Я – телохранитель

Владимир Васильевич Гриньков

Аннотация

   Профессиональный телохранитель Анатолий Китайгородцев получает задание сопровождать дочь московского бизнесмена в поездке за Урал к подруге. На месте выясняется, что отец подруги, самый богатый человек в этих краях, находится в опасности – на него вот-вот произойдет покушение. По просьбе своего начальства Анатолий остается здесь. Теперь его задача – узнать, кто из прибывших на юбилей олигарха гостей может оказаться киллером. Он подозревает всех. Нервы натянуты, как струны, а хладнокровный убийца уже начал готовиться к операции…





Владимир Гриньков
Я – телохранитель

   …Та доля секунды, которая все решат. Рита его еще только увидела, а он уже был готов к тому, что она его убьет. Она поднимала руку с пистолетом, а он уже целился. Хотя целиться – это не правильно. Не целился, а стрелял. За мгновение до ее выстрела. Его пуля свалила Риту – и второго выстрела уже не потребовалось. Что Анатолий умел делать хорошо, так это стрелять…


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Однажды я услышал от кого-то, что личный телохранитель, который не смог защитить своего клиента, и тот погиб – это плохой телохранитель. И что если даже он, в отличие от клиента, остался каким-то чудом жив – его надо увольнять по причинеполной профессиональной непригодности. Так вот, по поводу профнепригодности я готов поспорить. Чудес на свете не бывает, и каждый может сделать только то, что возможно в данной ситуации. Ты можешь не отходить от клиента ни на шаг и не подпускать к нему никого на близкое расстояние – а в результате тебя вместе с ним расстреляют где-нибудь в потоке машин. Ты можешь настоять на том, чтобы клиент приобрел бронированный лимузин и по городу перемещался только в нем, – а твоегоподопечного убьет снайпер в то мгновение, когда клиент будет выходить из машины. Убьет с расстояния метров в пятьсот, и убийцу никто так и не увидит. Даже президентов, на охрану которых не жалеют денег, и тех убивают. Так что не всегда дело в профессиональной непригодности. Но вот с чем я согласен безоговорочно – телохранителя, который не уберег своего клиента, действительно надо увольнять. Потому что никогда уже больше он не будет уверен в себе на все сто. Никогда. А без этой уверенности телохранителя нет. В самую трудную минуту человек дрогнет, и снова все закончится трагедией. Если со мной случится подобная беда и я потеряю клиента – я уйду. Сам».


* * *

   – Здравствуйте.

   – Здравствуйте.

   Благожелательное рукопожатие, взаимный обмен визитками. Хозяин кабинета, соблюдая нормы приличия, изучил визитку гостя, но скоротечно и не очень внимательно, потому что и без того об этом человеке уже кое-что знал, – успел навести справки за те два дня, что прошли с момента их телефонного разговора. Алтунин Дмитрий Дмитриевич, генеральный директор фирмы «Инвест-Альянс». Шестидесятого года рождения. Образование – высшее; окончил Одесский институт народного хозяйства. Разведен. Есть дочь. Не привлекался. В охранное агентство «Барбакан» обратился по рекомендации человека, которого в «Барбакане» хорошо знали. Последнее обстоятельство оказалось самым значимым из всего, что стало известно об Алтунине. Агентство не работало с людьми, пришедшими просто с улицы. Только по рекомендации.

   – Честно говоря, Роман Александрович, я никогда не думал, что мне доведется искать телохранителя, – признался Алтунин и улыбнулся, как обычно улыбаются люди, когда разводят руками и говорят: «Ну надо же, как меня угораздило».

   Но внешне он совсем не походил на человека, у которого вдруг возникли проблемы. Хозяин кабинета и бровью не повел, только спросил:

   – Будете чай или кофе?

   Делал ударение не на слове «будете», а на названиях напитков. Подразумевалось, что какого-то напитка они отведают обязательно, только выбор его – за гостем.

   – Чай, – сказал Алтунин.

   Роман Александрович попросил секретаршу приготовить им чаю.

   – Вы курите?

   – Курю, – кивнул Алтунин.

   – Вот пепельница, пожалуйста.

   – Спасибо.

   – А я тоже не очень-то кофе уважаю, – признался хозяин кабинета. – Чай приятнее.

   Это все было чепухой, конечно. Обычным трепом. Прелюдией к настоящему разговору.

   – Я недавно по работе летал в Индию, – сказал Роман Александрович, – и привез оттуда дарджилинг.

   – Я тоже уважаю этот сорт.

   – Прошу меня простить, но такой дарджи-линг вы еще не пили. Тот, что продается у нас, – он не совсем настоящий.

   – Смесь?

   – Да. Бленд. Настоящий дарджилинг – очень дорог, и его в чистом виде почти не продают, только смешивая с другими, более дешевыми сортами. Его выращивают в одном-единственном месте в Индии, и первый сбор всегда – это всего-навсего три листика с чайного куста. А все остальное с этого же куста – уже не то. Нет, это тоже называют дарджилингом, конечно, и на пачке с чаем указывают этот сорт, но – не то.

   Секретарша принесла чай. Терпкий аромат поплыл по кабинету.

   – Он светлый. Видите? Как будто недозаваренный. Но это и есть настоящий дарджилинг! Иногда так замотаешься, что уже ни на что сил, кажется, нет. А чашечку свежезаваренного выпьешь… У вас так бывает?

   – В общем, да, – вздохнул Дмитрий Дмитриевич.

   – Много работы? – понимающе спросил хозяин кабинета.

   – Да. Там – такие завалы…

   – Приходится их разгребать, исправляя чужие ошибки?

   – Там не ошибки, – поправил Алтунин. – Фирма постепенно стагнировала, медленно умирала. И никому до этого не было дела. Все, впрочем, объяснимо. После кризиса кому стала нужна торговля ценными бумагами? Смешно. А потом ситуация как-то сама собой стала выправляться. Цены на нефть возросли, фондовый рынок ожил, акции стали подниматься в цене – и нашлись люди, кто опять этим заинтересовался. А чтобы торговать, нужна площадка для сделок. Какой-то инструмент. То есть – фирма. Ее перекупили, менеджеров поменяли, но поскольку фирма работает не «с нуля», все прежние сделки приходится учитывать. А это очень сложно… Всегда проще выстроить новый дом, чем перестраивать старый. Правильно?

   – Согласен с вами.

   Только это Роман Александрович и сказал. Он больше слушал, давая гостю возможность выговориться. Это необходимо – дать выговориться. Потому что только так можно понять, с чем человек к тебе пришел. Важно не то, что он говорит, а что стоит за его словами.

   – Я бы отказался, если бы ситуация была иной, – признался Алтунин. – Году в девяносто пятом специалистам моего профиля было легче. Спрос на профессионалов был колоссальный… Приятно, когда не тебе диктуют условия, а ты их диктуешь; когда сам выбираешь, с кем будешь работать, а от чьего предложения откажешься. Сейчас не то. Кризис, – он развел руками.

   Они никак не могли приблизиться к главному.

   – Прежние хозяева расстались с фирмой легко?

   – С радостью, – кивнул Алтунин. – Они не знали, что с этим своим «богатством» делать.

   – С фирмой?

   – Да.

   – Значит, их интересы были соблюдены?

   – Всех подробностей сделки я не знаю, но слышал, что прежние хозяева получили все, что хотели.

   – А клиенты фирмы не выражали недовольства сменой владельца?

   – Для них это – несущественно.

   – Вы уверены?

   – Абсолютно точно.

   – Значит, все дело – в конкурентах?

   – В смысле? – приподнял бровь Дмитрий Дмитриевич.

   – Я все пытаюсь понять, из-за кого у вас проблемы возникли? Из-за конкурентов? Вы кому-то дорогу перешли?

   – У меня нет проблем, – округлил глаза Алтунин и даже руку к сердцу приложил. – С чего вы взяли?

   – А телохранитель вам зачем понадобился?

   – Ах, вы об этом? – с облегчением рассмеялся гость. – Нет-нет, все не так серьезно. Он нужен не мне, а моей дочери. И ей тоже опасности не грозят, я думаю. Это скорее для подстраховки. Для моего родительского спокойствия.

   Наконец-то они подбирались к самому главному.

   – Она у меня в поездку собралась. Далеко, за Урал. К подружке в гости. В Европу я ее отпускаю без опаски. А туда, за Урал… – посмотрел многозначительно, предлагая разделить его отцовскую озабоченность. Хозяин кабинета ею явно проникся. Но сам смотрел внимательно, пытаясь вычитать в глазах собеседника что-то недоговоренное. – Ей нужен сопровождающий. Чтоб она была за ним как за каменной стеной. Этакая нянька, но с пистолетом. Я должен быть уверен, что он ее привезет обратно живой и невредимой. Сейчас, слава богу, я могу себе позволить нанять охрану для родной дочери.

   – Сколько дочери лет?

   – Девятнадцать.

   – Надолго едет?

   – Примерно на неделю.

   – А вдруг задержится?

   – Нет. У нее – занятия. Она у меня в университете учится.

   – Значит, через неделю они вернутся в Москву?

   – Да.

   Роман Александрович задумался и спросил после паузы:

   – Скажите, вам в последнее время кто-нибудь угрожал? Или, быть может, предъявлял какие-то требования?

   – Нет.

   – А вашей дочери?

   – Нет.

   – Почему так подробно вас расспрашиваю? Иногда наши клиенты что-то недоговаривают. Скрывают важную информацию. Преуменьшают степень грозящей им опасности. А мы, в силу неполной информированности, действуем не адекватно. Недооцениваем противника. И потом возникают проблемы, – и посмотрел на гостя выразительно.

   – Я сказал вам правду, – ответил на это Ал-тунин. – Ни мне, ни моей дочери никто не угрожал. И я никаких особенных напастей не ожидаю. Ну скажите мне, если бы моей дочери грозила опасность, разве я сохранял бы спокойствие или что-нибудь таил от вас?

   – Да, вы правы, – согласился хозяин кабинета. – Просто я обязан был вас предупредить.


* * *

   – Толик, мы навели справки по этому «Инвест-Альянсу». Тихая, беспроблемная фирма… Никаких наездов. Так что вариант с попыткой прикрыться нами исключен, – директор охранного агентства «Барбакан» Роман Александрович Хамза перебрал лежащие перед ним на столе бумаги и продолжил: – Алтунин перешел в «Инвест-Альянс» с должности руководящей, но был у него не первого плана пост, так сказать. Так что и там у него врагов не обнаружилось. Повода мстить ему, как мне кажется, ни у кого нет.

   – А охрана ему зачем в таком случае? – спросил Китайгородцев.

   – Знаешь, что он мне в разговоре сказал? «Сейчас я могу себе позволить это – приставить к дочери телохранителя».

   – А-а, понятно, – протянул Китайгородцев.

   Он уже сталкивался с подобным. Это своего рода комплекс, если разобраться. Живет себе человек, зарабатывает деньги – вдруг в один прекрасный момент обнаруживает, что за эти деньги он уже может себе позволить нечто особенное, чего нет у его знакомых. Навороченный автомобиль. Членский билет летного клуба. Безделушку от Фаберже. Или – телохранителя. На охрану в определенных кругах тоже есть мода… Когда-то, в далеком детстве, будущий бизнесмен был толст и неуклюж, сверстники называли его «пончиком» и всячески третировали; потом он вырос – а счастья все не было, девушки его не любили и начальство не ценило; так в нем развивались и множились комплексы, пока вдруг однажды он не заработал кучу денег и не нанял себе шкафоподобных телохранителей… И только тогда жизнь для него заиграла новыми красками! Он стал сильным и очень захотел, чтобы о том знали все вокруг. А можно охранника взять не для себя, а для дочери. Чтобы продемонстрировать отцовскую любовь и заботу, к примеру. Или – свою власть над девушкой, власть опекуна. Да мало ли какая причина может быть?

   – Работа по Москве? – спросил Анатолий.

   – Нет, на выезде.

   – Далеко?

   – Далеко, Толик. За Уралом.

   Вот тут Китайгородцев насторожился:

   – Может быть, он ее прячет? Отсылает от себя подальше, да еще приставляет к ней охрану, чтобы ничего не случилось? Так поступают, когда чувствуют близкую опасность…

   – Нет, он говорит, что поездка продлится не более недели.

   «Неделя – это не срок, – подумал Анатолий. – На неделю не прячутся. С перепугу обычно прячутся надолго. Значит, все-таки – комплексы?»

   – К подружке она едет, Толик. Познакомилась с нею в Австрии, на горнолыжном курорте. У подружки – день рождения. Ну вот и пригласила. Там у них – настоящий лес, медведи бродят, а по ночам где-то далеко воют голодные волки… В общем, глушь, романтика и волшебные зимние ночи. Алтунинская дочка загорелась, а папа не смог ее отговорить. Итак, составишь ей компанию?

   – Приглашающих проверяли?

   – Да, навели справки. Приличная семья. Папа подружки – царь и бог в тех краях. Хозяин тамошнего горнообогатительного комбината. Жена – домохозяйка. Есть у них дочь – та самая, к которой вы как раз и поедете. Но еще есть и сын! Вот с сыном – не все чисто.

   Китайгородцев посмотрел вопросительно.

   – Наркотики, – коротко пояснил Хамза.

   – На какой стадии?

   – Больших проблем он пока еще не доставляет, но на обследование в Москву его уже привозили.

   – Алтунина вы об этом предупредили?

   – Естественно. В восторг это, конечно, его не привело, но и беды большой он в этом не видит. Все-таки его дочь едет в гости не к наркоману этому, а к его сестре. А та, судя по отзывам, человек вполне самостоятельный.

   «С этим понятно», – подумал Анатолий, прищурившись.

   – Как обстановка на месте?

   – Я запрашивал местных пинкертонов. За весь прошлый год – четыре убийства. Из них три – раскрыты. Хулиганство, кражи – это, конечно, присутствует, но в разумных пределах, как они мне сами сказали. Так что оперативную обстановку я бы охарактеризовал как спокойную. Четверочка с минусом.

   «Четверочка с минусом – это нормально, – хмыкнул про себя Китайгородцев, – при четверочке с минусом работать – одно удовольствие.

   – И еще вот что, Толик. Меня Алтунин об этом специально предупредил. Дочка его уже выросла. Ну, ты понимаешь… Невеста уже. Кровь играет. И тут вдруг – ты, весь такой из себя… С бицепсами и с пистолетом. В общем, чтобы она не увидела в тебе своего героя. Очень уж отец о ее целомудрии печется.

   – Вы же знаете, я никогда с клиентами…

   – Я знаю, Толик, – кивнул Хамза. – Но Алтунин просил специально предупредить. Ты должен его понять. Дочь у него – единственная.


* * *

   Сейчас дети рано взрослеют.

   Она выглядела несколько старше своих девятнадцати. И напрасно, кажется, Алтунин пекся о ее целомудрии. О жизни эта девочка, похоже, знала несколько больше, чем представлялось ее отцу. Ее выдавал взгляд. Испытующий. Оценивающий. Женский. Едва Китайгородцев подошел и поздоровался, она именно таким взглядом выстрелила в него, за одну секунду оценив своего нового знакомого и выставив телохранителю баллы по одной ей известной шкале. С первого захода баллов он набрал не так уж много. Так ему, по крайней мере, показалось.

   – Здравствуйте, – сказал Алтунин. – Вы и есть Китайгородцев? А это – Рита. Знакомьтесь.

   Девчонка даже не кивнула.

   – Пойдемте, – предложил Алтунин. – Поезд уже у платформы.

   Он подхватил две сумки. И еще две оставались на припорошенном снегом асфальте. Анатолий, не дожидаясь просьбы о помощи, взял в левую руку одну – ту, что явно была тяжелее. Его собственная висела у него на плече. Рита посмотрела на оставшуюся на асфальте сумку, медленно подняла глаза на Китайгородцева.

   – Извините, я не могу ее взять, – кашлянул Анатолий.

   – Ах, да, вы ведь у нас – телохранитель… Правая рука должна быть свободна, да? Мало ли что? – В голосе ее была издевка, которую она даже не пыталась скрыть.

   Взяла сумку и понесла ее к поезду, всем своим видом демонстрируя, как ей нелегко. Отец смотрел ей вслед осуждающе. Похоже, они не очень-то ладили друг с другом. Конфликт поколений? Отцы и дети?

   – Переходный возраст у нее несколько затянулся, – вполголоса сказал он, будто извиняясь за свою непутевую дочь. – Я все жду, когда же она, наконец, повзрослеет…

   Как жалки на вид бывают родители, когда у них не клеится с детьми. Они могут быть большими начальниками и уважаемыми людьми, могут твердой рукой управлять десятками и сотнями подчиненных, но одна-единственная непослушная дочурка способна превратить грозного отца в растерянного неврастеника, неуверенного в себе типа.

   Вагон СВ.

   – Боится самолетов, – шепнул Алтунин телохранителю.

   Это он объяснял, почему Анатолию предстоит провести трое суток в поезде вместо того, чтобы то же самое расстояние за три часа покрыть на самолете.

   Проводница проверила билеты. Строгое лицо, губы поджаты. Серьезная тетка. Китайгородцев любил путешествовать с такими. У них в вагоне, как правило, порядок. Ехать можно спокойно – минимум проблем, легко работать…

   – Седьмое и восьмое места, – буркнула проводница. – Кто провожающий?

   – Я, – с готовностью отозвался отец Риты.

   – Недолго, хорошо? Через десять минут – отправление.

   – Да-да, конечно.

   Двухместное купе. Анатолий остался в коридоре, давая возможность отцу побыть с дочерью, но Алтунин в купе надолго не задержался и вышел уже через пару минут. Не получалось у него, похоже, дружбы с дочуркой. С женой – в разводе и с дочерью контакта нет… Расстроился, кажется. Китайгородцев вежливо сделал вид, что не замечает его состояния.

   – Присмотрите за ней, пожалуйста, – попросил Алтунин, не глядя в глаза Анатолию.

   – Да, разумеется.

   – Счастливого пути.

   – Спасибо.

   Бизнесмен сунул телохранителю ладонь для прощания, небрежно потрепал его по плечу – и вышел из вагона. На платформе он тоже не задержался – ушел, не дожидаясь, пока отправится поезд.

   Китайгородцев зашел в купе. Сумки были составлены рядком на полу. Он взял ближайшую, чтобы поставить ее наверх, на полку, но был остановлен Ритой.

   – Поставьте на место, – сказала она негромко, глядя в окно, за которым уже поплыла прочь платформа Казанского вокзала. – Там есть вещи, которые мне скоро понадобятся.

   «С этой девочкой будет трудно», – подумал Анатолий.


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Замок двериисправен… Язычок страхующего запораисправен… Окнабез повреждений… Штора окна – исправна… Под обеими полкамистенки рундуков, общие со смежными купе; не повреждены… Все лампы в рабочем состоянии… Заполняемость вагона – процентов пятьдесят… Публика обычная… Во втором купе два мужика уже начали отмечать отъезд из Москвы… Бутылка коньяка, бутылка водки, а они сели уже нетрезвые… Нож у них на столе… Лезвие ножасантиметров десять… И хорошая сталь… Дверь купе открылась… Кавказец… Выглянул и спрятался… Вряд ли что-то серьезное… Наверное, просто хочет избежать встречи с транспортной милицией… Какое у него купе? Седьмое… Вообще, за ним тоже придется присмотреть… Кавказцы любят знакомиться с девушками… Проводница…»


   – Вы чай будете носить?

   – Буду. Примерно через полчаса.

   – А вам как лучше – когда много чая заказывают? Или когда поменьше?

   – Когда много, – улыбнулась.

   – Тогда нам – много. Мы много чаю будем пить. С вами сразу расплатиться?

   – Нет, потом.

   – Хорошо. Я вас спросить хотел. Транспортная милиция сопровождает состав?

   – А что случилось?

   – Ничего. Мне нужно знать номер вагона, в котором они едут. Вот мое удостоверение.

   Вчиталась, махнула рукой:

   – Восьмой вагон.

   – Спасибо. На всякий случай – как вас зовут?

   – Да пожалуйста. А зовут Катей.


   «Восьмой вагон? Следующийвагон-ресторан, а дальшеуже восьмой… Рабочийтамбур… Никого… Так, теперьнерабочийтамбур… Ого, те двое из второго купе уже здесь курят? Чтобы дойти до кондиции, им понадобится минут тридцать или сорокэтосамое большее… Потом могут возникнуть проблемы… Нож… Лезвие – десять сантиметров… Нож нам не нужен…»


   Прошел во второе купе. Там никого не было, дверь оказалась открыта. Нож лежал на столе. Взял его, вышел в рабочий тамбур, открыл дверь, ведущую в следующий вагон, и выбросил нож на рельсы.


* * *

   Девчонка, похоже, тяготилась присутствием Китайгородцева. Смотрела за окно с хмурым видом, а там уже и не видно было ничего, только изредка в стылой тьме вспыхивали неяркие огоньки чужих окон и тут же уносились прочь. И лишь когда Анатолий снял пиджак, под которым обнаружилась плечевая кобура с пистолетом, Рита проявила интерес.

   – Настоящий? – спросила она.

   – Настоящий.

   – Как называется? «Кольт»? – других она и не знала, наверное.

   – «ИЖ».

   – Как?

   – «ИЖ-71». Гражданский вариант милицейского «Макарова».

   – Отечественный, что ли?

   – Да.

   – И он стреляет настоящими патронами?

   – Верно.

   – И из него можно убить?

   – Запросто.

   – Ого! – сказала Рита уважительно. – И что – если на меня кто-то нападет, вы будете в него стрелять?

   – Никто на вас не нападет…

   – Ну а если, вдруг?! Неужели будете стрелять?

   – Буду.

   – А раньше?

   – Что?

   – Раньше в кого-нибудь приходилось стрелять?

   – Ну.

   – О! – округлила глаза Рита, и в ее взгляде вдруг проявилось восторженное оцепенение, обычно присущее детям, слушающим страшную, но увлекательную сказку. – И вы его убили?

   – Нет.

   – Ранили?

   – Нет.

   – Почему? Не попали?

   – Я в воздух стрелял, – мягко сказал Китайгородцев, глядя Рите в глаза лживым взглядом взрослого человека, заведомо говорящего ребенку неправду, – тот ведь еще маленький, и не нужно ему пока знать о неприглядной изнанке жизни…

   – И что, человек испугался и убежал?

   – Убежал, – кротко кивнул Анатолий.

   Не хотел, чтобы она его боялась.

   – А давно вы телохранителем работаете?

   – Давно.

   – Пять лет?

   – Больше.

   – Десять?

   – Меньше.

   – Вы, наверное, многих охраняли?

   – Многих.

   – А кого?

   – Много кого.

   – И знаменитых – тоже?

   – Да.

   – Кого? – совсем уже заинтересовалась Рита.

   Она хотела услышать громкие фамилии. Все-таки лестно. В прошлом году этот парень, к примеру, Пугачеву охранял, а теперь вот ее, Риту. Можно будет потом рассказать подружкам в университете.

   – Я не могу назвать фамилий, – разочаровал ее Анатолий.

   – Почему?

   – Нельзя. Мне запрещено.

   – Кем? Хозяином?

   – Да. В контракте отдельной строкой записано.

   – Хорошо, – кивнула Рита, и ее глаза коварно блеснули. – Раз запрещено – значит, и не называйте. Я сама буду называть, а вы только кивайте, если я угадала. Пугачева? Путин? Чубайс? Курникова? Буре? Женя Кафельников?

   Пауза.

   – Среди перечисленных есть человек, которого я охранял, – уклончиво ответил Китайго-родцев.

   – Кто?

   – Не могу сказать.

   Рита поджала губки. Демонстрировала, что обиделась.

   Стук в дверь.

   – Кто? – напрягся Анатолий.

   – Чаю будете? – послышался голос проводницы.

   Телохранитель открыл дверь – но прежде накинул на себя пиджак, пряча под ним кобуру. с оружием. В коридоре стояла Катя – в каждой руке по стакану дымящегося чая. Мимо как раз проходил один из обитателей второго купе. Он был сильно нетрезв и столь же сильно озабочен.

   – Слышь, хозяйка, – через силу произнес он, обращаясь к проводнице. – Нож у тебя есть? Наш куда-то запропастился…

   – Нет у меня ножа, – нахмурилась та, – И вообще, вам пора бы уже закругляться со своим застольем, ребята.


* * *

   Когда Рита направилась в сторону туалета, Анатолий вышел из купе и стоял в коридоре все время, пока она не вернулась. Девушка, кажется, была раздосадована его обременительной опекой.

   – Вы так и будете следить за мной все время? – дерзко спросила она.

   – Извините.

   – Я не хочу, чтобы вы контролировали каждый мой шаг…

   Она уже начала заводиться и, наверное, наговорила бы Китайгородцеву много резких слов, если бы не пьяный пассажир из второго купе. Он как раз шел по коридору. Вдруг наткнулся взглядом на девушку, шумно вздохнул, пьяно и счастливо улыбнулся и далее развел руки в стороны, будто хотел Риту обнять, но тут же запоздало обнаружил присутствие Анатолия. Несколько долгих секунд у него ушло на то, чтобы сообразить – эта симпатичная девушка и этот широкоплечий парень едут вместе, так что девушку обнимать небезопасно… И пьяный только пробормотал невнятное: «Вот так-то, да», после чего продолжил свой путь мимо посторонившихся Риты и телохранителя. Потом, уже отойдя на несколько шагов, вспомнил что-то и поинтересовался у Анатолия, нет ли у того зажигалки. Тот ответил, что нет.

   Эта минутная заминка поубавила у Риты пыла, и в купе она вошла безмолвной.

   – Я хотел бы с вами поговорить, – осторожно начал Китайгородцев. – Так получилось, что неделю я проведу рядом с вами. И все у нас будет хорошо, я просто в этом уверен. Я не вижу, если честно, ничего, что могло бы вам угрожать, и в моем присутствии, вполне возможно, нет никакой необходимости – но ваш папа решил, что охрана – нужна… Заключен договор, и я обязан выполнять свою работу. Да, это – моя работа, только и всего. И я не хочу стеснять вас своим присутствием – я вообще хочу быть как можно незаметнее. Но если в какой-то момент вам покажется, что меня все-таки слишком много, – пожалуйста, будьте снисходительны. Быть рядом – это одна из особенностей моей профессии. Я не могу быть далеко. Я могу быть только рядом

   Он развел руками, из-за чего сразу же приобрел виноватый вид.

   – Хорошо, – смягчилась Рита.

   Похоже, она постепенно смирялась с мыслью о том, что этот парень целую неделю будет мозолить ей глаза.

   – И еще, – добавил Китайгородцев. – Будет лучше, если никто из окружающих не станет видеть во мне телохранителя, а в вас – охраняемую. Хотя бы в пути.

   – Почему?

   – Не надо, чтобы к нам проявляли повышенный интерес.

   Он сказал «к нам», хотя правильнее было бы говорить «к вам». Но Рита и так все поняла, кажется.


* * *

   Наутро Анатолий через проводницу заказал в ресторане завтрак, и они с Ритой позавтракали, не выходя из купе.

   – А что эти ребята из второго? – поинтересовался у Кати Китайгородцев.

   – Сняли их ночью.

   – Я слышал шум.

   – Говорила им – так, спать ложитесь! Один лег, а второй тут бродил, не находил себе места. Добродился в итоге. Кавказец в седьмом купе ехал. Что-то они не поделили, подрались… Вам чаю принести?

   – Несите, – кивнул Анатолий.

   За обледеневшим стеклом проплывал заснеженный лес.

   – А я испугалась ночью, – призналась Рита.

   – Не надо бояться, – мягко сказал Китайгородцев. – У нас дверь была закрыта.

   – А почему вы не вышли?

   – Куда не вышел?

   – В коридор, где дрались. У вас ведь есть пистолет?

   – Ну и что?

   – Могли бы их разнять.

   – Не мог.

   . – Почему?

   – Не положено.

   – Кем не положено?

   – Инструкциями не положено.

   – Но почему? Я не понимаю. Там была драка, вы могли бы вмешаться…

   – А если все специально было подстроено? Если они инсценировали драку, чтобы выманить меня в коридор и оставить вас без прикрытия?

   У Риты вытянулось лицо.

   – Неужели вы думаете, что они это – специально? – спросила недоверчиво. – Затеяли эту драку, чтобы вас выманить?

   – Нет, конечно, – спокойно ответил Анатолий. – Вероятность этого крайне мала. Но она была, эта вероятность. Когда я служил в армии, командиры говорили нам, что положения воинских уставов нужно неукоснительно выполнять, – потому что они, эти уставы, написаны кровью. Вот и в работе телохранителя – так же.

   Инструкции, которые нам в головы вдалбливают, прежде чем дать в руки оружие, – они тоже написаны кровью.

   – Чьей?

   – Ничьей, – поубавил пыла Китайгородцев. – Это я так, для красного словца сказал.


* * *

   На вокзале их встречала специально присланная за ними машина. Предстояло проехать еще около ста километров по заснеженной зимней дороге. Водитель – веселый малый в распахнутой, несмотря на двадцатипятиградусный мороз, дубленке – радостно им сообщил:

   – Домчимся быстро!

   – Мы не торопимся, – подсказал ему Китайгородцев.

   На небе не было ни облачка. Ослепительно белый снег искрился под яркими лучами полуденного солнца, и на это великолепие больно было смотреть – даже глаза слезились.

   Анатолий предусмотрительно распахнул перед Ритой заднюю дверцу машины.

   – Я сяду впереди, – дернула плечиком девушка.

   Она по-прежнему при каждом удобном случае демонстрировала свою независимость от Ки-тайгородцева. Ему пришлось сесть сзади, хотя он с удовольствием поменялся бы с охраняемой местами.

   Машина недолго попетляла по нешироким и плохо расчищенным улицам города, выкатилась за его пределы и, стремительно набрав скорость, помчалась по выстуженной и закатанной до зеркального блеска заснеженной дороге, похожей на тоннель из-за высоких сугробов по обеим сторонам. Над сугробами возвышались деревья подступающего вплотную леса.

   Водитель гнал машину с холодным спокойствием профессионального гонщика, успевая при этом еще вводить в курс дела встреченных им гостей, но взгляда от дороги он не отрывал:

   – Аня просила ее извинить… За то, что не приехала встречать… Подпростыла… Ничего серьезного, но Генрих Эдуардович был против ее поездки… А уж он если скажет – всем сразу надо строиться и стоять по стойке «смирно»…

   Засмеялся. Хорошее настроение, хорошая машина, хорошая погода, хороший вид вокруг – вообще все тут у них хорошо.

   – Раньше к нам поезд ходил… Сейчас поезда нет… Пассажирского… Автобус… А дорога эта – одна-единственная…

   Сначала – лес, потом уже – мы, а дальше, за нами, дороги нет – вроде как тупик… А дальше и незачем… Там нет жилья… Лес и болота…

   Показалась встречная машина. Приняли чуть правее, разминулись, едва не чиркнув по близкому сугробу правым боком.

   – Мы не торопимся, – напомнил водителю сидящий на заднем сиденье Китайгородцев.

   – Тут все так ездят, – пожал водитель плечами, но скорость все-таки сбросил – до девяноста километров в час. – Вы в хорошее время приехали… Морозы ослабели…

   – Ого! – сказала Рита и непроизвольно поежилась. – Ничего себе – «ослабели»!

   – Неделю назад было тридцать пять… Ночью – до пятидесяти… А нам что – мы привыкли…

   – Но уши, наверное, отпадают? – засмеялась Рита.

   – Ага… Только мы всегда носим в кармане запасные, ха-ха-ха…

   Дорога вильнула змейкой, и вдруг, за очередным поворотом, их взорам открылась преграда: полосатый шлагбаум, перекрывающий им путь. Рядом, среди сугробов, приютилась покрашенная грязно-зеленой краской бытовка. Из трубы над нею поднимался к небу синий дым.

   – Документы у вас близко? – озаботился водитель.

   – Будут проверять? – приподнял бровь Анатолий. – Что это у вас тут за блокпост?

   – У нас тут строго, – засмеялся водитель. – И муха не пролетит.

   Остановились перед шлагбаумом. К машине уже направлялся какой-то парень. Еще двое оставались у бытовки. Одежда на всех троих была не форменная, но единообразная: черные утепленные куртки без каких-либо нашивок, черные штаны, черные вязаные шапочки. И вообще эти трое были чем-то друг на друга похожи: внушительной комплекцией и сумрачно неприветливым выражением на лицах.

   Водитель опустил стекло и сказал парню в черном:

   – Это – к Тапаеву.

   – Хорошо, – кивнул парень. – Документы ваши, пожалуйста.

   Он взял в руки паспорта Риты и Китайгородцева. Документы водителя его не интересовали. Склонился к окну, быстро взглянул на девушку, потом столь же быстрым взглядом скользнул по Анатолию.

   – Вам придется пройти со мной и отметиться в журнале прибытия, – его слова были обращены к приезжим.

   – Это гости Тапаева! – напомнил ему водитель.

   – Я помню. Но порядок есть порядок.

   Едва Китайгородцев вышел из машины, как те двое, что наблюдали за происходящим у бытовки, в мгновение ока оказались рядом. Что-то происходило.

   – У вас есть при себе оружие? – спросил тот из троицы, что держал в руке паспорта. Вот теперь Анатолию все стало ясно – и он поразился тому, как легко этот парень с первого взгляда «вычислил» пистолет и как он профессионально, ничем не насторожив пассажиров автомобиля, выманил их из салона.

   – Я частный охранник, – сказал Китайгородцев. – У меня есть право на ношение оружия.

   – В таком случае у вас должно быть и соответствующее удостоверение, верно?

   Вместо ответа Анатолий извлек из кармана закатанный в пластик зеленый прямоугольник. Парень забрал документы и скрылся в бытовке. Через секунду оттуда вышел милицейский сержант в бронежилете и с автоматом. Остался стоять у двери бытовки, с интересом разглядывая гостя.

   Парень вернулся минут через пять. Возвратил документы, сказал:

   – Можете ехать.

   Милиционер поднял шлагбаум.

   – Кто это? – спросил телохранитель, когда их машина уже миновала импровизированный блокпост.

   – Тапаев выставил охрану, – ответил водитель. – Вместе с милицией ребята дежурят. Зато спокойно у нас. Хоть даже ночью по улице идешь, а никого не боишься. Навели порядок. Стало даже спокойнее, чем при социализме было.


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Это моя промашка. В салоне машины жарко, вот я и подъехал к шлагбауму в расстегнутом пиджаке. А тот парень что-то узрел. Мелочи, мелочи, промашки пустячные… Саша Титаренко два года назад погиб. И сам погиб, и клиента не уберег. Если разобраться – то именно из-за мелочей. Сопровождал клиента на банкет, а там на входе его тормознулипочему-то Сашу не внесли в список тех, кому разрешен вход. Может, и специально не внесли, сейчас уже правды не узнать. Вот так, из-за отсутствующей в списке своей фамилии он все и проморгал. Пока разбирался с охранниками на входе, отвлекся – а в пятнадцати метрах от него, прямо в банкетном зале, пара киллеров в два ствола изрешетила его клиента! Когда Саша, растолкав охрану, бросился на звук выстрелов, его свалили первой же пулей. Потом спокойно прошли мимо насмерть перепуганных поваров через кухню ресторанаи сгинули без следа, оставив после себя два трупа. Вот тебе и мелочи…»


* * *

   Не доезжая до города, они повернули направо, на совсем уж узкую дорогу, зажатую подступающим вплотную к ней лесом. Въехали прямо под запрещающий въезд «кирпич» – и метров через пятьсот дорога уперлась в массивные металлические ворота, в обе стороны от которых убегал и терялся где-то меж деревьев нескончаемый высокий забор. По верху забора тянулись проволочные струны сигнализации. Кто-то невидимый распахнул перед ними ворота; машина проехала вперед – и тут же остановилась, поскольку дорогу ей преграждал невысокий крепыш в белой дубленке и белых же валенках. Крепыш стоял по-хозяйски твердо, руки держал за спиной, исподлобья разглядывал вновь прибывших, всматривался сквозь стекло внимательно – но вполне доброжелательно, впрочем. Ветер перебирал его редкие волосы, обрамляющие обширную плешь.

   – Приехали, – объявил водитель.

   Давал понять, что дальше они не поедут, хотя дорога и вела вперед, к угадывающемуся за деревьями большому дому из красного кирпича.

   Телохранитель вышел из машины первым.

   – Здравствуйте, – сказал ему крепыш в дубленке. – Я – Богданов Андрей Ильич, начальник службы безопасности.

   Протянул руку для приветствия, сжал ладонь Анатолия в своей, поинтересовался, все еще руку не отпуская:

   – Это вы – Китайгородцев?

   – Да.

   – Очень приятно. Как доехали?

   – Спасибо, нормально.

   – Холодно у нас?

   – Мы еще не поняли.

   – Вы к нам с оружием пожаловали?

   Взгляд – внимательный и требовательный. Наконец он спросил о том, что его по-настоящему волновало. С блокпоста ему уже сообщили о вооруженном госте, и он поспешил навстречу.

   – С оружием, – кивнул Анатолий.

   – Оружие придется сдать.

   У дома тем временем произошло какое-то движение, взревел мотор – и через несколько мгновений мелькнул меж деревьев двухместный снегоход. Он пролетел черным неудержимым снарядом по недлинной дороге и остановился как раз напротив вновь прибывших. За рулем сидела тонкая как тростинка девушка в длинном свитере и джинсах.

   – Рита! Замерзаю! – визжала она, раскрасневшись от восторга встречи. – Садись скорее!

   Рита, смеясь, взобралась на снегоход, и черный снаряд умчался, обдав остающихся снежным облаком. Богданов проводил девчонок бесстрастным взглядом и снова обратился к Китайгородцеву.

   – Так я насчет оружия, – напомнил он. – У нас тут есть определенный порядок… На время вашего пребывания на вверенной мне территории оружие надо сдать.

   Снова примчался снегоход. Как оказалось – за Анатолием.

   – Ну что же вы! – крикнула ему Рита. – Едемте! Нас ждут!

   – У меня возникла проблема.

   – Какие проблемы?

   – Оружие…

   – Ну при чем тут оружие? – нахмурилась Алтунина, которой хотелось в дом, в тепло, и совсем не хотелось никаких проблем.

   – А что такое? – спросила сидевшая за рулем снегохода девушка.

   – У нашего гостя – оружие, – объяснил Богданов, – надо сдать.

   – Ему нельзя сдавать, – вступилась за Китайгородцева Рита. – Он же мой телохранитель!

   Ее подружка посмотрела на Анатолия с уважительным интересом.

   – Ну ладно вам, Андрей Ильич, – сказала она Богданову с просительной интонацией в голосе.

   – Не положено, – буркнул тот.

   – Я поговорю с папой.

   Богданов думал недолго.

   – Я сам поговорю с Генрихом Эдуардовичем. Вы пока поезжайте в дом, – указывающий жест девчонкам, – а вы со мной, – это уже Китайгородцеву.

   И ему же:

   – Вы не волнуйтесь, все с вашей подопечной будет нормально. У нас тут кругом охрана – и никого посторонних.

   А девчонки уже все равно умчались, и поздно было о чем-либо волноваться – так что Анатолию не оставалось ничего другого, как направиться следом за Богдановым. Тот шел впереди и, постоянно оборачиваясь вполоборота, говорил:

   – У нас тут – гостевой дом. Вы в нем будете жить. А с оружием вашим я решу. Пока не прояснится, как с вами быть, вы к хозяйскому дому не приближайтесь, пожалуйста. У нас там – охрана, а тут – вы со своим пистолетиком. Нет, я вас не пугаю, поймите, просто у нас порядок такой. А вы постоянно девочку опекаете?

   – Нет. На эту поездку меня наняли.

   – Чтоб в дороге ничего с ней не случилось? Понятно. У нас собаки бродят по ночам, обратите внимание. А вы – как частное лицо? Или от агентства?

   – От агентства.

   – От какого?

   – «Барбакан».

   – Это в Москве?

   – Да, в Москве.

   – Учились где-то?

   – Курсы специальные заканчивал.

   – Телохранителей?

   – Да.

   – А в армии служили?

   – Служил.

   – Какие войска?

   – Пехота, – сказал Китайгородцев после краткой, в одно мгновение, паузы.

   Богданов хмыкнул, некоторое время шел молча, думая о чем-то своем, потом сказал понимающе:

   – Ну ведь врешь же!

   – Вру, – не стал отпираться Анатолий.

   – А зачем врешь?

   – Не люблю о себе рассказывать.

   – Но воинское-то звание у тебя есть?

   – Есть.

   – Какое?

   – Старший лейтенант.

   – Запаса?

   – Да.

   – Опять врешь – что в запасе, мол?

   – Нет, не вру.

   – Ладно. Считай, что я поверил.

   Они вышли к двухэтажному дому, окна первого этажа которого были сплошь забраны решетками. Решетки Китайгородцеву понравились. Прочные. Богданов своим ключом отпер входную дверь.

   – Скоро начнут съезжаться гости, – сказал он. – А пока тут пусто. Так что выбирай любую комнату, пока есть такая возможность.

   – А две комнаты можно занять?

   – Зачем тебе две?

   – Одна – для меня, вторая для моей подопечной.

   – Ну, в общем, можно. Потом мы вас уплотним, если потребуется.

   – Мне нужно осмотреть дом.

   – Да-да, – кивнул Богданов. – Это – пожалуйста.

   – Вы через часок сможете сюда подойти?

   – Зачем?

   – Я дом посмотрю, и у меня, может быть, будут замечания.

   – Ну ты шустрый! – покачал головой Богданов. – Не успел в дом войти, а уже замечания готовишь? Ладно, я подойду попозже.


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Замок входной двериисправен… Решеткина окнах первого этажа – бег повреждений, укреплены пробно… Фонарь… Огнетушитель… Освещение коридораисправно… Где телефон?.. Второй этаж… Окно в коридоре… Щеколда… Огнетушитель?.. Освещение коридораи тут исправно… Задвижка двери… Видиз окна… Шторы… Да, и вот еще замок двери. Сквозной… Спросить про ключи… Комнатысмежные… Дверь из комнаты в комнату… Нормально… Опять шторы… Выход на чердак… Замок… Все-таки вот это окно… А в целом – нормально. После некоторых переделок жить можно… Бывало и похуже…»


* * *

   Для Андрея Ильича Анатолий заготовил целый список пожеланий и прямо так, по списку, ему перечислил:

   – Фонарь у входа – неисправен; нет связи с основным домом, надо бы или телефонный провод пробросить, или поставить двустороннюю радиостанцию; на втором этаже отсутствует огнетушитель; задвижка двери в комнате охраняемой слабовата – заменить; заменить и замок…

   – Замок-то тебе чем не нравится? – удивился Богданов.

   – Сквозной, – пояснил Китайгородцев. – Через скважину замка возможен поджог. Далее. В двери отсутствует глазок; шторы заменить в обеих комнатах…

   – А со шторами что?

   – Не очень плотные. В темное время суток при включенном в комнате свете снаружи видно все, что происходит внутри. Далее. В коридоре второго этажа окно не запирается на щеколду. Щеколду – тоже поменять. На лестнице, ведущей на второй этаж, ступенька не закреплена. Закрепить. И еще. Надо бы какую-нибудь лестницу – складную или веревочную. Сюда, на второй этаж. На случай пожара и прочих непредвиденных обстоятельств.

   – Я понял, – с кротким видом кивнул Богданов, затем аккуратно взял из рук Анатолия бумажный лист с перечнем неотложных дел, смял его – и демонстративно бросил на пол.

   – В общем, никого не бойся, – покровительственным тоном посоветовал он. – Все будет нормально, вот увидишь. Пуганые вы все какие-то там, в Москве. А у нас тут – жизнь спокойная.

   Китайгородцев наклонился, поднял с пола бумажный комок, расправил его и снова вручил своему собеседнику.

   – Все-таки я попрошу это сделать, – сказал он твердо. – Потому что так вот – не годится… – с этими словами он взял двумя пальцами язычок задвижки и без особого труда вывернул ее из двери вместе с куцыми шурупами. Потом вздохнул: – Не работа это, а самая настоящая халтура. Надо исправлять.


* * *

   Уже под вечер, когда стало темнеть, пришел с бутылкой водки Богданов.

   – Для знакомства, – пояснил он. – Посидим вечерок, выпьем. С подопечной твоей все нормально, кстати. Чаевничают с дочкой хозяина, все никак наговориться не могут. Обещала часам к девяти вернуться. Да ты не дрейфь! У нас тут – охрана по усиленному варианту. Сигнализация всюду, телекамеры. Денег в это дело вколотили немерено. Из самого Красноярска специалистов привозили, они с этой техникой месяц возились, прежде чем все отладили. Ну, и охрана, ясное дело. Мы им ружья закупили… В прошлую зиму к нам из леса вышел шатун двухметровый…

   – Медведь?

   – Ну. Так парень наш, из охраны, жахнул по нему из своего ружья, свалил с первого выстрела наповал. А уж если человеку в голову попадет – оторвет башку к чертовой матери.

   – А что – приходилось уже по людям стрелять?

   – Не-е, – засмеялся расслабленно Богданов. – Тихо тут у нас. Тихо и спокойно.

   – Тихо – а из дома крепость сделали, – уловил несоответствие Китайгородцев.

   – Это на всякий случай. Чтоб недоумков разных в искушение не вводить. У нас же тут не дом престарелых и не пионерский лагерь. У нас тут резиденция самого богатого человека в крае, – Андрей Ильич поднял указательный палец, подчеркивая значимость то ли охраняемого им лица, то ли произнесенных им слов. – У тебя из закуски, кстати, есть что-нибудь?

   – Сухпаек. Вермишель быстрого приготовления, тушенка.

   – Нет, не годится, – улыбнулся Богданов. – Ладно, я сейчас распоряжусь.

   Извлек из кармана своей дубленки переносную радиостанцию с короткой обрезиненнои антенной и заказал кому-то невидимому съестное.

   Уже через несколько минут парень в черном, очень похожий на тех ребят, которых Китайгородцев видел днем у шлагбаума, принес горячий ужин.

   – Я спросить хотел, – сказал Анатолий, когда парень ушел. – В таких же точно куртках я видел ребят километрах в десяти отсюда…

   – Наши, – подтвердил Андрей Ильич. – Закрыли мы город. По личному распоряжению Тапаева. Чтоб – никого посторонних и чтоб криминогенную обстановку разрядить. Для спокойствия горожан, в общем, и работников нашего комбината – что, как понимаешь, одно и то же.

   – А власти как же?

   – Какие власти?

   – Городские.

   – Вот ты чудак-человек, – присвистнул собеседник. – Как власти могут быть против, если Тапаев распорядился? Вот здесь город, да? На весь город – одно только наше предприятие, горнообогатительный комбинат. Хозяин комбината – Тапаев. Так кто же здесь кормилец и поилец? Да и мэру спокойнее, когда город закрыт. Преступность – мизерная, люди – довольны…

   – А когда Тапаев город закрыл?

   – В прошлом году.

   – Был повод?

   – Нет, – отмахнулся Богданов. – Нормально все. Не дрейфь. Неси стаканы.

   – У меня – кружка.

   – Дело твое. Можешь хоть из ладошки пить, кто ж тебе запретит?

   Богданов налил водку: себе – в стакан, Китайгородцеву – в кружку.

   – Ну, за встречу! – провозгласил тост.

   «Стакан опорожнил одним махом. Дело явно привычное», – подумал Анатолий.

   – Я с Генрихом Эдуардовичем на твой счет переговорил, – сказал Андрей Ильич, сочно хрустя соленым огурчиком. – Не нравишься ты ему со своим пистолетиком, так что всю неделю тут и проведешь, на выселках, – засмеялся, а глаза-то не смеялись. – В хозяйский дом тебе дорога заказана, в общем. Не обижайся.

   – Я не обижаюсь.

   – Это ты молодец. Наше дело подневольное. Охрана – как собаки. Когда нужны, держат рядом. А коли ты им без надобности, гонят прочь, – сказал это без печали. Анатолий подлил водки своему собеседнику. Себе – совсем немного.

   – За работу спасибо, – вспомнил Китайгородцев. – Ваши тут все, о чем я просил, за пару часов исправили.

   Богданов в ответ только махнул рукой. По нему было видно, что, хотя он просьбу гостя уважил, считает всю эту суету бессмысленной. Не было тут дверных глазков с самого момента постройки дома – и дальше без них запросто обходились бы. Не горит фонарь у входа – так и нечего по ночам тут шастать, только охранников пугать…

   – Давай за нашу работу! – предложил тост Андрей Ильич. – Чтоб она была поспокойнее да поприятнее. Хотя…

   Вздохнул, выпил, закусил, только потом продолжил свою мысль:

   – Скоро беспокойные деньки начнутся. Гости съедутся.

   – Тапаевские?

   – Ага. Полтинник нашему Генриху Эдуардовичу. А его Анютке – двадцать. Ты представляешь? Сплошные круглые даты.

   – Да, праздник не рядовой, – признал Анатолий. – Гостей много будет?

   – Немного. Человек пять-семь. Только самые близкие родственники.

   Китайгородцев посмотрел на – собеседника долгим внимательным взглядом. Тот на взгляд внимания как-то не обратил.

   – Людей мало, а суеты все равно будет много, – вздохнул Богданов. – Не привык я – чтоб мельтешение. Привык, чтоб по-тихому. Без суеты и спешки.

   – Тут мало кто появляется? – полувопросительно-полуутвердительно произнес Анатолий.

   – Ага. Не любим мы тут чужих. Одно беспокойство от них только.

   Телохранитель подлил еще водки Андрею Ильичу.

   – А как вообще обстановка вокруг Тапаева? – спросил он, придавая голосу выражение деловитой будничности.

   – Нормальная обстановка… Ну, давай за тебя? – предложил Богданов и выпил. Начальник службы безопасности уже выглядел захмелевшим.

   – Угроз не было? – прямо спросил Китайгородцев.

   Богданов поперхнулся огурцом.

   – К-каких угроз? – посмотрел внимательно.

   – Я про Тапаева спрашиваю.

   – Нет. Не было.

   «Кажется, коснулись неприятной темы», – подумал Китайгородцев и продолжил: – Тут такое дело… У меня все-таки эта девчонка под присмотром. Я за нее отвечаю. И мне надо быть в курсе того, что вокруг происходит. Я оперативную обстановку должен знать как свои пять пальцев.

   – Значит, так! – с хмурым видом произнес его собеседник и склонился вперед, упершись грудью в столешницу. – Оперативная обстановка спокойная, потому что находится под постоянным контролем Богданова Андрея Ильича!

   Он стукнул кулаком по столешнице. Звякнули в тарелках вилки.

   – И если кто-то попытается… Ну хотя бы только замыслит… Мы того порвем на куски к едреной фене! – Он слишком сильно подался вперед и потому вдруг увидел содержимое эмалированной кружки Китайгородцева.

   – Ты что же это! – опешил Богданов, неприятно удивленный нечаянно сделанным им открытием. – Ты не пил, что ли?

   – Я на работе не пью, – развел руками Анатолий. – Вы уж извините.


* * *

   – Брат у нее – ужасный, – сказала Рита. – Просто мерзкий тип.

   Она только пять минут назад пришла от подружки и сидела сейчас в кресле перед своим телохранителем: поза расслабленная, глаза блестят, щеки пунцовые. Анатолий понял, что там, в хозяйском особняке, девчонки баловались не одним только чайком…

   – А что такое с братом? – спросил Китайгородцев, обозначая лишь дежурный и неискренний интерес к ее словам.

   На самом деле братец Анютки его интересовал по-настоящему. В тех бумагах, которые ему еще в Москве давал почитать Хамза, Роман Тапаев характеризовался как наркоман.

   – Наглец, – кратко описала родственника своей подруги Рита. – Вошел к нам в комнату, сел напротив меня, ноги положил на журнальный столик. Мне показалось, что он был пьян.

   – Почему?

   – Не знаю, – она пожала плечами.

   «Наркотическое опьянение? Вполне возможно. Просто ей никогда прежде не доводилось встречаться с подобным, и она не обратила внимание на симптомы – только на общее состояние…»

   – Мы ушли, – сказала Рита. – А он даже не шелохнулся. Наверное, заснул.

   – Что говорит Аня?

   – О чем?

   – Ни о «чем», а о «ком»… О своем брате она что говорит?

   – Ничего. Кажется, собственный братец – это неприятная тема для нее.

   – В доме много людей?

   – Нет. Там вообще пустынно. Даже не по себе немного. Дом большой, а никого нет. Я видела только двоих парней.

   – Охрана?

   – Наверное.

   – А как вам Анин папа?

   – Никак.

   – То есть? – вопросительно приподнял бровь Китайгородцев.

   – Я не видела его.

   – Но он был в доме?

   – Я так поняла, что – да. Но за весь день не появился ни разу.


* * *

   Ночью за окном залаяли собаки. Анатолий, не зажигая света, приблизился к окну. И увидел, что к дому подъехал легковой автомобиль. Свет фар упирался в ослепительно белые сугробы. Первым из машины вышел Богданов. Китайгородцев узнал его по светлой дубленке и неловкой походке человека, всей остальной обуви предпочитающего валенки. Потом из машины вышла женщина. И еще один мужчина – тот, который вел машину. Из багажника достали сумки. Телохранитель понял, что гости Тапаева начали прибывать… Вошли в дом. Неясный шум, приглушенные голоса. И только через полчаса все стихло. В окно Анатолий видел, как уходил из дома Андрей Ильич. Скрипел снег. Полная луна заливала все вокруг неживым, призрачным светом. Залаяли, но вскоре смолкли собаки. И снова наступила тишина.

   …Утром Китайгородцев столкнулся со вновь прибывшими в коридоре первого этажа. Мужчина и женщина. Похоже, что супруги. Вежливо с ними поздоровался. Они ответили ему – но скованно, как будто пребывали в напряжении. Или он лично был им несимпатичен. Его это удивило – но вида не подал.

   Рита ушла к подруге. Приблизительно через час появился Богданов. Увидел Анатолия, хмыкнул, поинтересовался:

   – Как служба?

   – Нормально.

   – Ну давай, бди, – напутствовал его Андрей Ильич.

   Прибывшая ночью женщина ушла с ним. Мужчина остался. Вышел к своей машине, поднял капот и стал возиться над ним, не обращая внимания на мороз. Номера у машины были не местные, как отметил про себя Китайгородцев.

   Парень из охраны принес завтрак: для Анатолия и для того мужчины, который приехал на машине. Пока парень выставлял на стол завтрак, телохранитель успел кое о чем его расспросить.

   – Ты из охраны?

   – Да.

   – Слушай, собаки спать мешают.

   – Мы привыкли.

   – Давно вы собак держите?

   – С прошлого года.

   – А раньше без них обходились?

   – Да.

   – Что такого случилось, что пришлось их завести?

   – Нашего одного убили.

   – Кого?

   – Охранника.

   – Кто?

   – Я не знаю. Не нашли.

   – Здесь убили? На территории?

   – Да.

   – В прошлом году?

   – Да.

   – Понятно.

   Когда парень ушел, Китайгородцев неспешно позавтракал, думая о своем. Из состояния задумчивости его вывел шум – это пришли девочки. Он слышал их голоса и голос того мужчины, что оставался в доме. По некоторым репликам догадался: мужчина – родственник Тапаева. Ехали ночью… Города еще не видели… А хотелось бы посмотреть… Не покажет ли Аня? Ехать можно прямо сейчас – вот она, машина… И Риту возьмем, конечно!

   Пришлось выйти на сцену и Анатолию. В город Риту без сопровождения он бы не отпустил.

   – Мы едем, – сказала она ему.

   Подразумевалось, что Китайгородцев. должен их сопровождать. В голосе Риты улавливались хозяйские интонации – у нее же есть свой телохранитель! Кажется, это возвышало ее в собственных глазах.

   Через пять минут они выехали. У въездных ворот не было никого, но они открылись автоматически. Глазок телекамеры проследил за тем, как они покинули территорию тапаевского поместья, и ворота закрылись.

   – Тетя Люда похудела, – вздохнула Аня.

   – Да уж, здоровья у нее не прибавляется, – произнес ее родственник с неожиданной для Анатолия желчью в голосе.

   Аня отчего-то смутилась, посмотрела на дорогу и сказала тихим голосом:

   – На перекрестке – направо.

   Некоторое время ехали молча.

   – Кто еще будет? – спросил в полной тишине Анин родственник.

   – Дядя Юра…

   – Брат?

   – Да. Потом еще Скворцова…

   – Ну-ну, – сказал мужчина.

   Очень неодобрительно, как показалось Ки-тайгородцеву.

   – С сыном? – помолчав, спросил родственник.

   – Вряд ли, – покачала головой Аня.

   – Вот и я думаю, что вряд ли. Хорошо она твоего папку за жабры взяла…

   Аня снова смутилась. Разговор был ей явно неприятен.

   – Что тут у вас интересного можно посмотреть? – сжалился над ней родственник.

   – Центр. Площадь. Потом еще – парк. Там ледяные фигуры. Можем в музей местный…

   – Не нужен нам музей, – оборвал ее мужчина. – Там – пыльные чучела и по всем стенам лапти развешаны. Знаю я эти ваши музеи. Ни уму ни сердцу.

   – И еще Виталий Степанович приедет, – вдруг сказала Аня. – Из Москвы.

   – Это какой Виталий Степанович?

   – Врач, который Романа лечил.

   – Романа-наркомана, – едва ли не песней пропел жестокосердный Анин родственник.

   И в следующую секунду их автомобиль с хрустом сминаемого бампера въехал в так некстати резко затормозивший прямо перед ними дряхлый «Москвич».


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Москвич»… 2140… Номерной знак «Н 573 КР»… Цветбежевый… Заднее правое крылоперекрашено… Четверо… Мужчины. По 2225 лет…Стоп! Крыло – перекрашено?!! Подставили?! Бригадой работают? Вышли из машины все одновременно… В рукахничего… А у насиногородние номера… Да, специально подставили своюрухлядь! Трое заходят со стороны водителя… Там будет прессинг… Одинздесь… Этотдляподстраховки… Ничего, нормально… Город маленький, люди бедные… Много не потребуют…»


   – У вас есть деньги? – резко обратился Анатолий к водителю.

   – Что?

   – Да не волнуйтесь вы…Все нормально. Деньги есть у вас? Дайте им сколько просят, и пускай едут.

   – Они же специально! Специально подставили машину! Вы разве не видите?! Ничего я им не дам! Это же рэкет! Да я на них милицию!..


   «Так! Открыли дверцу со стороны водителя… Только с ним будут разбираться? Только с водителем… Надо отдать деньги… Закончить этот балаган и увозить Риту…»


   – Ну ты чего, мужик, какая милиция? Ты нам машину разбил! Посмотри, как задницу раскурочил! Ты че, платить не хочешь?

   – А это что за девки? Базя, гля, девки какие!


   «Ага… Тянет ручку задней двери… ТамРита… Пора… Предохранитель… Из кобуры… Дверцуногой…»


   – Ложись! Поубиваю! – заорал Анатолий.


   «Замешкались… Выстрел в воздух… Теперь стволв лоб ближайшему… Упал с перепугу…И все остальные – сразу же, как по команде…»


   – Лежать! Не шевелиться! Стреляю без предупреждения! Ноги шире! Шире, я сказал! Руки – за голову!


   «Дверца… Ох и рухлядь… Отвалится скоро… Ключв замке зажигания… Ключ – в бензобак… Бросить в бензобак… У «Москвича»горловина бака – за номерным знаком… Крышка горловины… Открыто… Ключв бензобак…Не скоро они теперь отсюда уедут… Если только провода напрямую… Но мы уже будем далеко…»


   – Считать до ста, пацаны! Потом можно подняться!


   «Так! В машину… Ритабледна, но все нормально… Пистолет пока в руке… Предохранитель…»


   – Поехали! И чем быстрее, тем лучше!

   – Куда? – Водитель весь бледный.

   – Домой! Теперь только домой!


* * *

   Богданов пришел сразу, едва только прослышал о случившемся. Вошел в комнату к Китайго-родцеву, сказал со смешком:

   – Ну, рассказывай, как ты наших рэкетиров недоделанных уму-разуму учил.

   – Шалят на дорогах, да?

   – Шалят, – засмеялся Андрей Ильич. Словечко это ему явно понравилось. – Это у вас там, в Москве, мол, кровь настоящая и звериная же стокость, а у нас тут – так, шалости одни, все по-детски… Вот и рэкетиры у нас какие-то недоделанные… Дурью маются, понимаешь. Как увидят на дороге машину с чужими номерами, так тут лее под нее свою подставляют, чтобы деньги на ремонт стребовать. Ремонтйруют-то потом сами, а деньги пропивают. Такой вот нехитрый бизнес.

   – Я там стрелял, – напомнил Анатолий. – Теперь мне положено об инциденте в органы сообщить.

   – Я позвоню им, – махнул рукой Богданов. – Ты не волнуйся. И вообще не надо шума. Ну было, ну случилось. Пацаны те тихо будут сидеть. Так что можешь забыть про эту историю. Нам все это ни к чему. У нас тут – тихо. У нас – без стрельбы.

   – А я вот о чем спросить хотел, – вспомнилось кстати Китайгородцеву. – Что тут у вас за история была в прошлом году?

   – Что у нас за история была в прошлом году? – переспросил Андрей Ильич, а у самого веселье стремительно таяло во взгляде.

   – Охранник погиб.

   – Когда?

   – В прошлом году, – терпеливо напомнил Анатолий.

   – Та-а-ак, – протянул Богданов. – И кто нее это тебе рассказал?

   – Ну какая разница?

   Андрей Ильич ответил ему красноречивым хмурым взглядом.

   – Тебе-то это зачем? – спросил он после паузы.

   – Интересно.

   – Погиб – и погиб.

   – Мне сказали, что здесь, на территории.

   – На территории.

   – При каких обстоятельствах?

   – Ты что – следователь?

   – При каких обстоятельствах? – повторил Анатолий.

   – Застрелили его.

   – Кто?

   – Если бы я знал!

   – Застрелили днем? Ночью?

   – Ночью.

   – В ту ночь Тапаев был в своем особняке?

   – Да.

   – Могло быть так, что убийца шел к Тапаеву, но случайно наткнулся на охранника?

   – Откуда я знаю?! – сказал с нескрываемой досадой Богданов. – Откуда я знаю, если убийцу не нашли?!

   Хамза в Москве показывал Китайгородцеву справку о здешней криминогенной обстановке. За весь прошлый год в этих краях совершено лишь четыре убийства. Три – раскрыты. Одно – нет. Вот оно как раз – нераскрытое. Тапаевский охранник.


* * *

   Анатолий скучал в одиночестве, как вдруг дверь открылась нараспашку – на пороге стояли Рита с Аней. Аня смущалась, а Рита была смешлива и в руке держала коробку. Торт? Ему?

   – В знак благодарности, – сообщила Рита, – за чудесное избавление от злодеев. Вы же – наш благородный спаситель. Теперь вот мы пришли знакомиться.

   «Будет представлять подружке своего телохранителя, – подумал Анатолий. – Сама Аня, возможно, и придумала это чаепитие с тортом. У ее отца тоже есть охранники, но они – из местных, их Аня знает едва ли не с самого детства, прожила с ними бок о бок много лет, еще и в школу вместе ходили, быть может… А тут настоящий телохранитель, безмолвная тень Риты! Когда понадобилось, в одну секунду четверых местных крутых пацанов уложил на снег…»

   – Чай у тебя есть? – спросила у Китайгородцева Рита. – Кипяток – на первом этаже.

   «В присутствии подружки бестрепетно перешла на «ты». Окончательно освоилась с ролью хозяйки?» – но Анатолию было не привыкать. Клиентов он перевидел множество. Экземпляры попадались самые разные. Рита – это еще очень даже ничего. Немного избалована папиными деньгами… А в целом, кажется, неплохая девчонка. Не выросла еще, не сформировалась. И даже в ее стремлении повелевать угадывается что-то детское. Как в Игрушки играет.

   Он принес кипяток. Закрытая коробка с тортом покоилась на столе. Девчонки сидели на диванчике, терпеливо ожидая, пока Анатолий все устроит наилучшим образом. И это Китайгородцеву тоже было знакомо. Что-то происходит с людьми очень скоро после того, как у них появляются первые по-настоящему большие деньги, а с теми деньгами – возможность пользоваться услугами личных водителей, домработниц, официантов и продавцов из дорогих бутиков. Как будто люди утрачивают некоторые элементарные навыки, которыми они владели прежде, и теперь уже не могут самостоятельно распахнуть дверцу автомобиля, поджарить для себя утром яичницу, своей рукой зажечь свечи на праздничном столе или повесить аккуратно на плечики пиджак, который только что примеряли в магазине. Люди охотно перекладывают на других эти мелкие заботы, отстраняясь тем самым, возводя невидимую преграду между собой и всеми остальными.

   Только когда чай был заварен и разлит по чашкам, а торт порезан на куски, девчонки подсели к столу.

   – Вы сегодня – герой дня, – сказала Аня. – А я испугалась, если честно, когда эти неприятности начались.

   – Ну что ты? – закатила глаза Рита. – С нами же был телохранитель!

   Ерничала и подзуживала Китайгородцева.

   – Только я одного не пойму, – призналась Рита. – Ты пригрелся там в машине, что ли? Не сразу проснулся? Почему сразу не вышел?

   – Для чего?

   – Чтобы нас защитить.

   – Моя защита не требовалась,

   – Как это не требовалась? – возмутилась Рита. – Бедного водителя так запугали…

   – Лично вам защита не требовалась.

   Повисла пауза. Девчонки переглянулись.

   – Ну хорошо, допустим, – недоверчиво протянула Рита. – Ты охранял меня. Да?

   – Да.

   – А на водителя тебе, получается, было наплевать?

   – Я бы вступился за него, если бы началось что-то серьезное. Но только – если серьезное. У меня есть охраняемое лицо, и меня более всего волнует ваша личная безопасность, а не безопасность тех, кто волею случая временно оказался рядом с вами. Пока вы лично не втянуты в конфликт, я тоже в этом не участвую. Моя задача – не пистолетом всех вокруг пугать, а не допустить того, чтобы вы пострадали.

   – Циничная философия, – оценила Рита. – Ты не находишь?

   Вопрос был обращен к подруге.

   – Все логично, – пожала плечами та.

   Признавала правоту Китайгородцева, хотя в глубине души, наверное, хотела, чтобы он и ее защищал тоже. Анатолий испытал некоторую неловкость и сказал, будто извиняясь:

   – Наверное, да, это – цинично. Но эмоции тут противопоказаны. У нас несколько лет назад был такой случай. Наш охранник сопровождал клиента в его загородный дом. На шоссе они увидели аварию: автомобиль, перевернутая детская коляска, обезумевшая молодая женщина мечется по шоссе. Дорожная авария по пути следования охраняемого лица – это самый расхожий пример из наших учебников. Останавливаться нельзя, даже если тебе показалось, что лежащая на дороге сбитая женщина – твоя родная мать. Типичная ловушка. Но тут – коляска, женщина в шоке, водитель другой машины стоит над сбитой им коляской на коленях… Клиент приказал остановиться. В результате его расстреляли в упор.


* * *

   Через некоторое время Аня вызвала охранника, ' и тот принес бутылку вина. Ей тут явно нравилось, и Китайгородцев подозревал, что сегодняшнее чаепитие завершится очень не скоро.

   – А пистолет у вас настоящий? – спросила Аня.

   – Да.

   – Можно посмотреть?

   Анатолий никогда никому постороннему не давал в руки свое оружие. Но не хотелось разрушать хрупкую атмосферу беззаботности, витавшую над их столом. Извлек пистолет из кобуры, вытащил обойму с патронами, протянул пистолет Ане – но оружие вдруг перехватила Рита. По-киношному ухватилась за рукоять пистолета обеими руками, прицелилась в угол комнаты, где стояла никогда, похоже, не видевшая цветов ваза, и «выстрелила»:

   – Бах!

   – У моего папы тоже есть пистолет, – сказала Аня.

   – Газовый?

   – Почему газовый? Настоящий.

   – Зачем ему настоящий? – удивилась Рита.

   Китайгородцев тоже хотел бы знать ответ на тот вопрос.

   – На всякий случай.

   – Боится, да? Богатые тоже плачут? – хихикнула Рита, у которой, похоже, было слишком хорошее настроение для того, чтобы о чем-то говорить серьезно. – Спит небось с ним в обнимку?

   – Почти, – не приняла шутки Аня. – Он все время носит его с собой.

   – Ему угрожает опасность? – с показным равнодушием в голосе осведомился Анатолий.

   – Он не говорит.

   – А сами вы как думаете?

   – Все возможно.

   – У вашего папы есть враги, Аня?

   – Мы никогда не говорим с ним на такие темы.

   – И вы никогда не слышали про угрозы в его адрес?

   – Нет, никогда. Но жизнь сейчас неспокойная. И он тревожится, я чувствую.

   – Он прячется ото всех, – произнесла Рита, и в ее голосе Китайгородцев что-то уловил. То ли насмешку, то ли осуждение.

   – Он занят работой, – вступилась за отца Аня.

   – Да, но за два дня, что я здесь, он ни разу к нам не вышел. Я даже не знаю, как он выглядит.

   – Он действительно очень занят, – сказала Аня. Кажется, она испытывала неловкость за своего отца, хотя его и защищала.

   Анатолий спрятал пистолет в кобуру.

   – Они заняты! – всплеснула руками Рита. – Они все очень заняты!

   Похоже, осуждала не только Аниного отца, но и своего собственного… Да, их родители могли обеспечить своим детям все что угодно, за исключением разве что личного общения. Они покупали дочерям билеты на заграничный лыжный курорт, полностью их экипировали, снабжали деньгами и еще совали при прощании в карман пластиковые кредитные карты – так, на всякий случай, чтоб дочурки ни в чем себе не отказывали… И там, на курорте, эти «два одиночества» встречались, и им было, действительно, так одиноко в этой жизни, что даже по возвращении домой они мечтали о скорой встрече – и встречались, хотя для этого надо было долго трястись в поезде.

   – Пусть еще принесут вина, – попросила Рита.

   Аня не возражала. Через пару минут все тот же охранник принес бутылку, поставил ее на стол – и удалился.

   – А помнишь, как мы на курорте пили грог? – спросила у подружки Рита.

   – Да. В первый же вечер.

   – Я тогда накаталась… «Накаталась», ха-ха… Нападалась! Впервые на лыжи встала. Там инструктор был еще такой… Бестолковый… Вечером пришла в бар. Скучища! Я – одна… Никогда больше не буду ездить за границу одна! Хорошо, что ты в баре оказалась в тот вечер…

   – Да, когда ты ко мне подошла…

   – А помнишь того очкарика-немца, который к нам подсел?

   Обе засмеялись, одновременно вспомнив.

   – Он нас грог учил пить, – смеясь, пояснила Китайгородцеву Рита. – А мы его – русскую водку. Ну, и как ты думаешь, кто из нас троих в конце концов якобы по старинному русскому обычаю лезгинку танцевал?

   – Немец, – сказал прозорливый Анатолий.

   Раздался общий смех.

   – Ага, но он лезгинку на столе танцевал, – добавила Рита. – Бармен, видя это, вообще был в предобморочном состоянии.


* * *

   Уже за полночь, когда Аня засобиралась к себе, пошел снег. Крупные хлопья сыпались с неба в полной тишине. Единственный фонарь у входа освещал разбитую накануне машину Аниного родственника. Снег уже присыпал место повреждения, и смотрелась машина очень даже ничего.

   – Как нелепо все получилось, – вздохнула Аня, печалясь о случившемся происшествии. – Завтра Андрей Ильич обещал все исправить.

   – Он разбирается в машинах? – заинтересовался Анатолий.

   – В машинах разбирается автомеханик. У нас тут гараж, – махнула рукой куда-то за деревья. – Андрей Ильич сказал, что за день все поправят.

   Неширокая дорожка, ведущая к хозяйскому особняку, была очищена от снега, – но завтра тому, кто счищает снег, придется снова тут поработать.

   – Где тут у вас охрана? – спросил у Ани Китайгородцев. – Богданов просил меня не под ходить к дому слишком близко.

   – Здесь никого нет. Только в доме.

   Они действительно дожгли до порога, никого не встретив.

   – Спокойной ночи, – сказала Аня.

   – Спокойной ночи.

   Девочки расцеловались, и Аня ушла.

   – Я тоже не люблю своего отца, – сказала неожиданно Рита.

   Анатолий промолчал.

   – Вот тебе он заплатил деньги. Ну, не тебе лично, ладно, твоей фирме, этому, как его… Как твоя фирма называется?

   – «Барбакан».

   – Что за слово такое мудреное?

   – Мой шеф долго работал в Польше. У поляков барбакан – это такое укрепление, прикрывающее вход в крепостные ворота. Что-то вроде башни.

   – Вот, мой отец заплатил деньги и нанял тебя. И точно так же он и меня нанимает. Тебя – как телохранителя, меня – как дочь.

   – Я не понял, – признался Китайгородцев.

   – Что тут непонятного? Он оплачивает все мои капризы, а я за это должна быть пай-девочкой, хорошей дочерью. Он мою любовь хочет купить за деньги.

   – Но не получается?

   – А ты мог бы к кому-то хорошо относиться за деньги?

   – Я не знаю.

   – А я знаю, – отрезала Рита.

   «Ночь, тишина, падает призрачный снег… Выпито вино, и так саму себя жалко – прямо до слез», – Китайгородцев уловил состояние души своей спутницы и молчал, зная, что ничем он ей помочь не сможет. Да и не нужна ей ничья помощь. Бывают моменты, когда человек чувствует себя одиноким, даже если вокруг него множество людей, готовых ему помочь.


* * *

   Утром, пока Рита спала, телохранитель решил прогуляться. Вышел из дома. Все вокруг было завалено снегом: деревья, дорожки, разбитый накануне автомобиль… Анин родственник как раз освобождал свое авто от снега.

   – Полюбуйтесь, – сказал он хмуро, – что эти подонки натворили!

   Повреждения были незначительны, но хозяйское сердце явно обливалось кровью.

   – Это поправимо, – ободряюще произнес Китайгородцев.

   – Я сейчас в гараж. Не хотите со мною прокатиться?

   – Это далеко?

   – Сразу за главным домом.

   – С удовольствием.

   Сели, поехали.

   – А я думал, что вы – из тапаевской охраны, – вдруг сказал Анин родственник.

   И это так прозвучало, будто он раньше об Анатолии плохо думал, а теперь вот глаза у него раскрылись, – и он даже готов извинения принести… Уловив такие интонации, Китайгородцев немало удивился сделанному им открытию.

   – И – что? – спросил он осторожно.

   – Ну, решил, что вы – его человек.

   – Это не очень хорошо, по-вашему?

   – Не люблю я его просто.

   – Кого?

   – Родственничка своего.

   – За что? – Анатолий попытался смехом все обратить в шутку.

   – Сволочь потому что, – мрачно произнес его собеседник.

   «А он действительно держится как-то особняком, этот мужик, – подумал Китайгородцев. – Все время торчит в гостевом доме. К Тапаеву и не рвется. Или Тапаев его сам видеть не хочет»?

   – Он на деньгах сидит, – продолжил мужчина. – Р1 в конце концов этими своими деньгами подавится. Вот вы из Москвы, я слышал?

   – Из Москвы.

   – Там у вас, может быть, так и положено, чтоб забор в три метра, собаки злющие и проволока под током…

   Кивнул на забор, мимо которого они как раз сейчас и ехали.

   – Это сигнализация, – поправил собеседника Китайгородцев.

   – Вот именно, что сигнализация! – совсем озлобился водитель. – Крепость соорудил! Трясется? Родственников принимает только по списку!

   «Значит, это сам Тапаев его видеть не желает», – решил Анатолий.

   – А тут такого не любят. Все равно ему тут не жить. Среда не принимает. Так что он только думает, что ненадолго уедет…

   – Тапаев собрался уезжать?

   – Ну!

   – Куда?

   – За границу! – недобро засмеялся мужчина. – Для поправки, наверное, здоровья!

   – А когда?

   – Сразу после юбилея. Водочки попьет, чемоданы соберет, и – ноги уносить. Вот любовницу свою еще прихватит… Вы его любовницу знаете?

   – Нет.

   – Скоро должна приехать. Она единственная этого дурака не боится и делает с ним что хочет. Сына отцу не показывать пятнадцать лет – это круто? Круто! – произнес торжествующе-зло.

   – Какого сына?

   – Тапаевского сына. У него ведь еще один сын есть. От любовницы этой. А вы разве не в курсе?


* * *

   Автомеханик, работавший в гараже Тапаева, оказался неулыбчивым щуплым парнем, больше похожим на подростка. Несмотря на ранний час, он уже был облачен в спецовку, а его руки – перепачканы машинным маслом.

   – Вот что они тут натворили, – сообщил ему тапаевский родственник. – Полюбуйтесь! И еще деньги хотели стребовать!

   Его причитания не произвели на механика ни малейшего впечатления. Парнишка вытер руки ветошью, осмотрел пострадавший автомобиль – и все так же молча скрылся в недрах огромного гаража, в котором стояли три легковые машины. Четвертую выкатили наружу сегодня утром, на свежем снегу остались следы. Тапаевская машина. «Пятисотый» «мерседес». Стоит сверкает, чуть припорошена пылью… В районе замка дверцы водителя лакированная поверхность обезображена царапинами. Китайгородцев подошел ближе, всмотрелся, задумался.

   – Мне бы такую машину, – сказал тапаевский родственник у него за спиной.

   – Дорого обслуживать, – буркнул Анатолий.

   – А вот ему денег не жалко, – наверное, имел в виду Тапаева.

   Автомеханик вернулся не один, а с Богдановым. Начальник тапаевской охраны держал в руке распахнутый блокнотик.

   – Бампер, в общем, нужен новый, – перечислял механик, а Андрей Ильич с деловым видом записывал. – Стекло фары. Сама фара не нужна, эта цела. Решетка радиатора…

   – Радиатор цел? – спросил Богданов.

   – Цел. Ну и красочки немного. Я по первой задую, будет как новая.

   – Хорошо, – кивнул Андрей Ильич. – Сейчас я кого-нибудь отправлю, и через час у тебя все для работы будет, – развернулся и скрылся в гараже. Похоже, что через гараж можно пройти в дом.

   Китайгородцев, привлекая внимание автомеханика, постучал по дверце «мерседеса».

   – Кто это машину изуродовал?

   – Царапины имеете в виду? Пацанва. Водитель машину в городе оставил без присмотра, возвращается – а тут эта беда.

   – Значит, он сам не видел, что точно – пацанва?

   – Не видел.

   Анатолий распрямился, спросил, глядя мимо автомеханика на ослепительно белый, свежий снег и от этой белизны некрасиво щурясь.

   – Недавно было, да?

   – Месяца три назад.

   «Ну, конечно, кто бы сомневался…»


* * *

   Китайгородцев беспрепятственно прошел через гараж, действительно нашел дверь, ведущую в дом, и, переступив порог, оказался на территории, на которой его пребывание запрещалось, – и, по логике, должно было бы тотчас же пресечено тапаевской охраной. Но никто его не остановил… Он прошел по коридору первого этажа, бесшумно ступая по мягкому покрытию, и очень скоро оказался в обширной гостиной. Здесь ничто не указывало на присутствие людей. Идеальная чистота; ни один из предметов не хранит следов небрежного с ним обращения; во всем – музейная выверенность и навевающая скуку гармония.

   «А что это?! – замер Анатолий. – Шаги наверху? Кто-то прошел, – и снова тихо… Будто и нет никого?»

   Китайгородцев вернулся в коридор. Вдруг открылась одна из многочисленных дверей – и появился Богданов. Увидел Анатолия и в первый миг замер на месте от неожиданности.

   – Эт-т-то ш-ш-то?! – выдохнул протяжно. – Я ж тебе говорил!

   Анатолий втолкнул его в комнату, из которой Андрей Ильич только что вышел, и прикрыл за собой дверь. Здесь не было никого, кроме них.

   – Я тебя спрашивал об обстановке вокруг твоего хозяина, – сказал Китайгородцев, зло щурясь, как несколько минут назад он щурился на улице, где расспрашивал мальчишку-механика о странных царапинах на автомобильной дверце. – Я же не из любопытства спрашивал, я дело делал! У меня – девчонка, за которую я башкой отвечаю, а ты меня успокоительным кормишь!

   – Ну, ты, полегче! – огрызнулся растерянный Богданов, который не мог понять, в чем кроется причина внезапной вспышки агрессивности у его собеседника.

   – Я не буду «полегче»! Ты хоть понимаешь, что твой хозяин под ручку с костлявой старухой ходит?

   – С к-какой старухой?

   – С той, что с косой! Ты понимаешь, что он кому-то дорогу перешел? Что его элементарно грохнуть хотят? Охранника у тебя застрелили – тебя это ни на какие тревожные мысли не натолкнуло? Или покореженный замок тапаевского «мерса» – это пацаны побаловались, да? А то, что мину хотели в машину заложить, да что-то у них не получилось, спугнули их – такой вариант ты не рассматривал?

   – Я поболее тебя знаю!

   – Что ты знаешь?! – Китайгородцева душила злоба.

   – Чего же ты хотел? – огрызнулся Богданов. – Тапаев таким заводом владеет! Многие миллионы годового оборота – и чтобы у него этакое добро никто отнять не захотел? Конечно, будут враги. У всех есть враги. И у тебя вот то же – наверняка есть, и у меня. И что? Да, его пасут, но и мы тут не лыком шиты.

   – Кто пасет – знаешь?

   – Пофамильно – нет, конечно. Но врагиесть.

   – И давно ты знаешь, что они есть?

   – Больше года как. Мне, между прочим, его убить предлагали.

   – Кто? – опешил от таких подробностей Анатолий.

   – Так, вышли на меня, – ответил Андрей Ильич неопределенно. – Обрабатывали какое-то время. А потом уже напрямую предложили хозяина убить за деньги. Я Тапаеву доложил.

   – Как же они не побоялись начальнику охраны такое предлагать?

   – А я еще не был тогда начальником. Просто – рядовой охранник. Уже после того случая Тапаев меня отблагодарил…

   – Понятно, – кивнул Анатолий. – Ты мне скажи – машину дашь?

   – Зачем?

   – До станции доехать

   – Куда это ты собрался?

   – Уезжаем мы. Немедленно! Эвакуация клиента из опасной зоны – тебе такое действие охраны знакомо?


* * *

   Китайгородцев быстрым шагом преодолел расстояние до гостевого дома. У входа в дом стоял не виденный никогда прежде Анатолием вальяжный господин: в дорогом пальто, без головного убора… редкие волосы аккуратно уложены, очки – в золотой оправе. Не местная птица. Из Москвы? Тогда это – Виталий Степанович? К Роману-наркоману гость приехал.

   Разминулись, даже не кивнув друг другу. Телохранитель стремительно взбежал на второй этаж. Вошел в свою комнату – и уже через нее прошел к Рите. Та еще нежилась в постели и встрепенулась, когда он вошел. Не ожидала – без стука, не предупредив… Он никогда не позволял себе ничего подобного!

   – Извините, – сказал Анатолий и отвернулся к окну, чтобы не смущать свою подопечную.

   – Что случилось? – У нее был встревоженный голос.

   – Мы уезжаем, – объявил Китайгородцев.

   – Почему?

   – Потому что мы не можем здесь оставаться.

   – Да что случилось?!

   – В целях безопасности! Так надо.

   У него за спиной раздался вздох. Едва ли не вздох облегчения. Думала, мол, что произошло что-то ужасное, а тут – всего-навсего какая-то безопасность. Фи!

   – Я никуда не поеду! Послушайте! – Анатолий резко обернулся, и осекся. Рита сидела на кровати, спустив ноги на ворсистый ковер: пестрая пижама, из воротничка которой торчит тоненькая девичья шея; розовые, наверное, теплые со сна, ступни; буйство анархии в прическе. Никогда прежде она не смотрелась таким ребенком. Карапуз еще только-только проснулся, а взрослые уже его теребят, торопят одеваться – а зачем? Ведь так комфортно в теплой постели! Китайгородцев снова отвернулся к окну.

   – Рита! – помолчав, продолжил он. – Это даже не может обсуждаться! Через пятнадцать минут Богданов подаст машину, мы грузим вещи и уезжаем. Ваш отец заключил с нами договор на охрану. И я сделаю все, чтобы вы были в безопасности.

   – Вот и делай! – сказала Рита капризно.

   «Ну точно – ребенок!» – Он чертыхнулся, настаивая.

   – Я увезу вас отсюда во что бы то ни стало!

   – Попробуй!

   Он не выдержал и снова обернулся. Рита все так же сидела на кровати, глаза смотрели почти сердито.

   – Хорошо, – сказал Китайгородцев. – Я свяжусь с вашим отцом, объясню ему обстановку…

   – Идите вы оба к черту – и ты, и он! – с неожиданной яростью бросила Рита.

   «Для нее сейчас и отец, и я – равны. А отца она не очень-то любит…» – не успел Анатолий додумать эту мысль до конца, как вдруг дверь комнаты открылась, вошел хмурый Богданов и произнес:

   – Толик! Тебя хозяин к себе кличет! Срочно!

   «Доложил уже, старый хрыч, о том, что гости разбегаются?» – Китайгородцев вздохнул.

   – Собирайтесь! – сказал он Рите, прежде чем вышел из комнаты. – Я вернусь, и мы уедем!

   Вышел – и не увидел, как вслед ему Рита послала непристойный жест.


* * *

   Направляясь к хозяйскому дому, Богданов шел впереди, постоянно поворачивался вполоборота к Китайгородцеву и говорил отрывисто, с хмурым выражением лица:

   – Ты там не очень-то… Без всех этих твоих штучек… Поменьше рот открывай, в общем… Мы тут делаем что можем…

   Он заметно нервничал.

   У входа в дом прохаживался охранник. Еще одного Анатолий обнаружил в той самой гостиной, где он побывал десять минут назад. Тогда никакого охранника здесь не было. Китайгородцев горько усмехнулся в душе.

   Андрей Ильич остановился у лестницы, ведущей наверх.

   – Да, и вот еще что, – пробормотал он озабоченно, потирая лоб. – Оружие сдай.

   И протянул руку.

   Анатолий не шелохнулся.

   Пауза длилась несколько долгих секунд.

   – Оружие не сдам, – решительно сказал телохранитель. – И вообще, я к твоему хозяину в гости не напрашивался.

   Получалось, что если они не хотят – так и не надо, Китайгородцев развернется и уйдет. Поняв это, Богданов вздохнул, сказал, помрачнев еще больше:

   – Ладно, пошли.

   Они поднялись на второй этаж. Андрей Ильич – впереди, Анатолий – за ним. Недлинный коридор вывел их в комнату, где скучал еще один охранник. Прошли мимо, тот проводил их нелюбопытным взглядом. А следующая комната оказалась кабинетом хозяина дома. Массивный стол, компьютер, небольшой книжный шкаф, слепящий золотом корешков, коллекция холодного оружия на стенах, шторы с кистями, современное ковровое покрытие на полу – все очень дорого, но вряд ли сочетаемо.

   Тапаев стоял у аквариума с рыбками, держа в руке рюмку недопитого коньяку. «Невысок, – разглядывал его Анатолий, – лоб с залысинами, волосы зачесаны назад, ворот дорогой шелковой рубашки распахнут, светло-серый пиджак с отливом – так когда-то одевались подпольные предприниматели-«цеховики». Это их мода – стиль одежды, вычурный и расслабленно-неофициальный одновременно… А взгляд у богача замечательный. Ничего не прочитаешь. Смотрит как спит. Ноль эмоций!»

   – Здравствуйте, – произнес Китайгородцев. Хозяин дома только кивнул в ответ. Отпил коньяку из рюмки.

   – Ты иди, – легкое движение руки.

   Богданов исчез за дверью.

   – Рад познакомиться, – сказал Тапаев. – Тем более что уже наслышан. Дочь рассказывала про случай на дороге… Давно вы в телохранителях?

   – Шесть лет.

   – Давно, – бесстрастным голосом произнес Тапаев. – Шесть лет – это опыт. Да?

   – Да.

   Хозяин дома посмотрел на рыбок. Они поднимались к поверхности воды и торопливо поглощали плавающий там корм. Наверное, он сам только что подсыпал. – Мне Богданов сказал, что вы вдруг срочно засобирались отбыть восвояси, – произнес бизнесмен, задумчиво глядя на рыбок.

   – Да.

   – В чем причина?

   «Юлить не надо», – понял Китайгородцев.

   – Оперативная обстановка.

   – Опасно, да? – осведомился Тапаев.

   – Да.

   – А вы привыкли в спокойной обстановке работать?

   Поддел. Анатолий даже не ответил. У него – свои задачи. И к чему все подробно объяснять?

   Хозяин дома отвлекся от своих рыбок, посмотрел на гостя:

   – Что же вы такого увидели, что привело вас в беспокойное состояние?

   Вот сейчас, впервые, Китайгородцев уловил в интонациях собеседника настоящий интерес. Как будто бизнесмен хотел услышать от Анатолия, что же такое тому бросилось в глаза, что насторожило? Ведь про опасность здесь никто не говорил, все помалкивали, делая вид, что ничего особенного не происходит… Но вот появляется пришлый человек, телохранитель со стороны, а у него – подготовка, опыт и поражающая людей несведущих способность в несколько мгновений ликвидировать возникшую вдруг опасность, что он и продемонстрировал как раз накануне… И вот этот парень увидел в окружающей обстановке нечто такое, что подвигло его к спешному и безусловному отъезду.

   – Что же вы увидели? – повторил свой вопрос Тапаев, поскольку Китайгородцев замешкался с ответом.

   – Вас разрабатывают, – сказал Анатолий. – У меня нет полной информации, о многом я могу только догадываться, но вам угрожает опасность, это бесспорно.

   – У человека моего уровня действительно могут порой возникнуть проблемы, – пожал плечами бизнесмен и поставил рюмку с недопитым коньяком на стол. – Но ведь все решаемо. У меня есть охрана…

   – Охрана не справляется со своими обязанностями, – резал гость, нимало не заботясь о том, что может кого-то подвести столь нелицеприятным отзывом. А что? Халатность повара обернется всего лишь подгоревшей кашей. Халатность охраны имеет конечным итогом чью-то кровь…

   – Вы так считаете? – бесстрастно осведомился Тапаев.

   Но за этой внешней бесстрастностью угадывалось настороженное любопытство.

   – Охраны не видно вовсе, – объяснил Анатолий. – А когда охранники появляются в поле моего зрения, они выполняют какие угодно функции, но только не свою непосредственную работу. Приносят вино, приносят ужин. Начальник охраны, как какой-нибудь завхоз, лично записывает в блокнотик, что из железа нужно закупить для разбитого автомобиля гостя… Будто у него нет других забот! А тем временем остается поврежденной внешняя сигнализация, я видел это сегодня своими глазами! На охраняемой территории нет практически никакого освещения, темнота ночью – хоть глаз выколи. Доступ к дому – свободный. Доступ в дом – свободный. Я сегодня через гараж вошел в дом, прошел до гостиной, и никто меня не остановил…

   – Но вы же – не враг? Вы – наш гость. По этому охрана…

   – Ваша охрана меня знает три неполных дня! Они не проверяли, кто я такой и откуда вообще здесь взялся, но зато они были в курсе, что я вооружен, – и тем не менее я спокойно прошел в дом. Начальник вашей охраны три минуты назад, когда мы сюда шли, попытался на время забрать у меня мой пистолет. Я отказался сдать оружие, и он даже не стал настаивать! Сейчас я стою перед вами, у меня в кобуре – пистолет, и там – целых двенадцать патронов. Между нами – расстояние в три метра, а я – мастер спорта по стрельбе… И вы хотите сказать, что вас охраняют профессионально и потому с вами никогда не может случиться ничего плохого?

   Напор Китайгородцева был таков, что у бесстрастного до поры до времени Тапаева даже вытянулось лицо.

   – По последней моде ворота сделали с дистанционным управлением? – продолжал

   Анатолий. – Охранник сидит в теплой комнате, в двухстах метрах от ворот, и открывает их нажатием кнопки, глядя на монитор? А он видит на мониторе, кто там, в машине, сидит? Машина своя, знакомая, из вашего гаража? А если метров за пятьсот от ворот вашего водителя из машины выбросили, и теперь в машине – чужие?

   Бизнесмен выглядел обескураженным.

   – Извините, – развел руками Китайгородцев. – Мне, наверное, следовало бы выбирать более дипломатичные выражения.

   – Да уж, – пробормотал Тапаев.

   Вряд ли гость нагнал на него такого уж страху. Просто очень неприятно бывает узнать о том, что ты-то думал – обладаешь настоящей вещью, а оказалось – так, пустяк, фитюлька, тебе за рубль впарили то, что стоит три копейки… Обманули, в общем. И вот обман раскрылся: он думал, что его охраняют, а это – всего лишь видимость.

   – Я слышал, что вы уезжаете, – вдруг сказал Анатолий.

   Хозяин дома вскинул голову. Наверное, не думал, что о его планах известно всем вокруг.

   – Это правильное решение, – продолжил Китайгородцев. – А здесь за время вашего отсутствия можно – и нужно – наладить охрану. Настоящую охрану!

   – Хорошо. Вы бы взялись?

   – Нет.

   – Почему? – приподнял бровь бизнесмен.

   – У меня есть своя работа. В Москве. А здесь я – так, в командировке… – только сейчас Анатолий понял, почему хозяин особняка, прятавшийся ото всех и не принимающий даже кое-кого из своих родственников, решил встретиться с ним – телохранителем подружки своей дочери. Припекло, похоже, сидельца. Неважнецкие у него дела. Его проблемы. Ему и выпутываться.

   – Извините, – посмотрел на часы Анатолий. – Мне надо ехать. Вы не против, если я пойду?


* * *

   Машина уже стояла у гостевого дома. За рулем сидел хмурый Богданов. Лично.

   – Пять минут! – сказал ему Китайгородцев. – И едем!

   Поднялся наверх. Рита уже была одета в свитер и джинсы. Сидела с зеркальцем за столом, подводила губы. Даже не обернулась, когда Китайгородцев вошел, но по ее виду он догадался – ждет, что он ей скажет. Ничего говорить Анатолий не собирался – все уже сказано. Распахнул дверцы шкафа, взял в руки сумки.

   – Оставь! – скомандовала Рита.

   Так он ее и послушался… Снес сумки вниз, уложил в машину, снова поднялся в комнату. Девушка уже переставила стул к шкафу, села, закинув ногу на ногу, и не было никакой возможности забрать оставшиеся вещи.

   – Я никуда не поеду, – отрезала Рита. – Даже не надейся. Ты – всего лишь телохранитель! Работник. Слуга. И не можешь мной командовать.

   Она была очень сердита.

   – Иногда бывают ситуации, когда телохранитель берет ответственность на себя, – произнес Китайгородцев, пытаясь в своем голосе соединить несоединимое – мягкость и твердость. – Делает то, что в обычных условиях не позволил бы себе ни за что. Мой товарищ охранял одного человека. Богатого. Очень важного. Могущественного. И когда тому важному человеку однажды грозила опасность, мой товарищ сбил его с ног, а сам навалился сверху. Важному человеку лежать было очень неудобно, потому что, во-первых, мой товарищ весил почти сто килограммов, а во-вторых, он свалил клиента прямо в лужу. Тот попытался привстать – и тогда мой товарищ дал ему тумака…

   Рита, наверное, живо представила себе такую картину, потому что не сдержалась и прыснула – куда только ее сердитость подевалась? Ребенок ребенком.

   – Ты хочешь сказать, что не будешь со мной церемониться? – спросила она.

   Китайгородцев подумал, прежде чем ответить:

   – Нет, что вы. Я попробую вас уговорить.

   – И не надейся!

   – В таком случае я уеду один.

   – Ты шутишь! – неприятно удивилась Рита. Вышедший из повиновения и сбежавший слуга – кому такое может понравиться?

   – Нисколько, – разочаровал ее Анатолий. – Я спрашиваю вас в последний раз: вы едете?

   – Нет!

   Ответила твердо, но во взгляде у нее читались изумление и недоверчивость. До сих пор не могла поверить в то, что' он бросает ее на произвол судьбы… Хорош охранничек, нечего сказать!

   – Значит, я уезжаю.

   – Тебя уволят, – напомнила о грядущих неприятностях Рита.

   Она пыталась его удержать. Все-таки эта история дойдет до ее отца. Будет большой скандал. Она смотрелась сейчас нашкодившим ребенком. Натворила дел и теперь терзалась страхами – расскажут о ее проказах взрослым или же все сойдет ей с рук?

   – Это не ваша забота! – отрезал Китайгородцев.

   Девушка нервно покусывала губы. А он еще надеялся, что ее можно будет уговорить. Но напрасно надеялся.

   – Катись колбаской по Малой Спасской! – дерзко сказала Рита.

   – Как знаете, – буркнул Анатолий и развернулся к выходу. – Там, в машине, – ваши сумки. Забирайте.

   – Ты уносил, ты и принесешь.

   – И не подумаю.

   – Я тебе это припомню!

   – Трепещу в ожидании.

   Ей некуда было деваться, и она пошла за Китайгородцевым следом. Спустились к машине.

   – Сумки – в салоне, – сухо сообщил тело хранитель.

   Всем своим видом он демонстрировал Рите, что к ее вещам не притронется. Даже руки держал за спиной. Она его рук не видела, а вот сидевший в машине Богданов видел – и очень, если судить по выражению его лица, увиденному удивлялся. Но Рита на выражение богдановского лица внимания не обратила и нырнула в салон, чтобы забрать сумки. Тогда Анатолий наручниками, которые держал в руках, споро, в одно мгновение, пристегнул девушку к пластиковой рукоятке над дверью. – Мы уезжаем, – сказал он опешившей от такого коварства Рите. – Сейчас я принесу оставшиеся вещи.


* * *

   Когда Китайгородцев вернулся, Андрей Ильич стоял у машины, нервно потирая руки, и вообще выглядел обескураженным.

   – Послушай, – сказал он вполголоса. – Не надо бы так. Ну что ты ее насильничаешь?

   – Едем! – сказал как отрезал телохранитель.

   А Рита смотрелась разъяренной фурией. Когда Анатолий сел на переднее сиденье, она ударила его в спину и закричала:

   – Немедленно меня освободи!

   И – еще один удар.

   – Я сейчас вторую руку пристегну, – пообещал Китайгородцев таким тоном, что нельзя было не поверить – так и сделает, как говорит.

   – У тебя крыша поехала! – заскулила по чувствовавшая собственную беспомощность пленница. – Ты хоть понимаешь, что творишь? Насильственное лишение свободы! Ты же срок получишь! Я заявление напишу!

   Телохранитель молчал.

   – Я отцу пожалуюсь, он тебя сгноит! Все ваше агентство несчастное на уши поставит и заставит лезгинку танцевать!

   Андрей Ильич демонстративно вздохнул и выразительно посмотрел на Китайгородцева. Тот сделал вид, что богдановского взгляда не заметил.

   Выехали за ворота. Навстречу, по свежему снегу, который еще не успели как следует раскатать автомобили, мчалась на снегоходе Аня. Шарф ее развевался; глаза за темными очками нельзя было разглядеть, но на лице девушки сиял восторг. Рита рванулась, увидев подругу:

   – Остановите! Остановите!

   Свободной рукой замолотила по спине Богданова.

   – Не останавливаться! – процедил сквозь зубы Анатолий, глядя прямо перед собой. – Прибавь скорости.

   Аня увидела странную возню в автомобиле, который катился ей навстречу, – а когда они поравнялись, обнаружила в салоне машины подругу. Рита металась на заднем сиденье и кричала что-то. Слов было не разобрать. Пока Аня развернула снегоход на узкой дороге, автомобиль умчался далеко вперед и даже повернул на трассу. Когда Аня подъехала к перекрестку, по трассе как раз шла автоколонна. Девушка остановилась, теряя драгоценное время, а когда продолжила путь, преследуемый ею автомобиль уже скрылся из виду. Некоторое время Аня еще гнала свой снегоход по трассе, за каждым новым поворотом ожидая его увидеть, но он все никак не появлялся… И она в конце концов испугалась – то ли мистической недосягаемости страшного автомобиля, то ли сумасшедшей скорости, которую развил ее снегоход, – а поэтому совсем остановилась.

   В машине Рита еще некоторое время бесновалась, но в итоге утомилась и затихла. Китай-городцев подумал даже, что она плачет. Обернулся. Никаких слез. Сжалась в комок и смотрит озлобленным зверьком.

   – Простите, – сказал он ей.

   Впереди показались шлагбаум и охранники в черном.

   – Это ведь твои ребята! – обратился Анатолий к Богданову. – Сделай, чтоб без задержки, а?

   Подъехали. Андрей Ильич махнул рукой – поднимай шлагбаум, мол, но никто не спешил выполнить его указание. Один из охранников направился к машине. Богданов распахнул дверцу:

   – Что такое?

   – Тапаев хочет с вами поговорить, – ответил парень и протянул своему шефу переговорное устройство.

   – Слушаю, Генрих Эдуардович… Сквозь несильный треск донесся тапаевский голос:

   – Ты сейчас на шлагбауме?

   – Да, Генрих Эдуардович.

   – Москвичи с тобой?

   – Со мной, Генрих Эдуардович.

   – Дай-ка мне телохранителя этого…

   Андрей Ильич передал радиостанцию Китайгородцеву.

   – Я слушаю, – нахмурился тот.

   Тапаевский голос продолжил:

   – Я сейчас переключу вас на вашего шефа. Поговорите с ним.

   Раздался щелчок, и послышался голос Хамзы в переговорном устройстве:

   – Толик?

   – Да, Роман Александрович.

   – Что там у тебя?

   – Нормально. Возвращаемся. Три-ноль.

   – Понял тебя.

   «Три-ноль» в «Барбакане» означало, что подробный доверительный разговор в данный момент невозможен.

   – Ты мне перезвони, – попросил Хамза.

   – Через час.

   – Почему через час?

   – Мы стоим посреди заснеженного леса, до ближайшего телефонного аппарата – километров двадцать, у меня в руках – радиостанция, и нет никакой возможности набрать ваш телефонный номер…

   – Хорошо, я жду.

   До тапаевского поместья было километров двадцать, до железнодорожной станции – много больше.

   – Возвращаемся? – поинтересовался Богданов.

   – Вперед! – скомандовал Киткйгородцев. – Я позвоню с вокзала.

   Потом прикинул что-то в уме и покачал головой:

   – В Москве сейчас – раннее утро. Твой хозяин, получается, всех там на уши поставил. До нашего директора добрался. Из постели поднял, наверное…


* * *

   У здания железнодорожного вокзала Анатолий вышел из машины, сделав вид, что просто забыл снять с Риты наручники. Опасался, что не обнаружит ее, когда вернется.

   Не зная, где находится его шеф, позвонил ему на мобильный.

   – Да, слушаю, – отозвался Хамза. – Тьфу, черт… Это я не тебе, Толик. Я бреюсь, а эта чертова пена…

   Значит, он действительно еще дома.

   – Рассказывай, что там за обстановка.

   – Дрянная обстановка, – сообщил Китайгородцев. – Мы драпаем.

   – Неужели так плохо? – осмелился не поверить Хамза.

   – Наш олигарх, к которому мы приехали в гости, заперся в своем поместье, потому что у него – какие-то неприятности и он всерьез боится за свою жизнь. Охрана у него – ни к черту, и если сюда прибудет пара-тройка грамотных ребят, уже на следующий день вы увидите некролог в «Коммерсанте».

   – Угроза реальная?

   Ну если он даже с родственниками отказывается встречаться.

   – Угроза реальная? – повторил свой вопрос Хамза.

   – Вам все по пунктам перечислить?

   – Да.

   У Анатолия почему-то было такое чувство, будто шеф ему не верит. Он вздохнул и перечислил.

   – Одного его охранника пытались завербовать и предлагали убить шефа. Другого охран-. ника застрелили – и явно при попытке проникновения на режимную территорию. В замке хозяйского «мерса» кто-то копался, хотя и не смог замок вскрыть…

   – Надо же, – пробормотал Хамза. – А в раз говоре со мной он обо всем этом умолчал… Ты понимаешь, какое дело, Толик… Он позвонил мне сегодня, рассыпался в комплиментах, нахваливая тебя, а в твоем лице – все наше агентство, и предложил заключить договор.

   – На охранные услуги?

   – Да.

   – Отказываться наотрез! – жестко сказал Китайгородцев.

   – Подожди, Толик…

   – Отказываться! – проявил неуступчивость телохранитель.

   – Он же ничего особенного не просит! Всего несколько дней. У него на носу – юбилей, будет пьянка в узком кругу. Он хочет, чтобы мы обеспечили безопасность мероприятия. Гостей, как он сказал, будет немного. Ты займешься?

   – Он посулил большие деньги? – наконец обнаружил причину настойчивости шефа Анатолий.

   – Большие, Толик. И всего за несколько дней работы!

   Хамза почти увещевал. Такие в его голосе угадывались интонации.

   – Но здесь очень непростая обстановка…

   – Я понимаю, Толик. Но к нам и обращаются как раз тогда, когда обстановка непростая. Когда все хорошо, про нас забывают. Такая специфика работы, что поделаешь.

   – Здесь очень сложно! Невозможно просчитать степень опасности и невозможно понять, кто ударит и когда это произойдет. Бой с тенью. В таких случаях не надо охранять, изображая готовность умереть за клиента. Надо просто выводить его из опасной зоны. Олигарх хочет получить от нас помощь? Пришлите сюда пятерку наших ребят, мы обмозгуем маршрут – и вывезем этого Тапаева хоть в Москву, хоть в Вену, хоть в Сингапур…

   – Он не хочет в Сингапур, Толик! Он хочет водку пить в своем доме и чтобы при этом свинцом не подавиться. Он только за это деньги платит. И эти деньги мы у него возьмем.

   Похоже, что Тапаев действительно много пообещал…

   – Явные признаки готовящегося покушения есть? – спросил Хамза.

   – Пока не могу сказать определенно, – буркнул Китайгородцев.

   – Вот и не паникуй. Встреться с этим олигархом, пускай он тебе все, что знает, о своих врагах расскажет. Ты эту информацию пропусти через себя, наметь план – и сразу же мне звони с конкретными предложениями. Если дополнительные люди нужны или еще какая помощь – ты мне скажешь.

   – У меня – подопечная, между прочим, – напомнил Анатолий.

   – Вот я и говорю: людей я тебе на усиление пришлю. Ты только скажи, сколько стволов необходимо. А один человек тебе в помощь вылетает прямо сегодня.

   И невозможно было ему ничего объяснить…

   – Когда ты мне позвонишь?

   – Сегодня вечером, – сказал Китайгородцев.

   – Жду. Работай, – затикали короткие гудки.

   Телохранитель скрипнул зубами.

   Но это были еще не все неприятности. У машины, когда он к ней подошел, стоял милицейский патруль. Служивых заинтриговало присутствие в салоне закованной в наручники девушки. Богданова они уже выволокли наружу и, раскорячив – ноги шире, руки на крышу машины, – обыскивали бедолагу. Перепуганная Рита следила за происходящим. Китайгородцев подошел, показал патрульным свое удостоверение. И его обыскали тоже, хотя Рита и кричала из салона, что это – свои, что это они просто балуются и что претензий она ни к кому не имеет… В конце концов, Анатолию пришлось дать взятку, чтобы уладить инцидент. Сержант спрятал деньги и посоветовал никогда так больше не шутить.

   – Поехали, – сказал телохранитель Богданову. – Возвращаемся.

   У того была рассечена бровь. Слишком жестко патрульные извлекали его из машины. Богданов чертыхался, промакивая выступающую кровь маслянистой ветошью, отчего у него на лбу оставались грязные отметины.

   – Слушай, одни неприятности мне от тебя, – бормотал он. – Ну откуда ты на мою голову взялся?


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Первым деломревизия… Сколько человекв охране… Чем вооружены… Как расставлены… Что за люди… Кто еще присутствует в доме… Лишних и подозрительных – удалить… Где подробный план дома и прилегающей территории? Пути эвакуации… Проверить, насколько надежна связь с внешним миром… Восстановить сигнализацию… Обеспечить освещениевсей территории… Собаки… Как они используют собак?»


   – Как у вас используют собак, Андрей Ильич?

   – По ночам выводим из вольеров. У нас там будки есть специальные, метров тридцать от въездных ворот. На ночь цуциков сажаем на цепь возле будок.

   – Сколько собак?

   – Две. Злющие.


   «Да, на ночь с цепи спускать… Чтобы бегали по территории… Далее… Составить перечень машин, имеющих право въезда на территорию… Что могут привозить? Продукты?»


   – Ильич! Посторонние машины на территорию заезжают? Ну, может, продукты привозят или белье из прачечной?

   – Стирка у нас – тут на месте. А продукты, да, привозят. Утром.

   – Ваша машина?

   – Ну, как сказать… Машина от ресторана. Ресторан принадлежит Тапаеву…

   – Ресторан – в самом городе?

   – Да.

   – Значит, машина большую часть времени находится вне охраняемой территории?

   – Да.

   – И ночью она где-то там, в городе?

   – И ночью.


   «Запретить появляться и близко! Отправлять за продуктами машину из тапаевского гаража… И готовить пищу здесь, в особняке, а не возить из ресторана готовую… Отравят же к чертовой бабушке…»


   – Еще какие машины?

   – Редко кто заедет. У нас тут все свое, полная автономия.

   – А охранники на свою смену на чем приезжают из города?

   – На своих машинах, на чем же еще…

   – Где паркуются?

   – За домом, там площадка специальная есть.

   – За хозяйским?

   – Да.

   – Сколько метров от дома?

   – Сразу за домом. Метра три.


   «Убрать как можно дальше! И вообще рассмотреть вариант, чтобы машины оставляли за воротами…»


* * *

   – Не сердитесь, – попросил Китайгородцев Риту. – Если честно, дела действительно не ахти.

   Обиженно дулась и молчала. Это пройдет. Отношения у них еще наладятся.

   – Сейчас я иду к Тапаеву. Надо, чтобы мы пошли вместе.

   – Почему?

   – Мне так спокойнее, Рита.

   Некоторое время она не отвечала, и Анатолий подумал было, что придется ее упрашивать. Но в итоге не стала перечить. Только вздохнула и сказала обреченно:

   – Ну, что ж…

   Олигарх встретил их все в том же дорогом костюме с отливом, вот только нос у него уже покраснел, и предательски блестели глаза – за тот час, в течение которого Китайгородцев его не видел, Тапаев успел, похоже, надегустироваться коньячку…

   – Вы, наверное, Рита? – осведомился он.

   Стоял посреди кабинета: руки – в карманах брюк, пиджак – распахнут, во всем его облике было что-то от поведения нетрезвого человека…

   – Мне дочь рассказывала. Интересно, интересно познакомиться…

   И вот еще что уловил Анатолий в его поведении – некое подобие неуверенности. Такое бывает с людьми, живущими замкнуто. И едва появляется кто-то посторонний, они теряются, потому что легкость в общении и умение поддерживать разговор – почти всегда не природный дар, а результат воспитания и жизненного опыта. Вот такой, похоже, была жизнь у Тапаева в последнее время – никого посторонних, полное отсутствие новых лиц…

   – Нам надо обсудить некоторые вопросы, Генрих Эдуардович. То, что связано с моей работой.

   – Да, разумеется, – с готовностью откликнулся бизнесмен, будто обрадовавшись тому обстоятельству, что кто-то взял на себя труд объяснить ему, что предстоит делать дальше.

   Только Рита ему мешала, кажется.

   – Мы теперь – все время вместе, – улыбнулся Китайгородцев, заметив красноречивый тапаевский взгляд, который тот бросил на девушку.

   – Что ж, как вам угодно. Вам что-нибудь заказать? Чай, кофе, выпечка? Могу предложить коньяку.

   – Нет, спасибо. Рита, вы пока покормите, пожалуйста, рыбок, а мы с Генрихом Эдуардовичем побеседуем.

   Тапаев сел в свое кресло. Теперь их с Анатолием разделял массивный стол. Дистанция между шефом и подчиненным? Так хозяину дома, наверное, было комфортнее.

   – Я разговаривал со своим директором, и он сказал мне, что вы выразили готовность заключить с нашим агентством договор на охрану?

   – Да.

   – В чем причина?

   – Ну, в чем причина? – протянул Тапаев. – Приятно иметь дело с профессионалами…

   – Я не о том. Когда человек нанимает телохранителей, всегда есть какая-то причина. Ему угрожали, к примеру… Или угроз не было, но возник конфликт с кем-то, кого следовало бы опасаться. Это очень важно – знать, откуда исходит потенциальная угроза. Только так можно определить степень опасности.

   – Нет, ничего такого вроде не было.

   – Вы в прошлом году поставили сигнализацию. А до того, как вы ею занялись, одного вашего охранника пытались завербовать. А еще была странная гибель другого охранника…

   Бизнесмен откинулся на высокую спинку своего кресла и посмотрел изумленно – для него, похоже, полной неожиданностью оказалась такая осведомленность собеседника.

   – М-да, – сказал он. – Вы времени зря не теряли. Моим пацанам действительно до вас далеко.

   Китайгородцев пропустил комплимент мимо ушей, продолжив:

   – Меня интересует, что в вашей жизни происходило непосредственно накануне перечисленных событий. Такое ведь не случается просто так? Только в результате чего-то.

   – Я в двух словах, – вздохнул Тапаев, который не очень-то, кажется, хотел говорить на эту тему. – Есть комбинат, продукция которого востребована. Есть заинтересованные лица, которые этот комбинат хотели бы приобрести, – ну, чтобы включить его в свою производственную цепочку, обеспечить себя сырьем, снизить издержки, повысить конкурентоспособность, и в итоге, если получится, задавить конкурентов. Тот, кому достается мой комбинат, сильно выиграет.

   – То есть желающих приобрести комбинат несколько?

   – Да. И тот, кто его заполучит, стопроцентно сохранит свой бизнес. Все остальные постепенно уйдут с рынка. Тут никто иллюзий не питает.

   – К вам кто-то обращался с предложением продать ваш бизнес, но вы отказали?

   – Да.

   – И после этого у вас начались проблемы?

   – Ну, разве это проблемы? – улыбнулся олигарх, хотя улыбка была невеселая. – Это меня предупреждали просто. Что-то вроде черной метки.

   – А смысл предупреждения – в чем?

   – Предлагают хорошенько подумать, прежде чем решить, кому именно продавать комбинат, – недобро засмеялся Тапаев.

   – А вы будете продавать?

   «Красноречивая пауза. Тема, которую Тапаев не желает обсуждать?»

   – Мне важно знать, – проявил настойчивость Китайгородцев. – Я должен понимать, в чем суть конфликта.

   – Давление оказывается, – ответил тот не определенно.

   – На вас?

   – Естественно.

   «Значит, в конце концов он со своим комбинатом расстанется?»

   – Как вы думаете, когда лично для вас опасность выше – до или после продажи комбината?

   – До продажи.

   «А потом от него уже ничего не будет зависеть, и его оставят в покое… Так он надеется. Он сейчас сообщил мне то, о чем не решался сказать напрямую – что очень скоро продаст свой комбинат. Это добро жжет ему руки. Нет уже никакой возможности все это выдерживать…» – анализировал услышанное Анатолий. Потом спросил:

   – В каком случае они могут предпринять решительные шаги?

   Что такое Тапаев должен сделать, чтобы его решили убить, – так следовало понимать вопрос Китайгородцева. Но тот сделал вид, что не понял.

   – Откуда мне знать? – пожал плечами. – Даже представить себе трудно.

   Потер веко указательным пальцем, как будто не выспался сегодня ночью и теперь безуспешно борется с сонливостью. Анатолий этот жест «прочитал» без труда. Лгал его собеседник! Проявлял неискренность! Это скажет любой человек, знакомый с языком жестов.


* * *

   С Хамзой Китайгородцев созвонился поздним вечером.

   – Как у тебя дела, Толик?

   – Работаем. Наладили сигнализацию, пробросили освещение… Охрану я напряг так, что они теперь реагируют даже на чих подпростывшего охотника, который идет по лесу километрах в пяти от нас. Думаю, что все будет нормально.

   – Я сегодня Костюкова к тебе отправляю. Чтобы он помог тебе за девчонкой присматривать. В половине двенадцатого он вылетает из Москвы. Ты там обеспечь ему встречу.

   – Машину я пришлю.

   – Сколько тебе еще людей понадобится?

   – Подготовьте пару человек.

   – Хорошо.

   – Вы Тапаевым занимаетесь?

   – Да, ребята собирают информацию. К завтрашнему утру чего-нибудь накопают.

   – Вы их озадачьте вот каким вопросом. Кто-то хотел у Тапаева выкупить его бизнес, а он отказал. Сам он о подробностях говорить отказывается наотрез, но я чувствую, что там может всплыть что-то интересное.

   – Хорошо, я им сообщу.

   – А чтобы им легче работалось, подскажите, что потенциальные покупатели хотели бы использовать здешний комбинат в качестве поставщика сырья. Вот кто-то из них проявлял инициативу.

   – Понял. Созвонимся.

   – Созвонимся, – сказал Китайгородцев.

   …Рита ожидала его в соседней комнате. Нешуточные приготовления сегодняшнего дня, которым она оказалась свидетелем, произвели на нее, судя по всему, немалое впечатление.

   – Послушай! – шепнула она Анатолию. – Неужели его действительно могут убить?

   Во взгляде угадывался плохо скрываемый детский ужас. Как будто она смотрела фильм про Фредди Брюмера.

   – Ну что вы! – с деланным бодрячеством отозвался телохранитель.

   И тотчас же в темноте за окном громыхнули выстрелы – один, другой! И сразу же раздался жалобный собачий скулеж. Перепуганная Рита метнулась к Китайгородцеву, будто один он только и мог ее защитить. Анатолий быстрым движением погасил в комнате свет. Стал виден проем окна, подсвеченный уличными фонарями. Слышались какой-то шум, голоса.

   – Что там? – Девушка прижималась к телохранителю, вцепившись в его одежду. Он не удержался и погладил ее по волосам:

   – Не бойтесь, вам ничто не угрожает. Сядьте вот здесь.

   Усадил ее прямо на пол.

   – Не поднимайтесь, пожалуйста, пока я не скажу.

   А сам приблизился к окну и осторожно выглянул наружу. Так… Охранник с ружьем, Богданов, еще какой-то парень… Перед ними на снегу лежит собака. Кровь. Собака явно при смерти…

   – Это Анин брат, Ромка, – сказала из-за спины Китайгородцева Рита.

   Не выдержала, тоже подошла к окну.

   …Когда они вышли из дома, собаку уже волокли прочь. На снегу оставался кровавый след.

   – Что случилось? – спросил Анатолий у Богданова.

   – Хозяйский сын застрелил пса, – ответил тот вполголоса.

   – За что?

   – Ты у него спроси, – сплюнул Андрей Ильич с плохо скрытой досадой.

   Телохранитель всмотрелся в стоящего неподвижно парня.

   – Обкурился? – догадался Китайгородцев.

   – Ну, ты же видишь? Подошел к охраннику, отнял ружье и стал стрелять. Хорошо, что не по людям… С него станется.


* * *

   Весь путь до гостевого дома Рита прошла под руку с телохранителем, боясь остаться одна даже на мгновение.

   – Все было так хорошо, – говорила она едва слышно и осторожно оглядывалась по сторонам. – Ты бы видел, как нам с Анькой было весело там, на курорте! Если бы я знала, что она живет в таком кошмаре, ни за что бы не согласилась приехать к ней в гости.

   – Ничего особенного здесь не происходит. Все нормально.

   – Ты что! – округлила глаза Рита, еще крепче сжимая руку Китайгородцева. – Наверное, думаешь, что я совсем маленькая и ничего не замечаю? Тапаев только сегодня осмелился на меня взглянуть – да и то из-за того, что с тобой хотел встретиться, а до этого прятался! Еще Аня говорит, что у него есть пистолет… Он же боится! Ты понимаешь?

   – Вообще, я бы на вашем месте отсюда уехал, – намекнул Анатолий.

   Может быть, девчонка изменит в конце концов свое решение, насмотревшись на здешние страсти, да и отбудет в Москву? Костюков вот прилетит сегодня ночью, он Риту и увезет…

   – Нет, – вздохнула Рита и покачала головой. – Неудобно.

   – Почему же?

   – Как я Ане объясню? «Понимаешь, подружка, – скажу я ей, – у вас тут очень неспокойно, поэтому я уезжаю, а вы оставайтесь, пусть с вами будет то, что будет». Да?

   – Можно Аню забрать с собой в Москву, – подсказал осторожно Китайгородцев.

   Он еще надеялся выпроводить девчонку в Москву. А если она и Аню с собой заберет – это вообще был бы хороший вариант!

   – А ее отец? А гости? А весь этот праздник?

   «Не уедет», – понял Анатолий и сказал:

   – Сегодня прилетает мой товарищ. Я перепоручу вас его заботам.

   – Почему? – вскинула голову девушка.

   Даже остановилась.

   – Мне поручили помочь Тапаеву…

   – А я?

   Как ребенок, обнаруживший вдруг, что он никому не нужен. У взрослых – свои дела, свои заботы, а от него отмахиваются, как от назойливой мухи.

   – Рядом с вами будет мой товарищ, – успокоил он ее. – Мой коллега. Очень хороший человек.

   Рита была расстроена и не могла этого скрыть. Лично для Китайгородцева все это оказалось полной неожиданностью. Он и предположить не мог, что для девчонки так уж важно, кто рядом с ней находится – тот телохранитель или этот.

   …У самого гостевого дома им повстречался Виталий Степанович. Он шел торопливым шагом, полы пальто развевались. Спешил к своему подопечному, судя по всему, Роман сегодня всем придал работы.

   – Ты знаешь, кто это? – шепотом спросила девушка, когда Виталий Степанович скрылся за деревьями. – Врач. Он Ромку лечил в Москве. Аня говорит, что Ромка его страшно боится.

   – Почему?

   – Что-то он там такое с Ромкой делал. И у бедного парня теперь на этого типа – рефлекс, как у собаки Павлова. Боится он его в общем.

   В доме стояла тишина, какая бывает только в местах, которые уже давным-давно оставлены людьми.

   – Давай попьем чаю! – попросила Рита. – Что-то меня знобит.

   – Вы не заболели?

   – Нет, это нервное. Я испугалась там, возле собаки. Очень боюсь крови. Ужасно боюсь.

   Она явно хотела как можно дольше оставаться рядом с Китайгородцевым. Только чтобы не быть наедине с собой в своей комнате.

   Он принес кипятку. Рита сидела в кресле, забравшись в него с ногами. Обхватила себя руками за плечи, словно ей было зябко. Телохранитель накрыл ее пледом.

   – Спасибо, – улыбнулась девушка.

   – У меня есть коньяк. Я добавлю его в ваш чай, если не возражаете?

   – Почему ты постоянно говоришь мне «вы»?

   – Я со всеми своими клиентами на «вы».

   – А я не хочу, чтобы на «вы»!

   – Хорошо, если вам так удобнее.

   – Если тебе так удобнее, – поправила она его.

   – Ну да, естественно.

   – Тебе трудно бывает, наверное?

   – Ты о чем?

   – Клиенты самые разные попадаются, да?

   – Разные, конечно, но проблем это не создает. Просто подстраиваешься под него, вот и все.

   – Капризные попадаются?

   – Случается.

   – И как же ты с ними?

   – Как и со всеми. Охраняю.

   – Хи-и-итрый! – засмеялась Рита. – У тебя на все готовы дипломатичные ответы…

   – Ты пей чай, пока он горячий.

   – Я пью.

   Сделала глоток, зажмурилась от удовольствия:

   – О! Это ты здорово придумал – чтобы с коньяком.

   Выпила чай, торопясь и обжигаясь при этом. Откинулась на спинку кресла – волосы разметались, во взгляде появилось умиротворение.

   – Еще чаю? – спросил Китайгородцев.

   – Да.

   Она смотрела на него с задумчивостью во взгляде:

   – А ты заботливый.

   – По службе стараюсь, – буркнул Анатолий.

   – Нет, ты и в жизни надежный, мне кажется. У тебя жена есть?

   – Нет.

   – Странно.

   – Ничего странного. У меня образ жизни – как у моряка. Месяцами не бываю дома.

   – Так ты берись охранять только тех, кто постоянно живет в Москве.

   – А что толку? – засмеялся Китайгородцев. – Его в Москве охраняешь, потом у него начинаются проблемы, он уезжает куда-нибудь в Лондон, чтобы отсидеться и переждать смутные времена… Ну, и ты с ним, естественно, мигрируешь.

   – Все-таки Лондон – это круто.

   – Но мы же с тобой не про Лондон сейчас, а про семью?

   – Да, я помню. А как ты в телохранители попал?

   – Курсы закончил, и меня взяли.

   – Другой работы не было, что ли?

   – Не понял?

   – Почему именно в телохранители подался?

   – А почему идут именно в учителя? В пекари? В машинисты? В футболисты? У каждого ведь жизнь как-то складывается. У меня сложилась вот так.

   – Нравится?

   – Вполне.

   – Чем же нравится? Зарплатой?

   – Ты когда-нибудь видела людей, которые своей зарплатой были довольны на все сто? – усмехнулся Анатолий. И Рита – тоже. Кажется, страхи понемногу ее оставляли.

   – А чем же тогда? Тем, что это круто?

   – Разве круто?

   – Конечно! – убежденно сказала Рита. – Пистолет за пазухой, приемчики там всякие, чуть что – всем лежать лицом в асфальт… Я бы тоже так хотела, если бы была мальчишкой.

   – В жизни все гораздо иначе, как говорит один мой знакомый. Ни стрельбы, ни приемчиков…

   – Да-а-а уж! – недоверчиво протянула девушка. – Ты мне не рассказывай, пожалуйста! Видела я!

   – Ну, это – редкий случай, – пожал плечами Китайгородцев. – Обычно все намного будничнее.

   – А по-моему, очень романтично, – сказала Рита и повела рукой вокруг.

   А вокруг плавал сумрак, едва разгоняемый неярким светом притаившегося в углу торшера, да пел свою заунывную песню ветер за окном. Горячий чай на столе, теплый плед, тишина в доме – загадочная и пугающая одновременно… И никого постороннего в комнате.

   – Ты когда-нибудь охранял одиноких женщин?

   – Да.

   – А они пытались тебя соблазнить?

   Ого! С коньячком он сегодня переборщил, наверное. Надо было бы ограничиться одним лишь чаем…

   – Нет, – ответил Анатолий.

   – Неужели?

   Выражение лица кроткое, а в глазах – это явственно угадывается – прыгают озорные чертики.

   – Действительно ничего не было, – развел руками Китайгородцев.

   – Это, наверное, были старые женщины? Очень старые? Мама какого-нибудь олигарха, да? Бедная старушка боялась оставаться по ночам одна, и ты был вынужден играть с нею в карты. Угадала?

   – Да. К тому же она была неподвижна, мне приходилось возить ее в коляске, а еще у нее все время барахлил слуховой аппарат.

   – Все ты врешь, – засмеялась Рита. Щеки у нее раскраснелись, и вообще она, судя по всему, чувствовала себя великолепно.

   – Ay меня был когда-то парень, – совершенно неожиданно призналась она. – С ним было весело. Знаешь, как его звали?

   – Как?

   – Джек.

   – Американец, что ли?

   – Нет, наш, русский.

   – Имя не настоящее, наверное?

   – Конечно. Просто я его знала как Джека. Так он представился, когда мы с ним познакомились. Знаешь, это очень здорово – когда в человеке есть тайна. Когда ты не знаешь, как его в действительности зовут, чем он в этой жизни занимается, кто его предки и как он думает жить дальше… Ты с ним просто общаешься, понимаешь? Он интересен тебе как человек, вот в эту самую секунду, когда он рядом. Это здорово!

   – Неужели не хочется узнать человека получше? – удивился телохранитель.

   – А зачем? Ты разве не замечал, что в людях всегда только разочаровываешься, и никогда не бывает так, чтоб наоборот? Чем больше ты человека узнаешь, тем больше в нем обнаруживается недостатков.

   – Не всегда.

   – У меня; – всегда, – сообщила Рита об итоге собственных жизненных наблюдений.

   – И что же Джек? – вернул ее в русло раз говора Китайгородцев.

   – Ничего, – пожала плечами. – Сначала было весело, потом появился мой отец и все испортил. Джек ему не понравился. И он Джеку – тоже, судя по всему. Обычная история. Люди встречаются, люди прощаются, как поется в одной песне…

   – И Джек исчез?

   – Да.

   Естественно, что не она была инициатором разрыва. Ей слишком одиноко в жизни, чтобы она могла еще разбрасываться друзьями…

   Послышались шаги в коридоре, затем раздался стук в дверь. И сразу разрушилось ощущение покоя и уюта.

   – Кто? – спросил телохранитель.

   – Толик, это я, – прозвучал голос Богданова.

   Китайгородцев открыл дверь. Андрей Ильич выглядел расстроенным.

   – Ты понимаешь, с собаками этими неувязка получается, – произнес он. – Почему, как оказалось, Ромка начал стрелять? Осерчал на псину за доктора своего!

   – Виталия Степановича?

   – Ну! Тот вышел прогуляться, – кто ж знал, что он по потемкам будет шастать, – а мы уже собак спустили, как ты велел. Ну, вот один пес и прихватил доктора – хорошо еще, что тот недалеко от жилья шел, смог отбиться да убежал. Ромка об этом прознал, взбесился, пошел бить собак. Одну вот застрелил. Вторую я на цепь посадил.

   – Спустить с цепи!

   – Толик!

   – Немедленно! – жестко приказал Анатолий. – И всех предупредить, что с наступлением темноты – никакого хождения по территории! Как хочешь им это объясняй! Комендантский час, чрезвычайное положение – но чтобы ни один человек, кроме охранников, не перемещался по территории в темное время суток!


* * *

   Костюкова привезли из аэропорта поздно ночью. Китайгородцев слышал шум двигателя и хлопанье автомобильных дверей. Он спустился вниз, когда Костюков в сопровождении Богданова входил в дом. С ними был еще один мужчина – в роскошной кожаной куртке (совсем не по погоде) и нетрезвый, как с первого взгляда определил Анатолий.

   – Привет, Сибирь! – громогласно поприветствовал мужчина Китайгородцева.

   Вполне возможно, что от производимого им шума проснулись обитатели не только гостевого дома, но и хозяйского.

   Андрей Ильич нахмурился и всем своим видом давал понять, что с этим нетрезвым гостем он уже хлебнул лиха по дороге от аэропорта и ждет – не дождется, когда избавится от столь беспокойного подопечного.

   – Как долетел? – спросил у Костюкова Анатолий.

   – Нормально.

   – Нормально мы долетели, мужики! – тут же подключился тот, в кожаной куртке. – Народ в самолете был что надо! Настоящие сибиряки! Не то что фуфло это московское!

   – А вы сами откуда? – вежливо поинтересовался у него Китайгородцев.

   – Из Москвы я, – сообщил нетрезвый.

   – Это сводный брат Тапаева, – шепнул на ухо Анатолию Богданов.

   Кажется, от тапаевского родственничка он ничего доброго не ждал.

   – Юрий! – представился нетрезвый и протянул Китайгородцеву руку. – А ты сибиряк? Я сибиряков уважаю!

   Анатолий выразительно посмотрел на Богданова. Тот засуетился:

   – Сейчас мы устроимся на ночлег, – излишне бодрым голосом сообщил Андрей Ильич.

   Его слова были обращены к нетрезвому Юре, но гость и не собирался спать.

   – За встречу! – огласил он повестку сегодняшнего заседания. – За встречу, мужики!

   От него было слишком много шума. Что-то с ним надо было делать.

   – Может, действительно отметим? – предложил Костюков и подмигнул своему коллеге.

   Они поняли друг друга. Гостю до полной кондиции оставалось принять на грудь граммов двести, вряд ли больше, а потом уж он будет мирно спать – и проблем с ним никаких.

   – Посиди с нами, – предложил Богданову Анатолий, сразу определив того, кто будет пить с неугомонным другом всех сибиряков.

   Ильича не пришлось упрашивать. Уже через пять минут он принес с хозяйской кухни съестное. Тем временем Китайгородцев в одной из пустующих комнат второго этажа готовил нехитрое застолье.

   – Летим мы, значит, – рассказывал Юрий, ни к кому конкретно не обращаясь, – а рядом со мной – такой пафосный мужик. Ну видно, что все у него тип-топ, что до дефолта ему еще далёко, и все такое прочее… Я ему говорю – давай выпьем. А у меня коньяк был. Московский. На Ленинградском шоссе делают. Не пили? Такой – с красной этикеткой. Им наш мэр сказал, чтоб, значит, не шалили. Чтоб качественно, мол, и без подделок. Ну, ребята стараются. И я этому мажору говорю – давай выпьем. А он… (непечатно)… нос воротит. Я ему тогда говорю – ты… (непечатно)… за здоровьем своим следишь и боишься лишний раз напиться, чтобы цирроз печени ненароком не заработать, да? А вот наш самолет сейчас… (непечатно)… и печень твоя, безо всякого там, заметь, цирроза будет висеть на какой-нибудь сосне – тебе от этого легче будет? Да ты посмотри… (непечатно)… в иллюминатор, у нас уже крыло горит, вот-вот самолет… (непечатно). Крыло не горело, ясное дело, это фонарь там такой – знаете? А он, хотя и разобрался, что фонарь, а все-таки его пробрало. В общем, пять минут я с ним еще… (непечатно)… по душам доверительно – и мажор этот спекся! Жалко, что коньяка у меня было только две бутылки, мы его… (непечатно)… этот… (непечатно) совсем скис, ему пакетики менять не успевали, он… (непечатно)… весь салон, и все… (непечатно)… ну просто… (непечатно)…

   «Ему и двухсот граммов будет многовато, – подумал Китайгородцев. – В комнате – тепло, касатик хлопнет две мелкие рюмашки, и минут через пятнадцать его развезет окончательно…»

   Налили по первой.

   – За встречу! – провозгласил тост Богданов, подозрительно косясь на непрозрачную эмалированную кружку в руках Анатолия.

   Потом он перевел взгляд на Костюкова, обнаружил у того такую же точно кружку – и понял, что с Юрой ему сегодня предстоит пить одному. Но нисколько не расстроился и даже подмигнул Китайгородцеву заговорщически.

   – Так вот, я про мужика того, – не потерялнить повествования словоохотливый Юра. – Он, конечно, перец пафосный, но я так скажу. Сегодня ты – при бабках, а завтра при… (непечатно)… Проверено, в общем…

   Как-то так это прозвучало, что можно было понять – проверено на личном опыте. Не все всегда гладко было в Юриной жизни, похоже.

   – Он вообще-то ничего мужик оказался, – хмыкнул Юра. – Куртку вот мне свою подарил. Ничего себе курточка, да? Я с ним махнулся в общем. Отдал ему свое пальто, а куртку взял…

   – А документы где были? – с невинным видом осведомился Анатолий.

   – Какие документы?

   – Паспорт ваш, например? При посадке в самолет вы паспорт предъявляли?

   – Угу.

   – А положили в какой карман? Тот, что в пальто?

   Богданов следил за происходящим с таким заинтересованным видом, будто в эту самую минуту лично для него показывали фокус. И фокус удался. Юра полез во внутренний карман куртки, обнаружил там чужой паспорт, долго рассматривал фотографию своего недавнего собутыльника, прежде чем понял, что это – не его документы… И дальше уже пошла одна сплошная нецензурщина.

   – Пора закругляться, – определил Китайгородцев. – Хватит нам всем уже на сегодня приключений. Андрей Ильич, наливай!

   Юре налили дважды подряд, почти без перерыва, и через четверть часа он прикорнул в своем кресле.


* * *

   – Клиент непростой, – сказал Анатолий.

   Они с Костюковым сидели в комнате Китайго-родцева, и он сейчас вводил коллегу в курс, дела.

   – Работать с ним непросто. Информации не дает практически никакой.

   – Почему?

   – Не доверяет нам. Или знает что-то такое, о чем вслух сказать просто боится. Как видишь, два варианта. Выбирай на вкус любой.

   – Ты объяснял ему, что поделиться информацией – в его же собственных интересах?

   – Объяснял.

   – И как?

   – Как об стенку горох.

   – Понятно, – вздохнул Костюков.

   Причину его опечаленности Китайгородцев знал. Однажды Костюков уже имел дело с клиентом, держащим секреты личной жизни в глубокой тайне от всех – в том числе и от своего телохранителя. Клиент был богат и всемогущ, а у таких людей всегда обнаруживается множество недоброжелателей, потому человеку и понадобилась охрана. Дисциплинированный Костюков как мог оберегал клиента от всевозможных напастей, но он не знал, к сожалению, что у его подопечного – серьезные разногласия с женой на почве взаимной неприязни, обоюдных подозрений и неурегулированности в вопросе, кому из них воспитывать единственную дочь, если супругам вдруг придется развестись… А развод между тем приближался со скоростью курьерского поезда, но о том телохранитель Костюков тоже, кстати, ничего не знал. А потом был банкет… Клиент Костюкова принимал гостей, был важен и высокомерен, чему способствовал и повод, по которому были званы гости, – хозяин в очередной раз добился каких-то вызывающих всеобщую зависть успехов и спешил свою радость донести до окружающих. Он был настоящим героем вечера. Царствовал. Блистал. До того самого момента, когда тихо ненавидящая его супруга прямо в присутствии многочисленных гостей не заехала клиенту Костюкова тортом в физиономию! А откуда телохранителю было знать, что эти двое друг с другом не ладят и степень их взаимной неприязни достигла опасного предела? Случился конфуз. И что самое главное – клиент потом не предъявил Костюкову никаких претензий. А все равно было неприятно. Прокол в работе… – Вроде бы зуб на него точат, – сказал Китайгородцев, имея в виду Тапаева. – Но степень опасности я пока просчитать не могу. Поэтому – только меры общего характера. Мы тут усилили режим, по техобеспечению поработали. Теперь вот ты приехал. Я на тебя девчонку оставлю, сам вплотную займусь хозяином особняка. Может, еще что и всплывет… Самая большая проблема – это его юбилей. Гости уже приглашены, так что, как ни крути, посторонние на охраняемой территории – это раз. Доставка съестного и спиртного, подготовка банкета, повара да официанты, то есть вся эта предпраздничная суета – два. Фейерверк готовится, будет пальба, так что охрана точно где-нибудь зевнет – это три. И опять же охрана: после банкета кто сонный будет, а кто и просто пьяный – это четыре.

   – Наших бы сюда надо.

   – Я еще пару человек попросил у Хамзы на усиление.

   – А территория большая?

   – Большая, – кивнул Китайгородцев… – Но я планирую территорию охранять силами местных, а мы прикроем хозяйский дом.

   – Да, в таком случае четверых хватит…

   Раздался собачий лай за окном.

   – Сегодня хозяйский сын застрелил собаку, – вспомнил Анатолий. – Ты на этого парнишку обрати внимание. Наркоман.

   – Какая стадия?

   – Лечился в Москве. Лечение, судя по всему, ничего не дало.

   – Понятно.

   – Еще по здешним обитателям, – продолжал Китайгородцев. – Виталий Степанович, врач-нарколог, приехал из Москвы. Это он хозяйского сына пользовал.

   – Не родственник?

   – Нет.

   Получалось, что человек почти чужой. Костюков это профессионально про себя отметил.

   – Далее… Людмила, родная сестра юбиляра, а также ее супруг по имени Александр. Этот Александр почему-то недолюбливает Тапаева, а тот, судя по всему, платит ему той же монетой – даже не принимает его у себя, держит на расстоянии. Вот… Ну, Юру этого ты видел…

   – Любителя сибиряков?

   – Ага.

   С этим Костюкову тоже было все ясно. Пьет. От таких телохранителям всегда только головная боль и дополнительные проблемы.

   И снова прозвучал лай за окном.

   – Там что-то происходит! – повернул голову Костюков.

   Он не ошибся. Когда вдвоем с Китайгородцевым они спустились вниз, у дверей дома обнаружился Юра, оставленный ими не так давно. Юра почему-то не спал, а отбивался от преследующего его злобного пса. Если бы не металлический лом, позабытый кем-то из людей, которые прошедшим днем устанавливали на аллеях фонарные столбы, Юра сейчас пребывал бы в гораздо более потрепанном виде.

   Анатолий втащил его в дом и захлопнул входную дверь. Юра бешено вращал глазами и весь еще был в пылу борьбы. Китайгородцев несильно его встряхнул, чтобы привести в чувство, но тот был слишком пьян для того, чтобы вернуться к действительности.

   – Зачем вы вышли из дома? – спросил его Анатолий.

   – Понимаешь, в чем дело, – дохнул на него алкогольными парами Юра. – Надо мужику его паспорт отдать. Без паспорта ему – кранты.

   Снег таял на его роскошной куртке.

   – Курточку бы снять, – предложил Китайгородцев и стал освобождать Юру от нее. Под курткой была вязаная кофта. Юра неловко повернулся, кофта сползла с плеча, и Анатолий вдруг увидел на Юриной рубашке характерные следы от ремней кобуры! У него и самого так бывало. И Костюков увидел тоже.

   – А оружие твое где, дорогой? – спросил он у Юры ласково.

   – Какое оружие? – пьяно улыбнулся тот, качнулся и упал бы непременно, если бы его во время не подхватил Китайгородцев.

   – Вот это, – все так же ласково сказал Костюков, – которое ты носишь в плечевой кобуре. Следы-то на твоей рубашке откуда? Почему у тебя вытерто вот здесь? Ремни – явно поганые. Экономишь на хорошей амуниции, да?

   – Какая муниция, мужики? – Юра обнял Анатолия. – Я же вас уважаю? Вы – сибиряки!

   Китайгородцев взял своего обожателя за ворот и тряхнул так, словно хотел вытрясти из него весь хмель. Юра по-настоящему испугался. Анатолий не собирался с ним церемониться, пускай это даже и был тапаевский родственник.

   – Где пистолет? – спросил телохранитель. – Куда ты его дел?

   – Нет пистолета, – сказал Юра. – Ну чего вы ко мне пристали?

   Он еле ворочал языком и вряд ли понимал отчетливо, что происходит.

   – Может, действительно не было, – озвучил собственные сомнения Костюков. – В самолет бы его с оружием не пропустили.


* * *

   Утром Китайгородцев встретил в коридоре незнакомого ему человека. Никогда прежде не видел его здесь. Высокий парень, худой, рано начавший лысеть, с рельефным лицом, будто вылепленным талантливым скульптором – так выразительны были черты его лица и так оно притягивало взор. Парень прошел мимо Анатолия, даже не удостоив его взглядом, и скрылся в одной из комнат, которая еще вчера, как точно знал телохранитель, пустовала. Китайгородцев вошел следом. Парень был один. Распахнутая сумка на полу, сигареты и зажигалка на столе – и больше никаких примет присутствия человека. Он только недавно тут появился, судя по всему.

   – Здравствуйте, – сказал телохранитель, улыбаясь незнакомцу как мог широко. – Будем знакомиться? Меня зовут Анатолий. Я живу через три комнаты от вас.

   – Виктор, – ответил парень без улыбки. Взгляд изучающий, будто сверлящий. Рукопожатие – крепкое, как захват. Китайгородцев про себя это отметил.

   – Вы тоже родственник?

   – Чей? – уточнил Виктор.

   – Генриха Эдуардовича.

   – Нет.

   – А кто, простите?

   – А в чем дело?

   Не переставая улыбаться, телохранитель продемонстрировал собеседнику свое удостоверение. На Виктора оно не произвело ни малейшего впечатления. Бросил быстрый цепкий взгляд – тут же снова поднял глаза на Китайго-родцева, будто спрашивая того: ну и что? Он не шел на контакт.

   – Давно вы приехали? – спросил Анатолий.

   – Сегодня утром.

   – Кто вас встретил?

   – Я не знаю этого человека.

   «Ага… Вполне возможно, что и Богданов».

   – Он же вас сюда и привел?

   – Да.

   «Ну что за взгляд у этого парня! Колючий… Его глаза не умеют улыбаться…»

   – А кем вы приходитесь Генриху Эдуардовичу? – вернулся к интересующему его вопросу Китайгородцев.

   – Послушай, – сказал парень, и взгляд его потяжелел, как будто налился свинцом, – с твоим любопытством не в охране бы работать, а я прямо и не знаю где…

   Он и придумать не мог, где такие типы, как этот охранник, могли бы свое счастье найти. Китайгородцев не обиделся.

   – Извините, – кашлянул он. – Я просто хотел познакомиться.

   Еще раз улыбнулся, вышел за порог и закрыл за собой дверь. Только здесь он позволил себе избавиться от дурацкой улыбки.

   Попросил Костюкова присмотреть за Ритой, а сам отправился в хозяйский дом, чтобы разузнать у Богданова о новом постояльце. Дело в том, что о молодом человеке по имени Виктор никто не упоминал, когда речь шла о приглашенных гостях.

   Шел снег. Он припорошил следы, и, чтобы их прочитать, приходилось всматриваться. Вот бегала собака. Вот шел человек. Может быть, Андрей Ильич. Или кто-то из охраны. Или Юра – он ведь выходил сегодня ночью, чтобы разыскать владельца кожаной куртки и вернуть тому если не куртку, то хотя бы документы… И снова – собачьи следы. И дальше, под деревьями, еще…

   Богданов был в своей каморке. Когда Китайгородцев вошел, он показал за окно, где шел, не переставая, снег:

   – Нельзя, чтобы собака до самого утра бегала, Толик. У меня люди должны дорожки расчищать. А тут – тот волкодав!

   Как будто жаловался. Телохранитель пропустил его слова мимо ушей.

   – Там – новый человек, – произнес он. – Зовут Виктором. Кто он?

   – Анин друг.

   – Жених?

   – Ну, пускай будет жених.

   – Ты мне о нем ничего не говорил – что он должен приехать.

   – А о нем и речи не было, Толик. Это он сам, явочным порядком. Девушке его, понимаешь ли, двадцать лет исполняется, и он не мог позволить себе не приехать, не поздравить лично.

   – Тапаев – в курсе?

   – Я доложил.

   – И что?

   – Он этого парня не видел ни разу. Знает только, что есть такой, что с дочкой его учится. Сказал мне, чтоб поселил в гостевом доме. И больше пока никаких указаний не было.

   – Ты об этом Викторе что-нибудь знаешь?

   – Ничего.

   – Плохо, – оценил Китайгородцев.

   – Почему же плохо?

   Анатолий не успел ответить, потому что дверь вдруг открылась и в комнату заглянул один из охранников.

   – Вас – к телефону, – сказал он, обращаясь к телохранителю. – Москва.

   – Иду, – кивнул Китайгородцев, но не сдвинулся с места, поскольку еще не все разузнал у Богданова. – Юра, который вчера приехал, – он кто?

   – Сводный брат Тапаева.

   – Это я слышал. Чем занимается?

   – Бизнесом, ясное дело. Чем еще тапаевский родственник заниматься может?

   – Что-то не очень он на крутого фирмача похож, – засомневался Анатолий.

   – А он и не крутой вовсе. Когда-то вроде нормально у него шли дела, потом он погорел… Ну, не в смысле, что пожар, а в смысле, что всем вокруг задолжал… Неприятности у него вроде бы были, он никак расплатиться не мог.

   – Сейчас он кому-нибудь должен?

   – Вот этого я не знаю, Толик. Чужой карман, как ты знаешь, – потемки.

   – И еще… Ты когда-нибудь видел в руках Юры оружие?

   – Нет. А что?

   – Ничего, – ответил Анатолий. – Это я просто любопытствую.


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Я не люблю родственников своих клиентов. Я не люблю их так, как не любят людей, которые являются постоянным источником проблем и несчастий. Не люблю их за то, что они все время норовят отправить телохранителя в магазин за сигаретами, за то, что видят в нем самого достойного партнера для игры в шахматы, шашки, в подкидного дурака или в морской бой. Не люблю за то, что они норовят с телохранителем выпить. Не люблю за то, что просят показать твой пистолет (сначала) и подержать его (двумя секундами позже). Не люблю за то, что со всеми своими проблемами они идут к твоему клиенту, и онэтими проблемами вынужден заниматься – карточными долгами, угнанными машинами и беспокойными соседями, которые третируют его непутевых родственничков. Охраняемый входит в положение, начинает всем этим заниматься и иногда переключает на себя внимание тех людей, которые прежде имели дело с его родственниками. Не всегда это внимание безопасно для клиента. Поэтому у меня есть несбыточная мечта. Я хотел бы, чтобы охраняемые мной существовали как бы в вакууме. Идеальный клиентэто человек, не имеющийродственников вообще, ни близких, ни дальних. Круглый сирота. Но так не бывает… У меня когда-то был охраняемый – воспитанник детского дома. Так и тот в итоге обзавелся женой и четырьмя детьми! И еще у жены были родители. Так что и вариант с сиротой не проходит. Тяжело всегда. Телохранителю легко не бывает. Если телохранителю легко, значит, онв отпуске…»


* * *

   Звонил Хамза.

   – Толик! – сказал он. – У меня на столе лежит бумага, подготовленная по твоей просьбе. Информация по Тапаеву. У тебя там есть факс?

   – В кабинете хозяина.

   – Тогда я тебе просто зачитаю самые интересные места. Итак. Девяносто два процента акций комбината принадлежат Тапаеву лично. Еще восемь процентов находятся в распоряжении трех физических лиц. Мы их проверили. Высокопоставленные чиновники.

   – Московские?

   – Да. То есть – акции записаны не на них, а на их родственников. Но схема тебе, я думаю, понятна.

   – По тем акциям дивиденды выплачивались?

   – И еще какие!

   – Понятно, – кивнул Китайгородцев.

   Он неоднократно слышал о подобных схемах. Предприниматель, который хочет иметь высокопоставленных покровителей, уступает им какой-то процент своего бизнеса – просто передает им акции своего предприятия. Дальше все очень просто. Регулярно, раз в год или раз в квартал, принимается решение о выплате дивидендов по акциям. Причем сумма выплаты по каждой акции намеренно определяется большой. И в результате каждый обладатель пакета акций получает немалую сумму. Официально. Законно. Без какого-нибудь намека на взятку. Не подкопаешься.

   – Дальше, – продолжал Хамза. – Реальный интерес к бизнесу Тапаева проявляли две структуры. Одна еще в девяносто седьмом году хотела выкупить у него крупный пакет акций. Речь шла о двадцати пяти процентах плюс одна акция… Другая выходила на Тапаева в прошлом году с предложением продать бизнес целиком.

   – Отказал?

   – Да.

   – В каком месяце ему поступило предложение?

   – Контакты имели место предположительно в феврале – марте.

   «Похоже на правду. В конце зимы – начале весны Генриху Эдуардовичу сделали предложение, а он отказался, после чего у него начались неприятности – по срокам совпадает».

   – Сейчас – главное! – сказал Хамза. – Последние три месяца одна юридическая фирма, которая находится в Лихтенштейне, готовит правовое обеспечение сделки по продаже принадлежащего Тапаеву бизнеса.

   – Бизнеса – целиком?

   – Да.

   – С чьей подачи?

   – Самого Тапаева.

   – Кто покупатель?

   – Зарегистрированная в Лихтенштейне фирма. Но за ней стоят не аборигены лихтенштейнские, а наши ребята.

   – Кто?

   – Те, что обращались к нашему бизнесмену еще в девяносто седьмом. Возможная интрига понятна?

   «Да, – подумал Анатолий. – Генрих Эдуардович по одному ему известным причинам оставляет за бортом сделки людей, которые совсем недавно, в прошлом году, проявляли к его бизнесу живейший интерес. И в результате у этих, обойденных, очень скоро начнутся сложности. Сам Тапаев мне сказал, что неудачники в конце концов уйдут с рынка. Для них вся эта история – вопрос жизни и смерти. Подписав договор купли-продажи с их конкурентами, бизнесмен фактически вынесет неудачникам смертный приговор. Их бизнес умрет. А в России лишают жизни и по более пустячным поводам…»

   – Тапаев собирается уезжать из России, – сообщил Китайгородцев.

   – Ты знаешь – куда?

   – Нет.

   – Готов побиться об заклад, что он летит в Лихтенштейн.

   – Туда нет авиарейсов. Въезд – через Австрию или Швейцарию.

   «Но конечным пунктом почти наверняка будет Лихтенштейн, – задумался телохранитель. – Три месяца готовится сделка по продаже. Срок достаточный для того, чтобы все сделать. Отъезд. Перед отъездом – съезд близких родственников. Как последнее «прости». Он не собирается возвращаться? Это надо обдумать. Обдумать. Продает бизнес – и что дальше? Не собирается возвращаться? Обдумать…»

   – Толик! – позвал Хамза.

   – Да!

   – Я думал, что связь прервалась.

   – Это я думаю, Роман Александрович. Мне клиент – он ведь уже наш клиент? – сказал в разговоре, что после продажи своего бизнеса может уже никого не бояться. Потому что к нему потеряют всякий интерес. А я вот сейчас сопоставляю факты, и получается, что Тапаев, вполне возможно, уезжает навсегда.

   – Уверен?

   – Не уверен, – признался Китайгородцев. – Это пока просто предположение.

   – Ты бы поговорил с ним.

   – Бесполезно. Он очень закрытый.

   – Все-таки попробуй. Если уж он тебе сказал о продаже своего бизнеса…

   «Стоп! Вот оно!»

   – Он не говорил мне, что продает бизнес.

   – Как же?!

   – Не говорил! – уверенно повторил Анатолий. – Впрямую об этом не было сказано ни слова. Только по косвенным признакам я понял, что это произойдет! А сам он – ни гу-гу!

   «Да, – задумался он опять. – Только гипотетически. «Если бы я продал свой бизнес…» Он таится! Надеется, что о скором совершении сделки не знает никто! Вот оно что. Для него это – вопрос его личной безопасности. Вопрос жизни и смерти. Буквально. Потому что сделку могут попытаться сорвать. Какие есть пути, чтобы помешать сделке? Утечка информации? Нереально – потому что имеет место острая нехватка времени. Предъявление исков к комбинату? Нереально – по той же причине. Попытка предложить большую сумму, чем платят конкуренты? Нет гарантий, что Тапаев согласится, ведь он им уже из каких-то соображений отказал. А вот если бы Генриха Эдуардовича не было… Физически не было… Чтобы некому ставить подпись под договором… В этом случае сделка по продаже срывается со стопроцентной гарантией! И все начинается с чистого листа. Заново. Там, в новых условиях этой задачки, уже нет Тапаева. Но есть его наследники. Аня, Роман, потом еще тот сын, которого клиенту родила его любовница и которого он давным-давно не видел. Это уже не один бизнесмен – а несколько человек, и с ними можно работать, можно обсуждать с каждым в отдельности вопрос о продаже принадлежащих им долей в бизнесе покойного Тапаева. И есть шанс переломить ситуацию в свою пользу. Но только сначала мой клиент должен умереть. Должен умереть! Он в гораздо большей опасности, чем себе представляет. Или только делает вид, что не представляет, как близок он к роковой черте?»

   – У меня есть просьба, – сказал Китайгородцев. – Мы тут ждем прибытия любовницы клиента. А у нее – сын. Между прочим, сын Тапаева. И он – в числе его наследников…


* * *

   Снегоход – любимая Анина игрушка. Еще утро, солнце не успело высоко подняться над верхушками деревьев, а она уже оседлала своего рычащего зверя. Еще пара секунд – и унеслась бы прочь, это у нее вместо утренней зарядки, наверное. Но Анатолий очень вовремя вышел из дома.

   – Здравствуйте! – махнул он рукой. – На прогулку?

   – Здравствуйте. Вы видите, какой снег?

   – Как в Швейцарии? – засмеялся Китайгородцев. – Или в Австрии какой-нибудь. Вы ведь были в Австрии?

   – Да.

   – А в Швейцарии?

   – Пока еще нет.

   – Но надеетесь?

   – Скоро я там буду.

   «Значит, они добираются в Лихтенштейн через Швейцарию!»

   – Ого! – позавидовал Анатолий. – Какой город, если не секрет?

   – Цюрих.

   – Значит, швейцарская авиакомпания?

   – Турецкая.

   Китайгородцев улыбнулся, оценив шутку.

   – Я не шучу, – покачала головой Аня. – Самолетом «Тюркиш Эйрлайнз» до Стамбула, потом уже из Стамбула – в Цюрих.

   Анатолий поразился замысловатости маршрута. Что-то тут не стыковалось…, – Вы из Москвы вылетаете?

   – Из Алма-Аты. Это ближе.

   «Вот оно что! Не из Москвы. Это чепуха – что Алма-Ата ближе. «Ближе» не всегда значит «удобнее». Просто Тапаев боится Москвы, старательно обходит ее стороной, запутывает следы, опасаясь, как бы его не перехватили по дороге в спасительный, как ему представляется, Лихтенштейн».

   – Когда у вас вылет?

   – Двадцать второго.

   «И еще им надо до Алма-Аты добраться, – прикинул Китайгородцев. – Так что получается – сразу после празднества».

   – Надолго? – поинтересовался он.

   – Нет. У меня ведь учеба.

   «Отец не сказал ей о том, что они уже не вернутся? Или возвращение все-таки предусмотрено? Один только Тапаев это знает. Все-таки вполне возможно, что они не вернутся. А дочери не говорит намеренно, опасаясь утечки информации. У нее – свои подруги, друзья…»

   – Кстати, я вашего друга видел, – сообщил Анатолий. – Которого Виктором зовут.

   – Когда? – опешила Аня.

   «Она ничего еще не знает, оказывается. Ей не сообщили?»

   – Он приехал сегодня утром, – объяснил Анатолий. – А вы не знали?

   – Нет!

   Было видно, как разволновалась.

   – Он – в гостевом доме, – подсказал ей Китайгородцев. – На втором этаже, комната двадцать четыре.

   Аня завела заглушённый на время их беседы двигатель снегохода.

   – Гонец, который принес приятную весть, имеет право на исполнение одного желания, – быстро произнес телохранитель.

   – Загадывайте! – засмеялась девушка.

   – Хочу услышать ответ на такой вопрос. Чем ваш друг в этой жизни занимается?

   – Он студент. Учится вместе со мной.

   Вот это и заинтересовало Китайгородцева – что он студент. Потому что по возрасту Виктор был явно значительно старше Ани. Что предполагало наличие какой-то биографии.

   – А раньше он чем занимался?

   – Это уже второй вопрос, – напомнила девушка.

   – И тем не менее?

   – Я не знаю, если честно.

   – А знаете его давно?

   – Два года.

   – И не в курсе его прежних занятий? – искренне удивился телохранитель.

   – Он не рассказывает. А я и не спрашиваю, – ответила Аня. – Извините.

   Развернула снегоход и умчалась, оставив Анатолия в состоянии некоторой задумчивости.

   «В каких случаях люди предпочитают не рассказывать о своем прошлом? Когда у них в прошлом было что-то такое, о чем рассказывать совсем не хочется…»


* * *

   Обнаженный до пояса Юра пригоршнями брал из сугроба снег, втирая его в раскрасневшуюся кожу, – и при этом он громко матерился, облегчая тяготы утренней процедуры. Китайгородцев прошел в дом незамеченным. Дверь в комнату, в которой ночевал Юра, была приоткрыта. Телохранитель вошел туда, предварительно убедившись, что в коридоре никого нет и его никто не видит.

   Подаренная случайным Юриным собутыльником куртка лежала на полу. Еще на полу Китайгородцев обнаружил рубашку, рассыпанные в беспорядке сигареты, кожаный ремень и несколько московских газет за вчерашнее число. На вещах в распахнутой дорожной сумке покоилась барсетка. Но Анатолий первым делом быстро ощупал содержимое сумки. Ничего интересного для себя он там не нашел. Тогда он занялся барсеткой. И первое, что увидел – паспорт. Юрин паспорт, родной! С его фотографией и его данными! Юрий Сергеевич Шалыгин. Не отдал Юра свой паспорт вместе с пальто…

   Телохранитель ощупал куртку. Вот он, второй паспорт! Раскрыл. «Так, Должанский Александр Александрович… Имя растяпы, отдавшего свой документ вместе с курткой? – Китайгородцев всмотрелся в фотографию. – Не Юрино фото, конечно. Но какая-то неуловимая схожесть присутствует. Вот если Шалыгину, к примеру, прическу изменить, просто постричься «под Должанского»?.. Уже неплохо. Уже близко к оригиналу! Что еще? Юра – поупитаннее. Ну, так фотография когда делалась! Будем считать, что поправился с того времени. И потом – Шалыгину надо немного щуриться, когда он этот паспорт будет кому-то предъявлять. И тогда, если не смотреть слишком внимательно, можно паспорт Должанского принять за Юрин…» Анатолий пока не делал никаких выводов. Он просто размышлял – мог бы Шалыгин использовать в случае необходимости паспорт этого растяпы Должанского или не мог? Получалось, что мог. Телохранитель и не задался бы таким вопросом, если бы не те странные следы на Юриной рубашке… Такие следы обычно оставляет плечевая кобура. Кобура, в которой носят оружие!

   Тем временем за окном стих производимый непроспавшимся гостем шум. Китайгородцев поспешно вышел в коридор. Через мгновение хлопнула дверь.

   – О! – сказал Шалыгин, увидев в коридоре Анатолия. – Привет, Сибирь!

   – Здравствуйте! Я рад вас видеть живым и здоровым!

   – Ну что со мной может случиться?

   – Э-э, не скажите. Вчера-то – еще немного – и эта злобная псина добралась бы до вас.

   – Я бы отбился.

   – Хочется надеяться. Зачем же вы вышли из дома?

   – Спьяну, – легко объяснил тягу к ночным прогулкам Юра. – Пошел мужика того искать. Чтобы паспорт ему вернуть, в общем. Ха-ха-ха!

   – А свой у него – забрать. Да?

   – Ага!

   – Может, вы ему его и не отдавали?

   – Отдал. Вместе с пальто. Это точно.

   – Ну надо же, – притворно вздохнул Анатолий. – Придется того мужика разыскивать, чтобы произвести обратный обмен?

   – Ага. Ченч, в общем.

   – И еще, – произнес Китайгородцев, сохраняя доброжелательную беззаботность во взгляде. – Мой товарищ вчера у вас по поводу оружия интересовался. Вы извините его за назойливость. Просто мы – из охраны, а у нас тут – режим и свои правила. Извините еще раз.

   – Да ладно, какие проблемы? Ну, спросили и спросили. А оружия у меня нет. И не было никогда.

   – Даже газового?

   – Даже газового.

   «А следы на рубашке – есть. Вот загадка!»

   Телохранитель распрощался с ним и пошел к Богданову.

   – Андрей Ильич! – сказал он начальнику тапаевской охраны. – Для тебя есть пионерское задание. Ты ведь тут на территории каждый кустик знаешь? Представляешь, где что можно спрятать? Ты бы прошелся, посмотрел, не сделал ли кто закладку на территории…

   – Какую закладку?

   – Спрятал что-нибудь. Только ты лично, а? Чтобы никто не знал. Только ты и я.

   – А что искать?

   – Сам увидишь.

   – Нет, скажи. Мне так легче будет сориентироваться.

   – Там будет пистолет, Ильич. Пистолет в плечевой кобуре. Что такое плечевая кобура, ты, надеюсь, знаешь?

   – Ты уверен, что пистолет? – спросил Богданов, явно опешивший от подобного поворота в их с Китайгородцевым беседе.

   – Не уверен, Ильич, врать не буду. Но не исключаю, что он есть. Ты бы посмотрел, а?


* * *

   Двое тапаевских охранников устанавливали на открытой площадке столы. В соответствии с задумкой хозяина праздник, начавшийся в доме, должен был продолжиться под звездным небом – когда все уже будут достаточно пьяны для того, чтобы не испугаться мороза. Здесь, под звездным небом, гости выпьют еще – и вдруг погаснут фонари! И в полной темноте небо расцветится фейерверком! Заключительный аккорд. Восклицательный знак в завершение праздника. Анатолию задумка с фейерверком не нравилась, поскольку все последние дни он испытывал смутное беспокойство – пока он не вмешивался, ограничиваясь наблюдением за подготовкой к празднику.

   «Это что?» – Он увидел одинокую женскую фигуру. Женщина прогуливалась по дорожке, потом увидела суетившихся охранников, остановилась. «Сестра Тапаева? Как-то они с мужем все время отдельно. К брату она одна ходила. И на прогулке вот – тоже», – Китайгородцев приблизился.

   – Здравствуйте, – первой поздоровалась женщина.

   «Тихий голос, какой-то необычный взгляд, – заметил Анатолий. – Во взгляде не угадывается жизни…»

   – Здравствуйте, – кивнул он. – Подготовка идет полным ходом? – кивнул в сторону охранников.

   Женщина улыбнулась ему в ответ одними уголками губ, проговорив:

   – Здесь слишком холодно. Вряд ли гости будут в восторге.

   – Боитесь замерзнуть? – спросил телохранитель.

   – Я вообще в этом не участвую.

   – Почему?

   – Чтобы долго быть на морозе, надо обладать богатырским здоровьем, – так она это сказала, что фраза была похожа на жалобу на отсутствующее здоровье. Только сейчас Китайгородцев понял, что у нее за взгляд. Взгляд больного человека. Тяжело больного. Неизлечимо. Он сделал вид, что ее не понял.

   – Я видел, как сегодня утром Юрий обтирался снегом. Он ведь ваш брат, кажется?

   – Сводный. У нас разные отцы. А он, действительно, человек крепкий.

   – Но не сибиряк?

   – Нет.

   – Бизнесмен, как я слышал?

   – Был бизнесмен.

   – А сейчас?

   – Все в прошлом, – бесстрастно сообщила женщина.

   – Разорился?

   – Там у него какие-то свои дела. До сих пор кому-то должен.

   – Расплатится когда-нибудь, – проявил оптимизм Анатолий.

   – Сомневаюсь. Бывают долги, которые вернуть невозможно в принципе.

   – Неужели так много?

   – Я слышала, что да. Как говорит мой супруг, невозвратные долги – самая надежная гарантия безопасности. Если кто-то не возвращает долг, который в принципе можно вернуть – такого могут убить. Запросто, из чувства мести. А безнадежный должник – такой, как наш Юра, – проживет долго-долго и умрет своей смертью. Потому что всю жизнь он будет работать на кредитора, отрабатывая свой долг. А кто же станет резать курицу, несущую золотые яйца?

   – А у него с Генрихом Эдуардовичем хорошие отношения?

   – Вы хотите сказать, что Генрих мог бы погасить Юрин долг?

   – Ну, в общем, да.

   Женщина покачала головой и засмеялась. В ее смехе что-то слышалось. Горечь? Похоже, что Тапаев не очень-то рвался помогать своим родственникам. Или размер Юриного долга был неподъемен даже для него?

   Телохранитель не успел додумать эту мысль до конца, потому что вдруг увидел начальника местной охраны. Богданов шел по дорожке торопливым шагом и издали был похож на растревоженного пса.

   – Извините, – сказал Китайгородцев женщине и пошел навстречу Андрею Ильичу, думая: «Неужели действительно нашел пистолет?»

   – Толик, я тебя ищу! – крикнул Богданов.

   Он выглядел озабоченным.

   – Пистолет? – не выдержал Анатолий.

   – Нет. Но тоже штука интересная, – он увлек телохранителя за собой, объясняя ситуацию на ходу: – Я только по следам смотрел, Толик. Только по следам. Везде ведь снег. Если кто где прошел, сразу видно. А тут место есть такое – тихое… Оно – в стороне. Глухое, в общем, место. Обогнули хозяйский дом, прошли через площадку, на которой до недавних пор парковали свои машины тапаевские охранники, потом дорожка привела их к притаившейся среди деревьев беседке – а дальше уже была снежная целина.

   – Вот сюда, Толик. Здесь – собачьи следы, видишь? Это наш кобель тут бродил. Сюда никто не заходит. Ты понимаешь? Когда забор ставили, специально этот кусок прихватили. Генрих Эдуардович хотел бассейн сделать. Потом прикинули, сколько деревьев придется вырубать, и решили все оставить как было. И тут нет ни дорожек, ни тропинок даже. Никто здесь не появляется.

   Почти сразу Китайгородцев увидел забор. И – разрытый снег!

   – Пес раскопал, так думаю, – сказал Богданов. – Учуял, видно. Вот, полюбуйся!

   У самого забора виднелся какой-то провал. Неглубокий. Как раз такой, чтобы под забором смог пролезть человек.

   – Вот доски и смерзшийся дерн, – говорил Андрей Ильич.: – Прикрыто, видать, было. Замаскировано. А пес учуял. И раскопал!

   Анатолий нырнул в лаз. Грунт был выбран аккуратно. Ровные, почти гладкие, стены… Копали явно по теплу – осенью или летом…

   – Когда сигнализацию по периметру территории монтировали? – спросил у начальника охраны.

   – Прошлой осенью.

   «Значит, осенью этот лаз вырыт. Уже после того, как установили сигнализацию. Иначе рабочие его обнаружили бы, конечно…»

   Китайгородцев прополз по недлинному туннелю – и уперся в преграду. Дальше пути не было. Он приподнялся, выжимая нависший над ним «потолок» спиной – и тот вдруг легко поддался. Телохранитель вывернул прикрывавшие вход в лаз доски, выпрямился в полный рост. Он стоял с внешней стороны ограждаемой забором территории, и прямо перед ним был сплошной лес – и давным-давно никем не нарушаемый снежный покров. Только кое-где виднелись птичьи следы.

   Тем же путем Анатолий вернулся к своему спутнику.

   – Что скажешь? – спросил тот.

   Сам он вряд ли понимал, что происходит, и хотел услышать версию Китайгородцева.

   Телохранитель осмотрелся по сторонам. Прошедший накануне снег присыпал следы, но все же кое-что можно было разобрать. Вот бегал пес – тот самый кобель, который разрыл замаскированный лаз. А вот легко угадываемая цепочка человеческих следов, присыпанных снегом. Человек вышел из-за деревьев и приблизился к забору – метрах в десяти от того места, где был вырыт лаз. Потом пошел вдоль забора. Дошел до лаза. А от него ушел в сторону дома.

   – Что скажешь? – опять спросил Богданов.

   – А ведь следы свежие, да? – предположил Анатолий, не отвечая на вопрос своего собеседника. – Когда это у нас снег шел? Сегодня ночью? Так?

   – И вчера ночью.

   – Да, – вспомнил Китайгородцев. – И вчера. Но следы – свежие, согласен?

   – Согласен.

   – Вчерашние только…

   То есть между последним снегопадом и предыдущим. Богданов понял.

   – Не уверен, – покачал он головой.

   – Думаешь, еще до предыдущего снега человек тут бродил?

   – Возможно. Знаешь, я у ребят своих спрошу, может, кто из них тут прогуливался.

   – Э-э, нет! – всполошился Анатолий. – Ни у кого ни о чем спрашивать не надо! Полный молчок. Забудь про эти следы. Сделай вид, что ты их вообще не видел. Й даже сюда не забредал. Ты мне скажи вот что. Там, за забором, – что?

   – Лес.

   – В город так можно выйти?

   – Город – в другой стороне!

   – Но там что-то должно быть… Железная дорога?

   – До железной дороги – километров сто.

   – Шоссе?

   – Ну, какое тут шоссе? – Андрей Ильич пожал плечами. – Один лес кругом.

   – А в лесу проселочные дороги есть?

   – Есть.

   – Ив той стороне – тоже?

   – Да. Но до нее – несколько километров.

   – Сколько? – быстро спросил Китайгородцев. – Десять километров? Двадцать?

   – Километра три или четыре…

   – А куда та дорога ведет?

   – Не знаю. Я по ней ни разу не ходил.

   – У тебя лыжи есть?

   – Есть.

   – Сейчас же ставь на лыжи кого-нибудь из своих ребят… Такого, чтоб потолковее был… Пусть дойдет до той дороги, посмотрит, как там и что.

   – Что же он там посмотрит?

   – Не знаю, – сказал Анатолий. – Что увидит, о том и расскажет. Главное – пусть он пройдет по той дороге километров по десять в обе стороны. Мне надо знать, куда дорога выводит. Вот если бы с воздуха взглянуть! В вашем городке вертолет есть?

   – Откуда у нас вертолет?

   – Да, ты прав – откуда у вас вертолет. В общем, отправляй своего лыжника!


   Телохранитель Китайгородцев:

   «С одним моим коллегой произошел примечательный случай. В выходной день ему позвонил клиент и попросил приехать к нему домой.Телохранитель приехал. Клиент лежит в постели, потому как заболел, но ему срочно необходимы деловые бумаги, которые он оставил в офисе. А офис у негов каком-то гибломместе, в промышленной зоне на окраине города, и по всему видно, что тут не только болезнь причиной, но еще охраняемому и просто туда не хочется ехать. Он дает телохранителю ключи от офиса, рассказывает, где лежат нужные ему бумаги. Тот едет на место, проходит через проходную, где мирно дремлет дед-охранник, а офис – как раз на территории завода, который уже давным-давно ничего не производит, и где и в рабочий-то день не увидишь живой души, а в выходной так и подавно. В офисе охранник ищет бумаги там, где ему было указано, но не находит ничего! Звонит клиенту, чтобы уточнить, а тот, как бы между прочим, спрашивает у него: «Ну, как там обстановка?» И тут телохранитель, который на своей непростой работе уже собаку съел, вдруг понимает каким-то седьмым чувством, что никакие такие бумаги его клиенту не нужны! Да и нет тут/тех бумаг, похоже… А послал его бизнесмен в офис потому, что ожидал он там каких-то неприятностей, и просто вместо себя направил телохранителя, чтобы посмотреть, чем дело закончится… Когда тот парень рассказывал мне эту историю, он сказал, что самым большим потрясением для него был переход от беззаботности, от ощущениярутинности происходящего к осознанию присутствия рядом опасности! Ехал за какими-то бумажкамиа оказалось, что он долженбыл проверить, нет ли там засады! Его потрясение было не от того, что ему открылосьсейчас, мол, начнется стрельба и будет кровь… Его потрясение было от неожиданности, от того, что все открылось вдруг, внезапно. Он просто не был к этому готов. Это всегда бьет по нервамкогда внезапно…»


   – Ильич! Сколько у тебя людей на территории?

   – Охраны?

   – Охраны, да!

   – Четверо, если без тебя и твоего напарника.

   – Одного ты отправляешь на проселок. Значит, трое?

   – Да.

   – Себя считал?

   – Да.


   «Охране тоже верить нельзя… Вполне может быть кто-то из них… Разве что сам Ильич вне подозрений… Да и его теперь надо держать на расстоянии… Для собственного спокойствия… Значит, Тапаевым я займусь лично… Тапаевымлично…»


   – Ильич, надо полностью прикрыть хозяйский дом. Ты и двое твоих, что остались. Значит, так: входная дверь, гостиная и коридор первого этажа. Итого – три поста.

   – А на втором этаже?

   – На втором этаже буду я. Охранника, который обычно дежурит у тапаевского кабинета, заберешь вниз. Я его подменю.

   – Хорошо.

   – Как у тебя отношения с местной милицией?

   – Нормальные отношения.

   – А у Тапаева?

   – Они с ним в контрах.

   – Почему?

   – Не знаю я. Это их дела.

   – Понятно. Но на милицию молено рассчитывать в случае чего?

   – Вполне.


   «Дом… Охрана…»


   – Вот здесь поставь своего человека!

   – Сделаю!


   «Гостиная… Дежурит… Глазасонные…»


   – Не спи на посту! Я тебя уволю к чертовой бабушке! У тебя дети есть?

   – Девочка.

   – Зовут ее как?

   – Маша.

   – Вот я тебя уволю, если будешь носом клевать, и твоя Маша будет ходить голодной. Ты меня понял?

   – Понял.

   – А ты проследи за ним, Ильич.

   – Хорошо.


   «Лестница… Коридор… Приемная… Охранник…»


   – Этого, Ильич, отправь к двери, как я сказал.

   – Хорошо.

   – На себя возьми коридор первого этажа. Своим ребятам поставь задачу: никого в дом не впускать без моего разрешения! В дом имеют доступ только твои охранники, ты, сам Тапаев, Аня и Роман!

   – А родственники его?

   – Я что-то неясно сказал?

   – Я понял, Толик.

   – Все, иди вниз. Я не забудь отправить человека на проселок.

   – Сделаю.


* * *

   В тапаевский кабинет Китайгородцев вошел, предварительно постучав. Хотя ему хотелось вбежать, ворваться – убедиться, что с клиентом все в порядке.

   А с ним и так все было в порядке. Он сидел за рабочим столом и разговаривал по телефону. Жестом показал Анатолию, что тот может присесть.

   – Ну, ты сам реши, отправлять им этот факс или нет, – говорил клиент своему невидимому собеседнику. – От них платежка пришла, как они обещали? Не пришла? Вот отправляй им в таком случае факс, а дальше делай так, как мы с тобой договаривались…

   Легкое раздражение угадывалось в его голосе. Так бывает с людьми, которых против их воли пытаются привлечь к участию в делах, им попросту неинтересных. Тапаеву его бизнес, видимо, уже был неинтересен. Он собрался его продавать. А ему докучают какими-то факсами…

   Положил трубку на рычаг, перевел взгляд на гостя – с чем, мол, пожаловал?

   – Нужна милицейская подмога, Генрих Эдуардович, – сказал Китайгородцев. – Если у вас есть такая возможность, свяжитесь, пожалуйста, с местным отделом милиции, пусть они помогут людьми. Человек десять! Срочно!

   – А что случилось? – осведомился Тапаев таким тоном, каким обычно многоопытные родители осаживают своих излишне возбужденных и шумливых детишек.

   Анатолий как будто бежал-бежал, да и шмякнулся со всего разбега о невесть откуда появившуюся у него на пути кирпичную стену. Но взял себя в руки, пояснил:

   – Ваш начальник охраны обнаружил подкоп. Здесь – чужие!

   – Где – чужие? – тем же тоном уточнил клиент.

   – Здесь, на территории.

   – А может – снаружи?

   – Может, и снаружи, – подтвердил Китайгородцев, хотя лично ему эта версия не представлялась бесспорной.

   – И что дальше? Будет штурм? – В тапаевских интонациях угадывались недоверие и насмешка. Он продолжил: – В моем доме есть охрана. Моя охрана. Плюс вы, московские зубры. Я плачу деньги за то, чтобы меня охраняли, а мне предлагают еще и милицию вызвать! Почему бы в таком случае не стянуть сюда еще и подразделения Министерства по чрезвычайным ситуациям, не попросить подмоги у близлежащей воинской части, да с комбината не вызвать стрелков-вохровцев?

   – Нам не хватает людей! – терпеливо объяснил телохранитель.

   – Так вызовите из Москвы своих коллег.

   – Неужели вам дешевле обойдется их перелет, чем…

   – Да, – кратко подтвердил клиент и посмотрел на Анатолия взглядом, в котором по-прежнему нельзя было прочитать ничего.

   Что-то у него действительно не клеилось с местной милицией, судя по всему.

   – Я могу прямо от вас позвонить в Москву? – спросил Китайгородцев.

   – Естественно.

   Анатолий набрал телефонный номер Хамзы.

   – Роман Александрович? Это я, Толик. У меня – проблемы. Мне срочно нужны люди. Как можно больше. Человек десять. Полная экипировка. Шлемы. Бронежилеты – пятый класс. Ружья. Да, режим демонстративной охраны. Необходимо, чтобы они прилетели уже сегодня. Сообщите мне номер рейса и время вылета. Пусть они привезут дополнительные бронежилеты – для клиента, для моей подопечной и для нас с Костюковым. Хорошо, я буду держать вас в курсе…

   Положил трубку. Тапаев, судя по его виду, не без труда сохранял выражение спокойствия на своем лице. Все-таки не удержался от того, чтобы спросить:

   – Неужели все так серьезно?

   В данном случае он должен был знать правду. Просто обязан. Чтобы не мешал Китайгородцеву делать свою работу.

   – У меня пока нет стопроцентных доказательств, – сказал Анатолий. – Но я уверен, что вам грозит опасность. Они знают о том, что вы вот-вот продадите свой бизнес!

   Бизнесмен вскинул голову и воззрился на собеседника.

   – Знают, – подтвердил телохранитель. – Если это раскопали мы, то они подавно в курсе всех ваших дел. Знают о том, что сделка готовится. Знают о том, что вы для заключения сделки летите из Алма-Аты в Стамбул и далее – в Цюрих…

   – Откуда они могут знать?!

   – Вы ведь билет приобрели на свою фамилию? Так вот они не дадут вам улететь. Для них это – единственный шанс сорвать сделку.

   – Значит, будут готовить покушение?

   – Для покушения уже все готово.

   – И они подошлют убийцу?

   – Вы не поняли главного, – сказал Китайгородцев. – Убийца уже здесь. На охраняемой территории. Он рядом с вами. Только я пока не знаю – кто он.


* * *

   Вызванный Анатолием, пришел Костюков.

   – У нас проблемы, – начал Китайгородцев. – Клиента хотят «завалить». Я уже попросил у Хамзы подкрепление. Сегодня должны прилететь наши. Я намеренно попросил их облачить по устрашающему варианту, чтобы этого чертова киллера припугнуть.

   – По поводу киллера – ты уверен?

   – Начальник охраны нашел в глухом углу этого поместья лаз, ведущий наружу. Был подготовлен еще осенью и замаскирован! Это путь отхода, никаких сомнений. А для удара сейчас – самое время. Последний шанс. Тапаев вот-вот исчезнет. И до него потом уже не дотянуться. Они пошли ва-банк. Этот юбилей для них – последняя возможность. Он не нужен им живой. Он нужен им мертвый. А киллер уже здесь, это точно. Там, у лаза, следы. Понимаешь?

   – Проверял, свободен ли путь отхода?

   – Да. Хотя у меня еще есть такая мысль – что это не киллер прогуливается, а его сообщник. Может быть, киллер придет оттуда, извне, из-за забора. А сообщник будет здесь его ждать. В лесу есть какая-то проселочная дорога. Я послал туда человека, чтобы он прокатился туда-сюда, посмотрел. Может быть, там тоже есть какие-то следы. Может, хоть какая-то зацепка?

   Костюков задумался, просчитывая варианты. Все-таки у него еще оставались сомнения.

   – Хорошо, пусть лаз и пусть следы рядом с тем лазом, – сказал он после паузы. – А ты не допускаешь мысли, что кто-то случайно вышел туда, просто прогуливаясь?

   – Прогуливался, проваливаясь в снег по пояс?

   – Там так глубоко?

   – Да! Там нет дорожек, снег не расчищен… Такое глухое место, что появиться там можно только специально. И вот он пришел туда специально, промахнувшись мимо лаза всего метров на десять, потом дошел до лаза – а дальше вдоль забора не пошел, сразу повернул к жилью. Знаешь, почему дальше не пошел? Он нашел то, что искал. То есть – лаз! И еще по поводу случайности тех следов. Он ведь никому не рассказал о своей находке. Промолчал. Никто про лаз не сказал ни слова.

   – Вот черт! – покачал головой Костюков. – Ты кого-нибудь подозреваешь?

   – Я подозреваю всех.

   – Я серьезно.

   – А я разве несерьезно? Присутствующих на территории поместья можно четко разделить на три группы. Первая – это тапаевские родственники…

   Костюков только хмыкнул недоверчиво.

   – Между прочим, – сказал Китайгородцев, – у нашего с тобой общего знакомого, любителя сибиряков, которого звать Юрой, два паспорта. Один – его личный, второй якобы достался ему случайно. Только вот на этом «случайном» паспорте фотография такая, что при некоторой доле невнимательности человека на фотографии можно принять за Юру. А у любителя сибиряков, между прочим, куча долгов, и он, как мне сказали, никак не может их отработать. А еще совсем недавно Юра носил оружие, но никак не хочет в этом признаваться…

   – Ну, допустим.

   – Вторая группа – это те, кто рядом с клиентом. Его охрана. К ним уже когда-то подбирались – да того же Богданова пытались вербовать. Его я, кстати, подозреваю меньше всего. Потому что он в тот раз пришел к Тапаеву и во всем признался. Если бы он таил дурные мысли, – не сказал бы ничего, конечно. Выполнил бы заказ – и скрылся. А вот остальные охранники – в них я не уверен… Нет гарантии, что им не делали подобных предложений. А раз молчат – тут что хочешь можно предполагать. И, наконец, третья группа. Тут – сборная солянка, но всех этих людей объединяет то, что они не являются ни родственниками юбиляра, ни обслуживающим персоналом из местных – как те же охранники, например. Все без исключения они – люди пришлые и случайные, в общем-то, для Тапаева. И вот они-то и вызывают у меня самые большие подозрения. Виталий Степанович, врач-нарколог… Он, кстати, прогуливался по территории ночью, и на него напала собака. Хотел бы я знать, где именно пролегал его маршрут. Еще один человек из этой группы – Виктор, Анин друг. Честно говоря, ничего пока о нем не могу сказать. Но присмотреться к нему следует. И, наконец, Рита…

   – Ты сошел с ума! – засмеялся Костюков, явно не ожидавший, что подозрительность Китайгородцева распространится даже на его собственную подопечную.

   – Согласен, что на киллера она не тянет, – признал Анатолий. – Но она появилась в окружении клиента совсем недавно. Это тоже подозрительно, согласись.


* * *

   «Э-э, вот так дела! – удивился Анатолий, заходя в кабинет. – За последние полчаса с клиентом что-то произошло. Осунулся, посерел и вообще выглядит неважно…»

   – Как вы себя чувствуете, Генрих Эдуардович?

   – Нормально.

   «И коньячок вот на столе. Это у него вместо успокоительного, похоже. А как у него со здоровьем, кстати?»

   – Если у вас вдруг возникнут проблемы с сердцем, – сказал Китайгородцев, – или давление поднимется, вы сразу меня ставьте в известность, пожалуйста.

   – Ты разве доктор?

   – У меня – медицинская подготовка, Генрих Эдуардович. И в походной аптечке есть все самое необходимое.

   – Запасливый, – усмехнулся Тапаев.

   – Генрих Эдуардович, я к вам вот по какому поводу зашел. Я отправляю в Москву запрос на всех, кто присутствует на вашей территории. Но у меня нет фамилии друга вашей дочери.

   – Пастухов.

   – А отчество?

   – Не могу же я знать отчество каждого сопляка!

   – У вас с ним неприязненные отношения?

   – У меня с ним вообще никаких отношений.

   – И все-таки…

   – Тебе это так интересно?

   – Сейчас все имеет значение, Генрих Эдуардович.

   – Есть люди, от которых свою дочь надо держать на расстоянии.

   «Ага… Клиент позволил Виктору появиться в своем доме только потому, что очень скоро увезет дочь далеко и от этого дома, и от нелюбимого им Виктора…»

   – Вам доводилось с ним общаться?

   – Мне не о чем с ним говорить.

   Тапаев налил себе еще коньяку и выпил. Жесты резкие. Нервничает. Китайгородцев это про себя отметил.

   – И еще я хотел вас спросить. Юрий Сергеевич Шалыгин, ваш сводный брат… У него действительно серьезные проблемы?

   – Ну какие у него проблемы? – еще больше

   нахмурился и без того невеселый бизнесмен.

   – Бизнес пошел наперекосяк, он задолжал кому-то, – напомнил Анатолий.

   – Так это он задолжал, к нему и все вопросы, – сказал, как отмахнулся, Тапаев.

   Похоже, что все именно так и было, как представлялось Китайгородцеву. Клиент или не хотел, или не мог помочь своему родственнику. Предоставил тому самостоятельно выкарабкиваться из случившихся передряг. И даже разговаривать на эту тему не хочет…

   – Генрих Эдуардович! А Юрий когда-нибудь говорил вам об оружии? Вы видели у него в руках пистолет?

   – Нет.

   – Может быть, он раздобыл пистолет в целях самообороны… Все-таки он кому-то там задолжал, ему почти наверняка угрожали… Ведь угрожали?

   – Что-то он такое говорил.

   – Об угрозах? Или об оружии?

   – Об угрозах.

   – А о пистолете?

   – Нет, про оружие речи не было. Если хочешь, я могу спросить у него про пистолет.

   – Вот этого не надо, – попросил Анатолий. – Вы пока, пожалуйста, делайте вид, что ничего не происходит.

   – «Пока» – это до каких пор?

   – До прибытия из Москвы моих ребят. Пока не подойдет подмога, в общем.


* * *

   Из окна тапаевской приемной Китайгородцев видел, как ведомый Аней снегоход подкатил к гостевому дому. Анин спутник поцеловал ее на прощание и скрылся в доме. Снегоход заскользил меж деревьев, нырнул за угол и затих. Через минуту на лестнице, ведущей на второй этаж, раздались шаги. Девушка поднималась к себе в комнату. Когда Анатолий выглянул в коридор, там уже никого не было. Только было слышно, как закрылась дверь. Он подошел к ее комнате, постучал. Тишина. Он постучал еще.

   – Кто?

   – Аня, это Анатолий.

   Пауза. Он даже подумал, что она не откроет. Но щелкнул замок, дверь приоткрылась. Китайгородцеву показалось, что Аня встревожена.

   – Все нормально, – на всякий случай произнес телохранитель. – Вы позволите мне войти?

   И – снова пауза. Как будто его визит был совсем некстати…

   – Я только что приехала, – сказала Аня, будто извиняясь.

   – Катали Виктора?

   Метнула быстрый взгляд – и тут же снова опустила глаза. Не ответила… А утром она выглядела повеселее. Когда он сказал ей о том, что приехал ее друг. Может быть, они поссорились? Но Виктор ведь поцеловал ее, прежде чем расстаться?

   – Я зашел к вам только для того, – кашлянул Анатолий, – чтобы предупредить: пока что вас в этом доме не могут посетить ни Виктор, ни Рита.

   – Почему?

   – Не знаю, – флегматично пожал плечами Китайгородцев. – Это распоряжение вашего отца.

   Его ложь оказалась для Ани вполне приемлемым объяснением. Тапаев, судя по всему, уже не раз озвучивал свои распоряжения, не утруждая себя обоснованием предпринимаемых им шагов. Он распоряжается – все безоговорочно выполняют. Аня вот, например, даже не удивилась.

   – Хорошо, – сказала она, глядя в пол. – Я вас поняла.

   Подразумевалось, что она восприняла информацию и теперь хотела бы побыть одна. Но телохранитель не торопился уйти.

   – Рита скучает, – сообщил он тоном чело века, который не прочь немного поболтать, поскольку у него море свободного времени. – Вы уж не забывайте вашу подругу, пожалуйста.

   И опять Аня сказала:

   – Хорошо.

   – Только я теперь боюсь за Виктора, – засмеялся Китайгородцев.

   При упоминании о Викторе она насторожилась. Анатолий демонстративно этого не заметил.

   – Это я вспомнил ту историю, – продолжил он, – когда вы с Ритой на курорте иностранца напоили.

   Девушка несмело улыбнулась в ответ.

   – Вы, наверное, это придумали, Аня?

   – Почему же я?

   – Рита не смогла бы. Я ее хорошо знаю.

   – Я уже не помню, если честно…

   Ее явно тяготило присутствие постороннего.

   – Я просто логически рассуждаю, – давил Анатолий. – Вы – более активная. Лидер. И с Ритой именно вы первая заговорили там, на курорте, а не она с вами…

   – Вот и неправда. Она ко мне обратилась.

   – Неужели?

   – Можете у нее спросить.

   – Она – хорошая подруга?

   – Да.

   – Что больше любит делать, если не секрет – : рассказывать что-либо или слушать других?

   – Слушать.

   – Вас она расспрашивала о чем-нибудь?

   – О чем?

   – О вашей семье… О вашем отце…

   Это было важно. Очень важно.

   – Нет.

   – Разве? – приподнял бровь Китайгородцев, думая: «Вот если бы Рита расспрашивала подругу о ее отце, стараясь выведать интересующие ее подробности! Этакий засланный казачок в юбке!»

   – Нет, я точно помню. Да и зачем ей? Нам было так весело и так хорошо…

   – Но вы сказали, что она внимательно вас слушала? Значит, вы что-то ей рассказывали?

   – Про свою учебу ей рассказывала… Про друзей…

   Она старательно смотрела мимо него. И непрерывно теребила «молнию» своей куртки. Движения были порывистые. Нервные.

   – Извините меня за мою назойливость, – Анатолий обаятельно улыбнулся. – Я пойду, пожалуй.

   Едва он переступил порог, Аня захлопнула за его спиной дверь. Отгородилась.


* * *

   Китайгородцев обедал в тапаевской приемной, куда Богданов принес поднос с едой. Сам клиент из своего кабинета не выходил. Сидел в глубоком кресле в крайне дурном расположении духа и постепенно нагружался коньячком. Если дело так пойдет и дальше, то неминуемо последует послеобеденный сон, а там уже и до ночи недалеко – и клиент все время на месте, никуда не рвется и никого не принимает… Просто воплощенная мечта любого телохранителя!

   Вновь Богданов появился, когда Анатолий невнимательно ковырял вилкой в тарелке. Начальник тапаевской охраны, судя по его возбужденному виду, лестницу, ведущую наверх, преодолел на одном дыхании.

   – Толик! – жарким шепотом произнес Андрей Ильич, косясь взглядом на дверь кабинета. – Скворцова приехала! С сыном!

   Эта фамилия уже была известна Китайгродцеву. Много лет назад женатый человек Тапаев завел себе любовницу. Вот у нее и была фамилия Скворцова. Связь длилась несколько лет. Потом они разошлись. Женщина хотела, чтобы Генрих Эдуардович ушел из семьи и женился на ней. Он не решился. В семье у него было двое детей. У Скворцовой от него – один. Может быть, он сделал выбор между двумя вариантами сугубо арифметически. Так сказать, два – один в пользу семьи. Может, другие какие-то резоны у него были. Богданов, посвящавший Анатолия в тайны тапаевской семьи, не сумел объяснить внятно. В общем, в результате бизнесмен лишился и любовницы, и рожденного ею сына. Скворцова оказалась женщиной неглупой и смогла из своего положения выжать максимум возможного. На первых порах она еще позволяла Тапаеву видеть сына хотя бы изредка, но очень скоро эти встречи по ее же инициативе прекратились. Олигарх скучал и слал на содержание мальчишки деньги. Скворцова говорила, что он жадничает и не выполняет финансовых обязательств перед своим сыном. Тапаев посылал денег еще, но сына так и не видел… И вот они приехали вдвоем!

   – Ты эту Скворцову знаешь? – спросил Китайгородцев, отодвигая тарелку.

   – Видел один раз. Приезжала, когда тут не было его жены, – кивок на дверь.

   – Что за женщина?

   – Боевая, – кратко охарактеризовал Скворцову Богданов.

   – Какие у нее отношения с Генрихом Эдуардовичем?

   – Когда она сюда приезжала, они спали в разных комнатах.

   – Я не о том, – засмеялся Анатолий. – Мне важно знать – у них ровные отношения или случаются конфликты? В общем, грубо говоря, может она нашему клиенту в волосы вцепиться или нет?

   – Не было такого, чтобы за волосы…

   – А на повышенных тонах они беседуют друг с другом?

   – Вроде всегда спокойно, Толик.

   – Хорошо, теперь о ее сыне. Ты его раньше видел?

   – Нет. Я же говорил тебе, она не дает Тапаеву с сыном встречаться.

   – А раньше, когда он маленький был?

   – Я еще тогда здесь не работал…

   – Значит, ничего о нем рассказать не можешь?

   – Он странный, Толик.

   – В смысле? – мгновенно насторожился Китайгородцев.

   Богданов, и до того разговаривавший вполголоса, совсем уж перешел на шепот:

   – Мне кажется, это – «пьяный» ребенок. Ну, знаешь, дети, которых зачали по пьяни… У них потом с башкой не все в порядке. Я его сегодня в первый раз увидел и сразу понял – по пьяному делу его Тапаев сделал. Как пить дать.

   Анатолий покачал головой, давая понять, что ему здесь еще только слабоумных не хватало для полного счастья.

   – Пойдем, – сказал он, со вздохом поднимаясь из-за стола. – Взглянем на дорогих гостей.

   За столом в гостиной сидели женщина и молодой парень. Тапаевская любовница не очень-то интересовала Китайгородцева, он лишь скользнул по ней невнимательным взглядом – и тотчас обратил свое внимание на парня. Хотя тот сидел на стуле, все же можно было понять, что Он высок и ладно скроен. Во всем его облике угадывалась недюжинная физическая сила, но едва он, привлеченный шумом, обернулся – Анатолий понял, что имел в виду Богданов. У этого здоровяка было совершенно детское выражение лица: пухлые щеки, безвольно приоткрытый рот с розовым сырым языком внутри… Ему бы еще слюни пустить, и картина была бы полной. Когда ребенку с таким лицом два года – его называют карапузом, когда двадцать два – дебилом. При виде незнакомцев парень осклабился в блаженной улыбке. Прямо-таки лучился счастьем! Китайгородцев не выдержал и отвел глаза.

   – Здравствуйте! – сказала женщина, обращаясь к Анатолию и угадывая в нем лицо более значительное, чем Богданов. – Так где Генрих? Вы ему уже доложили?

   Телохранителю было неуютно под взглядом улыбающегося парня. Потому что этот взгляд казался ему каким-то липким. Но он, явно сделав над собой усилие, снова посмотрел на ненормального. И даже смог улыбнуться:

   – Это ваш сын?

   – Да! – В голосе женщины слышался вызов. Сомнительное право на людях гордиться своими увечными детьми принадлежит только любящим матерям. Так они демонстрируют окружающим, что не дадут свое несчастное чадо в обиду.

   – Я бы хотел с вами поговорить, – произнес Китайгородцев, показывая, что может разговаривать со Скворцовой только в отсутствие ее сына.

   – Вы можете говорить при нем.

   – Скажите, – неуверенно начал Анатолий. – Генрих Эдуардович – знает?

   – О чем? – вздернула подбородок женщина.

   – О состоянии… О физическом… О душевном состоянии…

   – Чьем? Ильи?

   Услышав свое имя, парень заулыбался еще шире и обернулся к матери. Та потрепала его по волосам. Так невнимательно-небрежно хозяева треплют своих собак. Собака виляет хвостом и всячески демонстрирует свою приязнь, а хозяин ограничивается дежурными знаками внимания, давая понять, что о существовании своего четвероногого друга он не забыл – но ему сейчас не до сантиментов.

   – А какое это имеет значение? – строго спросила женщина. – Вот для вас лично – какое?

   – Я только хотел сказать…

   – Какое вообще ваше дело?

   – Я хотел сказать, что Генриха Эдуардовича надо предупредить.

   Секундная пауза.

   – Ну разумеется, – признала Скворцова правоту собеседника. – Только я сделаю это сама.

   Китайгородцев не стал ей перечить.

   – Второй этаж, – сказал он. – По коридору до самого конца. Мы подождем вас здесь.

   «Мы» – это не только он и Богданов, но и сын Скворцовой. Она поняла и не нашлась, что возразить…

   Когда женщина поднялась наверх и ее шаги стихли в коридоре, Анатолий шепнул Богданову:

   – Теперь ты понял, почему она его столько лет не показывала Тапаеву? Боялась, что на сына-психа тот не даст ни копейки. Ведь если сына долго не видишь, о нем гораздо приятнее думать как о парне вполне нормальном – любимце девочек, победителе школьных олимпиад… Чтобы всегда можно было сказать, что сын пошел в отца. А псих кому нужен? Одной только родившей его матери. Да и то не всегда…


* * *

   Тапаев появился минут через тридцать. Спускался по лестнице и несколько раз оступился – то ли от выпитого за сегодняшний день коньяка, то ли от того, что он не под ноги себе смотрел, а на своего сына. Скворцова не пошла за ним следом, а осталась на верхней ступени лестницы, откуда и наблюдала за происходящим с напряжением во взгляде.

   Илья обернулся и смотрел на бизнесмена с блаженной улыбкой. Точно так же он совсем недавно разглядывал и Китайгородцева. Для всех у него было одно выражение лица: восторженно-благодушное. И Тапаев, хотя и был предупрежден Илюшиной матерью, все-таки, наткнувшись на этот непонятный и неприятный взгляд нездорового человека, будто споткнулся – и встал, не дойдя до сына каких-нибудь трех шагов, глядя на Илью с болью и какой-то, как показалось Анатолию, брезгливостью. Потом олигарх повернул голову и посмотрел на свою бывшую любовницу, мать своего несчастного сына, будто спрашивая ее: «Как же так? Почему? За что это досталось именно нам?»

   – Илья! – громко и властно сказала сверху женщина. – Это – твой папа!

   Надо было видеть, что сделалось с бедолагой. Его улыбка расплылась до пределов, недостижимых для нормальных людей, он встал, стремительно сделал два шага, как будто хотел как можно скорее заключить давно не виденного им отца в свои объятия, но не обнял, а только выдохнул счастливо:

   – Папа! Летчик!

   – Почему же летчик? – пробормотал опешивший от неожиданности олигарх.

   А Илья вдруг склонился к отцу и поцеловал его в щеку, оставив на тщательно выбритой щеке бизнесмена мокрый след. Тапаева даже передернуло, Анатолий отчетливо это видел.

   – Вас – к телефону! – негромко сказал Китайгородцеву тихо приблизившийся к нему со спины охранник.

   – Кто?

   – Из Москвы. Сказали, что дело срочное.

   Анатолий кивнул и склонился к Богданову.

   – Присмотри за этим парнем, Ильич, – попросил он, указывая на тапаевского сына. – Это он только с виду такой мирный. Голову даю на отсечение – у него бывают припадки. И тогда он, при его-то силе, куролесит от души.

   Китайгородцев прошел в комнату, где был телефон.

   – Толик, я стал получать первые данные по твоим запросам, – донесся из Москвы далекий голос Хамзы. – Тут открываются интересные вещи, есть над чем подумать! Во-первых, сводный брат нашего клиента Юрий Сергеевич Шалыгин полтора года как не у дел. Пытается расплатиться с долгами, которые не выплатит, судя по всему, никогда. У него в принципе ни кола ни двора. Квартиры – а их у него в лучшие времена было аж две – он продал. Машину отдал за долги по доверенности. Гараж капитальный продал. Ему уж нечего больше отдавать. А он все еще живет. Улавливаешь?

   – Я тоже к нему присматриваюсь. Допускаю мысль, что кредиторам уже не нужны его деньги. Им нужны специфические услуги. Проверьте по картотекам, не выдавалось ли ему разрешение на ношение оружия. Это важно.

   – Хорошо, это я сделаю. Теперь еще один человек. Виталий Степанович Вознесенский. Врач-нарколог, работает в частной клинике, лечил тапаевского сына. Два года назад Вознесенский проходил по уголовному делу. Его подопечная, больная девушка, в состоянии наркотического опьянения зарезала спящую мать-бизнесменшу. Так вот, в ходе расследования тогда выплыли интересные подробности – и появилась версия о том, что преступление девушка совершила не самостоятельно, а с подачи Вознесенского. Но доказать ничего не удалось.

   – Мотивация у Вознесенского была?

   – Эта наркоманка – наследница немалых маминых денег. И одновременно она – подопечная Вознесенского. Как отмечали свидетели, его влияние на нее было безграничным.

   «Что-то такое Рита говорила о Романе и его отношениях с лечащим врачом. Что Роман Вознесенского боится. Что после московских процедур у Романа на этого врача рефлекс, как у собаки Павлова. Страх он испытывает…»

   – У меня пока все, – сказал Хамза. – Как там у вас? К встрече готовишься?

   – Машину в аэропорт отправили.

   – Хорошо, до связи.

   – До связи.

   Китайгородцев швырнул трубку на рычаг и направился в гостиную. Там не было никого. Он взбежал по лестнице, миновал коридор, чертыхнулся, не обнаружив в приемной Богданова, который должен был его подменить, и без стука вошел в тапаевский кабинет. Клиент как раз наливал себе коньяку. Анатолий увидел, как дрожат его руки. И вообще он выглядел неважно… Поднял глаза на вошедшего, посмотрел так, словно не узнал, после чего озвучил итог собственных наблюдений за жизнью:

   – Да, вот оно как бывает!

   И был он очень печален в этот момент.

   Выпил коньяк одним махом, рюмку поставил на стол. Там из-за лежащих в беспорядке бумаг было неровно, и рюмка упала, но Тапаев этого даже не заметил, кажется.

   – Я хотел спросить вас о Романе, – сказал телохранитель. – Почему его не видно? Где он?

   – С ним доктор занимается. Там у них – курс лечения.

   – Где?

   – В гостевом доме, наверное. Ромка там пропадает целыми днями.

   – А почему Вознесенский приехал? Вы его приглашали?

   – Нет. Он сам. Позвонил мне и сказал, что ему необходимо видеть Романа. Что ему нужно периодически контролировать состояние своих подопечных. Я не возражал. К тому же с Романом снова начались проблемы. Сорвался. Стал колоться.

   – А наркотики у него откуда?

   – Не знаю. Я спрашивал – он не признался. Кто-то ему приносит, наверное. Я ведь его самого за забор не выпускаю. Там у него – старые друзья, там все налажено, там для него всегда есть доза… Но он и здесь, паразит, нашел лазейку!


* * *

   Оставив вместо себя Богданова, Китайгородцев отправился на поиски Романа. Его он действительно нашел в гостевом доме, в комнате Вознесенского. Сам доктор сидел на диване в домашнем халате дивной расцветки и курил сигарету. Пахучий дым плыл по комнате. Негромко играла приятная расслабляющая музыка. «Прямо будуар какой-то», – подумал Анатолий.

   Дверь ему открыл Роман.

   – К вам можно? – осведомился телохранитель.

   – Милости просим, – сказал из-за спины Романа Вознесенский.

   Китайгородцев бросил быстрый взгляд на парня. Глаза – совсем стеклянные…

   – Рома, погуляй пока! – приказал доктор властным тоном.

   Тот молча вышел, плотно прикрыв за собой дверь. Вознесенский, глядя на гостя, щурился, будто сигаретный дым ел ему глаза. Но это он только отгораживался от Анатолия.

   А тот опустился в кресло, не дожидаясь, когда ему предложат сесть.

   – Роман проводит с вами все время, – произнес телохранитель.

   Молчание было ему ответом. И – все тот же прищуренный взгляд…

   – Вроде бы под присмотром, – продолжал Китайгородцев. – И, тем не менее, он где-то опять достал дозу?

   Вознесенский с демонстративным удовольствием затянулся сигаретой. А своего гостя он даже не удостаивал ответом. Как раз смолкла музыка. Одна музыкальная тема завершилась, другая пока не началась. Повисла пауза, и доктор даже склонил голову в ожидании первых аккордов.

   – Я бы к вам не зашел, – невозмутимо продолжил Анатолий, – если бы в жизни иногда не случались странные истории…

   Грянули первые чарующие аккорды. Вознесенский от удовольствия даже закрыл глаза – и улыбнулся едва заметной улыбкой.

   – С наркоманами всегда много проблем, – кашлянул телохранитель. – То девчонка какая-нибудь в состоянии наркотического опьянения собственную мать убьет, то еще какая неприятность случится…

   Доктор открыл глаза и воззрился на Китайгородцева. Он даже не пытался скрыть своего изумления. Не ожидал, что здесь, за несколько тысяч километров от Москвы, кто-то напомнит ему о деле двухгодичной давности. Придвинул пепельницу, загасил в ней окурок и только после этого осведомился, стараясь не смотреть на своего странного гостя:

   – Про девушку-наркоманку и про ее несчастную мать – это вы к чему?

   Он еще цеплялся за призрачную надежду, что это – просто совпадение.

   – Вы ведь знаете – к чему, – ответил Анатолий.

   Значит, не совпадение. Вознесенский вздохнул.

   – Очень неприятно всегда бывает обнаружить, что о тебе кто-то знает больше, чем тебе самому этого бы хотелось, – признался он.

   – Зачем вы даете Роману наркотики?

   – Ничего я ему не даю, – вяло отмахнулся доктор.

   – Сейчас я приглашу сюда своего напарника, – посуровел Китайгородцев, – и мы с ним перевернем вверх дном вашу комнату. И я уверен, что наркотики мы найдем.

   Вознесенский посмотрел на него долгим, лишенным дружелюбия взглядом.

   – Чего вы от меня хотите?

   – Хочу все-таки услышать ответ на вопрос: зачем вы даете Роману наркотики?

   – Его надо каким-то образом удерживать в рамках.

   – С помощью наркотиков?

   – В определенном смысле – да. С ним надо – где таской, а где и лаской. Это – как в цирке с хищниками. Провинился – тут же получает по спине бичом. Проявил послушание – получи угощение. Все на уровне рефлексов.

   «Рефлексы. Как у собаки Павлова», – Китайгородцев помнил, что говорила ему Рита об отношениях Романа и доктора.

   – Господин Тапаев одобряет вашу концепцию лечения? – спросил телохранитель.

   Ответ он знал заранее – и все-таки задал вопрос. Это такая тактика в разговоре – дожимать собеседника. Пока он не будет окончательно сломлен психологически.

   – Если я скажу, что – да? – не очень уверенно произнес Вознесенский.

   – То вы соврете, – дружелюбно подсказал ему Анатолий.

   Его собеседник смешался. «Быстро же он спекся, ничего не скажешь», – хмыкнул про себя Анатолий и произнес:

   – Я неспроста напомнил вам о той истории с девушкой-убийцей. Это я сделал в своих шкурных интересах. Чтобы спать спокойно и всегда быть уверенным, что твоему подопечному его собственный отпрыск не причинит ни малейшего вреда. Вы понимаете?

   – Но я-то тут при чем? – поморщился доктор.

   – А ведь вы по тому делу проходили, кажется? – будто только теперь вспомнилось Китайгородцеву.

   – Свидетелем!

   – А могли бы и не свидетелем… Да?

   – Черт побери!

   – Зачем вы сюда приехали? – быстро спросил Анатолий.

   У него был такой вид, будто он сейчас бросится на собеседника с кулаками. Вознесенский дрогнул.

   – Ваша логика мне понятна, – пробормотал он. – Но мне не нужны проблемы, поймите! Я примчался сюда только затем, чтобы не случилась беда. Я был в Москве, Роман жил здесь. Недавно в телефонном разговоре он сказал, что убьет своего отца.

   – За что?

   – Обида. Вы поймите, у наркоманов формируется определенный тип психики. Деформированной психики. Им хочется наркотика, а кто-то препятствует им, стоит на пути к дозе – значит, это враг.

   – Тапаев стоит на пути к дозе?

   – Да. Он лишил сына легкого доступа к наркотикам. Запер в этом поместье, как в тюрьме.

   – Но вы в курсе, что еще до вашего приезда Роману кто-то передавал наркотики?

   «Секундное замешательство… Знал!»

   – Кто этот человек?

   – Я не знаю.

   – Кто?!

   Вознесенский даже вздрогнул:

   – Один из охранников.

   – Имя!

   – Зовут Саша. Фамилию я не знаю!

   – Хорошо, разберемся. Дальше!

   – Дальше – что?

   – Мы говорили с вами о том, что тот, кто стоит на пути наркомана к дозе наркотика – это враг.

   – Да. Так вот, у Романа совершенно разладились отношения с отцом. А тот еще собрался уезжать…

   – Вы знаете о его отъезде?

   – Мне Роман сказал: И тут на все это наложилась сыновняя обида. Роман остается дома. Он почувствовал себя обойденный, никому не нужным – и опять источник всех бед персонифицирован в его отце. Когда он сказал мне, что ему хочется убить отца, я здорово испугался и сразу же примчался сюда.

   – Вы испугались за Тапаева?

   – Я испугался за себя, – сообщил доктор. – Конечно, я понимаю, что слова Романа про убийство – это несерьезно. Но долговременное общение с наркоманами приучило меня к мысли о том, что нам, людям здоровым, порою представляется несерьезным то, что в случае с наркоманами нередко завершается всамделишными трагедиями!

   Вознесенский вздохнул и посмотрел на собеседника печальным взглядом:

   – Вы упомянули историю, которая случилась два года назад. Мне тогда было очень скверно, если честно. Я уже думал, что не выпутаюсь. Следователь тогда почему-то решил, что это я подговорил свою подопечную совершить убийство. Я спасся от тюрьмы чудом. Мне просто повезло с адвокатом. Или с судьей, который адвокату поверил. В общем, все обошлось… Но я испугался на всю оставшуюся жизнь. Этот страх до сих пор живет во мне. Я не стесняюсь вам в этом признаться. Потому что понял, с чем вы ко мне при-шли, и хочу донести до вас одну простую мысль: если еще раз случится нечто подобное тому, что было два года назад, мне припомнят все. Так что вам не о чем беспокоиться. Я действительно не подговаривал тогда ту девчонку совершить убийство! И сюда я примчался только затем, чтобы ничего не случилось. Я целыми днями держу Ромку рядом с собой. Да, я даю ему дурь, но зато он ходит за мной как привязанный, и я знаю, что ему сейчас не до черных мыслей. А потом Тапаев-старший уедет, и уже нечего будет опасаться.

   – Вы вернетесь в Москву…

   – Да.

   – А Роман?

   – Останется здесь.

   – Что с ним будет, по-вашему?

   – Умрет, – спокойно сказал Вознесенский.

   – Разве это неизлечимо?

   – Наркоман может остановиться, если только он сам этого очень захочет. Настолько сильно, что сможет перебороть самого себя.

   – А Роман разве не хочет?

   – Нет.

   – А если ему не давать наркотик?

   – Он все равно найдет. Знали бы вы, как изобретательны наркоманы!

   Китайгородцев вздохнул и поднялся из кресла.

   – Но вы поняли, почему я к вам приходил? – переспросил он на прощание.

   – Да, конечно! – с готовностью отозвался доктор. – Все будет в порядке, я вам обещаю. Мне неприятности не нужны.

   Анатолий уже был у двери, когда доктор сказал ему:

   – Ко мне подходил какой-то парень. Он живет здесь. Такой… Долговязый… Лоб у него с залысинами…

   «Виктор?»

   – И что? – проявил интерес телохранитель.

   – Он спрашивал меня про чек.

   – Про какой чек?

   – Так называют дозу наркотика. Я думаю, что он о чем-то догадался по Роману. Это ведь видно по глазам, по походке – что человек колется.

   – И что вы ему сказали?

   – Что он ошибся.

   – Он поверил вам?

   – Вряд ли.

   – Думаете, этот парень тоже знаком с наркотиками?

   – Я просто уверен!

   – Почему?

   – У меня глаз наметанный. Я эту публику вижу издалека. Он вряд ли крепко сидит на игле. Еще не втянулся по-настоящему. Но уже пробовал, это я вам гарантирую!

   – Спасибо, что предупредили.

   – Да чего уж там!


* * *

   – Кого из твоих охранников зовут Сашей? – спросил Китайгородцев у Богданова.

   – Это тот, что соня. Который носом клевал. У него еще есть дочь Маша.

   – Маша и Саша? – скаламбурил Анатолий. – Давай-ка его ко мне. Я с ним поговорю.

   Охранник пришел через пару минут. Китайгородцев сидел за столом в приемной, а Саша встал навытяжку, словно его вызвали на ковер к высокопоставленному начальству, и поедал москвича преданным взглядом.

   – Да ты садись, – сказал дружелюбно Анатолий. – Чего тянешься-то?

   Саша сел, и даже черты его лица смягчились – расслабился… И совершенно напрасно.

   – Давно наркотиками приторговываешь? – с прежним, напускным дружелюбием осведомился Китайгородцев.

   По тому, как пошло пятнами лицо его собеседника, Анатолий понял, что сведения у доктора Вознесенского были верные.

   Ума у парня, похоже, было не очень-то. Потому что после долгой неловкой паузы он не без труда состроил гримасу крайнего изумления и неправдоподобно удивленным голосом спросил:

   – Что?!

   Самое время было переходить от дружелюбия к жесткости.

   – Ты мне ваньку не валяй, – рявкнул Анатолий. – Знаешь, что с тобой сделает Тапаев, если я ему расскажу про твои делишки?

   Ничего хорошего Саша от шефа не ждал, поэтому испугался донельзя.

   – А могу и не сказать, – сообщил Китайгородцев. – Если мы с тобой сейчас по душам побеседуем, и мне от тебя будет хоть какая-то польза. Как тебе мое предложеньице?

   Саша с готовностью кивнул. Перетрусил он изрядно.

   – Про наркотики говорить не будем, – пообещал ему Анатолий. – Лично мне это – ни к чему. Лучше расскажи о ребятах, которые с тобой в охране работают.

   – А что рассказывать?

   – Что хочешь.

   Когда Китайгородцеву хотелось что-нибудь узнать, он по возможности старался дать собеседнику выговориться. Иногда в вольном повествовании рассказчика выплывало что-то такое, о чем сам никогда не додумался бы спросить. Это уже потом, позже, можно задавать вопросы. А поначалу – пускай говорит.

   – Про Андрея Ильича надо? – несмело поинтересовался Саша.

   Богданов Анатолия интересовал меньшее всех, но перечить он не стал, благосклонно кивнул.

   – С прошлого года он тут командует. Прежнего начальника охраны Тапаев уволил. Ну, тот старый уже был. Хотя и Ильич, конечно, не из молодых, – вдруг сам уловил несоответствие Саша.

   Наверное, он не знал причину стремительного карьерного взлета Богданова. А Китайгородцев не стал его просвещать.

   – Мужик он нормальный, – сказал Саша. – Пьет, правда. Но тут все пьют. Тапаев его очень уважает. На день рождения подарил Ильичу часы. Золотые. Он часы пропил, а когда хозяин спросил его, как там его подарок, Ильич соврал, будто подарил их своему брату на серебряную свадьбу… А брата у него нет, кстати. Еще две дочки у Богданова. Одна в Красноярске учится, другая живет с ним. Скоро будет рожать. У нее муж – наш охранник.

   – Кто?

   – Виталик.

   – Он – в твоей смене?

   – Да. Это тот, который внизу дежурит.

   – Давно он на дочке Ильича женат?

   – Два года.

   – Как живут?

   – Нормально живут, – пожал плечами Саша. – Как все.

   – Расскажи мне про этого Виталика.

   – Серьезный парень, – уважительно сказал Саша. – Если Богданов в отъезде, он Виталика вместо себя оставляет. Смелый… Он медведя завалил! Может, слышали? К нам тут шатун зимний вышел. А перед тем была сильная непогода, в лесу деревья повалило, одно упало прямо на наш забор. И по нему, как по мостику, шатун полез. Виталик как раз обходил территорию. Это там, возле ворот, было… Идет, а сверху над головой кто-то дышит. Он голову поднял – медведь! Страшно небось… А Виталик, не будь дурак, из ружья по нему шарахнул – медведь кувыркнулся с дерева, и хана ему!

   – Убил?

   – Ну! С первого выстрела!

   «Если Виталик – родственник Богданова, вряд ли его удалось бы впутать в заговор против Тапаева, – думал Анатолий. – Все-таки родственные связи – штука крепкая. Это там, где крутятся большие деньги, родственники никак не могут договориться друг с другом. А среди людей попроще меньше шекспировских страстей. Виталик женат на богдановской дочери, сам Богданов не пошел на сделку с врагами Тапаева – тут, похоже, нечего искать…»

   – И еще один человек в твоей смене, – направил разговор в нужное ему русло Китайгородцев.

   – Серега? Он из новеньких. Два месяца назад его в охрану приняли.

   Два месяца?! Анатолий старательно делал вид, что степень его интереса к рассказу собеседника нисколько не меняется.

   – Его я знаю меньше всех, – продолжал Саша. – Он отслужил, потом полгода проработал у нас на комбинате…

   – Кем?

   – Механиком.

   – А как же он в охрану попал?

   – Попросился.

   – Сам попросился?

   – Да. Написал заявление, а тут люди были нужны. Вот его и взяли. А он ведь в погранвойсках служил. Ильичу это понравилось. Он всегда говорит, что погранцы – самые дисциплинированные ребята. Богданов и замолвил словечко перед Тапаевым. Вообще с Серегой за эти месяцы проблем не было. Старается он.

   «Вроде как с осуждением сказал?»

   – Выслуживается, что ли? – уточнил Китайгородцев.

   – Вроде того…

   – А как он по характеру?

   – Себе на уме, – сказал Саша. – Особняком как-то держится.

   – Женат?

   – Нет.

   – С родителями живет?

   – Ага, со стариками своими. Он из-за стариков не женится, кстати.

   – Почему?

   – Мать у него лежачая. Ну, если придет к Сереге в дом молодая жена, ей же придется его мать обстирывать… А кому хочется? Дурочек сейчас нет.

   – А у вас в охране еще и другая смена есть, верно? Что ты о тех ребятах скажешь?

   – Я с ними не работаю. Мы сутки через сутки дежурим. У них своя смена, у меня – своя.

   – Но ты их все-таки знаешь? В одном городе ведь живете!

   – Я их не вижу. Так только, когда смену принимаешь: «Привет! Привет!» Ничего сказать не могу.

   – Ладно, закончим, – сказал Китайгородцев, поднимаясь из-за стола.

   И Саша тоже поспешно вскочил.

   – Тапаеву я про твои дела с наркотиками не скажу. Но ты должен уйти.

   – В смысле – как?!

   – Найди себе другую работу, – посоветовал Анатолий. – А здесь я чтобы тебя не видел уже через пять минут.

   Сашино лицо опять пошло пятнами. Но он еще рассчитывал, что что-то можно исправить…

   – А если… Не так? – сказал он неуверенно. – Если как-то по-другому?

   – И по-другому можно. По-другому – это когда я иду к Тапаеву, рассказываю про наркотики, и ты уже не сам уходишь по-тихому, а вылетаешь отсюда с треском.

   – Я вас понял! – сказал догадливый Саша. – Спасибо! Я понял! Извините!

   – Ильичу скажешь, что я тебя отправил в город. Не объясняй ему ничего.

   – Хорошо! Я понял!

   …Но Богданов все равно растревожился. Через несколько минут он появился в приемной.

   – Что происходит? – спросил он прямо с порога. – Куда ты его отправил?

   – Он ушел?

   – Да.

   – Сделай так, – сказал Китайгородцев, – чтобы он никогда больше и близко тут не появлялся. Если тебе не нужны проблемы, разумеется…

   Ильич посмотрел на собеседника долгим взглядом, но промолчал.

   – Кто такой Серега? – поинтересовался Анатолий. – Это тот, которого ты отправил на проселок?

   – Да.

   – Что он за парень?

   – Ничего, старается.

   – Я слышал – выслуживается?

   – «Выслуживается» – плохое слово.

   – Не подходит к нему, да?

   – Старается он, – настойчиво повторил Богданов. – Он тут человек новый, понятно, что хочет себя зарекомендовать.

   – А с товарищами у него не очень-то, по-моему?

   – Почему же не очень?

   – Дистанцию держит.

   – Это тебе Сашка сказал? – спросил со вздохом Андрей Ильич. – Только недавно человек пришел, ты пойми! Нужно время на то, чтобы притереться. Водку он в компании не пьет? Так ему не до водки, у него – дома проблемы.

   – Мать?

   – Ты и про мать его знаешь? – снова вздохнул Богданов. – Слушай, чего ты тут сплетни собираешь, а?

   – Сплетни – это у бабушек, которые сидят на скамеечке, – отрезал Анатолий. – А в охранном деле это называется «сбор информации и анализ оперативной обстановки».

   – Именно что «анализ»! – все больше серчал Богданов.

   – Не сердись, Ильич. А лучше пришли-ка ко мне этого Серегу, когда он из леса вернется…


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Телохранитель впитывает информацию, как губка. Проблема в том, что эту информацию необходимо фильтровать. Не по принципу «важнаяне важная», а по принципу «правдиваяне правдивая». Показное радушие принимающей стороны не всегда означает, что твоему клиенту здесь действительно рады и ему ничто не угрожает. Улыбки тоже бывают лживые. Поэтому, когда ты получаешь информацию, первым делом ее препарируешь, пытаешься понять, что за этой информацией скрывается… Ты норовишь сначала увидеть оборотную сторону, изучить изнанку. Этакое профессионально вывернутое восприятие жизни. Но этонеизбежно. В противном случаеможно легко попасть впросак, купиться на лицемерие формы, не подозревая о неприглядности содержания. Когда я учился на курсах телохранителей, один из преподавателей рассказал нам байку о товарище Сталине. Тот сидел в президиуме, и его должна была поздравлять девчушка-пионерка. Она приехала из Средней Азии, где в свободное от учебы времяа скорее всего вместо учебысобирала хлопокдля страны… И насобирала она его так много, что. ее даже наградили орденом. Как самой достойной пионерке, ей доверили поздравлять товарища Сталина. Она поднялась в президиум, отрапортовала о трудовых успехах пионеров Средней Азии, поблагодарила за счастливое детство… Все вокруг аплодировали, обстановка была самая добросердечная, и товарищ Сталин в знак особого расположения даже взял девочку на руки. Подержал ее недолго, по-отечески добро улыбаясь в усы, а потом, все так жеулыбаясь, передал ее товарищу Берии, который стоял рядом. При этом Сталин с улыбкойчто-то сказал Берии на мингрельском языке, которого девочка не знала. Но она запомнила эту фразу. И помнила ее всю жизнь. Эта фраза была ее путеводной звездой. Сколько жила, столько и хотела узнать, что же в тот раз с доброй улыбкой сказал великий Сталин? Фраза впечаталась в память намертво. И вот однажды этой женщине, тогда уже пожилой, встретился человек, который знал мингрельский. И ей, наконец, перевели слова, которые она с благоговением и благодарностью к своему кумиру носила в себе столько лет! В тот раз товарищ Сталин сказал товарищу Берии: «Забери от меня эту засранку, от нее козлом воняет…» Так что это очень важно,сказал намв тот раз преподаватель, – с самого начала понимать, что происходит в действительности. Сразу продираться к сути вещей. А не ждать долго-долго, пока тебе переведут с мингрельского…»


* * *

   Уже затемно прибыл автобус с охранниками из «Барбакана». Анатолий распорядился, чтобы автобус подъехал непосредственно к гостевому дому и прямо под окнами был разыгран настоящий спектакль! Из автобуса один за другим вываливались дюжие охранники совершенно невообразимой богатырской комплекции – так увеличивали их габариты пудового веса бронежилеты пятого класса защиты, способные уберечь даже от бронебойной пули, выпущенной с пятнадцати метров. Сферические шлемы на головах, карабины «сайга» на изготовку, гулкий топот тяжелых кованых ботинок, отрывистые команды Китайгородцева, и все это – в призрачном свете уличных фонарей, с длинными пляшущими тенями, с недалеким лаем сходящего с ума от бессильной злобы сторожевого пса, сидящего на цепи. Обитатели гостевого дома прилипли к окнам, с настороженным любопытством наблюдая за случившимся вдруг переполохом. Как раз для них Анатолий и разыгрывал этот спектакль. Среди этих обитателей дома, как он искренне верил, был враг. Настоящий враг. И этого врага Китайгородцев хотел напугать. Заставить затаиться, отказаться на время от исполнения своего плана, подарив таким образом телохранителю драгоценное время. Время, которого ему катастрофически не хватало.

   Противника Анатолий хотел задавить массой. У него теперь было много людей, просто до неправдоподобия много, и он мог перекрыть оба дома – хозяйский и гостевой – и еще у него оставались люди для патрулирования территории. У него не осталось «слепых» зон, не было мест, где враг мог пройти незамеченным, и если теперь Тапаева какое-то время продержать на расстоянии от его гостей, просто никого к нему не подпускать – можно спокойно вычислить убийцу. Ведь тот все равно себя проявит – потому что неожиданно для него условия игры изменились, все теперь стало по-другому, лично для него задача неимоверно усложнилась, превратившись практически в невыполнимую… И он занервничает – он уже занервничал – и какую-то ошибку непременно совершит.

   Китайгородцев лично распределил своих людей по постам, каждого проинструктировал. Нечеловеческое напряжение последних суток отпускало его. Так ныряльщик, заплутавший в подводном лабиринте и не надеющийся уже на благополучный исход, вдруг вырывается наверх и делает спасительный вдох – и у него теперь еще все впереди! Даже настроение у Анатолия улучшилось. Вот в таком приподнятом настроении он и наткнулся на мрачного начальника тапаевской охраны.

   – Что с тобой, Ильич? – спросил Китайгородцев и хлопнул Богданова по плечу, демонстрируя свое к нему расположение.

   – А Сергея ведь так и нет, – сказал тот, никак не желая заразиться хорошим настроением. – Охранника, которого я еще днем на проселок послал. Он из леса так и не вернулся.


* * *

   Порядком нетрезвый Юра встретил Китайгородцева в коридоре гостевого дома. Покосился на входную дверь, за которой прохаживался вооруженный охранник из «Барбакана», и шепотом спросил:

   – Что тут за военные действия затеваются?

   – К празднику готовимся, – будничным голосом сообщил Анатолий. – Обычные мероприятия. Вам не о чем беспокоиться, поверьте, – улыбнулся ободряюще-доброжелательно и пошел дальше.

   Костюков играл с Ритой в шахматы. Китайгородцеву девушка обрадовалась как родному.

   – Привет! – сказала, просияв счастливой улыбкой. – А я жду, когда ты придешь и напоишь меня чаем…

   – С коньяком?

   – С коньяком.

   – Сейчас, – пообещал Анатолий. – Мы только переговорим о делах.

   Он вывел Костюкова в коридор.

   – Я видел, что наши приехали, – сказал тот.

   – Да.

   – Ты чем-то недоволен? – обнаружил вдруг Костюков.

   – У нас пропал человек.

   – Кто?

   – Тапаевский охранник.

   – Сбежал, что ли?

   – Непохоже. Это тот парень, которого мы отправили в лес, к проселочной дороге.

   – Не вернулся?

   – Нет.

   – Но почему раньше не хватились?

   – У него было задание: дойти до проселка, а потом по тому проселку пройти километров по десять в каждую сторону, чтобы посмотреть, что поблизости есть интересного. Там быстро не управишься. Но до темноты он должен был прийти.

   – Версии есть?

   – Версия одна: случилось несчастье.

   – Ну, что ты сразу худшее предполагаешь! – попенял товарищу Костюков.

   Китайгородцев покачал головой. Он знал, что в их работе события чаще всего развиваются именно по наихудшему варианту.

   – Мне нужна твоя помощь, – сказал он. – Из приехавших ребят выбери двоих на свое усмотрение. Главное, чтобы они на лыжах хорошо стояли. И завтра с первыми лучами солнца ты с ними пойдешь по следам этого пропавшего охранника.

   – Будем ждать утра?

   – Да. Ночь – не лучшее время для поисков.

   – А может быть, попробовать?

   – Год назад, например, здесь застрелили медведя-шатуна, – жестко произнес Анатолий, отметая любые возможные возражения.

   – Хорошо, я понял.

   – Но прежде чем ты займешься подготовкой к завтрашней вылазке, тебе еще одно задание. Тут Юра по коридору ходит. Шибко нетрезвый. Ты доведи его до кондиции, а? Он мне нужен совершенно пьяный, в полуобморочном состоянии. Пора его раскрутить на эту историю с подозрительной рубашкой. Очень уж мне хочется знать, почему он носил в кобуре оружие, но ни в какую не хочет в этом признаваться. Подготовишь клиента к разговору?

   – Запросто!

   – А я к нему загляну через часок. Вот только чаю с Ритой попью…

   – Я вот тут подумал…

   – Что ты подумал?

   – Наши приехали! У нас теперь – силища, клиента можем прикрыть надежно и под этим прикрытием вывезти его отсюда.

   – Это невозможно!

   – Почему?

   – Здесь – его близкие. Если против Тапаева что-то затевается, могут кого-нибудь из его родственников взять в заложники… Такой вариант тоже нельзя исключать. Захватят кого-нибудь из близких и будут диктовать клиенту условия.

   – Давай и родственников его вывезем за компанию.

   – Среди них может быть тот, кого мы боимся. Представляешь, если мы сами и вывезем вместе с Тапаевым его будущего убийцу? Знаешь не понаслышке, какая иногда бывает суета и спешка в ходе эвакуации клиента. Где-то чуть-чуть не досмотрим, и неприятности обеспечены.

   – Ты уверен, что киллер уже здесь?

   – Или киллер, или его сообщник. И пока я этого гада не вычислю, клиент будет оставаться в своем доме. Я не могу его вывезти. Слишком велик риск. Эвакуация невозможна.


* * *

   Рита теплым живым комочком сжалась в кресле. Сам ее вид побуждал принести плед и укрыть девчонку.

   – Мне этого так не хватало в Москве, – сказала она. – Чтобы двухметровые сугробы высились за окном, чтобы снег был ослепительно белый, чтобы был чай по вечерам, вот этот плед и непременно – чтобы кто-нибудь заботился обо мне.

   – Ты живешь с мамой?

   – Да.

   – Значит, о тебе есть кому заботиться?

   Рита в ответ печально мотнула головой:

   – Знаешь, когда она меня любит? Когда делит с отцом. Когда они между собой решают, у кого из них на меня больше прав. Тогда она со мной сюсюкает, гладит по головке и даже не ругает, если я вдруг приду домой поздно. Потом у них с отцом наступает перемирие – и она про меня забывает до следующего раза.

   – Может быть, я сказку тебе не то, что ты от меня хочешь услышать, – и если это так, то я заранее прошу прощения, – но в жизни так обычно и бывает, Рита. Человек очень одинок – и до него, как правило, никому нет дела.

   – Это неправда! У тебя ведь хватает терпения возиться со мной? Да, мой отец заплатил тебе деньги, но он ведь не платил тебе за то, что ты принесешь мне вот этот плед, за то, что напоишь горячим чаем, за то, что вообще сидишь со мной вот так вечерами, в то время как ты, может быть, хотел бы отдохнуть… Ведь ты – тоже живой человек и тоже устаешь…

   – Ты несколько преувеличиваешь.

   – Ты заботливый, Толик, и это не купишь ни за какие деньги. У тебя – добрые глаза! Ты сколько угодно можешь изображать из себя крутого телохранителя – ты, может быть, и есть телохранитель, – но ты еще и нянька, бесподобная талантливая нянька, Толик!

   – Я не хотел бы быть нянькой, – смутился Китайгородцев.

   И Рита вдруг тоже смутилась. Обнаружила, что сказала больше, чем следовало бы, раскрылась… это было почти признание в любви. Ей было слишком неуютно и одиноко в этом мире, и даже от родителей она не получала душевного тепла. И когда рядом с нею оказался тот, кто просто по-человечески с ней обходился, кто, большой и сильный, прикрыл ее собой, пообещав защиту, – она потянулась к нему, благодарная и безрассудная одновременно.

   – Я просто делаю свою работу, – сказал Анатолий.

   Он намеренно упомянул о работе – весь в делах, служба есть служба, и никаких, соответственно, личных отношений… И Ритин отец ведь предупреждал – возраст такой у девчушки. Поиск своего героя. Ожидание близкой встречи. А еще ей здесь просто скучно. Даже пригласившая Риту подруга о ней позабыла, занятая своим бойфрендом…

   – Ты сегодня с Аней виделась?

   – Нет. Даже странно, что она не зашла.

   – К ней приехал друг.

   – Кто? – живо заинтересовалась девушка. – Это такой высокий и костлявый?

   Наверное, Виктор ей не показался привлекательным.

   – Да, – кивнул Китайгородцев.

   – Что она в нем нашла? – пожала плечами Рита. В ее словах не угадывалось девичьей ревности, а было искреннее удивление. – Она могла найти себе кого-то и получше…

   – Аня рассказывала тебе о своем парне?

   – Нет. Но я догадывалась, что у нее кто-то есть.

   – Почему догадывалась?

   – Там, в Австрии, она по десять раз на дню названивала по телефону. И уж не отцу звонила, ясное дело. Родителям каждый час не звонят. И иногда после звонков она была такая… – Рита замялась, не сумев сразу подобрать нужное определение. – Расстроенная, что ли? Он с ней не очень-то церемонится, как мне кажется. Аня вообще такая девчонка – легко попадает под влияние. Знаешь, как она своего отца боится? Я бы на ее месте была посмелее. И с парнем этим… В конце концов он сядет ей на голову.

   – Почему же?

   – Потому что ему так будет удобно, – усмехнулась девушка. – Я его видела. Настоящий отморозок.

   – Мне так не показалось, – признался Китайгородцев, несколько удивленный данной Ритой оценкой.

   – Я сегодня шла по коридору, а он идет на встречу. Остановился и смотрит мне вслед. Я его взгляд чувствовала спиной! Представляешь? Со мной такого никогда прежде не было, – при этих словах она даже передернула плечами. – И у него был взгляд настоящего отморозка. Ну, просто стопроцентно ненормальный!

   – Ты преувеличиваешь, – сказал Анатолий.

   – Я тебя очень прошу, не оставляй меня, – попросила вдруг Рита. – Мне вообще здесь очень неуютно.

   – С тобой же был мой товарищ.

   – Он хороший дяденька. Но с тобой мне спокойнее.

   – Рита, мы готовимся к проведению праздничного мероприятия, которое замыслил Тапаев. Тут много работы. И я иногда буду отлучаться. Все время, пока меня не будет рядом, кто-нибудь из моих товарищей будет с тобой. Ты – в полной безопасности, поверь.

   Китайгородцев старался говорить как можно мягче, но она все равно обиделась. Явно ни с кем не хотела его делить! Это было похоже на неосознанную ревность ребенка.

   – Не обижайся, – попросил Анатолий. – Мне сейчас действительно нелегко.


* * *

   Юра Шалыгин клевал носом. Боролся со сном. Сон его, кажется, побеждал. Юра ронял голову на грудь, от этого приходил ненадолго в чувство, поднимал голову, смотрел прямо перед собой мало что видящим взглядом, и тут же его голова снова падала. Похоже, что он даже не заметил замены в команде соперника – то перед ним был Костюков, то, после очередного недолгого его отключения в кресле, напротив сидел уже Китайгородцев. Но Шалыгин то ли не рассмотрел толком, кто перед ним, то ли ему уже было все равно – на случившуюся метаморфозу он никак не прореагировал. Только и сказал:

   – Ну, наливай, Сибирь!

   Анатолий перечить не стал и налил Юре водки. Придвинул ближе, чтобы Шалыгину недалеко было тянуться.

   – М-да, – пьяно сказал Юра, явно продолжая начатый ранее разговор, – и он мне тогда говорит: «Отдашь мне квартиру…» Понимаешь, мне эту квартиру не жалко! Мне просто обидно, что не я виноват, а все из-за козлов этих… Понимаешь?

   – Понимаю, – легко согласился Китайгородцев.

   Юра надолго задумался. Только когда он всхрапнул, телохранитель понял, что это не задумчивость, а сон. Анатолий бесцеремонно толкнул своего незадачливого собеседника. Шалыгин встрепенулся и посмотрел на телохранителя таким взглядом, будто видел его впервые.

   – Значит, ты сейчас без квартиры, – стал перечислять Юрины беды Китайгородцев, – без машины, без денег…

   – Деньги на билет я занял, – закручинился пьяный. – В один конец только! Больше не было. А мне и не надо. Я назад не поеду. А зачем? Тут жить можно, тут есть жратва, тут никто не наезжает…

   – А где ты жил?

   – Я жил в Москве.

   – Я понимаю. Но квартиры у тебя уже нет. В гостинице жил, что ли? Или у друзей?

   – «В гостинице»! – пьяно засмеялся Шалыгин. – Без денег кто ж пустит! Вот ты бы пустил?

   – Нет.

   – Ну и козел, – беззлобно сказал Юра, который, кажется, уже смирился с тем, что жизнь жестока и несправедлива, особенно почему-то по отношению к нему лично. – Остаются только друзья… Хотя какие друзья? Какие друзья могут быть у полного банкрота?!

   Последнюю фразу он произнес с надрывом.

   – Ты выпей! – подсказал ему Китайгородцев.

   – Да, пожалуй, – выпил и не закусил. Развел руками. – В общем, то у одного поживу, то у другого… Но теперь уже все, кредита нет, лавочка закрылась.

   – Почему?

   – По кочану, – проявил Шалыгин способность логически мыслить. – Понял?

   – Не совсем.

   – Им тоже надоедает, ты пойми. Ну допустим, он холостяк, а все равно ведь девушек к себе приводит. Правильно? А тут – я. А я ведь не девушка. Правильно?

   – Правильно, – признал очевидное Анатолий.

   – Ну вот. Я бы тоже девушку привел, пред положим, но у меня ведь даже денег нет, чтобы вина купить. У меня – вот, посмотри… – Юра сбросил ботинок и продемонстрировал большой палец ноги, торчащий из рваного носка. И заныл: – Ты это видел? И кому я теперь нужен? Я куртку у мужика в самолете почему взял? Потому что пальто уже дрянное… У меня вот тут рукав порван, и туда все время задувает. Пальто мне дали. Понимаешь? Друзья подарили. А хорошее разве подарят?

   А рубашка эта подозрительная еще в прошлый раз показалась Китайгородцеву великоватой для Юры.

   – Послушай-ка! – сказал телохранитель. – Рубашечку вот эту тебе тоже подарили?

   – Ну!

   – Кто?

   – Петруха. Я у него два дня ночевал. Перед отлетом. Он мне говорит – ну чего ты, мол, позориться будешь? А у меня рубашка действительно была никакая…

   – Фамилия как?

   – Чья фамилия?

   – Петрухи этого.

   – Тебе зачем?

   – Это же он дал тебе деньги на билет? – наугад сказал Китайгородцев.

   – Он.

   – Понимаешь, мне Тапаев поручил деньги, которые ты взял на билет, отдать. Чтобы я расплатился, значит, с человеком, который тебе помог…

   – Сука!

   – Кто? – опешил Анатолий. – Братишка мой ненаглядный! Он по мелочи все норовит помочь. Копейки вот эти за билет отдать – это он согласен, а когда я криком кричал, просил его с моими долгами разобраться – так он мне фигу с маслом показал! Ну я-то ладно, я ему – сводный брат. А Людка вот, к примеру, ему – родная. И что? И ничего! Ей он тоже фигу с маслом показал!

   – А что – просила денег? – заинтересовался телохранитель.

   – Ну!

   – Она тоже по бизнесу?

   – Ну ты головой думай, Сибирь! По какому она бизнесу? Тут мужиков прессуют и колошматят как хотят, а ей-то с ее здоровьем куда соваться? Просто она загибается, совсем уже доходягой стала…

   – Болеет, что ли?

   – Вот я и говорю, здоровья у нее – никакого.

   – А Тапаев, значит, денег на операцию не дает?

   – Ей не нужна операция! Ей уже ничего не нужно. Только лекарства, чтобы протянуть еще немного. Год, два, вряд ли больше… Но это нужно постоянно – чтобы лекарства дорогие, чтобы врачи, а врачи там не абы какие… там нужны настоящие специалисты! А им ты заплати, тогда они тобой будут заниматься, а без денег – знаешь ведь как? Вот, мол, вам телефон вашего участкового врача, к нему и обращайтесь. Людка и обращается. Видел, на кого стала похожа? Вот тебе и все лечение!

   – То-то я смотрю, что муж ее, дядя Саша,

   к Тапаеву не очень-то относится.

   – Ха! «Не очень»! Если бы твоя жена у тебя на глазах помирала, а кто-то отказался бы помочь! Ты женат, кстати?

   – Нет.

   – Правильно! – оценил Юра. – Без баб – оно спокойнее. Был бы ты женат – сидели бы мы вот так с тобой?

   – Вряд ли.

   – То-то и оно. Ладно, давай еще выпьем, да я спать пойду. Что-то меня развезло сегодня. Поверишь, я раньше по стольку не пил. Ну не лезло в меня! А сейчас – запросто!

   Китайгородцев подлил Юре водки, уточняя:

   – Так насчет Петрухи… Фамилия его как?

   – Аносов.

   – Первая буква А? Или О?

   – А.

   – Телефончик его подскажешь?

   – Записан где-то. Не помню.

   – Как же его отыскать? Где он работает?

   – В ТАССе.

   – Где-где?

   – ИТАР-ТАСС. Знаешь?

   – Телеграфное агентство?

   – Ну! Он там в каком-то отделе. Ты знаешь, мы учились с ним вместе. И даже работали вместе. Потом он в это агентство пошел, а я занялся бизнесом. И я всегда думал, что ему сильно не повезло. Вот я, мол, в полном шоколаде, а он – неудачник. Даже жалел его. А потом я влип. И я думаю, что он по-своему, может быть, был и прав. Я уже нахлебался выше крыши, и мне – полный капут, а Петруха вот живет, никого не боится, зарплату получает регулярно, и вообще у него все путем…

   Рюмка с водкой так и стояла перед Юрой. Он ее попросту не замечал. Вспомнился ему Петруха – и взгрустнулось. Так, грустя, он в очередной раз и уронил голову. Анатолий погасил свет и неслышно вышел из комнаты. В коридоре его дожидался Костюков.

   – Сейчас же вызвони Хамзу, – распорядился Китайгородцев. – У них там еще вечер, так что он успеет навести справки. Итак: Петр Аносов, работает в ИТАР-ТАСС. Должность – неизвестна. В последнее время Юрий Шалыгин жил у него. Аносов якобы подарил ему свою рубашку. Проверить! На рубашке сохранились четко выраженные следы потертости от плечевой кобуры. Возможно, у Аносова есть разрешение на ношение оружия – скорее всего газового. Проверить! Если у Аносова есть оружие, необходимо знать, на месте ли оно в настоящий момент. Проверить!


* * *

   Костюков пришел утром. За окном угадывалось серое небо. День будет без солнца.

   – Только что позвонил Хамза, – сообщил Костюков. – Аносов Петр Аркадьевич. Работает в ИТАР-ТАСС. Восемь месяцев назад получил разрешение на ношение газового пистолета. Тогда же им был приобретен пистолет. Оружие носит в плечевой кобуре. В настоящее время пистолет у него дома. Он действительно подарил своему знакомому Юрию Шалыгину рубашку, бывшую в употреблении. Материал – хлопок. Цвет – синий, имеются продольные полосы голубого цвета. Из отличительных особенностей рубашки, по словам хозяина – пуговица на правом рукаве по своей конфигурации и оттенку отличается от остальных. Еще вопросы есть?

   – Нет, – сказал Анатолий. – Все совпадает. И даже пуговицу эту перешитую я видел.

   – Теперь про Шалыгина можно забыть?

   – Не забыть, а не уделять ему повышенного внимания, – поправил Китайгородцев. – Что там слышно? Лыжник так и не вернулся?

   – Нет.

   – Твои ребята готовы?

   – Готовы.

   Анатолий посмотрел за окно. Уже светло, можно начинать.

   – Тогда – вперед, – вздохнул он. – Максимум осторожности! И все время будь на связи.

   Потом лично проводил своих товарищей до ворот. Сразу за ними начинался лыжный след – тот тянулся вдоль забора и пропадал где-то меж деревьев. Вчера тапаевский охранник обогнул территорию поместья, вышел где-то на противоположной стороне – там, где совсем недавно обнаружился вырытый кем-то лаз, – и от лаза он должен был уйти в лес, по направлению к проселку.

   Богданов, когда его увидел Китайгородцев, выглядел неважно.

   – Проблемы? – спросил телохранитель.

   – Я вчера поздно вечером разговаривал с Тапаевым. Рассказал про Сергея.

   – Ну, и как шеф?

   – Выматерил меня. Обидно, Толик! Он пьяный был. Пьяный и я могу ругаться. Но я же себе не позволяю!

   – Брось, не обижайся на него, – посоветовал Китайгородцев.

   – Я уйду от него.

   – Вот и правильно.

   – Нет, ты сам посуди! Мне от него никакой особенной благодарности не надо, конечно. Но я ему все-таки не чужой человек!

   – Это ты про тот случай, когда тебе предлагали устроить Тапаеву веселую жизнь?

   – Именно! Я ему, можно сказать, жизнь спас. А он теперь на меня – матом.

   – Может, он расстроился?

   – Из-за Сереги? Это – вряд ли. Что ему Серега?

   – Из-за сына.

   – А, из-за прибабаханного этого? Да запрос то, Толик. Тут у кого хочешь крыша поедет. Расстроился он, ясное дело… Слушай, я вчера в гостевой дом этому пацану и его матери ужин приносил. Ну, ты бы на него посмотрел! В колпаке таком идиотском и ночной пижаме… Совершенно дурацкий вид. А знаешь, кстати, почему он папашу назвал летчиком?

   – Почему?

   – Мать его дурила все время. Ну, он-то дебил дебилом, конечно, а все же видел, что у других детишек отцы есть. Спрашивал мать, где отец? А она ему врала, что он – летчик, мол, что летает. Вот вчера и случился этот конфуз. Ты лицо Тапаева видел, когда сынуля его летчиком назвал? Я думал, что он сейчас пойдет и застрелится, честное слово.

   Богданов невесело засмеялся. Он чертовски устал за последние дни, похоже. И это был нервный смех.

   – А правда, что у шефа с его сестрой плохие отношения? – спросил Китайгородцев.

   – И кто же тебе это все рассказывает? – вздохнул Андрей Ильич.

   – Правда или нет?

   – Бывают отношения и похуже.

   – С мужем ее, дядей Сашей, Тапаев так и не встречался?

   – Этого дядю Сашу я хоть сегодня выставил бы за ворота.

   – Почему же?

   – Злой он, – объяснил Богданов. – Злой и мстительный.

   – А мстит за что?

   – У него жена болеет. Тапаевская сестра, в смысле. И он думает, что тот должен все свои дела бросить и его женой заниматься…

   – А шеф не хочет?

   – Ну не может он, Толик! Не может он всем помогать!

   …Они бы еще поговорили об этом, конечно, но в это время в руке у Китайгородцева ожило переговорное устройство. Это был Костюков:

   – Толик! Тут след!

   – Лыжник?

   – След лыжника так и тянется. Но тут еще след снегохода появился!

   «Все-таки там есть след. Все-таки кто-то с той стороны приближался к охраняемой территории!» – Анатолий даже не удивился. Он ждал, что так и будет.

   – У тебя есть еще лыжи, Ильич? Надо бы мне туда прокатиться.

   – Зачем лыжи? – пожал плечами Богданов. – Можно взять хозяйский снегоход.


* * *

   По следу. По лыжному следу. Черная туша снегохода как будто потеряла вес и легко скользила по снегу, не проваливаясь. Китайгородцев доехал до лаза. Здесь следы лыжников уходили от забора прочь и петляли меж деревьев – он тоже повернул. До проселка, если верить Богданову, километра три или четыре; Анатолий предполагал найти своих товарищей где-то там, но он ошибся. Уже метров через двести, откуда еще был виден опоясывающий территорию тапаевского поместья забор, он настиг лыжников. Они не ушли с того места, где обнаружился след снегохода. Дальше в лес уходили следы, оставленные одиноким лыжником. Он шел прямо по проложенной снегоходом лыжне.

   – Ты посмотри вон туда, Толик, – предложил Костюков.

   Китайгородцев проследил за направлением его руки – там были деревья, усыпанные снегом, меж деревьев темными пятнами проступал высокий забор…

   – Белое пятно на заборе видишь? – спросил Костюков.

   – Вроде как снег.

   – Это не снег, Толик! Это – краска. Белая. На темном фоне забора. Тебя это ни на какие мысли не наталкивает? А теперь веди взглядом все ближе, ближе. Зарубки видишь на деревьях? Как по линейке проложили, да?

   «Так метят в лесу путь, – задумался Анатолий. – Чтобы не заблудиться. Или чтобы позже по зарубкам выйти точно в назначенное место. Тем местом для оставивших зарубки людей, по-видимому, была отчетливая белая отметка на заборе, а точнее – замаскированный лаз под этой самой отметиной…»

   – Приехали они вон оттуда, – указал рукой Костюков, – и здесь остановились. Им дальше уже не надо было ехать. Понимаешь? Решили не рисковать, не приближаться к забору. А зачем? Белое пятно и отсюда видно. Они убедились, что вышли в нужное место правильно. Потоптались недолго, развернулись и уехали. Вот тут разворачивались, видишь?

   «Да, четкий след… Они были здесь до того, как прошел Сергей. Но не задолго. След снегом не припорошен».

   – Я проеду вперед, – сказал Китайгородцев. – А вы идите за мной.

   Здесь было не самое лучшее место для езды на снегоходе. Поваленные деревья. Кустарник. След петлял, огибая препятствия, и иногда сильно отклонялся в сторону – но всякий раз, оборачиваясь, Анатолий видел на деревьях четкие отметины-зарубки. Если идти строго по ним, непременно выйдешь к замаскированному лазу.

   Проселок открылся неожиданно. Просто вдруг расступились деревья – и можно было угадать неширокую лесную дорогу. Здесь снегоход повернул направо. И в том же направлении пошел лыжник. Китайгородцев прибавил скорости. Он проехал не менее трех километров, прежде чем ровная линия следов нарушилась. Справа от дороги – там, где деревья отступали, оставляя чистую, без деревьев и кустарников, проплешину, – снег был вытоптан. Привал? Здесь вроде какое-то время провел тот, кто путешествовал на снегоходе. Но главное – тут обрывался след, оставленный лыжником! Он тянулся как раз до вытоптанного пятачка, а дальше его уже не было – от этого места прочь по дороге уходил след снегохода, а лыжник будто испарился, исчез, не оставив и намека на свое пребывание здесь. Вокруг лежала нетронутая снежная целина. И придорожный кустарник тоже был усыпан снегом.

   Телохранитель склонился над вытоптанным пятачком, видя следы рифленых подошв. И больше ничего – ни окурка, ни обгоревшей спички… Пока он не представлял себе людей, которые провели здесь какое-то время. Единственное, что можно было предположить – это мужчины, судя по размеру обуви. Следы – четкие, только в одном месте почему-то присыпаны снегом. Китайгородцев расчистил снег и вдруг увидел там, под снегом, пятна! Смахнул ладонью последний слой. Точно, пятна. Кровь.


* * *

   – Он их настиг, – сказал Анатолий. – Они здесь вот стояли. И что-то между ними произошло.

   – Но из-за чего? – спросил Костюков. – Чем он им мешал?

   – Тем, что увидел! Это – те, кто пасет Тапаева, никаких сомнений.

   – Думаешь, готовили нападение?

   – Да.

   – Хорошо, допустим, что он на них наткнулся, они его убили. Где труп?

   – Увезли.

   – Зачем?

   – Чтобы его не нашли. Они не хотят оставлять следов, они боятся их оставлять. Потому что еще надеются вернуться.

   Поодаль нервно переговаривались двое их товарищей. Карабины держали в руках.

   – Я одного с собой возьму, – задумчиво произнес Анатолий. – Мы прокатимся с ним по следам и посмотрим, куда они выведут. Хотя я заранее знаю – куда. К дороге. К той трассе, которая ведет из города. Потому что только такой маршрут их устраивает. Им надо куда-то отходить после покушения.

   – А как же мы?

   – Вы оставайтесь здесь. Ждите, пока мы вернемся.

   Китайгородцев в сопровождении еще одного охранника отправился дальше по проселку. Здесь были только все те же следы, оставленные снегоходом, – и сверкала нетронутая целина по обочинам дороги. А она петляла по зимнему лесу, и ее не всегда можно было бы угадать, если бы не прошедший накануне снегоход. Через несколько километров проселок вынырнул из леса. Трасса, та самая. Укатанный снег, высоченные сугробы вместо обочин. Здесь след терялся. Приехали! Анатолий, не сдержав досаду, выругался. Так кинолог, увлекаемый натренированным псом, идет и идет по следу преступника, а в конце концов пес приводит его на автобусную остановку, где все давным-давно затоптано, и дальнейшие поиски теряют всякий смысл.

   Проехала мимо машина. Водитель приветственно им посигналил. Китайгородцев вяло помахал в ответ рукой. Обернулся, бросил взгляд на проселок, с которого он только что выехал. Ничего, кроме следов снегоходов…

   – Посмотри-ка! – сказал он товарищу.

   Торопливо пошел на проселок, тут же провалился в глубокий снег едва ли не по пояс, но даже не заметил этого, кажется.

   – Посмотри! – кричал возбужденно, тыча пальцем в следы.

   И как он раньше на это не обратил внимания?

   – Следы одинаковые! Ты видишь?

   – Точно такой был снегоход! – осенило охранника.

   – Да не такой! А этот самый! Они на этом вот снегоходе, на котором ты сейчас сидишь, они как раз на нем и приехали вчера!

   – Кто?

   – Они!

   Аня и ее странный друг. Китайгородцев видел вчера ее глаза. Она явно была не в себе. Но неужели это все происходило при ее участии? Уму непостижимо! Мир перевернулся?


* * *

   Он взял с собой Костюкова, потому что тому можно было все объяснить на обратном пути, пока есть время на объяснения – а там уже будет некогда, там надо будет действовать…

   – Они вчера уехали рано утром, – говорил Анатолий. – Дочка хозяина и ее приятель. На этом вот снегоходе уехали. Катались целый день. Я потом с нею разговаривал… Когда она вернулась… Она была заторможенная. Как после шока!

   – Ты думаешь – это они?

   – Не знаю, – честно признался Китайгородцев. – Тапаевская дочка – это вряд ли. Да нет, просто невозможно, чтоб это была она! Чтоб участвовала, в общем. Но парень этот – он подозрительный. Мы сейчас с тобой так сделаем. Вызовем его в хозяйский дом. Ты займешь его разговором. А я тем временем проверю его вещи. Но он тяжелый в общении, учти. Ты подготовься. С ним – тяжело.

   – О чем я с ним буду говорить?

   – О чем хочешь! – сердито ответил Анатолий. – Но только чтобы у меня было тридцать минут свободного времени!

   В доме телохранителей с нетерпением поджидал Богданов:

   – Там – Илья, сын Тапаева…

   – К черту! – прорычал Китайгородцев.

   – Толик! У него был припадок!

   – Но теперь-то все нормально?

   – Ничего он так, – признал Андрей Ильич. – Только бледный какой-то. Мать дала ему успокоительное…

   – Вот и не лезь! – посоветовал Анатолий. – Мать знает, что делает. Она с этим пацаном уже двадцать лет мучается – ей и карты в руки. Если она не объявляет тревогу, ты-то чего подпрыгиваешь?

   И сразу, без перехода:

   – Аня где?

   – У себя. Не выходила еще, кажется.

   – А парень ее?

   – В гостевом доме.

   – Ну о чем же я с ним буду говорить? – тосковал Костюков.

   – Ни о чем! – отрезал Китайгвродцев. У него уже созрел план, и он готов был немедленно претворять его в жизнь.

   – Пойдешь со мной, – приказал Богданову. – Скажешь этому Виктору, что его для разговора пригласил к себе сам Тапаев. Приведешь сюда, в эту комнату, велишь ждать. А ты, – ткнул пальцем Костюкову в грудь, – все время будешь с ним, с Виктором этим. Можешь даже с ним не разговаривать, если не знаешь, о чем… Ну вроде как ты тут, в этой комнате, службу несешь. Главное, чтобы он отсюда не выходил.

   – А если попытается?

   – Объясни, что в доме – особый режим, что посторонние не имеют права перемещаться самостоятельно, и надо дождаться начальника охраны Богданова.

   – Ну а если все нее попытается?

   – Елы-палы! – сказал в сердцах Анатолий. – Ну что ты как маленький? Я же тебе русским языком сказал, что этот парень здесь, в комнате, должен просидеть тридцать минут! Любой ценой! Что хочешь, то для этого и делай! Хочешь – песни ему тут пой, хочешь – анекдоты рассказывай. А попытается уйти… Наручники у тебя есть?

   – Есть.

   – И ты еще спрашиваешь, что тебе е этим парнем делать?


* * *

   Все испортил Богданов. Китайгородцев очень на него рассчитывал, потому что именно ему наиболее логично было бы вызывать Виктора из гостевого дома – кому же, как не начальнику охраны, сопровождать парня к хозяину? Но бесхитростного Ильича подвело полное отсутствие актерских способностей. Вдобавок он почему-то еще и занервничал.

   Анатолий довел его до самой комнаты Виктора, красноречивым жестом показал на дверь, а сам прошел дальше по коридору. Богданов несмело стукнул по филенчатой двери, покряхтел, будто прочищая горло, но так и не прочистил, потому что, когда дверь открылась, он сказал голосом хриплым и срывающимся:

   – Там это… хозяин… Генрих Эдуардович, в смысле… он вас ждет…

   И так это все нелепо выглядело, и так подозрительно, что он и сам не верил, наверное. Смешался, побагровел лицом и бросил неосторожный взгляд вдоль по коридору – туда, где стоял с отсутствующим видом Китайгородцев.

   Виктор выглянул из комнаты всего лишь на мгновение, тоже увидел Анатолия, стремительно отступил и захлопнул дверь. Богданов стоял перед закрытой дверью неподвижным истуканом. Китайгородцев побежал к нему, на ходу вытягивая из кобуры пистолет, и до Ильича ему оставалось два шага, когда он там, за дверью, услышал характерный металлический щелчок – так защелкивается замок ружья, фиксирующий ствол. Телохранитель коршуном налетел на начальника охраны, смял его – и они покатились по коридору. А в следующий миг запоздало громыхнул выстрел – и полетели от филенчатой двери щепки. Раздался еще один выстрел! Почти сразу после первого. Противоположная двери стена покрылась россыпью отметин-оспин. «Дробовик! – решил Анатолий, прислушиваясь. – Так… Какая-то суета в комнате… Посыпались на пол гильзы… Перезаряжает. Снова металлический щелчок. Оружие готово к бою. У него – два выстрела. Потом потребуется время на перезаряжание».

   Снизу по лестнице стремительно поднимался охранник «Барбакана». Тот, что дежурил у входной двери. Китайгородцев едва успел показать ему жестом: «Опасность!», как вдруг из своей комнаты выскочила растревоженная Рита. Похоже, что девочка никогда прежде не слышала выстрелов. Иначе ей не пришло бы в голову высовываться. Выскочила и встала как вкопанная в коридоре. Ей было от чего прийти в замешательство: Ильич и Анатолий лежат на полу, у Китайгородцева в руке пистолет, и совершенно непонятно, что тут происходит. Следом за Ритой выскочил и охранник из «Барбакана», которого Анатолий оставил с девчонкой на время своего отсутствия, – и одновременно дверь, ведущая в комнату Виктора, распахнулась, Китайгородцев ждал выстрела и приготовился чужой выстрел упредить своим, но вместо дроби из комнаты вылетела граната! Она гулко ударилась об пол и отскочила в направлении Анатолия. Он видел одновременно и гранату, и оцепеневшую Риту. У девушки не было шансов уцелеть. Поэтому он упал на гранату грудью.


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Один… Два… Три… Четыре… Пять… Шесть… Семь… Восемь… Девять… Десять… Одиннадцать… Так не бывает!.. Должна была уже взорваться!»


* * *

   И охранник из «Барбакана» – тот, что поднимался по лестнице, тоже понял, что взрыва не будет. Путь для него был открыт. Он метнулся наверх, прижимаясь к стене. Анатолий выстрелил из пистолета в дверь, отвлекая внимание Виктора на себя, и тот поддался на уловку, выстрелил в ответ. Китайгородцев выстрелил еще раз. И вновь раздался ответный выстрел. Анатолий бросился вперед и выбил дверь ногой – Виктор пятился от него, трясущимися руками перезаряжая обрез ружья, но у него ничего не получалось, и он вдруг бросился в окно. Зазвенели стекла.

   Китайгородцев подбежал к окну. Виктор упал со второго этажа в сугроб, и это спасло его от увечий. Возможно, он и ушибся, но в горячке бегства этого не замечал, и теперь, проваливаясь в снег по пояс, выкарабкивался на расчищенную дорожку.

   – Вниз! – крикнул своему товарищу Анатолий. – Не стреляй! У него нет оружия!

   Опять выбежал в коридор. Риты уже не было, но оставался второй охранник. И ему Китайгородцев тоже скомандовал:

   – Вниз! Возьмите его!

   Сам бросился к Рите. Она сидела в углу дивана, сжавшись в испуганный комочек, а в глазах был ужас, который она не могла скрыть.

   – Все в порядке, – сказал Анатолий. – Все уже хорошо.

   Он далее улыбался, демонстрируя, насколько все хорошо. Ему надо было уходить, но он еще хотел потрепать ее по голове, как маленькую, – а едва склонился, Рита бросилась к нему на шею, прижавшись крепко-крепко, и шепотом бормотала:

   – Толя! Миленький! Толя!

   Как будто она боялась, что он снова ее оставит.

   – Все хорошо, – повторил Китайгородцев. – Ничего ведь не случилось, правда? Значит, все хорошо.


* * *

   Поимка Виктора Пастухова превратилась в охоту на уже обложенного со всех сторон волка. Он еще метался, но вырваться уже не мог. От ворот его отсекли огнем из карабинов, а больше бежать было некуда; глубокий снег вокруг территории поместья выглядел бескрайним океаном вокруг острова – можешь попытаться переплыть, но это все только от отчаяния, потому что все равно непреодолимо. Виктор пометался по дорожкам, а потом его, периодически постреливая для острастки в воздух, загнали в дальний угол огороженной территории и даже дали возможность добраться до забора, что он проделал не без труда, потому что здесь снег был особенно глубок. Но когда Пастухов, затратив неимоверные усилия, перевалился все-таки через забор, там его уже поджидали. И он, запыхавшийся и обессилевший, даже не пытался оказать сопротивление, когда ему крутили руки.

   Виктора приволокли в гараж и приковали наручниками к металлической трубе. Он бормотал что-то бессвязное – и из всего, что он говорил, понять можно было только матерные слова. Китайгородцев рывком поднял голову своего пленника. Взгляд Пастухова был неподвижный и бессмысленный. Анатолий сразу все понял.

   – Врача ко мне! – распорядился он. – Приведите Вознесенского!

   Виталия Степановича привели уже через несколько минут. За это время Китайгородцев пытался расспросить Аниного друга о вчерашнем происшествии в лесу. Но ответа не добился.

   Едва увидев прикованного к трубе Пастухова, доктор смешался.

   – Ваша работа? – сердито спросил Анатолий.

   – Это не я! Это Ромка. Я этому парню отказал, а он к Ромке обратился. Роман с ним поделился, дал дозу.

   – И что теперь прикажете с ним делать?

   – Ничего, – вздохнул доктор. – Надо ждать, пока его отпустит.

   …Оставалась еще Аня. Китайгородцев поднялся к ней. Она была в своей комнате и выглядела испуганной. Наверное, ей уже рассказали о том, что произошло.

   – Я хочу с вами поговорить, – сказал телохранитель голосом, не предвещавшим собеседнице ничего хорошего.

   – О чем?

   «Такое впечатление, что она вот-вот расплачется. Покусывает губы. Мнет в руках кружевной платочек», – заметил он и начал:

   – О вчерашнем дне. Где вы были вчера со своим другом?

   – Катались.

   – Где?

   – В лесу.

   – Где?

   – Ну чего вы от меня хотите? – Аня прижала руки к груди, а в глазах ее была такая нестерпимая мука и одновременно полное непонимание того, что происходит, – Китайгородцев готов был бы поверить в то, что она – ни при чем.

   – Я хочу знать, где именно вы вчера катались на своем снегоходе. Маршрут!

   – Ну как вам объяснить? Сначала ехали по дороге…

   – По какой дороге?

   – По той, что ведет от ворот.

   – Вы выехали из ворот и поехали по дороге?

   – Да.

   – Дальше!

   – Мы доехали до шоссе, повернули.

   – Куда повернули? Направо? Налево?

   – Направо.

   – В сторону города?

   – Да.

   Это было не то, что ожидал услышать Анатолий. Но он сделал вид, что нисколько не уди-5ился. Только и сказал на это:

   – Хорошо, допустим. Что дальше?

   – Проехали немного и снова повернули.

   – Куда?

   – Налево.

   – То есть вы съехали с трассы?

   – Да.

   – И куда же пролегал ваш путь?

   – Там есть база отдыха. Называется «Солнечная». Мы ее зовем «Солнышко». Туда и поехали.

   – Зачем?

   – Кататься. Там весело, – Аня судорожно вздохнула. – Там много знакомых.

   – Вы их видели?

   – Ну, конечно!

   – И они вас – тоже?

   – Естественно!

   Ее, кажется, даже удивила такая постановка вопроса.

   – Перечислите, пожалуйста, всех, с кем вы общались.

   – Это мои друзья. Аня, моя тезка. Мы вместе учились в школе. Она была со своим мужем.

   – Мужа как зовут?

   – Вадик.

   – Кто еще был?

   – Еще мой одноклассник был, Гриша. Но он потом ушел.

   – Откуда он ушел?

   – Мы катались на снегоходе…

   – На каком? На этом вот, вашем?

   – Да. По очереди. Потом пошли в кафе. Там есть кафе… Шашлыки, салатики, горячий грог… Мы посидели там, потом Гриша ушел.

   – Значит, вы остались вчетвером?

   – Впятером.

   – А пятый кто?

   – Таня. Это девушка Григория.

   – Он ушел, а Таня осталась?

   – Они поссорились. Мне даже неловко было. Всегда неловко бывает, когда посторонние люди при мне ссорятся. И мы уже потом недолго там оставались.

   – Уехали?

   – Да.

   – Куда?

   – Домой.

   – Опишите маршрут.

   – Так же и ехали. По дороге – до шоссе, потом по шоссе немного, потом – свернули к дому.

   И получалось, что в той стороне, где исчез тапаевский охранник и где Китайгородцев нашел следы крови, эти ребята даже не появлялись. Потому что это было совсем в другой стороне. То, что Аня рассказывает про базу отдыха – это уже почти что алиби! Потому что людей там много, а снегоходов, почти наверняка, раз, два – и обчелся, и Аню с ее спутником должны были запомнить. И если их вспомнят, можно будет сопоставить время, чтобы окончательно убедиться в том, что Аня говорила правду. Анатолий поверил бы ей, прямо сейчас бы поверил – если бы не ее поведение… Если бы не то, как она рассказывала. Потому что за ее словами что-то скрывалось. Чего-то она недоговаривала.

   – А вы со своим другом не ссорились?

   Взмах ресниц и пауза.

   – Вам было весело там, на базе отдыха?

   – Да.

   А здесь, в доме, Китайгородцев видел ее уже растревоженной.

   – Аня, скажите мне, пожалуйста: что произошло по дороге домой? Что случилось?

   И снова взмах ресниц. Настороженность и удивление во взгляде. Не ожидала, что ему что-то известно…

   – Вы куда-то заезжали?

   – Нет.

   – С кем-то встретились?

   – Нет.

   – А что случилось?

   – Я не понимаю, о чем вы спрашиваете.

   Все она прекрасно понимала! Потому что по дороге от базы отдыха до дома что-то с ними все-таки произошло. Анатолий заметил вчера ее состояние.

   – Я видел вас вчера после прогулки, – коротко напомнил он и посмотрел взглядом, за которым можно было угадывать все что угодно.

   – У нас был разговор…

   – С Виктором?

   – Да.

   Ей не очень-то хотелось говорить на эту тему, похоже.

   – О чем? – спросил Китайгородцев.

   – О нас… с ним.

   – Подробнее.

   – Почему вы меня об этом спрашиваете? – проявила недовольство Аня.

   – Потому что сегодня случилось то, что случилось.

   Девушка посмотрела испуганно.

   – Подробнее! – потребовал Анатолий.

   – Он предложил мне уехать…

   – Куда?

   – Не знаю. Мы не говорили. Он предлагал просто сбежать.

   – От кого?

   Секундная заминка.

   – От моего отца.

   – Зачем?

   – Чтобы быть вместе.

   – Для этого надо убегать? – не уловил логики Китайгородцев.

   И снова заминка в разговоре.

   – Он хочет, чтобы я осталась с ним, – осторожно сказала Аня.

   – Ваш отец?

   – Нет, Виктор.

   – А в чем проблема?

   – Виктор боится, что я сюда уже не вернусь.

   – Почему он так решил?

   – Это не он решил. Это я решила. Мы ведь уезжаем…

   – Да, я в курсе.

   – И больше сюда не вернемся!

   Телохранитель смотрел на свою собеседницу и решал, как им дальше вести разговор. Слишком уж неожиданный оборот он принял. То, о чем упорно молчал Тапаев и о чем сам Китайгородцев только догадывался, исходя из анализа косвенных признаков, Аня вдруг проговорила вслух.

   – Это вам отец говорил, что вы не вернетесь?

   – Нет.

   – А откуда же тогда такие мысли?

   – Это долго объяснять. Просто я уже не маленькая. И кое-что понимаю. Вот, например, на день рождения не приглашен никто из тех, кто с папой работает. Такого никогда не было! Директор комбината, его заместители… Потом еще – бизнесмены, с которыми папа совместно ведет дела… Чиновники из Москвы всегда приезжали, для них тут устраивали охоту… В этом году все выглядит так, будто уже никто не нужен. Ни компаньоны, ни подчиненные. Это было бы очень странно, если не предположить, что это – уже ни к чему…

   Анатолий тоже обратил внимание на такой однобокий подбор гостей предстоящего празднества – и выводы он делал такие же, как и эта девушка.

   – Может, вы еще что-то заметили, Аня?

   – Я же говорю – это долго объяснять. Есть мелочи, которые ничего не скажут человеку постороннему, но я-то вижу, что все идет не так, как прежде.

   – Вы спрашивали своего отца напрямую?

   – Нет, – покачала головой Аня. – Он все равно ничего не скажет.

   – Он вам не доверяет?

   – Просто не считает меня равной себе. Я всю жизнь буду для него несмышленым ребенком. Даже когда у меня уже будут свои собственные дети.

   – Когда вы почувствовали, что возвращение не предусматривается?

   – Это происходило постепенно. Накапливалась какая-то информация, и я видела, что все идет так, будто здесь нас уже ничто не держит. Вчера я сказала Виктору, что уезжаю. Он знал еще раньше, что отъезд предполагается, и нисколько не удивился. Но я сказала ему, что могу уехать навсегда!

   – Зачем сказали?

   – Я не хочу уезжать.

   – Из-за Пастухова?

   Пауза, после которой – легкий, едва угадываемый вздох:

   – Д-да.

   Мяла в руках платочек и очень волновалась, то было заметно.

   – И тогда он сказал, что может меня увезти. Мы просто уедем, и все.

   – То есть он вас как бы похитит?

   – Ну да, – слабо улыбнулась девушка.

   Потом ей, наверное, показалось, что все это очень отдает ребячеством, и она подумала и поправила саму себя:

   – Дело не в этом, конечно. Просто очень страшно расставаться, зная заранее, что теряешь человека навсегда…

   – Что вы ему ответили?

   – Ничего. Я растерялась.

   Вот такой, растерянной и расстроенной, Китайгородцев ее вчера и видел. Все совпадало, все выглядело очень правдоподобно. Версия без изъянов. К тому же Анатолий был склонен верить этой девчонке. И все-таки он спросил:

   – Вы знаете охранника вашего отца по имени Сергей?

   – Да.

   Совершенно спокойно ответила.

   – Где и при каких обстоятельствах вы видели его вчера?

   Нахмурилась, вспоминая:

   – Я его не видела.

   – Это точно?

   – Да.

   – А Виктор может знать о существовании Сергея?

   – Вряд ли. Он здесь вообще никого, кроме меня, не знает.

   – Еще один вопрос. Вы вчера весь день были вместе с другом?

   – Да.

   – И он не отлучался? Никуда не уезжал на вашем снегоходе?

   – Нет. А почему вы спрашиваете?

   – Так, просто, – пожал плечами Китайгородцев.

   Бедная девчонка.

   – Вам известно о том, что ваш друг употребляет наркотики?

   – Д-да.

   – Давно это с ним?

   – Похоже, что да. Но я думаю, что это излечимо. Ведь правда?

   Посмотрела с надеждой.

   – Возможно, – не стал ее разубеждать Анатолий и поднялся, чтобы уйти.

   – Скажите, он стрелял в вас? – быстро спросила девушка.

   Этот вопрос, похоже, не давал ей покоя все время, пока они беседовали.

   – Нет, – солгал Китайгородцев.

   Что, кроме дополнительных страданий, ей добавит его правдивый ответ?

   – А вы знали, что у него есть оружие, Аня?

   – Нет.

   – И даже не подозревали?

   – Нет!

   – Хорошо, – кивнул телохранитель. – Извините меня за то, что я вас побеспокоил.


* * *

   Тапаев его уже ждал.

   – Что учудил этот подонок? – спросил он у Китайгородцева, когда тот вошел в кабинет.

   Судя по мрачному виду клиента, начальник охраны уже успел доложить ему о причинах внезапной утренней пальбы, всех поднявшей на ноги.

   – Парень находился в состоянии наркотического опьянения, – сказал Анатолий. – Что уж там ему пришло в голову, я не знаю, но он вдруг открыл огонь.

   – Всех гостей перепугал, наверное, – с досадой произнес Тапаев.

   – Думаю, что да.

   – Он и гранату бросил, как я слышал?

   – Учебная, – лаконично сообщил телохранитель.

   – Но ты-то не знал, что учебная, когда на нее пузом плюхнулся?

   – Не знал.

   – Так что ты – все равно молодец, – оценил бизнесмен. – Слушай, а может, ты со мной в Цюрих полетишь, а?

   Наверное, ему подумалось, что неплохо бы всегда иметь рядом с собой такого вот человека, который в случае опасности без малейших раздумий бросится на предназначенную не ему гранату.

   – Я подумаю, – дипломатично ответил Китайгородцев.

   Не мог же он сказать Тапаеву, что тому для начала неплохо было бы благополучно выбраться отсюда, а уж потом размышлять о Цюрихе…

   – Надо связаться с милицией, – сказал Анатолий.

   – Зачем? – приподнял бровь Тапаев.

   – Этот парень…

   – Вышвырнуть его за ворота – и все дела! – жестко произнес клиент.

   – Он затеял здесь перестрелку…

   – Я не хочу никакой милиции в своем доме!

   – Это еще не все. Пропал один из ваших охранников.

   – Сейчас мы это проверяем! – отмахнулся олигарх. – Я отправил к нему домой гонца, и тот вот-вот должен вернуться.

   Подразумевалось, что до возвращения гонца никаких мер предприниматься не будет?

   – Он не скажет вам ничего утешительного, – уверенно сказал Китайгородцев. – Поверьте моему опыту. Случилась беда.

   – Послушай! – еще больше нахмурился Тапаев. – Завтра у меня – день рождения. Дай мне спокойно отпраздновать юбилей, а потом пускай тут затевают расследование, всех подряд допрашивают, роют носом землю – что хотят!

   «Он надеется спокойно уехать, – усмехнулся про себя Анатолий. – Чтобы никакие неприятности не омрачили его прощание с родственниками. А этот охранник, который пропал – днем раньше его хватятся или днем позже, какая разница? Так он, наверное, думает…»

   – Генрих Эдуардович! Мое начальство приказало мне обеспечить вашу охрану. Я отвечаю за вашу безопасность и обязан делать то, что положено. Просто обязан! Я должен связаться с милицией…

   – Знаешь, что не верно в твоих рассуждениях? – перебил олигарх. – Ты сказал – «твое начальство». Имеешь в виду тех, кто в Москве. А начальство твое сейчас – это я. Я – твой клиент! И ты, милый мой, обязан в лепешку расшибиться, но сделать все так, как я хочу! Как я хочу! Ты понял? А не как хочет твое далекое московское начальство! Если ты с моими словами не согласен, можешь катиться отсюда к чертовой матери!


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Когда-то у меня был клиент, который за моей спиной сказал, что телохранительэтотот же хорошо выдрессированный пес, который за своего хозяина любому вцепится в глотку. Он не хотел меня обидеть подобным сравнением. Он вообще думал, что я не слышу его слов. Но яуслышал. Если бы он заговорилоб этом лично со мной, я согласился бы с ним в том, что что-то общее, конечно, есть. Ведь преданному псу всегда безразлично, за кого он готов вступить в бой. Его хозяин может быть милейшим человеком, а может быть и отъявленным мерзавцем. Люди вокруг могут его любить, а могут тихо ненавидеть. Он может своего пса боготворить, а может просто не обращать на него внимания. Он может быть любыми все равно пес будет его защищать!Телохранитель находится в похожей ситуации. Я видел разных клиентов, и не всегда это были (вы уж мне поверьте на слово) лучшие представители рода человеческого. Но я не мог думать об их личных качествах. Я не имею права завидовать их деньгами не имею права судить, законно они нажили свои богатства или нет. Я не могу их осуждать за то, что вот тот, к примеру, сильно пьет и часто напивается до поросячьего визга, а вот этот ездит к любовнице, в то время как дома его ждет ничего не подозревающая жена и две прелестные дочурки-близняшки. Я не могу осуждать клиентаза то, что он на прошлой неделе уволил с принадлежащего ему завода двести человек, и не буду осуждать, если через полгода он оставит без работы еще тысячу. Для меня, как для того пса, хозяин не может быть плохим или хорошим. Онхозяин. И этим все сказано. Его действия неподлежат оценке. Потому что если начать их оценивать, непременно придешь к размышлениям о том, настолько ли это достойный человек, чтобы ты из-за него рисковал своей жизнью? В минуту опасности это приведет, к тому, что ты можешь решитьтвоя жизнь представляет большую ценность, чем жизнь твоего подопечного. Но туттакая штука… Как человекты можешь быть действительно получше по качествам. Но как телохранитель ты в подобном случаеполное ничто. А теперьеще односоображение. Зря тот человек так сказал – про пса и про телохранителя, которые якобы ничем не отличаются друг от друга. Потому что пес, бросаясь на обидчика своего хозяина, никогда не думает о том, что его могут убить. Он не знает, что бывает смерть. Не понимает этого. А человек – понимает. Так что разница есть. Онав осознанности поступка».


* * *

   Разговаривали втроем: Анатолий, Костюков и Богданов. Последний сильно нервничал. Сегодняшняя стрельба выбила его из колеи. Он никогда даже предположить не мог, что на охраняемой им территории подобное может случиться! И еще до него, хотя и с запозданием, как это часто бывает, постепенно доходило, что от гибели его сегодня отделял один лишь миг… Не сбей его с ног Китайгородцев, все закончилось бы очень плачевно.

   Анатолий демонстративно не обращал внимания на состояние Андрея Ильича. По опыту он знал, что в таких случаях успокаивать бесполезно – надо нагрузить человека работой, отвлечь, и хотя работник из него, конечно, никакой в такие минуты, все лее это помогает. Тревога не рассасывается, но отступает; она держит в напряжении, но не довлеет, и это – первый шаг к возвращению в нормальное состояние.

   – Моя ошибка, – сказал Китайгородцев. – Если бы я заранее узнал, что у этого парня есть обрез, сегодняшней стрельбы не случилось бы. Теперь ошибки, хоть и запоздало, будем исправлять. Сейчас всех гостей соберем здесь, в хозяйском доме, в одной из комнат первого этажа. Ты за это будешь отвечать, Ильич. Надо их помариновать здесь часок. Пусть посидят, пошушукаются. Ну, вроде как для беседы их собрали.

   – Беседы? О чем?

   – О чем угодно. Это они пускай сами догадываются. Стрельбу они все слышали, так что первая их версия будет такая: собрали, чтобы проинформировать о случившемся. Вот пускай сидят и ждут. А потом ты – это уже спустя примерно час – войдешь к ним и что-нибудь расскажешь. Да хотя бы и о случившемся, если хочешь. Так и так, мол, чрезвычайное происшествие, но никто не пострадал, все нормально, жизни и здоровью присутствующих ничего не угрожает, охрана на посту, больше такого не повторится, но гости в целях личной безопасности не должны покидать стен гостевого дома, а уж в темное время суток – тем более. В общем, еще минут тридцать будет продолжаться твоя лекция. Итого – полтора часа. Нам с Костюковым этого времени хватит.

   – На что? – спросил недогадливый Богданов.

   – На то, чтобы провести досмотр личных вещей.

   – Чьих? – обмер Ильич.

   – Гостей.

   – Ты сошел с ума, Толик! Будет большой скандал! Если узнает Тапаев…

   – Но ты ведь ему не скажешь, – дружелюбно улыбнулся Китайгородцев.

   – Я-то не скажу! – все больше пугался начальник охраны. – Но они ведь заметят, ты пойми! Ты будешь копаться в их вещах…

   – И даже следов не останется.

   – Ты положишь все не так, как там лежало!

   – Ильич, ты про «Полароид» когда-нибудь слышал?

   – Про какой «Полароид»?

   – Фотоаппарат такой, Ильич. Делает моментальные снимки. Щелк! – и у тебя через минуту в руках готовая фотография. Так вот, прежде чем в чужих вещах копаться, делают моментальный снимок. А потом, после досмотра вещей, их раскладывают так, как изображено на снимке. Улавливаешь? Все очень просто. Этим дешевым трюкам учат на курсах. Потом и экзамены, кстати, приходится сдавать. Костюков, у тебя сколько было по скрытному осмотру помещений?

   – Пять баллов.

   – Видишь, Ильич, человек пятерку получил на экзамене за подобные штучки. И ты хочешь сказать, что этого отличника раскусят?

   Анатолий засмеялся и дружески хлопнул Костюкова по плечу. И Костюков засмеялся тоже. Они стояли перед Андреем Ильичом – молодые крепкие парни, уверенные в себе, веселые и не боящиеся никого и ничего, и эта их уверенность исподволь передавалась и Богданову. Он даже не задумывался о том, что Китайгородцев хохмит для него одного – чтобы поскорее вернуть к жизни.

   – Полтора часа! – отсмеявшись, напомнил Анатолий. – Ты понял, Ильич? А теперь живенько давай мне запасные ключи от гостевых комнат!

   Богданов только вздохнул в ответ.

   …Китайгородцев дождался, пока всех гостей препроводили в тапаевский особняк. После этого они с Костюковым отправились к гостевому дому. По дороге Анатолий вводил товарища в курс дела.

   – Смотрим быстро, но внимательно. На что обращать внимание? На оружие! Честно говоря, я сомневаюсь, что оно есть, но – тем не менее… Далее. Психотропные вещества. Лекарственные препараты. Вообще любые порошки и жидкости, которые можно идентифицировать как потенциальный яд. Документы. Крупные суммы денег. Средства связи. Карты местности, планы строений. Вообще все то, что может оказаться в багаже потенциального киллера.

   – Ты до сих пор думаешь, что киллер здесь?

   – Уверенности у меня несколько поубавилось, – признался Анатолий. – После того, как пропал тапаевский охранник… Они придут извне! Оттуда, из-за забора. Я почти в этом уверен. Но – следы! Следы у лаза! Кто-то туда подходил! Кто-то приближался к забору! Кто-то из тех, кто здесь, рядом с нами!


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Комната Виктора… Тут не осторожничать… Все равно беспорядок… Гильзы… Двенадцатый калибр… Патрон… Пыж фабричный… Еще патрон… А вот и пачка… Он бы тут настрелялся от души… Нож-выкидушка… Кольцо от гранаты… От той самой… Верхняя одежда… Портмоне… Сто семь рублей… Негусто… Паспорт… Пастухов Виктор Тимофеевич…28 декабря 1977 года… Город Норильск Красноярского края… Прописан… Временно по месту учебы… Семейное положение… Без штампа… Другие карманы… Ключ от английского замка… Автобусный билет… Дата… Это он сюда ехал… Больше ничего… Теперьсумка…Рубашка, еще рубашка… Нижнее белье… Шприц… Еще пачка патронов… Не распечатана… Презервативы… Записная книжка… Фотографии… Пастухов и еще один парень, приблизительно его возраста… Где-то на отдыхе, пьют пиво… Не подписана… Девушка… Не Аня… Ага, вот… «Витюха! Не забывай своего Галчонка!»… Девяносто девятый год, если верить надписи… Два парня в камуфляже и с оружием… Без подписи… Еще фото военного… Лейтенантские погоны у него… Без подписи… Группа военных, лежат на траве, что-то вроде привала, а вот и Пастухов среди них… Третий справа… Автомат в руках… Так он воевал?.. Что это может быть?.. Семьдесят седьмого года рождения… Чечня?.. Теперьзаписная книжка… Фамилии, фамилии… Телефоны… Адреса… Так, смотрим букву Т… Тапаева Аня… Адрес… Телефон… Ничего особенного… У него женские имена занимают половину книжки. Что там у нас дальше?.. Еще один шприц… Одноразовый, но им пользовались уже раз тридцать… А это что в целлофане завернуто?.. Черт побери! Это жеуши! Высушенные человеческие уши…»


* * *

   В комнату заглянул Костюков.

   – Ты у кого был? – спросил Анатолий.

   – У Юры.

   – А-а, понятно. Паспорт второй видел?

   – Видел. Должанский Александр Александрович.

   – Согласись, они похожи.

   – С Шалыгиным? Да. Я тоже обратил внимание. Думаешь, он его держит как запасной?

   – Слабо верится, особенно если знать Юру, – признался Китайгородцев. – Но как один из вариантов можно рассматривать. У этого Шалыгина вообще какая-то ужасная цепочка совпадений. И на все есть объяснение. Второй паспорт – так он ему случайно, видите ли, достался. Следы ношения оружия – так ему ту рубашку подарил друг. А если еще вспомнить, что он в долгах как в шелках и лучшего объекта для вербовки просто не придумать – ну, готовый же киллер, черт побери! А вот не верится!

   – Не верится, – согласился Костюков. – Я вообще в его вещах ничего интересного не нашел. Пожитки бомжа, честное слово. Старые лезвия. Расческа со сломанными зубьями. Книжка какая-то… Детектив. Так потрепана! Последних страниц нет совсем, а вот таскает ее с собой. Зачитал до дыр. Носки… Ни одного целого, и все – вразнобой, но многим нет пары. Газовый баллончик…

   – Газ? «– насторожился Анатолий.

   – Срок годности – до двенадцатого месяца девяносто шестого года, Толик! У него нет ни одной нормальной вещи… А что это у тебя в руках?

   – Уши.

   – Ты шутишь?

   – Нисколько.

   – Вот подонок! – сказал в сердцах Костиков. – Что с ним будем делать?

   – Думаю, его надо сдать ментам. За уши эти ему ничего не будет. Уши – чеченские, судя по всему, это ему простят…

   – Воевал?

   – Похоже, что да. А сдать его надо в его же собственных интересах. Пусть посидит в камере, пока мы отсюда клиента не вывезем. А там его и выпустят. Он, понимаешь, держит в мыслях хозяйскую дочку похитить. Как джигит.

   – Любовь, да?

   – Ага. Вот представляешь, что будет, если он в очередной раз уколется и решит свой план осуществить?

   – Ты прав…

   – То-то и оно. Ладно, поехали дальше. Ты с Юрой закончил?

   – Закончил.

   – Теперь займись комнатой супругов. А я – к доктору. Ты знаешь, кстати, отчего это Виктор сегодня пальбу затеял? Его доктор наркотиком одарил. Вознесенский говорит, что это дал Ромка. Но не верю я – думаю, что он сам…

   – Зачем?

   – То-то и оно, уважаемый коллега. Хороший вопрос вы мне задали. Я и сам себя сегодня об этом спрашивал. И до сих пор не нашел ответа. Но выглядит все подозрительно.


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Как сильно пахнет сигаретным, дымом… Наверное, въелось в стены намертво… После отъезда Вознесенского тут придется делать ремонт… Так, фото… Теперьосмотр… Две нераспечатанные сигаретные пачки на столе…«Ява золотая»… На ощупьничего подозрительного… Пепельница… Окурки… Везде прикусодинаковый… «Dunhill»… Ни одной спички… Пользуется зажигалкой… Рюмка… Грязная… Что-то спиртное было… На подоконникепустая бутылка… Коньяк… «Hennessy»… «Privilege»… «V.S.O.P»… Объемноль семь… Так, что еще туту нас на столе? Запонки… Золотые… Пижон… Книга… Что-нибудь медицинское?.. Ого, расстрел! На обложке двое стреляют в третьего из винтовок… «AGYPSYINAUSCHWITZ»… АвторОтто Розенберг… Ауш-вицэто Освенцим, точно… А что такое «Gypsy»?..GypsyKing?.. Цыганский барон?.. «Gypsy»это цыгане?.. «Цыгане в Освенциме»?.. Да, возможно-Занимательное чтение для врача… Тихими зимними вечерами… Под хороший коньячок… С сигаретой «Dunhill» в зубах… Я бы не смогобОсвенциме… Что тут между страниц?.. Ничего…И пометок никаких… Ладно; спишем на особенности его натуры… Халат… Без карманов… Походный несессер на окне… Следит за ногтями… Теперьшкаф… Вот это да!.. Вот этовеликолепие!.. Он сюда на месяц прибыл, что ли?.. Гардероб голливудской звезды… Одних только костюмов – полдюжины… Карманы, карманы… Это у него тут что?.. Носовой платок… Дорогой, с вензелем… Такие в ЦУМе не продают… Что это с брюками?.. Разорвано… Это пес его потрепал, похоже… Крови нет… Не ухватил зубами… Подвезло, а не то кололи бы его сейчас против бешенства… Обувь… Ботинки зимние… Туфли… Специально для праздника привез? Пальто… Ай-ай-ай… Восстановлению не подлежит… Здорово пес в него вцепился… А пальтецодорогое… Не хуже, чем у какого-нибудь банкира… Неужели у нас врачи так хорошо живут?.. Даже не верится… Карманы… Сигареты «Dunhill»… Распечатанная пачка… Шесть сигарет… «Dunhill»… Черт побери, но он же курит «Dunhill»!.. А откуда «Золотая Ява»? Ладно, смотрим дальше… Чемодан… Чемодан на свет… Закрыт на замок…


   – Костюков!

   – Я здесь!

   – У тебя отмычки с собой?

   – С собой!

   – Неси!

   – Ого! А чемоданчик у него не из дешевых…

   – Вот и я так думаю.

   – Да я не думаю, я точно знаю. В прошлом году за таким специально ездил на Кутузовский. Восемьсот пятьдесят долларов, не включая налога с продаж. Мой клиент вечером улетал за границу, а тут такая беда – чемодана нет…

   – Слушай, кто из наших курит «Золотую Яву»?

   – Абросимов.

   – Дуй к нему, возьми две запечатанные пачки, принеси сюда. Запечатанные! Только!

   – Понял. Уже бегу.


   Ну, разве можно отдавать штуку баксов за чемодан, замок которого так легко открывается?.. Рубашки… Бог ты мой, какие у него рубашки!.. Завидую, конечно… Фото… Свитер… Твердый дезодорант «INSENSEULTRAMARINEGWENCHI»… Набор запасных лезвий к бритвенному станку… «SHICK»… Нижнее белье… Два блока сигарет «Dunhill»… Один блок распечатан, там остались три пачки… На ощупьничего интересного… Медицинский халат… А зачем ему здесь халат?.. Бред какой-то… Кусок мыла… Носовые платки… Зажигалка… Хорошая… «ZIPPO»… Вторая, что ли?.. Прикуривает-то он от чего?.. Набор шприцев… Вот это ужепо теме… Таблетки…Атеносан… В упаковке28 таблеток… Производитель – фирма «САНОФИ ВИНТРОП»… Великобритания… Так онгипертоник?..Половины таблеток уже нет… Он с давлением мучается?.. Ему бы бросить курить… Врач все-таки, должен понимать… «Аспирин Упса»… С витамином С… «Безопасное лечение гриппа и снятие жара»… Шипучие таблетки… 20 штук… Еще не пользовался… «BONINE»… «Таблетки от укачивания для приема один раз в сутки»… Фирма «PFIZER»… Брал с собой в самолет… Из восьми таблеток однаиспользована… Обычный дорожный набор… Ничего интересного… Но нет ничего, что предполагало бы пользование шприцем… А шприцы есть… Надо искать… Для чего же ему здесь белый халат?.. Он бы еще фонендоскоп с собой прихватил… С чемоданом разобрались… Закрыть… Теперькровать… Подподушкойничего… Под матрацем – ничего…Туалетная комната… Бритвенные принадлежности… Мыло… Зубная паста… Щетка-Неизменный набор командированного… В сливном бачкеничего… Шкафсовершеннопуст… Шаги…»


   – Толик, держи сигареты.

   – Спасибо. Слушай, я у этого доктора нашел белый медицинский халат.

   – Он же – врач…

   – Ну подумай, где ему здесь может пригодиться белый халат?

   – Да, действительно… Стереотипы довлеют. Раз врач – значит, халат. А он ему – не нужен.

   – Не ходит он тут в белом халате, в том-то и дело. Зачем тогда брал? Вариант первый: на всякий случай. Думал, что пригодится. Сила привычки. Может такое быть?

   – Может.

   – Второй вариант…

   – В белом халате не видно на снегу!

   – Правильно! Версия тоже имеет право на существование. Я не придал бы этому значения, если бы за ним не водились кое-какие грешки. Ладно, теперь сюда смотри. Окурки какие в пепельнице?

   – «Dunhill».

   – У него тут везде «Dunhill», мой уважаемый коллега. Именно эти сигареты он уважает. У него два блока этих сигарет в чемодане. Еще есть начатая пачка в кармане того пальто, которое собака распустила на лоскуты. Именно их он курил. А на столе вот – «Золотая Ява». Неувязочка? Вот мы сейчас для начала одну пачку подменим и вскроем… Так, ага… Ну, вот оно и прояснилось. Никаких сигарет. Как ты думаешь, что это такое?

   – Наркотики?

   – Пятерка за сообразительность! Если бы доктор не жил с таким шиком, я подумал бы, что он закоренелый наркоман. Но он – не наркоман. Он торговец. Продает наркотики. Я даже не буду вторую пачку открывать. Там – то же самое. Оставим все как есть. Все-таки Виктора придется сдать ментам. У нас получается хорошая цепочка. Пастухова заберут, я ментам подскажу про наркотики, они докопаются до доктора, его заберут тоже – и у нас начнется совсем другая жизнь. Сразу двое подозрительных – в минусе, так уже можно работать. А то я что-то боюсь за Тапаева, честное слово… Так, ты у супругов закончил?

   – Почти.

   – Есть что-нибудь интересное?

   – В комнате – ничего. А вот вид из окна…

   – А что там такое?

   – Из их окна виден хозяйский дом. Угадай с трех раз, какая именно часть дома?

   – Тапаевские окна?

   – Окно его кабинета. Их комната – это единственное место в гостевом доме, откуда видно окно клиента. Вид из других комнат закрывают деревья. Я сейчас ходил к Абросимову за сигаретами и заодно зашел к Богданову, чтобы спросить у него, сам ли он расселял гостей по комнатам. Сказал, что сам. Только он в другую комнату селил супругов. А они на следующий день попросили их переселить.

   – Чем-нибудь мотивировали?

   – Им уличный фонарь светил в окно. Спать мешал. Ильичу было все равно. Он предложил им выбрать любую комнату из пустующих. И они выбрали. Ту самую, из которой видно окно тапаевского кабинета.


   Телохранитель Китаигородцев:

   «В комнате, в которой обитает молодящаяся женщина, придется повозиться… Сколько здесь вещей, уму непостижимо! Хоть Костюкова на помощь зови… Начнем со стола… Фото… Еще фото, снято с другой точки… Теперь приступаем… Расческа-щетка… Зеркало… Похоже, что крем… „ESTEELAUDER“… „NUTRITIOUS“… Открываем… Действительно, крем… Еще крем… „L'OREAL“… „INVISIBLEPERFECTION“… Пудра… Тоже«L'OREAL»… Проверяем… Пудра… А это что за «стреляющая ручка»?.. «CHANEL»… «AQUACRAYON»… Какой-то карандаш… Косметический… Наверное… Сам черт ногу сломит в этих дамских штучках… «SELECTIONMINCEUR»… «CEL-LULOACTIVE»… «CELLOLOA»это целлулоид?.. Бред… Целлюлит?.. Дамочка борется с целлюлитом?.. Похоже, потомучто«BODYCONTOUR»… Контуртела, вродетак?..«CREME DE NUIT REVITALISANTE»… «YVESSAINT LAURENT»… Проверяем… Крем…«ARNAUD»… «LAIT CORPOREL HYD-RATANT»… «LAIT» по-французски– этомолоко… Следовательномолочко косметическое…Еще один карандаш… «RIVOLI»… «CONTOURDESLEVRES»… А вот эта штучка для ресниц?.. Тоже«RIVOLI»… Проверяем, не замаскированный ли это нож… Шутка… Не нож… Все-таки действительно тушь… Губная помада «PUPA»… Ещетушь… «PERFECT EYE-LINER COIR»… «GIVENCHY»… Сигареты«ROTHMANS»… «INTERNACIONAL»… Пачка – открыта… В пачке не хватает четырех сигарет… Сразу смотрим пепельницу… Четыре окурка… Прикус везде одинаковый… Окурки«ROTHMANS»… Совпадает… Рассыпана мелочь… Рублей пять, не больше… А это вотнероссийские деньги… Чешские кроны… Наверное, побывала в Праге?.. Чешские кнедлики, темное пиво «Крушовице» и Петршинский холм с обзорной башнейкто был, тот в курсе… Книга… Дамский роман… «Щемящая страсть»…Ни закладок, ни пометок… Штрих-кодовая наклейка… Книжный магазин «Москва»… А ведь она не похожа на женщин, которые ходят по книжным магазинам… Такие покупают дамские романы в аэропорту перед отлетом… Начатая плитка шоколада… Шоколад – настоящий швейцарский… Россыпью – конфеты «MOZART»… Использованные и смятые ватные подушечки… Белыйфлакон… «YVESROCHER»… «BEAUTE NATURE»… «LAIT CON-FORT DEMAQUILLANT»… Зеленыйфлакон«AQUA DI GIO»… «GIORGIO ARMANI»… Духи«SOTTO VOCE»… «LAURABIAGIOTTI»… Сумочка «PETEK»… Год основания – 1855… Хорошая кожа… Открываем… Еще один флакон духов…«TENTATIONS»… «PALOMA PICASSO»… Косметическийкарандаш… Губнаяпомада«DIORIFIC»… «CHRISTIAN DIOR»… Электро-шокер… Действующий… Отважная женщина…Обычно предпочитают газовые баллончики… Электрошокеров просто боятся… Отважная… «Марвелон»… Противозачаточные таблетки… Прямо по дням недели… Сегодня суббота?.. Субботняя таблетка еще на месте… У нее есть мужик… Или она предпочитает всегда быть в боевой готовности?.. Или готовилась к встрече с Тапаевым?.. Нет, вряд ли… Ночует она здесь… Тапаевская жена – в Америке… Там у нее – родители… Собирается ли она в Лихтенштейн?.. Ладно, не отвлекаться… Календарик на этот год… Никаких пометок… Ключи… От квартиры… Замки у нее хорошие врезаны… Еще ключи… От машины… «Фольксваген»?.. Ключ новенький, не побитый, без царапин… И машина, следовательно, новая… Мадемуазель Скворцова, похоже, неплохо устроена в жизни… Тапаев обеспечивает?.. Одних его денег, которые он выплачивает на сына, вряд ли хватило бы… Другие варианты… Зарабатывает сама?.. Исключено, не самого большого ума женщина, это видно сразу… Находится на содержании?.. В общем, вполне правдоподобно… Если к деньгам ее друга добавить деньги Тапаева… Тапаев ведь дает ей деньги на сына?.. Давал… Пока не увидел сынулю… Ничего себе мужик получил подарочек… Так, а вот и паспорт… Скворцова… Алла Андреевна… Возраст… Помоложе Тапаева будет… Дети… Сын… Илья… Прописка… Москва… На Остоженке живет… А уехала когда-то отсюда…И попала на Остоженку… Там жилье не пять копеек стоит!.. Все-таки у нее есть денежный друг… Никаких сомнений… Вообще не похоже, чтобы она играла против Тапаева… Чтобы замышляла страшное… Даже из чувства мести… За то, что он ее когда-то оставил… Сейчас в ее жизни – все в порядке… Ей есть что терять… Так чтовряд ли… Но тем не менее посмотрим, что тут у нее еще… Деньги… Ну вот, ей действительно есть что терять… Пачка пятисотрублевок… Нераспечатанная… Получается, пятьдесят тысяч?.. На карманные расходы?!. Странно, что я еще не обнаружил ее портмоне… Мятные таблетки… Ключ… Отдельно от связки ключей… Аккуратный, но не простенький… И на нем номер выбит… Этономер ячейки… У Скворцовой есть своя ячейка в сейфовом хранилище какого-то банка… Она живет с кем-то… Именно живет, а не кто-то к ней раз в неделю приезжает… В другом случае она запросто могла бы этот ключик оставлять дома… А вместо этоговозит с собой…Не хочет, чтобы тот, кто в ее отсутствие остается дома, этот ключ увидел… Не воспользовался, нет… Если тыне хозяин, еслибанк не с тобой заключал договор на аренду ячейки, тебя к сейфохранилищу даже не подпустят… Так что воспользоваться – невозможно… С сумкой этой, кажется, все… Итак, нет портмоне… Возможно, оно у нее в кармане… И нет телефонной книжки… Вот это – странно… Вот это выглядит неправдоподобно… Ладно, смотрим дальше… Окно… Фото… Распечатанный пакет из-под кефира… Пустой… Пачка из-под сигарет «ROTHMANS»… Пустая… Багажный талон… Авиакомпания «Трансаэро»… Билет на самолет… Из Москвы… На фамилию Скворцова… В Москву… На фамилию Скворцова… Дата вылета не указана… С открытой датой?.. Теперь – шкаф… Дверцы открыть… Фото… Начнем, пожалуй, с полок… Кофточка… Еще одна кофточка… «LONDON»… Кстати, вряд ли подделка… Вещичкиочень даже ничего… Гигиенические прокладки… На каждый день… Спасибо рекламе, знаю, что это такое… Колготки… Колготки… Белье… Шарф… Походная аптечка… «BONINE»… Таблетки от укачивания… У доктора Вознесенскоготочно такие же… Не распечатано… «PANADOL»… Не распечатано… «ASPIRIN»…He распечатано… Пластырь бактерицидный… Не распечатано… «Марвелон»… Не распечатано… Сода пищевая… Не распечатано… «Нафтизин»… Не распечатано… С аптечкойпокончено… Ниже… Блуза-Пижама… Маникюрный набор… Проверяем… Ничего, что могло бы угрожать жизни окружающих… Еще ниже… Туттолько теплыевязаные носки… Полки проверены, теперьвторая половина шкафа… Домашний халат… Карманы пустые… Деловой костюм… Карманы… Только один нагрудный карман… Пусто…Шерстяной костюм… Карманов нет… Лыжный костюм… Карманы пустые… Остается только чемодан… Замки не закрыты… Открываем… О! Вот где телефонная книжка!.. Но сначала делаем фото… Теперь можно приступать… Шаги…»


   – Костюков?

   – Да, это я, Толик.

   – Что интересного ты нашел у Риты?

   – Ничего, кроме зайца.

   – Какого зайца?'

   – Розового. Игрушечного. Он у нее под подушкой лежит. А ты не знал, что у нее лежит под подушкой?

   – Нет.

   – Странно. Девчонка-то она – очень даже ничего…

   – Пошел ты к черту!

   – Нет, правда.

   – Хамза специально предупредил, чтобы с девчонкой – никаких шашней.

   – Больная, что ли?

   – Папаня у нее…

   – Строгий?

   – Нет, просто он обрисовал ситуацию: девочка сейчас одна, а возраст уже – сам понимаешь, и она вроде как в процессе поиска…

   – Что же ты раньше не сказал?

   – Ого-го, как ты грудь колесом выкатил! Слушай, я тебе запрещаю к ней приближаться!

   – Толик, это в тебе говорит ревность. А ревность – нехорошее чувство.

   – Ты там уже закончил?

   – Толик, я все понял! Ухожу, ухожу, ухожу!


   «Телефонная книжка Скворцовой… Много женских имен… Судя по мелькающим пометкам „Салон „Люкс“, „Ателье «Сити“ – это в большинстве своем все нужные ей люди… Портные да парикмахеры… Смотрим букву Т… Театр Вахтангова… Лидия Семеновна… Театр «Ленком“… Тая…Телецкий Дмитрий Аркадьевич… А Тапаеванет… Где она ещеможет записать его номер телефона?.. По имени… Генрих… Смотрим букву Г… Гоголь… Неужели тот самый?.. Шутка… Нет, не тот, разумеется… Андрей Сергеевич… Генрих… Телефон совпадает… Вот он, Тапаев… В общем, ничего интересного… Обыкновенная телефонная книжка обыкновенного человека… Пустой номер с этой женщиной… Когда замышляют что-то дрянное, не тянут с собой за тридевять земель целый чемодан мазей, кремов, пудры и губной помады… Что еще тут у нее в чемодане?.. Туфли… Этодля праздничноговечера… Нераспечатанный комплект нижнего белья… Фотоальбом… Ба! Да это история жизни мадемуазель Скворцовой и ее сына в отсутствие отца… Привезла, чтобы показать недостойному родителю?.. Вся жизнь как при ускоренной киносъемке… Скворцова стремительностареет, а ее сын столь же стремительно растет… Все, можно закругляться… От нее вряд ли можно ждать подвоха… Что там у нас осталось?.. Ее постель… И туалетная комната… Постель… Фото… Под подушкойничего… Под матрацемничего… Теперьтуалетная комната… Оказывается, там, на столе, еще не все баночки-флакончики!.. Кое-что и здесь припасено… Что ж, приступаем… Фото… «GARNIER»… «SYN-ERGIE»… «DEMAQUILLANT»… Дальше… «LAITVELOUTE»…«YVES ROCHER»… Подушечкиизваты«BELLA COTTON»… «NIVEA VISAGE»… «CLEAR-UP STRIP»… «STRIP»это полоски…Да, что-то узкое в упаковке… Шампунь «WASH &GO»… Шампунь?.. Да, действительно шампунь… Зубная паста… Стандартный тюбик «Колгейта»… «L'OREAL»… «EXECELLENCECREME»… «BLONDESUPREME»… «BLONDE»? Блондинка?.. Средство для окрашивания волос?.. Она собирается перекрашивать волосы?.. И еще у неепятьдесят тысяч наличными…И электрошокер… Этот джентльменский набор уже способен лишать спокойствия… Ладно, запомнили…«BODY CREAM»… «GIANFRANCOFERRE»… «BATH FOAM»… Тоже«FERRE COMPLEX RELAXANT»… «GWENCHY»… Зеленыйфлакон сторговоймаркой«YVES ROCHER»…«FERMETE CORPS»… «BIO-VEGETALE»… Бритвенный станок… Дамский… Пена для бритья… «FORWOMEN»… Для женщин…Увлажненные гигиенические салфетки… Пилочка для ногтей… Расческа… Банный халат на вешалке… Карманы… Пусто… Сливной бачок… Ничего… Больше здесь смотреть нечего… Я бы сказал, что в отношении Скворцовой подозрений практически нет… Но тот джентльменский набор… Надо сказать, чтобы за ней присматривали… Только и всего…»


   – Толик, я закончил. Как тут у тебя?

   – Слушай, такой вот списочек: электрошокер, средство для окрашивания волос… То есть для перекрашивания. Она ведь сейчас – шатенка. Ну, и еще в этом списке – пятьдесят тысяч.

   – Долларов?

   – Рублей.

   – Не впечатляет.

   – Значит, не напрягаешься?

   – Ну, какая от нее угроза, Толик? Каким тебе видится сценарий? Любовница электрошокером парализует, а потом злодейски умерщвляет нашего подопечного? После чего перекрашивает волосы, становится совершенно неузнаваемой и с помощью пятидесяти тысяч прокладывает себе путь в безопасное далеко, на экзотические острова, где ее никто никогда не отыщет? Так бывает только в плохих фильмах. А в жизни это называется – бред… Электрошокером не убьешь; перекрасив волосы, не станешь совсем не узнаваемым; пятьдесят тысяч рублей – не те деньги, которых достаточно для стопроцентно надежного отхода и залегания на дно.

   – Согласен.

   – Значит, все это – чепуха. И вообще – чего ты к этой молодящейся старушке прицепился, когда у тебя под боком есть такая славная девчонка? Она спит в соседней с твоей комнате и грезит о тебе, Толян. В своей чудненькой пижамке она прижимает к груди розового зайца, думая, что это – ты, а ты все не идешь, и она не спит, ее мучает бессонница… И так – из ночи в ночь, и даже снотворное не помогает…

   – Трепло!

   – Не надо на меня так смотреть! Я все понял и больше так не буду. Ты тут закончил?

   – Да.

   – И комнату мальчика этого ненормального осмотрел? Все подгузнички и памперсы его перебрал?

   – Пошел ты к черту! У тебя настроение слишком игривое.

   – А знаешь почему, Толян? Это нервы. Я чувствую, что мы ничего с тобой не нашли. А должны были найти. Значит, что-то просмотрели. И теперь я психую.


* * *

   Китайгородцев позвонил в Москву.

   – А я тебе звонить как раз собирался, – сказал ему Хамза. – Потому что наши ребята на одного из гостей накопали кое-что интересное, и я хотел поделиться.

   – Кто? – коротко спросил Анатолий.

   – Виктор Пастухов.

   Телохранитель только вздохнул в ответ.

   – Проблемы с ним? – понимающе произнес Хамза.

   – Сидит у меня голубчик под присмотром, в наручниках. Сегодня утром устроил стрельбу. Даже гранату бросил. Хорошо, что учебная оказалась. Я потом просмотрел его вещи. А там – высушенные человеческие уши.

   – Он Чечню прошел. В первую чеченскую

   воевал.

   – Я так и понял.

   – У нас была возможность посмотреть его личное дело. У парня – орден Мужества. Характеристики положительные. Но повсюду отмечается психологическая неуравновешенность. Он легко срывается. К концу службы совсем с катушек слетел. Мы вышли на командира, под началом которого Виктор служил. Его характеристика такая: «В бою Пастухов – зверь и после боя – тоже зверь». В общем, отцы-командиры его отправили на дембель с легким сердцем. От греха подальше, так сказать. Чувствовали, что еще немного, и этот парень что-то отчебучит, а им потом отвечать. Вот и отчебучил. Ты с милицией уже связался?

   – Нет.

   – Почему? – Удивление Хамзы было самым неподдельным. Потому что при работе на выезде наипервейшее дело – установить контакт с местными пинкертонами. Даже если все благополучно. Ну а если стрельба – тут и раздумывать нечего.

   – Тапаев против, – сказал Китайгородцев.

   И опять Хамза спросил:

   – Почему?

   – Говорит, что хочет отсюда уехать спокойно, по-тихому. Какая-то логика в его словах, конечно, есть. Тут была стрельба, а это – его дом… Уголовное дело возбудят, он пойдет по делу свидетелем, а ему все эти допросы сейчас совсем ни к чему. Он мне так и сказал: «Я уеду, а уж потом тут пускай расследуют что хотят».

   – Психология человека, оставляющего пепелище.

   – В смысле?

   – Ему уже будет все равно. Он не собирается сюда возвращаться.

   – Да, никаких сомнений.

   – Стрельба какие-нибудь проблемы создала? Кто-то пострадал?

   – Нет.

   – Ну ладно, тогда не гоните волну, если клиент просит. Ему виднее. С этим все у тебя?

   – Пока да.

   – Я тебе еще о гостях расскажу.

   – Начните с супругов, – попросил Анатолий. – С Людмилы и Александра. Тут Костюков обратил внимание на то, что супружеская чета путем долгого перебора вариантов остановила свой выбор на комнате, из которой открывается вид на окна нашего подопечного. Хамза засмеялся в ответ:

   – Толик, сразу хочу сказать, что в наработанных материалах нет ни малейшего намека на наличие у этой парочки снайперских навыков.

   – Очень жаль, – буркнул Китайгородцев.

   – Ты расстроился?

   – Еще бы! Мы тут землю носом роем, а результатов – ноль. Не к кому прицепиться. Это тревожит.

   – По этой парочке – ничего интересного. Женщина всю сознательную жизнь проработала в сфере торговли. Начинала продавцом, позже стала директором магазина, еще позже перешла работать в торг. Потом начались эти перестроечные дела, торг рассыпался, как я понимаю, и она пошла заместителем директора в одну из коммерческих фирм, занимающихся поставкой продуктов. Уволилась год назад по собственному желанию.

   «Это здоровье ее стало подводить, никаких сомнений. Переключилась на свои болезни – и как полноценный работник была потеряна…»

   – Никаких шероховатостей в ее биографии не нашли. В последнее время ее одолевают болячки. По ней сведений больше нет. Теперь – ее муж. Инженерил на заводе. Сейчас – «челночит», возит мелкие партии товара, которые сдает в коммерческие палатки. Предприниматель без образования юридического лица.

   – Он служил в армии?

   – Да.

   – В каких войсках? Кем?

   – Сейчас посмотрю, минуточку. Ага, вот… Московский военный округ… Автобатальон… Водитель… Воинское звание – рядовой… Он шоферил, Толик.

   «Значит, снайперских навыков в него за время службы не заложили…»

   – А охотой он не увлекается, случайно?

   – Таких данных нет.

   – Хорошо, дальше, – попросил Анатолий. – На кого еще есть материалы?

   – Скворцова Алла Андреевна. Тебе это интересно?

   – Мне все интересно.

   – В настоящее время не работает. Живет гражданским браком с неким Бесединым Антоном Игоревичем. Он трудится в Центробанке, его забота – надзор за коммерческими банками. Вместе они уже шесть лет. Общих детей нет. У Беседина – две дочки от первого брака. Старшая – замужем. С первой женой отношения у него нормальные, ровные. Как и у Скворцовой с Тапаевым, кстати. Клиент регулярно пересылает деньги на содержание своего сына. Никаких эксцессов никто из их окружения припомнить не может. Это все, что я хотел тебе сказать-.

   – Спасибо.

   – Я тебе помог?

   – Вам сказать сладкую ложь или горькую правду?

   – Понял, – отозвался Хамза. – Ну, ты смотри там на месте, Толик. Я на тебя надеюсь.

   «И я на себя надеюсь, – подумал Китайго-родцев. – Потому что мне надеяться больше не на кого».

   …В коридоре он наткнулся на сумрачного Богданова. Начальник тапаевской охраны сильно нервничал, посерел лицом и даже, как показалось Анатолию, уменьшился в росте. Или в полутемном коридоре освещения недостаточно?

   – Анатолий! – трагическим голосом произнес Ильич. – Сколько мне еще держать этих людей? Мне уже стыдно там появляться!

   – Пойдем, я скажу им что-нибудь, – предложил телохранитель. – Чтобы закрыть эту тему.

   – Ты закончил там, в гостевом доме?

   – Да.

   – Ну и как? – проявил интерес Богданов.

   – Ничего, если честно.

   – Все-таки странно, что этому учат на курсах.

   – Чему? – не понял Китайгородцев.

   – Тому, как шарить по чужим вещам и не оставлять следов.

   – Этому не учат, Ильич. Я пошутил. Ведь это незаконно, сам понимаешь, так что… Как же это могут преподавать?

   – Получается, что ты нарушаешь закон? – печально сказал Ильич, будто только теперь обнаружил несовершенство мира.

   – Нисколько, – приобнял за плечо своего собеседника Анатолий. – Ведь главный закон жизни телохранителя каков? Клиент должен быть в безопасности! Вот я этот закон выполняю неукоснительно.

   – Я про другой закон, Толик. Я про тот, который на бумаге записан и вышестоящими инстанциями утвержден.

   – А, вон ты о чем, – беспечно сказал Китайгородцев. – Так то не закон. То – бред сумасшедшего.

   – Вот мне интересно – почему на Руси такое наплевательское отношение к законам? Почему их никто не выполняет? То ли люди, для которых законы писаны, такие подлецы, то ли это законы подлые и дураками написаны?

   – И люди не подлецы, и те, кто законы пишет, не дураки. Тут дело в другом, Ильич. У нас законы пишутся без уважения к тому, кому по этим законам жить. Понимаешь? А люди это чувствуют. Вот если к тебе, допустим, кто-нибудь – без уважения, то и ты ведь, согласись, будешь к нему – без особого почтения, будешь все наперекор делать. Да? Уж если ты закон пишешь, ты должен думать о тех, кому по этому закону жить. Чтобы ему, то есть живущему по закону человеку, было удобно. Правильно? А у нас закон пишут так, чтобы удобно было не человеку, а тому, кто его написал. И получается не закон, а оплеуха. Или вовсе преступление! Вот для нас, охранников, понаписали законов. Ты внимательно их читал, Ильич? Ты основательно их изучил, прежде чем взяться за охрану многоуважаемого Генриха Эдуардовича Тапаева? Ты все там понял? И все эти законы выполняешь? Я сомневаюсь в этом, если честно. Потому что если ты там все правильно понял и собираешься жить по тем законам, выполняя их неукоснительно до последней запятой, – ты ведь не сможешь защитить своего босса в случае чего! У тебя это просто не получится, Ильич. Потому что ты, как частный охранник, собственность своего шефа по закону можешь защищать с оружием в руках, а вот жизнь шефа – уже нет. Только голыми руками. Я ведь, к примеру, сейчас не девчонку эту охраняю, к которой приставлен, а оберегаю якобы ее ценности: сережки золотые, деньги, которые у нее в кошельке лежат, и сам этот кошелек, которому десять долларов – цена. Формально мне присутствие рядом с ней именно так обставлено. И даже собственность с оружием в руках можно защищать только в тот момент, когда на нее непосредственно покушаются. Каково? Если какой-то недоумок облил бензином «мерседес» твоего хозяина и чиркнул спичкой, то в тот момент, когда он чиркает спичкой, ты еще можешь применить против него оружие, потому что защищаешь собственность, а вот через секунду, когда «мерседес» полыхает и защищать тебе уже нечего, а поджигатель бросился наутек – ты стрелять не можешь. Ты можешь только бежать за ним и упрашивать, чтобы он остановился! Ведь он, бяка такая, только что спалил пятьдесят тысяч долларов – а это, мол, нехорошо, за это надо отвечать. Как ты думаешь, Ильич, он остановится или только фигу тебе покажет на бегу?

   – Фигу покажет, – закручинился Богданов.

   – То-то и оно. Поэтому мы все время и балансируем на грани.

   – Между чем и чем?

   – Между правонарушением и преступлением, – засмеялся Китайгородцев.

   …У двери одной из комнат дома стоял вооруженный охранник из «Барбакана».

   – Это здесь, – сказал Ильич.

   Тут же ему вспомнилось нечто такое, о чем он давно хотел спросить у москвича, да все никак не получалось:

   – Толик, я твоих людей не вижу.

   – Службу несут, – пожал плечами Китайгородцев.

   – Я пересчитал, получается – вроде как не все.

   – По заданию они, Ильич. Все при деле.

   Вошли в комнату, где были собраны гости. Атмосфера зала ожидания. И делать тут нечего, и уйти нельзя… Остается только ждать. И этим унылым ожиданием, как кажется, пропитан весь воздух. Эта комната была явно нежилой – из тех комнат в больших домах, которым хозяева еще не успели найти применения. Строился дом; он изначально задумывался большим, в нем всего должно быть много – площади, окон, лестниц, комнат. А размышления о том, как это все будет использоваться, оставили на потом. «Потом», судя по всему, до сих пор не наступило. Комнату, одну из многих, заставили мебелью, и мебель ставилась без учета прихотей конкретного человека, которому тут обитать, – тут никто жить и не собирался. В результате получилась безликая «комната для гостей». Вот гости и собрались. Им тут, кажется, было неуютно. Бизнесмен-неудачник Юрий Сергеевич Шалыгин, до сих пор, кажется, не протрезвевший после вчерашнего, сидел в углу дивана в самой неудобной позе, но ему явно было все равно. В другом углу дивана разместились Скворцова и ее несчастный сын. Рита, сидя за столом, решала сканворд, и, судя по большому количеству незаполненных клеток, дела ее шли вовсе не блестяще. Виталий Степанович Вознесенский стоял у окна. Прямой, словно шпагу проглотил; руки – за спиной; ему бы еще белый халат – настоящий доктор, у которого в отделений полсотни подопечных, и о каждом из них болит душа… Пожилые супруги сидели в креслах, придвинутых друг к другу. Они среагировали на появление Китайгородцева крайне нервно. Едва он вошел, одновременно вскинули голову и в глазах было такое напряжение, будто он должен был зачитать вынесенный им приговор. Анатолию даже пришлось им ободряюще улыбнуться.

   – Прошу прощения за то, что вам пришлось здесь провести так много времени, – доброжелательно произнес он.

   Но его доброжелательность никого не ввела в заблуждение, поскольку за спиной у Китайгородцева маячил хмурый Богданов. Одного взгляда на лицо начальника тапаевской охраны было достаточно для того, чтобы понять, насколько невеселые события происходят вокруг.

   – Я считаю своим долгом сообщить вам о сегодняшнем происшествии, – сказал Анатолий. – Один из гостей затеял стрельбу в гостевом доме. Выстрелы вы все, я думаю, слышали. Нам пришлось принять меры и изолировать нарушителя порядка. Ситуация находится под контролем, угрозы вашей безопасности нет…

   И тут несчастный тапаевский сын, неразумное дитя в облике взрослого человека, запел. То ли он устал от долговременного пребывания в четырех стенах, то ли на него так подействовало присутствие большого числа незнакомых ему людей, то ли просто время ему пришло петь – как узнать, что творится в душе больного человека? Это была страшная песня. Ужасная песня. Он исторгал из себя нечленораздельные звуки – как младенец, который учится говорить. И одновременно в тех звуках слышалось что-то звериное – там не было рассудка, зато было много животного. Все присутствующие оцепенели от неожиданности, а Илья Генрихович Тапаев, не обращая внимания на своих нечаянных слушателей, продолжал эту берущую за душу песнь, от которой бежали мурашки по коже, – и первым не выдержал Шалыгин, у которого и без того, наверное, после вчерашнего раскалывалась голова. Он закрыл уши руками, скрючился на диване и пробормотал страдальчески, ни к кому конкретно не обращаясь:

   – Да заткните же вы ему пасть!


* * *

   Посланный Китайгородцевым человек уже вернулся и дожидался его в гостиной.

   – Что? – коротко спросил Анатолий.

   – Аня Тапаева и ее парень были вчера на этой базе отдыха.

   – Во сколько они туда прибыли?

   – Приблизительно в одиннадцать.

   – Приехали на своем снегоходе?

   – Да. Катались с друзьями.

   – Имена!

   Гонец заглянул в свои записи:

   – Григорий Малышев.

   – Без фамилий! Мне нужны только имена!

   – Григорий, Владислав, Анна.

   Совпадало.

   – Потом они сидели в кафе. Григорий уехал на машине своих друзей. Остались Аня Тапаева, ее парень, Владислав, Анна – и к ним присоединилась девушка по имени Татьяна. Совпадало.

   – Пробыли там не очень долго, а приблизительно в четыре часа Тапаева и ее спутник уехали.

   Совпадало.

   Значит, все-таки был второй снегоход? Очень похожий на снегоход Ани Тапаевой? Может, он был такого же точно цвета, А может, цвет был другой. Это не важно. Важно, что одной фирмы-производителя. И, вполне возможно, из одной партии.

   Китайгородцев повернулся к маячившему у него за спиной Богданову:

   – Ильич, ты ведь должен быть в курсе. Где снегоход для тапаевской дочки покупали?

   – Здесь и покупали. У нас в городе. В магазине «Спорт». Я лично ездил.

   – Давно?

   – В ноябре.

   – Сколько там этих снегоходов стояло?

   – Два.

   – Всего?

   – У нас город маленький, Толик. Богатых людей тут почти нет. А снегоход, между прочим, десять тысяч стоит.

   Про цены – это было уже совсем неинтересно. Анатолий повернулся к своему товарищу:

   – Возьми с собой еще одного человека, и дуйте в этот магазин. Сколько они за последние полгода продали снегоходов, кому продали, когда именно продали – все надо выяснить. Если возможно, установите фамилии покупателей и их адреса. Через два часа я жду тебя здесь.

   – А второго снегохода уже нет, – вдруг сказал Ильич. – Его купили.

   – Кто?

   – Не знаю. Но я заезжал туда недавно по своим делам. Не было его.

   – Цвет у него какой был?

   – Зеленый такой, с переливом.

   – Спроси про этот аппарат у продавцов, – сказал товарищу Китайгородцев. – Кому они эту зеленую жабу впарили?


* * *

   Короткие зимние дни сгорают быстро, как спички. Полыхнул огонек солнца ненадолго – и вот уже день догорает. Анатолий взглянул на часы. Всего лишь три. А за окнами уже плывет зыбкий призрачный сумрак.

   …Тапаев сидел за столом при свете настольной лампы и жег какие-то бумаги. Поджигал их с помощью зажигалки, бросал на металлический поднос, где уже накопилась целая гора черных, скукожившихся в огне листков, и в кабинете от всех этих манипуляций стоял устойчивый запах горелой бумаги.

   – Что у тебя? – спросил клиент, не прерывая своего занятия.

   – Я по поводу Пастухова.

   – Что там Пастухов? – даже не повернулся.

   – Его нужно сдать милиции.

   – Я же тебе уже говорил!

   – Генрих Эдуардович! – твердо сказал Китайгородцев. – Завтра пройдут праздничные мероприятия. У нас много работы. А тут еще этот Пастухов…

   – Мешает?

   – Мешает, – честно признался Анатолий.

   – Ну так сделайте что-нибудь. Решите проблему.

   – Вот я как раз и пытаюсь ее решить.

   – Ты не пытаешься ее решить, – вздохнул Тапаев, поджигая очередную бумагу из лежащей на столе стопки. – Ты хочешь просто от нее отмахнуться.

   Он поднял глаза на телохранителя. Не даст согласия на то, чтобы сдать Виктора. Не даст. По глазам видно.

   – У меня – проблемы с местной милицией, – сказал клиент. – Не любят они меня. Я им – не по зубам, так они по мелочи мне норовят напакостить. То кого-нибудь из моих охранников в баре зацепят, спровоцируют и в кутузку упекут, то машины комбинатовские тормозят одну за другой, придираются почем зря, да на штрафплощадку загоняют… Ты хочешь какие-то проблемы с их помощью решить? Не получится. Проблем только добавится, ты уж мне поверь.

   «Конечно, добавится, если все так и обстоит, как он рассказывает. Если у него трения с местными ментами, то им только повод дай! А повод такой, что будь здоров – стрельба плюс незаконное хранение оружия плюс наркотики. Они воспользуются представившейся возможностью – и будут хозяйничать тут, невзирая на лица. И об охранной работе на все время их пребывания можно будет забыть.

   – А в чем причина? – осведомился Китайгородцев. – Почему у вас с ними трудности?

   – Сами бы не решились, конечно. Кто они? Моськи. Это наверху им дали понять.

   – «Наверху» – где?

   – Из Москвы все идет, я думаю. У моих врагов есть покровители, почему бы не предположить, что они решили использовать МВД?

   Получалось, что Пастухова нельзя отдавать милиции.

   А жаль. Какая чудная цепочка вырисовывалась! Пастухова изолируют, сразу за ним наступит очередь доктора Вознесенского, которого тоже хотелось бы держать подальше от клиента. А вот не получается.

   – Пастухов не может находиться рядом с вами! – проявил упрямство Анатолий. – Он – опасен! Это против всяких правил!

   – Но он же под присмотром? – полувопросительно-полуутвердительно произнес Тапаев.

   Как будто хотел сказать, что не понимает, в чем именно заключается проблема?

   – У него за плечами – война и неплохая военная подготовка. При этом он психически неуравновешен. Наркоман. Любой из этих признаков для меня, как для телохранителя, является сигналом тревоги. А тут не один признак, а целый букет!

   – Что ты предлагаешь?

   – Он не может находиться рядом с вами! – твердо повторил Китайгородцев.

   Клиент думал недолго.

   – Хорошо, сделаем так, – вздохнул он. – Этого подонка вывезем на комбинат, закроем где-нибудь в бомбоубежище, посидит там денек. Я скажу Богданову, чтобы он вызвал охранников с комбината. Приедут и заберут этого молодца. Такой вариант тебя устроит?

   – Вполне.

   Тем временем Тапаев закончил свое пожароопасное занятие и сказал с невеселой улыбкой:

   – А мне архитектор предлагал в кабинете сделать камин. Я отказался.

   – Почему?

   – Не знаю. Хотел, чтобы все здесь строго было. Без особых изысков.

   Телохранитель с сомнением повел взглядом по стенам, увешанным оружием. Олигарх каким-то образом угадал направление его взгляда и снова невесело улыбнулся:

   – Эти цацки появились тут позже. Когда я уже согласен был и на камин, да поздно было что-либо менять.

   Анатолий так и не понял, что означают эти слова. То ли потому было поздно, что дом уже построен, то ли потому, что хозяин засобирался из этого дома прочь…

   – Вы по поводу своего охранника выяснили? – спросил Китайгородцев.

   – Дома он не появлялся, – сухо ответил Тапаев.

   Сухость в его голосе была легко объяснима. Надо бы тревогу поднимать, обращаться с заявлением в милицию – а он тут бумаги огню предает, костер развел…

   – Надо бы сообщить, – подсказал Анатолий. – Дело попахивает уголовным расследованием.

   – А я не в курсе того, что он пропал, – буркнул олигарх. – Мне не докладывали. Не поставили в известность. Богданов, может быть, вообще думал, что охранник еще объявится. И тревогу объявит только завтра, поздней ночью. Или – вовсе послезавтра.

   «Уже после отъезда Тапаева? Когда тот будет на безопасном расстоянии от ставшего вдруг неуютным дома?»

   Вдруг клиент стал руками мять сгоревшие листы. Он превращал их в ничто, в труху, а его руки в одно мгновение стали черными. Сажа летела на светлый тапаевский костюм, но он этого, казалось, не замечал.

   – Вы уже все продумали? – спросил бизнесмен.

   – Что именно? – вежливо уточнил Китайгородцев.

   – То, что вы будете делать завтра? Ведь все спокойно пройдет, я надеюсь?

   Он улыбнулся какой-то кривой улыбкой – и только теперь Анатолий обнаружил, что Тапаев сильно пьян.


* * *

   В этот час в приемной дежурил Костюков. Выйдя из кабинета, Анатолий плотно прикрыл за собой дверь, после чего выразительно щелкнул себя пальцем по кадыку.

   – Репетирует, – негромко сказал Костюков. – Перед завтрашним днем.

   Сказал с легким налетом осуждения. Телохранителю пьянство клиента – дополнительная головная боль. Как говорит Хамза, это – сплошные проблемы и никакой прибавки к жалованью.

   – Останешься с ним на ночь, – решил Китайгородцев. – У него тут спальня на втором этаже. Сядешь в коридоре с газеткой, почитаешь до утра.

   – Ждешь каких-нибудь неприятностей?

   – Жду. Только не знаю – откуда, – недобро усмехнулся Анатолий.

   – Сам же говорил – если по тапаевскую душу придут, то придут извне, из-за забора, – напомнил Костюков.

   – А я и тут никому не верю, если честно.

   – Это – профессиональное, Толик. А вообще-то дергаться нечего. Ничего подозрительного мы так и не нашли. И оружия нет.

   – Отсутствие оружия меня с толку сбивает, – признался Китайгородцев. – Перерыли весь гостевой дом – ничего нет. Я чуть раньше просил Богданова осмотреть территорию… Это после того, как мы на Юриной рубашке обнаружили следы плечевой кобуры… Я Ильича в тот раз попросил поискать на территории спрятанное оружие. Он ничего не нашел. Нет ствола! А без ствола ему тут делать нечего.

   – «Ему» – это киллеру?

   – Киллеру, уважаемый коллега… А кому же еще? И я теперь теряюсь. То ли киллера тут действительно нет, и все дело – в одной только моей подозрительности, то ли я чего-то просто не понимаю. Киллер без оружия – что-то новенькое. Да?

   – Каратист какой-нибудь? – засмеялся Костюков. – Убивает голыми руками?

   – Голыми руками – это вряд ли. Если киллер есть, у него обязательно должно быть оружие. Обязательно! Или они все-таки придут оттуда, извне…

   –


* * *

   Уставший зверствовать мороз смягчился. С неба сыпал негустой снежок. Уличные фонари заливали все вокруг живым желтым светом. Такие идиллические картинки – с заснеженными елями и мягким светом фонарей – художники любят изображать на рождественских открытках.

   …Алла Андреевна Скворцова – когда-то любимая женщина Тапаева, а ныне просто мать его сына – стояла у крыльца хозяйского дома, наблюдая за тем, как ее великовозрастный сынок увлеченно лепит снежную бабу. Немного в стороне прохаживался вооруженный карабином охранник из «Барбакана».

   Китайгородцев подошел к женщине.

   – Уже темно, – сказал он негромко. – Если хотите, я провожу вас до дома.

   Говорил вроде бы мягко, но его слова воспринимались как указание, которое нельзя не выполнить. Скворцова передернула плечами, как будто ей вдруг стало зябко.

   – Позвольте, я возьму вас под руку, – попросила она.

   – Да, конечно.

   «Легкий, едва уловимый запах духов, – оценил Анатолий. – Очень гармонично: снег, вечер, завораживающий и теплый свет фонарей – и слабый волнующий запах, очень женский…»

   Они медленно пошли по освещенной дорожке. Тапаевский сын, не без сожаления оставив свое занятие, пошел за ними следом.

   – Я и представить себе не могла, что здесь так небезопасно, – призналась женщина.

   – Ну, вы преувеличиваете, по-моему.

   – Нет-нет. Даже у нас в Москве спокойнее.

   – Не уверен.

   – Вы ведь не москвич?

   – Москвич.

   – Неужели? – удивилась Скворцова и даже обернулась на своего спутника, чтобы получите его рассмотреть. – Я думала, вы местный. Вы разве не из охраны Генриха Эдуардовича?

   – Из охраны.

   – Он выписал охрану из Москвы?

   – Да.

   – Вот видите, – заключила женщина. – Уж если он действительно так печется о своей безопасности, то все не так уж хорошо, как вам представляется.

   Они как раз проходили мимо установленных для завтрашних торжеств столов. Здесь уже успели появиться скамьи – и даже небольшой помост для артистов. Артистов, как рассказал Китайгородцеву Богданов, предполагалось взять местных. Какой-то ансамбль народного танца. Тапаев их спонсировал, а они плясали для его гостей, которые прежде сюда наведывались время от времени. Местная экзотика, так сказать. Обычно хорошо идет на свежем воздухе, под водочку.

   – Если бы тут было так уж плохо, – сказал Анатолий, – вряд ли Генрих Эдуардович устроил бы праздник…

   – Все-таки дата, – пожала плечами Скворцова. – И потом – когда-то надо отдавать долги?

   – Какие долги? – не понял Китайгородцев.

   – Те, которые у каждого из нас есть перед своими близкими, – обернулась и посмотрела на сына – не отстал ли. Анатолий понял, что она не хочет больше обсуждать эту тему. Хотя собственную версию выстроить уже можно. Тапаев перед тем, как уехать отсюда надолго – может быть, навсегда – собрал не коллег по бизнесу, а только тех, кто приходится ему родственником. Кажется, никто из них не питал к клиенту особо теплых чувств. Он забыл о них. Мог помочь, но не помогал. Предоставлял возможность самостоятельно выпутываться из житейских передряг. И вот теперь собрал их всех вместе. Значит, была причина. Скворцова говорит – отдавать долги. Возможно. Деньгами?

   У гостевого дома прохаживался охранник.

   – Вы наверняка знаете больше, чем я, – сказала вполголоса Скворцова. – Генриху Эдуардовичу действительно что-то угрожает?

   – Мы здесь не зря хлеб едим, – ответил телохранитель нейтрально.

   Понимай как хочешь.

   Тут им предстояло расстаться. Скворцова обернулась, поджидая своего отставшего сына. Илья подошел, улыбаясь каким-то своим мыслям. Проходя мимо Китайгородцева, повернул голову и скользнул по его лицу взглядом. Только скользнул – и тут же отвел глаза.


* * *

   Из-за двери комнаты, в которой жил доктор Вознесенский, доносился какой-то шум. Когда Анатолий постучал, стало тихо.

   – Откройте! – попросил телохранитель.

   Пауза в добрых полминуты, потом щелкнул замок. Дверь приоткрылась, но ненамного. Узкая щель, в которой маячил явно чем-то растревоженный Вознесенский.

   – Позвольте войти, доктор!

   Тот явно не горел желанием видеть в своей комнате гостя, но отказать Китайгородцеву он не посмел.

   В комнате обнаружился Роман. Тапаевский сын имел достаточно потрепанный вид – будто его только что извлекли из сушильного барабана. Доктор старательно прятал глаза и не без труда сдерживал тяжелое дыхание. Похоже было, что это он и потрепал Романа.

   Анатолий бросил быстрый взгляд на стол. «Ява золотая». Обе пачки распечатаны. Теперь можно не сомневаться в подоплеке происходящего… Возвратившись в свою комнату, Вознесенский явно вскрыл пачки. А наркотики обнаружил только в одной из них. Во второй были сигареты, чего он никак не ожидал увидеть. Просто теперь вторая пачка с наркотиками покоилась в кармане Китайгородцева. Но Вознесенский ничего этого не знал и первым делом заподозрил хозяйского сына. То-то у Романа вид такой потрепанный. Здесь состоялся допрос с пристрастием.

   – С вами все в порядке? – спросил у парня Анатолий.

   Тот молча кивнул в ответ.

   – Пожалуйста, идите к себе, – предложи лему Китайгородцев.

   Это звучало как приказ, но Роман даже не шелохнулся. Когда Анатолий, повысив требовательно голос, повторил фразу, паренек бросил быстрый взгляд на доктора, будто спрашивая у того разрешения. Боялся он Вознесенского. Этот тип на самом деле имел над своими подопечными огромную власть.

   Чтобы добиться подчинения стаи, надо унизить и растоптать вожака. Телохранитель вдруг резким движением сбил доктора с ног, а когда тот попытался подняться, придавил его горло – так, что тот захрипел. Этого хрипа Китайгородцев демонстративно не услышал.

   – Я вам сказал – идите к себе! – произнес он таким неправдоподобно доброжелательным тоном, что больше уже ему повторять не пришлось.

   Роман стремительно вышел, как будто только и ждал, когда ему позволят это сделать. Дверь за ним закрылась. Анатолий рывком поднял доктора с пола и швырнул его в кресло.

   – Вас ждут в Москве, – сказал телохранитель. – Вам необходимо срочно возвращаться.

   – Что за чушь? – огрызнулся Вознесенский.

   Он потирал свою шею и вообще чувствовал себя крайне не комфортно. Его надо было дожимать.

   – Если ты отсюда сейчас же не уедешь, – легко перешел на «ты» Китайгородцев, – я сдам тебя ментам. – Есть повод?

   – Наркотики, – коротко сообщил Анатолий.

   Чтобы было доходчивее, он извлек из кармана распечатанную пачку «Золотой Явы». Доктор изменился в лице. Он был похож на игрока, которому только что сообщили об изменении правил игры. Изменения оказались неожиданными и очень неприятными по своим последствиям.

   – Ты все понял? – спросил Китайгородцев. – На сборы я даю тебе десять минут.

   – Тапаев в курсе?

   – Ты хочешь, чтобы об этом знал еще и он? – широко и неверяще улыбнулся Анатолий.

   Доктор вздохнул в ответ. Не хотел.

   – Через десять минут спустишься со своими шмотками вниз, – сказал телохранитель. – Тебя отвезут на вокзал. Если кто-нибудь станет расспрашивать тебя о причинах отъезда, скажешь, что в дорогу позвали срочные дела.

   Вознесенский не посмел перечить. Только попросил:

   – Пожалуйста; верните мне эту сигаретную пачку.

   Китайгородцев засмеялся. Смех был издевательский:

   – За дурака меня держишь? Эта партия наркотика – лучшая гарантия того, что ты отсюда уберешься. Потому что как только ты заартачишься, я тебя сразу же сдам с потрохами.

   – Разве я вам чем-то мешаю?

   – Очень, – честно признался телохранитель. – При моей работе – чем меньше такой публики, как ты, тем легче работается.


* * *

   И охранная служба не обходится без приятных минут. Скажем, ты где-то хозяина своего прикрывал, пребывал в напряжении в ожидании близкой опасности, и вдруг – спокойная обстановка, можно немного расслабиться, чайку попить, поговорить о чем-нибудь приятном с девчонкой (которая, конечно же, объект охраны, но до чего же привлекательный объект, черт подери!). И тот, кто думает, что телохранитель при охраняемом лице состоит всегда только в качестве безмозглого и бессловесного манекена, пригодного только для того, чтобы им в случае опасности можно было прикрыться, – тот очень ошибается. И принцессы за телохранителей замуж выходят, примеры такие были…

   Образец охранника, которому в данный момент исполнять свои обязанности очень и очень приятно, предстал перед глазами Китайгородцева, когда он вошел в свою комнату. Его коллега, по фамилии Абросимов, сидел в кресле, в котором обычно сидел Анатолий, и смотрелся вполне счастливым человеком. Китайгородцев приставил его к Рите вместо себя – и теперь тот чаевничал с ней, с достоинством выполняя необременительные обязанности телохранителя. Легкая музыка. Кассета с щемяще-сладостной мелодией. Увидев, как Рита подливает в чашку Абросимова заварку, Анатолий ощутил легкий укол ревности.

   – Какой-то ты осоловелый, – буркнул он, обращаясь к Абросимову.

   Тот, наверное, о чем-то догадался, потому что засмеялся в ответ:

   – Толик! Ты же знаешь – мы целый день на ногах, устаем как черти, а замены что-то не видно.

   «По нему не скажешь, что он так уж жаждал замены… Так бы охранял и охранял сексапильную Риту… Даже ночью».

   – Налей и мне, – попросил Китайгородцев девушку.

   Вечер у него сегодня длинный. Много чего еще предстоит сделать. И неизвестно, успеет ли поужинать.

   – Мороз ослабел, – сказала Рита. – На завтра обещают всего минус пять. Я бы на лыжах покаталась. Составишь мне компанию?

   Вопрос был обращен к Анатолию. – Не могу, – виновато улыбнулся он. – Много работы. Завтра вообще будет беспокойный денек.

   – Жаль, – искренне опечалились она.

   – Я могу составить компанию, – встрял Абросимов. – Встанем с утра пораньше на лыжи – и вперед!

   Китайгородцев посмотрел на него с плохо скрытой неприязнью.

   – Мне уже хочется отсюда уехать, – вздохнула Рита. – Надоело всё.

   – Завтра будет весело, – пообещал ей Анатолий. – Артисты, танцы, фейерверк…

   – Потанцуем, – ухмыльнулся Абросимов и сладко потянулся.

   Анатолий досадливо крякнул. Рита обнаружила наконец, в каком состоянии находится Китайгородцев, – поняла, наверное, что это как-то связано с Абросимовым, и поспешно сказала, торопясь пригасить исподволь разгорающийся скандал:

   – Ну что за фейерверк может быть в этой глухомани? Мои друзья двухтысячный год встречали в Лондоне, вот там действительно был фейерверк!

   – А я был в Париже, – опять очень некстати подключился к разговору Абросимов. – Одного богатого перца сопровождал. Он со своей любовницей…

   – Да замолчишь ли ты наконец! – не сдержался Анатолий.

   За вспышкой раздражения угадывался гнев. Рита испугалась близкой ссоры и затараторила, переводя взгляд с Китайгородцева на Абросимова и обратно:

   – Или вот еще на Московскую Олимпиаду был праздник… Родители меня взяли на стадион… Когда олимпийский Мишка улетал… Помните?.. Мне очень-очень понравилось…

   Анатолий резко отодвинул от себя чашку с недопитым чаем. Его помрачневший сверх меры коллега упорно смотрел в стол, будто не было для него сейчас занятия интереснее.

   – Я подыщу тебе замену, – сухо сказал ему Китайгородцев. – Что-то ты плохо выглядишь, дружище…

   Абросимов понимающе усмехнулся, но вслух ничего не сказал. Анатолий вышел из комнаты. Рита выскочила за ним следом:

   – Толик! Ну что ты, в самом деле!

   У нее был взгляд растревоженного щенка. Хозяин чем-то рассержен – и так от этого щенку некомфортно! И он только одного хочет – чтобы хозяин не сердился.

   – Извини, – кашлянул Китайгородцев. – К тебе это не имеет никакого отношения.

   – Ты не сердишься? Правда?

   – Правда, – неискренне ответил он.

   Рита вдруг прижалась к нему порывистым движением. Это было так неожиданно, что он даже растерялся.

   – Ты лучше всех! – прошептала девушка. – Лучше их всех! Я специально дождусь тебя. Ты придешь, и мы с тобой попьем чаю. Только с тобой! Хорошо?

   Анатолий растерянно кивнул в ответ.

   – Обещаешь? – спросила Рита.

   – Обещаю.

   Она снова прижалась к нему, совершенно счастливая.

   – Извини, мне надо идти, – сказал Китайгородцев.

   На самом деле он не хотел, чтобы кто-нибудь увидел их сейчас.

   – Да-да, – отстранилась девушка.

   Но тут же ей что-то вспомнилось.

   – Толик! Я сегодня видела этого парня, – произнесла она шепотом, совершенно по-детски округляя глаза. – Того, который ненормальный.

   – И что же?

   – Мы столкнулись с ним в дверях. Там, на первом этаже. И он совсем не был похож на психа!

   – А на кого же он был похож? – с недоверием спросил телохранитель.

   – У него был нормальный взгляд, Толик! Взгляд совершенно нормального человека!

   Кажется, она до сих пор была под впечатлением сделанного ею открытия. Китайгородцев засмеялся:

   – Вся штука в том, милая моя Рита, что психи тоже бывают разные. Одни опасны постоянно – либо для окружающих, либо для самих себя – и таких приходится изолировать. А другие большую часть времени пребывают во вполне приемлемом для жизни в обществе состоянии, и вся проблема – только в иногда случающихся с ними приступах болезни. Тапаевский сын, похоже, как раз из этой компании. Болезнь где-то там, глубоко внутри его, она все время спит – и просыпается лишь изредка. Ты, главное, не подходи к нему слишком близко, и все будет в порядке, честное слово.


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Неудобно получилось… Стыдно, конечно… Но дело не в ревности!.. Черт побери, не в ревности!.. Абросимова уберу от девчонки не потому, что приревновал… Он действительно уставший и засыпает на ходу… Хорош телохранитель!.. Хотя зря сорвался… Рита будет думать неизвестно что… Стыдно… Он – тоже хорош… Был в Париже… Богатого перца сопровождал… С любовницей… За одно только это язык вырвать без суда и следствия… Давно мне не нравится… Еще в прошлом году с ним история была… Обматерил клиента… И был нетрезв…. Да, клиент вроде бы сам ему наливал, но он имел право отказаться… Должен был отказаться!.. Чего я к нему прицепился?.. Ревность?.. Не о том надо думать… О чем-либо другом… Завтрашний день… Праздник… Фейерверк… Олимпиада… Мишка олимпийский улетает… Как давно это было… И как, оказывается, недавно… А все-таки может быть киллер без оружияили не может?.. Яд как оружие?..Чепуха… Это только в книгах… В реальнойжизнитакого почти не бывает… Достаточно проконтролировать приготовление блюд… А после никого не подпускать к тарелке твоего клиента… И у этого отравителя не будет никаких шансов… Нет, яднеправдоподобно…Холодное оружие… Нож?.. Уже ближе… Банкира зарезали… На подмосковной даче… Но там никого не было рядом… Нож: всегда – это если только никого нет рядом… А здесь слишком много людей… Тоже малоправдоподобно… Если Тапаева заказали, ошибиться они не могут… Тамсерьезные люди… Им надо, чтоб наверняка… Еще бывает взрывчатка… Нет, если бы хотели взорвать, давно взорвали бы к чертовой бабушке!.. Вместе с домом… Они будут стрелять… Должен быть ствол… Киллеров без оружия не бывает… Какой-то ствол… Пистолет?.. Или винтовка?.. Или «калаш»?.. Если они будут идти оттуда, снаружи, у них ничего не получится… Посечем огнем… Почему я до сих пор до конца не верю в то, что они придут снаружи?.. Почему думаю, что те, кто за забором, – они только для подстраховки?.. Потому что они уже пытались извне… Напоролись на охранника… Убили… Но все равно пришлось отступить… У них уже однажды сорвалось… Потому-то мне и кажется, что они должны попытаться отсюда, изнутри… Просто я не вижу его… Не вижу бесспорных следов его присутствия здесь… Одни только косвенные признаки… Поэтому не могу до конца поверитъ… А Абросимова все-таки надо убрать от Риты… Ну вот, опять на него переключился… Уж лучше про завтрашний праздник… Олимпийский Мишка… До чего же все-таки паскудно на душе!.. Прямо кошки скребут… Кошки-мышки… Мышки-мишки… Мишки олимпийские… Олимпийский Мишка… Улетел… Его потом поймали… Какая-то специальная бригада была, которая улетевшего Мишку ловила… И этот Мишка теперь ко мне прицепился… А ведь из-за него я психую… Нет, из-за Абросимова… Нет, из-за Мишки олимпийского… Из-за Абросимова… Я уже сам запутался… Наверное, Абросимов прав… Мы тут целыми днями на ногах, в три смены без подмены… В рифму получается… В три смены… Без подмены… А Абросимова заменю… Спит на ходу, подлец… А Рита обещала ждать… Не спит и зайца обнимает… Кто сказал?.. Костюков сказал… У Риты – заяц под подушкой… Розовый… Зайцы не летают, а медведь вот полетел… Потому чтоолимпийский… На олимпиадах случаются чудеса… Ну почему этот олимпийский Миша ко мне так прицепился?.. Это усталость, дорогой мой друг Толян… Ты скоро сам с собой уже начнешь разговаривать…»


* * *

   Открыв дверь гаража, Китайгородцев вошел внутрь. При его появлении прикованный к трубе Пастухов резко вскинул голову. У него был злой и острый, как бритва, взгляд. «Вряд ли его можно просто передать с рук на руки охранникам тапаевского комбината, – подумал Анатолий. – Не справятся они с ним. Не по зубам им этот парень. Раскидает вохровцев, как мелюзгу. Придется отправить в сопровождение кого-нибудь из своих – а людей и без того не густо…»

   В проеме двери, ведущей в дом, маячил охранник из «Барбакана».

   – Отвлекаешься? – попенял ему Китайгородцев.

   – Я на два фронта, – доложил охранник. – За мной – еще коридор первого этажа.

   «Точно, не хватает людей…»

   Анатолий проверил, надежно ли замкнуты наручники.

   – Рука затекла, – процедил сквозь зубы Пастухов. – Сними браслеты!

   Он прятал взгляд, чтобы не демонстрировать своему тюремщику полыхающий в глазах огонь ненависти.

   – Потерпи немного, – коротко бросил Китайгородцев.

   Вышел в коридор. Охранник, заложив руки за спину, пружинисто перекатывался с пятки на носок. Его карабин стоял у стены.

   – Скоро за этим парнем должны приехать, – сказал Анатолий охраннику.

   – Менты?

   – Вохровцы с комбината. Они его заберут. Поедешь с ними. Помни, вся ответственность за этого парня лежит на тебе. На вохровцев надежды нет. Отвезете на комбинат. Закройте в каком-нибудь помещении, где нет окон и где надежные запоры. Наручники с него не снимать. Парень воевал в Чечне и коллекционировал отрезанные уши. Не дай ему возможности пополнить свою коллекцию.

   Охранник молча кивнул. Во взгляде добавилось напряжения.

   – Тут кто-нибудь появлялся? – спросил Китайгородцев.

   – Девчонки.

   – Какие девчонки?

   – Дочь хозяина…

   – Ч-черт! – с досадой произнес Анатолий.

   – Я сказал, что нельзя, что не положено, но она все-таки успела перекинуться с другом несколькими фразами.

   – О чем говорили?

   – Хозяйская дочь спросила, как ему тут. Он сказал, что ничего. Она спросила, что ему принести. Он ей опять – ничего. И тут я ее вывел.

   – А кто был еще?

   – Твоя подопечная.

   – Рита?

   – Да.

   – Она-то какими судьбами?

   – Любопытствовала.

   – Хорошенькое любопытство! – с досадой произнес Китайгородцев. – Сколько она здесь времени провела?.

   – Я не знаю.

   – То есть?! – изумился Анатолий.

   – Я в коридоре был, а когда зашел в гараж, Рита уже была здесь.

   – Она о чем-нибудь разговаривала с этим парнем?

   – Я не слышал. Я вошел, сказал ей, что здесь находиться нельзя, и она сразу ушла.


* * *

   Вернулся охранник, которому было поручено разузнать, кому и когда продавались снегоходы. За последние полгода через магазин прошло четыре снегохода. Один купил Тапаев для своей дочери, еще два комбинат приобрел для своей базы отдыха, расположенной в семидесяти километрах севернее, где оба и находились в настоящий момент. А четвертый снегоход – тот самый, зеленого цвета, о котором говорил Богданов, – забрали месяц назад люди, о которых продавцы не могли сказать ничего, кроме того, что это были не местные. Где этот снегоход находится в настоящее время, они не знали.

   – Вот это он и есть, – вздохнул Китайгородцев.

   У него уже не было сомнений в том, что на зеленом снегоходе неизвестные приезжали к тапаевскому поместью. И приедут снова. Анатолий был готов их встретить. Его, замаскированные белыми простынями, люди лежали в снегу в эти самые минуты там, за забором – как раз напротив лаза, к которому, как был уверен Ки-тайгородцев, охотники на клиента непременно прибудут.

   – После полуночи сменишь людей, – сказал Анатолий Костюкову. – Тех, которые в снегу. Иначе они в своих снежных берлогах превратятся в белых медведей.

   «В Мишек олимпийских… Мишка! Олимпийский! Вот оно!»

   – Ты был на Олимпиаде, Костюков?

   – На какой?

   – На Московской.

   – Нет.

   – И я не был. А какой это был год? – спросил Китайгородцев и при этом нехорошо улыбнулся. Не улыбка, а оскал. И сразу потянулся к телефонной трубке.

   – Восьмидесятый, – пожал плечами Костюков.

   – Правильно, восьмидесятый год.

   Анатолий торопливо набирал телефонный номер Хамзы, все так же некрасиво скалился и говорил скороговоркой:

   – Как вы думаете, уважаемый коллега, если Олимпиада была двадцать лет назад, а нашей девушке сейчас – девятнадцать, то сколько лет ей было, когда она с родителями сидела на стадионе и видела своими глазами, как улетает в ночное московское небо олимпийский Миша?

   – К-какая девушка? – опешил от абсурдности предлагаемой ему головоломки Костюков.

   А тем временем уже ответил Хамза.

   – Запрос? Срочно! – бросил в трубку Ки-тайгородцев. – Алтунина Маргарита Дмитриевна! Все установочные данные! Возраст! Адрес! Не терялся ли паспорт!..

   – У тебя с нею что, проблемы? – спросил Хамза, и было заметно, как он удивлен.

   – Некогда объяснять! – рявкнул Анатолий, у которого в груди сейчас вместо стука сердца раздавалось страшное тиканье секундомера, отсчитывающего отпущенный ему на всё про всё микроскопический лимит времени. – Это не она, Роман Александрович! Она – не Алтунина! И ей – не девятнадцать лет! Я вам перезвоню позже!

   Швырнул трубку на рычаг, будто она жгла ему руки. И увидел глаза Костюкова. Совершенно круглые.

   – Что ты говорил о снотворном?

   – О каком снотворном? – не понял Костюков.

   А драгоценные секунды таяли…

   – Снотворное! – процедил Китайгородцев. – Ты сказал, что Рита ночами не спит, ждет меня…

   – Я шутил, Толик.

   – Ты сказал, что даже снотворное ей не помогает! Ты видел лекарство в ее вещах?!

   – Да.

   – Какое лекарство?!

   – Барбамил.

   – Почему ты мне сразу не сказал, что видел у нее барбамил? – заорал Анатолий.

   Ведь все правильно он понял про Абросимова! Вялый он! И реакции заторможены! Он чай пьет! И если несколько капель барбамила капнуть в чай, человек расслабляется так, что телохранитель из него – уже совсем никакой. И пистолет у него – в кобуре! Киллер не может быть без оружия. Обязательно должно быть оружие. И оно есть! Только его надо взять.

   Жест охраннику:

   – Пойдешь со мной!

   Последние наставления Костюкову:

   – Будь здесь и не впускай к Тапаеву никого! Вызови Богданова! Перекрыть все входы в дом! Запретить любое передвижение! Если будет звонить Хамза – пусть ждет меня на проводе! И никого не подпускай к приемной! Особенно Риту!

   – Ты ее подозреваешь?!

   – Какое к черту – «подозреваешь»! Ее подослали к клиенту, чтобы она его убила! Застрелила из моего пистолета! Она – киллер!


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Коридор… Лестница… Гостиная… Охранник…»


   – Если увидишь Риту, задержи! Любой ценой! Учти, она может быть вооружена!


   «Дверь… Мороз… Охранник…»


   – Риту не видел?

   – Нет.

   – Если появится, задержи любой ценой! Она опасна! Может быть вооружена!


   «Аллея… Второй от дома фонарь по правой стороне не горит… Лампочка перегорела?.. Завтра заменить… Оружие… Все время сбивало с толку то, что не могли найти оружие… Невооруженных киллеров не бывает… Должен быть пистолет… Но он не должен вызывать подозрений… Нанять охранника с оружием… В нужный момент воспользоваться его пистолетом… Всего лишь несколько капель барбамила… Надо было лично просмотреть ее вещи… Даже подумать не мог!.. Девочка вне подозрений… И ейбольше девятнадцати лет?.. Безусловно… Выглядит моложе… Много моложе… А так ей двадцать пятьдвадцать семь… Снег раскатан до льда… Присыпать песком… Да, никаких сомнений… В тапаевском окружении она оказалась позже всех… По срокам совпадает… И там, на курорте, не Аня с нею познакомилась, а она – с Аней… Она пошла на контакт…Это важно/Ц. Ее просто подставили Ане… Подружиться. Вечера в уютном баре… Горячийглинтвейн… Иностранца упоили до чертиков… Лезгинку танцевал… Очень весело… И главноене оборвать эту связь… Чтобы потом еще раз встретиться… Обязательно встретиться… Операцию по внедрению провели блестяще… Она появилась здесь, и никто ничего даже не заподозрил… Еще охранник…»


   – Ты видел Риту?

   – Нет.

   – Иди за мной. Встань в коридоре и не позволяй никому выходить из комнат!


   «Дверь… Вознесенский… С чемоданом… Как не вовремя…»


   – Стойте здесь. Машина за вами придет.

   – Хорошо, я понял.


   «Глаза испуганные… У меня вид сейчас такой… Лестница… Никого… Теперьпистолет… Предохранитель… Напарник… Оружие к бою… Понимает без слов… Выучка… Коридор второго этажа…»


   – Ты остаешься здесь! И чтобы никто в коридор не высунулся.

   – Есть!


   «Музыка в комнате… Чаепитие… Жестом напарнику – прикрой… Музыка громкая…Дверь… Заперто… Своим ключом… Замок щелкнул… Не слышно… Дверь толчком… Абросимов… Навзничь… Опоздали… Прикрой!.. В комнату… Никого… В смежной… Жестом напарникупостучи в дверь смежной комнаты из коридора! Отвлеки, а яотсюда… Сгруппироваться… Стрелять на поражение… Что он так долго?.. Стук… В дверь ногой… Вниз… В падении… За кресло… Выстрелов нет… Окно… Холодно… Ушла через окно…»


   – Ее тут нет! Ушла!


* * *

   Абросимов, падая, опрокинулся навзничь. Наверное, в последний момент вскочил, но было уже поздно. Единственное пулевое отверстие – в груди, в области сердца. И подушка рядом.

   – Она застрелила его через подушку, – быстро сказал Китайгородцев. – Гасила звук выстрела.

   Пустая плечевая кобура. Вряд ли Рита смогла незаметно завладеть оружием. Скорее сам Абросимов дал ей пистолет. Попросила посмотреть – а он размяк и не догадался прежде извлечь обойму с патронами. Сделал бы это, был бы сейчас жив…

   Из открытого окна свешивалась веревочная лестница, которую держал в своей комнате Анатолий. Предполагалось, что она может понадобиться в случае пожара или других непредвиденных обстоятельств. Обстоятельства оказались такими непредвиденными, что волосы дыбом вставали.

   – Свяжись с Костюковым! – приказал своему напарнику Китайгородцев. – Она пошла к дому! Пускай встречают! У нее – пистолет Абросимова!

   Сам помчался по коридору к лестнице. Охранник стоял с карабином на изготовку.

   – Вниз! – крикнул Анатолий. – Запри за мной дверь и никого не впускай! У Риты – оружие!

   Следом бежал напарник, на ходу разговаривая по рации с Костюковым. Втроем снежной лавиной скатились с лестницы. Истомившийся от долгого ожидания доктор Вознесенский смотрел на них с испугом.

   – В комнату! – рявкнул Китайгородцев. – И не выходить!

   Едва выскочили за дверь, как вдруг повсюду погас свет. Мир рухнул в темноту. Лишь зыбко угадывался вокруг снег. Анатолий рванул из рук напарника переговорное устройство:

   – Костюков!

   – На связи!

   – Свет пропал!

   – И у нас! Выясняем!

   – Где рубильник? Спроси у Богданова!

   Пауза.

   – Рубильник в гараже!

   – А, черт! Свяжись с охранником, который с Пастуховым! У них там явно проблемы!

   Он уже понимал, что все очень скверно. Беды множились и нарастали, как снежный ком.

   Не дожидаясь, пока в тапаевском доме разберутся с возникшими трудностями, Китайгородцев побежал по едва различимой во тьме аллее. В одном месте поскользнулся, упал. Бежавший следом напарник налетел на него, кувыркнулся в сугроб, выматерился.

   – Тс-с-с! – зло зашипел Анатолий.

   В любую минуту они могли нарваться на пулю. И шум им сейчас был совсем ни к чему.

   «Негромкие хлопки? Выстрелы! Где-то в помещении…»

   – Костюков!

   – На связи! У нас стреляют, Толик!

   – Слышу! Где?

   – На первом этаже! Я думаю, возле гаража!

   Возле хозяйского дома заплясал луч карманного фонаря. Кто-то бежал, огибая дом.

   – Тапаев в кабинете?

   – Да!

   – Закройся с ним в кабинете и никого не впускай! Только на мой голос реагируй! На мой!

   – Понял!

   – Где Богданов?

   – Ушел вниз!

   – До связи!

   Человек с фонарем в руке завернул за угол. И снова – кромешная темнота.

   «Выстрел! Там, за углом! Там – гараж…» Человек лежал на белом снегу. Фонарь при падении отлетел в сторону и зарылся в сугроб. Там сияло световое пятно. Рядом – карабин. Это был охранник из «Барбакана».

   Анатолий подумал, что тот убит, но охранник вдруг приподнялся и бросился за спасительный угол дома. И угодил прямо в объятия к Китайгородцеву.

   – Цел?

   – Мне в броник попали!

   «Бронежилет спас ему жизнь… Был бы бронежилет полегче, меньшего класса защиты – сейчас парень так и лежал бы на площадке перед гаражом… А всего в нескольких метрах отсюда – вход в гараж. Кажется, дверь распахнута, но в темноте не сразу определишь… Где-то там, в проеме, затаился стрелок… Одна из машин припаркована на площадке перед гаражом… Если включить фары, задача упростится… Затаившегося стрелка в гараже будет слепить, а сам он окажется как на ладони». Анатолий притянул своего напарника за ворот, зашептал:

   – Когда я буду рядом с машиной, отвлеки стрелка! Пальни в воздух пару раз. А иначе он из меня решето сделает. Если ответит, стреляй на вспышки.

   Напарник кивнул. Китайгородцев перевалился за высокий сугроб и пошел по снегу, загребая, как пловец. От гаража его не было видно за сугробами. Он вынырнет уже за машиной. Так планировал, но не успел.

   Прозвучали выстрелы из пистолета – и возгласы напарника:

   – Толян! Уходит! Правее!

   «Снова выстрелы, но на этот раз – из «сайги». У напарника – пистолет. Значит, стреляют по напарнику! – Анатолий распрямился. – Тень! Вправо уходит…» Китайгородцев перевалился через сугроб, рванул дверцу машины. Не заперто. Свет. Сразу дальний. Яркий сноп света выхватил из темноты кусок пространства. Стрелок уходил в направлении гостевого дома. Только туда он мог перемещаться по расчищенным дорожкам.

   – Это Пастухов! – крикнул напарнику Анатолий.

   Некогда было преследовать. Китайгородцев только крикнул в переговорное устройство:

   – Всем, кто слышит! К гостевому дому идет Пастухов! У него – «сайга»! Стрелять на поражение!

   И тут же в сторону, напарнику:

   – Прикрой меня!

   Свет фар – погасил; схватил фонарь охранника, выключил его, но еще держал в руке; пространство до двери гаража преодолел в три прыжка – и уже на излете третьего прыжка, сгруппировавшись, превращаясь в ничто, в точку, в ноль, влетел в проем распахнутой двери, упал на провонявший бензином и маслом пол, покатился по нему, пока не угадал над своей головой нависшее железо… Тут стояла машина – и это уже была защита.

   Тем временем напарник включил фары, и все предметы в гараже одномоментно обрели очертания, как будто неведомый фотограф вдруг запустил быстротекущий проявочный процесс. Не поднимаясь с пола, Китайгородцев метнул взглядом по поверхности. Он не обнаруживал ничьего присутствия. Вскочил, включил фонарь, зашарил острым лучом по стенам. Рубильник! Рывком! Свет зажегся. Здесь действительно никого не было. В проеме распахнутой двери, ведущей в глубину дома, – чьи-то ноги в массивных ботинках. Человек лежал так, как лежат неживые. Анатолий сместился, чтобы видеть лучше. Охранник из «Барбакана»! Тот самый, который был приставлен к Виктору. Застрелен. И карабина нет. Его «сайга» теперь – у Пастухова! Анатолий включил переговорное устройство:

   – Это Китайгородцев! Я – в гараже! Кто есть поблизости? Первый этаж! Гостиная! Кто в гостиной?

   По коридору бежал растрепанный Богданов:

   – То лик! Там – убитый!

   «В гостиной? Вот гостиная и не отвечает… Через гараж, в гостиную, наверх… Она пошла наверх?!»

   – Костюков!

   – На связи!

   «Уф-ф!»

   . – Ты в кабинете? – Да!

   – Клиент в порядке?

   – Да!

   «Значит, Рита до них не добралась… Но если она прошла через гостиную, значит, ушла на второй этаж!»

   – Ильич! Кто еще наверху? Аня? Роман?

   – Оба должны быть.

   – Ты их видел?

   – Нет.

   – Там есть еще кто-нибудь из охраны?

   – Нет.

   «Конечно, нет! Не хватает людей! А Богданов неважно выглядит. И руки вон трясутся… Не готов к такому повороту событий?»

   – Ильич! Останешься здесь, на рубильнике. Запрись в гараже и никого не впускай. Чтобы свет был постоянно!

   И сразу же – к напарнику:

   К гостевому дому! Найти Пастухова! Собери всех наших, кто дежурит на улице! Не дайте ему уйти!

   В переговорное устройство:

   – Костюков! Вызывай милицию и «Скорую»! У нас – огнестрелы!

   Побежал по коридору, прижимаясь к стене. Вот и гостиная. Охранник лежит посреди комнаты, под ним уже натекла лужа крови. Огнестрельные – в грудь и голову. Не жилец. Грудь защитил бронежилет, а ранение в голову стало смертельным…

   Китайгородцев провел взглядом по нависающей над ним галерее. Никого. Стал подниматься по лестнице. Мягкий ковер скрадывал звук шагов. Поднялся на галерею, прислушался. Никаких звуков. Дом будто вымер. Он пробежал по коридору до тапаевской приемной. Здесь не было никого. Костюков должен быть в кабинете. Там же – и Тапаев. И пусть клиент там пока и остается. Это для него – самое безопасное место.

   Оставались еще Аня и Роман. Если удастся без проблем эвакуировать тапаевских детей, задача упростится. Потому что сейчас самое главное – обеспечить безопасность охраняемых лиц. Вывести их из зоны огня и уже после разбираться со всеми прочими проблемами.

   Аня и Роман… Чья комната первая по ходу? Комната Романа. Анатолий встал так, чтобы его ненароком не зацепило, если вдруг через дверь начнут стрелять. Негромко стукнул – дважды. Затих. И за дверью – полная тишина. Как будто и нет никого. Но куда же ему деваться, этому наркоману?

   – Роман! – негромко позвал Китайгородцев.

   Не шепотом, а именно негромко, чтобы голос

   звучал как можно более естественно. Потому что шепота парень мог попросту испугаться. Шепот после затеянной в доме стрельбы – верный признак того, что худшее еще не позади.

   Пауза затягивалась, и Анатолий вынужден был повторить, на этот раз громче:

   – Роман!

   Почти сразу чапаевский сын откликнулся:

   – Кто?

   – Охранник! Открой!

   Замок щелкнул, дверь приоткрылась. Анатолий смотрел Роману в глаза. В них не было ничего, кроме растерянности. Одними губами Китай-городцев спросил:

   – Один?

   Если бы парень был под контролем, если бы Рита была в его комнате – там, за дверью, у Романа за спиной, – он дал бы понять это взглядом. Но в глазах у него ничего не поменялось.

   – Один, – сказал он.

   Анатолий стремительно вошел в комнату и закрыл за собой дверь. Повел взглядом вокруг. Ничего подозрительного.

   – Ты видел Риту? – спросил Китайгородцев.

   – Нет.

   – Может быть, слышал что-то подозрительное?

   – Выстрелы.

   Анатолий нажал клавишу переговорного устройства:

   – Костюков!

   – На связи!

   – Я сейчас войду в приемную, ты откроешь мне дверь кабинета. Открываешь только на мой голос!

   – Понял!

   – Со мной будет Роман Тапаев. Возьмешь его под опеку.

   Обернулся к парню:

   – Сейчас мы выйдем в коридор. Двигаемся к приемной вдоль стеночки. При малейшей опасности падай на пол. Все понятно?

   Перепуганный парень только и смог, что кивнуть.

   Телохранитель выглянул в коридор. Никого. Выдернул из комнаты Романа, толкнул к стене и жестом указал направление. Пошли вдоль стены к приемной; Анатолий при этом пятился, прикры-, вая парня собой и одновременно держа под контролем пугающе пустое пространство коридора.

   Костюков открыл дверь, как и договаривались, на голос. Китайгородцев втолкнул в кабинет Романа и только после этого вошел сам. Тапаева он не сразу обнаружил. Только когда увидел передвинутый в угол шкаф, понял, что клиент – в самом надежном, в нынешних условиях, месте… Тот угол не простреливался ни со стороны окон, ни от двери.

   – Милиция? «Скорая»? – быстро спросил Анатолий.

   – Вызвал!

   – Оставайся здесь, – сказал Китайгородцев.

   Теперь – Аня.

   Анатолий пробежал по коридору. Множество дверей – и за любой из них может скрываться Рита. Но ему сейчас надо выводить из опасной зоны тапаевскую дочь. Китайгородцев постучал. За дверью – молчание. Как в случае с Романом.

   – Аня! – негромко позвал Анатолий. – Откройте, пожалуйста!

   Тишина, как будто никого и нет. Китайгородцев повернул дверную ручку. Дверь не поддалась.

   – Аня! Это Анатолий! Пожалуйста, откройте!

   Но ему ответила не Аня. Это был голос Риты!

   – Она здесь, – сказала Рита через дверь. – И я ее застрелю, если ты не дашь мне уйти. Хочешь услышать ее голос?

   Телохранитель еще не успел ответить, как Аня из-за двери сказала:

   – У нее – пистолет! Пожалуйста, не входите сюда!

   Голос у нее дрожал так, что невозможно было усомниться – дела плохи. Настолько плохи, что хуже почти и не бывает… Когда у твоего врага в руках – заложник, ты поневоле начинаешь играть по его правилам.


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Девяносто седьмой год… Сын дагестанского предпринимателя… С целью получения выкупа… Отрубили два пальца… Чтобы родители были сговорчивее… Отпущен после уплаты выкупа… Девяносто восьмой год… Девочка… Школьница… Родителигосударственные служащие… С целью получения выкупа… Выкуп не заплачен… Девочка убита… Тот же девяносто восьмой… Налет на квартиру предпринимателя… По сигналу тревоги прибыла милицейская группа захвата… Налетчики прикрылись заложниками…


   В перестрелке один заложник погиб… Девяносто девятый год… Похищен бизнесмен… С целью получения выкупа… Воспользовался оплошностью своих «тюремщиков»… Выпрыгнул из окна третьего этажа… Инвалидная коляска…»


* * *

   – Ты все понял? – спросила Рита.

   Голос был злой. Такая в любую минуту может сорваться. Китайгородцев явственно представлял себе, как она сейчас приставила пистолет к Аниной голове. Контроль над тапаевской дочерью – это единственная гарантия для Риты.

   – Все нормально, – сказал Анатолий. – Ты ведь не наделаешь глупостей, правда?

   – Заткнись! И слушай, что я тебе сейчас буду говорить!

   – Прежде я обрисую тебе твое положение…

   – Заткнись!

   – Это важно, Рита…

   – Заткнись! Заткнись! Заткнись!

   – Хорошо, – с готовностью отозвался Китайгородцев, уловив в ее голосе истерические нотки.

   Он не мог допустить того, чтобы она сорвалась в истерику. Человек, который не контролирует себя, способен на любые крайности.

   – Где Виктор? – спросила Рита.

   Телохранитель хотел было уже сказать, что тот схвачен – чтобы она не рассчитывала на его поддержку, но вовремя спохватился. Если Пастухов у них в руках, Рита потребует доставить его к ней. А Виктора на самом деле нет… И вот они, дополнительные сложности.

   – Мы пока не смогли его задержать. Но это – вопрос времени. Ты ведь видела, сколько здесь наших охранников…

   Эти слова были напрямую адресованы Рите. Она поняла и сказала зло:

   – Это – его проблемы! А у меня есть хозяйская дочка!

   И тут же издевательски-доброжелательным тоном:

   – Правда, Аня?

   – Послушай, что я сейчас буду делать, – попросил Китайгородцев. – У меня в руке – переговорное устройство. Сейчас я соберу здесь своих ребят. Всех, кто меня услышит. Вот тогда мы с тобой поговорим. Я думаю, что договоримся.

   Он не угрожал, а просто сообщал, что собирается делать. И угрозы в его интонациях не было. Угроза заключалась в том, что именно он собирался предпринять.

   – Это бесполезно, – отрезала Рита. – Ты можешь собрать тут хоть сто человек. И все равно меня выпустишь.

   Анатолий, не ответив ей, сказал в микрофон:

   – Всем, кто меня слышит! Я – на втором эта же главного дома. Нужна помощь. Кто свободен?

   Щелчок и голос:

   – Потапов.

   – Ты где?

   – На улице, возле гаража.

   – Прикрой окно комнаты Ани Тапаевой. Второй этаж, третье от правого угла.

   – Понял!

   Щелчок и другой голос:

   – Это Сергачев. Я у въездных ворот.

   – Оставайся там. Встретишь милицию и «Скорую», введешь их в курс дела.

   – Понял!

   – Кто еще? – спросил Китайгородцев.

   – Нас трое. Ищем беглеца.

   – Где находитесь?

   – У гостевого дома.

   – Кто-нибудь один пусть бежит в главный дом!

   – Принято!

   – Видишь, какие дела? – усмехнулся Анатолий, обращаясь к Рите, которая не могла не слышать всех этих переговоров. – Теперь мы с тобой можем спокойно поговорить.

   А она занервничала еще больше. Время играло против нее.

   – Ты меня выпустишь! Сейчас я приоткрою дверь, Аня протянет руку, и ты в ее руку вложишь свой пистолет! После этого ты отойдешь от двери…

   – Только не нервничай, – попросил Китайгородцев. – Послушай, что я скажу. Я – не мент, я – телохранитель. Это – две большие разницы. Я – охранник. Ты понимаешь? Мне важно, чтобы мои подопечные были живы и здоровы. Больше меня ничто не волнует. Кто ты такая, зачем здесь появилась – это пускай милиция выясняет, если поймает тебя, конечно. Мне ничего этого не нужно. Я – не правоохранительные органы. Я – всего лишь телохранитель, пойми! У ментов – своя работа, у меня – своя. Я не могу им помогать ценой безопасности своих подопечных. Уходи! Я дам тебе возможность уйти. Очень скоро тут появится милиция, и все сразу изменится. Они не дадут тебе уйти. Для них это было бы ляпом в работе. Они будут пытаться взять тебя любой ценой. Любой ценой! Они не остановятся ни перед чем! А мне ты не нужна. Мне нужна Аня. Сейчас к дому подгонят машину, ты сядешь в нее…

   – Нашел дуру!

   – Рита! – внушительно произнес Анатолий. – Ты нее умная девчонка. Ты понимаешь, что мне ты действительно не нужна. Садись в машину и уезжай отсюда на все четыре стороны!

   «А она не уедет… Она как заводной детский автомобильчик – катится в одном направлении, с которого не способна свернуть. Особенность человеческой психики: если цель поставлена, а внешние условия неблагоприятны и риск крайне велик, человек идет напролом, даже не рассматривая прочие варианты, с ходу отметая их как досадное препятствие, мешающее продвижению к цели. Рита не хочет уезжать на автомобиле. Потому что в противоположной стороне, за оградой тапаевского особняка, ее ждут! Там заранее подготовлен ей отход… Двухместный зеленый снегоход, и один человек на том снегоходе… Второе место зарезервировано для Риты…»

   – Ты не дашь мне уйти, – сказала вдруг она, заметно ожесточаясь оттого, что позволила втянуть себя в эти переговоры – переговоры с человеком, который, по определению, был ее врагом. – Я убила троих ваших.

   «И ей этого не простят… Так следовало понимать».

   – Тебя будут искать, – подтвердил Китайгородцев. – Но это будет уже потом, позже. Сейчас я не собираюсь тебя преследовать. За погибших телохранителей с меня в Москве не спросят. А за погибшего клиента спросят. Ты что, не понимаешь, что я предлагаю тебе сделку?!

   На последней фразе он возвысил голос. Почти крикнул.

   – Не ори! – огрызнулась Рита.

   Но какое-то сомнение обозначилось в ее голосе. Она еще не поверила, но уже дрогнула. Допустила мысль о самой возможности договориться.

   – Сейчас приедут менты! – продолжал стращать Анатолий, психологически дожимая свою собеседницу. – И я уже ничего не смогу сделать! Они просто нас не любят! Они на дух не переносят частных охранников! И тут ни чего нельзя поделать! Я не смогу им ничего объяснить и не смогу ни на чем настаивать! Давай договоримся, Рита! Договоримся, пока здесь нет ментов! Я тебя выпускаю! Ты уйдешь отсюда с оружием! Уйдешь куда захочешь! Еще пять минут промедления – и тебе уже не вырваться! Уходи, пока не поздно!

   Он ее увещевал. Умолял. Уговаривал. Ему было важно, чтобы она поверила – он не причинит ей зла. Он с нею – почти что заодно… Потому что она ему не нужна. Ему нужна Аня.

   Снизу, из гостиной, стремительно поднялся охранник. Китайгородцев жестом показал ему, что двигаться надо бесшумно.

   – Сейчас ты отдашь свой пистолет, – сказала через дверь Рита.

   – И чтотолку? Тебе надо уходить…

   – Отдашь свой пистолет, – будто не услышала его девушка. – И отойдешь от двери.

   – Хорошо, – легко согласился Анатолий.

   И тут очень некстати в эфир вышел один из тех охранников, что гонялись за неуловимым Виктором.

   – Обнаружили Пастухова! – сказал в пере говорном устройстве тревожно-возбужденный голос. – Он – в гостевом доме, и у него – заложники!

   Рита это услышала.

   – Китайгородцев! – крикнула она, и в ее го лосе был почти что восторг. – Срочно – рацию! И мне, и тому парню! Две минуты тебе даю, а иначе ты пожалеешь!

   Анатолий был так раздосадован, что едва удержался от грубого ответа. Но он погасил свой гнев:

   – Мне не придется ни о чем жалеть, потому что Ане ты не сделаешь ничего плохого!

   – Сделаю, вот увидишь!

   – Нет! – твердо сказал Китайгородцев. – Пока она жива, у тебя есть шанс…

   – На мне – уже трое! – напомнила ему Рита. – Ну, будет не трое, а четверо – что изменится? Смертной казни у нас нет, а пожизненное мне впаяют хоть так, хоть эдак. Я застрелю эту дуру, если только ты начнешь чудить!

   – Если с Аней что-то случится, тебе не придется сидеть в тюрьме! Ты погибнешь, якобы в перестрелке! Я застрелю тебя лично. Обещаю! – Он открытым текстом сказал то, что и сама Рита держала в голове. Для нее Аня – лучший щит. Без дочери Тапаева она обречена.

   Ответа не последовало. Значит, все она поняла правильно…

   – Ты девчонка неглупая, – оценил Анатолий умственные способности Риты. – Тебе не надо ничего объяснять дважды. Теперь выслушай меня. Сейчас я пойду в гостевой дом, чтобы вести переговоры с тем парнем. Пойми, мне нужно время на то, чтобы установить с ним контакт и чтобы он мне поверил. Я ведь должен передать ему радиостанцию, а он вряд ли кого-то хочет сейчас подпускать к себе. Как только он заполучит радиостанцию, ты тут же сможешь с ним связаться. Но только заклинаю тебя: не выходи из комнаты и вообще ничего не предпринимай! Дождись, пока я вернусь! Ты не сможешь отсюда уйти! Тебе не позволят этого сделать! Дождись, пока я приду!

   Он хотел заморозить ситуацию. Оставить все как есть. Чтобы только не началась стрельба.

   Кивнул оставляемому им охраннику и побежал по коридору.


   Телохранитель Китайгородцев:

   «В гостевом доме… У негозаложники… Радиостанцииему и Рите… Вдвоем онисила…Он будет прикрывать ее отход… С нимнепросто.:. У него за плечамивойна… До Ритыне дотянемся… Она только играла дурочку… Изображала несмышленыша… Розовый заяц под подушкой… Подстава… Камуфляж…. А троих положила шутя… Да, фактор внезапности… Но и охранники не лыком были шиты… И ориентируется она превосходно… Пастухов ведь не был с нею заодно… Решила его использовать… Все быстро просчитала… Освобождает… Емукарабин охранника… Он контролирует рубильник… Она в темноте добирается до Тапаева… Все как в аптеке… Почти стопроцентно гарантированный успех… Она только не учла, что охранник – не в приемной, а в тапаевском кабинете… За закрытой дверью… Ей не хватило какой-то малости… То, что покушение сорвано, уже понимает… Не дура… Нацелена на отход… Этого Пастухова она нам отдаст… Просто им прикроется… И отдаст, чтобы уйти самой… Троих убитых ей не простят… Понимает… Это плохо, что понимает… Потому что не отдаст Аню… Смертельно боится… Ее страх убьетАню… Она ее не отдасти будет стрельба… Будет стрельба… Никак нельзя выпускать…»


* * *

   Охранник с карабином наперевес прилип к стене дома, почти слившись с ней. Прикрывал пространство, разделяющее главный и гостевой особняки тапаевского поместья. Анатолий пробежал мимо, не задержавшись ни на мгновение. Ворвался в дом и с ходу окунулся в атмосферу тревоги. Один охранник затаился под лестницей – ствол его «сайги» был устремлен вверх. Второй маячил в коридоре первого этажа. «Напряжен… И лицо – бледное… Первый раз парень в такой переделке…»

   – Обстановку! – коротко потребовал Китайгородцев.

   – Наткнулись на него наверху. Он стрелял, но не попал.

   – Как оказался в доме?

   – Я не знаю.

   – Кто дежурил у входной двери?

   – Я.

   – И не знаешь? – недобро удивился Анатолий.

   – Но в дверь он не входил!

   – А, черт! – понял Китайгородцев. – Лестница!

   Они впопыхах не убрали веревочную лестницу, по которой ушла Рита. Просто некогда было. И никто не мог предположить, что здесь объявится Пастухов.

   – Кто наверху из наших?

   – Дергунов. По нему тот парень пальнул, и Дергунов укрылся в комнате.

   – В какой?

   – Первая справа по ходу.

   – Связь с ним есть?

   – У него нет переговорника.

   – Кто в заложниках?

   – Он взял стариков. Тапаевскую сестру и ее мужа. Кажется, все.

   – Кажется?

   – А как проверишь, Толик?

   – Свет в его комнате горит?

   – Нет.

   – Как же он контролирует заложников? – удивился Китайгородцев.

   «Света не зажигать – это Пастухов грамотно делает… Если еще и шторами окно закрыл, так и вовсе молодец… Обезопасил себя от снайпера… Но как в темноте контролировать заложников?»

   – В какой он комнате? – спросил Анатолий.

   – У стариков. Третья справа по ходу.

   Китайгородцев щелкнул клавишей переговорного устройства:

   – Костюков!

   – Я!

   – Взгляни в окно на гостевой дом. Окно второго этажа гостевого дома. Единственное окно на втором этаже, которое ты видишь.

   – Вижу окно.

   – Свет есть?

   – Нет.

   – Нет света? Или окно закрыто шторой?

   – Толик, мне плохо видно. Там фонарь под окном, меня слепит.

   «Вот оно что! Фонарь! Пастухову не надо зажигать свет. Ему хватает уличного фонаря…»

   Китайгородцев подтолкнул охранника к выходу из дома:

   – Расстреляйте фонарь у входа! Нужна темнота, чтобы он включил в комнате свет!

   «При свете, даже при закрытых шторах, этот вояка уже не будет чувствовать себя неуязвимым…»

   Охранник вышел. Раздались выстрелы. Один, другой. Фонарь погас.

   – Костюков! Что ты видишь?

   – Света в комнате нет.

   Пауза.

   – Есть свет!

   «Ага, запаниковал Пастухов! Теперь пора и на переговоры…»

   – Прикроешь меня, если что, – попросил Анатолий вернувшегося в дом охранника.

   Стал подниматься по лестнице.

   – Толик! – зашептал ему в спину охранник. – Он свет включил! Его, наверное, видно как на ладони! Пальнем через стекло…

   – Нельзя! – коротко ответил Китайгородцев,

   Ему сейчас не нужен был мертвый Пастухов. Ему нужен Пастухов живой. Нужен Пастухов, который способен разговаривать с Ритой. Если он не выйдет с нею на связь, будут большие проблемы. Рита, потерявшая надежду на благополучный исход, загнанная в угол, – крайне опасна. И ее уже ни в чем не удастся убедить. Она просто не будет никого слушать. Она будет прислушиваться только к своему страху. А страх – всегда плохой советчик. Коридор второго этажа был пуст. Дверь в комнату, в которой предположительно укрылся Пастухов, закрыта.

   – Виктор! – громко сказал Анатолий, и звуки его голоса метнулись по пустому коридору. – Я уполномочен вести переговоры! Ты слышишь меня?

   «Молчание в ответ. Но он не мог не слышать, конечно…»

   – Дом окружен, и тебе самому не уйти! – продолжал Китайгородцев. – Можно только договариваться! Только договариваться! Отдай мне людей, и я тебя выпущу!

   – Иди, забирай их! – раздался голос из-за двери.

   «Голос – злой. Просто так он не выйдет…»

   – Я выпущу тебя с заложником! – пообещал Анатолий. – Но только с одним! Тебе ведь нужен только один заложник? Если их будет больше, ты с ними просто не управишься! Ты же – грамотный парень, и сам это прекрасно понимаешь! Виктор! Рассуди здраво! Отдай мне женщину!

   – Которую из двух? – засмеялся за дверью Пастухов.

   Китайгородцев опешил.

   – У тебя их две? – спросил он после паузы.

   – Две!

   – Одна – это сестра Тапаева, да?

   – Да.

   – А вторая?

   – Мать того полоумного придурка.

   «Скворцова!»

   – А ее сын? – спросил Анатолий и замер.

   И тут же увидел Илью. Тот выглянул из комнаты в коридор. Он не был в заложниках. Наверное, его мать случайно оказалась в коридоре в тот момент, когда появился Виктор.

   – Он – тоже у меня, – соврал из-за двери Пастухов.

   – Виктор, так не пойдет! – произнес Китайгородцев строго. – Я вижу Илью! И он – не у тебя! Не надо меня обманывать, потому что без доверия друг к другу мы не договоримся! Еще раз спрашиваю, сколько у тебя людей?

   – Трое.

   – Отдай мне женщин.

   – Я оставлю у себя мать этого ненормального!

   – Мама! – вдруг громко и внятно сказал Илья. – Ма-а-ама!

   В его голосе прорезались интонации ребенка, внезапно обнаружившего, что его оставили одного в темной комнате.

   – Виктор! – быстро сказал Анатолий. – Ты сам себе создаешь проблемы! Сейчас этот парень будет метаться по всему дому и искать свою мать!

   – Ма-а-ма-аа! – взвыл Илья, на клич которого до сих пор никто не откликнулся, отчего он чувствовал себя крайне плохо.

   – Отдай мне женщин, Виктор!

   – Я оставлю эту бабу у себя! А стариков забирай! За них ты дашь мне пистолет и машину! И побыстрее, пока они тут не кончились!

   – Плохо себя чувствуют?

   – Ну а ты сам, мужик, как думаешь?

   «Он не хочет их тащить за собой… Слишком много возни… Наверное, они сейчас закатывают глаза и все время хватаются за сердце. Их можно было бы держать в заложниках, только если оставаться на месте. А при перемещениях они – не столько защита, сколько обуза…»

   – Мама! – крикнул Илья.

   – Уйди! – заорал на него Китайгородцев. – Виктор! Ну, быстрее что-нибудь решай!

   – Я тебе уже все сказал!

   – Машина будет! Я сейчас же распоряжусь! Что еще?

   – Пистолет! – зло напомнил Пастухов. – Не делай вид, что у тебя проблемы с памятью!

   – Да, пистолет, это я помню. – Эй! – крикнул Анатолий, перегнувшись через перила. – Подгоните машину из гаража!

   Он кричал, чтобы его слышал Пастухов, а сам тем временем делал знаки своему напарнику, приглашая его подняться наверх.

   – Виктор! Сейчас машина будет! Пистолет я тебе отдам свой!

   – Обойма должна быть полной!

   – Ну, разумеется!

   Снизу бесшумно поднялся охранник. Китайгородцев, ни слова не говоря, взял у него из рук «сайгу» и обратился к двери:

   – Давай договоримся об условиях! Сейчас я тебе передам пистолет, но прежде ты…

   – Ты просто положишь его под дверь!

   – Хорошо, Виктор! Но прежде ты выпустишь двоих заложников!

   – Я отпущу их возле машины!

   – Как я могу быть уверен, что ты меня не обманешь?

   – А тебе некуда деваться! Ты можешь только верить на слово!

   – Мама! – возвысил голос Илья.

   – Хорошо! – сдался Анатолий. – Только я должен убрать этого парня! Если он увидит свою мать у тебя в руках…

   – Мама! – запаниковал Илья.

   – Виктор! Сейчас я его уберу из коридора! Ты слышишь меня?

   – Я не собираюсь ждать!

   – Но он же закатит истерику!

   – Это – его проблемы!

   – Виктор!

   – Заткнись! – заорал Пастухов. – Пистолет и машину! Живо! Иначе я начну убивать этих козлов!

   – Мама! – Илья шел по коридору, тычась во все двери, как слепой щенок.

   – Он идет по коридору! – крикнул Китайгородцев.

   – Пистолет! Иначе я их поубиваю!

   – Мама!

   – Виктор! Я кладу пистолет! Только не стреляй в этого дурака! Я тебя умоляю!

   – Мама!

   – Виктор! Ты меня слышишь?

   – Да!

   – Мама! – рыдал Илья.

   – Ты где?! – орал из-за двери Пастухов. – Я должен слышать, где ты!

   – Я здесь!

   – Дальше! Дальше от двери отойди!

   – Хорошо! Только не стреляй, я тебя умоляю!

   – Мама!

   – Ты где?! Отзовись!

   – Я здесь, Виктор! Я далеко! Там – Илья! Забирай пистолет, но только его не трогай!

   Дверь приоткрылась.

   – Мама! – обрадовался Илья.

   – Пошел вон! – раздался голос Виктора.

   – Папа! – вдруг еще больше обрадовался Илья, услышав мужской голос. – Летчик!

   Он пошел к приоткрытой двери, но дверь его нисколько не интересовала, потому что он уже обнаружил кое-что поинтереснее – прямо перед дверью лежал оставленный Китайгородцевым пистолет, и мимо этой вещицы Илья никак не мог пройти. Он улыбался счастливой улыбкой ребенка, только что нашедшего на улице забытую кем-то игрушку.

   – Пошел вон! – крикнул Виктор.

   А в следующий миг Илья вдруг бросился в дверь стокилограммовым снарядом, вышиб ее, опрокинув на пол Пастухова, и парой беспощадно жестоких ударов своего пудового кулака лишил того способности сопротивляться.

   – Не трогать! – орал ворвавшийся следом неудержимым смерчем Анатолий. – Чтоб он не шепелявил!

   Еще двое охранников вбежали в комнату, споро перевернули беспомощного Пастухова лицом вниз и защелкнули у него за спиной наручники.


* * *

   – Там милиция приехала, – доложил охранник.

   Китайгородцев вздохнул и с сожалением посмотрел на сидящего на полу Пастухова, который уже немного пришел в себя и сейчас находился как раз в том состоянии, при котором общаться с ним было одно удовольствие. От шока еще не оправился, и спеси в нем нет ни грамма. А вот придется его оставить на время-Анатолий вышел из комнаты. По лестнице поднимались два милиционера: майор и сержант. Китайгородцев показал им свое удостоверение.

   – Я из охранного агентства, – сказал он.

   Майор только скользнул по удостоверению взглядом.

   – Что тут у вас? – спросил сухо.

   – Есть убитые.

   Майор остановился и посмотрел на него так, будто это Анатолий и был убийцей. Китайгородцев выдержал взгляд.

   – Где убийца?

   – Одного мы взяли. Он здесь, в этой вот комнате. Второй – не в этом доме. И у него – заложник. Точнее, не у него, а у нее.

   – Женщина? – удивился майор.

   – Да.

   – Кто у нее в заложниках?

   – Дочь Тапаева.

   Смоляная дуга майорской брови дрогнула.

   – Оружие? – спросил он.

   – У нее – пистолет.

   – Какой?

   – «ИЖ-71».

   – Кого-нибудь из ваших?

   – Да, это пистолет убитого ею охранника.

   – Охранники, черт вас побери! – с нескрываемой неприязнью произнес майор и повернулся к своему напарнику: – Пойди, скажи нашим, чтоб вызывали спецназ.

   При этом у него был вид человека, которому приходится исправлять ошибки других людей. У него, мол, своих забот полон рот, а тут еще эти горе-охранники…

   – Пойдем, взглянем, что там у вас, – это – уже Китайгородцеву. – Кто он?

   – Один из гостей Тапаева.

   – Какие с ним проблемы?

   – Затеял стрельбу.

   – Причины?

   – Он – наркоман, – коротко сообщил Анатолий.

   Некогда было рассказывать всю длинную историю Пастухова, приходилось довольствоваться словами-знаками, словами-символами.

   – А, понятно, – кивнул майор. От наркоманов, мол, всегда одни только неприятности. Дело знакомое.

   – А подружка его?

   – Она ему не подружка.

   – А кто? – удивился было майор, тут они вошли в комнату, где был Пастухов; майор увидел его залитое кровью лицо, увидел охранников в бронежилетах и тотчас же потерял интерес к незнакомой ему Рите. – Фамилия?

   Виктор ему не ответил. Посмотрел с нескрываемой ненавистью и отвернулся.

   – Ты зря норовишь со мной поссориться, – попенял ему майор. – Себе же дороже выйдет.

   – Пастухов его фамилия, – подсказал Китайгородцев.

   – Разве я вас об этом спрашиваю? – даже не обернувшись, отозвался майор.

   Он с первых секунд демонстрировал, кто тут хозяин.

   – Я бы хотел с вами поговорить, – сказал Анатолий. – Наедине, если можно.

   – Давайте потом, а?

   – Потом будет поздно. Там ведь все-таки заложница!

   – С заложницей и без вас есть кому разбираться.

   – Но время идет!

   – Сейчас прибудет спецназ, – отрезал майор. – Тогда и приступим. У нас там – большие мастера по освобождению заложников. В прошлом году как раз одного террориста брали. Мужик напился до чертиков, свою собственную жену взял в заложники…

   – Тут – не алкоголик! – не сдержался Китайгородцев.

   – Да, вы говорили, что какая-то женщина…

   – Эта женщина убила троих профессиональных охранников!

   – Такие уж они профессионалы! – жестко бросил майор. – Запомните, порядок всегда должна обеспечивать милиция, а не шантрапа с пистолетами! Будь моя воля, я бы таких, как вы, и близко не подпускал к оружию! Вами, неопытными, прикрываются те, кто нахапал денег, кто боится этим нищим старикам в глаза взглянуть! Они вам деньги в зубы сунули – и бросили под пули! Вы вон троих уже потеряли, друзей своих, а эти хари толстомордые, которые народ ограбили…

   – Это Аня Тапаева народ ограбила? – уточнил Китайгородцев, и майор, не найдясь, что ответить, захлебнулся воздухом, замолк. – Там – Аня Тапаева, девушка девятнадцати лет, – продолжал Анатолий. – Которая виновна лишь в том, что подвернулась под руку вооруженной преступнице. У меня есть план – как преступницу обезвредить. И медлить нельзя!

   – Хороню, – сказал майор. – Чего вы от меня добиваетесь?

   – Разговора с глазу на глаз.

   – Ну что ж, пройдемте, как говорит один мой сослуживец.

   Они вышли в коридор.

   – Преступница заперлась в одной из комнат и удерживает заложницу, – быстро объяснил Китайгородцев. – Она рассчитывает на помощь этого вот парня, которого мы захватили. Я передам им по переговорному устройству – ей и парню. Нам надо ее выманить! Он должен ее выманить! Ему надо просто пообещать, что ему зачтется, если он нам поможет. Что ему скостят срок. Он должен будет ей говорить, что ждет ее в машине, рядом с домом. Что у него есть заложник. И что он вооружен. Что они смогут уйти. Он должен внушить ей уверенность, что им удастся уйти! Только так мы сумеем ее выманить!

   – А зачем? – спросил майор и посмотрел холодным взглядом экзаменатора, который слышит расплывчатый ответ студента и не может дождаться, когда же тот наконец перейдет к сути.

   Это был вопрос, на который Анатолий не мог ответить, хотя знал ответ.

   – Мы сможем ее взять! – сказал он неопределенно.

   – Мы ее и так возьмем, понимаете? Мы ее просто уговорим. И она выйдет к нам с поднятыми руками.

   – А если не выйдет?

   – Застрелим, – развел руками майор.

   – Будет штурм?

   – Естественно.

   «Рита не выйдет! На ней – три жизни… Она не выйдет ни за что. И будет штурм… А при штурме, примерно в половине случаев, заложники получают увечья или погибают… И почти никогда это не бывает связано с профессионализмом штурмующих. Просто – дело случая. Сухая статистика. Запланированные потери…»

   – Миша! Иди сюда! – крикнул Китайгородцев.

   В коридор вышел Миша, который до недавнего времени был «Ильей». Он ушиб ногу, когда вламывался в комнату с заложниками, и теперь прихрамывал. Анатолий взял его за плечо и развернул лицом к майору.

   – Вот, – хмуро сказал Китайгородцев, – он башкой своей рисковал, чтобы взять Пастухова. Нам этот наркоман даром не нужен! Нам нужно выманить эту девку из ее укрытия. Вот вы ему объясните, – подтолкнул бессловесного Мишу к майору, – какого дьявола он собой рисковал?

   – Кто такой? – буркнул майор.

   – Это наш, – ответил за Мишу Анатолий. – Приехал сюда как тапаевский сын. Мы со Скворцовой, его якобы матерью, еще в Москве договорились. Сказали, что Тапаеву угрожает опасность, что так надо… Она пошла нам навстречу. Сыграли, в общем, в засланного казачка. Ну, так как все-таки насчет моего плана?

   – Ну, давай попробуем! – вздохнул майор. – Все равно спецназ еще не прибыл. Так почему бы и нет?

   Анатолий подумал: «А комнату Скворцовой все-таки я правильно обыскивал. Никому верить нельзя, и она – не исключение…»


* * *

   Пастухов все так же сидел на полу. Кровь еще сочилась, отчего лицо у него было просто мерзкое.

   – Вытрите кровь! – приказал Анатолий.

   Один из охранников принес из туалетной комнаты полотенце, вытер лицо Виктору. Остались кровяные разводы – все-таки под Мишин кулак лучше не попадать. Зашибет.

   Китайгородцев достал из кармана пачку «Золотой Явы», открыл ее и как бы ненароком повертел у Пастухова перед носом. Виктор заинтересовался. Взгляд приобрел осмысленное выражение. Он смотрел на наркотик жадным взглядом человека, который знает, что это такое и как без этого бывает плохо.

   – Ты ведь не был вместе с Ритой! – начал Анатолий. – Правда? У тебя вообще с ней не было никаких дел?

   Пастухов молчал и смотрел на пачку с наркотиком. Китайгородцев пачку закрыл, но продолжал держать ее в руках. Только тогда Виктор поднял взгляд и посмотрел в глаза телохранителю.

   – Она предложила тебя освободить, – продолжил Анатолий. – Сегодня пришла к тебе в гараж и предложила помощь. Она тебя освободит и поможет бежать вместе с Аней. Только и ты должен ей помочь. Вырубить свет в условленное время и этим прикрыть Риту. Вы так договорились?

   Молчание в ответ.

   – Она обманула тебя. Она не хотела помочь Ане бежать с тобой. Она хотела убить ее отца. Но не получилось. Сейчас Рита взяла твою девчонку в заложницы и грозится ее убить.

   Пастухов разлепил наконец разбитые губы и коротко сказал:

   – Врешь!

   – Ты не веришь, что Аня – заложница?

   – Не верю!

   – Я дам тебе переговорное устройство. Ты свяжешься с Ритой и обо всем услышишь от нее.

   Китайгородцев присел перед Виктором, и теперь они были лицом к лицу.

   – Рита хочет уйти, прикрываясь твоей девчонкой, – негромко пояснил Анатолий, так, что бы его слышал один только Пастухов. – Но она застрелила троих! И ей не дадут уйти. Ее просто не выпустят. Будет стрельба. Майор уже вызвал спецназ.

   Виктор бросил быстрый взгляд на милиционера. Выражение лица майора не предвещало ничего хорошего.

   – При захвате террористов очень часто бывают жертвы, – продолжал Китайгородцев. – И этой жертвой может оказаться твоя девчонка.

   – Не надо меня пугать! – огрызнулся Пастухов.

   – Я тебя не пугаю. Я хочу, чтобы ты ее спас.

   А сам все вертел в руках пачку с наркотиком.

   – Ты пойдешь под суд, – сказал Анатолий. – Будет следствие. Если ты мне сейчас поможешь, я обещаю тебе, что договорюсь с твоим адвокатом, и он будет снабжать тебя дурью…

   – Там это не проходит! Там после каждой встречи с адвокатом устраивают шмон!

   – Хорошо, я договорюсь с охраной. Ведь это не проблема, сам понимаешь.

   – Чего ты от меня хочешь? – спросил Виктор.

   – Рита заперлась в комнате, и там нам ее не достать. Ее надо выманить. Если она не выйдет, будет штурм. Майор уже сказал мне, что они будут штурмовать. Я – против. Мне не нужна эта Рита. Мне нужна Аня.

   – Зачем?

   – Я отвечаю за жизнь Тапаева и за жизнь его родственников. Если с Аней что-то случится, значит, я плохо делал свою работу. Нам надо ее выманить, Виктор.

   – Как?

   Китайгородцев благодарно кивнул, давая понять, что оценил готовность собеседника помочь.

   – Рита знает, что ты захватил заложников и удерживаешь их, – объяснил Анатолий. – И теперь она очень рассчитывает на тебя. Ей не уйти без твоей помощи. Она потребовала, чтобы я передал тебе переговорное устройство. Я тебе его дам. Ты должен вести себя так, будто до сих пор вооружен, у тебя есть заложники и ты контролируешь ситуацию. Ты уже подогнал машину к тапаевскому особняку и ждешь Риту. Ты должен ее выманить. Сделаешь?

   – Допустим, – ответил Пастухов.

   – Сейчас я дам тебе переговорное устройство, – кивнул Китайгородцев. – Но прежде хотел сказать одну вещь. Я ведь не знаю, что ты там себе думаешь… Чужая душа – всегда потемки. Может быть, ты, выйдя с Ритой на связь, захочешь крикнуть ей, что эти козлы ее дурачат, что ее просто хотят выманить, что верить им нельзя и что ты – уже под контролем, и у тебя нет ни оружия, ни заложников. Я не знаю, что ты захочешь ей сказать. Я ведь даже не смогу тебе помешать, если что… Так что поступай как знаешь. Но только помни об Ане. Рита за себя еще сможет постоять, а Аня – нет. Она незнакома с изнанкой жизни. Она не знает, что такое стрельба, что такое дуболом из милицейского спецназа…

   – Ну, ты полегче! – возвысил голос милицейский майор, стремительно багровея.

   – Вот видишь! – опять кивнул Виктору Анатолий. – Так что думай! – Обернулся к товарищам и распорядился: – Дайте кто-нибудь ему рацию!


   Телохранитель Китайгородцев:

   «А ведь она не выпустит Аню… Она отыграет свою роль до конца… То, о чем я думал с самого начала… Если не Тапаев, то кто-то из его ближайших родственников… Им надо его остановить… Им надо как-то заморозить ситуацию… Только чтобы он сейчас не улетел в Швейцарию… Только бы не подписал договор купли-продажи… Она не выпустит Аню… Заберет с собой… Надеется на снегоход?.. Имнадо проехать совсем немного… А тамтрасса… Вполне возможно, что какая-то машина… Глупо надеяться, что их удастся перехватить… Слишком хорошая подготовка… Риту ввели в игру так, что никто ничего не заподозрил… Большие придумщики… И тут у них наверняка какие-то сюрпризы приготовлены… А потом они будут диктовать Тапаеву условия… Вряд ли затребуют его пакет акций… Не могут обозначать своего присутствия… Им просто важно выиграть время… Чтобы подумать, как добраться до клиента…By дут его выводить под пули… Им сейчас не нужны его акции… Им нужна его жизнь… Сделку сорвать… Расчистить поле для игры… Установить новые правила… И уже потом – участвовать в игре… Если Рита уйдет, то она уйдет только с Аней… С Аней… Но Аню я ей не отдам…»


* * *

   – Машину подгоните вот сюда! – указал Анатолий сопровождающим его охранникам. – Поставьте ее радиатором к входной двери, чтобы Рита сразу увидела Пастухова. Он должен сидеть за рулем. Фары – погашены. Он не должен ее слепить. И с ним – якобы заложник. Как договаривались.

   Но здесь было слишком много света. Все видно как на ладони.

   – Вырубите вон те два фонаря! И машину давайте сюда! Быстрее!

   Китайгородцев торопился и нервничал, потому что скоро должен был прибыть милицейский спецназ. И тогда здесь начнется большая заварушка…

   Подогнали машину, один из тапаевских «мерседесов».

   – Значит, так. Пастухов сидит за рулем. Он из машины не выходит. Подскажите ему, что он должен Риту поторапливать. У них, мол, слишком мало времени. Заложник сидит сзади…

   – Или спереди? – с сомнением сказал один из охранников.

   – Сзади! – жестко повторил Анатолий.

   «Сзади – это хорошо. Если Рита тоже сядет на заднее сиденье, подсадной заложник скрутит ее в два счета. Если же она решит занять переднее сиденье, то должна будет отпустить Аню. Ведь той надо будет сесть сзади. А без Ани Рита беззащитна. Она еще и дверцу не успеет открыть, как ее уложат на снег… Только бы она вышла к машине! Только бы согласилась ехать с Пастуховым!»

   Китайгородцев надеялся – и не верил. Если только он все понял правильно, Рита будет прорываться к снегоходу, уводя с собой тапаевскую дочь. Самый скверный вариант развития событий.

   Убедившись, что все готово, Анатолий вошел в дом и поднялся на второй этаж. У двери Аниной комнаты дежурил охранник. Китайгородцев молча, одним взглядом, поинтересовался, какова обстановка. Охранник показал ему жестом, что ничего не изменилось за это время.

   У Анатолия были и переговорное устройство, и пистолет, но он забрал у товарища и то, и другое. Второе переговорное устройство держал в руке, а пистолет коллеги заткнул за пояс, спрятал под одеждой. Потом жестом показал охраннику, что тот должен уйти. Ему не нужна была здесь безоружная мишень для убийцы.

   – Рита! Ты меня слышишь?

   – Да!

   «Возглас отрывистый. Длительное ожидание взвинтило ее. Надо поспокойнее. Надо ее успокоить…»

   – Все нормально, – заявил Анатолий. – Я передал Виктору рацию. И готов передать тебе. Ты как?

   – Отдай ее Ане.

   – Хорошо.

   – Только без глупостей! Иначе я ее застрелю!

   – Я понял.

   Дверь приоткрылась. Показалась тонкая девичья рука. Пальчики подрагивали. Китайгородцев вложил переговорное устройство в Анину ладонь, успев ее при этом легонечко пожать – ободряюще. Рука исчезла. Дверь захлопнулась.

   – Виктор! Ты слышишь меня?! – прозвучал голос Риты.

   «Как же она, черт побери, возбуждена! Особенно теперь, когда ей кажется, что все идет по ее плану и есть надежда…»

   Раздался голос Пастухова в переговорном устройстве:

   – Слышу тебя!

   – Ты где?

   Китайгородцев замер.

   – В гостевом доме. Аня с тобой?

   – Да.

   – Я хочу с ней поговорить.

   – У нас нет времени!

   – Я хочу с ней поговорить!

   – Хорошо, – уступила Рита.

   Виктор крикнул:

   – Аня!

   – Я здесь!

   – Она держит тебя в заложниках?

   Наверное, Рита успела выхватить переговорное устройство из рук своей жертвы, потому что дальше раздался ее голос:

   – Виктор! Мы укрылись в главном доме! Ане ничто не угрожает!

   – Сука! – зло сказал Виктор.

   «Кажется, теперь у него не осталось сомнений в том, что я говорил ему правду. Пастухов первым делом это проверил. Все подтвердилось. Только бы он теперь не наломал дров…»

   Рита убеждала:

   –. Мы обязательно выберемся, Виктор! Но ты должен мне помочь! Ты контролируешь ситуацию?

   – Да. У меня тут заложник.

   – Кто?

   – Этот придурок, ненормальный сын хозяина.

   Пока все шло так, как намечалось.

   – Я велел этим козлам подать машину, – продолжал Пастухов. – Мы сможем уехать отсюда.

   – Да-да, это хорошо. Что у тебя из оружия?

   – «Сайга».

   – Ты сможешь выйти с заложником из дома?

   – Смогу.

   – Виктор! Ты должен подъехать к главному дому и забрать нас с Аней! Как только ты будешь возле дома и, самое главное, когда будешь видеть, что там нет засады – свяжись со мной! Я выйду.

   – Если ты хоть что-то сделаешь с Аней…

   – Как тебе такое в голову могло прийти! Ну, мы договорились?

   – Да.

   – Китайгородцев! – позвала из-за двери

   Рита.

   – Я здесь.

   – У тебя, надеюсь, хватит ума мне не препятствовать?

   – Я тоже надеюсь.

   – Ты должен убрать всех своих людей из дома. Всех! Чтобы я спокойно прошла! Если я хоть кого-то на своем пути увижу…

   – Я тебя понял. Не будет никого.

   – Дальше! Сейчас ты отдашь мне свой пистолет. Просто положишь его под дверь. И тоже уйдешь.

   – Хорошо. Но мы еще не договорились по поводу Ани.

   – Я ее отпущу.

   – Когда?

   – Когда посчитаю нужным.

   – В таком случае я не дам тебе дойти до машины.

   – Я не собираюсь спрашивать у тебя разрешения.

   – Я тебя просто не выпущу, Рита. Договориться мы можем только так: вы перед воротами выпускаете заложников, я открываю вам ворота…

   – Хорошо.

   «Не выпустит она Аню. Никаких сомнений!»

   – Оставь свой пистолет и уходи!

   Анатолий положил свой пистолет на пол со стуком, чтобы Рита это слышала.

   – Пистолет – под дверью!

   – Уходи!

   И тут же снова раздался голос Пастухова в переговорном устройстве:

   – Рита! Все нормально! Я подъехал к дому!

   – С машиной все в порядке?

   – Да.

   – Бензин?

   – Полный бак.

   – Ты видишь кого-нибудь из охранников?

   Недолгая пауза.

   – Один прогуливается по аллее, – сказал Пастухов.

   – Больше никого?

   – Никого.

   – Китайгородцев!

   – Я здесь.

   – Уходи!

   – Ухожу.

   Анатолий прошел по коридору, спустился вниз по лестнице. В гостиной охранник встретил его вопросительным взглядом.

   – На улицу! – скомандовал ему Китайгородцев. – Действуем как договаривались!

   Охранник убежал. Анатолий не пошел следом за ним, а направился по коридору первого этажа к двери, ведущей в пристроенный к дому гараж. Через гараж – самый удобный выход, если иметь целью лаз под забором! Если уходить через лес на снегоходе, то мимо гаража не пройдешь никак. Китайгородцев не верил Рите. Не верил во все эти приготовления с машиной. Она запросто могла подставить Пастухова. Привлечь внимание к нему и к этой машине, чтобы самой незаметно ускользнуть. Анатолий не боялся ошибиться. Если он ошибся, Риту встретят там, у машины. Если же он прав, Рита его никак не обойдет.

   Легонько стукнув в дверь, Китайгородцев позвал:

   – Ильич!

   Дверь тотчас же распахнулась. Богданов, который совсем извелся от одиночества и неизвестности, спросил с надеждой в голосе:

   – Ну, что там?

   – Все хорошо, – обнадежил его телохранитель. – Ты запрись изнутри, Ильич. И никому не открывай! Пусть даже это будет сам Тапаев. Или его дочь. Только мне, Ильич. Договорились?

   Втолкнул обескураженного Богданова обратно в гараж, прикрыл за ним дверь. На стене висел светильник. Китайгородцев выключил его, а сам встал в дверную нишу – так, чтобы его нельзя было увидеть из коридора.

   Поначалу было тихо. Анатолий даже подумал, не упустил ли он чего-то, что позволило Рите покинуть дом незаметно? Но нет – она появилась. Сначала Китайгородцев услышал, как раздались шаги на лестнице. Они спускались ниже и ниже. Пауза. Никаких звуков. Потом – снова шаги. И он понял – идут сюда! Вот пересекли гостиную. Теперь – в коридоре. Значит, он не ошибся с этой Ритой… Аню она не отдаст… Шаги – все ближе. Анатолий вжался в дверь. Сейчас Рита попробует зайти в гараж. Она не дошла нескольких метров до Китайгородцева. Он слышал, как Рита повернула ручку двери, ведущей в гараж. Безрезультатно. Теперь ей ничего не остается, кроме как вернуться в гостиную и выходить к машине! Но она не пошла. Подтолкнула Аню вперед:

   – Иди!

   Наверное, чутье подсказывало ей, что к машине выходить нельзя. Хотела зайти в ближайшую комнату и попробовать выбраться из дома? Ведь и отсюда близко до забора, до лаза и до спасительного снегохода… Вот только на первом этаже нет окон без решеток. А ближайшей комнатой была та, возле которой стоял Анатолий.

   …Первой он увидел тапаевскую дочь. Она шла впереди. Рита не ожидала увидеть здесь засаду. Просто не предполагала. Потому и отпустила Аню. И между ними был целый метр расстояния! Она оказалась без прикрытия. Китайгородцев сделал шаг из своего укрытия. Все его преимущество перед Ритой заключалось в том, что он был к этой встрече готов, а она – нет. Та доля секунды, которая все и решает. Рита его еще только увидела, а он уже готов был к тому, что она его убьет. Она поднимала руку с пистолетом, а он уже целился. Хотя целился – это неправильно. Не целился, а стрелял. За мгновение до ее выстрела. Его пуля свалила Риту – и второго выстрела уже не требовалось. Что Анатолий умел делать хорошо, так это стрелять…

   И Аня упала бы. Но Китайгородцев успел ее поймать. Уже на лету. Она рыдала и билась в истерике. И вот тут он ничем не мог ей помочь. Был просто бессилен что-либо сделать.


* * *

   Во дворе тапаевского особняка выгружался из автобуса милицейский спецназ. Двухметровые ребята шкафоподобного вида. Сибирское здоровье – не чья-то придумка. Кто сомневается, может взглянуть на этих вот ребят…

   – Они здесь не нужны, – вздохнул Анатолий. – Они нужны там, на трассе. Там есть такое место… Километрах в двух за тем шлагбаумом, который перекрывает въезд в город. Там влево от трассы уходит проселок. Возле проселка будет стоять машина. Она обязательно будет там стоять! И в ней будут люди… Вооруженные люди! Я не знаю, сколько их. Но они есть там обязательно. А вот здесь, – махнул рукой куда-то за дом, – в лесу на снегоходе дежурит еще кто-то. И он тоже наверняка вооружен. Я не знаю, сможете ли вы его взять…

   – Откуда ты все это знаешь? – удивился майор.

   – Знаю.

   – Может, покажешь место?

   – Я могу только показать. Но я не буду в этом участвовать. Уж вы сами как-нибудь.

   – Почему?

   – Не моя работа, майор. Не имею права.

   – Ну, это если по закону…

   – Напишите другие законы. Я не против.


   Телохранитель Китайгородцев:

   «Меня затаскают по милицейским кабинетам. Потому что я убил человека. Я застрелил женщину, а свидетелей практически не было, если не считать Ани, которая в тот момент пребывала в таком состоянии, что свидетелем ее можно считать только с очень большой натяжкой. В конце концов, применение мною оружия признают правомерным. Все-таки на совести застреленной мною Ритытри жизни. И она могла бы убить еще кого-то, если бы я ее не остановил. Мы были с нею в равных условиях. Либо она меня убьет, либо я – ее. Она пыталась убить тех, кого я защищал. Я специально был приставлен к тем людям, чтобы их защищать. А она пришла, чтобы их убить. Кто-то из нас двоих должен был лучше выполнить свою работу. Или я, или она. У меня получилось лучше. Я просто выполнил свой долг. Я обязан был это сделать. Это – моя работа. Именно для этого меня нанимают… Не верьте тому, что я только что сказал. Это я самого себя пытаюсь уговорить. Потому что я убил человека, за которого незадолго перед тем едва не отдал свою жизнь. Меня спасла случайность. Просто граната оказалась учебной. Сначала я защищал ее, а потом убил. И это не укладывается в голове. Но мне придется примириться с этой мыслью. И я, в конце концов, примирюсь. У меня просто нет выбора! Или принять все как естьили поменять профессию. Потомучто в следующий раз, если подобное вдруг снова случится, я должен выстрелить не раздумывая. Человек, который ищет моей защиты, рассчитывает, что я в нужный момент сделаю все как надо. Или прикрою его собой, или выстрелю. Если я имею право за него умереть, значит, я имею право за него и убить… Я опять сам себя уговариваю. Просто к этому невозможно привыкнуть. У меня, по крайней мере, пока не очень-то получается…»


* * *

   Местная милиция не позволила Анатолию покинуть территорию тапаевского поместья до окончания расследования случившегося там происшествия, закончившегося стрельбой и гибелью людей. Поэтому эвакуацию Тапаева и двух его детей, Анны и Романа, осуществляли товарищи Китайгородцева. Олигарха поначалу тоже не хотели выпускать, и он даже звонил в Москву, чтобы снять возникшую вдруг проблему. Несколько часов ситуация оставалась крайне неопределенной. За это время в окрестностях поместья отловили еще двоих человек с оружием. Это были те, кому предстояло либо вывезти Риту с места предполагаемого покушения, либо ее уничтожить. Сейчас не важны были эти подробности. Главным было то, что подтвердилась информация Анатолия о хорошо продуманной и столь же хорошо подготовленной операции по устранению Тапаева – и когда тех двоих отловили, олигарху разрешили все-таки выехать. Вывозили его вертолетом, специально нанятым агентством «Барбакан». В сопровождении телохранителей Тапаев и его дети вылетели в Красноярск, а оттуда – самолетом до Алма-Аты, но самолет был не рейсовый, а специально зафрахтованный, и до Алма-Аты он не долетел, а приземлился на военном аэродроме близ небольшого, занесенного снегом поселка Сары-Шаган в районе казахского озера Балхаш. Опекавшие олигарха люди все предусмотрели, и здесь, на аэродроме, их уже поджидал военно-транспортный самолет российских ВВС. Если враги Тапаева отслеживали в это время его перемещения, то они уже должны были бы запаниковать, поскольку олигарх ожидался где-то на маршруте Алма-Ата – Стамбул – Цюрих, но ни в одном из этих трех пунктов его пребывание сейчас даже не планировалось… А смена маршрута почти всегда означает срыв покушения! Тому, кто покушается, конечно, очень важно оказаться в нужное время в нужном месте, но это – лишь половина от требуемого, потому что там же и тогда же должен оказаться и объект покушения. Нет объекта – нет покушения. Аксиома, известная каждому телохранителю. Военно-транспортный самолет должен был доставить Тапаева на подмосковный военный аэродром Чкаловский, но за тридцать минут до посадки диспетчерская служба переадресовала борт в Домодедово. Это создавало дополнительные проблемы, поскольку команда из «Барбакана» готовилась к встрече олигарха именно на Чкаловском. После приземления самолета в Домодедове никто не покидал салон, пока на летное поле не прибыл кортеж встречающих. Один из лимузинов подогнали прямо к трапу самолета. Именно в этой машине должен был ехать Тапаев с детьми. Охранники из «Барбакана» оцепили место событий. Пассажиры самолета торопливо расселись по машинам. Кортеж помчался в направлении Москвы.

   При подъезде к Кольцевой автодороге их уже ждали. Классическая комбинация: два грузовика стоят один за другим, кабинами друг к другу, с дороги виден только один из них, а второй прикрыт и до поры до времени пребывает как бы в засаде. Он неожиданно появляется в самый последний момент, когда летящую на большой скорости машину уже не остановить – второй грузовик выворачивает из своего укрытия, выкатывается на асфальт, перегораживая шоссе, и легковушка на огромной скорости врезается в него.

   …Лимузин в доли секунды превратился в груду железа, став общей могилой для всех, кто в нем был. В завязавшейся затем перестрелке никто не пострадал. Нападавшие, воспользовавшись суматохой, поспешно отошли. Они сгинули, растворились в воздухе, как злые духи, которые появляются внезапно и так же внезапно исчезают.

   Все четыре сотрудника охранного агентства «Барбакан», находившиеся в разбитом лимузине, погибли сразу же. Ни Тапаева, ни его детей в той машине не было. Их вообще не было в составе этого кортежа. В ходе многочисленных пересадок из одного транспортного средства в другое их «потеряли», намеренно уводя противников по ложному следу.

   Через несколько дней олигарх, живой и невредимый, объявился на территории Великобритании, где подписал бумаги, по которым его бизнес переходил в собственность некой фирмы – а к ней сам Тапаев уже не имел никакого отношения. Он все еще опасался за свою жизнь, поэтому сразу после продажи бизнеса постарался затеряться…

   У Китайгородцева еще некоторое время продолжались неприятности, но в конце концов применение им оружия признали правомерным… Право на ношение оружия у него сохранилось.