего свои принципы и образ жизни, превозносящего выше всего «повиновение начальству», «поэтический императив» и «готовность к сражению». Для Хосе Антонио Примо де Риверы испанец – носитель «извечных ценностей» и потому предназначен править и подчинять. Как следствие, теоретическую программу этих групп отличает яростный анти-каталонизм и антисемитизм: спустя четыре века после своего изгнания евреи все еще остаются «непримиримыми врагами Испании». Несмотря на полную анахроничность языка и стиля фаланги, ее социальная демагогия находит поддержку в сельских и городских кругах значительной части полуострова, традиционно близких к церкви и застрявших на доиндустриальном уровне мышления. С самого дня своего создания новые фашистские группировки пользуются активной симпатией множества высокопоставленных армейских и церковных чинов и финансовой помощью Муссолини. Руководители Республики, как, например, Мануэль Асанья, пытаются осторожно обойти возникающие препятствия, но наболевшие вопросы не могут быть решены в рамках либеральной буржуазной системы, а сближение оппозиционных сил, различных по происхождению и целям, приносит в конце концов свои плоды: когда «республика интеллектуалов», защищаемая Ортегой-и-Гассетом, Мараньоном и Пересом де Аялой, оказывается перед трагическим испытанием июля 1936 года, сами ее покровители уже дезертировали; пересмотрев свои прежние взгляды, все трое примирятся с погубившим Республику авторитарным режимом, а Мараньон даже перейдет к нему на службу.

   Чтобы понять сложность проблем, перед которыми оказалась Испания, необходимо уяснить себе степень ее отсталости и неравномерность развития различных сил в стране. Тогда как, например, во Франции и Великобритании буржуазия, осознав самое себя, приступала к выполнению своей исторической функции, в Испании, по причинам уже названным, она проявила пагубную неспособность принять на себя ту руководящую роль, которой требовала от нее эволюция современного мира. В 1931 году она так и не сумела довести до конца индустриализацию и аграрную реформу, необходимые для того, чтобы покончить со средневековыми структурами в стране. Усиленное развитие банковской системы и образование первых монополий – явления, характерные для нового индустриального общества, – сопровождаются в Испании возникновением ряда напряженных ситуаций, ранее свойственных XIX веку. Взаимодействие экономических явлений, присущих различным эпохам, объясняет и наши политические противоречия, и слабость буржуазии как класса. Мало-помалу в Испании появился целый ряд производственных проблем и социальных конфликтов, но не возникли – как во Франции и Великобритании – компенсирующие их факторы. Это несоответствие исторических ситуаций, характерное для развивающихся стран, сделало невозможной стабильность многопартийной системы парламентской демократии.

   Испанская буржуазия так и не решилась, вплоть до совсем недавних пор, выступить против феодального наследия системы латифундизма (частные охотничьи угодья, необрабатываемые земли, питомники по разведению быков для корриды) и по сей день все еще не достигла нормального уровня развития – потому что к тому времени, когда она осознала себя как класс (на сто лет позже французской буржуазии), уже произошло и пробуждение пролетариата. Лишенная таким образом народной поддержки, обусловившей великие завоевания европейской буржуазии, она предпочла заключить союз с феодальными структурами, сопротивляющимися этим завоеваниям. Испанская история последних ста лет представляет собой непрерывное столкновение противоположных интересов латифундистов, мадридской бюрократии и администрации, с одной стороны, и «передовой» буржуазии Каталонии и Страны Басков – с другой. Последняя, изначально враждебная по отношению к анахронической централистской феодальной системе, в конечном счете все же сумела найти с ней общий язык и разработала положения взаимовыгодного соглашения. В годы Второй республики, ставшей жертвой указанных противоречий, промышленная буржуазия отстаивала необходимость демократических преобразований в Каталонии и баскских провинциях, но продолжала держать крестьянское население отсталых районов в условиях социального гнета. Защищая культурную свободу каталонцев и басков, она попирала человеческое достоинство крестьянских масс Андалусии, Кастилии и Эстремадуры.

   В 1936 году победа Народного фронта на выборах и резкое пробуждение политического сознания промышленного пролетариата и безземельного крестьянства толкнули буржуазию – как и в 1917, и в 1923 году – в объятия армии. Даже в Каталонии и в Стране Басков классовые интересы берут верх над национальными чувствами. Промышленная буржуазия оказалась перед той же дилеммой, которую еще в 1874 году сформулировал перед революционными кортесами католический мыслитель Доносо Кортес: «Вопрос, как я уже сказал, состоит вовсе не в выборе между свободой и диктатурой; если бы выбирать пришлось между свободой и диктатурой, я голосовал бы за свободу… Но вопрос стоит иначе: необходимо сделать выбор между диктатурой восставших и правительственной диктатурой, и я лично выбираю правительственную, как менее оскорбительную и позорящую. Необходимо сделать выбор между диктатурой, идущей снизу, и диктатурой, идущей сверху; я выбираю ту, что сверху, как происходящую из более чистых и безоблачных сфер. Необходимо сделать выбор, наконец, между диктатурой кинжала и диктатурой сабли, и я выбираю диктатуру сабли, ибо она благороднее… Вы, сеньоры, проголосуете, как всегда, за более народное; мы же, как всегда, проголосуем за более здравое». Нужно только уточнить, что в 1936 году «восстание» пришло не снизу, а сверху: мобилизация народных сил в стране была только ответом на вооруженный мятеж против Республики.

   Гражданская война 1936–1939 годов в Испании – бесспорно, одно из наиболее занимавших и разделявших мировое общественное мнение событий нашего века. В годы обострения общего экономического кризиса, когда европейская буржуазия оказывается между двух огней – между коммунизмом и фашизмом, – в условиях несомненного упрочения социализма в СССР и растущей угрозы со стороны гитлеровского режима, Испания – по причинам самого разного порядка (религиозным, политическим, идеологическим) – приковывает к себе взгляды целого поколения мужчин и женщин, которые ищут и находят в ней смысл своего существования, оправдание своих надежд, борьбы и смерти. Неудивительно поэтому, что существует столько литературы, посвященной кровавым событиям тех лет; как в более или менее романизированных свидетельствах (Мальро, Хемингуэй, Оруэлл, Бернанос), так и в исторических исследованиях (Бренан, Томас и т. д.) пытливый читатель найдет достаточно материала, чтобы самостоятельно определить истинную меру ответственности тех или иных действующих лиц. Как и в 1808 году, Испания становится в этот период полем боя, на котором решают свои споры и испытывают оружие различные европейские державы. Последствия войны ко времени ее окончания поистине катастрофичны: миллион павших, миллион – в изгнании и полмиллиона – в тюрьмах; сельское хозяйство и промышленность в стране полуразрушены; национальный доход на душу населения – ниже уровня 1900 года.

   Полный анализ различных политических, социальных, военных, экономических и дипломатических аспектов войны чрезвычайно сложен и в рамках данной статьи представляется невозможным. К услугам заинтересованного читателя – сотни, если не тысячи, написанных на эту тему работ, из которых около пятидесяти или более обладают несомненной ценностью. Я же ограничусь тем, что затрону лишь один сугубо испанский аспект проблемы, а именно вопрос о насилии. Длительная традиция нетерпимости, подозрительности и недоверия, истоки которой мы уже анализировали, в полной мере объясняет резкую вспышку насилия, поразившего своим неистовством всех его очевидцев. Вот что говорит Пьер Вилар: «Были священники, благословлявшие ужаснейшие расстрелы, и были толпы, травившие и убивавшие священнослужителей. Происходит столкновение религии и контррелигии, чьи представления о смерти и святотатстве имеют общие корни, ибо сохранились с XV века под колпаком Контрреформации, в условиях воинствующей нетерпимости. «Капричос» Гойи, агонии Унамуно, картины Бунюэля: Испания всегда ведет мучительную внутреннюю, отмеченную жесточайшими кризисами войну против своего прошлого».

   Турист, который возьмется пройти сегодня по некоторым проселочным дорогам наиболее заброшенных районов Испании, еще встретит множество могильных памятников с эпитафиями, полными мстительности и ненависти, как эта, поразившая меня, написанная на шероховатой поверхности каменного креста, стоявшего посреди скалистой и пустынной альбасетской сьерры:

...

   «Здесь были подло убиты красной сволочью из Йесте пятеро испанских кабальеро.

   Помянем и помолимся за их души».

   Чудовищный образ Испании, которая продолжает свое мучительное существование, отказываясь кануть в Лету. Испании, тщетно заклинаемой гравюрами Гойи и картинами Бунюэля, той Испании, что однажды заставила Унамуно воскликнуть: «Вера, сжегшая монастыри, – против веры, которая жжет ладан, поскольку сегодня уже не может жечь еретиков».

   Стойкая и неколебимая Испания, родина Каина и Авеля.


Примичания

Примечания

1

   Вилар, Пьер (р. 1906) – французский историк. Длительное время проживал в Каталонии; автор работ по истории Каталонии и Испании.