Черепашки-ниндзя. Космическое путешествие

без автора

Аннотация

   Заканчивалось последнее десятилетие двадцать третьего века – века, когда земная цивилизация шагнула за границы своей галактики, и превратилась в могущественную вселенскую цивилизацию. Все свои усилия люди направляли на построение счастливого, гармоничного общества. Не трудно догадаться, что такое развитие землян шло в полный разрез с коварными планами злобного существа – уродца-мозга, надменно именующего себя Повелителем Вселенной.




Черепашки ниндзя. Космическое путешествие

ЧАСТЬ 1.
НЕПОБЕДИМЫЙ ДРАКОН

ГЛАВА 1. СКУЧНЫЙ ПОЛЕТ

   Заканчивалось последнее десятилетие двадцать третьего века – века, когда земная цивилизация шагнула за границы своей галактики, и превратилась в могущественную вселенскую цивилизацию. Все свои усилия люди направляли на построение счастливого, гармоничного общества. Не трудно догадаться, что такое развитие землян шло в полный разрез с коварными планами злобного существа – уродца-мозга, надменно именующего себя Повелителем Вселенной. До сих пор обитал он где-то в отдаленных уголках бесконечного пространства. Изобретая для себя все новые тела-контейнеры, Повелитель жил в постоянных раздумьях о том, как же ему уничтожить своего конкурента – земную цивилизацию. Именно люди стояли на пути выполнения его гнусных планов – повергнуть обитателей Вселенной в беспросветное рабство. Год за годом он отправлял к далекой Земле бесчисленные войска, возглавляемые грозным космическим рыцарем – Шреддером. Но тот всегда возвращался ни с чем. Пытались подорвать силы землян и изнутри, подкупая кое-кого из завистливых алчных негодяев. Но и попытки подкупленных подчинить своих сородичей уродливому Повелителю заканчивались полным провалом. И все это происходило потому, что на защиту людей встали юные мутанты черепашки-ниндзя, достойные ученики своего гениального учителя – человека-крысы Сплинтера, – который обучил их в совершенстве владеть древними видами земных единоборств. Как истинные герои, легендарные черепашки-ниндзя всегда вовремя появлялись там, где ожидалось нападение Шреддера.

   Но нельзя же вечно обороняться! И вот, используя развитие научной мысли человечества, черепашки решили сами перейти в решительное наступление. Как всегда, помочь взялась их подруга – популярный телекомментатор 6-го Канала Эйприл О'Нил. Ради благородного дела она решилась даже на то, чтобы сменить свою любимую профессию. И вот девушка выходит из стен Школы астронавтики с новенькими нашивками лейтенанта Службы безопасности космических полетов.

   Но романтика романтикой, а работа есть работа. Свое первое назначение Эйприл получила далеко не на боевой космический корабль и не в отряд специально обученных спасателей. Лететь ей пришлось на огромном неповоротливом рудовозе. Но неунывающие друзья и тут смогли найти плюсы. Ведь задача звездолета состояла в том, чтобы облететь самые дальние рудники во Вселенной и собрать сырье для земной промышленности. А значит, представлялась возможность обнаружить логово Повелителя гораздо быстрей, чем участвуя в полетах с военными экспедициями, имеющими конкретное задание.

   С помощью Эйприл неразлучные друзья пробрались перед стартом на космический корабль. Их никто не заметил, и они клятвенно обещали своей подруге вести себя очень осмотрительно, так, чтобы никто из членов экипажа их не обнаружил.

   Во время длительных межгалактических перелетов люди всегда находились внутри анабиозных камер в состоянии глубокого сна. Естественно, камер для черепашек не предусматривалось. Но в этом не было надобности. Благодаря тому, что наши герои – существа пойкилотермные, а, говоря простым языком – холоднокровные, они, тайно находясь внутри анабиозного отсека, где температура автоматически понижалась, спокойно впадали в длительную спячку, как на Земле во время обыкновенной зимы. Поэтому никаких трудностей в полете не возникало.

   Но и никаких важных событий во время полета также не произошло. Правда, кое-где в уголках Вселенной друзья встречали следы разрушительной деятельности Шреддера, но они указывали лишь на небольшие вылазки злодея. По-прежнему главной целью завоевателей оставалась планета Земля. Напасть на след Повелителя так ни разу и не удалось.

   Полет проходил в постоянных спячках, изнурительных тренировках и бесконечных разговорах. Черепашки, лишенные настоящего дела, вскоре заскучали. Эйприл ничем не могла им помочь. Все вместе ждали одного – возвращения на Землю, где, во время их длительного отсутствия, вполне могли произойти роковые события. И хотя дома оставался Сплинтер, друзья боялись, что без обычной поддержки, старик может не суметь справиться с опасными врагами.

   Черепашки возвращались ни с чем. Но коварный Повелитель уже давно пронюхал про миссию юных ниндзя и издали наблюдал за их кораблем.

   Заканчивается скучный полет…

ГЛАВА 2. ЧУЖАЯ ПЛАНЕТА

   Вся немыслимая глубина бесконечного пространства мерцала мириадами звезд. Трансгалактический рудовоз своей внушительной массой в двести миллионов тонн с огромной скоростью пронизывал космос. Экипаж спал.

   В тусклом свете аварийного освещения поблескивали прозрачные колпаки анабиозных камер. Внезапно вспыхнул экран компьютера. На дисплее загорелась надпись:

   «Блэк Хоре – транспортный звездолет.

   Экипаж – 7 человек.

   Груз – 40 000 000 тонн минеральной руды.

   Курс – планета Земля.»

   Загорелся яркий свет. Температура в анабиозном отсеке начала быстро подниматься. По команде компьютера камеры открылись, обнажив тела спящих астронавтов, которые стали медленно приходить в себя.

   Рэй очнулся первым и скинул присоски датчиков контроля. Барски как всегда пытался пошутить. Но после долгого глубокого сна восприятие у всех было притуплено, и поэтому никто не смеялся. Астронавты не обратили внимания и на громкое шуршание под решетчатой палубой каюты – с той стороны, где по вентиляционным трубам в помещение накачивался теплый воздух.

   В тесном узком пространстве лежали четыре больших зеленых черепахи.

   Первым очнулся от спячки Донателло. Он стал быстро расталкивать друзей:

   – Эй, Микеланджело, Лео, Рафаэль, вставайте! Нам надо сбегать в кают-компанию за едой, пока туда люди не пришли.

   Микеланджело засобирался:

   – Ребята, скорее! А то опять пиццы не достанется!

   Черепашки-мутанты быстро повязали на колени, локти и глаза разноцветные повязки: Донателло – фиолетового, Лео – синего, Рафаэль – красного, а Микеланджело – оранжевого цвета. После этого они подпоясались ремнями с блестящими пряжками, на которых красовались начальные буквы имен – Д, Л, Р и М. Затем юные ниндзя накрест пристроили себе за спиной изогнутые мечи с тонкими широкими клинками и, откинув вентиляционную решетку, выбрались в коридор. В то время как люди еще только надевали форменные комбинезоны, черепашки беззвучно пробежали по длинным тоннелям корабля и заскочили в кают-компанию. Они успели схватить у раздаточного шкафа запечатанные фольгой пластиковые разносы с разогретой пищей…

   Через несколько минут здесь собрался весь экипаж. После долгого сна аппетит у всех был отменный.

   – Как вы себя чувствуете? – поинтересовался капитан Галс.

   – Холодно, кэп, и вообще, все ужасно надоело, – Кейт забралась с ногами на стул и грела руки.

   – Она права, – поддержал Рэй. – Надоело тягаться по этим рудникам, где ни одного нормального человека не встретишь – сплошь преступники да охранники-звери.

   – Земля уже близко, – улыбнулся Барски. – Давайте кинем этот паровоз – пусть его там ловят, а сами махнем на капсуле куда-нибудь, отдохнем.

   – Кэп, бунт на корабле. Это может плохо кончиться, – съязвил Купер. – В Компании не любят подобные разговоры.

   – В Компании любят только считать деньги, – вставил Коннели, хрустя картофельными чипсами. – Во всяком случае, я надеюсь, что мы больше не будем подписывать такого дурацкого контракта. Или капитан думает иначе?

   Галс примирительно усмехнулся:

   – Как бы там ни было, но мы все страшно устали, и я предлагаю продолжить этот разговор после разгрузки. Или я не прав? – обратился он к Эйприл О'Нил.

   Она не успела ответить – ее прервал громкий сигнал.

   – Прошу прощения, – Галс встал. – Меня уже вызывают.

   Черепашки, сидя в отдаленном отсеке, уплетали космическую пищу.

   – Ну и полет, – протянул Лео, – такая скука!

   – Ты прав, не о чем даже будет Сплинтеру рассказать, – согласился Микеланджело. – Наш старина-учитель только посмеется над нами.

   – Боюсь, ему не над чем смеяться, – вступил в разговор Донателло. – Кто бы мог подумать, что пролетим всю галактику и нигде этого гнусного Шреддера не встретим!

   – В следующий раз надо пробираться на военный корабль, – подытожил Рафаэль.

   Капитан закрыл за собой дверь каюты, достал из сейфа дискеты ключей Центрального компьютера и утопил их в дисководе. Загорелся экран монитора. Галс устроился поудобней в глубоком кресле и пробежал пальцами по клавиатуре. По дисплею поползли плотные ряды цифр. Капитан начал внимательно изучать их и не поверил своим глазам. Он повторно запросил данные у компьютера, но результат оказался прежним.

   В голове у Галса роились лихорадочные мысли:

   «Что это может быть?! Сбой в цепи или ошибка в программе? Но ведь это просто нереально! Значит, вмешательство извне…»

   Включился селектор внутренней связи, и по кораблю разнесся взволнованный голос капитана:

   «Внимание! Всему экипажу срочно собраться в помещении Центрального поста!»

   – Похоже, у нас что-то случилось, – оторвался от еды Микеланджело.

   – Да что тут может случиться? – зевнул Рафаэль.

   – Правильно, – Лео потянулся. – Эйприл придет и все расскажет.

   – А я думаю, что нам следовало бы пробраться поближе, – не унимался Микеланджело.

   – Вот вы с Донателло и идите, а мы с Рафаэлем тут поваляемся, – Лео закинул ногу за ногу.

   – У меня неприятные известия, – Галс от волнения крутил в руках дискету. – Компьютер самостоятельно принял посторонний сигнал.

   – Что была за информация? – Эйприл насторожилась.

   – Ему отдали приказ об изменении курса.

   – Но ведь главный терминал был заблокирован. Проход сигнала просто немыслим!

   – Все так. Но только если ты не знаешь код.

   – Можно с ума сойти, – пробормотала Кейт.

   – И где же мы сейчас находимся? криво усмехнулся Купер.

   – Пока не знаю, я дал запрос. Координаты про считываются, но одно можно сказать определен но – очень далеко от Солнечной системы.

   – Проклятье! – вспылил Рэй. Загорелся Центральный дисплей.

   – Отклонение от курса – четыре градуса двадцать минут, – начала считывать с монитора Кейт. – Система Л 236. Прямо по курсу планета. Названия не имеет – в блоке памяти о ней ни чего нет.

   Галс включил панораму. Впереди виднелась яркая точка, размеры которой с каждой минутой неумолимо росли.

   – Может, там гуманоиды? – предположил Купер.

   – Слушай, – взорвался Коннели, – в моем коп тракте нет пункта про какие-либо контакты!

   – Погоди, – успокоила его Эйприл. – А вдруг для нас это действительно шанс.

   – Мы войдем в историю, – пообещал Купер.

   – Ладно, поздно что-нибудь говорить. Начинаем работу, – последовали короткие приказы капитана. – Все занимают свои места. Заходим на орбиту. Включить панораму излучения.

   – Есть источник сигнала! – обрадовалась Кейт.

   – Просчитать координаты. Будем заходить на геостационар, – приказал капитан. Барски, подготовь летательный аппарат.

   – Хорошо, – скривился тот, – сколько летаю – первый раз такой прокол! Никогда не думал, что придется стать контактером.

   – Надо предупредить ребят! – воскликнул Донателло.

   – А вдруг не успеем вернуться, и они улетят без нас? – не согласился Микеланджело. – Нет, я не собираюсь упускать такой шанс. Мы им потом все расскажем. Я чувствую, что пахнет настоящим делом!

   Друзья ловко кувыркнулись в воздухе и быстро побежали безлюдными коридорами. Они проникли в ангар шлюзового отсека. Капсула, своими обтекаемыми формами напоминающая военный истребитель, замерла на неуклюжих приземистых шасси-захватах. Черепашки открыли люк и, никем не замеченные, пробрались по трапу внутрь летательного аппарата.

   «Полная готовность к старту!»

   На экране загорелись слова, и тут же начался отсчет секунд с неуловимо меняющимися тысячными долями:

   9,999…9,000; 8,999…8,000; 7,999…7,000; 6,999… 6,000; 5,999…5,000; 4,999…4,000; 3,999…3,000;

   2,999…2,000; 1,999…1,000; 0,999…0,000! «СТАРТ!»

   Взревели турбины, и всех вдавило в кресла. Захваты ушли под обшивку, капсула с огромной скоростью понеслась в сторону планеты. Гигантский корабль быстро удалялся, через десяток секунд он обратился в мерцающую звездочку.

   – Ненавижу старты, – процедил побледневший Барски.

   – Не волнуйся, в этом аду будет повеселее, – Рэй показал на экран, на котором увеличивался зловеще-красный диск планеты.

   – Ребята, отдыхайте, – кинула через плечо Эйприл. – Нам еще полчаса лететь.

   – Рэй, – Барски вытер со лба холодный пот, – вернемся домой, я тебе сам настоящий ад устрою. В эфире прорезался голос Купера:

   – Приготовьтесь, скоро входите в атмосферу. Контроль прекращаю, дальше управляйтесь сами.

   – О'кей, – отозвался Галс и пробежал пальцами по клавиатуре.

   Из-под передней панели плавно выехал штурвал. Неожиданно капсулу затрясло так, что Коннели с трудом удержал его в руках.

   – Двигаемся прямо к источнику сигнала. До контакта с поверхностью осталась ровно одна минута, – Кейт внимательно всматривалась в экран.

   Капсулу колотило, как в лихорадке. Перегрузка сильно возросла. Черепашки не удержались на ногах и кубарем полетели к стенке каюты со скафандрами.

   – Так и шею сломать недолго, – недовольно пробурчал Микеланджело.

   – Сам напросился, – парировал Донателло.

   – Включаю тормозную систему, – прокричал Коннели. – Держитесь крепче!

   Густой туман покрывал поверхность планеты.

   – До контакта осталось шесть секунд… пять… – начала отсчет Кейт.

   Из пелены вырвались острые вершины горной гряды.

   – Нашли место для посадки! – закричал Барски.

   Между сплошных скал Коннели увидел небольшую площадку.

   – Садимся, – предупредил он и отжал от себя штурвал.

   У всех от напряжения вытянулись лица. Шасси вышли из пазов. Капсула стукнулась о поверхность, пошла юзом и уперлась в скалы. Резкий удар и грохот ломающейся аппаратуры заглушили голоса людей. Кабина наполнилась дымом от горящей изоляции.

ГЛАВА 3. КОРАБЛЬ ИНОПЛАНЕТЯН

   – Что у вас случилось? – на экране возникло спокойное лицо Купера.

   – Мягкая посадка, – съязвил Барски. – Тут ремонта на сутки, не меньше.

   – Что скажешь насчет планеты? – спросил Купер у Галса.

   – Думаю, порода состоит из твердых кристаллов на основе кремния. Много тяжелых металлов. Потом скомандовал:

   – Раз прилетели, сходим поглядим на этот курорт. Со мной пойдут Рэй и Кейт. Остальные занимаются ремонтом.

   Двери шлюзового отсека открылись, и астронавты, облаченные в тяжелые скафандры, исчезли в сплошной пелене тумана.

   – Видимость ужасная, – послышался в эфире голос капитана. – Направляемся к предполагаемому источнику сигнала. Будьте постоянно на связи.

   Три неуклюжих фигуры начали медленно карабкаться на скалы.

   Эйприл возилась возле шлюзового отсека, когда перед ней появились черепашки.

   – Микеланджело, Донателло! – узнала она их по цвету повязок, которые можно было разглядеть через бронированное стекло гермошлемов. – Что вы тут делаете?! Вы же обещали не попадаться никому на глаза. Быстренько спрячьтесь.

   – Но Эйприл, милая! Ты же знаешь, что мы просто не можем сидеть сложа руки, когда вокруг что-то происходит! Позволь нам отправиться за капитаном. Мы уверены, в этом есть смысл. Обещаем, что нас никто не заметит. Мы будем очень внимательны.

   – Ну ладно, вредные любопытные черепашки. Только смотрите – без опозданий, чтобы не остаться на этой неприятной планете навсегда!

   – Возьми вот это, – Микеланджело протянул девушке небольшой панцирь величиной с ладонь.

   Эйприл нажала на маленькую кнопку, механизм раскрылся, и внутри оказалась антенна, лампочка и какие-то клавиши.

   – Это – переговорное устройство, – объяснил Донателло. – Красная кнопка – вызов. Теперь мы постоянно будем с тобой на связи!

   Легкий ветерок немного развеял туман. Впереди открылось темное жерло провала внутрь горы.

   – Попробуем пробраться через пещеру, – скомандовал Галс.

   После долгого блуждания по подземным коридорам, астронавты наконец снова оказались на поверхности.

   – Вы что, в прятки играете? – в эфире раздался взволнованный голос Купера. – Вышли из-под контроля системы! У вас что-нибудь случилось?

   – Все в порядке, просто прошли по тоннелю. Перед ними раскинулось широкое песчаное плато, сплошь усеянное обломками скал. Посреди этого печального пейзажа лежал гигантский шарообразный космический корабль. Обгоревшая обшивка тускло мерцала в слабом сиянии фиолетовой звезды.

   – Какая удача! – не сдержал восторга Купер. – Таких кораблей никогда не производили на Земле. Ребята, поздравляю вас, это – инопланетяне!

   – Что там у вас происходит? – вмешалась в разговор Эйприл.

   – А ты посмотри на экран. Они кое-что нашли! – радостно сообщил Купер.

   – Посмотрел бы я на тебя, как бы ты радовался на нашем месте, – огрызнулся Рэй.

   – Скажи, Купер, – обратился капитан, – компьютер расшифровал сигнал, который поступил на борт?

   – Этого сделать невозможно. Какие-то постоянно повторяющиеся колебания.

   – Я глядела расшифровку, – снова вмешалась в разговор Эйприл. – Это напоминает стандартное предупреждение об опасности!

   – Не думаю, – возразил Купер. – Скорее это просьба о помощи.

   – Командир, я думаю нам лучше убраться отсюда, – Рэй явно не разделял общего энтузиазма. – Пусть Земля высылает сюда спецотряд.

   – А потом их объявят героями, которые впервые обнаружили следы внеземной цивилизации! – Кейт была явно возбуждена. – Нет уж, я не согласна!…

   – Ладно, раз пришли – займемся изучением объекта, – рассудил капитан.

   – Будьте осторожней, – предупредила Эйприл.

   Черепашки выглянули из-за скалы. Картина, которую они увидели, потрясла их: посреди огромного песчаного плато лежал хорошо им знакомый звездолет Шреддера, а к нему медленно приближались три маленькие фигурки в скафандрах.

   – Люди страшно рискуют, – воскликнул Донателло. – Мы должны как-то их предупредить.

   Микеланджело выхватил переговорное устройство и стал нажимать красную кнопку. Вскоре послышался голос Эйприл:

   – Что случилось, ребята?

   – Послушай, Эйприл, – затараторил Микеланджело, – корабль, к которому приближается ваш капитан с товарищами – звездолет Шреддера. Мы на сто процентов уверены, что их ждет ловушка. Надо немедленно их вернуть!

   – Я вас поняла, друзья, – голос Эйприл зазвучал взволнованно. Она подбежала к панели управления.

   – Галс, Кейт, Рэй! Стойте! Галс, Кейт, Рэй, ответьте мне!…

   Но в ответ только помехи посвистывали в эфире. «Неужели все кончено?!» – с ужасом подумала Эйприл.

   Астронавты подошли к кораблю, который с первого взгляда поразил их своими циклопическими размерами.

   – Тут открыто! – закричал Рэй, показывая на громадный проем в корпусе звездолета. – Ничего себе, дверка! Да тут в высоту футов сорок.

   – Если это не грузовой люк, то можно предположить, что рост инопланетян метров под десять, – прикинул Галс.

   – Да они нас просто передавят, – пробормотал Рэй.

   – Не похоже, чтобы тут кто-нибудь остался в живых.

   – Давайте приготовим на всякий случай оружие, – предупредила Кейт.

   Они прошли восьмиугольным тоннелем и метров через тридцать уперлись в глухую вертикальную стену. Посветили вверх и поняли, что это – гигантские ступени. Подсаживая друг друга, они осилили лестницу и очутились в просторном зале, своими размерами походившем на спортивный. Вдоль стен громоздились шкафы с мертвой аппаратурой и пульты управления невероятных размеров. Все было в запущенном состоянии. На палубе валялись какие-то механизмы, отдаленно напоминающие земное оружие.

   В эфире царила глухая тишина – обшивка чужого корабля полностью экранировала любые сигналы. Кейт дотронулась до стены, и густая липкая слизь пленкой потянулась за ее перчаткой. Девушка с отвращением отвернулась и вдруг с ужасом воскликнула:

   – О, Боже!…

   Галс с Рэем подбежали к ней и увидели жуткое зрелище: на огромных креслах полулежали два мертвые инопланетянина исполинских размеров. Тела их были полуистлевшие, а в груди зияли огромные дыры. Рэй провел рукой по краю одной из ран:

   – Их убили из очень мощного оружия.

   – Нет, – мрачно проговорил капитан, – их разорвало изнутри.

   Все в волнении разбрелись по залу.

   – Посмотрите, что я нашел! – закричал Рэй. Галс и Кейт подбежали к нему и увидели глубокое круглое отверстие в палубе с ровными гладкими стенками, покрытыми той же омерзительной слизью. Даже мощный луч прожектора не мог высветить дно странного колодца.

   – Придется нам изучить эту дырку изнутри, – капитан говорил медленно, сразу было ясно, что он над чем-то задумался. – Ты, Кейт, останешься наверху, в случае чего – подстрахуешь.

   Галс с Рэем размотали тонкие прочные веревки, закрепили их на краю дыры и стали спускаться. Кейт продолжала сидеть на краю колодца и внимательно следить за лупами удаляющихся в глубине тоннеля фонарей.

   Пока люди возились возле колодца, черепашки проскользнули вдоль шкафов с аппаратурой и никем незамеченные подкрались к пульту управления.

   – Донателло, погляди! – в ужасе отпрянул Микеланджело от мертвых инопланетян. – Ты их узнаешь?!

   – Конечно, – откликнулся Донателло, это же Панкер и Металле? верные псы Повелителя!

   – Неужели на их корабль кто-то напал? Если это так, то у нас есть неизвестный союзник.

   – Я думаю, Микеланджело, что радоваться рано, – предостерег Донателло. – Повелитель никогда не любил Панкера и Металлера, хоть постоянно и пользовался их услугами. Мне кажется, что их смерть больше напоминает смерть камикадзе.

   – Если ты прав, то все это, – Микеланджело многозначительно обвел рукой вокруг себя, – только коварная ловушка! Как жаль, что мы не смогли вовремя остановить капитана Галса!

   – Да, дело принимает серьезный оборот, – согласился озабоченный Донателло.

   – Эй, ребята, вы что-нибудь видите, – Кейт, лежа на полу, заглядывала в колодец.

   – Похоже, что-то начинает проясняться, – голос Рэя был резок от сильного физического напряжения – спускаться приходилось с большими трудностями, потому что ноги предательски скользили по слизи. – Капитан, посмотри, это же вход в пещеру. Боже, какая огромная!… Кейт, слышишь, еще пару метров, и мы будем на твердой почве.

   Астронавты ступили на землю и огляделись. Вокруг них, насколько хватало луча прожектора, по дну пещеры располагались непонятные образования вытянутой сферической формы, примерно с полметра в диаметре.

   – Похоже на кладку каких-то яиц, – Галс озабоченно огляделся. – С ума можно сойти! Их тут тысячи!

   Рэй протянул руку к одному из образований. Комочки грязи и слизь стали с шипением исчезать с поверхности его перчатки.

   – Галс, тут все накрыто рассеянным лазером, – с волнением прошептал Рэй. – Стерильность – как в операционной. Мы попали в инкубатор.

   – Хотел бы я на эту курочку поглядеть, – капитан насторожился.

   – Ребята, они что – живые? – недоверчиво спросила Кейт. Сейчас она жалела, что тоже не спустилась.

   – Надо проверить, – Рэй приблизился к одному из яиц и в упор посветил на него прожектором.

   Чешуйчатая поверхность яйца заканчивалась вверху четырехлепестковым зевом, на стыках которого обильно выделялась слизь, идентичная той, что были облеплены стенки колодца. Молочно-белое сверху, яйцо книзу становилось полупрозрачным, благодаря чему можно было разглядеть у самого основания некое существо, отдаленно напоминающее гигантского скорпиона. Тело его слегка пульсировало.

   – Капитан, они – живые! – Рэй перешел на таинственный шепот. – Мы действительно нашли форму внеземной жизни!

   – Не разделяю вашего энтузиазма, – Кейт почувствовала необычайное волнение. – Думаю, вам лучше поскорей убраться оттуда.

   – Рэй, уходим! – Галс принял решение. – Мы не специалисты, и потому не в состоянии определить, агрессивная это форма жизни, или нет. Пребывание здесь может быть слишком опасным.

   – Погодите, только одну секунду, – Рэй обратил внимание, как по яйцу прошла судорога.

   Рэй приблизился к пульсирующей сфере. Внезапно зев раскрылся, как бутон тюльпана, открывая доступ внутрь. Любопытство перебороло чувство опасности. Астронавт подошел вплотную и заглянул внутрь яйца. Издав тонкий писк, существо оторвалось от основания и бросилось на человека. Рэй, в ужасе схватился за стекло гермошлема, отпрянул от пустой пожухлой сферы и со страшным криком упал возле стены пещеры.

ГЛАВА 4. ОТВРАТИТЕЛЬНОЕ СУЩЕСТВО

   Эйприл встретила черепашек возле шлюзового отсека.

   – Плохи дела, – Микеланджело, возможно, впервые в жизни чувствовал себя столь неуверенно. – Сейчас Галс и Кейт доставят сюда тело Рэя. Никто не знает, жив он или мертв. Конечно же, долг каждого – попытаться его спасти. Но…

   – Какие могут быть «но»?! И вообще, что там случилось? Почему никто не хочет толком объяснить?

   – Понимаешь, – Донателло пытался подобрать подходящие слова, – на этом корабле Рэй с капитаном обнаружили внеземную форму жизни. Самое страшное то, что сейчас к лицу Рэя присосалось одно из этих существ. Пытаясь его спасти, мы автоматически вынуждены будем принять «инопланетянина» на борт корабля. Этим, думается, мы подвергнем смертельной опасности весь экипаж. Потому, что…

   – Потому что это – корабль Шреддера! – досказал Микеланджело.

   Кейт с Галсом втащили тело Рэя на борт летательного аппарата.

   – Эйприл, у нас большие неприятности, – отдышавшись, проговорил Галс.

   «Я все знаю!» – чуть было не вырвалось у офицера службы безопасности.

   – Впускай поскорее, – продолжал Галс. – Нет времени рассиживаться в шлюзовом отсеке. Рэй нуждается в помощи.

   – Что-нибудь серьезное? – как можно спокойнее спросила Эйприл.

   – У него на лице тварь какая-то, – капитан не хотел затягивать разговор. – Сами не понимаем, как она попала внутрь скафандра.

   – Капитан, – голос Эйприл зазвучал строже, – доставив Рэя на корабль вместе с этим существом, мы подвергаем опасности весь экипаж. Я как офицер, отвечающий за безопасность экспедиции, вынуждена заявить, что согласно инструкции, мы не. имеем права допускать на борт неизученные формы жизни. Я очень сожалею, но вам придётся оставить Рэя на планете.

   – Девчонка! Открывай скорее, мне осточертел этот скафандр! – у Галса не было ни сил, ни желания спорить.

   – Ты понимаешь, что говоришь? – вмешался в разговор Купер. – Вместо того, чтобы срочно спасать жизнь товарища, рассуждаешь про какие-то инструкции! В свою очередь я, как офицер по науке заявляю, что мы не имеем права упускать случай для изучения новых форм жизни.

   – Я отвечаю за безопасность всего экипажа, и за твою – в том числе, – огрызнулась Эйприл.

   – О, Боже! – уставшая Кейт сползла по стене на пол.

   «Ничего, ничего, сейчас мы посмотрим!»-у Купера зародилась мысль и он стал быстро щелкать по клавиатуре, вступив в диалог с Центральным терминалом.

   – Вот оно, есть, – радостно воскликнул он, набирая на дисплее слова: «Командование и управление капсулой принимаю на себя».

   Ещё несколько комбинаций цифр и букв на экране Главного монитора и двери шлюзового отсека капсулы с легким шуршанием раскрылись.

   Обессилевшая Эйприл опустилась в кресло. Галс, принимая командование аппаратом, ее полностью игнорировал. Вскоре, вздымая горы песка, летательный аппарат поднялся над угрюмой поверхностью планеты и, с трудом прорываясь через плотную атмосферу, помчался в сторону звездолета. Капсулу трясло, всех вдавило в кресла. Однако вскоре тяготение планеты ослабло, появилось состояние легкой невесомости.

   – Вот и все, – радостно вздохнул Барски, – а теперь – домой!

   Микеланджело и Донателло рассказали своим обиженным друзьям о приключениях на планете.

   – Эх, и повезло же вам, – вздохнул Лео. – Хоть под конец полета – какое-то разнообразие.

   – Я думаю, ты зря расстраиваешься, – подбодрил Донателло. – Уверен, самые важные события нас ждут впереди.

   – И что же нам теперь делать? – поинтересовался Рафаэль.

   – Эйприл будет следить за развитием обстановки и в случае чего сразу же предупредит нас, – мы теперь постоянно с ней на связи, – сообщил Микеланджело.

   – А пока, как мне кажется, – попытался приободрить товарищей Донателло, – самое лучшее, что мы можем предпринять – это хорошенько потренироваться!

   Сквозь толстое бронированное стекло изоляторного бокса Кейт и Барски наблюдали, как Купер, Галс и Эйприл хлопотали возле Рэя. Раздался тонкий писк дисковой пилы. Развалился распиленный на две части гермошлем пострадавшего, и Эйприл с отвращением отвернулась: на лице у Рэя сидело отвратительное членистоногое чудовище, покрытое вонючей прозрачной слизью. Тонкий прочный хвост существа был плотно обкручен вокруг шеи астронавта.

   – Боже, какой ужас! – пробормотал Галс и решительно направился к автоклаву с хирургическими инструментами. – Рэй ещё жив, посмотрите на его грудь – он дышит! Я попробую снять с его лица эту дрянь.

   Капитан вернулся с массивным стальным захватом в правой руке. Он наклонился над Рэем, крепко сдавил инструментом одно из щупалец чудовища. По телу существа вплоть до кончика хвоста пробежала судорога, и движения грудной клетки Рэя стали резкими и учащёнными.

   – Капитан, оставьте в покое это существо! – воскликнул Купер. – Иначе оно задушит Рэя!

   О, черт, что делать? – растерялся Галс.

   – Давайте попробуем его просканировать, – предложила Эйприл. – Может, это нам что-нибудь подскажет.

   – Она права, – Купер набрал на клавиатуре код сканера.

   Стол, на котором лежал Рэй, вздрогнул и плавно въехал в открывшуюся в стене нишу. На экране появился знакомый рисунок человеческого скелета с темными нитями кровеносных сосудов. Но там, где должен был быть череп, зияло чёрное пятно.

   – Его даже рентгеновские лучи не просвечивают! – в ужасе воскликнула Эйприл.

   – Попробуем ввести его в состояние анабиоза, – Галс, наконец, принял решение. – Может, мы усыпим эту тварь и она отвалится.

   Они поместили тело пострадавшего товарища в бокс, прикрепили к его телу датчики и опустили прозрачный колпак. По экрану побежали быстро меняющиеся цифры, после чего на дисплее высветилась надпись: «Процесс замораживания завершен. Состояние анабиоза достигнуто».

   Астронавты открыли крышку анабиозной камеры. Галс подошел к столу, и взял зажимом одно из щупалец существа. Реакции – никакой. «Спит!» – с облегчением воскликнул капитан и скальпелем перерезал членистую лапу у самого основания. Из небольшой ранки выступила шипящая прозрачная жидкость, потом тоненькая струйка брызнула на пол. Пластиковое покрытие задымилось, и в палубе образовалось сквозное отверстие с неровными краями.

   – Оно что, и стальные перекрытия разъело?! – воскликнула Эйприл.

   – Давай посмотрим, что там внизу делается, – Галс бросился к выходу.

   Астронавты, грохоча каблуками, сбежали по металлическим лестницам и ворвались в отсек со скафандрами, который располагался как раз под изоляторным боксом. В потолке зияло отверстие неправильной формы, а скафандр, который оказался под ним, дымился.

   – Похоже, что у этого инопланетянина вместо крови – концентрированная кислота. Час от часу не легче, – пробормотал Галс.

   – Капитан! – включился селектор внутренней связи. – Подымайтесь скорей наверх, – звал спокойный голос Купера. – Посмотрите, что тут с Рэем!…

   В гигантском зале, вдоль стен которого громоздились различные пульты и панели, на огромном вращающемся кресле сидел монстр; в животе его находился просторный контейнер. Сквозь переднюю прозрачную стенку контейнера можно было разглядеть странное и отвратительное создание – сгусток серого вещества, по поверхности которого как бы плавали два маленьких остреньких глаза. Экран перед монстром засветился, и на нем возникло лицо закованного в блестящие стальные латы рыцаря.

   – Мой Повелитель! – учтиво обратился он к отвратительному существу. – Земляне попались на вашу уловку! Сейчас они еще находятся на орбите, но по всему видно, что в скором времени собираются взять курс на Землю. Но самое главное: эти гнусные зеленые существа действительно находятся на борту звездолета. Ваш приказ – и я одним залпом разделаюсь с грязными террористами! Одним ударом мы можем избавиться от главных врагов, и тогда путь к завоеванию Земли будет открыт!

   – Вот как! – засмеялось отвратительное существо. – Я вижу, Шреддер, сотни лет борьбы за Земное господство так ничему тебя и не научили, и не прибавили извилин в твоём убогом мозгу!

   Умные, но злые глаза космического рыцаря загорелись недобрым огнем.

   – На этот раз я приготовил всем землянам жуткую и верную смерть. А доставят её на свою дурацкую планету не кто иной, как сами черепашки-ниндзя! Я думаю, Шреддер, ты наконец-то по достоинству оценишь мои гениальные способности! Так что, вот тебе мой приказ: следить за кораблем землян, и чтобы ни одна пылинка не упала с его обшивки.

   Повинуясь приказу «существа», монстр выключил экран. Растерянное лицо злого космического рыцаря Шреддера погасло.

ГЛАВА 5. ЧЕРВЬ-УБИЙЦА

   – И куда оно подевалось? – спросил Галс, рассматривая мертвенно-бледное лицо Рэя.

   – Понятия не имею, – отозвался Купер. – Я буквально на тридцать секунд отвернулся… А до этого оно все так же было на лице.

   – Двери бокса были закрыты?

   – Так точно. Кроме вас, сюда больше никто не входил.

   – Ребята, посмотрите, – Эйприл нагнулась над лицом Рэя, – даже ни одной царапины нет! Дышит.

   – Он еще в анабиозе. Будь осторожна, Эйприл, – предупредил Купер, – нам еще нужно найти это существо.

   – В боксе есть какое-нибудь оружие? – Галс осмотрелся по сторонам.

   – Возьмите вот это, – Купер протянул им тонкие стальные стержни с пластиковыми рукоятками. – Это – электрошокинги.

   – Думаешь, это подействует на такую заразу? – засомневался капитан.

   – Во всяком случае, хоть что-то. Лучшего нет, – сам Купер держал в руках только пластиковый контейнер, в который собирался поместить пойманное существо.

   – Интересно, где же оно может быть? – Эйприл с опаской присела, заглядывая под стол и шкафы.

   Белый пластик пола, равномерно освещенный мягким светом, был абсолютно чист. Эйприл осторожно продвигалась вдоль стены, изучая каждый сантиметр поверхности. Дойдя до торцовой стены, она перегнулась через шкафчик, пытаясь заглянуть за заднюю стенку. В это мгновение отвратительное холодное существо, отдаленно напоминающее скорпиона, вывалилось из вентиляционного отверстия прямо на голову девушке и попыталось уцепиться длинным тонким хвостом за ее шею. Эйприл машинальным движением скинула чудовище и отскочила в сторону. Галс тут же оказался рядом и закрыл своим телом испуганную девушку. Его рука метнулась вперед, раздался треск электрической дуги, и существо, поджав лапы и хвост, свалилось на пол.

   – Готово, – произнес Купер, склоняясь над «инопланетянином».

   – Будь осторожен, – прохрипел взволнованным голосом Галс.

   Купер ткнул в живот существа стержнем электрошокинга. Тело и щупальца резко дернулись. Эйприл закричала.

   – Не бойся, это всего только рефлекс. Мне кажется, что на этот раз оно мертво, – Купер схватил пинцетом за одно из щупалец и переложил неподвижное тельце в кювету, которую поставил на стол. Все втроем сгрудились вокруг «инопланетянина». Купер поворачивал существо с помощью двух пинцетов.

   – На брюхе какой-то непонятный отросток, – бормотал офицер по науке. – Но самое странное, что совершенно отсутствует ротовая щель.

   – Как же оно питается? – спросила удивленная Эйприл.

   – Не знаю, что-нибудь определенное можно будет сказать после вскрытия.

   – Ты что, собираешься его резать?! – возмущению девушки не было предела. – Я требую немедленно избавиться от этого существа! В целях безопасности экипажа.

   – Тут сфера деятельности Службы безопасности прекращается, а начинается наука! – Голос Купера задрожал. – Девчонка! Как ты не можешь понять, что впервые в истории человечества мы имеем непосредственный контакт с представителем внеземной жизни. Это уникальный случай, который может больше никогда не подвернуться. Для нас это – невероятная удача!

   – Боюсь только, что некому будет радостью поделиться! Мы обязаны уничтожить это существо, – настаивала Эйприл.

   Но и Купер был упрям:

   – Это обыкновенный животный страх! Вы просто не отдаете себе отчета в своих поступках…

   – Просто ситуация выходит из под контроля. Мы ведь даже еще не знаем, что это существо сделало с Рэем. А как оно проникло в его скафандр? Потом эта кислота вместо крови. Если существо останется на борту, я не могу гарантировать безопасность экипажа. А это значит, что я не могу выполнять свои служебные обязанности!

   – Послушайте, – Купер обратился к капитану, – здесь же совершенно новый способ построения живых организмов. Мы просто не имеем права! Да это же переворот в мировой науке!

   Галсу, как всегда в сложных ситуациях, необходимо было принять решение. В этом состояла самая тяжелая обязанность капитана. Он тяжело вздохнул и сказал твердым голосом:

   – Купер, даю тебе двадцать четыре часа на исследования. Ровно через сутки ты обязан представить полный отчет. А там посмотрим…

   – Мы на пороге великих открытий! – радостным голосом произнес Купер.

   – Мы на пороге великих проблем, – нахмурилась Эйприл.

   Микеланджело, Донателло, Лео и Рафаэль сидели полукругом напротив Эйприл О’Нил. Друзья держали военный совет.

   Девушка подробно рассказала черепашкам о всех событиях, какие произошли за последние часы на корабле.

   – После этого спора мы оставили Купера со спящим Рэем и мертвой тварью. Я попробовала убедить капитана, но он уже принял решение и не хотел брать свое слово обратно. Правда, очень скоро в этом уже не было нужды.

   – Как? – удивился Рафаэль. – Купер сам уничтожил ту тварь?

   – Нет, конечно. Просто, очень скоро произошли события, которые заставили забыть про дохлое чудовище. А именно: не прошло и получаса, как Купер снова позвал нас с Галсом в изолятор. Рэй очнулся и сидел, протирая глаза. Лицо его было бледно и измято, чувствовал он себя отвратительно, у него жутко болела голова. Но самое главное то, что он ничего не помнил. Он мог вспомнить только какие-то жуткие видения, в которых присутствовали крылатые драконы.

   – В этом нет ничего удивительного, – вступил в разговор Лео. – После того, что он пережил, еще и не такое видится!

   – Мы тоже так решили, – мрачным голосом продолжала Эйприл. – Рэй чувствовал жуткий голод, и мы решили, чтобы его немного развеять, устроить небольшую пирушку. Собрались в кают-компании, накрыли отличный стол. Каждый пытался побольше шутить, чтобы создать непринужденную атмосферу. И только Купер сидел с каменным лицом. Рэй тоже молчал, потому что у него все время был забит едой рот. И тут Купер отпускает этакую шуточку: «Смотри, Рэй, не лопни!» Все попытались улыбнуться, а у него самого ни один мускул на лице не дрогнул!

   – Что поделаешь, если у человека отсутствует чувство юмора, – рассудил Донателло.

   – Мне плевать на его чувство юмора! Дело в том, что через некоторое время Рэй захрипел, забился в судорогах и повалился прямо на стол. Его очень сильно рвало, – с трудом проговорила Эйприл, зажмурившись.

   Черепашки сидели тихо и больше не торопили свою подругу. Девушка справилась со слезами и продолжила свой рассказ:

   – Мы схватили Рэя за руки и перевернули на спину. Внутри него что-то бешено шевелилось. Мы просто опешили – никогда не приходилось видеть столь ужасного зрелища! Тут грудная клетка Рэя разорвалась, и из огромной раны высунулась массивная зубастая голова какого-то существа. Оно запищало, выползло… Это был какой-то ужасный кольчатый червяк. Коннели кинулся на него с ножом. Но Купер с криком: «Не убивайте!»– повис у того на руке. Пока они боролись, червь с писком прополз по столу и исчез.

   – Какой ужас! – прошептал Микеланджело. Некоторое время сидели молча.

   – Неужели Купер не просканировал повторно тело Рэя, после того, как от него отлепилось то существо? – первым нарушил молчание Донателло.

   – Я тоже возмутилась из-за этого. Но…

   – Разве это не записано в инструкции офицера по науке?

   – Инструкцию он нарушил. Но вскрытие показало, что червь вырос от размеров эмбриона буквально за какие-то пять – десять минут. Даже если бы Рэя просканировали, обнаружить что-нибудь внутри него было бы невозможно.

   – И всё равно, поведение Купера очень и очень подозрительно. Бьюсь об заклад, что он – агент Шреддера, – голос Микеланджело звучал озабоченно.

   – Как это ни печально, – резюмировал Донателло, – но ситуация прояснилась.

   – Во всяком случае, нам теперь ясно, что нужно делать, – вступил в разговор Лео.

   – Во-первых – найти и уничтожить убийцу-червя! – воскликнул Рафаэль.

   – А во-вторых – не спускать глаз с Купера, – добавил Микеланджело.

   – Я соберу тепловизор, – поднялся Рафаэль. – Во многих отсеках отсутствует свет. Думаю, что это чудовище – теплокровное. Такой прибор намного упростит поиски.

   – Я буду присматривать за Купером, – Эйприл тоже поднялась. – В случае чего – сразу же выхожу на связь, – девушка подбросила на ладони переговорное устройство.

   – Друзья! – воскликнул Микеланджело. – Коварству этого гнусного существа, которое прежде времени именует себя Повелителем Вселенной, нет предела. В этом мы ещё раз смогли убедиться. Но пока есть мы – не сбыться его чудовищным планам. Один за всех!

   – И все за одного! – дружно отозвались друзья.

ГЛАВА 6. КРЫЛАТЫЙ ДРАКОН

   Все находились в помещении Центрального поста. Коннели вывалил на стол охапку оружия:

   – Это все, что у нас есть. Вот огнеметы, а это – ручной бластер, – Коннели прицелился в стальную балку и выстрелил. Из оружия вырвался огненный луч, раздался взрыв, посыпался сноп искр.

   Когда дым рассеялся, все увидели, что металлическое перекрытие не пострадало.

   – Специально облегченный вариант, – Коннели скептически усмехнулся. – Боялись, чтобы в случае чего не нарушить герметичность фюзеляжа. Не думаю, чтобы эта штука его испугала.

   – Многое бы отдал, чтобы мы сейчас оказались на военном корабле, – пробормотал Барски.

   – Ладно, нам хотя бы обнаружить его для начала, – усмехнулся Галс. – Кейт, и ты, Купер, попробуйте подключить систему датчиков пожаротушения к Центральному терминалу. Это повысит чувствительность системы. Купер утверждает, что существо – теплокровное. Может быть, нам удастся таким образом найти, где оно прячется!

   Пока Эйприл и Коннели проверяли и перезаряжали имеющийся на корабле небольшой арсенал, Кейт с Купером возились возле пульта управления. Наконец загорелся Центральный дисплей. На экране возникло трехмерное графическое изображение звездолета.

   – Все ищите мигающую точку! – приказал капитан.

   – Да у нас на корабле сотни миль переходов и вентиляционных каналов, – засомневался Коннели. – Это же все равно, что искать иголку в стоге сена!

   – Другого выхода нет, – развел руками капитан.

   Прошло два часа сосредоточенного наблюдения за экраном компьютера, на котором с огромной скоростью менялась конфигурация внутренних помещений и переходов гигантского космического корабля.

   – Стоп! – резко скомандовала Эйприл. – Квадрат Д-48. Кейт, дай увеличение.

   Геометрические фигуры, образованные на экране прямыми светящимися линиями, стали быстро увеличиваться в размерах. Теперь уж все ясно видели слабо пульсирующую точку внутри одного из помещений.

   – Ну ты и глазастая! – похвалил Барски. – Я бы ни за что не заметил.

   – Не до разговоров, – скомандовал капитан. – Коннели и Барски, берите оружие и бегом за мной.

   – Ни пуха! – крикнула им вслед Кейт.

   Мужчины быстро приближались к обозначенному квадрату.

   – Кейт, он не переместился? – запросил Галс по индивидуальной системе связи.

   – Нет, кэп, все там же светится, – ответила девушка.

   – Может, спит, – предположил Коннели. Они вплотную приблизились к дверям обозначенного на экране отсека.

   – Оружие к бою! – скомандовал Галс. – Приготовьтесь, я открываю!

   Двери со свистом разъехались в стороны, капитан включил мощный прожектор, Коннели полыхнул огнеметом.

   – Стойте! – заорал Барски. – Это же наш кот Маркиз!

   Испуганный кот с визгом пролетел между ног опешивших астронавтов и быстро исчез в переходе. Мужчины расхохотались.

   – Чуть не поджарил, беднягу, – вытирал слезы Коннели.

   – Надо найти Маркиза, – сообразил Галс. – А не то его сожрет эта тварь. Да и система на него реагирует – мы не сможем продолжать поиски.

   – Я пойду позову его, – вызвался Коннели, – он не мог далеко убежать. Только предупреждаю, что если вместо Маркиза найду червяка, то за шиворот его не понесу.

   – Пуси-пуси, Маркиз! – Коннели пошел по бесконечным темным коридорам.

   Металлические стены многократно отражали его голос и искажали до неузнаваемости. Оставшись один, пилот почувствовал, как противный холодок страха предательски щекочет спину.

   – Маркиз, Маркиз! – более настойчиво, уже с мольбой в голосе звал он кота.

   Коннели вышел в центр огромного зала, заставленного старой техникой. Нагромождение ржавых механизмов, бегающие от них тени в свете ручного фонаря производили жуткое впечатление.

   – Маркиз, да куда же ты пропал?! – Коннели уже пожалел о своем поступке.

   Впереди раздалось сдавленное урчание.

   – А, вот ты где! Пуси-пуси, иди, котик, сюда, – обрадовался астронавт.

   Под ноги ему метнулся пушистый комок и исчез в боковом проходе.

   – О, дьявольское животное! Ты меня сейчас выведешь из себя. Доиграешься, что потом будешь сильно жалеть! Вот только погоди, я тебя поймаю.

   Коннели подбежал к темному проему тоннеля и протянул руку в поисках выключателя. Неожиданно он одернул руку и поднес ее к глазам. По пальцам стекала отвратительная прозрачная слизь. Он посветил фонарем: выключатель и вся стена были испачканы густым слоем вонючего желе.

   – Это еще что за дрянь? – Коннели вытер руку об одежду. – Маркиз, где ты? Пошли скорей отсюда!

   Внизу раздалось мяуканье – кот был совсем рядом.

   – Ну иди ко мне, котик, – Коннели прошел вперед и оказался в соседнем зале.

   Кот сидел под днищем старого ржавого погрузчика-экскаватора.

   – Пуси-пуси, Маркиз! Иди сюда, мой котик, – астронавт сел на корточки и протянул к животному обе руки.

   Кот дернулся, но неожиданно уселся, задрав высоко под головой заднюю лапу, и начал наводить чистоту у себя под хвостом.

   – Ах так, – разозлился Коннели. – Ну держись, сейчас я тебе покажу!

   Он стал на четвереньки и быстро пополз под машину. Рука его тут же вляпалась во что-то скользкое и холодное. Коннели посветил: на палубе валялась какая-то дрянь, напоминающая кожу змеи, только большего размера и иной формы. Всю ее покрывал густой слой полупрозрачной липкой слизи. Коннели расправил кожу – она передавала очертания тела своего недавнего хозяина: четко определялся длинный тонкий хвост, состоящий из большого числа колец, а там где должна была быть голова, кожа оказалась разорванной надвое. Коннели с отвращением отшвырнул ее в глубину зала.

   – Маркиз! Хватит, мне это все уже надоело! Пора убираться отсюда.

   Коннели выбрался из-под экскаватора и хотел было подняться. Но ноги его разъехались в стороны, поскользнувшись на растекшейся слизи. Коннели потерял равновесие, полетел вперед и наткнулся на гору пустых алюминиевых бочек. Весь штабель дрогнул, бочки покатились вниз, засыпая астронавта и не давая ему выхода. Коннели упал, одна из бочек ударила его прямо по голове.

   Маркиз в ужасе взвыл и бросился прочь. Через секунду он был уже где-то в конце коридора.

   – Ну что за кот?! – Коннели от досады чуть не плакал. – Неужели я так и не смогу его поймать?

   Тут он остро ощутил на себе чей-то изучающий взгляд. Встревоженный, Коннели стал медленно подниматься на ноги, никак не решаясь оглянуться. Наконец, собравшись с духом, он повернулся и крик ужаса застрял у него в горле. В тусклом свете упавшего на пол фонаря Коннели разглядел огромное чудовище, которое сидело под потолком, зацепившись за перекрытие чешуйчатыми когтистыми лапами. Мутные, налитые кровью глаза монстра с интересом наблюдали за ним.

   Сбросив с себя оцепенение, Коннели с трудом развернулся на нетвердых от страха ногах и бросился в сторону тоннеля. Он услышал приближающийся сзади шум перепончатых крыльев. Мощный удар костистого хвоста сбил его с ног. Последнее, что он увидел, была чудовищная вонючая пасть с несколькими рядами острых клыков, с которых стекала полупрозрачная вязкая жидкость…

ГЛАВА 7. РЕШЕНИЕ КАПИТАНА ГАЛСА

   Микеланджело щелкнул крышкой переговорного устройства и повернулся к остальным черепашкам. Все столпились вокруг него, даже Рафаэль на время оторвался от дымящегося паяльника.

   – Ситуация еще более усложнилась, друзья, – объявил Микеланджело встревоженным тоном. – Коннели пропал без следа, как сквозь землю провалился.

   – Как это могло случиться? – спросил взволнованный Донателло.

   – Он пошел поискать кота и исчез.

   – Может, еще найдется, – с надеждой в голосе сказал Лео.

   – Навряд ли, – покачал головой Микеланджело. – Капитан и Барски несколько часов искали его. И ничего, кроме зажженного фонаря, который валялся на полу, не нашли.

   Барски бил кулаком в стенку и в истерике кричал:

   – О, Боже! Он был лучшим моим другом! Еще со школы мы постоянно вместе! Эйприл тронула его за плечо:

   – Возьми себя в руки. Не забывай, мы теперь все в опасности…

   – А может, он все-таки жив? – спросила Кейт с надеждой в голосе; в глазах у нее стояли слезы. – Я с самого начала наблюдала на экране, как он гонялся за котом.

   – И что было после? – заинтересовалась Эйприл.

   – А после появилась третья точка…

   – Почему ты сразу не сообщила? – воскликнула Эйприл.

   – Я решила, что это кто-то из наших. Ведь Коннели так ругался на Маркиза, что даже отключил связь…

   – Рассказывай, что было дальше? – допытывалась Эйприл.

   – А потом мне показалось, что он взял кота на руки…

   – Почему ты так решила?

   – Просто две точки слились в одну… В помещении Центрального поста воцарилась тишина.

   – Чего же ты сразу не сказала? – мрачным тоном спросил Барски.

   – А мы ведь три часа его там искали, все углы обшарили.

   В разговор вступил Галс. Он говорил ледяным тоном, четко выговаривая каждое слово:

   – Мы не можем оставить это чудище в живых. Наш долг – уничтожить его, – все с вниманием слушали. – С каждым часом мы приближаемся к Солнечной системе, и везти домой монстра не имеем права. Поэтому будем продолжать поиск!

   – И кто же на это решится? Кто захочет быть следующей жертвой? – прокричал Барски.

   – Пойду я, это – моя обязанность, – презрительно покосилась в его сторону Эйприл.

   – Нам нужно серьезное оружие. То, что мы имеем, – детские игрушки! – попытался оправдаться Барски.

   – Купер, – обратилась Эйприл к офицеру по науке, – ты можешь посоветовать, как нам себя обезопасить?

   – К сожалению, я ничего не могу сказать. Мне ничего не известно про это существо. Я не могу объяснить его парадоксальной способности роста – ведь не тот же это червь смог убить человека! Я даже понятия не имею, каких размеров чудовище достигло сейчас, и каких еще сможет достигнуть. Совершенно определенно только одно – ему просто необходима органическая пища, и поэтому скорей всего он Коннели съел!

   Барски застонал. Купер продолжил:

   – Чудовищу сейчас каждая клетка органического вещества – на вес золота.

   Поэтому и неудивительно, что от Коннели вы не нашли даже следа.

   – Получается, пока мы будем охотится на него, он будет охотиться на нас! – Эйприл криво усмехнулась. – Придётся нам его уничтожить. Иначе он по очереди скушает всех!

   – Что ж, – Купер поднялся, – мне будет интересно поохотиться на такой интересный экземпляр. Меня заинтриговали эти его превращения!

   – Нет, Купер, охотиться на него буду я, – перебила Эйприл.

   – И именно потому, что меня его странные превращения совсем не интересуют! Меня интересует одно – как его уничтожить?!

   – Прекратите спор! – Галс поднялся, давая этим понять, что разговор окончен. – Никто из вас все равно не может рисковать жизнью. Купер обязан будет сделать подробный научный отчет о случившемся. Эйприл обязана и дальше отвечать за безопасность экипажа. Без Барски малейшая поломка – и корабль просто не долетит до Земли. Кейт – единственный оставшийся в живых пилот. Так что пойду я!

   – Капитан, – Эйприл тоже поднялась, – мы не нуждаемся в твоей показухе. Ты ведешь себя как горячий юнец!

   – Я отвечаю за свои слова, у меня голова в полном порядке! – в голосе Галса зазвучали металлические нотки. – Все! Это – приказ! Обсуждению не подлежит!

   Капитан развернулся и решительным шагом вышел из каюты.

   – Что ж, – развел руками Купер, – во всяком случае он имеет право на такое решение.

   Галс вошел в свою каюту и закрыл за собой двери. Он раскрыл сейф, достал оттуда дискеты ключей, устроился в кресле, низко склонившись перед экраном, и плавно утопил их в дисководе. Дисплей загорелся мягким светом. Галс пробежал пальцами по клавиатуре, набирая код и задавая вопрос Центральному компьютеру корабля: «Какова степень опасности для экипажа и корабля в целом?»

   – «Не имею информации для ответа на данный вопрос».

   – «Что можно сделать для определения местонахождения пришельца?»

   – «Требуется уточнение: что подразумевается под термином «пришелец?»

   «Что-то странное с ним творится! – Галс был крайне раздражен. – Он никогда не казался таким тупым, как сейчас!»

   – «Каковы могут быть наши меры в ответ на агрессивные действия?»

   – «Информация заблокирована. Компьютер не может дать ответ на этот вопрос».

   Галс еще сдерживался, чтобы не разбить экран вдребезги.

   – «Каковы мои шансы уничтожить пришельца?»

   – «Уточните запрос!»

   Галс выхватил дискету из дисковода и швырнул ее в стену. Затем он решительно развернулся в кресле, вскочил на ноги и буквально выбежал из каюты. Свет в помещении погас, только светилась надпись на экране дисплея: «Компьютер не может ответить на этот вопрос».

   Капитан появился в помещении Центрального поста с огнемётом в руках:

   – Кейт проверь систему. Я готов!

   Девушка вывела на центр экрана графическое изображение помещения, в котором они все сейчас находились и дала увеличение:

   – Система в порядке!

   – Капитан, это бессмысленно! – попытался отговорить Барски. – На корабле сотни миль тоннелей!

   – Здорово! – не обращая внимания на его слова, воскликнул Галс. – Открывайте первый створ. Я пошел!

   Перед ним разъехались створки дверного прохода. Галс направил туда ствол огнемета и нажал на спуск. Жаркое пламя с шумом вырвалось в темноту.

   – Пусто! – крикнул капитан. Дверки герметично закрылись за его спиной. Он бросился дальше, освещая себе дорогу.

   – Капитан! Мы тебя видим! – раздался в наушниках радостный голос Кейт.

ГЛАВА 8. ВОЕННЫЙ СОВЕТ

   Эйприл буквально влетела в отсек, в котором находились черепашки-ниндзя.

   – Действует! – радостно закричал Рафаэль, увидев на экране сконструированного им прибора ярко светящуюся точку, которая приближалась со стороны дверей.

   Проверить до этого тепловизор не представлялось возможным – на холоднокровных черепашек он не реагировал.

   – Погоди радоваться, – остановила его Эйприл – все очень плохо! Ситуация, как я и предполагала, вышла из под контроля.

   – Что случилось? Кто на этот раз?! – наперебой заговорили друзья.

   – На этот раз – капитан Галс!

   – О, Боже!

   – Не волнуйтесь, он пока еще жив, но все равно, что взбесился!

   – Что же с ним происходит?

   – Все слишком просто. Он считает себя виноватым в смерти Рэя и Коннели и не может себе этого простить. Вместо того, чтобы ломать голову над тем, как спасти оставшихся астронавтов… Кстати, это является его долгом и обязанностью! Так вот, вместо этого он схватил огнемет и бросился искать себе смерти.

   – Мы хоть и не знакомы, – деликатно заметил Донателло, – но я всегда был лучшего мнения о капитане Галсе.

   – Ты прав, – подхватил Лео. – Он казался совсем не похожим на истеричку!

   – Боюсь, он совершил непоправимую ошибку! – Микеланджело говорил медленно, тщательно взвешивая каждое слово. – Он забыл самый главный закон – капитан покидает командный пункт последним!

   – Даже если он останется в живых, – вступил в разговор Рафаэль, – ему будет очень тяжело снова завоевать авторитет экипажа.

   – Это тем более опасно сейчас, – поддержала его Эйприл, – когда настроение экипажа очень близко к паническому.

   – Вот пришел и наш черед, – Микеланджело обвел всех испытующим взглядом. – Мы должны привести капитана в чувство и стабилизировать обстановку на корабле.

   – Ты хочешь сказать, что собрался вступить в контакт с Галсом, – попыталась протестовать Эйприл. – Но ведь вы же мне обещали, что ни в коем случае…

   – Ты не должна на нас обижаться! Ситуация критическая, – поддержал друга Рафаэль.

   – Галс – человек разумный, он не выдаст нас с тобой, – Лео попытался успокоить девушку.

   – Но ведь за ним наблюдает компьютер! – возразила Эйприл.

   – На нас ваша система не среагирует. Не забывай, что температура наших тел равна температуре воздуха! – успокоил ее Донателло.

   – И как вы собираетесь воздействовать на него? – не унималась Эйприл. – Побьете? Это будет нетрудно сделать вчетвером!

   – Она права! – черепашки задумались.

   – Мы должны предложить ему хотя бы один из способов, как можно справиться с инопланетянином! – воскликнул Микеланджело.

   – С тобой нельзя не согласиться, – съязвил Лео. – Только что ты собираешься предложить ему?

   – Да, предложить нам нечего, – потухшим голосом сказал Микеланджело.

   – Эйприл, вся надежда на тебя! – обратился к девушке Донателло.

   – Мне тоже нечего предложить, к сожалению. Черепашки, как все сильные и ловкие бойцы, привыкшие сражаться в открытом честном бою, сразу же сникли. На этот раз им надо было хитрить и выкручиваться.

   – Но вы не расстраивайтесь преждевременно, – попыталась приободрить их Эйприл. – Одна голова, как говорится, хорошо, а две – лучше!

   – Правда! А ведь у нас целых пять голов! – поддержал Микеланджело.

   – Но одной в любом случае не будет хватать, – возразил Лео.

   – Кого ты имеешь в виду? – не понял Рафаэль.

   – Как кого? Старика Сплинтера, конечно, – развел руками Лео.

   Все замолчали. Возразить было нечего. Что и говорить, они привыкли – учитель всегда решал самые трудные задачи.

   – Вы не должны опускать руки! – воскликнула Эйприл. – Вот и пришло вам время сдавать самый главный и сложный экзамен! Сможете ли не ударить в грязь лицом, или опозорите своего старого учителя?!

   – Никогда! Я правду говорю? – воскликнул Микеланджело.

   – Конечно! – дружно поддержали его остальные черепашки.

   – Тогда с чего мы должны начать? – спросил Микеланджело неуверенным тоном.

   – Начать мы должны с вопроса, – взяла инициативу в свои руки Эйприл О'Нил, – что же нам все-таки известно про это чудовище? Ответить на этот вопрос должен был офицер Купер, но он еще ничего определенного не сказал.

   Что ж, тогда мы должны попытаться сделать это сами! Что успело совершить это существо, с тех пор как оставило тело Рэя?

   – Оно съело Коннели! – ответил за всех Микеланджело.

   – А какой из этого можно сделать вывод? – продолжала Эйприл.

   – Такой, что ему требуется пища! – обрадовался своей догадливости Рафаэль.

   – А раз ему нужна пища, то где, скорее всего, его можно будет обнаружить?

   – Возле Центрального поста!

   – Либо возле нашего отсека… – догадался Лео.

   – Либо возле камбуза, – успокоил всех Донателло.

   – Но какой из всего этого можно сделать вывод? – спросила Эйприл.

   Черепашки растерянно переглянулись.

   – Ох вы мои забавные герои! – засмеялась их растерянности Эйприл. – Вы забыли про нашу главную задачу – уничтожить чудовище!

   – Мы можем уморить его голодом, – неуверенным голосом проговорил Лео.

   – Правильно! Вот видите, вместе мы до чего-нибудь и додумаемся. А дальше – по аналогии.

   – Чудовище – теплокровное? – спросил Рафаэль.

   Он совсем недавно закончил возиться с тепловизором, и ему совсем не хотелось, чтобы работа пропала даром.

   – У тебя правильный ход мыслей! Да, оно – теплокровное, это совершенно определенно. Кейт видела его на экране…

   – Значит, его можно заморозить! – воскликнул Рафаэль.

   – Ого! – все восторженно захлопали в ладоши.

   – Но ведь это еще не все, – прервала их Эйприл.

   – Раз оно живет вместе с нами в одной атмосфере, – Донателло затараторил первым, чтобы никто не успел его опередить, – то, значит, дышит воздухом. А раз оно дышит воздухом, то, значит, он ему необходим. А раз он ему необходим, то…

   – То мы можем его задушить! – Лео быстренько перебил Донателло.

   – Хотел бы я посмотреть!… Я хотел сказать, что если его оставить без кислорода, то оно задохнется, – закончил свою мысль Донателло.

   Все дружно захохотали. Один Лео стоял насупившись.

   – Вот видите, сколько всего мы вместе придумали. А теперь последнее. Исходя из всех этих качеств, он вам никого не напоминает?

   Черепашки удивленно пожимали плечами.

   – Ах да, извините, мои друзья. Я не подумала про одно «но», – Эйприл немножко смутилась. – Ну тогда я сама докончу свою мысль. Мы пришли к заключению, что чудовище питается органической пищей, что оно – теплокровное и дышит воздухом. Все это характеристики, которые относятся и ко мне, то есть к моему организму. А значит, по аналогии с человеком, можно предположить, что чудовище боится огня, а также может умереть от потери крови. Или концентрированной кислоты – не знаю, что там у него течёт в сосудах! Вот в основном мы и перечислили, чего проклятое чудовище может опасаться. А теперь мы с вами должны придумать, как наше знание применить практически. Я специально захватила с собой схему корабля и его технического обеспечения. Тут уж я целиком полагаюсь на вас!

   Эйприл вставила дискету в компьютер, и на экране возникла сложная графическая сетка из светящихся линий. Черепашки сгрудились вокруг дисплея.

ГЛАВА 9. СМЕРТЬ КАПИТАНА

   Купер и Барски здорово поработали, подключив систему датчиков пожаротушения к Центральному терминалу. Яркая точка светилась в том переходе, где сейчас находился Галс. Кейт дала изменение проекции. Сетка квадратов стала вращаться в пространстве. Но центром вращения пространства неизменно оставалась точка-капитан.

   – Никого нет! – звучал по селектору внутренней связи бодрый голос Галса. – Открывайте следующую дверь!

   Барски сидел за пультом управления рядом с Кейт.

   Створки двери разъехались в разные стороны. Галс полыхнул перед собой из огнемета.

   – Проход свободен. Иду дальше! – проговорил он в микрофон.

   Длиннющая сеть тоннелей опоясывала весь корпус космического рудовоза. Воздух внутри был застойно-тяжелый, потому что вентиляция здесь практически никогда не включалась. Сейчас это и невозможно было сделать, потому что от времени многие механизмы повыходили из строя. Факел же огнемета пожирал последние остатки кислорода. Этого обстоятельства никто не учел. С каждым шагом дышать становилось все тяжелей, Галс буквально взмок от пота.

   – Как у вас? – спросил он, тяжело дыша и поправляя сползающий на затылок шлемофон.

   – Все в порядке. Рядом с тобой никого нет.

   – Хорошо. Задраивайте за мной дверь!

   С легким стуком сошлись створки. Тяжело переставляя ноги, Галс добрался до следующего прохода.

   – Открывай! – коротко скомандовал он. Раздался легкий свист и проход стал свободен. С небольшим запозданием капитан произвел выстрел из огнемета и с трудом переступил порог.

   – О, дьявол! – прохрипел Галс, сползая вдоль стенки на пол.

   – Кэп, что у тебя произошло?! – заволновалась Кейт.

   – Ничего страшного. Просто если эта тварь не появится через пару переходов, то ей некого будет бояться.

   – Ты о чем, Галс? – вступил в разговор Барски.

   – Погоди, отдышусь, – капитан собрался с силами. – Мы просто не учли одну деталь.

   После этих слов последовала долгая пауза. Это окончательно встревожило Барски и Кейт.

   – Кэп, не молчи, – умоляла Кейт. – Что с тобой происходит?!

   – Здесь практически нет воздуха… А огнемет сжигает остатки… Не психуйте… Мне надо отдохнуть…

   В рубке все были встревожены.

   – Нужно было надеть скафандр! – упрекала Кейт. – Надо идти за ним!

   – Можно просто открыть все двери, – предлагал Барски, – и провентилировать сквозняком проходы.

   – Но тогда до него легко сможет добраться чудовище! – не соглашалась Кейт.

   – Но ведь мы же будем наблюдать за ним на экране.

   – Наблюдать, как его будут есть! – закричала девушка.

   – Если мы провентилируем помещения, тогда он придет в себя и будет способен защищаться! – оправдывался Барски.

   Галс с трудом оторвал от груди подбородок и сквозь пелену в глазах увидел перед собой четыре странные горбатые фигуры. «О, Боже! Чудовища размножаются! Теперь я точно погиб. Думал вступить в бой с одним, но против четырёх мне не справиться, это точно!» Галс с трудом поднял фонарь и посветил перед собой. «Да это просто галлюцинации», – вздохнул он с облегчением.

   – Нет, Кэп, это не галлюцинации! – с удивлением услышал он рядом с собой чей-то голос.

   Галс сразу же пришел в себя и посмотрел перед собой. Напротив него стояли четыре длинноногие сутулые фигуры с разноцветными тряпичными повязками на глазах, локтях и на коленях. Из-за спины у них торчали рукоятки легких мечей. Перед ним стояли четыре героя из известного мультсериала, который он так любил смотреть в детстве.

   – Черепашки-ниндзя! – узнал Галс и на него напал дурацкий смех. Он корчился, давился и хохотал. – Плохо, очень плохо!

   – Что плохо? – недовольным тоном спросил Микеланджело.

   – Плохо, что не галлюцинации! Значит, крыша поехала! – Галс продолжал смеяться.

   – Послушай, капитан, – Донателло не собирался долго терять время. – Нам некогда все объяснять. Тебе придется очень быстро привыкнуть к тому, что мы существуем на самом деле.

   – Так, значит, вы – то чудовище?! Значит, Коннели съели вы?! – Галс в истерике схватился за огнемет.

   – Кэп, мы были о тебе лучшего мнения, – спокойно перебил его Лео. – Ты ведешь себя как психованная девчонка. Мы пришли сюда, чтобы поговорить с тобой. Ты можешь спокойно выслушать нас?

   Галс потянулся к шлемофону – его не было на голове. «Значит, меня никто не слышит», – успокоился он. Капитан окончательно пришел в себя. Он решительно поднялся и крепко сдавил рукоятки огнемета. Лицо его стало серьезным и решительным.

   – Не волнуйся, – обратился к нему Микеланджело, – мы сейчас уйдем, и ты сможешь продолжить. Но сначала выслушай нас. Ты пришел сюда за смертью?

   – Если вы все знаете, то зачем задаете глупые вопросы? Вы же сами понимаете, что его необходимо уничтожить!

   – Не стоит! Не надо обманывать ни себя, ни нас! Совсем ни его смерть тебе была нужна – ты искал собственной смерти. Думал этим оплатить гибель Рэя и Коннели?

   – Ладно, буду говорить начистоту: мне надоело быть дураком!

   – Здорово! – обрадовался Микеланджело. – Наконец-то тебя посетили здравые мысли. И много ты наделал глупостей?

   – Достаточно. Первая – то, что мы приземлились на этой планете.

   – А вторая – что ты доставил эту тварь на корабль!

   – Провокатор! Ты же прекрасно понимаешь, что я не мог принять другого решения!

   – Ладно, не кричи. Во всяком случае, эти две ошибки уже не исправишь. Но сейчас ты занимаешься тем, что совершаешь третью и самую большую глупость!

   – Что вам надо?! – Галс разъярился. – Уходите сейчас же, не то я…

   – Что? Польешь нас из огнемета? – спокойным голосом спросил Микеланджело. – Ну и тяжко же здесь дышать!

   – Тяжко? Тогда проваливайте!

   – А еще тяжелее разговаривать с тобой! Жаль, но видно у нас так ничего и не получится! – Донателло повернулся к друзьям. – Пойдемте, он для себя уже все решил и не нуждается в наставлениях.

   Черепашки повернулись и пошли, правда, не очень быстрым шагом.

   – А что вы мне можете сказать? – услышали они за спиной голос капитана.

   – Мы просто хотели поговорить с тобой.

   – Чтобы напомнить про мои ошибки? Я сам прекрасно их сознаю! Сам натворил и сам исправлю!

   – Нет! Чтобы уберечь тебя от последней, самой страшной ошибки!

   – Я не нуждаюсь в советах! Я все решил сам!

   – Ах, конечно! Мы вас прекрасно понимаем, капитан! – съязвил Микеланджело. – Спасать экипаж, спасать корабль, спасать человечество, всю вселенную! Как это благородно! Да еще и отомстить за погибших товарищей!

   Галс метнул в его сторону ненавидящий взгляд.

   – Но только одна проблема, капитан, – беспощадно продолжал Микеланджело, – кто будет совершать все эти подвиги в том случае, если ты погибнешь?

   – Прежде чем на это решиться, я продумал множество вариантов. Этот мне показался наилучшим.

   – Для тебя может быть и так, а как для Кейт, Эйприл, Барски? Что станет с ними в случае твоей гибели?

   Галс опустил глаза и тяжело дышал.

   – К сожалению, Кэп, – попытался приободрить его Донателло, – у нас нет времени на подвиги. Надо просто спасать экипаж и корабль.

   Галс опустил огнемет:

   – Что вы можете мне посоветовать?

   – Ничего особенного, капитан. Самое главное – начни думать!

   Галс опять сдавил в руках рукоятки огнемета.

   – Нет, не то! Должны быть другие способы, чтобы уничтожить чудовище. И более верные.

   Капитан смотрел на них непонимающим взглядом. Внезапно огонек мысли затеплился в его глазах. Прошло еще несколько минут, во время которых стояла полная тишина, и Галс решительно вскинул голову.

   – Надо быстро идти назад! – произнес он твердым голосом.

   – Что ты решил предпринять? – поинтересовался Рафаэль.

   – Нужно по очереди разгерметизировать отсеки. Если эта тварь дышит, а это скорее всего, то она просто задохнется! В конце концов, резкий перепад давления может разорвать ее на части!

   – Вот видишь, а ты говорил, что продумал все варианты! Торопись, надо действовать, пока эта тварь не съела остальных, как съела беднягу Коннели.

   – Ну нет, – Галс уже взял себя в руки, – этого она не дождется! Я пошел, ребята!

   – Действуй, Кэп, и все будет в порядке! – услышал он за своей спиной.

   Галс на бегу подобрал потерянный им шлемофон и нацепил на голову.

   – Капитан! Капитан! Что у тебя случилось?! – тут же услышал он в наушниках испуганный голос Кейт.

   – Ребята, не волнуйтесь! У меня все в порядке, – поспешил успокоить он своих взволнованных товарищей. – Приготовьтесь, я возвращаюсь!

   Он машинально поправил микрофон и вдруг почувствовал на пальцах неприятную влагу.

   – Что за чертовщина? – Галс провел рукой по шлему и посветил фонарем.

   С пальцев капала полупрозрачная студенистая жидкость. Капитан посветил на стены и пол – везде виднелись такие же омерзительные следы.

   – Э, ребята! – пробормотал себе под нос Галс. – Да тут, кроме нас, еще кое-кто побывал!

   – Капитан, не молчи больше, хорошо? – умоляющим тоном попросила Кейт, всматриваясь в мерцающую точку на экране.

   В помещение тихо вошла Эйприл и приблизилась к экрану.

   – А это что? – спросила она, показывая на светящуюся точку, которая быстро двигалась к центру монитора. Кейт перевела взгляд, и все вздрогнули от ее громкого крика:

   – Галс! Берегись! Он приближается к тебе!

   – Не ори так, оглохнуть можно, – голос капитана звучал спокойно и уверенно. – Далеко он?

   – Он на два этажа ниже тебя. Будь осторожен, он что-то очень быстро передвигается!

   – Закройте все люки. Барски, ты слышишь меня? Немедленно!

   – Да они все закрыты! Это невероятно, но он проходит через закрытые двери и практически без остановок!

   – Надо полагать, он их просто проламывает, – голос Галса по-прежнему звучал спокойно. – Ну и силища… Настоящий дракон!

   Галс осветил фонарем люк перехода в нижний ярус.

   – Я спускаюсь, открывайте!

   Огненный факел осветил пустой коридор.

   – Свободно. Я спускаюсь. Где чудовище?

   – Прошло еще три перехода. Удаляется в кормовую часть.

   – Все понял.

   Ноги ступили на палубу нижнего этажа. Над головой со свистом сомкнулись двери.

   – Чудовище остановилось. Сейчас ты на один ярус выше и правее его на шесть переходов.

   Галс нашел двери перехода, который вел вниз.

   – Ну, где ваши «ни пуха»? Открывайте, я спускаюсь вниз. Сейчас произойдет теплая встреча!

   Двери открылись. Снова залп из огнемета в пустоту.

   – Галс, будь осторожен! Возможно, он тут уже все двери переломал. И не забывай: он где-то слева от тебя.

   – Не волнуйтесь, я помню.

   Капитан спрыгнул вниз и сделал два залпа из огнемета в разные стороны. Пламя свистящих факелов отразилось от стен узкого перехода и ударило прямо в лицо Галсу. Он выронил оружие и со стоном схватился за обожженное лицо. Вокруг распространилась вонь от жженых волос.

   – Что с тобой?! Не молчи, слышишь?!

   – Да ничего страшного! Просто мощность не рассчитал – опалил ресницы.

   – Галс, уходи! – голос Кейт сорвался на крик. – Он идет прямо на тебя! Осталось три перехода! Уходи немедленно, слышишь?! Быстрее! Осталось два перехода!…

   – Открывай двери! – скомандовал Галс. – Я отступаю!

   Капитан быстро взобрался по лестнице на верхний этаж. Дверь сразу же закрылась за его спиной. Он отошел немного в сторону и приготовился к бою, держа огнемет наперевес.

   – Он остановился, – голос Кейт почему-то перешел на шепот. – Сейчас он находится прямо под тобой!

   Галс положил палец на спуск и коротко скомандовал:

   – Открывай!

   Двери разъехались, и факел пламени снова вылизал пустоту.

   – Да тут же никого нет!

   – На экране он прямо под тобой! Я ничего не понимаю!

   Внезапно в динамиках раздался смех капитана:

   – Ребята, я, кажется, все понял! Мы гоняемся за пустотой. На самом деле никакого дракона нет! Просто у нас у всех крыша поехала! Ко мне тут уже черепашки-ниндзя приходили, – Галс просто хохотал. – Посмотрите-ка себе под ноги, может, там Том и Джерри друг за другом гоняются?!

   Эйприл озабоченно всматривалась в экран. Наконец она спросила у совершенно растерянной Кейт:

   – Слушай, а как ты определяешь, где верх, а где низ?

   – Что? А, это… Как, как? Это зависит от полярности подключения…

   – Черт! Галс, тут проблемы! – заорала Эйприл, выхватывая микрофон из рук у Кейт. – Ты слышишь?!

   – Чего ты так орешь? Я все прекрасно слышу. Какие у вас проблемы?

   – Галс! – продолжала орать Эйприл. – Уходи, уходи немедленно! Он не снизу, а сверху! Слышишь?! Он прямо над тобой! Уходи!

   – Куда? – голос Галса зазвучал растерянно. – Где он?

   Вторая точка сдвинулась с места и стала медленно перемещаться в квадрат Галса.

   – Беги! Беги оттуда! – завизжала Кейт.

   – Галс, что у тебя?! Отвечай! – кричала Эйприл.

   – Черт! – ревел в динамиках голос капитана. Жуткий визг раздался в эфире. От этого нечеловеческого голоса у всех мурашки пробежали по спине. В этот момент две точки на экране слились в одну.

   – Галс! Галс! Галс! – как заведенная повторяла в микрофон Кейт.

   Эйприл без сил опустилась на стул.

   – Это все. Галса больше нет.

ГЛАВА 10. ПРЕДАТЕЛЬ

   – Все, нам конец! – выл Барски.

   Кейт сжалась в кресле и отрешенно уставилась в противоположную стену. У Купера был спокойный задумчивый вид.

   – Мы все мертвецы! Нам конец! – голос Барски захлебнулся.

   – Заткнись! – прикрикнула на него Эйприл. – Мы должны уничтожить это проклятое чудовище!

   – Уничтожить?! – Кейт просто взвизгнула. – Тебе мало трех смертей? Надо быть сумасшедшей, чтобы не понимать всю безнадежность этих дурацких попыток! Погиб Рэй, погиб Коннели, погиб капитан Галс! Ты что, хочешь, чтобы этот список продолжался? Это же не мы за ним охотимся, а он за нами, разве это не понятно? Мы ведь даже не можем найти его!

   – Ты все сказала? Мне можно говорить дальше, или у тебя есть какое-то конкретное предложение?

   – Предложение? Конечно, есть! Мы должны немедленно покинуть этот проклятый корабль! – Кейт разрыдалась. – Это наш единственный шанс. У нас есть капсула, и мы должны ею воспользоваться! Сейчас же!

   – А корабль полетит до самой Земли с подарочком на борту? Мне очень жаль, но мы не имеем на это права, – Эйприл говорила твердым голосом. – Мы просто обязаны уничтожить чудовище, либо сами погибнуть вместе с ним!

   – Ну это ваши проблемы! – Кейт начала язвить. – Можете оставаться тут и гоняться за своим монстром, сколько угодно! Я же хочу отсюда немедленно исчезнуть!

   – Сожалею, но это невозможно! – Эйприл поднялась. – Мы все остаемся на корабле!

   – А почему ты одна решаешь за всех? – поинтересовался Барски.

   – Потому что после смерти капитана Галса старшим по званию осталась я! И я теперь командую звездолетом!

   Все притихли.

   – А теперь нужно серьезно обсудить, как мы можем найти и уничтожить чудовище. Или же попытаться выбросить его в открытый космос!

   – О, Господи! Это же варварство! – впервые заговорил Купер. – Его ни в коем случае нельзя уничтожать. Это – уникальный для науки экземпляр! Мы должны просто доставить его на Землю!

   – Заткнись! – оборвала его Эйприл. – Противно слушать! Мы давно обязаны были его уничтожить! И прошу тебя больше не мешать. Это давно уже не научная задача, а проблемы безопасности! Если мы будем и дальше, слушая тебя, нянчиться с этим монстром, то последствия не трудно предсказать! Дело в том, что эта тварь скорее всего использует для ориентации в пространстве тепловое излучение. Тоннель, по которому двигались Коннели и Галс – звуконепроницаемый. Услышать шаги с соседнего яруса, а тем более через два-три – просто невозможно. Чудовище явно почувствовало тепло, излучаемое телами, либо, что более вероятно – пламенем огнемета.

   Все молча слушали офицера по безопасности.

   – Купер, что ты можешь нам предложить, как ученый.

   – Пока ничего. Я раздумываю.

   – Раздумываешь?! – Эйприл вспылила. – Ты до сих пор только раздумываешь! И над чем же, позволь узнать, если не секрет?

   – Сейчас я обдумываю твои слова. Прежде чем что-либо предпринять, надо все тщательно взвесить, иначе можно наломать дров. Твои эмоции тут никому не нужны.

   – Ну нет! Мы слишком долго думали! К чему это все привело – вот! Полюбуйся, – Эйприл обвела вокруг себя руками. – И это не без твоего участия!

   – Не надо выносить поспешные обвинения! Ты во всех этих событиях сама принимала непосредственное участие и была всему свидетелем! Что же, по-твоему, я должен был сделать со своими научными исследованиями?

   – Сказать? Сказать, что ты должен был сделать?! Ты обязан был послушать офицера по безопасности и засунуть свои исследования…

   – Ну извини, как настоящий ученый этого я не смог бы сделать, как бы ты ни хотела!

   – Все! Разговор окончен! – прервала его Эйприл. – Сейчас я здесь командую, и все обязаны мне подчиняться! Так вот вам мой приказ: все научные исследования и дальнейшие эксперименты срочно прекратить, а объект исследований, как потенциально опасный для членов экипажа и населения Земли – уничтожить!

   – Не все так просто, капитан! – в голосе Купера прозвучала явная издевка. – У меня имеются кое-какие вопросы!

   – А у меня один ответ на все твои вопросы, – процедила сквозь зубы Эйприл и вышла из каюты.

   Эйприл вставила свой идентификатор в щель сканера-анализатора. Двери открылись. Эйприл очутилась в каюте капитана и огляделась. Двери плавно захлопнулись. Она осталась одна. После смерти капитана здесь теперь хозяйничать обязана она – Эйприл О'Нил.

   Девушка подошла к сейфу и набрала известный ей код. Тяжелая бронированная дверь поддалась и открылась. Эйприл достала дискеты ключей Центрального терминала и подсела к компьютеру. Дисководы поглотили ключи, экран ожил и загорелся мягким светом. Она набрала код доступа и начала ждать. Процессор непривычно долго анализировал, но наконец на экране загорелась надпись: «Доступ разрешен».

   Эйприл села поудобней, и ее пальцы легко побежали по клавишам: «Существует ли опасность со стороны инопланетянина?» «Существует», – лаконично сообщил компьютер. Эйприл набрала следующий вопрос: «Какие возможные варианты уничтожения инопланетянина?» «Компьютер не может ответить на этот вопрос», – прочитала она на экране.

   – Какого черта! – Эйприл вспылила. – Не может быть, чтобы он не прорабатывал возможные стандартные решения!

   «Какие основания для отказа?» – снова запросила Эйприл. «Специальный приказ», – сообщил компьютер.

   – Вот оно что, – присвистнула девушка. – Бред какой-то! Офицер безопасности имеет доступ к любой информации!

   «Кто отдал приказ?» – Эйприл от нетерпения ерзала на кресле.

   «Распоряжение офицера по науке».

   – Ах так! – она снова защелкала на клавиатуре.

   «Запрос по специальному каналу доступа».

   «Данные не принимаются».

   «По какой причине?»

   «Канал заблокирован».

   «Основание?»

   «Распоряжение офицера по науке».

   – Думаешь все предусмотрел? – Эйприл охватил азарт. – А ну-ка, попробуем вот так!

   «Характеристика инопланетянина по результатам научных исследований?»

   «Данных недостаточно. Требуются дополнительные широкомасштабные исследования».

   – Ну что, получила информацию? – услышала Эйприл издевательский голос за своей спиной.

   Девушка обернулась. Купер стоял в каюте и усмехался, скрестив руки на груди. Эйприл покосилась на индикатор сканера-анализатора, который показывал количество человек, прошедших в каюту капитана. На небольшом дисплее горели только ее данные и цифра «I».

   Девушка медленно встала с кресла, угрожающе приблизилась к Куперу и схватила его за ворот комбинезона.

   – Зачем ты это сделал? Зачем ты заблокировал всю информацию про чудовище?!

   – Погоди, ты еще не все знаешь! – Купер продолжал криво усмехаться. – Это далеко не все, что я сделал!

   – Ну-ка, говори. Выкладывай дальше! Купер пристально посмотрел ей в глаза.

   – Вы никак не сможете его уничтожить. Я вывел из строя систему управления внутренними коммуникациями. Автоматика теперь не работает. Если хочешь – можешь попробовать все делать вручную. Только я думаю, тебе на это понадобится не один месяц. А к этому времени мы уже будем на Земле!

   Купер уже не улыбался, он продолжал пристально глядеть в глаза Эйприл.

   – Ты преступник, убийца!

   Эйприл притянула нагло-спокойное лицо Купера к своим глазам и, задержав на секунду взгляд, отшвырнула мерзавца в сторону своими сильными натренированными руками. Тот, не устояв на ногах, отлетел назад, ломая своим телом панели перегородок. Затем она с гордым видом развернулась и, не оглядываясь, направилась к выходу. Но сколько она не давила на кнопку у дверей, те оставались на месте. Вдруг она услышала медленные шаги за спиной. Эйприл оглянулась:

   – Купер! – девушка вдавилась всем телом в стену. – Купер, что с тобой? Ты в порядке? Ты что делаешь?!

   Сначала она подумала, что он просто сошел с ума. Но потом вдруг заметила, что из виска Купера торчит пластмассовый осколок панели. Из раны вытекала тоненькая струйка. Но это была не кровь, а флуоресцирующая красноватая жидкость.

   Купер подошел к Эйприл вплотную. Девушка сильным ударом попыталась оттолкнуть его, но вместо мягкого тела руки ее натолкнулись на стену, сдвинуть с места которую не представлялось возможности. Внутри того, кто назывался совсем недавно Купером, слышался монотонный механический гул. Эйприл подняла руку и схватила его за волосы. Резким ударом он отшвырнул ее в сторону. В руке у девушки остался большой клок волос. Сила его рук была невероятная.

   – Купер, перестань, опомнись! Что ты делаешь?! – Эйприл громким криком попыталась привести его в себя.

   Но все было бесполезно. Движения его стали механическими, как у машины. Он ворочал головой из стороны в сторону, глаза стали безумными. Купер медленно приближался к девушке.

   – Ну все, теперь не спастись. Убьет! – промелькнуло в голове у Эйприл.

   Она чисто случайно нащупала в кармане комбинезона выпуклый панцирь переговорного устройства, откинула крышку и вдавила в панель красную кнопку. Купер добрался до нее, схватил ее мощными руками, оторвал от пола и швырнул в угол. Эйприл упала, ударившись головой, и потеряла сознание. Переговорное устройство закатилось под пульт.

   Черепашки крадучись двигались по коридору. Внезапно в кармане у Микеланджело включился зуммер сигнала.

   – Нас вызывает Эйприл!

   Он выхватил переговорное устройство и быстро раскрыл его.

   – Мы тебя слушаем! Что-нибудь случилось? – быстро проговорил Микеланджело.

   Но в ответ из динамика раздавались какие-то крики и треск. Затем послышался мощный удар и дальше – только шипение.

   – Она звала нас на помощь! Бежим!

   – Но ведь мы не знаем, где она находится! – в отчаянии воскликнул Донателло.

   – Вызов не прекращается. Она либо продолжает молча давить на кнопку, либо кнопку заклинило, – радостно сообщил Рафаэль. – Значит, мы можем ее запеленговать!

   – Ну, тогда не будем медлить! – первым сорвался с места Лео.

   Они дружно топали по пластиковому покрытию переходов. Писк зуммера то усиливался, то ослабевал. Поэтому они быстро определяли направление.

   – Наверное, это в каюте капитана! – воскликнул Микеланджело, направляясь к закрытым дверям. Писк сигнала стал просто оглушительным.

   – Точно, тут, – подтвердил Рафаэль. Донателло нажал на кнопку открытия дверей, но они не сдвинулись с места.

   – Их кто-то заблокировал! – воскликнул Лео. – Надо взламывать!

   Он разбежался и нанес мощный удар ногой. Дверь не шелохнулась. Сам Лео отлетел к противоположной стене прохода.

   – Погоди, так бесполезно! – отстранил его Рафаэль.

   Он клинком короткого меча оторвал крышку сканера-анализатора, выдрал пучок проводов, секунду покумекал и замкнул их напрямую, в обход схемы анализатора. Двигатель ожил, и двери плавно, с легким жужжанием разъехались в стороны, освобождая черепашкам проход.

   Перед их глазами открылась картина страшного погрома. Вокруг валялись перевёрнутые шкафы с аппаратурой, экран компьютера был разбит, панели стен разломаны. Но самое страшное, что они увидели, это был Купер, который, загнав в угол их подругу, сдавил ее горло руками. Девушка обмякла в его могучих клещах и уже ни на что не реагировала.

   – Ах ты, гнусная тварь, – воскликнул Микеланджело и с ходу нанес противнику сокрушающий удар по корпусу.

   Купер не шелохнулся. Микеланджело же, сжав зубы, схватился за свою выбитую руку.

   – Ну и мощь! – с уважением оценил противника Донателло и с разворота корпуса ударил его ногой в голову.

   Храбрый ниндзя упал как подсеченный. Купер же не сдвинулся с места.

   – Эй ты, мерзкий предатель! – воскликнул Лео и с боевым кличем на устах, нанес тому, кто назывался офицером по науке, серию ударов по корпусу и ногам.

   Очередное нападение одного из ниндзя не причинило никакого вреда Куперу и не оказало помощи задыхающейся Эйприл. Ситуация становилась критической.

   – Ну, враг, я не хотел этого делать, но ты сам напросился! – Рафаэль выхватил из-за спины два изогнутых меча, с бешеной скоростью раскрутил их над головой и, издав короткий клич, нанес два молниеносных удара в район поясницы.

   Тело Купера дрогнуло и переломилось посредине. Его руки обмякли, и он повалился на пол, заливая светлое покрытие алой флуоресцирующей шипящей жидкостью. Из глубокого пореза торчали пучки проводов и рассеченные мощным ударом стальные тяги.

   Донателло с Микеланджело кинулись к оседающей на пол девушке и подхватили ее на руки.

   – Молодчина, Рафаэль! – воскликнул корчившийся только что от боли Лео.

   – Ерунда! Это всего только робот, – с облегчением присвистнул Рафаэль.

   Друзья быстро привели в чувство свою подругу. Эйприл, хоть и была очень слаба, но сразу же взяла себя в руки.

   – О, Боже! Друзья мои дорогие, вы спасли мне жизнь! Как я вам благодарна!

   – Эйприл, некогда благодарить! – Микеланджело вздохнул с облегчением. – Что все это значит? – он показал рукой на гору хлама, который совсем недавно назывался «офицером по науке».

   – Он – предатель! Он сделал все, чтобы мы погибли, а это жуткое чудовище, которое гуляет безнаказанно по кораблю, успешно прилетело на Землю! К сожалению, теперь я совсем не уверена, что нам удастся его уничтожить!

   – Почему же? Ты ли это говоришь?!

   – Купер стер всю информацию в бортовом компьютере, вывел из строя систему коммуникаций! Мы теперь просто беспомощны!

   – Жалкая тварь! Я сейчас покромсаю его на куски! – крикнул Лео.

   – Погоди, – остановил друга Рафаэль. – Если компьютер молчит, тогда Купер сам все расскажет! И он согнулся над обломками робота.

   – Что ты делаешь?! – попытался остановить его Донателло.

   – Не волнуйтесь, он сможет только говорить, – Рафаэль стал подключать и скручивать какие-то проводки, торчащие из тела робота.

   Купер вздрогнул, лицо его ожило. Он открыл глаза и сразу же сжал кулаки.

   – Расслабься, ты все равно ничего не сможешь сделать, – презрительно проговорил Микеланджело.

   – Что вы хотите? Я все равно ничего не скажу!

   – Не упрямься, тебе уже нечего терять. В чем заключалось твое задание? – спросил Рафаэль.

   – У меня был приказ посадить корабль на той планете – доставить это существо на Землю?

   – Кто отдал такой ужасный приказ? – спросил Донателло.

   – Этого я вам ни за что не скажу! – гордо произнес Купер.

   – Мы можем уничтожить инопланетянина каким-либо способом? – вступила в разговор Эйприл.

   – Нет, – в голосе Купера звучала издевка. – Вы с ним ничего не сможете сделать!

   – Я сейчас покромсаю его на куски! – снова вспылил Лео. – Его и эту дурацкую тварь!

   – Не получится! – снова усмехнулся Купер.

   – Что? Ты знаешь что-нибудь про него? – заинтересовалась Эйприл.

   – Конечно! Но вы все равно от меня ничего не добьетесь! Могу сказать одно: это прекрасный, совершенный организм! Он гораздо лучше беспомощного человеческого тела!

   – Ну-ка, ну-ка! И чем это он так хорош?

   – В этом организме самая совершенная комбинация генов. Любая рана, нанесенная ему, заживет за несколько минут! Он обладает таким мощным покровом, что никакое ваше оружие ему не страшно! Он имеет крылья и может летать! Он очень умный и легко осваивается в незнакомой обстановке. Вам ничего с ним не сделать! – Голос Купера сорвался на истерический визг. – Я заблокировал Центральный компьютер. Изменить курс вы не сможете. Корабль все равно достигнет Земли, но уже, скорее всего, без вас! Я свою задачу выполнил!

   – Ты хоть понимаешь, что наделал? – прошептала Эйприл.

   – Вы случайно оказались замешаны в слишком большую игру. Там, – Купер многозначительно закатил глаза, – все хитрее, умнее, богаче и, что самое главное, беспощаднее вас! В таких ставках, которые делаются там, жизнь экипажа какого-то звездолета не имеет никакого значения. Вы с самого начала были обречены!

   – Тогда зачем же ты пытался убить меня?

   – Ты – главное препятствие на пути выполнения моей задачи, Эйприл, – голос Купера неожиданно стал мягким, – признаюсь, мне не легко было на это решиться. Ты всегда мне нравилась, я даже хотел, чтобы тебя оставили в живых. Я бы мог посодействовать. Там любят таких сильных, как ты!

   На лице Эйприл появилось выражение крайнего презрения.

   – Пошли, ребята! – сказала она и направилась к выходу. – К дьяволу эту кучу хлама!

   На пороге она неожиданно задержалась и, повернувшись, полыхнула из огнемета.

ГЛАВА 11. МАСКИРОВКА

   Все вместе – Эйприл, Микеланджело, Донателло, Лео, Рафаэль, Кейт и Барски сидели в помещении Центрального поста. Друзья только что рассказали своим товарищам по несчастью про события последнего часа. Все были настолько возбуждены, что девушка-пилот и борт-инженер даже не очень удивились появлению в каюте черепашек-ниндзя. Скорей они даже обрадовались и не стали расспрашивать, откуда те взялись на корабле.

   – Меня волнует один момент, – поделилась Эйприл. – Помните последние слова Купера? Он сказал, что я была главным препятствием на пути выполнения его задания. И тогда он решил меня убрать.

   – Но почему ты, а не Кейт или Барски? – поинтересовался Микеланджело.

   – И я про это же думаю.

   – Мы все смирились и растерялись, – догадалась Кейт. – Ты одна постоянно твердила, что мы обязаны уничтожить чудовище.

   – А раз так, – продолжила ее мысль Эйприл, – значит, все-таки такая возможность существует. И он про это знал!

   – Погоди, – вступил в разговор Барски. – Я случайно видел его глаза, когда ты сказала, что чудовище улавливает тепловые лучи. В них на секунду промелькнул недобрый блеск, я тогда даже удивился…

   – Молодец, Барски! – Эйприл обрадовалась. – Вот она – зацепка! Значит, я была совершенно права!

   – Только какая нам польза, что мы это знаем? – пожал плечами Барски.

   – Погоди, а в связи с чем я это сказала?

   – Был разговор о том, – вспоминала Кейт, – что не мы за ним охотимся, а он за нами. Мы не можем знать, где он находится, а он нас чувствует на большом расстоянии.

   – Вот мы и докопались! Почему он нас чувствует, а черепашек – нет? – Эйприл говорила возбужденным голосом. – А потому, что температура нашего тела выше, чем температура воздуха.

   – Ну и что из этого? – спросил Лео.

   – А то, что мы должны поднять температуру внутри корабля до тридцати шести и шести десятых градуса по Цельсию, и тогда чудовище не сможет нас уловить. Наши шансы уровняются!

   – Ура! – все радостно закричали. – Устроим ему тропики!

   – Но это не так просто сделать, – предупредила Эйприл. – Автоматика не работает. Это значит, что кому-то нужно пробраться в реакторный отсек и изменить режим работы калориферной установки.

   – Я пойду, это мое хозяйство, – встал Барски.

   – Нет, – остановил его Донателло, – пойдем мы. Не забывайте, что пока еще температура только двадцать градусов!

   – Без меня вы все равно не разберетесь! – не соглашался Барски.

   – Хорошо, тогда разделимся! – Эйприл приняла командование. – Двое ниндзя идут вместе с Барски, а двое останутся охранять женщин.

   – Ну, Эйприл, не прибедняйся, – усмехнулся Лео. – Еще неизвестно, кто кого охранять на самом деле будет!

   – Не надо меня много хвалить, ребята, – предупредила девушка. – Я могу и загордиться. Вам же хуже будет!

   Рафаэль вместе с Лео вызвались сопровождать Барски к реакторному блоку. Микеланджело и Донателло остались с Эйприл и Кейт в помещении Центрального поста.

   – Эйприл, – обратился Микеланджело, который долгое время сидел глубоко задумавшись, – а тебе не кажется странным, что Купер довольно много знал про этого крылатого дракона, и при том, что он его никогда не видел?

   – Ты прав. За последние сутки у меня не было времени поразмыслить над этим фактом обстоятельно.

   – А кто он вообще такой? Он раньше летал с вашим экипажем? – поинтересовался Донателло у немного успокоившейся Кейт.

   – Нет, я раньше его никогда не видела. Во всех предыдущих полетах нас сопровождал другой офицер по науке.

   – Он должен был лететь и на этот раз, но его неожиданно заменили на Купера за два дня до полета, – сказала Эйприл. – Не знаю, но мне кажется, что уже тогда я почувствовала в этом что-то неладное.

   – А чье это было распоряжение? – спросил Микеланджело.

   – Специальный приказ, подписанный Президентом Космической Компании. Ой…

   – Я вижу, сама начинаешь догадываться, – мрачным тоном сказал Микеланджело. – Тут просматривается тесная связь: робот, который специальным приказом президента Компании вводится в состав вашего экипажа, очень хорошо осведомлен про дракона, который выводится из яиц в инкубаторе на корабле Шреддера!

   – Да, – присвистнул Донателло, – мы влезли в такое дело, из которого не просто будет выкарабкаться…

   – Мне все это до чертиков надоело! – у Кейт снова начиналась истерика. – Я не хочу тут больше быть. Я хочу домой!

   – Давай подумаем, дорогая, – с добрым участием сказала Эйприл. – Судя по всему, нас там не очень-то и ждут!

   Пока черепашки светили фонарями, Барски возился возле нагревателя воздуха. Вставив большой гаечный ключ в отверстия массивного вентиля, он уперся ногами в стену и с трудом провернул мощный винт. Зазор в сопле увеличился, и в радиатор с шумом стала поступать горячая вода из рубашки системы охлаждения реактора. Барски посветил на круглую шкалу термометра и немного уменьшил поток.

   – О! Теперь как в аптеке! – воскликнул он.

   Черепашки засмеялись.

   – Можете смеяться, через два часа у нас тут будет не хуже, чем на Канарских островах! Причем с температурой ровненько тридцать шесть и шесть! Барски выбрался из отсека и заблокировал вход.

   – А теперь надо побыстрей сматываться!

   Он побежал впереди, освещая дорогу лучом мощного прожектора.

   – Я здесь все закоулки знаю! – похвастался он на ходу. – Тут все вокруг – мое хозяйство!

   Они добежали до кабины большого грузового лифта и остановились на просторной зарешеченной платформе. Лео возился с панелью переключения, но кабина не двигалась с места.

   – Отсюда можно выбраться пешком? – спросил Рафаэль.

   – Вполне, – ответил Барски, – но это довольно сложно. Подождите меня, я посмотрю в распределительном щите блока питания. Не волнуйтесь, сейчас поедем!

   Барски забросил огнемет за спину и подбежал к металлическому шкафу.

   – О, черт! Да тут все разворочено! Прожектор, укрепленный сверху на перекрытии, слабо освещал груду покореженного металла.

   – Ничего, сейчас попробую разобраться, – Барски стал искать нужные обрывки проводов. Внезапно кто-то объявился сзади, на секунду загородил свет.

   – Ребята, отойдите, мне не видно, – Барски возился внутри щита.

   Но сзади снова загородили свет и на этот раз похоже не собирались исчезать.

   – Ну, ребята, вас же просят, – разозлился Барски и резко обернулся.

   Огромная фигура чешуйчатого дракона, с отвратительными перепончатыми крыльями, сложенными на спине, вздымалась над ним. Гигантский череп, покрытый блестящим роговым шлемом был обращен в сторону человека, на него смотрели мутные, налитые кровью глаза. Длинная лошадиная челюсть чудовища отвисла, обнажая несколько рядов острых жёлтых зубов.

   – Нет! – заорал в ужасе Барски, схватил огнемет и рванул за спусковой крючок.

   Пламя со свистом вырвалось из тонкого сопла и облизало брюхо дракона. Чудовище взревело от боли и, взмахнув полупрозрачными крыльями, взмыло вверх.

   – Что, не нравится! – заорал Барски и еще раз попытался выстрелить из огнемета.

   Но тот молчал. Барски с ужасом отметил, что на микродисплее счетчика зарядов тускло светился «О». Дракон сразу же заметил растерянность человека и ринулся вниз. В это время его засыпало градом острых металлических звездочек, которые запустили в него подоспевшие на помощь черепашки. Маленькие звездочки врезались между роговых пластин чудовища в незащищенные участки тела. Дракон взревел устрашающе и развернулся в сторону маленьких дерзких существ. Барски в это время попытался выскользнуть из западни, но не смог, зажатый огромной тушей дракона возле развороченного железного шкафа.

   Дракон повернул в сторону черепашек вонючую клыкастую пасть и, разбрасывая во все стороны отвратительную слизь, стал наклоняться к ним. Рафаэль с завидной ловкостью метал звездочки в глаза чудовища. Дракон рычал, вздрагивал от болезненных уколов. В это время Лео отскочил далеко в сторону, обмотал конец веревки вокруг какой-то металлической конструкции и швырнул «кошку», привязанную к другому концу веревки, под ноги чудовищу. Дракон зацепился за острые крюки, взвыл от боли и дернулся в сторону. Веревка натянулась как струна, но выдержала. Ужасный инопланетянин грохнулся на пол. Черепашки обнажили мечи и с отважным кличем кинулись на чудовище. Дракон, быстро осознав опасность своего положения, мгновенно вскочил, порвав прочную веревку, метнулся в сторону, встретив ниндзя ударом могучего и гибкого хвоста. Только в последнее мгновение черепашки успели взмыть в воздух и сделать сальто – они чудом спаслись от сокрушительного удара.

   Они снова стояли против дракона, с ненавистью всматриваясь в его глаза. И тут дракон решил отступить. Он взмахнул мощными крыльями, кинулся назад, схватил когтистыми лапами безоружного Барски и вместе с ним взмыл в воздух. До черепашек долетел отчаянный крик. Они взмыли в воздух, пытаясь на лету подрезать мечами крылья дракона, но не достали. Когда Лео с Рафаэлем вернулись в помещение Центрального поста, температура начала уже подниматься.

   – Молодцы, – приветствовали их товарищи, которые уже сидели в расстегнутых комбинезонах. – А почему вы сами такие расстроенные и где Барски?

   – Черепашки стояли молча, потупив глаза.

   – Так где же все-таки Барски?! – Микеланджело и Донателло приподнялись.

   – Мы его не уберегли…

   В помещении в который уже раз за последние сутки повисла гнетущая тишина.

   – Как это произошло? – спросила Эйприл.

   – Дракон сломал лифт. Мы не знали в чем дело, и Барски пошел посмотреть распределительный щит. В это время он на него и напал. Мы вступили в бой. Это страшная тварь, но с ней можно бороться. Дракон не смог ничего с нами сделать. Но и мы с ним тоже. В ярости он схватил беспомощного Барски и улетел. Мы его не догнали…

   – Я так жалею Барски! – расплакалась Кейт. – Он был всегда такой веселый!

   Долгое время все сидели в полном оцепенении. Чтобы хоть как-то разрядить мрачную атмосферу, Эйприл произнесла как можно более спокойным голосом:

   – Кейт, отключи систему пожаротушения! Барски настроил ее на температуру тела. Сейчас станет жарко, корабль просто зальет водой.

ГЛАВА 12. ПОСЛЕДНЯЯ ПОТЕРЯ

   – У нас нет другого выхода, – Эйприл обвела всех торжественным взглядом, – кроме как покинуть корабль, уничтожив его вместе с драконом!

   – Но ведь до Земли еще слишком далеко! – воскликнул Рафаэль. Хватит ли ресурса у обычного летательного аппарата на такой продолжительный полет?

   – Я понимаю, что все мы очень рискуем. За уничтожение дорогостоящего рудовоза нас, опять-таки, в Компании по голове не погладят. Да нас там не очень-то и ждут. Но я опять повторяю: у нас нет другого выхода! Все молчали, осознавая сказанное командиром.

   – О, Боже! Как жарко, – простонала Кейт.

   – Очень хорошо, теперь эта тварь не должна нас чувствовать!

   – Может, поспим? – Кейт вся обмякла. – Мы уже сутки не спали. И не ели тоже.

   – Есть будем в капсуле! – скомандовала Эйприл. – Ну, что с тобой, Кейт? Возьми себя в руки. А выспаться еще успеешь. Целый месяц будешь спать в анабиозе, не меньше! Я думаю, примерно столько нам лететь до пограничных постов нашей системы.

   – Но ведь в капсуле на всех нас анабиозных камер не хватит.

   – Не волнуйся, Кейт, – успокоил ее Лео. – Нам они просто не понадобятся.

   – Кейт, ты вместе с… – Эйприл задумалась, – вместе с Микеланджело и Донателло отправляйся в капсулу и подготовь все для полета. Только помни: это надо сделать срочно и без ошибок. От этого зависит наша жизнь. Нам необходимо срочно убираться отсюда. Эта тварь видно почувствовала, что мы хотим ее убить, и начала за нами настоящую охоту. Теперь – кто кого!

   – А вы? – в голосе Кейт зазвучала тревога.

   – А мы подготовим все для самоликвидации корабля! Договорились? Действуем! И помни: когда мы будем в капсуле – старт немедленный, потому что звездолет взорвется автоматически и через несколько минут!

   Переходы, переходы, переходы. Наконец-то дверь с надписью «Галс». Рафаэль повозился в уже знакомом пучке проводов. Готово. Панели плавно разъехались в стороны.

   Знакомый погром в каюте капитана. Посредине на полу – обгорелые останки робота по имени Купер. Разбитый дисплей. Массивная стальная дверь рядом.

   Эйприл набрала известный ей код. Замок тихо щёлкнул, и дверь плавно отъехала в сторону.

   – Лео, – позвала она. – Возьми этот кейс. Черепашка протянул руку и с большим трудом извлек из ниши маленький, но очень тяжелый чемоданчик.

   – Ну вот и все что нужно для новогоднего фейерверка, – Эйприл усмехнулась. – Пойдемте скорей.

   Они бежали пустыми коридорами, освещенными аварийными тусклыми фонарями.

   Бесконечный долгий тоннель закончился, и они вышли в огромный зал, покрытый сотами плит поглощения. Над входом светилась яркая надпись:

   «Внимание! Опасно для жизни! РЕАКТОРНЫЙ ОТСЕК»

   Эйприл набрала код доступа. Замок отошел, и тяжелая бронированная дверь спряталась в стене. Девушка откинула крышку блока системы самоликвидации.

   – Лео, подай сюда чемоданчик, – обратилась она к Черепашке.

   Кейс открылся. Внутри лежали четыре блестящих металлических цилиндра. Эйприл вставила детонаторы по очереди в отверстия в стенке блока и закрутила их до отказа. После этого она подняла глаза и прочитала надпись на крышке блока:

   «После включения системы корабль будет уничтожен через 10 минута.

   Пальцы девушки пробежали по клавишам, встроенным рядом с взрывателем. Отжатые кнопки замигали ярко-красным светом.

   «Система к взрыву готова», – высветилось на микродисплее, который находился рядом.

   Черепашки сосредоточенно наблюдали за действиями подруги. Эйприл вытерла пот со лба. Ее внимание привлекла надпись на дисплее: «При экстренной необходимости самоликвидация может быть отложена на 5 минут».

   Эйприл криво усмехнулась:

   – Ну нет, нам таких услуг оказывать не надо!

   От жары пот заливал глаза. Бежать приходилось как будто летом в джунглях. Кейт, Микеланджело и Донателло двигались короткими перебежками, часто останавливаясь и оглядываясь, от одной стены коридора к другой.

   Вот и вход в ангар. Черепашки прикрывали Кейт, пока она возилась с блоком управления. Наконец код был набран, и тяжелые герметично закрывающиеся двери разъехались перед ними. Внизу стола на приземистых, неуклюжих с виду, шасси стояла капсула. Ее грациозно-обтекаемые формы манили к себе, создавали иллюзию легкости.

   – Скорей, скорей! Мы полетим отсюда! Домой! – Кейт не удержалась и бросилась бегом.

   Они разместились внутри рубки управления капсулы. Кейт одну за другой вводила системы в действие. Все приборные панели ожили и засверкали разноцветными огнями. Пальцы пилота двигались по клавишам бортового компьютера, задавая координаты и предполагаемый курс.

   – Надо сделать пробный запуск! – Кейт поднялась. – Проверим, в порядке ли зажигание.

   Вдруг в центре каюты что-то упало, и что-то быстро метну лось под приборную панель. Кейт прыгнула к своему креслу и схватила огнемет. Черепашки приняли боевую стойку. Но все было тихо. Тогда девушка медленно опустилась на одно колено и заглянула под пульт. Там сидел кот и лизал лапу.

   – Маркиз! Божечки, котик мой милый! – Кейт несказанно обрадовалась. – Как ты нас напугал! Кот жалобно замяукал.

   – Кис-кис, Маркизик! Иди ко мне, малыш! – нежно ворковала Кейт. – И как ты только сюда забрался, разумненький! Тоже домой захотелось?

   Кот не торопясь подошел к девушке. Она взяла его на руки и осмотрелась по сторонам. На глаза ей попался легкий металлический контейнер.

   – Посиди-ка тут, Маркиз, пока мы не стартуем! А то еще потеряешься ненароком!

   Кейт открыла крышку, и Маркиз без возмущений забрался внутрь.

   – Ну вот и молодчина, – девушка погладила его по спине и захлопнула крышку.

   – Извини, Маркиз, но так ты хоть будешь в безопасности!

   Микеланджело с интересом продолжал наблюдать за девушкой. Внезапно Донателло, который проверял двигатели, громко воскликнул:

   – Не работает система запуска!

   Кейт бросилась к пульту управления и набрала запрос на клавиатуре. На экране загорелась надпись: «Отсутствует кислород в системе зажигания!»

   – Надо срочно закачать! Донателло, помоги мне, – Кейт бросилась к выходу.

   Она подбежала к стене ангара, схватилась за манипулятор, на котором были закреплены шланги систем обеспечения и электронный пульт управления.

   – Донателло! – показала девушка на кран под обшивкой капсулы. – Присоединяй этот шланг сюда! Только, смотри, очень плотно, тут большое давление в системе! Будь осторожен, сейчас дам напор!

   Кейт набрала на пульте код заправки. Но шланг по-прежнему не подавал никаких признаков жизни.

   – Что за чертовщина? – чуть не заплакала девушка.

   – Послушай, Кейт! – догадался Донателло. – Мы совсем забыли, что Купер вывел из строя все системы коммуникаций!

   – Что же нам теперь делать?! – у девушки началась настоящая истерика.

   – Наверно, можно это сделать вручную? – предположил черепашка.

   – Точно, можно! – захлопала в ладоши Кейт. – Я знаю, как это сделать!…

   Девушка подбежала к стене и вернулась назад с гибким шлангом, на конце которого был закреплен кран-пистолет.

   – Донателло! – она протянула его черепашке. – Когда услышишь шипение – нажми на курок.

   – А ты куда? – спросил удивленный Донателло.

   – А я сбегаю на склад, включу там подачу!

   – Стой! Это же опасно! Возьми с собой Микеланджело!

   – Не надо его беспокоить, пусть занимается своими делами! Я быстро, здесь рядом, – с этими словами Кейт выбежала из ангара.

   Девушка быстро добежала до помещения склада, открыла дверь и зашла внутрь. Огромная цистерна со сжатым кислородом стояла возле дальней стены. Кран подачи находился рядом. Кейт попробовала его открыть, но сил для этого у нее оказалось недостаточно. Тогда она повисла на вентиле и несколько раз дернула его. Кран не поддался. Девушка чуть не заплакала.

   – Ну почему я не послушала Донателло?! Неужели мне придется за ними возвращаться? А вдруг туда уже пришла Эйприл?

   Кейт изо всех сил рванула вентиль и громко завизжала. Это была ее маленькая победа. Кран поддался и провернулся. По трубам в сторону ангара пошел жидкий кислород.

   Кейт вытерла взмокшее лицо и, не переводя дыхание, бросилась к выходу. Возле самой двери она поскользнулась на студенистой слизи, которой было измазано все вокруг. Когда она поднялась на ноги, то в ужасе закричала. Над ней стоял чудовищный крылатый дракон и поворачивал в ее сторону огромную вонючую пасть с несколькими рядами клыков.

   – Нет, нет! – заорала Кейт.

   Она схватила попавшийся ей под руку кислородный баллон и швырнула в чудовище. Баллон не долетел, но при ударе об пол вентиль отломался, и упругая струя сжиженного кислорода ударила в брюхо дракону, покрывая его холодным густым инеем. Чудовище завизжало жутким голосом и отступило назад, спотыкаясь о разбросанные баллоны.

   Кейт бросилась бежать. Но вслед за ней во всю ширину коридора двигалось, догоняя, чудовище.

   – Микеланджело, Донателло! – звала на помощь девушка.

   В дальнем конце перехода вспыхнула лампочка селектора, и голос Донателло заполнил весь коридор:

   – Кейт, уже все готово! Где ты пропадаешь? Девушка бросилась к селектору и стала колотить кулаками сразу по всем клавишам:

   – Микеланджело, Донателло! На помощь! Он тут! Он хочет меня убить! На помощь! Он гонится за мной!…

   Дракон появился из-за поворота коридора.

   – Кейт! Кейт! Ответь! – раздался из динамика голос Донателло.

   Кейт снова убегала. Опять коридор, длинный коридор. Она со всех ног неслась в сторону лифта.

   – Успеть! Надо успеть! Ее оглушал стук собственного сердца, из-за него она совершенно не слышала остальных звуков.

   – Совсем немного! Еще чуть-чуть осталось! Надо успеть! – она каждую секунду оглядывалась назад, к ней неумолимо приближалась огромная тень.

   Смертельная усталость сковала тело, жуткий страх парализовал волю. Ей казалось, что она стремглав несется к спасению, а на самом деле она едва передвигала ноги.

   – Кейт! Кейт! Где ты?! – услышала она далеко впереди голоса друзей.

   – Я здесь! Микеланджело, Донателло! – ей казалось, что она кричит оглушающим голосом, но на самом деле с ее уст срывался только слабый хрип.

   Резкий удар хвоста сбил ее с ног и швырнул с размаху на палубу.

ГЛАВА 13. РЕШАЮЩИЕ МГНОВЕНИЯ

   Эйприл опустилась без сил в кресло пилота и горько заплакала. Черепашки молча столпились вокруг нее. Они не находили слов утешения. Каждый из них, раньше считавший себя непревзойденным супергероем, сейчас чувствовал тяжкий груз вины.

   Рабочий вид пульта управления привел Эйприл в себя. Она выпрямилась перед дисплеем и набрала на клавиатуре:

   «Включить систему самоуничтожения корабля».

   Но на экране возникла шокирующая фраза:

   – «Система самоуничтожения не работает». У девушки не осталось сил на выражение эмоций. Она с бесстрастным видом сделала запрос:

   – «Причина отказа системы?»

   – «Приказ офицера по науке».

   – «Приказ отменяю», – набрала Эйприл, вставляя в дисковод свой идентификатор.

   Но характерного звука перезагрузки системы не последовало.

   – Компьютер тоже заблокирован. – Эйприл поднялась. – Придется включать систему вручную и быстренько сматываться. Другого выхода нет. Кто пойдет со мной?

   – На этот раз, наш дорогой друг, мы пойдем все вместе! – торжественно произнес Микеланджело.

   – Спасибо, мои милые отважные черепашки! – Эйприл перекинула через плечо ремень огнемета.

   – А это что такое? – спросила она, показывая на контейнер, который лежал на столе.

   – Это ваш кот Маркиз, – ответил Микеланджело. – Его сюда Кейт спрятала.

   – Нашелся, бродяга, – ласково проговорила Эйприл и взяла контейнер за ручку. – Все, так все!

   Длинные бесконечные тоннели сменяли друг Друга.

   – Мы единственные живые души, которые остались на корабле. Если не считать это чудовище. Теперь мы не имеем права ошибиться! Иначе дракон долетит до Солнечной системы, и тогда начнется такое… Но самое обидное будет то, что исполнятся коварные планы врага! Мы должны выбраться и уничтожить этот ад. Иначе вскоре он повторится на Земле. И тогда там нам еще позавидуют. Или будут проклинать!

   – Не беспокойся, Эйприл! – Микеланджело попытался приободрить подругу. – С таким командиром, как ты, мы выполним любую, даже самую невыполнимую задачу! Пусть он даже и не надеется. Нами так просто не поужинаешь!

   На лифте они поднялись к площадке уровня Реакторного зала. Эйприл набрала код допуска. К счастью, замок сработал без промедления. По сотам плит защитного покрытия они подошли к блоку системы самоликвидации. И тут замки работали исправно. Бронированная дверь уплыла в стену. Блестящие стержни детонаторов тускло мерцали в свете горящих индикаторных лампочек.

   Эйприл склонилась над пультом управления, вчитываясь в инструкцию: «Для введения системы самоликвидации в рабочий режим необходимо произвести следующие операции:…»

   Эйприл молниеносно набрала на панели все коды, согласно инструкции. «Отжать рубильники системы защиты!»

   Стрелка на крышке блока показывала вниз. Взгляд девушки скользнул в том направлении, и она увидела две массивные ручки в нише, закрытой стеклянной крышкой.

   Удар ногой, и стекло со звоном разлетелось по полу.

   – Ну что же, заканчиваем!

   Эйприл потянула на себя массивные рукоятки. Рубильники не шелохнулись с места. К девушке подбежал Рафаэль, который наблюдал за ее действиями и пришел на помощь. Вдвоем у них все получилось.

   Что-то громко ухнуло где-то в глубине зала, раздалось натужное механическое урчание. По палубе всего отсека прошла мелкая дрожь.

   – Осталось набрать код!

   Эйприл снова почти машинально пробежала пальцами по клавиатуре. Детонаторы вздрогнули и стали медленно вползать внутрь стены.

   – Ну вот и все! Теперь нам остается только улететь отсюда! А эта тварь пускай сгорит дотла. Сверху на стене ярко замигала красная надпись:

   «Автоматическая система уничтожения корабля включена!»

   Зал наполнился оглушительным ревом сирены. Освещение погасло, остались гореть только аварийные фонари. Включился громоподобный бесстрастный механический голос внутреннего селектора:

   – Внимание! Внимание! Включена система автоматического самоуничтожения корабля! Необходима срочная эвакуация экипажа!

   Эйприл схватила коробку с Маркизом.

   – Бежим отсюда! Все бегом на капсулу! Стартуем!

   Из селектора неслось:

   – Внимание! Корабль будет уничтожен через десять минут!

   Друзья подбежали к площадке лифта. Все металлические конструкции перекрытий дрожали от рева сирены. Неожиданно в мигающем свете фонарей они разглядели впереди в одном из проходов огромную тень. Черепашки остановились, вдавились в стены и стали практически незаметными. Эйприл так делать не умела. Это ее разозлило. Она пробовала вдавиться в стену, но ей мешали контейнер с Маркизом и огнемет. Тогда она махнула от злости рукой, подняла ствол огнемета и бросилась в проход:

   – Вперед! Только вперед!

   Сначала она ясно увидела впереди себя блестящий шлем, покрывающий череп дракона. Потом чудовище развернулось и предстало перед девушкой во всем своем ужасном виде. Эйприл споткнулась об оборванный кабель и как подкошенная, упала на спину. Контейнер с котом вырвался из ее рук и поехал вперед, скользя по измазанному вонючей слизью полу.

   Чудовище остановилось. Склонившись над коробкой, несколько секунд рассматривало ее.

   – Не смей это трогать! – закричала Эйприл. – Не смей! Она встала на колени, направила ствол огнемета в потолок и нажала на спуск. Пламя растеклось по потолку, обжигая крылья и голову чудовища. Дракон издал дикий вопль и скрылся в боковом проходе.

   Эйприл не могла выйти из оцепенения. То, что она увидела, было совсем не похоже на тонко пищавшего червяка, который убил Рэя. О Боже, это произошло всего сутки назад, а кажется, что война на корабле идет уже целый год. Вокруг все разбито, взорвано и перевернуто. Это настоящий погром! Кораблю до гибели осталось всего несколько минут… Всего несколько минут!

   Эйприл встрепенулась. Ее тормошили черепашки:

   – Эйприл, очнись, уходим!

   – Ах, да! Вызывайте лифт, я заберу Маркиза, – Эйприл направилась за контейнером.

   Неожиданно дракон снова появился из бокового прохода. – Нет! – заорала девушка.

   Черепашки кинулись ей на помощь. Но дракон схватил неуклюжими лапами металлический контейнер и, гигантским прыжком преодолев коридор, скрылся из виду.

   – Нет! – несся ему вслед отчаянный женский крик.

   Эйприл бежала сзади и бессмысленно нажимала на спусковой крючок огнемета. Внезапно до сознания достучался бесстрастный голос селектора:

   – Внимание! До самоуничтожения корабля осталось пять минут! Необходима срочная эвакуация экипажа!

   – Эйприл! Эйприл! – кричал ей в лицо Донателло. – Поверь, нам очень жаль! Но надо уходить!

   Эйприл с трудом поднялась и бросилась бежать. Все вместе они добрались до ангара, заскочили в капсулу и Эйприл плюхнулась в кресло пилота. Задеревеневшие пальцы плохо слушались и с трудом набирали код запуска двигателей, приводя летательный аппарат в полную готовность. На дисплее загорелась яркая надпись:

   – «Корабль к полету готов!»

   Рука протянулась к рукоятке запуска двигателей. Еще мгновение, и все будет закончено!

   Внезапно вой сирены замолк. В ушах стоял настоящий оглушающий звон неожиданно наступившей тишины.

   Черепашки столпились в полной растерянности вокруг своего командира. Эйприл снова обратилась к клавиатуре, отменяя запуск. Времени на раздумья не было, а потому решения принимались мгновенно. Она набрала запрос у компьютера:

   – «Причина отказа системы самоуничтожения?»

   – «Отключение блока питания автоматики системы самоуничтожения».

   – Черт! – Эйприл откинулась назад. – Но ведь мы только что с таким трудом ее включили! Что это может быть?

   – Значит, ее отключил дракон! – догадался Лео.

   – Что?! – Рафаэль посмотрел на него, как на сумасшедшего.

   – Ну а что ты еще можешь придумать?

   – Возможно, он и прав, – заступился за друга Микеланджело. – Помните, о чем говорил Купер? Он говорил, что это чудовище – невероятно умное!

   – Что-то с трудом верится, – засомневался Донателло.

   – Ну, я бы этого не сказала, – возразила ему Эйприл. – Чтобы всего за сутки устроить такой развал на огромнейшем звездолете – одной силы мало… Как это ни печально, придется возвращаться. Ну а как сделать, чтобы он не отключил питание снова, будем думать по ходу дела! Открыв люк, они снова гуськом выбрались из капсулы и огляделись. Лампы накала еле тлели.

   Все покрывал полумрак.

   – Это гораздо хуже, чем можно было предположить! – присвистнула Эйприл. Она подошла к шкафу с рабочими инструментами и дала каждому по ручному фонарю.

   В узких проходах коридоров в свете фонарей оживали длинные бесформенные тени, ежесекундно создавая иллюзию нападения. Останавливаясь и оглядываясь, друзья быстро пробирались вперед. Наконец они добрались до Реакторного зала. Тяжелые мощные двери были проломаны, и в стене зияла огромная дыра.

   – Ах сволочь, что натворил! – воскликнул Рафаэль.

   Друзья пробрались внутрь огромного темного зала. Лучи фонарей пробивали густой мрак, на мгновение вырывая участки покрытия пола и стен. Наконец прокрались и к блоку системы самоуничтожения. Детонаторы были на месте. Они почти полностью были утоплены в стене. Эйприл посветила вниз. Рубильники системы питания были возвращены в первоначальное положение. Их рукоятки были вымазаны вонючей полупрозрачной слизью.

   – Ах ты, наш разумник! – присвистнула девушка.

   – Эйприл, посмотри сюда! – Микеланджело указывал рукой на дисплей.

   На экране светились слова:

   – «До самоуничтожения корабля осталось 55 секунд!»

   Все молча стояли напротив экрана. Чем больше они всматривались в не оставляющую никакой надежды надпись, тем больше возникало желания броситься в капсулу и лететь подальше от этого кошмара. Но тогда звездолет будет продолжать движение к Солнечной системе и через месяц доставит дракона прямо по месту назначения – на Землю.

   Эйприл, как офицер безопасности, приняла решение:

   – Друзья! Вы – легендарные герои. Вас и дальше ждут большие дела и свершения. Мы все вместе попали в безвыходную ситуацию. Но только я одна несу ответственность в отношении событий, которые произошли на этом злосчастном корабле. Потому что сейчас я – его капитан. А раз я здесь главная, тогда слушайте мой приказ: вы сейчас вчетвером пробираетесь в капсулу и стартуете. Она к полету готова, курс заложен в память бортового компьютера – Земля. Спасибо, мои дорогие, но я не люблю долгих прощаний. А теперь: кругом и шагом марш! Никто не шелохнулся.

   – И что собираешься сделать после того, как мы улетим? – спросил Лео. – Снова отжать рубильники?

   – Это уже вас не касается! – командным тоном оборвала его девушка.

   – Эйприл, неужели ты думаешь, что мы способны так поступить? – обиженно спросил Рафаэль.

   – Я ничего не думаю!

   – Мне кажется, что… – попробовал вставить словцо Донателло.

   – Меня не интересует, что тебе кажется! – ответ был короткий. – Это – приказ!

   – А что будет за невыполнение приказа – расстрел? – Микеланджело пристально посмотрел в глаза подруге. Эйприл растерялась. Она не знала что ответить.

   – Хороша подруга! Спасибо за заботу! – перешел в наступление Микеланджело. – Хорошую жизнь ты нам готовишь! Каково, по-твоему, нам бы жилось после такого?!

   Девушка расплакалась.

   – Извините, я не хотела вас обидеть!

   – А теперь слушай нас ты. – Микеланджело обвел всех пристальным взглядом. – Я думаю, все со мной согласятся. Поступить следует наоборот. Ты, Эйприл, садишься в капсулу и улетаешь. А все остальное – наши проблемы!

   От слез Эйприл не осталось и следа.

   – Ну нет! – воскликнула она. – Раз так, на прощание у нас времени предостаточно!

   Эйприл твердым шагом подошла к рубильникам и резко потянула на себя рукоятки. На этот раз они пошли вниз удивительно легко. Яркий свет и рев сирены буквально разорвали просторное помещение Реакторного зала.

   Вместо оглушающего взрыва и всепожирающего огня в динамиках селектора раздался громкий щелчок. Через какое-то мгновение снова раздался рев сирены, и механический голос сообщил:

   – Внимание! Внимание! До самоуничтожения корабля осталось 5 минут! Включена вторая линия системы самоуничтожения!»

   Первой среагировала Эйприл:

   – Из-за отключения питания произошел сбой в программе! Самопроизвольно включилась вторая линия системы, которая оттягивает взрыв на целых пять минут! Живем! У нас есть еще время!

   – Нам крупно повезло! – воскликнул Лео. – Второго такого случая не представится!

   – Мы успеем добежать! – воскликнул Донателло.

   – К запуску капсулы все готово, на это уйдут только несколько секунд! – поддержал их Рафаэль.

   – Погодите, а если дракон снова отключит питание? – остановил всех Микеланджело. – Он тоже борется за свою жизнь, а мы должны быть полностью уверены в успехе!

   – До автоматического уничтожения корабля осталось 4 минуты 30 секунд! – бесстрастно сообщил голос селектора.

   – Напалм! – догадалась Эйприл. – Там, на дальнем складе! Мы обязаны успеть! Бегом!

   Друзья сорвались с места и бегом последовали за своей подругой.

   – До автоматического уничтожения корабля осталось 4 минуты!

   – Стоп! – Эйприл резко остановилась. – Это бессмысленно! Мы ни за что не успеем!

   – Все метнулись назад. Возвращенные на прежнее место цилиндры детонаторов двигались в отверстия в стене с огромной скоростью.

   – Может, сразу на капсулу и просто бежим отсюда?! – прокричал Лео.

   – Ребята, сюда! Помогите мне! – раздался возглас Рафаэля.

   Все подбежали к нему. Он пытался опрокинуть огромную тяжелую бочку. На её боку виднелась спасительная надпись: «Ракетное топливо. Огнеопасно!»

   – Молодец! – Эйприл захлопала в ладоши. – Это то, что надо!

   Черепашки дружно налегли, и бочка с грохотом покатилась по полу, оставляя за собой след растекающейся жидкости.

   – До автоматического уничтожения корабля осталось 3 минуты 30 секунд!

   – Назад! Уходим! – кричала разгоряченная девушка, поливая пролитую жидкость из огнемета.

   Пламя занялось сразу, охватывая все помещение. Проход к блоку системы самоуничтожения был надежно закрыт.

   Поскальзываясь на залитом слизью полу, друзья бросились бежать по бесконечным коридорам. Сзади раздался оглушительный грохот – это взорвалась бочка с горючим.

   Они мчались в направлении ангара.

   – До автоматического уничтожения корабля осталось три минуты! Эйприл неожиданно остановилась.

   – Что случилось?! – закричал Микеланджело. Девушка не ответила. Среди разбросанного вокруг хлама она нашла весь помятый металлический контейнер. Толстый слой слизи покрывал ее стенки, но изнутри раздавался жалобный писк.

   Девушка открыла крышку. На шею ей кинулся большой рыжий кот, которого буквально колотило от страха.

   – Маркиз, милый! Ты живой, мой котик? Как я рада! Он не тронул тебя, не сумел сожрать! Теперь мы опять вместе, как хорошо, что я нашла тебя!

   – Эйприл, милая, совсем не осталось времени! – Микеланджело схватил девушку за руку. – Бежим!

   Эйприл с нежностью прижимала к себе теплый пушистый комок. Эта находка придала ей сил и уверенности. Теперь она была абсолютно убеждена, что все получится, как они того и хотели, что ничего страшного уже не может произойти.

   Когда дракон появился в проходе прямо перед ними, девушка сначала глазам не поверила, как он мог тут появиться. Черепашки же с ходу вступили в бой. Лео и Рафаэль засыпали глаза чудовища градом острых блестящих звездочек, а Микеланджело и Донателло метнули короткие мечи, клинки которых вонзились между роговых пластин. Чудовище взвыло и отступило на шаг, освобождая боковой проход. Эйприл с ходу бросилась в него, поливая дракона из огнемета. Черепашки мгновенно кинулись за ней. Сзади визжало и металось раненное чудовище.

   – До автоматического уничтожения корабля осталось 2 минуты.

   Казалось, каждая секунда длится целый день, а то и больше. Еще несколько переходов, и впереди ангар. Дверь мгновенно открывается, и они бросаются в огромный открытый отсек. Осталось только добежать до капсулы. Ее обшивка поблескивает желанным блеском буквально в двух шагах.

   Неожиданно все услышали громкий шелест крыльев: с потолка на них летело чудовище. Его налитые кровью глаза источали лютую ненависть. Оно шло в последний смертельный бой. Эйприл закрыла глаза.

   Микеланджело и Донателло делая сальто, взмыли в воздух. Поравнявшись с драконом, они рассекли ударами мечей просвечивающие перепонки его крыльев. Разбрызгивая во все стороны едкую кислоту из своих ран, чудовище с ревом рухнуло на палубу ангара, по которой Лео и Рафаэль успели раскидать остроконечные шипы-тетраэдры. Извиваясь от боли, дракон пытался выбраться из ямы, которая начала образовываться под ним из-за того, что «кровь» разъедала металлическое покрытие прямо на глазах. Но черепашки швырнули в него острые крюки-кошки, которые крепко зацепились за уродливые отростки роговых пластин на теле чудовища. Другие концы веревок они крепко обмотали вокруг металлических конструкций. Чудовище извивалось, стонало и рычало.

   – До автоматического уничтожения корабля осталась одна минута!

   – Все ребята, молодцы! А теперь – в капсулу! – Эйприл уже стояла возле люка.

   Когда последняя черепашка спряталась внутри летательного аппарата, Эйприл полыхнула в сторону чудовища факелом огнемета и отшвырнула ненужное больше оружие.

   – Счастливо оставаться! – крикнула девушка и захлопнула за собой люк.

   Эйприл подбежала к креслу и плюхнулась в него. Руки сами начали набирать на клавиатуре все команды. «Запуск!» «Убрать шасси!» «Старт!»

   – «Отстыковка закончена», – загорелось на экране.

   Фермы захватов, которые, крепили капсулу в ангаре, отошли. Но огромная масса корабля своим тяготением не отпускала легкую капсулу. Тогда Эйприл до отказа отжала рычаг регулятора мощности турбин. Маленький летательный аппарат пулей выскочил из ангара обреченного звездолета.

   Мышцы на руке Эйприл напряглись, костяшки пальцев побелели. Но она упорно продолжала отжимать от себя рычаг. Корабль над головой с огромной скоростью улетал прочь. Девушка закрыла глаза.

   Даже сквозь сомкнутые веки она увидела вспышки гигантского взрыва. Всепроникающий жар пожирал пространство, проникая даже сквозь толстое стекло иллюминаторов. Новая звезда разгоралась позади маленького корабля. Звездолет умирал в пламени ядерного пожара.

ГЛАВА 14. ПОСЛЕДНИЙ БОЙ

   – Мы успели, успели! – обессилевшая Эйприл всхлипывала, сидя в кресле.

   – Какая ты молодец, наш дорогой друг! – Микеланджело с восхищением смотрел на девушку.

   – Да, Эйприл, – поддержал его Лео, – без тебя мы бы на этот раз не смогли противостоять коварным замыслам Шреддера!

   – Но и я без вас тоже ничего бы не сделала! Лишь вместе мы смогли добиться успеха!

   – Жаль, только, – мрачно проговорил Рафаэль, – что победа досталась нам слишком дорогой ценой!

   – Да, мы никогда не забудем погибших товарищей! – голос Донателло зазвучал торжественно.

   Все помолчали.

   – Ну, а теперь нам надо подготовиться к длительному сну, – Эйприл поднялась. – Когда проснемся, уже будет наша долгожданная, любимая планета Земля!

   Девушка впервые за последние часы взглянула на себя. Весь ее комбинезон был порван, забрызган вонючей слизью и прожжен кислотой. Девушка покраснела:

   – А теперь вы извините, но мне надо привести себя в порядок!

   – Пожалуйста! Мы приготовим что-нибудь поесть! – Микеланджело первым вспомнил про еду. – Ведь мы не только не спали, но, что самое главное, ничего не ели уже целые сутки!

   – Иди ищи свою пищу! – подзадорил его Лео. Все дружно рассмеялись.

   Эйприл вошла в каюту, сняла с себя старую одежду, сунула ее в пакет для мусора, приняла душ и надела новый комплект униформы. Посвежевшая и похорошевшая, она пошла к люку мусоросборника-утилизатора, чтобы выкинуть старье, а вместе с ними и жуткие впечатления последних двадцати четырех часов. Пластиковый мешок полетел в жерло трубы, и девушка захлопнула люк. Вдруг что-то показалось ей странным. Она поднесла руку к лицу и увидела, как по ее пальцам стекает вонючая полупрозрачная слизь. Она обернулась и увидела дракона, который сидел в глубине коридора, возле шлюзового отсека. Эйприл закричала дико, не слыша собственного голоса.

   Блестящий роговой шлем чудовища дрогнул, и дракон поднял голову. Его маленькие глазки с лютой ненавистью смотрели на девушку. Отвратительная, истекающая вонючей слизью пасть открылась, обнажив несколько рядов острых желтых клыков.

   Девушка стала медленно отступать назад в каюту, не сводя глаз с чудовища. Он оставался неподвижным, по-прежнему держа свою страшную пасть открытой.

   – Что, силенок-то у тебя поубавилось? Где же твоя хваленая прыть? – шептала она. – Но где же черепашки? Неужели они не слышали моего крика?

   Спиной она во что-то уперлась и вздрогнула от неожиданности.

   – Тс-тс! Не оборачивайся! – услышала девушка голос Рафаэля. – Стой на месте, потому что он не сводит с тебя глаз! Мы попытаемся незаметно прокрасться в скафандровый отсек.

   – Зачем? – шепотом спросила Эйприл.

   – Мы должны выбросить его в открытый космос, другого выхода у нас нет!

   Эйприл осталась стоять посреди коридора в качестве приманки. Они с драконом продолжали смотреть друг другу в глаза, не двигаясь при этом с места. Девушка только нервно вертела в руках баллон дезодоранта.

   Черепашки прокрались вдоль стены в помещение со скафандрами. Чудовище не обратило на них внимания. Оно чувствовало, либо знало, что главный его враг – Эйприл, эта хрупкая тонкая девушка, которая не побоялась встать на его пути.

   Эйприл продолжала гипнотизировать дракона, который собирался с силами для последнего прыжка. Судя по тому, что говорил Купер, сейчас каждая минута шла врагу на пользу, залечивая его раны и вливая свежесть в мощные мышцы.

   Гигантская тварь поднялась на лапы и собиралась уж ринуться на девушку, смять, растоптать и съесть ее, налив свое гнусное тело отвагой благородного противника.

   Но в этот момент на середину коридора вышли четыре неуклюжих, облаченных в тяжелые скафандры, фигуры. Черепашки заслонили собой подругу.

   Взбешенный, дракон завизжал. Воспользовавшись возникшей суматохой, Эйприл заскочила в скафандровый отсек.

   Черепашки вступили в последний бой со страшным чудовищем.

   – О, Боже! Удачи вам, ребята! – шептала Эйприл, облачаясь в скафандр.

   Дракон пошел в наступление. Его длинный хвост со свистом рассек воздух и метнулся в сторону юных ниндзя. Лео и Донателло, Микеланджело и Рафаэль взмыли вверх, сделав сальто назад. Хвост чудовища, не задев черепашек, нанес удар по перегородке, ломая панели. Тогда дракон присел на задние лапы и, издав пронзительный крик, прыгнул в их сторону, оторвавшись высоко от палубы коридора. Лео и Рафаэль успели отскочить в боковые проходы, а Микеланджело и Донателло перекатились по полу под тушей чудовища. Оно оказалось в кольце из опасных противников. Это вывело дракона из себя, и он, беснуясь, стал крутиться, нанося страшные беспорядочные удары хвостом и лапами. Вокруг все крушилось и падало, но ниндзя без труда уворачивались от его неточных ударов.

   Поняв, что такая тактика ни к чему не приведет, дракон уперся спиной в стену и остановился, выжидая нападения со стороны противника.

   Черепашки закидали его острыми металлическими звездами. На этот раз дракон был готов к нападению и очень ловко уворачивался от попаданий. Когда атака закончилась, он был практически невредим. Ниндзя охватило легкое замешательство. И этого короткого момента хватило, чтобы чудовище осознало свое превосходство. Выскочив на середину коридора, дракон повернулся спиной к Микеланджело и Донателло, отбиваясь от них лихорадочными ударами хвоста, сам же стал медленно, но неуклонно наступать на Лео и Рафаэля. Ситуация складывалась критическая. Тогда Микеланджело, заметив, что доступ к выходу в космос открыт, крикнул друзьям, чтобы они приготовили «кошки». Когда он увидел, что все готовы, коротко скомандовал:

   – Донателло, открывай шлюз!

   Черепашки дружно метнули кошки и зацепили их за выступающие перекрытия потолка капсулы. В это же мгновение Донателло набрал на пульте код отмыкания замка, и тяжелая дверь с жужжанием поднялась вверх, выпуская воздух из корабля в бездонный космос. Вместе с воздухом в безвоздушное пространство полетели и все незакрепленные предметы, и черепашки, и монстр, не ожидавший такого поворота дел. Повиснув на канатах, черепашки неслись с огромной скоростью за кораблем. Теперь жизнь каждого из них зависела от того, насколько удачно они смогли зацепить крючья своих кошек.

   Дракон кубарем скатился по полу и едва не оказался в открытом космосе, но в последний момент сумел ухватиться когтистыми лапами за покрытие пола. Оставляя рваные полосы от когтей, он сполз до самого выхода, но там удержался за металлический выступ обшивки корабля.

   Ловкие черепашки, перебирая руками по веревкам, очень скоро снова оказались внутри капсулы. Но не отставал от них и сверхживучий монстр. Цепляясь когтями и длинным хвостом, он неуклонно продвигал свою тушу по коридору.

   Ситуация складывалась критическая. Ниндзя в ужасе наблюдали за продвижением дракона, беспомощно болтаясь на ненадежных веревках.

   – Неужели у нас так ничего и не получится?! – Эйприл со слезами наблюдала за происходящим через прозрачные двери скафандрового отсека. – Ну что ж, надо смириться с тем, что гибели нам не избежать!

   Закрепив шланг скафандра за металлический поручень, девушка открыла двери и с безумным криком «Получай!» метнула в пасть чудовищу единственную вещь, какую держала в руках – дезодорант.

   Баллончик влетел в замазанную слизью пасть дракона и от сильного перепада давления взорвался. От неожиданного взрыва чудовище испугалось и отпустило лапы. С предсмертным криком дракон исчез в бездне космоса.

   Когда шлюз закрыли и все сняли скафандры, Эйприл, не говоря ни слова, принялась убирать следы пребывания монстра. Черепашки немного помедлили и стали ей помогать, переглядываясь и тихонечко хихикая. Долго Эйприл не выдержала. Она схватила кусок панели и швырнула его в сторону черепашек. Друзья без труда увернулись, оставили уборку и дружно расхохотались. Какое-то время девушка пыталась напускать на себя строгий вид. Но ее выдали глаза – из них брызнули слезы, и Эйприл присела на корточки, корчась от охватившего ее смеха.

   В бескрайних просторах Вселенной по направлению к планете Земля с огромной скоростью несся маленький космический корабль. Пятеро астронавтов, находящихся в нем, любили посмеяться.

   Наконец-таки перекусив, Эйприл снова заняла место у панели управления. Медленно вращались оси записывающего устройства бортового журнала. Бесстрастный сейчас голос Эйприл записывался на пленку. Девушка сообщала:

   – Экспедицию завершаю я – лейтенант службы безопасности космических полетов Эйприл О’Нил. Вместе со мной на борту находятся известные на Земле легендарные герои черепашки-ниндзя по имени Микеланджело, Донателло, Лео и Рафаэль. Остальные члены экипажа: Рэй, Коннели, Барски и Кейт, а также капитан Галс – погибли в схватке с инопланетным существом, которое попало на корабль из-за предательства Купера. Звездолет уничтожен вместе с грузом. Инопланетное существо – дракон – также уничтожен. Вся вспомогательная информация записана в памяти компьютера.

   После Эйприл положила капсулу в дрейф и включила, автоматическое управление.

   – А теперь – спать! – скомандовала она своим друзьям. – Пошли, Маркиз, – девушка взяла кота на руки, – во всяком случае, на сегодня – все закончено!

   Они все вместе вошли в анабиозный отсек. Эйприл набрала на панели режим длительного сна.

   – До скорого пробуждения! – помахала девушка своим верным друзьям.

   Прозрачный колпак опустился, накрывая Эйприл и лежащего рядом с ней рыжего кота. Черепашки постлали коврики и, как настоящие ниндзя, улеглись прямо на полу. Свет выключился, и в отсеке стала быстро понижаться температура.

   Можно было подумать, что капсула без движения застыла в космосе. Но на самом деле она стремительно мчалась в необозримых просторах, с каждой секундой приближаясь к Земле. Все страшное оставалось позади. Наши герои могли спокойно спать.

ЧАСТЬ 2.
РОКОВАЯ ПЛАНЕТА

ГЛАВА 1. ДОЛГОЖДАННАЯ ВСТРЕЧА

   На большой исследовательской космической станции, которая занималась разведкой малоизученных квадратов Галактики, поднялась суматоха. Только что на орбите одной из дальних планет был обнаружен космический челнок, который не отвечал ни на какие запросы. Было принято решение захватить его и доставить для изучения на борт. Решение выглядело достаточно смелым, но обоснованным, потому что обнаруженный объект был явно земного происхождения. Правда, подобных моделей уже давно не выпускали и вследствие несовершенности они почти нигде не использовались.

   Из-за отсутствия питания системы корабля не работали, и поэтому проникать внутрь объекта пришлось с помощью автогена. Все помещения капсулы были пусты, но в анабиозном отсеке на полу лежали какие-то странные существа, а в одной из камер находилась молодая красивая девушка с рыжим котом на груди. Они больше напоминали мумий, но к всеобщему удивлению, если верить компьютеру, их биоритмы функционировали нормально. – Они живы! – воскликнул один из людей в скафандрах жесткой защиты.

   – Прекрасно! – вздохнул командир разведчиков. – Тогда пусть ими занимаются спасатели.

   Эйприл очнулась в просторной белой палате, заставленной незнакомой медицинской аппаратурой. Мягкий искусственный свет проникал в помещение через прозрачные панели потолка. Выхолощенный, если можно сказать, стерильный, интерьер не успокаивал, а наоборот вызывал чувство тревоги. Девушка почувствовала сильный дискомфорт, но не поняла, отчего.

   – Маркиз! Пуси-пуси, Маркиз! – позвала она кота.

   Тот выскочил из-за кресла и прыгнул к ней на кровать.

   – Маркиз, котик мой любимый! – Эйприл протянула к нему руки, чтобы погладить.

   Но маленькое животное повернуло в ее сторону голову, посмотрело»дикими хищными глазами и угрожающе раскрыло пасть с тонкими острыми зубами. Послышалось рычание.

   – Маркиз, что с тобой?! – закричала девушка, но голос ее захлебнулся.

   Она почувствовала, что внутри волной накатывается пронизывающая все тело невыносимая боль. В отчаянии Эйприл издала дикий вопль.

   В палату вбежали какие-то люди. Они схватили ее за руки, пытаясь успокоить. Но Эйприл вся извивалась, по телу ее пробегали судороги. Одеяло сползло на пол и все увидели, что внутри ее живота что-то мечется, как будто в поисках выхода из искалеченного человеческого тела. Все застыли в оцепенении…

   Эйприл проснулась в самый разгар кошмарного сна. Она была вся мокрая от пота и страшно возбуждена.

   Кровать, на которой она лежала, действительно находилась в просторной, незнакомой ей прежде, палате, заставленной странной медицинской аппаратурой. Мягкий искусственный свет проникал в помещение сквозь прозрачные панели потолка. Но, на удивление, во всем чувствовался полный покой и умиротворение.

   – Вы проснулись, мисс О'Нил? Прекрасно! – рядом с ней стояла красивая молодая мулатка в белоснежном комбинезоне. – Я вас приветствую и поздравляю! Как вы себя чувствуете?

   – Отвратительно.

   – Ну в этом нет ничего удивительного! Во всяком случае, вас не должно это беспокоить. Могу пообещать, что через день-два вы будете в полном порядке.

   – Но где я нахожусь? – огляделась Эйприл.

   – В полной безопасности! А теперь вам следует выпить вот это, – доктор протянула ей прозрачную капсулу с лекарством.

   Белая панель бесшумно ушла в стену, освобождая проход. В дверях появился элегантно одетый мужчина с рыжим котом на руках.

   – Маркиз! Мой Маркиз! Иди ко мне, миленький! – ожила Эйприл. – Мы снова вместе!

   – Рад, что доставил вам удовольствие, – сказал вошедший. – Разрешите представиться: меня зовут Крис, я сотрудник Компании!

   Эйприл метнула на него ненавистный взгляд.

   – Вам нехорошо? – заботливо поинтересовался он, не поняв выражения ее глаз. – Ну, в этом нет ничего удивительного. После такого продолжительного сна!

   – И сколько, интересно, времени я находилась в состоянии анабиоза?

   – Как, вы еще не знаете? Очень долго…

   – Что значит долго?

   Крис посмотрел на доктора. Мулатка отвела взгляд.

   – Вы проспали пятьдесят лет.

   – Сколько?! – у Эйприл все поплыло перед глазами, и до нее с трудом доходили слова элегантного мужчины.

   – Вашу капсулу что-то сбило с курса, – объяснял Крис. – Корабль разведчиков наткнулся на вас совершенно случайно. Вам просто повезло!

   На заседании комиссии по расследованию факта уничтожения звездолёта «Блэк Хоре» присутствовал сам президент Компании. Все сидели в ярко-освещённом помещении с низким потолком за одним столом овальной формы.

   Впервые в жизни Эйприл находилась в положении ответчика, а потому чувствовала себя очень неуютно. На все вопросы она отвечала сдержанно.

   Пошел пятый час заседания, а комиссия никак не могла придти к одному мнению.

   – Пожалуйста, еще разочек, – с показательной вежливостью обратился один из членов комиссии к оператору. – Ту последнюю запись в бортовом журнале. Я бы хотел вернуться к месту, где говорится про этих черепашек…

   Нормальный человек был не в состоянии выдержать такой психологической нагрузки.

   – Послушайте, – взорвалась Эйприл, – сколько можно повторять одно и тоже!

   – Вы признаете, что уничтожили звездолет?

   – Да, да! Признаю!

   – А какова роль черепашек?

   – Они помогали мне.

   – Но как же они оказались на борту?

   – Это я им помогла туда проникнуть…

   – Вы признаете, что нарушили Устав?

   – Да, признаю.

   – Почему вы это сделали?

   – Они мои друзья и всю жизнь сражаются против так называемого повелителя, который хочет захватить Землю и поработить людей.

   – А вам не кажется, что все это плоды больной фантазии?

   – Нет, мне так не кажется!

   – Но, судя по материалам пятидесятилетней давности, далеко не все представители земного сообщества придерживались такого мнения.

   – Это все из-за главного менеджера телевизионного 6-го канала. Он постоянно искал случая, чтобы дискредитировать черепашек.

   – А в связи с чем такое отрицательное отношение к «героям»?

   Эйприл запнулась. Но потом решила, что уходить от ответа все равно не имеет смысла.

   – Он их терпеть не мог. Вернее, не он, а его сварливая жена. А если быть предельно точной, то терпеть она не могла не их, а меня. Наверное, она ко мне ревновала, хотя к этому не было никакого повода. Ну, а так как черепашки – мои друзья, она постоянно искала возможности, чтобы им насолить. Она настраивала против них своего мужа…

   – Остановитесь! – впервые за все время в разговор вступил сам президент. – Нас не интересуют ваши кухонные дела! Вы хоть отдаете себе отчет, что уничтожили дорогостоящий…

   – Сорок миллионов долларов! – услужливо вставил сидевший рядом с шефом клерк.

   – …звездолет? И без всяких видимых причин! У вас была возможность всю вину свалить на гнусных зеленых террористов, но вы, наивно их выгораживая, берете вину на себя! Неразумная девчонка!

   Вы хоть отдаете себе отчет в том, чего это вам может стоить?!

   – Без видимых причин?! – громко воскликнула Эйприл, чем повергла в шок всех присутствующих, кроме президента Компании. – Я вам повторяю – это была настоящая война! Дракон меньше чем за сутки уничтожил весь экипаж!.

   – Кроме вас, надо заметить, и этих зеленых существ!

   – Зачем вы так долго допрашиваете меня? Неужели вам мало информации компьютера?

   – Да, надо сказать, кое-что из его памяти подтверждает ваши слова. По неизвестным причинам корабль действительно менял курс и вы высаживались на незнакомой планете. Но все дело в том, что никакой информации о так живописно рассказанном вами драконе в нем нет!

   – О, Боже! Это все Купер!…

   – А в таком случае мы не имеем никакого реального подтверждения о существовании этого создания.

   – Это потому, что мы выкинули его в открытый космос!

   – Все это только слова.

   – Ну почему вы мне не верите?!

   – А почему мы должны вам верить?! – взревел президент Компании.

   В зале воцарилась гробовая тишина.

   – Скажите, – обратился один из членов комиссии к эксперту, – на этой планете обнаружены живые существа подобные тем, что описала Эйприл О’Нил?

   – Нет, – пожилая женщина чувствовала себя явно неудобно. – Никаких форм жизни на данной планете не обнаружено.

   – Это не удивительно! – возразила Эйприл. – Я вам еще раз повторяю, что существо было обнаружено на инопланетном космическом корабле.

   – Каким образом оно там существовало. Ведь судя по вашему донесению, корабль потерпел аварию и весь экипаж погиб?

   – Оно вылупилось из яйца, которое находилось в инкубаторе на этом корабле. Капитан Галс и Рэй видели там тысячи яиц…

   – Тысячи? – переспросил президент, и впервые за время заседания в его холодных глазах блеснула искра интереса.

   – Да, тысячи! – выкрикнула Эйприл. – И если все они попадут на Землю, тут такое начнется!

   Члены комиссии вставали с мест. Пока девушка кричала, на экране появилась надпись: «Дело закрыто. Основание – за давностью лет».

   Эйприл оглянулась на экран.

   – Что значит за давностью лет?! – воскликнула она. – Так значит, вы не снимаете с меня обвинения?

   Но ее уже никто не слушал. К девушке подошел Крис и сочувственно произнес:

   – Ладно, успокойся, Эйприл. Во всяком случае, это не самый плохой вариант. Могло быть все значительно хуже.

   – Но я не понимаю, почему мне упорно никто не верит?

   – В то, что ты говоришь, очень трудно поверить. На этой планете уже двадцать лет существует колония людей. Они ни разу не жаловались на какие-нибудь нападения.

   – Как – живут люди?! – у Эйприл округлились глаза.

   – Рабочие, которые установили там процессор по изменению атмосферы. Кстати, она уже сейчас пригодная для дыхания. А людей там много – целая колония.

   – Колония?

   – Да. Кажется, семьдесят пять семей…

   Эйприл онемела. Крис неловко потоптался и собрался уходить.

   – Ну ладно, прощай!

   – Погоди! – неожиданно остановила его девушка. – А почему на заседание не вызвали черепашек-ниндзя?

   – Это невозможно сделать. Потому что они сбежали!

ГЛАВА 2. ОТВАЖНОЕ РЕШЕНИЕ

   Прошел год после описанных выше событий. Эйприл лишили лейтенантских нашивок и отстранили от полетов. На телевидении ее тоже никто не ждал. Она оказалась без работы. Но отважная девушка не собиралась унывать. Она закончила курсы и стала классным специалистом по управлению роботом-манипулятором – новшеством технической мысли (во времена ее первой молодости таких силачей не было). Сильной и энергичной девушке нравилось облачаться в тяжелые стальные доспехи погрузчика и чувствовать, как в неисчислимое количество раз возрастает сила ее мышц. Эйприл нравилось ощущать себя сказочным рыцарем, неимоверной силе которого покоряется любой неподъемный груз.

   Черепашки тепло встретились со своим другом и учителем – крысой Сплинтером. Вместе они провели множество вечеров, рассказывая про свои невероятные приключения, какие пришлось пережить за время длительной разлуки. С Эйприл они виделись теперь очень редко, потому что это было сопряжено с большой опасностью. Но зато они часто переговаривались с помощью переговорного устройства.

   После работы Эйприл отдыхала в своей маленькой квартирке. Внезапно Маркиз замяукал, почуяв гостей, и стал тереться о входную дверь. Раздался сигнал. Девушка открыла. Что-то знакомое ей показалось в лице одного из двоих мужчин. Второй был в военной форме десантника.

   – Здравствуй, Эйприл! – приветствовал тот, у которого было знакомое лицо. – Вижу, не узнаешь. Я – Крис, служащий Компании. Теперь вспомнила? А это – лейтенант Мадсен из войск специального назначения. Ты разрешишь нам войти?

   Девушка отступила на шаг, впуская гостей, но взгляд ее оставался настороженным.

   – Эйприл, – снова заговорил Крис, – у нас к тебе серьезный разговор. Дело в том, что мы потеряли связь с колонией на той планете.

   – Что я слышу? – язвительно отозвалась Эйприл. Голос ее принял издевательский оттенок. – Вы зря волнуетесь. Нет причин для беспокойства!

   – Погоди, дай, пожалуйста, закончить…

   – Да и так все понятно! Сначала вы уличили меня во лжи, выставили настоящей психичкой, а теперь хотите отправить в это пекло?! Я никуда не полечу!

   – Эйприл, – вступил в разговор лейтенант, – вы полетите с солдатами, с военными. С ними вы будете в полной безопасности! Это космический спецназ – специально обученная армия, вооруженная новейшим оружием, готовая выполнить любую по трудности задачу. Нас специально готовят к критическим ситуациям!

   – В таком случае, лейтенант, я тем более не полечу. Там я буду только мешать.

   – Но никто из нас совершенно не понимает, что там происходит! Вы одна побывали на этой планете, и вы просто необходимы армии как консультант!

   – Я вам уже все сказала. Извините, мне некогда, – попробовала выпроводить незваных гостей Эйприл.

   – Погоди, – остановил ее Крис. – Если ты согласишься, то Компания согласна восстановить тебя в звании и снова допустить к полетам.

   – И все это, если я соглашусь снова полететь на проклятую планету?

   – Да!

   – Нет! Я не согласна! – твердо ответила Эйприл. – Но даже если бы я и полетела, то все равно ничем бы не смогла вам, лейтенант, помочь!

   – Вы ошибаетесь, – снова вступил в разговор лейтенант. – Ваша помощь, ваше знание оперативной обстановки нам бы очень сильно помогли!

   Было заметно, что Эйприл сомневается.

   – Да мне даже вспоминать страшно!… – проговорила она.

   – Я надеюсь, что там ничего ужасного не произошло, – Крис готовил маневр. – Ведь там целых двадцать лет жили люди, и даже маленькие дети!

   Эйприл метнула в его сторону неприязненный взгляд.

   – Скажите, лейтенант, – обратилась она к военному, – вы летите туда, чтобы уничтожить этих тварей?

   – Да.

   – Не для того, чтобы начать их изучать? – не унималась Эйприл. – Не для того, чтобы их доставить на Землю?

   – Нет, Эйприл, нет. Это не научная, а чисто военная экспедиция. А из военных, как вы сами понимаете, плохие ученые.

   – Ваша задача – уничтожить их всех, без остатка?

   – Мы имеем приказ, в крайнем случае – взорвать планету.

   – Хорошо, я согласна. Крис облегченно вздохнул.

   – Но с одним условием! – обратилась в его сторону Эйприл. – Черепашки-ниндзя полетят со мной!

   – Нет проблем, – ответил Крис.

   – Нет проблем? – удивилась Эйприл.

   – А вы думаете там, – Крис поднял глаза вверх, – не предполагали, что вы это потребуете? Я имею полномочия вам заявить, что мы согласны на любые условия!

ГЛАВА 3. ЭКИПАЖ

   Длинный вагон серого цвета – военный десантный корабль быстро приближался к кроваво-красному диску планеты. Из-за огромного количества систем наведения, лучевых пушек, ракет и лазеров, навешанных на его фюзеляже, корабль выглядел скорее уродливо, чем грозно.

   Экипаж спал. Первым проснулся компьютер. По его команде загорелся свет и с легким жужжанием поднялись прозрачные колпаки анабиозных камер.

   – О! Кажется, я выспался! – первым сел на постели бритый здоровяк, ширина шеи которого равнялась ширине посадки его ушей.

   За ним очнулась коротко стриженная брюнетка, Тина, и тоже оторвалась от подушки.

   – Посмотрел бы ты на себя, Ван! Да ты просто опух! – засмеялась девушка.

   – Можно подумать, – обратился Ван Норден к только что открывшему глаза десантнику по имени Ал, – что она выглядит, как Дюймовочка!

   – Что? Что ты сказал?! – девушка изобразила боевую стойку, поиграв крепкими натренированными мышцами. – Ал, ты будешь свидетелем! Ван обижает слабый пол! – закричала Тина на всю каюту.

   – Уймитесь, умники, вы тут не одни! – обратился к ним сержант Эд – широкоплечий темнокожий с поблескивающей в свете ламп рельефной мускулатурой. – Вставайте, детки мои! Ой, люблю я службу! – издевательски продолжал Эд. – Хороша служба в спецназе: каждые полчаса – обед, каждые двое суток – парад!

   – А пол-то какой холодный!

   – Ты прав, в обмундирование должны входить теплые тапочки!

   – Отнесите меня кто-нибудь пожрать! – стонал двухметровый детина по имени Боб.

   – Садись мне на спину, – кинула, проходя мимо, невысокая стройная Джоан.

   Солдаты-спецназовцы вставали один за другим. В их компании Эйприл и черепашки чувствовали себя не очень уютно.

   – Заряд очка! Разминаемся! – коротко командовал сержант Эд, подгоняя десантников. – Быстро, быстро пошли!

   Все растеклись по залу – каждый занимался своими любимыми упражнениями. Крепко сбитая Тина подтягивалась на турнике, Боб качался на тренажере.

   Черепашки, неловко потоптавшись, присоединились ко всем. Они сели на корточки, сложив на груди руки, после чего начали свою тренировку.

   – А это что за уродцы?

   – Что это за четыре зеленых существа?! Десантники столпились и громко переговаривались между собой.

   – Да это же те говорящие черепахи! Мутанты!

   – Да-да! Что-то припоминаю. В детстве мне рассказывали сказку про каких-то черепашек-ниндзя!

   Бедным Микеланджело, Донателло, Лео и Рафаэлю ничего не оставалось делать, как не обращая внимания на насмешки, продолжать разминку.

   – А вот и Белоснежка! – с кривой ухмылкой на губах кивнула Тина в сторону Эйприл.

   – А она ничего! Надо будет к ней подрулить! – Ван Норден уставился на подругу черепашек.

   Смущенная Эйприл покраснела, но продолжала молча натягивать комбинезон.

   – И не вздумай! – предупредила Джоан. – Она же тебе в бабушки годится!

   – Не понял? – Ван Норден сделал удивленное лицо.

   – Ты что, ничего не слышал? Она же пятьдесят лет провалялась в анабиозе.

   – А-а! – протянул десантник. – Ну, тогда я – пас!

   – А что она тут делает? – поинтересовался Ал.

   – Да консультант какой-то. – Тина демонстративно зевнула. – Говорят, она когда-то видела этих чудовищ.

   – Странно, – встрял в разговор долговязый Фил. – Они с ней встречались и выжили!

   Вся компания дружно захохотала. Эйприл посчитала разумным выйти из каюты. Черепашки продолжали заниматься физическими упражнениями.

   – Не будем высовываться! – уговаривал всех Донателло.

   Балагуры не могли долго говорить на одну тему, а поэтому скоро переключились друг на друга.

   И все-таки Микеланджело не смог последовать совету своего рассудительного друга…

   Взяв пластиковые разносы, все сели завтракать. Крис, лейтенант Мадсен и Эйприл расположились за отдельным офицерским столом. Черепашки оказались за общим, там, где ели солдаты.

   Микеланджело распечатал фольгу и скривил нос. По его мнению, пищей это можно было назвать с большой натяжкой. Тут он не смог промолчать.

   – Скажите, а может, там есть пицца? – спросил он неизвестно у кого.

   Какое-то мгновение в помещении стояла тишина. Первым очнулся Ван Норден.

   – А вам с курицей или шампиньонами? – услужливо спросил он.

   Микеланджело задумался. Донателло и Эйприл задержали дыхание в ожидании столкновения. Но оно не успело произойти. Кто-то не удержался первым, и все десантники снова дружно расхохотались.

   Микеланджело понял свою ошибку и попробовал оправдаться:

   – Я думал, что в привилегированных войсках…

   – В привилегированных войсках можно увидеть разве что такие фокусы! – Ван Норден подмигнул Джозефу, который, не торопясь, последний, шел с подносом мимо их стола.

   Джозеф отставил поднос в сторону, и в руке у него появился огромный прямой нож. Ван Норден крепко схватил Микеланджело за лапу и голову. Вторую его лапу Джозеф прижал к столу своей крепкой сильной рукой.

   Лео и Рафаэль вскочили, но Донателло удержал их на месте. Нож блеснул и стал втыкаться попеременно между растопыренными пальцами Микеланджело, после каждого удара возвращаясь на прежнее место. Постепенно скорость ударов стала возрастать, и через некоторое время глазом уже невозможно было различить стального лезвия, видны были только прерывистые механические движения руки Джозефа. Всем стало не по себе, а Микеланджело закричал. В этот момент нож, вибрируя, последний раз воткнулся между пальцами. Его отпустили.

   – Ну и шуточки у вас, ребята, – проговорил Микеланджело, вытирая со лба пот.

   Все облегченно вздохнули и продолжили завтрак.

   – Ты не обижайся! – похлопал по плечу Микеланджело Ван Норден.

   – Ну ладно, чего уж там, – скромно улыбнулся ниндзя.

   Показав свой коронный фокус, Джозеф, улыбаясь, подсел к Эйприл за офицерский стол.

   – Смотри ты на него, с нами есть не хочет!

   – У них там свой клуб, а у нас – свой, – заметил Гаррисон.

   Эйприл внимательно посмотрела в глаза Джозефу и оттолкнула свой разнос.

   – Почему меня не предупредили, что на борту будет робот?! – возмущенно воскликнула девушка.

   – Нам это и в голову не пришло! – пожал плечами Крис.

   – Это обычная практика. Мы постоянно берем с собой в полеты синтетических людей, – оправдывающимся тоном произнес лейтенант.

   – Мне больше нравится название «искусственные люди», – вступил в разговор биоробот Джозеф. – Только я не понимаю, в чем проблемы?

   – Во время моего прошлого полета искусственный офицер по науке оказался предателем и из-за него погиб практически весь экипаж, – сухо ответила Эйприл.

   – Что вы говорите, какой ужас! – воскликнул Джозеф, изображая печаль на своем лице. – Но это была старая модель, которая давно снята с производства!

   Эйприл отвернулась. Внутри нее все кипело.

   С каждой минутой эта затея нравилась ей все меньше. А экипаж, с которым ей приходилось идти на задание, просто приводил в шок. Но отступать уже было поздно.

   Эйприл передернула плечами:

   – Слушай, Джозеф! Ты ко мне лучше не приближайся, понял?

   За столом солдат их стычку восприняли по-своему.

   – Видишь, Микеланджело, кажется, вашей подруге тоже не нравится военная пища!

   – Она что, тоже любит пиццу?

   – Взвод, строиться! – неожиданно скомандовал лейтенант Мадсен.

   Друзья-черепашки переглянулись.

   Все быстро повскакивали из-за стола и бросились на построение. Микеланджело окликнул бежавшего Ван Нордена:

   – Эй, капрал, погоди секундочку!

   В это же мгновение Лео и Рафаэль схватили его за руки и прижали спиной к стене.

   В руках у Микеланджело появился столбик-стопка блестящих металлических звездочек, который стал буквально таять на глазах у изумленного Ван Нордена. В это же время над ним стала вырастать остроконечная корона. Звездочки, запускаемые неуловимыми движениями руки черепашки, с огромной скоростью летели в сторону бравого капрала и с глухим стуком вонзались в стену в миллиметрах от его головы. Ван Норден округлил глаза. Боясь даже шелохнуться, он вдавился в стену и заорал диким голосом.

   – Хватит вам! – первым не выдержал Донателло.

   Лео и Рафаэль отпустили руки жертвы.

   – Один-один! – пробормотал Ван Норден, сползая по стене на пол.

   Микеланджело подошел к нему и, протянув свою лапу, помог подняться.

   – Смирно! – рявкнул Эд и посмотрел вдоль строя. Из общей ровной линии вперед выдавались панцири черепашек, нарушая всю картинку.

   Сержант сжал зубы и кулаки, но сдержался. Его заранее предупредили не быть с этими говорящими черепахами слишком строгим. Он вздохнул и скомандовал:

   – Внимание, все слушаем командира!

   Лейтенант Мадсен пристально осмотрел пятнистую толпу цвета хаки. Подчиненные ему явно не нравились. Вели себя они так, как будто им вскоре предстояло не выполнение опасного задания, а поездка на рок-фестиваль.

   – Тусовка! – процедил сквозь зубы лейтенант.

   Мадсен был красивый и подтянутый. Он имел вид бравого военного. Его подчеркнутая выправка тоже была явно не по душе десантникам. Совместная служба начиналась с антипатии.

   – Доброе утро, господа! – поставленным командным голосом произнес лейтенант. – Я сожалею, но до отлета у меня не было времени поподробней сообщить вам цель экспедиции…

   – Сэр! – нахальным голосом перебил его десантник, на голове у которого форменная кепка была надета задом наперед.

   – Что, Ал?

   Десантник остался довольный – он добился своего.

   – Я не Ал, а Фил! – радостно поправил он. Лейтенант Мадсен осекся.

   – Хорошо, Фил, – ему стоило больших усилий не взорваться, но он знал, что будет еще хуже. – Ты что-то хотел спросить?

   – Да! Я хотел спросить: это будет настоящая боевая операция, или опять охота на вируса?

   – Я не могу ответить на этот вопрос. Единственное, что мы знаем точно: с колонией по-прежнему отсутствует связь. А это значит, что, к сожалению, скорее всего там что-то случилось.

   – Эпидемия, наверное, – подсказал кто-то.

   – Не думаю. Тут есть кое-какие предположения. Про них вам расскажет наш консультант – лейтенант Эйприл О'Нил.

   Кто-то присвистнул.

   – Я смотрю, у нас тут офицеров больше чем солдат, – нахально заявила Тина. – Интересно, а воевать в таком случае кто будет?

   – Отставить разговоры! – оборвал ее Мадсен. – Как я уже сказал, лейтенант расскажет, с кем нам придется иметь дело!

   Эйприл чувствовала себя отвратительно.

   – Я расскажу вам только то, что знаю сама, – сбивчиво начала она. – Тогда, в прошлый раз, мы сделали вылазку на планету. Но один из членов экипажа вернулся на борт с присосавшимся к лицу паразитом. Как он проник сквозь скафандр – мы понятия не имеем. Да, он – неизвестный паразит. Нашли их на инопланетном корабле. Мы вначале пытались его оторвать, но он, немного погодя, отвалился сам и, кажется, сдох. Оказалось, что он не просто так сидел на лице, а отложил в горле у Рэя яйцо или эмбрион, из которого…

   – Слушай, – перебила ее Тина с вызывающим видом. – Ты мне только покажи, где эти твари!

   – Какая ты грозная! – округлил глаза Ван Норден.

   – Заткнись!

   – Тина! С тобой рядом мне никакие чудовища не страшны! – не унимался Ван.

   – Когда ей говорят про драконов или инопланетян, – пережевывая комок белой резины, выговорил Фил, – она всегда спрашивает: «В какую сторону стрелять?»

   – Да замолкните вы, умники! Черепашкам стало очень неловко за таких бестолковых солдат и обидно за свою подругу.

   – Неужели не понимаете, какая опасность вас поджидает?! – возмущенно воскликнул Лео.

   – Нельзя же так! – заступился за Эйприл Донателло.

   – Надеюсь, что все уладится, – быстро закончила выступление смущенная девушка.

   – И я тоже надеюсь, – взял инициативу лейтенант Мадсен. – Спасибо, лейтенант О'Нил. У нас есть записанный ваш отчет. Я приказываю, – обратился он к сержанту, – чтобы каждый с ним ознакомился.

   – Погодите, – неожиданно для самой себя Эйприл отстранила Мадсена, а голос у нее стал твердый и уверенный. – Одна из этих тварей за двадцать четыре часа уничтожила весь наш экипаж. Если колонисты нашли тот инопланетный корабль, то яиц, которых на нем было тысячи, – хватило на всех. Поэтому даже трудно предположить, сколько драконов нас там поджидает!

   – Вы это хорошо поняли? – лейтенант Мадсен обвел строгим взглядом взвод. – А теперь слушайте приказ! Вы будете действовать так, чтобы все прошло четко, без сбоев. К двенадцати часам проверить оружие, подготовить тактическое вооружение, аппаратуру, транспортные средства и оборудование. Можете начинать!

   – Все слышали? – вступил в свои обязанности сержант Эд. – А теперь – по местам! Согласно штатному расписанию!

ГЛАВА 4. ВЫСАДКА

   Тина, разрабатывая мышцы, то вскидывала на плечо тяжелую бронебойную автоматическую пушку, то снова принимала грозную боевую стойку. Для того, чтобы были возможны эти манипуляции, пушка закреплялась на широком пластинчатом поясе. Девушка откровенно любовалась собой.

   Чтобы не тратить зря время, черепашки тоже решили начать тренировку. Лео со свистом вращал нунчаки, в руках у Рафаэля слегка поблескивали неуловимые глазом короткие боевые мечи с изогнутыми в виде лиры усами. Микеланджело и Донателло вели учебный рукопашный бой.

   – Эй, черепахи! – позвала их Тина. – Вы что, собираетесь идти на дракона с этими дубинами и железками? Тогда, пожалуйста, толпитесь где-нибудь сзади, за моей спиной. Я вас из пасти чудовища доставать не собираюсь!

   Черепашки договорились не отвечать на подобные выпады. Они молча продолжали тренировку.

   – А почему вы молчите? – спросил у них здоровенный Боб, который щелкал затвором новенькой автоматической винтовки М-40. – Вы же должны кричать: «Кия!»

   Остальные десантники дружно захохотали.

   Эйприл больше не могла выносить подобных издевок и направилась в ангар.

   Здесь шло снаряжение челнока для высадки десанта. С помощью длинных клешней-манипуляторов в пусковые установки заправлялись тактические ядерные ракеты, заряжались лентами снарядов автоматические самонаводящиеся пушки. Снаряжался боекомплектом и низкий угловатый бронетранспортер, двигающийся на восьми широких, почти полностью закрытых бронированными щитами колесах. Во всем его внешнем виде чувствовалась невероятная мощь и проходимость.

   Сам челнок был построен в виде летающего крыла, с опущенным вниз остроконечным носом. Всем своим видом он напоминал парящего высоко под облаками орла. Как и у птицы, вид у аппарата был хищный.

   В это время в работе произошел сбой: Кен, облаченный в массивные латы робота-погрузчика, не справился со сложным управлением, ящик с боекомплектом выскользнул из люка и опасно накренился, угрожая падением. Все в суматохе сбежались к нему и поддержали руками.

   – Сержант! – возбужденно кричал Мадсен. – Неужели у вас никто не может нормально управлять погрузчиком?! Мы же сейчас взлетим на воздух!

   – Я могу! – радостно сообщила Эйприл. – У меня второй класс.

   – Ну попробуйте, – недоверчиво поглядел в ее сторону лейтенант.

   Не обращая внимания на скептические усмешки, Эйприл подбежала к стоящему невдалеке погрузчику и легко проникла на рабочее место, с громким щелчком захлопнув стальной защитный поручень. Ее рука привычным движением нащупала пульт управления. Неожиданно для всех робот-манипулятор ожил, с необычайной легкостью провернув и сориентировав руки-захваты. Издавая глухой низкий грохот, робот прошел вперед, легко и надежно захватил ящик со снарядами и, пройдя несколько шагов, опустил его точно в открытый люк бронетранспортера.

   – Во дает! – с восхищением пробормотал сержант Эд, переглянувшись с удивленным Мадсеном.

   Работа на какое-то время прекратилась – все смотрели на Эйприл. Ее рейтинг среди десантников сразу стал намного выше нулевой отметки.

   Полет подошел к концу – начиналась работа. Десантники снаряжались для высадки на планету. Они затягивали ремни защитных щитков на руках и ногах, надевали бронежилеты, шлемы с микровидеокамерами и миниатюрными дисплеями. В руках держали автоматические винтовки, на поясе – скорострельные пушки. Везде, где можно, висели сумки с запасным боекомплектом и маленькими ручными бластерами. Теперь отряд издали был похож на средневековых рыцарей, только не серого стального, а защитного зеленого цвета.

   Черепашки-ниндзя тоже приготовились. Они повязали на глаза, локти и колени свои разноцветные повязки: Микеланджело – желтого, Донателло – фиолетового, Лео – синего, а Рафаэль – красного цвета и подпоясались широкими ремнями с пряжками, на которых красовались буквы М, Д, Л и Р. На поясе у них были закреплены мечи, нунчаки, кошки и прочие атрибуты ниндзя.

   Взвод, впечатляюще бряцая оружием, пробежал длинными коридорами и построился возле челнока в ангаре.

   – Все в порядке, беспокоиться не о чем! – бодрым тоном поприветствовал лейтенант Мадсен.

   – Понятно, – весело выкрикнул кто-то из строя. – Высаживаемся, побеждаем и улетаем!

   – Именно так, – грозно произнес офицер. – Действуем строго по плану, и никаких отклонений! А теперь – посадка!

   – Быстро в транспортер! – скомандовал Эд. Все с шумом и криками стали забираться под броню. В огромном помещении ангара эхом разносилось:

   – Гип-гип, ура!

   – Поехали!

   – Отлично!

   – О'кей!

   Трудно было поверить, что это – спецназ, взрослые серьезные люди, а не группа школьников, которых везут на экскурсию в Диснейленд.

   – Быстро заглохли! – заорал сержант. – Все в транспортер!

   – Так, свои места при боевом расчете знаете, – командовал лейтенант уже внутри машины. – Закрепите оружие! – Всеобщее возбуждение передалось и ему. – Пристегнитесь!

   Джозеф занял водительское место.

   – Начинаем! – скомандовал ему лейтенант Мадсен.

   – Вас понял! – ответил робот.

   Двигатель взревел и бронетранспортер, мягко покачиваясь на амортизаторах, въехал по рифленой поверхности откинутой рампы внутрь летательного аппарата. Тут же раздался грохот запоров о броню, жестко закрепляющих машину в брюхе челнока.

   – Готово!

   – Поехали!

   – Запуск! – раздался по селектору голос Джоан.

   Послышался характерный свист запускающихся двигателей. На табло электронных часов начался обратный отсчет времени до запуска:

   – 10;09,08;07;06;05;04;03;02;01;00!

   – По-о-ошли! – пропела Джоан. Челнок тряхнуло и он сорвался с места.

   – Вы там живые? – снова послышался голос Джоан.

   – В порядке!

   – Ну тогда готовьтесь. Сейчас немного потрясет – включаю ускоритель!

   Внутри машины все затряслось. Ал, прикусив язык, чертыхнулся. Но вскоре тряска закончилась, набрав нужную скорость, челнок понесся навстречу кроваво-красному зловещему диску планеты.

   – Эй, Тина, слышишь? – Ван Норден все еще продолжал рисоваться. Когда прилетим – разбудишь!

   – Интересно, – неожиданно заговорил Лео, – в каких это таких операциях они все участвовали, что такими опытными прикидываются.

   – Сейчас проверим! – ухмыльнулся Донателло. – Лейтенант Мадсен!

   – Что там? – отозвался тот.

   – Скажите, а сколько вылетов сделала ваша группа? – спросил Донателло уважительным тоном.

   – Сорок два, – отозвался лейтенант, но боясь, чтобы никто его не заложил, добавил: – Тренировочных.

   Микеланджело цокнул языком.

   – А боевых? – не унимался Донателло.

   – Два, – негромко ответил Мадсен и снова уточнил: – С этим.

   Все тут же притихли. Молчала даже самая разговорчивая – Тина. Один Ван Норден по-честному спал.

   – О, черт! – тихо воскликнула Эйприл, но ее слова услышали все.

   Чтобы как-то выйти из неловкой ситуации, Мадсен искусственно-непринужденным голосом предложил:

   – Давайте проверим ваши камеры, – он включил именные мониторы своих подчиненных на большом командном пульте перед собой. – Так, все в порядке. Гаррисон, поправь камеру! Теперь нормально. Приготовьтесь, через две минуты посадка! Эй, Тина, разбуди Ван Нордена, он же тебя просил!

   Девушка что-то процедила сквозь зубы, все снова засмеялись.

   – Включаю атмосферные крылья! – сообщила Джоан.

   Снаружи из-под обшивки выехали два изогнутых крыла, и корабль стал похож на гигантского майского жука.

   Летательный аппарат мягко планировал над планетой. Сквозь прорывы в пелене облаков показались контуры станции. Эйприл ужаснулась: город землян раскинулся на огромном пространстве песчаной долины, а в самом центре его возвышался гигантский инопланетный корабль.

   – Спускаемся! – голос Джоан утратил недавнюю самоуверенность.

   Десантники с тревогой всматривались в экран панорамы. Во все стороны от станции по планете расходились металлические трубы большого диаметра.

   – Это и есть тот процессор? – Эйприл повернулась в сторону Криса.

   На лице представителя Компании расцвела самодовольная улыбка.

   – Да! – с гордостью ответил он. – Их производит наша Компания. Фантастическое сооружение! Уже два последних года при выходе со станции люди здесь перестали пользоваться скафандрами.

   «Ублюдок!» – пронеслась в голове у Эйприл характеристика самодовольного типа с лоснящимися щечками.

   – Джоан! – обратился к пилоту Мадсен. – Сажаешь челнок на посадочную площадку, мы выходим, а вы – сразу же возвращаетесь на корабль!

   Все всматривались в темные корпуса станции.

   – Такое впечатление, что никакой жизни тут нет! – констатировал робот.

   – Всех съели чудовища, – пробормотал Ван Норден.

   – Погоди, Джоан, – скомандовал лейтенант. – Сначала сделай круг над комплексом.

   Вид безжизненного корабля ненавистного Шреддера вызвал у черепашек нервную дрожь. Внезапно в одном из дальних окон Лео увидел свет.

   – Там кто-то есть! – показал черепашка.

   – Во всяком случае, ничего не повреждено, – проговорил Джозеф. – Электричество по-прежнему подается.

   – Все, Джоан достаточно! Садимся, – Мадсен повернулся в сторону робота. – Приготовься действовать!

   Челнок завис в воздухе, вывалились неуклюжие лапы-шасси и аппарат медленно опустился вниз.

   – Посадка произведена! – доложила Джоан, когда челнок замер.

   – Даю десять секунд! – громко скомандовал лейтенант.

   Бронетранспортер ожил и рванул с места задним ходом. Съезд перед его носом поднялся, закрывая вход. Челнок тут же взмыл вверх.

   – Ни пуха вам! Пока! – раздались в эфире голоса Джоан и второго пилота Кена.

ГЛАВА 5. НАЙДЕНЫШ

   Погода была паршивая – моросил холодный мерзкий дождь. Радовало только то, что колонисты хорошо поработали, и на планете можно было обойтись без скафандров. И хотя дышалось с трудом, но это было несравненно лучше, чем полная изоляция под колпаком.

   Внутри бронетранспортера остались лейтенант Мадсен, который сидя за пультом управления с экранами мониторов, подключенных к индивидуальным видеокамерам, вел командование операцией, а также водитель Джозеф, представитель Компании Крис и Эйприл. Весь остальной состав разделился на две группы. Первой командовал сержант Эд, и из черепашек в нее входили Микеланджело и Донателло. Второй группой командовал капрал Ван Норден, и кроме солдат в ней были Лео и Рафаэль. Юные ниндзя не имели огнестрельного и бластерного оружия. Как всегда, они гораздо уверенней чувствовали себя, полагаясь только на возможности собственного ума и тела.

   – Первая группа – двигаться к входу в комплекс!

   – Приказ ясен? – прикрикнул Эд и сам бросился вперед, не совсем удачно перепрыгивая глубокие лужи.

   – Вторая группа – занять позиции по флангам! – отдавал короткие приказы лейтенант Мадсен. – Гаррисон, разблокируй замок!

   – Выполняем приказ! – слышались команды Эда и Ван Нордена.

   Гаррисон успел набрать всего несколько вариантов блокировки, как дверь легко поддалась и быстро ушла вверх. От неожиданности Тина вздрогнула и палец автоматически нажал на спуск. Короткая очередь из пушки разорвала тишину комплекса и многократно отразилась эхом в сложных переплетениях многочисленных переходов. Эд тут же оттолкнул ее в сторону, освещая проход мощным прожектором. Коридор был пуст.

   – Кто давал приказ стрелять?! – заорал в эфире Мадсен.

   – Прошу прощения, командир, – извинялась Тина, – нервы. Само собой произошло!

   – Ладно, будьте предельно осмотрительны, но можете уже не прятаться. После такого привета это не имеет смысла. Первая группа – прочесать коридор! Вперед вырвались Микеланджело и Донателло. За ними следовала Тина со своей пушкой. Ее сопровождали Эд и Гаррисон. Замыкал шествие верзила Боб, постоянно оглядываясь и держа наперевес автоматическую винтовку.

   – Эд! – Тина цедила сквозь зубы. – Скажи этим чертовым черепахам, чтобы плелись в конце, они мне мешают.

   – Да вроде как не командую ими, – пожал плечами сержант, ни на секунду не переставая следить за обстановкой.

   – Ну тогда пусть не попадают, в случае чего, мне под прицел! – Тина еле сдерживала себя.

   – Успокойся, – ответил Эд. – Из-за своих нервов ты нас уже раз подставила!

   Внутри бронетранспортера все напряженно всматривались в экраны мониторов. У них буквально перехватило дыхание – из коридоров тянуло опасностью.

   Десантники и черепашки продвигались медленно, стараясь по возможности слиться со стенами возле каждого очередного ответвления коридоров. Казалось, предвещая недоброе, вокруг царила мертвая тишина.

   На экране мелькали напряженные побледневшие лица солдат. Было видно, что они еле сдерживаются, чтобы не начать палить во все стороны.

   Нервозность возрастала с каждой секундой. У всех складывалось впечатление, что чудовища задались целью вымотать десантников, а потом неожиданно напасть. Даже те, кто находился внутри бронетранспортера чувствовали, что страх почти что душит их.

   – Ой! – воскликнул Донателло. Он просто споткнулся.

   От его возгласа все дернулись, а Тина сама не понимала, почему снова не открыла стрельбу.

   Проходили долгие минуты, но никто не нападал. Отделение сержанта Эда оказалось в тупике. Микеланджело первым наткнулся на дверь лифта.

   – Вторая группа! Зайти в здание! – лейтенант сам услышал, что голос его потерял уверенность и тут же попробовал исправиться: – Капрал Ван Норден, выполняйте приказ! Сержант, лифт работает?

   – Так точно! – ответил Эд.

   – Тогда начинайте прочесывать второй этаж! Отделение капрала двигалось по проторенному пути быстро и уверенно. В это время группа Эда вышла на второй этаж. Там открылась та же картина: запустение, поломанная аппаратура, ржавые конструкции. Теперь на всех мониторах картинки были очень похожи, и Эйприл поймала себя на мысли, что теперь очень легко будет пропустить нападение. Оно могло произойти всюду.

   В коридоре на втором этаже картина стала меняться. Увеличилось количество развороченной техники, с потолка капала вода, решетчатый пол повсюду был мокрый, тут и там валялась разорванная в клочья проводка.

   – Лейтенант! – Эйприл не выдержала. – Дальше двигаться слишком опасно! Вы должны их вернуть!

   – Не мешайте, господин консультант! – голос Мадсена приобрел оттенок холодной официальности. – Не забывайте, что это их работа. Если вы волнуетесь за своих друзей, то их никто не звал. Они могут удалиться в любую секунду, как только сами захотят!

   В этот момент они обратили внимание, что на мониторе Эда стена стала расти, переходя в крупный план.

   – Сержант, у вас что-нибудь произошло? – поспешил спросить лейтенант.

   – Посмотрите, тут в стене отверстия от огнестрельного оружия мелкого калибра. Скорее всего, пистолет. Похоже, что тут была перестрелка.

   – Пострадавших не видно? – спросил Мадсен.

   – Никого! Вокруг чисто.

   – Ну теперь хоть ясно, что здесь все-таки что-то произошло, – вставил слово Крис.

   Внезапно на мониторе Тины мелькнуло что-то далеко впереди черепашек, похожее на тень.

   – Микеланджело, Донателло! – тут же позвала девушка. – Вы только что впереди себя ничего не видели? Мне кажется, там что-то мелькнуло!

   – По-моему, ничего там не было, Эйприл! – покачал головой Микеланджело в камеру Эда.

   – Внимание! – снова скомандовал Мадсен, посмотрев на девушку. – Гаррисон и Ал! Включить индикаторы движения живых организмов!… Если только это поможет, – кинул он в сторону Криса.

   – В каком смысле? – спросил представитель Компании.

   – Эти чудовища могут оказаться холоднокровными, а индикаторы реагируют только на тепловое излучение.

   – Они – теплокровные! – коротко бросила Эйприл.

   – Откуда вы знаете? – вырвалось у лейтенанта.

   – Вы забыли, Мадсен, что я с ними встречалась? – взгляд девушки выражал удивление. Лейтенант отвернулся.

   Гаррисон выставил индикатор датчиком вперед и повернулся вокруг себя. Полукруглая шкала на квадратном мини-экране, расчерченная на радиусы и концентрические штриховые окружности, тоже побежала по экрану. В непосредственной близости от центра вспыхнули три яркие точки – прибор засек Эда, Тину и Боба. Но на Микеланджело и Донателло, которые вырвались немного вперед, индикатор никак не среагировал.

   – О, черт! – выругался Гаррисон. – Лейтенант, он не работает!

   – Что с ним? – поинтересовался Мадсен.

   – Да только вблизи ловит! Даже на черепах с десяти метров не реагирует!

   – Сержант Эд! Группе оставаться на месте! Дальнейшее продвижение – опасно! Сейчас что-нибудь придумаем.

   Мадсен уже стал поворачиваться в сторону Джозефа, как раздался спокойный голос Эйприл:

   – Не беспокойтесь, лейтенант, прибор у Гаррисона в полном порядке. Он и не может реагировать на наших ниндзя.

   – Это еще почему? – возмутился Мадсен.

   – Да просто потому, что они – пойкилотермные.

   – Какие-какие?

   – Пойкилотермные.

   – …?

   Лейтенант готов был взорваться. «Да она просто издевается надо мной, девчонка!» – кипело у него в голове.

   – Пойкилотермные, это как раз и значит – холоднокровные, про что вы только что сами говорили, – ответила Эйприл как можно более спокойным голосом.

   – Сержант! – ревел голос Мадсена в микрофон. – Двигаться дальше! Все в порядке! Что на табло?!

   – Никаких регистрации! – отрапортовал Гаррисон.

   – У меня тоже никого постороннего нет! – отозвался рядовой Ал.

   – Идите сюда! – позвали Микеланджело и Донателло. – Мы, кажется, что-то интересное нашли!

   Все подбежали к ним. Черепашки стояли на пороге какого-то служебного помещения. В отличие от коридоров, казалось, что его покинули только что: на столах виднелись остатки завтрака, аккуратно разложенные бумаги. Из помещения кто-то выходил явно ненадолго. Но сверху все было залито грязной водой. Капли и сейчас падали в переполненную чашку, разбрызгиваясь на бумагу. Вода выливалась и по столу стекала на пол.

   На мониторе Тины опять мелькнуло какое-то пятно.

   – Постойте! – закричала Эйприл. – Тина, слышишь?

   – Тина, вернись назад, – на этот раз среагировал и сам лейтенант, – и посмотри вниз!

   Теперь все увидели, что в решетчатом металлическом полу зияло отверстие неправильной формы. На рваных краях решетка как бы стекала вниз, образуя сосульки оплавленного металла.

   – Эй, Микеланджело, Донателло! – позвал здоровяк Боб. – Идите сюда! Тут наверно плюнул один из ваших старых знакомых!

   – Теперь вы видите? – спросила Эйприл у мужчин.

   – Кислота вместо крови! – пробормотал Мадсен.

   – Погоди, – протиснулся между десантниками Гаррисон, – дай я сам плюну!

   Его слюна исчезла в дыре. Эд посветил вниз мощным прожектором – провал казался бездонным. Все невольно подняли головы и посмотрели вверх: с потолка тоже свисали застывшие стальные сосульки, через дыру было видно небо. Отверстие пронизывало станцию сверху до низу.

   – Не скучно! – присвистнул Эд.

   В это время, закончив прочесывание, подтянулось отделение Ван Нордена, вместе с Лео и Рафаэлем.

   – Что вы интересного в этой дырке нашли? – со смешками начали спрашивать десантники.

   – Капрал Ван Норден! – лейтенант перестал разглядывать отверстие. – Что у вас?

   – Все тихо!

   – Понятно, – протянул лейтенант.

   – Сэр, тут все пусто, – доложил сержант Эд. – Если что-нибудь страшное и произошло, то давно.

   Мы явно опоздали.

   – Так, ладно! Территория безопасна! – уверенным тоном проговорил Крис и поднялся. – Теперь надо попробовать подключить компьютер и посмотреть его память.

   – Как это – безопасна?! – Эйприл буквально колотило от злости на этого самоуверенного типа.

   – А я вам еще раз повторяю, Эйприл, – голос Криса не утратил уверенности, – территория безопасна!

   Девушка смотрела ему в глаза и не могла понять, что же кроется за его спокойным прямолинейным взглядом. Создавалось впечатление, будто Крис уверен, что в случае стычки с драконами его спасет авторитет Компании. Но не исключено, что самоуверенность его происходила из безграничной тупости.

   Как бы то ни было, но они все оставили бронетранспортер и также направились внутрь станции. Пройдя знакомыми по экранам коридорами, они поднялись на второй этаж и вскоре прошли в отсек. Вокруг царило полное разорение, это отнюдь не прибавляло положительных эмоций.

   – Сэр, мы проверили, – обратился Эд к лейтенанту. – Все это крыло здания было запечатанным, двери завалены чем попало. Похоже, что колонисты здесь держали оборону, но баррикады все-таки не выдержали. Можно предположить, что бой был ожесточенный.

   – Да, это сразу бросается в глаза, – Эйприл поеживаясь, посматривала по сторонам.

   – Убитые где-нибудь найдены? – поинтересовался Мадсен.

   – Нет. Что странно – никого. Никаких следов! Все с интересом разглядывали помещение, которое на время должно было стать их убежищем, но, на что указывала вся обстановка, не вполне надежным.

   – Ничего не поделаешь, – выражая общие сомнения, произнес лейтенант Мадсен. – Капрал! Заблокируйте внешние двери и проходы. А мы попытаемся восстановить функции аппаратуры во всех отсеках.

   Приказы выполнялись мгновенно. Десант не покидало чувство опасности. И хотя индикаторы передвижения живых организмов упорно молчали, присутствие чудовищ ощущалось где-то совсем рядом. Полный разгром в помещениях больше не оставлял надежд на недоразумение, поломку аппаратуры или глупую ошибку.

   Двери по периметру были заблокированы. Все пошли осматривать помещения. Впереди шел Мадсен, за ним Крис, потом робот Джозеф. Нервы были напряжены: опасность могла поджидать за любым шкафом, за любым столом.

   Внезапно Эйприл сильно вздрогнула. Чудовища нигде не прятались – они были представлены как в музее на всеобщее обозрение.

   Экспозиция впечатляла. На столах одного из помещений, скорее всего – лаборатории, в банках были заспиртованы твари, подобная которым отложила в свое время эмбрион в горле Рэя.

   – Эй, лейтенант! – присвистнул Крис, наклонясь к одной из банок. – Мадсен!

   За толстым стеклом цилиндрической лабораторной посуды в жидкости хранились разорванные на части останки отвратительного существа, с первого взгляда, напоминающего гигантского скорпиона. Паучьи лапы были поджаты к розоватому брюшку, на котором виднелся длинный отросток, с мешкообразным образованием на самом конце. Рядом, наполовину оторванный, плавал длинный тонкий хвост, весь покрытый рядом ребристых роговых колец.

   Возле соседнего стола Джозеф внимательно изучал такой же образец.

   Поборов отвращение и волну жутких воспоминаний, Эйприл решилась переступить порог лаборатории.

   – Это они? – обратив на нее внимание, спросил Крис. – Таких вы видели прошлый раз?

   Эйприл ничего не ответила.

   Крис осмотрел все банки, и подошел к тому экземпляру, который казался наиболее целым.

   Вдруг он заметил, что во внешнем виде твари что-то изменилось. Крис не успел разобрать, что именно, но ему показалось, будто существо еле заметно пошевелило хвостом.

   Крис нагнулся к самой поверхности стекла, внимательно изучая каждую складку на поверхности невиданной твари. Неожиданно существо все напряглось, хвост вытянулся в иглу. И, широко расставив свои щупальца, «скорпион» кинулся прямо в лицо Криса. Отросток на брюхе метнулся вперед и первым врезался в стекло.

   Крис закричал и в ужасе отпрянул назад. Все бросились к нему.

   – Осторожно! – только успела крикнуть Эйприл.

   Тварь задергалась внутри банки. Это было похоже на приступ бессильной злобы.

   Крис попятился и натолкнулся спиной на другой стол, на котором стояла последняя банка. Представитель Компании оглянулся и в этот момент другой обитатель точно так же метнулся на него, расставив ужасные щупальца, и стукнулся о стекло.

   Крис в ужасе забился в угол помещения.

   – Это любовь с первого взгляда! – Эйприл нервно усмехнулась.

   Все засмеялись, разряжая накаленную обстановку.

   – Да, Крис, – добавил Джозеф, который закончил предварительно осматривать лабораторию, – вы им положительно понравились. Как раз только эти двое живы, а остальные мертвы.

   Робот взял в руки лабораторный журнал и прочитал вслух:

   – «Удалены хирургическим путем до имплантации эмбриона. Пострадавшая погибла во время операции».

   Все замолчали. Продолжать смеяться было неловко: неизвестная им женщина была мертва, а ее убийца все еще продолжал дергаться внутри стеклянной банки.

   Все десантники столпились возле двери. Внезапно молчание прервал взволнованный шепот Ала:

   – Эй, лейтенант, здесь кажется что-то шевелится!

   Все вскинули оружие, а черепашки приняли боевые стойки, обступив беззащитную Эйприл.

   Индикатор попискивал, на экране двигалось яркое светлое пятно.

   – Точно! Идет прямо на нас! – проследил по прибору Гаррисон.

   Тина выставила вперед свою грозную пушку. Глаза ее горели азартным огнем.

   – Может, это кто из наших? – неуверенно спросил Мик.

   – Эд, где все люди? – быстро дублировал Мадсен. – Есть кто-нибудь в переходах?

   – Нет, все здесь, в оперативном центре!

   – Приготовиться к бою!

   – Всем рассредоточиться! – Эд обернулся к солдатам.

   Десантники присели, попрятавшись за столами и аппаратурой, выставив в сторону центрального входа стволы оружия.

   – Ал? – прошептал Мадсен.

   – Движется! – тоже шепотом ответил тот. Раздался сухой треск затворов.

   – Куда?

   – Прямо на нас!

   – Ван! – тихо позвал Мадсен. – Выдвиньтесь в коридор!

   – Есть. Ребята, вперед! – Ван Норден скомандовал своим, стоя возле двери и прижимаясь спиной к стене.

   Ощетинившись оружием, Ал, Фил и Мик стали продвигаться вперед по коридору. За ними бросилась и Эйприл.

   – Куда?! – попытался остановить ее Мадсен. – Чертова девчонка!

   Коридор был совершенно пуст.

   – Ал, он один? – спросил Ван Норден.

   – Да.

   Прижимаясь к стенам, все медленно продвигались вперед. Перебежки делали по очереди: пока один занимал новую позицию, другие страховали его, готовые в любое мгновение начать стрельбу.

   – Внимание! – проговорил Ал. – Он перед нами! Пятно на индикаторе пересекло последнюю окружность. – Черт, но где же он?

   Неожиданно за решеткой вентиляционного отверстия, находящегося возле самого пола, что-то мелькнуло.

   Из ствола автоматической винтовки Фила вырвался сноп пламени, но снаряды, отражаясь по касательной от металлических стен, улетели вглубь коридора. Это Ван Норден подбил снизу его руку.

   – Черт! – выругался Фил. – Ты что делаешь?

   – Не стрелять! – процедил Ван. – Там человек!

   – И мне тоже показалось, что я видела глаза! – поддержала его Эйприл.

   – Тогда это может быть только ребенок, – проговорил Ал, заглядывая через решетку в узкую вентиляционную трубу.

   – Эйприл, – Ван Норден поглядел ей в глаза. – Попробуй ты.

   Десантники расступились, пропуская девушку вперед. Безоружная, она пошла по коридору, направляясь к вентиляционной шахте.

   Там действительно кто-то был. Этот кто-то был очень маленький.

   Эйприл нагнулась и открыла решетку. На нее смотрела пара огромных испуганных глаз. Они были буквально расширены от ужаса.

   Взгляд этих глаз едва не вызвал у Эйприл обморок.

   – Эй! – с трудом проглотила она комок в горле. – Все в порядке! Не волнуйся.

   Сомнений больше не было. Здесь, на станции, прятался ребенок, которому удалось выжить во время жутких событий.

   Эйприл привыкла к темноте и смогла разглядеть копну взъерошенных рыжих волос. Скорее всего, перед ней была девочка.

   Но ребенок испуганно повернулся и стал на четвереньках быстро убегать вдоль трубы.

   – Она убегает! – крикнула Эйприл, и сама с трудом стала втискиваться в узкую трубу.

   За поворотом они столкнулись лицом к лицу. Эйприл разглядела чумазый носик и щеки. В это время решетка, которая находилась рядом, отлетела в сторону, и сильные руки десантника попытались схватить девочку.

   – Стойте, капрал! – закричала Эйприл, но было уже поздно.

   Со звериной быстротой ребенок увернулся и снова бросился убегать.

   Эйприл кинулась за ней, пытаясь если не догнать, то хотя бы не упустить из виду.

   Возле следующего разветвления труб девочка снова остановилась. Эйприл осторожно приблизилась к ней и тихо произнесла:

   – Не бойся нас, мы не сделаем тебе ничего плохого! Поверь нам и выходи отсюда.

   Судя по глазам, девочка ей не верила. Губки были плотно сжаты.

   – Теперь уже все будет хорошо, все будет в порядке, – ласково шептала Эйприл, протянув руку, чтобы погладить ребенка.

   В ответ девочка резко впилась зубами в ее кисть. От острой боли Эйприл закричала. И в этот момент ребенок куда-то скрылся.

   – О, черт! Она кусается! – крикнула девушка товарищам. – Не упускайте ее!

   – Куда она побежала?

   – Я не успела заметить!

   – Рассредоточиться! – скомандовал Ван Норден.

   – Тут ее нет!

   – Тут тоже!

   – Дайте свет!

   – Она здесь! – крикнула Эйприл. – Здесь она! Девочка ловко убегала от преследования. Солдаты стали на четвереньки и пытались забраться в вентиляционный ход.

   – Отойдите! Не пугайте ее! – крикнула Эйприл. – Мы так окончательно ее упустим!

   Девочка открыла впереди еще одну заслонку и скрылась за ней.

   Эйприл подползла к ее убежищу, с трудом просунулась в маленькое отверстие и, больно ударившись, свалилась на что-то твердое. Это было довольно просторное, по сравнению с узкими трубами, помещение коллектора.

   Девочка была тут. Она забилась в угол, а взгляд ее выражал и ненависть, и страх.

   Эйприл осмотрелась. Ей сразу стало понятно, что помещение это было и жилищем и убежищем девочки. Везде валялись банки от консервов, рваные пакеты, коробки, кассеты, книги, поломанные игрушки, старая одежда. Среди всего этого хлама Эйприл привлек блеск стекла. Она протянула руку и достала из кучи фотоснимок. На нем был счастливый улыбающийся ребенок, а надпись внизу гласила: Ванесса Смитсон.

   С большим трудом на фотографии можно было узнать ту чумазую девочку, которая сидела сейчас перед Эйприл. У девушки сжалось сердце.

   Эйприл попробовала приблизиться к девочке. Та тут же перебежала к другой стене и снова забилась в угол.

   – Ну не бойся меня, Ванесса, не бойся, – попробовала уговорить ее Эйприл.

   Глаза девочки округлились от страха.

   – Ванесса, будь хорошей, не надо больше убегать!

   Эйприл, боясь снова спугнуть девочку, медленно приближалась к ней.

   – Все в порядке, Ванесса, все в порядке! – Эйприл подползла и обняла девочку за плечи. Ребенок протестующе пытался вырваться.

   – Не бойся меня, я ничего плохого тебе не сделаю! – девушка прижимала ее к себе. – Теперь все будет хорошо, все будет хорошо!

   Эйприл прижала девочку к себе и почувствовала, как постепенно ослабевают натянутые, как струны, мышцы ребенка. Лед враждебности начинал таять, впервые за долгое время борьбы за свою жизнь.

ГЛАВА 6. ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА

   Девочка сидела на крышке стола, крепко прижимая к себе старую чумазую куклу. Она уставилась в одну точку и не желала отвечать на вопросы этих страшных, незнакомых, вооруженных людей.

   – Как тебя зовут? – стараясь сделать свой голос как можно ласковее, спрашивал Мадсен.

   – Ее зовут Ванесса, – ответила за девочку Эйприл.

   – Так, Ванесса, а теперь ты должна сосредоточиться и все хорошенько вспомнить, – это было больше похоже на допрос «языка», чем на разговор с маленькой напуганной девочкой, – что же произошло на станции. А где сейчас твои родители?

   Девочка встрепенулась и стала озираться в поисках выхода. Но рядом с дверью стоял Крис и два страшных десантника с лицами, измазанными черной краской. В руках они держали ужасные винтовки.

   – Ванесса, ты должна постараться и все вспомнить! – не унимался лейтенант.

   – Мадсен, – не выдержала Эйприл. – Так нельзя разговаривать с измученным ребенком.

   В это время девочка сквозь толстое бронированное стекло окна увидела в соседнем отсеке знакомые ей по комиксам четыре фигуры.

   Никто не успел даже вздрогнуть, как девочка с громким криком: «Микеланджело, Рафаэль! Заберите меня!» бросилась в двери и через какое-то мгновение сидела на шее у изумленного Донателло.

   В воздухе зависла тишина, а потом все взрослые дружно расхохотались. Девочка смутилась и спрятала лицо в повязке черепашки.

   – Откуда ты нас знаешь, малышка? – наконец спросил ее Микеланджело.

   – Как откуда? – не поняла девочка. – Я же все серии про вас смотрела!

   – Хорошо, – продолжал Микеланджело. – Нас ты знаешь, а как же зовут тебя?

   – Ее зовут Ванесса, – с улыбкой сообщила подошедшая Эйприл.

   – Меня так никто никогда не называл! – огрызнулась девочка. – Все звали меня Несс!

   – Хорошо, Несс! – Эйприл подмигнула черепашкам, предлагая им идти вместе с ней. – А теперь пойдем. Ведь ты наверное хочешь есть?

   Девочка засомневалась, поглядывая в сторону героев-ниндзя.

   – Не волнуйся, не волнуйся. Они пойдут вместе с нами!

   – Несс! – обратился к девочке Лео. – Ты не должна ее пугаться. Это же наша лучшая подруга – Эйприл О'Нил. Ты разве ее не помнишь?

   – А, извини! – девочка посмотрела на Эйприл с любовью. – Я просто сразу не узнала тебя.

   – Лейтенант! – обратилась Эйприл к Мадсену. – Я думаю, будет лучше, если вы оставите нас наедине.

   – Я тоже так думаю!

   – Сматываться отсюда надо, ребята, – хмуро проговорил Мик, – пока нас тут всех не съели.

   – Рядовой Мик! – лейтенант только что вошел и услышал последнюю фразу. – А вы знаете, что бывает за распространение паники?

   – Никак нет! – солдат сделал каменное лицо.

   – Хотите узнать?

   – Никак нет!

   – Это хорошо, – понизил голос Мадсен, – что оба ответа – отрицательные.

   – Нельзя сказать, – вмешался в разговор Ван Норден, – чтобы он был совсем неправ. Похоже, что мы только зря теряем время. Никто в живых, кроме девочки, тут не остался, это – факт! Надо уходить и выжечь тут все напалмом.

   – Насчет того, остался ли кто в живых, как раз можно проверить, – сказал сидящий возле компьютера Эд, прогоняя по экрану какие-то графические рисунки.

   – Для того чтобы исследовать весь комплекс, до самого последнего уголка – двух недель не хватит. Нет никакой гарантии, что за это время с нами не случится то же самое, что и с колонистами. Или попросту свихнемся здесь, пока будем искать чужие объедки.

   – Идите и посмотрите, что я нашел, – позвал всех сержант. – Это схема всего комплекса, – указал он на экран.

   – Ты хочешь сказать, что собираешься по изменению теплового фона искать, не курит ли кто-то в подвале? – недовольно спросил Мик.

   – Действительно, было такое, – вспомнил Крис. – Это называлось «ловушкой для курильщиков». Курить же тут нельзя ни в коем случае, потому что в воздухе полно гремучих газов. Но ведь эти скорей с ума сойдут, чем курить бросят! Выкручиваются, как могут.

   – Это слишком старый фокус, – проговорил лейтенант, оттесняя сержанта от экрана.

   На схеме действительно не было видно никаких посторонних сигналов.

   Мадсен начал набирать на клавиатуре какие-то команды.

   – Что ты ищешь? – спросил заинтересовавшийся Крис.

   – Я ищу датчики индивидуальной жизнедеятельности. Каждому колонисту имплантировался такой в организм. Пока ничего не видно.

   Несс сидела за столом перед пустой тарелкой. Рядом с ней прямо на столе восседала ее кукла с повязанным вместо салфетки платком.

   – А теперь самое вкусное, что у нас есть, – сказала Эйприл, подавая девочке полную чашку. – Этого конечно мало, но, понимаешь, мы же все-таки военный корабль!

   Из чашки вкусно пахло. Когда-то, невероятно давно, Несс так кормила мама.

   Чашка, казалось, сама приглашала: «Попробуй». Как и тогда, очень давно, девочка приоткрыла рот и сделала осторожный глоток. Напиток был очень сладким, а она, как и все дети, очень любила сладкое. Только за последнее время ей ничего такого не попадалось. Сейчас же она ни о чем другом, кроме шоколада, думать не могла.

   Когда девочка до конца насладилась напитком, успокоилась и отдохнула, Микеланджело произнес:

   – Мы не знаем, как тебе удалось остаться в живых, но одно знаем определенно – ты – очень смелый ребенок, Несс.

   – Да, и нам очень приятно с тобой познакомиться!

   – А как ее зовут? – спросил Лео, указывая на куклу.

   Она была такая же чумазая, взъерошенная, светленькая, голубоглазая, как и сама Несс. И такая же серьезная.

   – Сюзанна, – сдавленно ответила девочка.

   – Привет, Сюзанна! – с серьезным видом поздоровались с куклой взрослые.

   Кукла продолжала сидеть, выставив вперед руки и равнодушно глядя перед собой. Девочка же даже не усмехнулась.

   – А братика твоего как зовут? – неожиданно спросила Эйприл.

   – Джимми.

   – А Джимми тоже где-то здесь? – снова задала вопрос девушка.

   Несс отрицательно покачала головой.

   – Может, он как и ты, где-то прячется?

   – Нет, – тихо прошептала девочка.

   – А где твои мама и папа? – продолжала расспрашивать Эйприл.

   Девочка вся сжалась, нагнула голову и смотрела на свои сцепленные руки.

   – Несс, почему ты отвернулась? Посмотри на меня! Где твои мама и папа?

   Черепашки недовольно перешептывались.

   – Погибли они, погибли! Понятно?! – взвизгнула девочка и разрыдалась.

   Микеланджело отстранил Эйприл и обнял девочку.

   До Эйприл вдруг дошла вся жестокость ее расспросов. «Чем я лучше Мадсена, которого прогнала? Какое право мы имеем вот так грубо пробуждать ужасные воспоминания?»

   – Прости меня, Несс, – искренне попросила Эйприл и сама расплакалась. – Ты не волнуйся! Самое страшное уже позади. Все эти люди вокруг – солдаты. Они прилетели, чтобы спасти тебя и отомстить за твоих родных!

   Девочка успокоилась и стала опять не по годам серьезной.

   – Ничего у них не получится! – уверенно произнесла она.

   Джозеф пинцетами оттянул кожу в сторону. Робот уже начал понимать физиологию этого удивительного существа.

   Самым сложным оставался вопрос, зачем твари, настолько отличной от человека, нужен был обыкновенный животный белок. Трудно было поверить в то, что тварь с концентрированной кислотой в крови может иметь биохимию, похожую на человеческую. Поначалу Джозеф думал, что органика окисляется в организме чудовищ до простого углерода. Но в таком случае почему они, во-первых, не ели бесчисленные полимеры, из которых состояла добрая половина внутреннего оборудования станции, а во-вторых, зачем им нужны люди в качестве промежуточного хозяина – носителя эмбриона.

   Каковы бы ни были ответы на поставленные вопросы, ясно было одно: инопланетяне эти – не совсем инопланетяне. Они скорее походили на совместный продукт.

   Во всяком случае, кислоты внутри организма оказалось меньше, чем можно было ожидать.

   – Какой красавец! – раздался за ухом Джозефа голос Боба, который заглядывал ему через плечо.

   Джозеф недовольно посмотрел на него.

   – Меня Мадсен прислал спросить: тебе что-нибудь нужно?

   – Нет, – коротко ответил Джозеф. Убедившись, что разговора с роботом не получится, Боб поплелся в другой отсек.

   Крис сидел сбоку от главного компьютера и тихо наблюдал за лейтенантом и Эдом, которые внимательно следили за графическими изображениями, проплывающими на экране.

   «Интересно, в состоянии они изловить хоть одну взрослую особь живьем? Ждать, пока этот мелкий гад отложит своего эмбриона, и пока тот червяк разовьется – слишком долго и опасно. Взрослое чудовище содержать будет тоже не легко, зато какой будет триумф по возвращении! Какая реклама! Тогда мне, уже факт, можно будет больше никогда в жизни не работать. Да и им бы всем перепало. Только как убедить солдатню? И зачем только им дали столько воли в этом деле? Интересно, за какие деньги может дать согласие Мадсен? А сержант, Ван Норден? Вот черт, повезло же с командирами! Один – негр, а двое – датчанин с голландцем. Ни одного нормального человека! Ну да этих всех можно попробовать уломать. А вот сумасшедшая Эйприл со своими гнусными зелеными чудовищами! Полный пролет, эти – ни за что не согласятся. Только бы она не убедила военных взорвать планету!»

   Как ни странно, вопрос о собственной безопасности даже не приходил Крису в голову. Деньги всю жизнь заслоняли перед ним остальное.

   – Эй, бросайте все, мы их нашли! – закричал Мадсен, отрываясь от экрана.

   Все с шумом столпились у них за спиной. На участке схемы, начерченной белыми светящимися линиями, виднелось большое мутное пятно, состоявшее из множества слившихся мелких пятнышек.

   – Живы? – радостным голосом спросил Ван Норден.

   – Этого уж мы не знаем, – ответил Эд, – но похоже на то.

   – Гляди, все собрались в одном месте! – хихикнул Боб.

   – Ничего смешного, может, у них там собрание.

   – А действительно! Живут ведь замкнуто, вот и создали какую-нибудь партию-секту.

   – А где они?

   – В процессорном комплексе. А точнее, возле главной системы охлаждения.

   – Наверно собрались просто погреться!… Находка всех окрылила. У солдат отлегло на душе, они хотели шутить.

   – Будем действовать! – лейтенант встал. – Нам нечего тут терять время.

   – Слушаю, сэр! – поднялся и Эд. – Строимся!

   – Ну что ж, сходим – посмотрим… – задумчиво произнес Ван Норден и подумал: «Если верить Эйприл, эти твари – разумные существа. В таком случае я на их месте собрал бы людей в качестве заложников и устроил засаду».

   Все быстро построились. Лейтенант Мадсен встал перед строем:

   – Господа! Что бы ни случилось, наша миссия подходит к концу. Нам осталось выполнить главную задачу: спасти колонистов или убедиться, что все они мертвы!

   Строй молчал. Не было слышно привычных шуточек.

ГЛАВА 7. УЖАСНАЯ ДОГАДКА

   Бронетранспортер быстро обогнул здания жилых, а теперь скорее – нежилых корпусов и на большой скорости въехал в открытые ворота процессорного корпуса. Их, судя по всему, заклинило – проезд был настолько невысокий, что пришлось убрать башню с 40-миллиметровой автоматической бронебойной пушкой. В начале длинного восьмиугольного тоннеля бронетранспортер резко затормозил и остановился.

   – Что, опять идти? – завозмущался Боб. – Да надоело, сколько можно! Пусть бы сами сюда пришли, что ли. Может, им позвонить можно?

   На этот раз его никто, даже Тина, не поддержал.

   – Двигаться сразу двумя отделениями! – скомандовал Мадсен. – Одни перемещаются, вторые их прикрывают. И наоборот!…

   Десантники и черепашки нырнули в здание. Коридоры здесь были низкие, но широкие, да и развала вокруг никакого не наблюдалось. Продвигались короткими перебежками.

   Но, как и в самом начале, десант что-то сковывало. Как будто связывало по рукам и ногам смелых в обычных условиях солдат. Это что-то было страшное, глухое, безнадежное запустение. Опасность здесь могла подстерегать на каждом шагу, и предотвратить ее не было никакой возможности.

   Коридоры сменяли один другой, и казалось, что прочесыванию не будет конца.

   Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, сержант решил делать коротенькие доклады:

   – Проходим по второму уровню. Мадсен принял его игру:

   – Начинайте фильтровку!

   – Есть! – отозвался Эд и отдал команду: – Налево направо – разошлись!

   Лейтенант завидовал в эту минуту своему подчиненному. «Настоящий, опытный военный, всегда знает, что предпринять. За это его солдаты и любят!»

   Микеланджело и Донателло, Лео и Рафаэль, постоянно сменяя друг друга, неуклонно двигались впереди десантников.

   Эд начал с интересом приглядываться к юным ниндзя. «Впрочем, неплохие ребята – на такое дельце годятся. Не то что мои – маменькины сынки! А эти, чувствуется, многое могут. Им бы оружие хорошее не помешало. Так ведь нет, не берут! А все их железки, да палки… Что они против наших винтовок и пушек!»

   – Переходим на третий уровень!

   Комплекс сильно отличался от предыдущего. Время от времени открывались провалы огромных залов, везде были лифты с большим количеством кнопок, каждая из которых обозначала свой этаж. Постоянно приходилось двигаться по эстакадам, поддерживаемым снизу столбами стальных сварных конструкций. Тут было намного больше аппаратуры, темных углов, глухих закутков. На каждом шагу можно было запросто проморгать нападение.

   – Рассредоточьтесь равномерно! – звенел в наушниках голос Мадсена.

   – Это чтобы нас всех одним взрывом не уложило. Заботливый командир, – пошутил Боб.

   – Куда дальше, Мадсен? – спросил Эд, когда они натолкнулись на глухую стену.

   – Судя по схеме, спускайтесь вниз и дальше – вперед.

   – Понятно.

   Они спустились и вышли коридором к проходу какой-то странной, бесформенной конструкции. То, что открылось за ними, было вообще ни на что не похоже.

   Коридор, если его так можно назвать, напоминал декорации из так называемых синтетических фильмов-сказок. Что это было такое, невозможно было даже определить.

   Все стены прохода состояли из странных образований с зализанными углами и изогнутыми ребрами. Это было похоже либо на переплетенные лианами корни и ветви тропических растений, либо на внутренности какого-то гигантского животного. Совершенно непонятным было функциональное назначение данной постройки.

   Всех охватил почти панический страх. Только максимальным усилием натренированной воли десантники заставляли себя продвигаться дальше. Им казалось, что они попали прямо в горло к фантастическому чудовищу, а сейчас покорно бредут ему в желудок.

   – Черт! Дьявольщина какая-то! Что за проклятое место?! – первой не выдержала Тина, озираясь и грозя во все стороны своей неуклюжей пушкой.

   – Действительно – дьявольщина! – громко прошептал Фил, будто боясь разбудить гигантского монстра.

   – Ну и в местечко попали!

   Внутри бронетранспортера все снова сгрудились возле мониторов. «Сейчас что-то произойдет. И очень плохое», – промелькнуло в голове у Мадсена.

   И действительно, хотя еще ничего не произошло, все с уверенностью ощущали, что над головой у десантников нависает смертельная опасность.

   Тревога очень мучила лейтенанта, и ему стоило невероятных усилий выдавить из себя команду:

   – Двигаемся вперед!

   – Ага, кто двигается…

   – А кто и посмотрит.

   – А может, ну его?!

   – Ничего не поделаешь, ребята, – голос Эда даже сейчас оставался полностью спокойным. – Судя по показаниям прибора, люди там – впереди. Так что придется все равно идти. И чем быстрее, тем лучше…

   Десантники медленно продвигались вперед.

   Эйприл затаила дыхание. Интересно, в каком месте этого гигантского инопланетного корабля тогда нашли яйца? Она с тревогой покосилась на девочку. Несс сосредоточенно молчала, глядя на мониторы.

   Под ногами десантников плескалась вода, или какая-то другая жидкость – ни у кого не возникало желания наклониться и попытаться это определить.

   – Так, ребята, помните: в случае чего, без нужды не стрелять! – Мадсен взял себя в руки и пытался заговаривать своим подчиненным зубы. – Целиться, как следует! Помните, тут могут быть живые люди.

   Эйприл внимательно всматривалась в экраны. Ее мучила мысль: если это ловушка, то в чем ее суть, и почему это место такое странное?

   Коридоры стали расширяться, появились ответвления.

   – Проклятье!

   – Спокойно! Я сказал – не паниковать! Эд вышел вперед, отстранив черепашек. На самом деле он жутко боялся. Внутри него все колотилось. Самое мучительное для Эда было то, что такой страх он испытывал впервые в жизни. В нормальной обстановке он никогда не позволял захватить себя эмоциям. Это, правда, делало его несчастным в личной жизни: девушки как быстро приходили, так же быстро и уходили, обзывая его бесчувственной машиной.

   Его сильный характер не подвел и тут. То, что сержанту страшно, не заметил никто. Двигались предельно осторожно. Помещение, к которому они неожиданно вышли, по необычности превосходило все, виденное раньше. Дальше коридор снова стал сужаться.

   – Здесь что-то странное, – произнес Донателло, шедший сразу за сержантом.

   – Похоже на убежище, – предположила Тина.

   – Убежище? Кого и от кого? – удивился Лео.

   – Ребята! – предупредил Эд. – Никто ни до чего не дотрагивается!

   Сам он с близи пытался рассмотреть сложную конструкцию стенки.

   – Странно все это, – подытожил Микеланджело.

   Гаррисон мрачно смотрел на табло прибора, который он держал в своей руке. Десантник пока никому ничего не сказал, но его очень заботил тот факт, что никто из колонистов ни разу не сдвинулся с места за все время их поиска. Они что, лежат связанные? Наверно эти твари догадались, что пока остаются в живых свои, люди не будут бросать бомбы.

   – Ну и жара, – тяжело дыша, проговорил Рафаэль.

   Под ногами чавкала какая-то грязь, похожая на слизь.

   – Слушай, Донателло! Это тебе ничего не напоминает? – Микеланджело показал пальцем себе под ноги.

   – Напоминает, еще как напоминает!

   – Сержант! – обратился к Эду Лео. – Предупредите своих людей, что драконы где-то очень близко, и стычки нам не миновать!

   – А ты откуда знаешь? – удивился Эд.

   – Он не знает, – ответил за друга Рафаэль, – но догадывается!

   Эйприл сидела с закрытыми глазами, сдавив себе ладонями голову. Она напряженно думала.

   – Лейтенант, – неожиданно встрепенулась девушка.

   – Что? – вздрогнул Мадсен.

   – Какое у ваших людей оружие?

   Лейтенант облегченно выдохнул воздух: «Ну и бешеная баба. Так и разрыв сердца получить недолго!»

   – Стандартное! Десятимиллиметровое, бронебойное, с реактивными и разрывными пулями. Есть гранатометы и бластеры, – с гордостью ответил Мадсен.

   Как всякий мужчина, и не только военный, лейтенант очень любил оружие – высшее достижение передовой человеческой мысли, техники, эргономики, дизайна…

   – А какое оружие у ваших черепах? – съязвил он.

   – Между прочим, они все сейчас находятся возле теплообменников. А вернее ровно под ними.

   – Ну и что? – не понял лейтенант. Лицо Криса мгновенно приобрело озабоченное выражение.

   – А ведь она действительно права! Это значит, лейтенант, что если ваши люди начнут там стрелять, то они разрушат систему охлаждения.

   – Ну и что? – все еще не понимал лейтенант. Командование на Земле предупредило его, что до всякого рода процессорам и прочим постройкам ему не должно быть никакого дела. Он любой ценой должен выполнить поставленную перед ним задачу.

   – А то, что сам процессор – это один огромный ядерный реактор.

   – Я ничего не понимаю! – разговор начал действовать лейтенанту на нервы.

   Его людям угрожала смертельная опасность, они находились на выполнении боевого задания ради спасения чужих жизней. Причем тут процессоры и реакторы?!

   – Возникнет ядерный взрыв. Совершенно невообразимой мощности.

   О, черт! – воскликнул лейтенант.

ГЛАВА 8. СТРАШНАЯ НАХОДКА

   Времени для принятия решения не было совсем.

   – Мадсен, что с вами? – взволнованно спросил Крис.

   Лейтенант рассеянно отмахнулся.

   Пробил его смертный час. Из двух роковых решений, ему приходилось выбирать то, в котором было меньше зла. Третьего решения у него не осталось.

   Остается один, правда, очень маленький, шанс, что атаки со стороны драконов не будет. Надежда была совсем слабая, но другое решение не оставляло даже такой.

   – Внимание! – голос Мадсена дрожал, и лейтенант закрыл глаза. – Эд!

   – Слушаю, сэр! – отозвался сержант. Он задержал шаг, и за ним столпился весь остальной взвод.

   – Эд, там, где вы находитесь, стрелять нельзя!

   – Что?! – ошарашенно переспросил сержант.

   – Вы меня поняли? – от волнения кровь теплыми волнами приливала к голове лейтенанта.

   – Нет.

   – Повторяю. В том месте, где вы сейчас находитесь, стрелять очень опасно! Теперь понятно? А теперь я прошу вас забрать у солдат патроны.

   Все переглянулись. Десантники не верили своим ушам.

   – Что-что? – еще раз переспросил сержант, хотя приказ он слышал совершенно четко.

   Все подумали, что их командир попросту спятил. Но ведь в бронетранспортере кроме него находилось еще три человека! Даже если один из них – искусственный, все равно вероятность коллективного помешательства очень мала.

   Побелевший от ужаса Ал был близок к обмороку. Мало того, что их погнали на верную гибель, так еще и превращали в скотину, которую попросту ведут на убой, безо всяких прав на сопротивление! И кто такой хороший?! Их командир!

   – Вы слышали приказ, сержант? – снова спросил лейтенант.

   – Так точно, сэр, – Эд облизал пересохшие губы.

   – Тогда немедленно выполняйте! Всем показалось, что впереди, за поворотом, шевелится смерть.

   – Да он просто с ума сошел! – воскликнула Тина.

   Она волновалась до сих пор меньше мужчин. Единственным ее желанием было поскорей испытать свою любимую пушку в настоящем деле. Приказ командира делал ее совершенно беззащитной, а дальнейшее пребывание на этой идиотской планете – совершеннейшей бессмыслицей.

   – А чем же мы тогда будем стрелять? – задал дурацкий вопрос Мик.

   – Интересно! – поддержал его Эд. – А как же мы тогда будем действовать? Кулаками?

   – Я приказываю, сержант!

   За время спора лейтенант понял, что необходимо настоять на своем. И тут уже не настолько важно, правильный приказ, или нет. А точнее, это стало не самым важным на данный момент. Какое-никакое, но решение принято, приказ – отдан. Теперь главное – не допустить неподчинения. Если десантники сейчас взбунтуются, то ситуация вообще выйдет из-под контроля, а это значительно хуже. И в первую очередь для него. В этой ситуации он обязан настоять на своем, чего бы то ни стоило.

   – Я запрещаю вести стрельбу и применять гранаты! Можно использовать только огнеметы!

   Эд вздохнул. У него выбор намного проще: либо подчиниться идиотскому приказу старшего по званию, либо не подчиниться. Второе называется бунтом, а к ним сержант в силу своей профессии и воспитания с детства питал отвращение.

   – Все слышали, дорогие? – на лице сержанта появилась пошлая усмешечка. – Давайте-ка мне магазины. – Но, убедившись, что выполнять приказ никто не торопится, он заревел: – Вынимайте! Кому сказано?!

   Ал и Мик повиновались автоматически, в полубреду. У Ала в голове возникла сумасшедшая мысль.

   – Послушай, – обратился он к сержанту. – А вдруг там, в транспортере уже не лейтенант, а кто-то другой? Ты же читал донесение Эйприл – они умные! Я правду говорю? – обратился он за поддержкой к черепашкам.

   Микеланджело, Донателло, Лео и Рафаэль с жалостью наблюдали трагическую сцену. За это короткое время они успели привыкнуть к грубоватым, но не злым шуткам ребят, а вместе с этим и полюбить их. Тем более что самих черепашек-ниндзя приказ этот не касался.

   «Тут все-таки что-то не так, – ломала голову Тина, поглядывая на ствол своей пушки. – Или мы чего-то не понимаем, или все это – предательство. Во всяком случае, я не настолько сумасшедшая, чтобы подчиниться!»

   Тина напряженно сжала зубы. Интересно, станет ли Эд ее – девушку обыскивать? Как всегда, на всякий случай она взяла с собой запасной магазин. Кроме того, у нее был припрятал и небольшой бластер. Ерунда, конечно, по сравнению с пушкой, но все-таки не с пустыми руками!

   Наступила ее очередь. Эд пристально посмотрел в глаза девушке.

   Она затаила дыхание: обыщет или нет?

   – Тина, а ты что встала, как вкопанная? Быстренько давай магазин!

   Глядя в упор на сержанта, Тина откинула крышку и отсоединила от контактов энергонакопитель с патронами.

   Эд взял его и окинул Тину подозрительным взглядом. По его глазам девушка поняла, что сержант догадался про ее хитрость.

   «Шальная девчонка! Обманывает, конечно, – думал Эд. – Ну да будь что будет, мне самому этот приказ не по душе».

   – А вы чего стоите? – обратился сержант к Ван Нордену и Бобу. – Вам что, особое приглашение надо? А ну-ка пошевеливайтесь, доставайте свои патроны!

   Эд говорил скороговоркой, с напором, чтобы не дать время одуматься, задавить неподчинение на корню.

   Ван Норден лихорадочно думал. За манипуляциями Тины он не уследил – слишком глубоко было волнение, чтобы наблюдать за другими. Из прохода дышала смерть, и про это он не забывал. «А! Погибать, так с музыкой», – подумал Ван. Капрал, улучив момент, спрятал за свой бронежилет запасной магазин и крупнокалиберный пистолет с реактивными пулями. Эд, заподозрив неладное, быстро обернулся в сторону капрала, но тот, движением фокусника достал из-за пояса нож с широким вороненым лезвием и показал его сержанту.

   – На случай тесного знакомства, – пояснил он. Боб, засекший эту махинацию, смотрел на Ван Нордена с завистью. Ему казалось, что так предусмотрительно поступил каждый, кроме него – неудачника Боба.

   Эд свалил отобранные боеприпасы в свою походную сумку. Она сильно оттянула его плечо.

   – Ну что ж, пошли, – неуверенно скомандовал он.

   Оружие – оружием, но все равно надо идти дальше, как бы страшно не было. И хотя этот идиотский приказ отдал не он, но ему, Эду, пришлось его выполнять. От этого он чувствовал себя виноватым. Поэтому голос его звучал так неуверенно.

   – Погоди, сержант, – остановил его Донателло. – Раз уж такое произошло, то давай мы снова пойдем впереди!

   – Что ж, ребята, – ответил Эд, – мне нечем крыть. Что ни говори, а с одними кулаками из нас бойцы никудышные. Смотря где, конечно… Но здесь! Перед драконами мы будем выглядеть не страшнее котов.

   – Ладно, мы все понимаем, – ответил Микеланджело.

   – Вы конечно не обижайтесь, – не удержался Лео, – но лучше бы вам идти тихо и не высовываться.

   Рафаэль подмигнул другу и усмехнулся.

   Тина, которая отнюдь не чувствовала себя беспомощной (вставить магазин – доли секунды!), хотела было возмутиться, но вовремя прикусила язык.

   Время шло, а никто не двигался с места. Надо было что-то предпринимать.

   – Гаррисон! – позвал сержант.

   – Что? – не по уставному от страха отозвался солдат.

   Эд решил не делать замечания в данный момент.

   – Посмотри на индикатор. Есть какое-нибудь движение?

   Маленький экран прыгал перед глазами десантника, и разобрать на нем что-нибудь определенное тот был не в состоянии. Гаррисон попытался взять себя в руки. Он поднес прибор к глазам – графическое изображение на дисплее было недвижимым.

   – Ты слышишь, о чем я спросил? Есть движение?

   Гаррисон отрицательно помотал головой.

   – Ты что издеваешься? Ты онемел, что ли? Я спрашиваю, есть движение?

   – Нет, – наконец выдавил Гаррисон. Тогда Микеланджело сдвинулся с места и пошел вперед. За ним начали движение его друзья. Они опытным взглядом всматривались в беспорядочные изгибы стен страшного коридора, в надежде первыми заметить опасность и успеть что-нибудь предпринять. Лео повернулся, и попросил Гаррисона:

   – Ты держи индикатор ровно перед собой. Солдат вытянул руку в ту сторону, куда уходил темный коридор. – Ничего…

   Из прохода несло каким-то необычным запахом, неприятным, но в то же время напоминающим запах живого существа. Казалось, что впереди, совсем недалеко, живет и шевелится некто враждебный. Причем эта враждебность была настолько сильна, что почти полностью подавляла волю сильных и мужественных десантников.

   – Черт меня побери, если я ошибаюсь! – бормотал Микеланджело. – Но мне кажется, встреча будет настолько ужасной, что мы быстро позабудем свои прошлогодние впечатления.

   – Не говори… – отозвался Рафаэль. – А ведь и их хватило на целый год рассказов Сплинтеру!

   – Но почему же молчит датчик? – озабоченно спросил Донателло. – Ведь драконы – теплокровные, это мы знаем определенно.

   – Все это просто доказывает, что впереди – ловушка! – воскликнул Лео.

   – Не понятно тогда, зачем мы в нее все послушно идем? Да еще за собой ведем безоружных людей! – Рафаэль придержал шаг.

   – Как ни глупо звучит, но это называется – героизм. Мы просто не можем уйти, не попытавшись спасти людей, попавших в беду. Или во всяком случае убедиться, что они в этом больше не нуждаются! – Донателло как всегда был самый рассудительный.

   – И в то же время сами почти уверены, что ничем никому не можем помочь! – сказал Лео. – И что идем на верную смерть!

   – И тем не менее, ребята, идти все-таки придется, – подвел черту Микеланджело.

   Всем страшно было идти вперед. Но задержаться и спрятаться было еще страшнее – никто бы не отважился в такую минуту остаться один в этих жутких проходах.

   Вдруг послышался громкий вздох ужаса: черепашки вышли в огромный зал, или пещеру. Размеры ее были настолько велики, что позволили вместить здесь всех обитателей колонии вместе взятых, несколько тысяч яиц около метра в диаметре, и при этом посредине оставалась еще большая свободная площадка, огороженная красными металлическими поручнями.

   Все колонисты действительно были здесь. Но при виде их даже самый мужественный человек потерял бы самообладание.

ГЛАВА 9. МУЧИТЕЛЬНАЯ СМЕРТЬ

   С первого взгляда даже нельзя было сказать, живы люди или мертвы: разобрать что-нибудь определенное в таком месиве было попросту невозможно.

   Повсюду большими потеками и тонкими сосульками свешивалась вонючая полупрозрачная слизь, оплетая, склеивая тела людей в одну бесформенную чудовищную массу. Все они располагались вертикально. Некоторые были видны в клейкой массе почти наполовину, у других торчали только кисть руки, либо нога. Лица одних были спокойные, как у спящих людей. Другие замерли с гримасой страдания и отчаяния.

   Через полупрозрачную слизь лица тех и других имели мертвенно-бледный оттенок.

   В некоторых местах слизь была настолько стара, что успела полностью высохнуть и осыпалась трухой, чем-то напоминавшей сигаретный пепел.

   В других местах она еще блестела, была клейкой и вязкой, способной принять новые жертвы.

   – О, Боже! Что это? – простонала Тина.

   Десантники сгрудились в зале.

   Куда ни глянь, крепились целые грозди отвратительных кожистых яиц. Четырехлепестковые зевы на их верхушках были покрыты гниловатой слизью.

   Воздух был спертый и сырой, невыносимо воняло слизью.

   Казалось, что колонисты не мертвы: студенистая масса дышала. Вонь накатывалась настоящими волнами.

   В свете фонарей слизь мерцала и переливалась серебристыми огоньками. Казалось, что вся жуткая масса шевелится, готовая в любую минуту развалиться.

   От этого жуткого зрелища трудно было оторваться. Оно одновременно подавляло и притягивало своим уродством и невероятностью. Десантники неуверенно приблизились к этой фантастической массе. В свете фонарей стало ясно, что люди мертвы. Слеплены они были без какой-либо системы: мужчины, женщины, тинэйджеры, дети.

   Все, кто находился в бронетранспортере, в глухом молчании и подавшись вперед наблюдали жуткие картины на экранах мониторов.

   Пальцы Эйприл даже побелели от напряжения, так сильно она сжала подлокотники кресла. «А я думала: страшнее того, что довелось мне пережить, не бывает. Наивная!»

   «Такого не придумает даже самый извращенный разум, созданный маньяком и негодяем», – пронеслось в голове у Джозефа.

   Крису нечего было сказать. Он слабо понимал, какое всему этому может быть практическое применение.

   Лицо у лейтенанта стало каменным. Он размышлял над тем, стоит или нет срочно отдать приказ о мгновенной эвакуации.

   Неожиданно Эйприл боковым зрением уловила какое-то движение рядом с собой. Она как будто проснулась.

   Маленькая Несс, с ужасом вытаращив глаза, глядела на экран одного из мониторов. Она явно пыталась кого-то узнать. Девушку словно обожгло огнем.

   – Ну-ка, Несс, – тихим, но настойчивым голосом сказала Эйприл, – пересядь назад!

   Девочка, не отрываясь от экрана, отрицательно покачала головой.

   – Я сказала, сядь назад! – более настойчиво приказала Эйприл.

   Она посмотрела девочке в глаза. Где-то в глубине их запечатлелась огромная жуткая боль. Лицо же Несс не выражало ничего.

   Эйприл не выдержала этого взгляда и отвела глаза в сторону.

   Но девочка на этот раз безмолвно подчинилась и забилась вместе с куклой в узкую щель между шкафами с аппаратурой.

   С потолка капала вонючая слизь.

   Проходы между рядами кожистых яиц были засыпаны пепельной трухой.

   Дыхание перебивалось от вони и сырости. К испарениям густой слизи добавлялся трупный запах.

   – Спокойно, ребята, спокойно, – не очень убедительно подбадривал Эд. – Не забывайте: мы по-прежнему десантники и выполняем задание. Все нормально, ничего не боимся!

   Первыми в проход потянулись черепашки-ниндзя. За ними последовал сержант и Тина, с пушкой наперевес.

   Искаженные смертью лица вздрогнули и стали приближаться к камере монитора; это зрелище заставило Эйприл и Мадсена отшатнуться от экранов.

   – У меня такое чувство, что на нас кто-то смотрит, – недовольно пробурчал Лео.

   Ему никто не ответил, но каждый про себя заметил, что также испытывает подобное чувство.

   Чувство страха так долго держало всех в напряжении, что со временем успело притупиться. Все передвигались как бы в некоем оцепенении.

   «Бред какой-то, – бормотал Ал. – Все это – только видение, обыкновенная иллюзия. Такого в нормальной жизни не бывает: какие-то чудовища, склеенные люди… Когда мы все очнемся, вот будет смеху-то!»

   Гаррисон до боли в глазах всматривался в индикатор движения живых существ. От постоянного напряжения, в глазах его возникали яркие зайчики, которые начинали быстро скакать по экрану. Но стоило закрыть глаза и открыть их снова – все пропадало, и прибор снова безмолвствовал.

   Рафаэля привлекло чье-то хорошо сохранившееся лицо своей строгой красотой. Из-под пласта слизи, издали напоминающего вуаль, смотрело спокойное лицо забывшегося на мгновение от своих страданий человека. Черепашка наклонился поближе, чтобы разглядеть тонкие черты, плавные линии губ и бровей, которые могли одновременно принадлежать и мальчику, и молодой женщине.

   Донателло с осторожностью разглядывал яйца. Кожистые, рыхлые мешки с неровной поверхностью изнутри, казалось, были выложены сырым мясом, еще свежим и влажным. Уродливые лепестки взорвавшейся изнутри плоти были просто отвратительны. От них несло гнилью, и еще примешивалось что-то, не имевшее земных аналогов. Даже опустев, эта скорлупа была полна хищной издыхающей силы и, по контрасту с мертвецами в слизистых саванах, отличалась наглым торжествующим здоровьем.

   Все в беспорядке разбрелись по пещере. Каждый что-нибудь разглядывал.

   Рафаэль лезвием меча осторожно отвел слизистую пленку в сторону от лица. Это был мальчик.

   – Эй, ребята, посмотрите – как живой!

   Рядом с ним Ван Норден дулом винтовки поднял валявшийся рядом плоский, будто на него наступили, труп твари, похожей на скорпиона.

   Вдруг голова мальчика дернулась и открыла глаза. От неожиданности Рафаэль закричал.

   Все обернулись в его сторону.

   – Что там?!

   – Что произошло?!

   Никаких драконов рядом не было видно, а это испугало всех еще больше.

   – Один из них живой! – заорал Рафаэль. – Идите все сюда, тут живой!

   – Тише, ты! – Эд отпихнул черепашку в сторону. – Не пугай его! – и он внимательно заглянул в лицо мальчика. – Все в порядке, парень. Мы пришли, чтобы тебя спасти.

   Глаза ребенка явно застилала пелена. Он застонал от внутренней боли.

   – Не волнуйся, теперь все будет хорошо! – Эд попробовал погладить его по голове.

   Глаза мальчика стали более осмысленными. Лицо его исказила гримаса ужаса.

   Он весь напрягся, пытаясь что-то произнести, но язык не подчинялся ему.

   – Ну, не надо! Успокойся, успокойся! – мягко уговаривал Эд.

   – Нет! Нет!!! – вырвалось наконец изо рта ребенка.

   И тут Эйприл прожгло страшное предположение. Глядя на измученное лицо мальчика, которое смотрело на нее со всех экранов, она угадала в его глазах просьбу уйти. По ее телу пробежала нервная дрожь. Эйприл первая догадалась, что все это может означать.

   – Я вас очень прошу, – каждое слово мальчику приходилось буквально выпихивать из себя, – убейте меня!

   Он хотел добавить еще что-то, но силы оставили его и он бесчувственно повис в волокнах слизи.

   – Успокойся, мальчик, – пытался утешить ребенка Эд своим низким голосом. – Теперь все будет хорошо.

   Эд, забыв обо всем на свете, шептал мальчику слова утешения. Люди оказывается живы! А больше его ничего не волновало.

   В это время Микеланджело поглядел на дохлого паразита, который болтался на стволе у Ван Нордена, и его тоже обожгла страшная догадка.

   – Давай мне руку, – засуетился Эд возле мальчика. – Сейчас мы тебя из этой дряни достанем!

   – Эд! – закричал Микеланджело. – Оставьте его! Разойдитесь все!

   Сержант метнул в его сторону ненавидящий взгляд. Тина хотела уже пригрозить черепашке своей пушкой.

   Но в это время произошло что-то страшное.

   Мальчик закричал, захлебываясь от собственного крика. Его перегнула пополам, а потом резко распрямила какая-то жуткая сила. Его тело начало изгибаться из стороны в сторону с такой нечеловеческой быстротой, что все невольно попятились.

   – Что с ним?! – в ужасе закричала Тина.

   У Ала, нервы которого и так были на пределе, закружилась голова.

   – Это конвульсии, – предположил Эд.

   – Нет, сержант! – сказал Микеланджело. – Это намного страшнее!

   Все с оцепенением наблюдали за страшной смертельной пляской.

   Первой очнулась Эйприл:

   – В стороны! Уходите сейчас же в стороны! Тело мальчика безжизненно повисло, а из него показался маленький блестящий шлем – новое чудовище родилось на свет.

   О, Боже! – выдохнул Мик.

   Маленькое тельце вывалилось на пол. Монстр резко крутанулся на месте, оглядываясь по сторонам. Движение получилось неуклюжим. Челюсти хищно раскрылись, обнажая несколько рядов острых маленьких зубов, и резко сомкнулись, громко клацнув.

   Монстр еще с трудом мог держать свою тяжелую бронированную голову, но уже нацелился убивать. Он принял боевую стойку, и его хищные глазки впились в людей.

   – Вот черт! – процедил Ван Норден.

   Ну и гадина! – воскликнула Тина.

   – Всем отойти назад! – скомандовал сержант. – Эй, друг, – посмотрел он на Микеланджело, – ты не обижайся.

   – Убейте эту тварь! – сорвался на крик Ал. События последнего получаса вывели его из себя. Эд вскинул огнемет:

   – Получай, сволочь!

   Из ствола со свистом вырвалась струя огня.

   Чудовище завопило, извиваясь на полу.

   Пламя с шипением ударило по лакированной морде. Членистые когтистые лапы судорожно задергались в воздухе. Его тело обуглилось и потрепалось.

   Монстр подыхал. Его тело корчилось в огне почти так же, как тело бедного мальчика за минуту до этого, разрываемое им изнутри.

ГЛАВА 10. АТАКА

   – Движение! – неожиданно закричал Гаррисон.

   На экране индикатора происходило что-то непонятное: по мере того, как писк усиливался, сетка стала бешено вращаться вокруг своей оси, не давая возможности определить направление, откуда следует ожидать удар. На весь экран расплылось бледное, неярко выраженное пятно.

   Что все это значит, Гаррисон понятия не имел.

   – Откуда? – насторожился Эд. Не в состоянии ответить на этот вопрос, Гаррисон промычал что-то нечленораздельное.

   – Что? – заревел сержант.

   Все встрепенулись, почуяв близкую опасность.

   – Я не могу зафиксировать отдельные сигналы. Их слишком много!

   Наконец бешеное вращение сетки на экране прекратилось. Пятно занимало почти всю площадь небольшого экрана.

   – Откуда они идут?

   – Отовсюду!

   – Черт, нас отрезали! – заорал Мик.

   – Лейтенант! – воскликнула Эйприл. – Срочно выводите всех оттуда!

   Мадсен с кривой ухмылкой скосил в ее сторону глаз:

   – Вы что, командовать мною будете? Все столпились вокруг Гаррисона и буквально заглядывали в его рот.

   – Не молчи! – приказал ему Эд. Тот упорно молчал. Тишина становилась невыносимой.

   – Да говори же! Тебя все слушают! Гаррисон лихорадочно пытался разобраться с тем, что показывает его прибор.

   – Ну же!…

   – Множественные сигналы. Похоже, нас окружили…

   – Что? – вскричал Мик.

   – Окружают нас! – огрызнулся Гаррисон. – И приближаются!

   – Мадсен, уведите же людей! – уже просила Эйприл.

   – Внимание! Тревога! – принял самостоятельное решение Эд. – Будем прорываться!

   Он взял наперевес свой огнемет и повернулся в сторону прохода.

   – Сержант, что у вас такое? – командным тоном спросил лейтенант.

   – Зафиксировано движение. Со всех сторон. Похоже, нас окружают.

   – Но Эд! – назидательно проговорил Мадсен. – На мониторах ничего не видно.

   – Мы еще сами толком не разобрались сэр, откуда нападают!

   – Лейтенант, – просила Эйприл, – выводите людей!

   Мадсен делал вид, что не слышит ее. Вопреки индикатору, коридоры хорошо просматривались – они были пусты. Первым догадался Донателло.

   – Ребята, – крикнул он, – драконы же крылатые!

   Все замерли, явно услышав в воздухе странный шелест. Решиться поднять глаза вверх было очень нелегко.

   Драконы, поняв, что их хитрость раскрыли, сами начали валиться сверху.

   На экранах возникла полная каша.

   – Эд! Выводите людей! – запоздало кричал Мадсен.

   Его слов уже никто не слышал.

   Как по команде, черепашки взмыли в воздух, навстречу летящим чудовищам. Их острые мечи блеснули в тусклом свете, и два монстра с воплями бессильно рухнули на пол. Из разрезанных крыльев вытекала шипящая прозрачная жидкость.

   При виде первой победы вышел из оцепенения Эд. Он выхватил огнемет и ринулся навстречу врагу.

   – Вот вам, сволочи! Получай! – громко кричал он.

   Вылетевший со свистом язык пламени врезался в пасть чудовищу, выжег ему глаза.

   Слева Ван Норден тоже поливал из огнемета очередного противника. В пламени мелькал расплавляющийся шлем дракона.

   Перед десантниками появился враг, которого надо было уничтожить. Улетучились страх и неуверенность. Началась настоящая работа, к которой они готовились долгие годы.

   Но враг наседал. Все новые и новые чудовища падали с потолка буквально на голову землянам.

   Их жгли огнем, засыпали градом блестящих острых звезд, пронзали острыми клинками.

   Первые победы всех окрылили. Драконы оказались не такими непобедимыми, как это могло показаться вначале.

   – На, получай!

   – Тварь!

   – Что, дымишь?!

   – Тебе не нравится?!

   – Гад ползучий!

   Но, казалось, ничто не может остановить жутких монстров. Кожа на них пучилась и лопалась, разбрызгивая во все стороны ужасную кислоту, которая тут же разъедала все, на что попадали ее капли. Раненые животные визжали и ревели, но все равно продолжали наступать.

   – Эд! Эд! – кричал в микрофон лейтенант Мадсен.

   Но никто не слышал его, не обращал внимания на какой-то шум в наушниках. Все находились в состоянии крайнего ожесточения.

   Больше всех досталось черепашкам. Сознавая свое превосходство над практически безоружными людьми, они показывали чудеса рукопашного боя и владения своим телом.

   Они появлялись каким-то чудом именно в то мгновение, когда была необходима их помощь.

   Микеланджело в полете сбил с ног увлеченного боем Ван Нордена, тем самым, спасая его от страшного удара сзади.

   Донателло засыпал металлическими звездочками глаза чудовищу, которое наступало на растерявшегося Ала. Монстру пришлось задержаться на месте – он лихорадочно крутил головой, пытаясь освободиться от маленьких острых ножей. В это время подоспел на помощь Гаррисон, и чудовище завертелось в пламени его огнемета.

   Два дракона усиленно работали крыльями, нацелившись приземлиться прямо в центре расположения взвода.

   Их план вовремя разгадали Лео и Рафаэль. Они прыгнули далеко вперед, вспоров на лету брюхо пролетавшим над ними чудовищам. Драконы с предсмертным криком рухнули на пол, ломая металлические поручни, разбрызгивая кислоту, преграждая путь своим собратьям.

   Вот уже даже клинки мечей ниндзя, сделанные из самой высококачественной стали, почернели от крови-кислоты чудовищ.

   Вот уже у одного-другого десантника на табло огнеметов высвечивались безнадежные нули.

   А чудовища все прибывали и прибывали. Казалось, этому не будет конца.

   Вот уже черепашки не смогли уследить сразу за всеми драконами – так их стало много…

   На десантников наступал сплошной клубок огромных размеров, который весь состоял из шевелящихся щупалец, хвостов, когтистых лап и пастей.

   – Эд! Эд! Да что там у вас происходит?! – взывал из бронетранспортера лейтенант.

   На мониторах было одно сплошное мелькание, в эфире царил просто хаос. Ничего нельзя было разобрать.

   К мониторам опять прокралась Несс, но никто на этот раз не стал ее отгонять – было не до того. Детские глазки сосредоточенно наблюдали за тем страшным крошевом, которое виднелось на экранах.

   В этот момент началось самое страшное. Первым жутко закричал Боб. Чудовище упало прямо на него, вцепилось в плечи и взмыло к потолку, унося добычу.

   На какое-то мгновение все оцепенели от ужаса. Этого мгновения было достаточно, чтобы Ал, буквально разорванный пополам хлестким ударом хвоста, отлетел далеко к стене.

   – А-а!

   – Ненавижу!

   – Убей!

   – Эд, да отзовитесь же!

   – Заткнись! – рявкнул сержант в микрофон, поливая перед собой из огнемета.

   Еще один дракон скорчился на полу, в агонии разрывая бока ближайших яиц.

   – Эд! – Мадсен не обиделся. – Эд! Что у вас происходит?!

   – Люди гибнут, – прохрипел сержант.

   Эйприл вся напряглась: гасли имена на мониторах, их экраны покрывались плотной серой рябью.

   Микеланджело и Донателло тоже получили хвостом по корпусу. Но их защитные панцири достойно выдержали испытание. Черепашки отлетели назад, перекувыркнувшись через голову, и снова оказалась на ногах.

   Лео и Рафаэль медленно отступали, вращая перед собой пропеллерами острые мечи. На них надвигалась целая армада, но чудовища не могли продвинуться вперед ни на шаг – тут же во все стороны начинали отлетать отсеченные когти, лапы и хвосты.

   – О, чёрт!

   – Сволочи!

   Люди стреляли, не помня себя.

   Еще один отчаянный вопль. Шум огня. Прыгающие в прицеле фигуры.

   В зале был ад. Самый настоящий.

   Пламя обжигало лица стреляющих, палило им волосы, капли кислоты оставляли на коже язвы. Местами она просто прожигала до костей.

   Даже Мик забыл свой страх и палил из огнемета.

   Таяла случайно попадающая под огненные струи масса слизи.

   Драконы продолжали наступать: уже не только с потолка, но и по полу, по стенам, как угодно и где угодно, сливаясь в плотную массу.

   Трещали, задевая друг за друга, их отвратительные тела.

   Бойня в зале продолжалась.

   Вопли, стоны, гул рвущегося наружу огня сливались в жуткую какофонию.

   – Эд! Эд! Не молчи! – просил лейтенант. Они сидели в бронетранспортере в полном неведении и в безопасности. Только с экранов мониторов долетали отзвуки далекого боя.

   От мысли о том, что они тут сидят как перед телевизором, когда где-то там, совсем рядом, гибнут лучшие друзья, Эйприл приходила в отчаяние.

   – Лейтенант! – прохрипел сержант. – Понимаешь, я сам в этой каше толком не могу ра…

   Его монитор погас.

   В это самое время Эд, увлекаемый цепкими клешнями, исчез в шахте вместе с чудовищем.

   – Эд! Не-е-т!!! – заорал Мадсен.

   – А-а-а-а-а! – завизжала Тина. – Получайте, сволочи!

   Девушка забросила за спину огнемет и перехватила наперевес бронебойную пушку. Снаряды мгновенно сделали свое дело: чудовища стали буквально взрываться в воздухе, разлетаясь на мелкие кусочки, разбрасывая фонтаны брызг.

   У всех, кто сидел в бронетранспортере, от звука выстрелов кровь застыла в жилах.

   Это действительно был настоящий конец!

   – Охладители, лейтенант! – прошептала Эйприл.

   – Все, приехали! – негромко произнес побледневший Крис.

   – Кто стреляет?! – взвизгнул Мадсен. Оставалось надеяться, что выстрелы не успели повредить систему охлаждения.

   – Эд! – заорал лейтенант. – Эд!

   Сержант уже не мог отозваться. От волнения Мадсен смотрел не на тот экран, он не видел надписей.

   – Кто там стреляет? Я же приказал не стрелять!

   – Ничего не поделаешь! – на экране выплыло искаженное лицо Рафаэля. – Драконы спускаются по стенам к выходу! Они хотят нас отрезать!

   – Вот вам! – как заведенная вопила Тина, продолжая стрелять.

   От долгого напряжения и от смерти близких товарищей девушку буквально прорвало. Вся ее ненависть к убийцам-драконам сейчас выходила через десятимиллиметровый ствол пушки.

   Вот еще одно чудовище упало, вот еще у одного отлетела голова…

   – Эд! – вопил лейтенант. – Я требую прекратить огонь!

   Он готов был сам побежать в эпицентр боя, для того чтобы наказать виновных за невыполнение приказа.

   – Эйприл! Пойми, другого выхода нет! – на экране снова возникло лицо Рафаэля, который обращался почему-то к своей подруге, а не к командиру десанта.

   – Интересно, – голос Криса слегка дрожал, но он пытался сохранять самообладание. – Сколько времени может оставаться до взрыва?

   – Все будет зависеть оттого, что именно и насколько повреждено, – хладнокровно ответил Джозеф. – Сейчас что-нибудь определенное сказать нельзя.

   – Эд! Эд, прекратите стрельбу!

   – Да пошел ты! – процедил сквозь зубы Ван Норден и вставил спрятанный магазин в свою винтовку.

   В эфире уже стоял грохот двух очередей.

   – Срочно перестроиться! – кричал Мадсен.

   – Что?! – Ван не расслышал команду.

   – Я приказываю: прекратить огонь и двигаться к выходу!

   Хотя бой был сумбурный, но все и так, в силу инстинкта самосохранения, продвигались ближе к выходу из ужасной пещеры.

   Люди двигались, сбившись в плотное кольцо, вокруг которого то и дело мелькали молниеподобные зеленые фигуры с разноцветными повязками на лице, коленях и локтях.

   Драконы были со всех сторон.

   – Эд! Эд! Прекратите стрельбу! – продолжал кричать Мадсен.

   – Да нет его давно! – рявкнул Ван Норден и сделал длинную очередь в сторону выхода. – Погиб!

   – Что? Что ты говоришь?! – лицо лейтенанта исказилось.

   Разобраться в том, что происходит, было невозможно, особенно сидя в бронетранспортере. Даже более опытный офицер, чем лейтенант Мадсен, навряд ли смог бы безошибочно определить, на чьей стороне перевес, подсчитать потери.

   – Сорок четыре, сорок пять, – пыталась вести счет погибших врагов Эйприл. Она даже не замечала, что давно произносит цифры вслух. Впрочем, никто, кроме Несс, которая, казалось, навсегда утратила способность чему-либо удивляться, этого не замечал.

   – Эд! – тупо уставившись в экран, снова позвал Мадсен.

   Эйприл замолчала. Этот крик лейтенанта ее словно отрезвил.

   – О черт!

   – На, получай! – орали динамики. Слышались и боевые кличи ниндзя.

   – «Что же мы тут сидим? Друзья гибнут, а мы тут сидим!» – до Эйприл стал доходить смысл происходящего.

   Ведь на бронетранспортере можно доехать практически до самого места битвы. Нужно только будет пробить пару конструкций и добраться до грузового лифта. Главное только, чтобы они сейчас выбрались из этого пекла!

   – Сейчас же выводите их оттуда! – крикнула Эйприл Мадсену.

   – Что?!

   – Я вам приказываю!

   – Ты что, командовать тут собралась? Да я!… Девушка выхватила у него из рук микрофон:

   – Внимание! Всем приказ! Срочно отходите! Мы ждем вас возле лифта, на третьем уровне!

   – Заткнись! – пытался сопротивляться Мадсен.

   – Не мешай мне! – крикнула ему в лицо Эйприл.

   В это время Ван Норден открыл сплошной огонь в сторону выхода. Это дало результат: среди наступающих чудовищ образовался проход. Тина среагировала первой:

   – Микеланджело, Донателло! Быстрей уводите всех! Я прикрываю!

   – Девушка вела теперь прицельный огонь. Черепашки, стоя возле прохода, подгоняли остальных.

   Когда почти все уже скрылись в спасительном узком коридоре, где драконы теряли свое главное преимущество – способность летать, одно чудовище смогло прорваться и свалилось прямо на голову Мика, давя и подминая солдата своей массой. Дракона тут же прикончили Лео и Рафаэль, метко попав клинками между бронированных роговых пластинок. Мечи, выполнив свой долг до конца, не выдержали такого активного окисления, и в руках у черепашек остались только бесполезные рукоятки.

   – Тина, все! Уходи, только не споткнись о тушу! – позвал девушку Микеланджело, и черепашки, буквально перебросив ее через мертвого дракона, скрылись в проходе.

   За ними сразу же потянулись отвратительные, измазанные вонючей слизью твари, с гадкими перепончатыми крыльями за спиной.

ГЛАВА 11. ОТСТУПЛЕНИЕ

   У отступающих появилась надежда на спасение. Они смогли перевести дух, потому что сдерживать напор чудовищ в таком узком проходе мог даже один боец.

   Они быстро передвигались по длинным кривым коридорам, изредка отстреливаясь.

   – Капрал! – позвал Ван Нордена Микеланджело. – Вы хоть знаете, кто погиб?

   – Нет, друг, я не считал! Но это сейчас не самое главное: надо попытаться спастись тем, кто остался.

   – А где Эд? Эй, сержант! – позвал Донателло.

   – Погиб, – снимая очередью еще одного монстра, ответила Тина.

   – Уходите, уходите быстрее! – кричала в микрофон Эйприл.

   Лейтенант отнял микрофон у девушки.

   – Эд! Эд! – снова стал звать он, глядя на пустой экран.

   Его взгляд скользил по панели.

   – Боб! Ал! Мик! – безнадежно повторял он. От жалости к себе он готов был зарыдать. Уж лучше он сам погиб бы там, вместе с ними, чем пережить такой позор!

   – Они не отвечают! – воскликнул он. Эйприл внимательно посмотрела на лейтенанта. У того очевидно начиналась истерика.

   – Ты себя ведешь, как баба! И это в то время, когда нужно действовать, чтобы спасти остальных! Она говорила решительным тоном.

   – Что? – Мадсен смотрел сквозь нее.

   Глаза его лихорадочно блестели.

   Эйприл почувствовала, что ее переполняет твердая решимость. Она не имела права сидеть сложа руки, когда рядом гибли люди!

   – Мадсен! Да не сиди же, как болван! – попыталась встряхнуть она лейтенанта.

   Это не дало никакого эффекта. Девушка решительно сжала губы: теперь она имела полное моральное право действовать – молчанием и тупым блуждающим взглядом Мадсен признал свою полную неспособность принимать решения.

   Девушка решительно отстранила Джозефа и очутилась в водительском кресле.

   Крис и робот с удивлением уставились на нее.

   – Несс, держись крепче! – предупредила Эйприл.

   Мадсен сосредоточенно посмотрел на девушку. Было похоже, что до него стало доходить, чего хочет эта упрямая женщина.

   – Стоять! – заорал он.

   Двигатель взревел, и бронетранспортер буквально рванул с места.

   Завизжали и высекли целый сноп искр о стальной пол бронированные колеса.

   Лейтенант, который хотел броситься к девушке, не удержался на ногах и опрокинулся на спину.

   – Несс, держись! – повторила Эйприл. Управлять бронетранспортером было совсем несложно. Погрузчик имел гораздо более сложную систему управления.

   Лейтенант вскочил на ноги и кинулся к Эйприл. Его нисколько в данный момент не волновало, что бронетранспортер, оставшись без водителя, на полном ходу может врезаться в стену. Теперь он только лихорадочно пытался восстановить свой жалкий авторитет.

   Мадсен вцепился в Эйприл и практически вырвал ее из водительского кресла.

   На полном ходу машина начала страшно вилять.

   – Что вы делаете?! – подскочил к ним Крис. На какое-то мгновение хватка мужских пальцев ослабла, Эйприл вырвалась, схватила болтающийся руль и в последнее мгновение успела отвести бронетранспортер от угла.

   Но Мадсен продолжал сверлить ее налитыми кровью глазами. Его сильные тренированные руки опять вцепились в хрупкие плечи девушки.

   Эйприл крепко держалась за руль, а Крис отшвырнул Мадсена в сторону.

   – Пока еще я здесь командир! – завопил лейтенант.

   – Лейтенант, если вы сами ничего не способны предпринять, тогда не мешайте ей! – повторил Крис.

   Острый бронированный перед бронетранспортера на полном ходу крушил стены и перегородки, спеша на помощь людям.

   – Уходим! – коротко командовал капрал Ван Норден. – Уходим!

   Тина продолжала отстреливаться одиночными выстрелами. От разрывов снарядов ее мощной пушки монстры буквально разлетались на куски. Это было и хорошо, и плохо – тут же открывалась дорога следующему нападающему.

   Они шли не на втором, а на бог весть каком дыхании. То ли от усталости, то ли от гари, или от вони, от долгого движения спиной вперед головы у всех шли кругом, а руки и ноги с каждым шагом будто наливались свинцом. Казалось, что они движутся не сами, а по принципу робота манипулятора: кто-то внутри мозга неуловимым движением нажимает на кнопки, и потерявшие чувствительность конечности механически подчиняются его приказам.

   – Уходим! – повторял Ван Норден сиплым голосом.

   Сзади надвигалось что-то огромное, тяжело дышащее. Это была особенно крупная особь, своей тушей закрывающая практически весь проход.

   У черепашек родилась идея. Когда Тина уже прицеливалась, Лео неожиданно попросил ее:

   – Погоди! Не надо пока стрелять?

   – Тебе что, стало его жалко? Редкий экземпляр?

   – Не совсем так, но во втором ты права, – согласился Донателло.

   – Дело в том, – вставил Рафаэль, – что от твоей пушки они разлетаются на куски.

   – Вы подумайте – юные гуманитарии. Общество охраны природы!

   – Мы не об этом!

   – ао чем тогда же?!

   – Сейчас увидишь.

   От коридора в разные стороны отходили два ответвления, в которые тут же незаметно нырнули черепашки.

   – Идите! – крикнули они остальным.

   – Да вы с ума сошли! – удивился Гаррисон.

   Фил только молча пожал плечами.

   Хрипя и громко отфыркиваясь, гигантский дракон показался между двух ответвлений. В это же мгновение он громко взвыл от нестерпимой боли – в его маленькие хищные глазки вонзились короткие прямые лезвия кинжалов.

   Лео и Рафаэль с трудом успели отскочить от забившегося в ужасе чудовища.

   Дракон извивался. Улучив момент, Микеланджело и Донателло вонзили в его противную змеиную шею клинки коротких мечей.

   Монстр громко вздохнул и упал, загородив своей огромной тушей проход остальным тварям.

   – А теперь все бежим! – кричали черепашки, приближаясь к восхищенным десантникам.

   – Ну вы и трюкачи, ребята! – похвалил друзей Ван Норден.

   – Молодцы! Это – просто высший пилотаж! – восторгалась Тина.

   – Некогда! – подгоняли их герои-ниндзя.

   Насколько позволяли уставшие мышцы, все стали быстро уходить из коридора.

   Сзади они слышали злобный рев, который издавали чудовища, видя, что жертвы их уходят.

   И тогда драконы стали в ярости рвать на клочки тушу своего собрата.

   К общему сожалению, далеко уйти не удалось – довольно скоро погоня возобновилась.

   От сознания бессилия Тина и Ван открыли яростный огонь по наступавшим монстрам.

   – Вот вам, дьявольское отродье!

   – Получайте, черти!

   Монстры лезли на стены и прыгали на потолок. Теперь стрелять приходилось долгими очередями и потому быстро приближалось то мгновение, когда кончатся патроны. Ван Норден с ужасом думал, что же тогда будет.

   Внезапно Гаррисон, который двигался первым, спиной почувствовал сзади что-то большое. Оглянувшись, он издал радостный вопль: это был бронетранспортер.

   – Сюда! – заорал он остальным. – Мы спасены!

   Все обернулись – этого мгновения было достаточно, чтобы одно из чудовищ прыгнуло прямо в центр группы, подминая и круша тело Фила.

   Солдат успел только ахнуть. Обернувшиеся черепашки среагировали мгновенно: Лео и Рафаэль хлесткими ударами перебили чудовищу горло. Дракон рухнул, разбрызгивая кислоту.

   – Фил! Фил! – закричала Тина.

   – Уходим, милая, уходим! – пытался успокоить девушку Донателло.

   Бронетранспортер стоял в двух шагах, но про спасение говорить было рано. Это доказывала недавняя глупая смерть Фила, а также то, что весь потолок, стены и пол сзади были покрыты сплошной шевелящейся массой, состоящей из десятков когтистых лап и щелкающих челюстей. Монстры приблизились вплотную.

   – Откройте люк! – пытаясь пробиться сквозь толстую броню, закричала Тина.

   – Эйприл, открой! – барабанили по холодному металлу черепашки.

   – Открывайте! – возмущенно кричал Гаррисон.

   – Они уже здесь! – воскликнула Эйприл и принялась давить на кнопку открывателя основного входа.

   Но тяжелая бронированная дверь даже не шелохнулась.

   Эйприл лихорадочно разглядывала панель управления: «Может, я нажала не на ту кнопку?!»

   Положение снаружи осложнялось с каждой секундой: чудовища были прямо над головой уцелевших десантников и черепашек-ниндзя. Они наступали уже с разных сторон, и их было так много, что сопротивляться дальше было просто бесполезно.

   Оставался только один путь к спасению – уходить.

   – Крис! – догадалась наконец девушка. – Снимите дверь с предохранителя!

   Отвратительная морда с вытянутыми вонючими челюстями возникла прямо перед носом у растерявшегося Гаррисона. Он попытался увернуться, но в него крепко вцепилась когтистая лапа. Гаррисон в ужасе закричал.

   Черепашки остались практически безоружными – все свои мечи и кинжалы они потеряли за время смертельной схватки. Голыми же руками справиться с драконами было невозможно.

   Все сознавали опасность, но ничего другого нельзя было поделать: Ван Норден прицелился и выстрелил в чудовище.

   У дракона отлетела голова. Мертвая лапа больше не держала Гаррисона, но смертоносные капли падали на руки десантника, на лицо, въедались в кожу и мышцы, прожигая их до костей. Гаррисон издал предсмертный крик и буквально за доли секунды сгорел на месте.

   Несчастный десантник еще кричал, когда Лео первым почувствовал открывшийся за спиной проход: проклятая дверь, наконец, распахнулась!

   Створки ее горели. Джозеф пропустил оставшихся в живых внутрь и загасил пламя из огнетушителя.

   – Скорее!

   – Загружайтесь!

   – Скорее!!!

   В бронетранспортер влетело только шестеро: остальные остались на поле чудовищной битвы.

   Сверху на броню падали крылатые чудовища, вызывая глухой звон металла.

   – Я закрываю! – предупредила Эйприл. Створки двери поехали навстречу друг другу, но было слишком поздно: в последний момент, не давая им закрыться и пытаясь раздвинуть обратно, в щель вклинился монстр.

   Еще удерживаемый дверью, он стал кидаться в сторону людей, клацая челюстями и разбрызгивая во все стороны отвратительную слизь.

   – Отцепите меня, отцепите! – визжала Тина, которая зацепилась снаряжением за что-то возле самой двери.

   Ван Норден подскочил к дракону и кинул в его пасть противопехотную гранату.

   Чудовище взорвалось изнутри.

   Ван Норден инстинктивно отскочил в сторону и закрыл руками лицо. Это его спасло. Только несколько брызг обожгли ему кисти рук.

   Тина оторвалась и со всего размаху рухнула на колени.

   Обе створки двери с лязгом захлопнулись.

   Лео и Рафаэль помогли встать перепуганной девушке.

   Когда Тину подняли, все увидели, что мужественная десантница рыдает.

   – Гаррисон!… – всхлипывала она. – А как же Гаррисон?

   – Не беспокойся, – ровным голосом произнес Джозеф. – Он мертв.

   Машину стало сильно трясти, драконы мощными ударами пытались сокрушить броню.

   – Эйприл, поехали, – сказал Крис.

   Тина закрыла лицо руками.

   Эйприл встрепенулась, выходя из оцепенения.

   Бронетранспортер, жутко скрипя колесами о металлический пол, развернулся. Все с трудом удержались на ногах.

   Тяжелый ящик слетел с полки и обрушился на голову лейтенанту. Мадсен, так и не успев произнести ни слова, молча уткнулся носом в пол.

   Бронетранспортер горел.

   Проезд был закрыт сплошной стеной, состоящей из десятков шевелящихся тел. Она постепенно надвигалась, зажимая машину в кольцо.

   «Будь что будет!» – Эйприл зажмурила глаза и, дав полный газ, направила машину прямо на чудовищ.

   Расстояние стало быстро сокращаться.

   Несс прижала к себе куклу и закрыла глаза.

   – Не бойся, все будет в порядке! – шепнула она игрушке.

   В следующее мгновение тяжелый бронетранспортер врезался в живую стену. Машину страшно тряхнуло.

   Тела драконов на мгновение заслонили обзор, но тут же все снова стало видно: дорога была чиста.

   «Можно ли верить в то, что все позади?» – думала Эйприл, глядя на открытую дорогу, по которой с бешеной скоростью несся управляемый ею бронетранспортер.

   «Неужели теперь осталось только дождаться челнока со звездолета, подняться на орбиту, и все кошмары прекратятся?» – думала уставшая от ужасов девушка, и глаза ее сами собой стали закрываться.

   – Эйприл! – затормошил Микеланджело, который только что подсел к ней. – Не расслабляйся! Пока мы не поднялись в воздух, пока эти гады за нами гонятся, мы не имеем на это права!

   – О нет! – закричала девушка, когда коричнево-желтоватое тело чудовища ринулось сверху на крышу бронетранспортера.

   Бронированное стекло вылетело, и в салон заглянула страшная зубатая морда.

   Ван Норден поднял винтовку и с ужасом понял, что если он выстрелит, то кислота зальет пульт управления, выведет его из строя, и тогда они уже никуда не смогут уехать. А это было равносильно смерти!

   – Нет!

   Нога Эйприл сама вдавила до отказа педаль тормоза.

   Бронетранспортер проехал юзом еще несколько метров и стал как вкопанный.

   Колеса подмяли тело монстра под себя, размазывая его по дороге.

   – Получи, гад! – нервно засмеялась Тина. Быстрая езда сбила пламя, но на внешней стороне обшивки еще что-то тлело, оставляя за машиной длинный дымный шлейф.

   Но это все мелочи! Главное было то, что они ушли, оторвались от драконов и вскоре можно будет распрощаться с проклятой планетой.

ГЛАВА 12. КАТАСТРОФА

   Даже обычно невозмутимый Крис поддался общему настроению и радовался вместе с остальными, что опасность миновала.

   – Все в порядке, – радостно заявил он Эйприл. – Мы прорвались! Вы отлично действовали. Вам за это медаль нужно дать!

   Эйприл про себя поморщилась: медаль – от Компании? Она ей не нужна! Пусть сами себе вешают блестящие железяки. Ее награда в том, что живы остались друзья.

   Девушка с нежностью посмотрела на черепашек. Они вповалку откинулись в креслах десантников и тяжело дышали. Их разноцветные повязки – фиолетовая, синяя, красная и желтая, были мокрые насквозь.

   Первым открыл глаза Рафаэль, приподнялся и поискал девочку. Несс до сих пор сидела с куклой в руках, забившись между шкафами с аппаратурой.

   – Ну, как ты? – с трудом сдерживая нахлынувшую на него волну нежности, спросил Рафаэль.

   – О'кей! – девочка показала кулак, с отогнутым вверх большим пальцем.

   – Молодец! – похвалил ниндзя. Девочка улыбалась. Это была первая ее улыбка…

   Ванесса, маленькая девочка, победившая своей ловкостью и изворотливостью чудовищ, перед которыми не устояли даже взрослые люди, потерявшая всех близких и которая в таком нежном возрасте успела накопить опыт борьбы за жизнь, – снова обрела способность улыбаться!

   Тина жестким взглядом поискала лейтенанта:

   – А теперь я выскажу этому мерзавцу все, что о нем думаю!

   – Успокойтесь, не кипите, – потирая руки, по салону прохаживался Крис.

   Мадсен лежал с закрытыми глазами. Человек, бросивший их на произвол судьбы и ставший в глазах ожесточенных десантников виновником гибели лучших ребят, лежал теперь недвижный и беспомощный.

   Рука Тины взметнулась в воздух, готовая обрушиться на голову лейтенанту, но наткнулась на преграду: мгновенно среагировавший Лео успел подставить блок.

   Тина посмотрела на черепашек с непониманием. Они были классными ребятами и доказали это. Но не надо ей мешать!

   – Убери лапы! – огрызнулась она.

   – Тина, возьми себя в руки, – подоспел на помощь товарищу Донателло.

   Микеланджело согнулся над лежащим и потряс его плечо:

   – Лейтенант! Что с ним случилось?

   – Скорее всего, сотрясение мозга, – невозмутимо произнес робот. – Но, по крайней мере, он жив.

   Тина увернулась и исхитрилась схватить Мадсена за плечо:

   – Эй, ты! Вставай, а не то хуже будет! Она была готова убить его в эту минуту. За лежащего снова заступились черепашки:

   – Не трогай его, ему и так досталось, видишь?

   – Этого слишком мало! – не соглашалась Тина.

   – Да посмотри же, – успокаивал ее Донателло. – Он совсем беспомощный. Лучше его перевязать!

   Рафаэль, который решил не ввязываться в конфликт с женщиной, стал из любопытства рассматривать экраны мониторов на командном пункте бронетранспортера.

   Мертвые экраны холодно поблескивали в полумраке, остальные тускло горели.

   – Один, два, три, четыре… – посчитал Рафаэль. – Как четыре?

   Число не совпадало с количеством человек. Ведь из ушедшего на задание взвода кроме них – черепашек, осталось в живых только два человека. В бронетранспортере оставалось пять человек. Даже если компьютер не учитывает Несс и робота, то все равно, получается пять, а не четыре.

   Рафаэль задумался: на основе чего действует система? Четыре… Стоп! Но ведь это датчики жизнедеятельности, которые люди вшивают в тело. Четыре… Значит!

   Страшная догадка прожгла сознание Рафаэля. Он перевел взгляд на мониторы, возле которых стояли имена людей.

   – Ван Норден, Тина, Эд, Боб…

   «Эд?! Боб?!»

   – Смотрите! – закричал Рафаэль, показывая на экран.

   Эйприл резко обернулась, черепашки отпустили Тину, Ван схватил винтовку.

   – Сержант и Боб! – вскричал Рафаэль. – Они же не погибли! Их датчики еще действуют! Это известие вызвало у всех состояние шока. Они ушли, оставив в беде товарищей! Этому не может быть прощения.

   – Вот, черт! – Тина сразу забыла про Мадсена.

   – Ну что ж, – рассудил Микеланджело. – Надо возвращаться.

   Такая перспектива повергла всех в ужас.

   – Еще чего! – вырвалось у Ван Нордена. Сам он конечно дорого бы заплатил за то, чтобы Эд и Боб были сейчас вместе с ними, живые и невредимые. Но возвращаться назад в тот ад?! Лучше сразу застрелиться.

   – Но ведь мы не имеем морального права оставлять там живых товарищей! – воскликнул Донателло.

   Эйприл подошла к ним.

   – Мы уже ничем не можем им помочь. Понимаете? Ничем! Они погибнут также, как погибли все колонисты. Считайте, что их уже нет. Так будет проще. Слишком поздно…

   – Но ведь датчики? – неуверенно молвил Лео.

   – Они будут действовать до тех пор, пока у них бьется сердце. Как у того мальчика.

   – О, нет! – простонала Тина. – Ненавижу! – глаза ее вновь наполнились слезами.

   «Какое право эти твари имеют на такое использование людей? Пусть платят полной мерой, ни одна из них не должна спастись. Они все обязаны сдохнуть!»

   – Ну что ж, – процедила Тина, в ее глазах горел холодный огонек. – Мы будем мстить за смерть наших товарищей, за смерть всех тех людей… – говорить речи было не в ее обыкновении.

   – Нас осталось совсем мало, а потому я предлагаю бомбы с серным газом.

   – Что – бомбы? – не понял Лео.

   – Подняться на челноке и произвести бомбардировку станции.

   – А ты думаешь, на этих тварей серный газ подействует? – засомневался Ван Норден. – Мое мнение однозначное: мы должны подняться на звездолете и уничтожить всю планету. Просто взорвать ее. Это единственный способ с гарантией.

   – Я согласна с капралом, – Эйприл обвела взглядом всех присутствующих. – Эту планету необходимо уничтожить!

   – Да и мы не против, – подтвердили черепашки. – Хватит, таких ужасов тут натерпелись.

   – Одну минуточку! – Крис выскочил вперед, чтобы быть в центре.

   – А вы хоть отдаете себе отчет в том, сколько стоит весь этот комплекс в долларах?

   Представитель Компании ожидал громового эффекта: в его среде обычно этот аргумент действовал безотказно. Но на сей раз перед ним сидели люди совершенно другого сорта, этого Крис не учел.

   – Ну что ж, пусть мне пришлют счет, – небрежно бросила Эйприл.

   – Ты, ты! – захлебнулся от ярости Крис. – Да ты больше десятки никогда в кармане не имела! – презрительно воскликнул он.

   «Солдафоны! Безмозглые вояки! Неужели они не понимают, что если планета уцелеет, на нее можно будет прислать новую экспедицию, подготовленную лучше…

   – Ладно, – быстро затараторил он. – Мы понимаем, что у всех сейчас нервы – на пределе, все устали, всем очень трудно, эмоционально трудно, – Крис явно затягивал время, пытаясь найти подходящий аргумент. – Тем не менее, мы не имеем права друг над другом издеваться и принимать поспешные решения. Вы поймите, что мы имеем дело с очень важными для развития науки организмами, и даже не одной науки! Мы не имеем права уничтожать их полностью!

   – Что?! – буквально зарычала Тина.

   – Слушай, друг! – Микеланджело очень боялся, что девушка-стрелок возьмется сейчас за свою пушку. – Это старая песня, мы ее уже слышали. Но тебе стоит задуматься над тем, что певца того давно не стало!

   – Так ты говоришь, что не имеем права? – холодно переспросила Эйприл.

   – Не имеем права? – подошел вплотную к Крису Ван Норден. – А ну посмотри мне в глаза! Ты что, спятил? Их научную ценность я на своей шкуре испытал!

   Крис отступил на шаг.

   «Чего еще ожидать от необразованных хамов?» Крис попытался искать поддержки у Джозефа, но вовремя одумался: навряд ли кто станет слушать робота.

   – Послушайте, – попытался сделать маневр представитель Компании. – Ведь я тоже не слепой и прекрасно вижу, что происходит. Но я не могу санкционировать подобные действия!

   Лео посмотрел на Ван Нордена.

   – Насколько мне кажется, – проговорил он, – в данной ситуации должен командовать старший по званию.

   – Совершенно верно, – согласился капрал. – А им является лейтенант Эйприл О’Нил. Все замолчали.

   – А операция проводится по военной линии, – сделал заключение Лео.

   После этих слов Крис напрягся, ожидая удара. Само собой, что драться с профессионалами он не сможет.

   Однако все отвернулись, потеряв к нему интерес: пусть говорит, что хочет.

   Операция военная, и этот коммерсант здесь – ничто. Пустое место. Во всяком случае, должен стать таковым на время, пока операция не будет закончена: ничего, кроме лишней траты времени и нервов, его выступления все равно не дадут.

   Крис растерянно захлопал глазами. Поведение этих людей не укладывалось в привычные для него рамки. Он ожидал если не согласия, то, может, вспышки возмущения, одним словом какой-нибудь реакции – от уважения до ненависти. Но то, что его могут просто проигнорировать!…

   Эйприл села на место командира и включила прямую связь со станцией. Когда в динамиках раздался звонкий голос пилота, лейтенант взяла микрофон:

   – Джоан, Кен! Приготовьтесь, пожалуйста, – вежливым тоном, но не допускающим возражения, произнесла Эйприл. – Нам нужна срочная эвакуация. Снимайте нас с планеты!

   Несколько измученных, израненных людей и черепашек-ниндзя стояли на ветру под открытым небом, темного, почти коричневого цвета. Страшные тучи с огромной скоростью проносились над головой. Их маленькие фигурки с трудом выделялись на фоне нагромождения гигантских каменных глыб.

   Сзади, за их спинами, дымился брошенный бронетранспортер.

   Возле их ног лежали носилки, на которых они несли лейтенанта Мадсена. Тот был без сознания, только в бреду тихо стонал.

   Все с надеждой смотрели в небо.

   Ветер усиливался. Между скалами со свистом проносились тучи мелкого песка.

   – Летит! – тихо произнесла Несс.

   Действительно, высоко в небе возникла маленькая светящаяся точка. Она быстро приближалась, увеличивалась в размерах, приобретая очертания летательного аппарата.

   Джоан увидела снизу разметку посадочной площадки.

   – Заходим на посадку. Выпускай шасси! – скомандовала она второму пилоту.

   Перейдя на холостой режим, турбины тонко засвистели и, выкинув стойки с магнитными лапами, челнок стал медленно опускаться.

   Неожиданно ход летательного аппарата прекратился, как будто он наткнулся на невидимую глухую стену.

   – Что за черт! – удивилась Джоан и добавила мощности турбинам.

   Свист двигателей усилился, но машина так и не сдвинулась с места.

   – Да что это такое! – возмутилась девушка-пилот. – Ничего не могу понять!

   Она разозлилась и включила турбину на полную мощность.

   В это же мгновение невидимая преграда исчезла, и челнок с огромной скоростью ринулся к поверхности планеты.

   В первую секунду никто ничего не понял.

   Летательный аппарат вдруг резко пошел вниз и проехал брюхом по вершине скалы. Брызнули во все стороны оторванные фрагменты обшивки.

   Мощный рывок подбросил корабль вверх, но оттуда он снова помчался вниз, волоча за собой дымный шлейф.

   Он еще вполне мог дотянуть до посадочной площадки, но стало видно, что корпус его разваливается на ходу.

   Вместо спасительного челнока прямо на них неслась огромная бомба – стало ясно, что до взрыва остается пара секунд.

   – Ложись! – завопил Донателло, в падении подминая под себя маленькую девочку.

   Все бросились врассыпную, не разбирая дороги. Взрывная волна догнала их и швырнула прямо на острые камни.

   Раздался грохот, по спинам прокатил жар, замелькали над головой куски разорванного летательного аппарата. Набух, вытянулся вверх и наконец рассыпался огромный огненный клуб.

   После этого все стихло.

ГЛАВА 13. ГЛУХАЯ ОБОРОНА

   Мертвый секунду назад, пейзаж стал оживать. Первым поднялся Крис. Он держался за голову, а глаза его выражали полную растерянность. Теперь он даже не знал, как себя вести, а после сильного удара в голове еще и шумело. Но рассудок возвращался к нему довольно быстро. В этом качестве Крис уступал только роботу, который, впрочем, был запрограммирован на то, чтобы не растеряться в любой ситуации.

   Джозеф уже сидел, откапывая носилки с Мадсеном. – Вот это класс!… – первым сорвался на этот раз не Ван Норден, и не Тина.

   С отчаянием в голосе кричал Лео. Его буквально качало. Так долго они, герои-черепашки, изображали бездушных машин, которые ничего не боятся и которым все – ни по чем! Этот срыв должен был когда-нибудь произойти.

   Лео буквально несло:

   – Просто лучше не бывает! Это просто здорово! Эй, Крис! Ты что-то говорил насчет медалей?! Нам их всем дадут! Я вас могу с этим поздравить! Полная гарантия! Правда, получим мы их все посмертно! Ура героям!!!

   Эйприл с отчаянием посмотрела на друга. Как бы она его ни любила, но истерику нужно было срочно прекратить.

   Тяжело было всем одинаково. Однако распускать нервы было нельзя: слишком в большой опасности они находились.

   Даже маленькая слабая Несс, казалось, это понимала.

   Микеланджело перехватил взгляд Эйприл. Им нужно было действовать самим, пока истерика не охватила давно готовую сорваться Тину и доведенного до предела Ван Нордена.

   Рафаэль молча опустил глаза.

   Донателло отвернулся и прижал к себе девочку.

   Резким движением Микеланджело притянул Лео к себе.

   – Ты высказался?!

   – Отпусти меня! – закричал Лео. – Ты что, мой начальник? Почему ты всегда себя ведешь, будто самый главный?! Никто из нас тебе такого права не давал!

   Микеланджело, не отпуская, держал друга перед собой и молча смотрел ему в глаза.

   Сначала во взгляде Лео сквозила ненависть. Потом она уступила место злости. Затем возмущению. А после этого в глазах осталась лишь усталость.

   Лео всхлипнул:

   – Ну что? Что? Игра закончена. Что мы будем теперь делать? Что теперь делать, скажите мне! Может, разожжем костер, сядем вокруг него и споем пару блюзов? Тоска!

   Микеланджело отпустил Лео. Он свое дело сделал. Теперь тот сам должен был взять себя в руки.

   – Значит, мы все-таки отсюда никогда не улетим? – неожиданно для всех раздался спокойный голос Несс.

   – Извини нас, малышка, – Донателло пожал плечами.

   – Не надо, не извиняйся. Я же знаю, что вы не виноваты, – успокоила его Несс.

   Лео, краснея до самой макушки, посмотрел на девочку.

   Быстро стало темнеть. Нужно было принимать какое-то решение.

   В лаборатории, на центральном посту и в информационном центре все было по-прежнему. Ничего не изменилось с того самого момента, как люди и черепашки покинули эти помещения, отправляясь на жестокий бой.

   Собрав всех у большого стола, Ван Норден выложил перед ними оружие и боеприпасы, оставшиеся после сражения.

   – Это все? – спросила Эйприл. Капрал молча кивнул.

   – Не густо.

   На столе, тускло поблескивая черным вороненым металлом, были разложены пара винтовок, несколько огнеметов, бластер и ножи. Рядом лежали гранаты и несколько запасных магазинов.

   – Не трогай, пожалуйста, – предупредил Донателло девочку, которая с любопытством потянулась к груде смертоносного металла. – Это очень опасные игрушки!

   Стало ясно, что оружия хватит максимум на пятнадцать минут такого боя, какой они дали драконам.

   – А как долго придется ждать спасательную экспедицию? – прикидывая в уме, спросил Микеланджело.

   – Если мы не вернемся и не выйдем на связь, то с учетом перелета, спасатели будут тут не раньше, чем через семнадцать дней, – произнес Крис и сам испугался названной цифре.

   – С этим оружием семнадцать минут мы, может, и продержимся, а вот семнадцать дней – вряд ли, – сказал Ван Норден.

   – Минут не минут, но семнадцать часов мы, может, тут и продержимся, – мрачно вставил Лео, – но не больше.

   – Оружие и драконы на этот раз не самое главное, – бесстрастно высказал мнение Джозеф.

   – Что? – зарычала Тина. – А что самое главное?!

   – Реактор. Не кричи. – Джозеф невозмутимо обернулся к ней.

   – Что – реактор? – не поняли черепашки.

   – Тина выстрелами из своей пушки нарушила систему охлаждения термоядерного реактора, под которой вы вели бой. Вот почему Мадсен так настойчиво требовал забрать у вас магазины.

   – Вот оно что… – присвистнула девушка.

   – И что же теперь будет? – спросил Лео.

   – А теперь будет взрыв.

   – Когда.

   – Этого никто не знает. Все зависит от повреждений. Но, тем не менее, он неизбежен.

   – Тогда чего же мы тут все прячемся? – Лео встрепенулся. В его глазах появился лихорадочный блеск. – Пошли погуляем, поболтаем с дракончиками. Чего нам теперь с ними ссориться, мы теперь – братья по несчастью. Вместе взлетим на воздух.

   – Успокойся, Лео! – повысила голос Эйприл. – До взрыва могут пройти целые месяцы, мы ведь не можем этого знать!

   – Ну зачем же так много! – Лео принял ехидный тон. – Мы тут и суток не продержимся!

   – Посмотри на нее! – Донателло выставил вперед маленькую девочку с куклой в руках. – Она без оружия и без твоего умения продержалась здесь одна долгие месяцы! Правильно, Несс?

   – Так точно, сэр! – отчеканил детский голосок. Лео притих.

   – Послушай, – обратился к нему Рафаэль. – Если ты сейчас не возьмешь себя в руки сам, ты навсегда утратишь право называться гордым именем ниндзя! Даже если ты и вернешься на Землю, Сплинтер отберет у тебя твои повязки.

   – А представляешь, как радуется сейчас Шреддер, – добавил Микеланджело, – глядя на твою истерику.

   Эйприл понимала, что она, как командир, должна сейчас действовать решительно.

   – Лео! – позвала она.

   – Что? – нехотя отозвался он.

   – Ты должен где-то раздобыть чертежи всего комплекса, всей конструкции. Как ты это сделаешь – меня не волнует. Но нам совершенно необходимо знать все: расположение воздушных шлюзов электроканалов, подвалов, все ходы и выходы комплекса. Мы должны тут забаррикадироваться наглухо. Ты все понял?

   – Понял, – пробурчал Лео.

   Приказ действительно отрезвил его. Это было дело, и дело нужное. А может, в этом и был выход? Может, им все-таки удастся продержаться?

   Пока взрослые кричали, Несс снова потянулась к гранате. Но острый глаз Донателло своевременно заметил ее движение, и он схватил девочку за руку.

   – Лейтенант! – обратился Джозеф к Эйприл. – Я буду в лаборатории. Посмотрю Мадсена и продолжу свои анализы.

   Его спокойный тон заставил всех заняться делом.

   – Ну-ну, – проследил взглядом за Джозефом представитель Компании. – И робот туда же! Ну ничего, посмотрим.

   – Нашел, нашел! – радостно закричал Лео.

   Все подбежали к нему.

   Ниндзя вставил дискету, и на экране компьютера возникли чертежи строений. Лео стал переключать программы, и монитор попеременно высвечивал различные коммуникации, накладывая их на общий чертеж зданий.

   – Молодец! Отлично сработано, – похвалили Лео друзья.

   Эйприл провела пальцем по светлым линиям на экране:

   – Так значит, здесь проходит служебный тоннель.

   – Совершенно верно, – подтвердил Крис. – Он соединяет процессор со всем комплексом. А вот здесь у нас подвальные помещения…

   – Выходит, драконы пробираются через этот канал? – перебила девушка представителя Компании.

   – Может, и так.

   Эйприл убрала руку с экрана.

   – Лео, на секунду верни изображение назад. Длинная одинокая полоса занимала почти весь экран. Девушка нахмурилась.

   – О чем ты так сосредоточенно думаешь? – спросил ее Крис.

   – Вот о чем… – медленно отозвалась девушка. – Тут, надо понимать, дверь под давлением. Если ее заблокировать наглухо, мы сможем отсечь от себя тварей на какое-то время.

   – Но эти двери вряд ли выдержат, – засомневался Рафаэль. – Помнишь, как тогда, на «Блэк Хорсе»? Он же проходил задраенные отсеки один за другим практически без остановки.

   Все посмотрели на Эйприл. За последние часы она очень изменилась: вся осунулась, под глазами были огромные темные круги, лоб пересекла первая морщина.

   Только сейчас Ван Норден заметил, какая она красивая. Волна нежности и жалости нахлынула на него. «Не женское дело – война!» – подумал капрал.

   В голове у Ван Нордена стали возникать романтические картины: он остался с Эйприл один на планете, на нее наступают чудовища, он бесстрашно сражается с ними и побеждает их всех до единого. После этого следует благодарный поцелуй красавицы.

   – Ничего, мы восстановим все баррикады, какие делали колонисты, – прорвался в мир его грез охрипший голос Эйприл. – А двери для большей надежности заварим автогеном. Запасные входы здесь, здесь и здесь, – ее рука пробежала по экрану, – тоже заблокируем. Тогда наш оперативный Центр будет отсечен от всех остальных помещений и выходов наружу.

   – Ну что ж, лучше все равно не придумаешь, – проговорил Микеланджело. – Надо побыстрей выполнять!

   Несс, прижавшись к Донателло, неудержимо зевала. Раньше в это время она давно уже спала.

   – Подумайте, какой у нас красивый и умный командир! – с восхищением воскликнул Ван Норден.

   Эйприл пропустила его реплику мимо ушей.

   Донателло покосился на Ван Нордена и хитровато подмигнул Несс.

   Тина тоже обратила внимание на поведение капрала и обо всем догадалась. Она ревновала, демонстративно поджав губки.

   Эйприл отошла в сторону и, чтобы никто не заметил, тихонько взглянула на Ван Нордена. Ей сразу же бросилась в глаза та деталь, что волосы у него стали намного светлее. Она пригляделась повнимательней. Догадка была верной – молодой десантник поседел.

   Створки двери сошлись в проеме с усеченными углами. Вход был заблокирован.

   Лео с недоверием поглядел на эту преграду: выдержит ли она, когда на нее напролом полезут десятки бронированных чудовищ?

   Лео был один в длинном проходе. Остальные занимались укреплением других рубежей.

   Оказаться одному для Лео было необычно и неприятно. Он еще никогда не встречал опасности, если рядом локоть к локтю не стоял кто-нибудь из друзей. Чаще всего это был Рафаэль.

   Сейчас Лео поймал себя на ощущении, будто кто-то смотрит ему в спину.

   Чем обороняться против нового монстра? Автогеном? Надежные блестящие мечи, которые так долго служили им, рассыпались в прах от этой дьявольской кислоты.

   А может, его специально послали сюда безоружного и одного, на съедение ужасным тварям?!

   «Нет! Только не психовать! Хватит, и так наделал шуму, перед девушками опозорился! Но самое страшное… Стыдно даже самому себе признаться! Этот разочарованный взгляд девочки. Он тут конечно ни при чем. Это киношники наснимали про них кучу серий, выставили этакими супергероями, которым неведомы никакие страхи! А ведь на самом деле – они самые обыкновенные, может, только немного смелее и ловчее людей… Только как это объяснить маленькой Несс? Сам опозорился и друзей опозорил! Ведь теперь дети начнут сомневаться и в них!»

   Как будто пытаясь оправдаться перед самим собой, Лео решительно схватил горелку автогена.

   Язычок пламени проник в место смыкания створок двери. Во все стороны полетели яркие синеватые брызги раскаленного металла.

   Дверь была сделана на совесть – толстые бронированные листы плавились очень медленно и с большим трудом.

   «Это же не шов! Они совсем не плавятся! Это не сможет быть преградой!» Лео опять был готов поддаться паническому настроению.

   В одном месте металл все-таки смог прогреться настолько, что образовался маленький отрезок сварного шва – всего сантиметров десять. Но дальше работа опять не ладилась.

   В это мгновение Лео понял, что чудовища действительно были рядом. Он отчетливо слышал шуршание их твердых роговых пластин о металлические панели перекрытий. И еще ему почудился какой-то странный звук.

   Смех? У Лео снова закружилась голова, и он почувствовал себя совсем неважно.

   «Какой бред! Осталось только сойти с ума в дурацком коридоре! Нет, уж пусть лучше сожрут, чем окончательный позор!»

   Тут от долгого эффективного прогревания металл поддался, и тоненькая струйка надежно загерметизировала весь шов.

   В этот момент совпали два события: проход оказался заблокирован, а Лео – снова почувствовал себя настоящим отважным ниндзя!

   Эйприл подозвала к себе Микеланджело и увела его в сторону, чтобы никто не смог услышать то, о чем она ему говорит.

   – Послушай, мне нужно проглядеть весь деловой архив колонии. Но сделать это надо так, чтобы никто не знал.

   – Почему?

   – У меня есть кое-какие подозрения, но пока я не проверю, рано что-нибудь говорить!

   – Что мы должны сделать? – не стал дальше расспрашивать Микеланджело.

   – Вы будьте где-нибудь в проходе, перед ним. Если кто-то захочет войти, вы задержите его и дайте знать мне, например, громко заговорите. Хорошо?

   – Нет вопросов, не волнуйся! Даже муха не пролетит!

   – И еще… – Эйприл задумалась, говорить или нет. Но потом решила, что раз уж начала, то надо продолжать: – В первую очередь это касается Криса.

   – Понятно, – присвистнул Микеланджело.

   Эйприл сидела перед дисплеем, внимательно всматриваясь в экран. Она просматривала архив колонистов.

   «Для того, чтобы произошла эта трагедия, необходимо было, чтобы кто-то из колонистов попал на чужой корабль. Если бы это произошло в самом начале, то в этом не было бы ничего удивительного. Но тогда вся эта история разыгралась бы намного раньше, лет двадцать назад. Сколько же можно заниматься изучением окрестностей? Полгода, год, два? Но не два же десятка лет! Ведь корабль Шреддера находился совсем рядом, – не в другом полушарии!

   Они прожили здесь достаточно долго, чтобы с уверенностью можно было сказать: корабль их или не интересовал (что вряд ли), или существовал строгий приказ, запрещавший проникновение в него.

   Тогда чем же был вызван первый визит туда? Судя по всему, процессор и реактор работали в обычном режиме, и мощности его было достаточно, чтобы не думать про расширение.

   Тем не менее кто-то это сделал, и уже после того, как Эйприл и черепашек обнаружила в спасательной капсуле разведывательная экспедиция. Значит, был отдан приказ проникнуть на инопланетный корабль. Проникнуть для того, чтобы проверить ее, Эйприл, слова. И тот, кто отдавал этот приказ, прекрасно осознавал, что ставит под угрозу жизни десятков людей».

   Эйприл искала этот самый приказ. В том, что она его найдет, девушка не сомневалась.

   Ван Норден описывал круги вокруг информационного отсека. Он видел, что туда вошла Эйприл. Сейчас, когда настало относительное спокойствие, его неумолимо притягивала к себе эта девушка. Понравилась она ему сразу, с той самой минуты, как появилась на их корабле. Но сильный и смелый, капрал никогда не отличался решительностью в общении с девушками. В обычных условиях он еще долго не решался бы подойти к Эйприл. Но сейчас бой мог начаться каждую минуту. И он мог стать последним боем в его жизни. Только это толкало его на решительные действия.

   Но, к его сожалению, на пороге отсека, в который удалилась девушка, стояли ее друзья-черепахи. Ван решил подождать, пока они куда-нибудь уйдут. Но за всё время никто из них даже не пошевелился.

   У Ван Нордена не хватило терпения ждать, и он решился на прорыв.

   Микеланджело уже давно следил за Ван Норденом.

   Сделав безразличное лицо и насвистывая, капрал попробовал обогнуть черепашек. Но это не удалось.

   Первым его зацепил Рафаэль.

   – Слушай, Ван! Я давно хотел у тебя спросить: а что такое капрал?

   – Это воинское звание, – коротко бросил Ван Норден.

   Он думал, что показав свое нежелание общаться, сумеет уйти от разговора.

   Он сильно ошибался.

   – А это меньше, чем сержант?

   – Меньше.

   – Но больше, чем солдат?

   – Да.

   – А сержанта солдаты боятся?

   – Боятся.

   – А капрала?

   – Капрала – нет.

   – А как они относятся к капралу?

   – Не знаю!

   – Они его любят?

   – Нет!

   – А говоришь, что не знаешь! Солдаты капрала не боятся, но и не любят! А почему?

   Эйприл с трудом сдерживалась, чтобы не расхохотаться.

   «Хороший он парень, этот Ван Норден. И за что только ему это мучение? Я уверена, что ему можно полностью доверять. Надо спасать беднягу!»

   – Капрал! – позвала Эйприл. – Я, кажется, слышу ваш голос. Вы не могли бы подойти ко мне? Есть дело!

   Микеланджело молча посмотрел на Рафаэля и развел руками. Тот уступил дорогу Вану, похлопав его по плечу.

   – Если вам нетрудно, – обратилась Эйприл к вошедшему, – погодите минутку. Я докончу.

   Ван Норден не возражал. Эйприл снова углубилась в свое занятие.

   Решительность быстро покидала капрала. Одно дело – размышлять наедине с собой, а другое сказать девушке в глаза, что она тебе нравится! Тем более, что мысли ее заняты совсем другим.

   Что будет, если он от волнения скажет как-нибудь не так? Она или посмеется над ним, или разочаруется в нем как в человеке. Она может подумать, что раз он в такое время способен говорить о несерьезных вещах, значит он – легкомысленный человек!

   Нужно было либо уходить, либо попробовать начать разговор.

   На экране выплыла очередная страница текста, и глаза Эйприл сразу прищурились.

   Перед ее глазами был тот самый приказ!

   «Лучше бы его не существовало», – с отвращением Эйприл прочитала текст.

   «Но как сохранить этот документ! Ради этого одного стоит выжить. Не эти чудовища во всем виноваты, а те, которые именуют себя людьми! Вот с ними и стоит расквитаться, уничтожив сперва драконов. Во всяком случае, берегись, Компания!»

   Эйприл провернула рычаг, и дискета выскочила из дисковода. И хотя эта пластинка с записью обжигала ей руки, девушка вложила ее в прозрачный пластиковый футляр и спрятала в нагрудном кармане своего комбинезона. Дело сделано.

   Словно в поисках поддержки, она подняла голову и посмотрела на капрала.

   – Ну что ж, – проговорил тот что-то неопределенное, – что могли, все сделали.

   – Что? – переспросила Эйприл, словно очнувшись от сна.

   Вдруг оцепенение у него прошло, и ему явилась хорошая идея. Он даже невольно усмехнулся, радуясь своей находчивости.

   – Пожалуйста, надень это на руку, Эйприл, – Ван Норден протянул девушке черный браслет с минидисплеем, похожий на наручные часы.

   – А что это? – недоумевая, взяла она в руки браслет.

   – Это локатор-маркер. У меня есть второй такой же, и я буду всегда знать твое местонахождение.

   – Да? – Эйприл удивилась. Мысли о каком-то маркере не укладывались у нее голове.

   – Хотя, – она улыбнулась, – иметь возможность всегда найти человека не так уж плохо!

   – Это на всякий случай, – облегченно вздохнул Ван Норден, понимая, что начинает краснеть от смущения.

   – Спасибо, – кивнула ему Эйприл.

   – Это, конечно, не значит, что мы помолвлены, – поспешно оправдался он. – Это не кольцо…

   И Ван Норден поспешно вышел. Он не обернулся и не увидел тот взгляд, которым Эйприл провожала его.

   В нем была нежность.

   Несс почти нисколько не весила: для своего возраста она была необычайна тонка.

   Донателло перенес ее на руках через всю лабораторию к небольшой койке, почему-то поставленной здесь еще колонистами.

   Несс засыпала на ходу, но боролась со сном из последних сил.

   «Какой несчастный ребенок», – пробормотал Донателло, укладывая ее на кровать.

   Жалость к многострадальной девочке была настолько велика, что ниндзя совсем не смущала роль няньки, которую он на себя принял – маленькая Ванесса буквально не слезала с его рук.

   – Давай, ложись, укрывайся, вот так, – ласково приговаривал он. – А теперь лежи и спи. Ты же очень устала сегодня.

   Несс, сжав зубы, пыталась удержать глаза полуоткрытыми.

   – Я не хочу спать, – приподнималась на подушке девочка.

   Ее глубокие глаза с мольбой смотрели на черепашку. В них явно читалась просьба: «Не оставляй меня одну. Я буду бояться!»

   – Ты должна спать.

   – Я боюсь. Я сны вижу, страшные очень!

   – Неудивительно, – вздохнул Донателло. – А вот она наверняка не видит страшных снов, – показал он на куклу. – Легла себе и спит спокойно. Вот видишь, и совсем не страшно!

   Но взгляд девочки оставался испуганным.

   – Донателло, – поучительно проговорила Несс, – у нее не бывает плохих снов потому, что она пластмассовая!

   – Правильно, – Донателло стало не по себе. – Ты извини меня, Несс.

   – Слушай, Донателло, – от тона девочки у Донателло мурашки побежали под панцирем. – А мне мама всегда говорила, что никаких драконов на самом деле не бывает, что все это – только сказки. Но оказывается они есть!

   – Да, они есть, – прошептал Донателло. Во взгляде девочки сквозила совсем не детская боль.

   – Тогда зачем детям всегда говорят, что их нет? – напрямик спросила Несс.

   – Потому что чаще всего это именно так и обстоит.

   Такое открытие немного успокоило девочку. Несс поудобней устроилась на кровати, но спать отказывалась.

   – Ну все. А теперь – спать! – ласково скомандовал Донателло.

   – Не уходи, – жалобно позвала Несс. – Не уходи!

   Неужели Донателло бросит ее сейчас одну? Девочка видела в этом прямое предательство.

   – Несс, – с трудом подбирая слова, произнес Донателло. – Я буду в соседней комнате. Видишь ту камеру, вон там? – он показал на блестящий глазок объектива видеокамеры, что висела под потолком. – Мне будет видно тебя благодаря ей, и я буду знать, что с тобой, все ли в порядке. – Заметив, что Несс смотрит на него с недоверием, Донателло добавил: – Я это тебе совершенно серьезно говорю. Я тебе обещаю!

   – Ты клянешься? – торжественно спросила девочка.

   В другой раз серьезный тон ребенка скорее всего рассмешил бы Донателло, но сейчас лишь вызвал новый прилив нежности.

   – Клянусь всем святым! – серьезно ответил он.

   – А если соврешь, то чтоб ты сдох? – переспросила девочка.

   – Да, если я совру, то чтоб я сдох! – подтвердил Донателло.

   Страшная клятва возымела действие. Несс спокойно закрыла глаза и мгновенно заснула.

   Донателло, выходя, выключил свет, оставив гореть только тусклое аварийное освещение.

ГЛАВА 14. КОВАРНЫЙ ЗАМЫСЕЛ

   Голова лейтенанта Мадсена почти целиком была скрыта под бинтами.

   Время от времени к нему подходил Джозеф, чтобы проследить за состоянием офицера, но потом быстро возвращался к своим научным занятиям.

   Биохимия этих существ все еще не давала покоя синтетическому человеку. Снова и снова он проводил тесты на совместимость тканей, и каждый раз результаты оказывались все более удивительными, если не сказать просто невероятными.

   Для развития инопланетному существу на стадии эмбриона требовались человеческие гормоны роста. Из этого следовало, что человек входил в путь развития существ. Но где же брали людей там, на чужой далекой планете? Или там имелись аналоги людей, не обладающие разумом?…

   – Ну, как продвигаются дела? – Эйприл и Микеланджело заглянули в лабораторию.

   – Потихоньку продвигаюсь, – кивнул Джозеф в сторону препаратов.

   – А что вы с ними делаете? – поинтересовался Донателло.

   – Я провожу анализ биохимических элементов.

   – И какие результаты? – спросила Эйприл, глядя на забинтованного лейтенанта.

   Снова видеть этих тварей ей совсем не хотелось. Можно сказать, и робота тоже.

   – Эмбрионы располагаются в районе легких человека и потом прорывают диафрагму.

   – Это мы все видели, – Микеланджело стало не по себе.

   – Можно утверждать, что эмбрионы поглощают ферменты и питательные вещества, используя их в своем обмене веществ.

   Джозеф подводил к тому, на какие выводы это наталкивает, но Эйприл не стала его слушать:

   – Это все очень интересно, Джозеф, но для нас сейчас гораздо важнее знать кое-что другое. Я хочу понять, с чем мы имеем дело, что еще от этих тварей можно ожидать и как с ними бороться. Давайте лучше вместе попробуем подсчитать. Они хватают колонистов, переносят в свое логово и делают недвижимыми, чтобы эмбрионы могли беспрепятственно попасть внутрь человека. Колонистов было около трехсот человек. Пусть даже треть из них погибла во время боя… Получается, что тварей этих было всего около двухсот. Во время боя наши ребята уничтожили их около пятидесяти особей. Получается, что их еще около ста пятидесяти осталось!

   – Расчеты очень приблизительны, но верны, – согласился Джозеф.

   – А я даже и подумать не мог! – присвистнул Микеланджело.

   Этот разговор в принципе уводил робота от цели его исследований, а потому был ему неинтересен. Но он не мог возражать, либо перебивать человека, тем более – теперешнего командира.

   – Но вот в чем самая главная проблема! – вступил в разговор Микеланджело. – Все эти твари возникают из яиц. Все яйца находятся на чужом корабле – разбитом звездолете Шреддера. Но откуда они там взялись? Кто откладывает яйца?!

   Этот вопрос застал всех врасплох – и робота, и Эйприл. Пока никто над этим не думал.

   Но действительно, кто? Если учесть размер яиц и сравнить его с размерами взрослых особей, то просто трудно предположить, какого размера должна быть самка, откладывающая яйца.

   От этой мысли у всех в ужасе вытянулись лица, а Эйприл почувствовала, что волосы у нее становятся дыбом.

   Но ведь это сверхчудовище обитает где-то здесь, совсем рядом!

   – Джозеф! – Эйприл повернулась в его сторону. – Я приказываю, чтобы после окончания экспериментов эти твари были уничтожены!

   Они с отвращением поглядели на дергающихся внутри банки скорпионов. В ком-то из них до сих пор сидел зародыш крылатого убийцы-дракона.

   Джозеф пожал плечами: что взять с людей, которые по своей природе чаще слушаются эмоций, чем голоса разума?

   – Но господин Крис сказал, что их необходимо оставить в живых.

   – Что? – переспросил Микеланджело.

   – Опять этот негодяй! – воскликнула Эйприл. Крис давно подслушивал разговор, незаметно войдя в отсек.

   – Он сказал, что они просто необходимы дл" земных лабораторий.

   – Это так Крис сказал? – стал заводиться Микеланджело.

   – Он дал мне совершенно конкретное указание, – отрезал робот.

   – Ах так! – воскликнула Эйприл. Крис догадался, что над тварями нависла опасность. Он решился показаться из своего убежища.

   – Ну вы подумайте сами, – заговорил он. – Они будут стоить миллионы. Эти два организма – настоящий клад для наших лабораторий биооружия! Если мы не будем поддаваться эмоциям, то по возвращении на Землю станем обеспеченными до конца дней! Мы будем иметь большие деньги! Просто огромные!

   У Криса появилась на лице маниакальная улыбка.

   – Да вы сумасшедший, Крис, вы хоть знаете это? – внимательно глядя на него, проговорила Эйприл.

   Она хотела добавить: «И преступник!», но до времени удержалась.

   – Ну, это еще надо разобраться, кто из нас сумасшедший, – ухмыльнулся представитель Компании.

   – А как же вы собираетесь провезти их через карантин земной зоны? – спросил Микеланджело. Крис посмотрел на них как на чудаков:

   – А как карантинный контроль узнает о них? Это был откровенный вызов. Эйприл не могла больше сдерживаться.

   «Как же лучше поступить?» – лихорадочно думала она.

   Отказать сразу – он придумает новый способ. Притвориться, будто они будут молчать? Нет, это выше ее сил – прикидываться союзником преступника.

   Ну нет, хватит терпеть и унижаться общением с негодяем! Пора назвать все своими именами.

   Микеланджело внимательно следил за Крисом. На лице у Эйприл появилась презрительная улыбка:

   – Они узнают.

   – Откуда?

   – Я им скажу, – тут девушка почувствовала, что не в силах больше скрывать страшную тайну: – А также сообщу, что на вас лежит ответственность за гибель всей колонии!

   Взгляд Криса выражал ненависть. Крис готов был задушить наглую девчонку, но внешний вид Микеланджело не предвещал ничего доброго.

   – Что вы имеете в виду? – пробормотал он, теряя самообладание.

   Он почувствовал, что пол уходит у него из-под ног, слушая слова Эйприл как приговор.

   – Это вы своим преступным приказом отправили колонистов на инопланетный корабль. Вы прекрасно знали, чем это им грозит!

   Путей для отступления больше не существовало.

   – Вы все врете! – без надежды на то, что ему поверят, провизжал представитель Компании.

   Эйприл была совершенно спокойна и уверена в себе.

   – Я проверила весь обмен информацией с Землей за последние полгода, – сообщила она. – Гам сохранилось указание, под которым стоит ваша подпись. Вы не думайте, что я буду голословной – все доказательства находятся у меня. Вы отправили их на корабль, даже не предупредив о возможной опасности.

   Эйприл почувствовала смертельную усталость.

   – Послушайте! – закричал Крис. – Но ведь мне необходимо было оценить ситуацию. Я принял решение, чтобы колонисты сами осмотрели этот проклятый корабль… чтобы не делать лишнего шума. Я согласен, что это было неверное решение. Но это не злой умысел, это просто ошибка…

   Простить можно сумасшедшего. Он – больной человек и его надо не наказывать, а лечить.

   Но ни один сумасшедший не назовет свои действия ошибкой. На это способен только здоровый подлец.

   – Просто ошибка? – переспросила Эйприл – голос ее сорвался на крик: – Но эти люди погибли, Крис! Погибли! Вы понимаете, что наделали?! Я сообщу об этом на Земле, и вас поставят к стенке, вас посадят на электрический стул! Понятно?! – она в ярости схватила представителя Компании за воротник. – Это вам так просто не сойдет. Вы погубили сотни людей! Среди них были женщины и дети!

   Эйприл отшвырнула его к стене. Крис поморщился: «Глупышка, ты открыла все свои карты!»

   – Эйприл, – по лицу Криса пробежала тень улыбки. – Я был о вас лучшего мнения. Мне казалось, что вы способны на большее, я считал вас умнее.

   Эйприл смерила его презрительным взглядом. Между ними началась смертельная война, и она не хотела проигрывать первый бой.

   – Так вот, – ехидно ответила девушка, – я рада, что разочаровала вас.

   Эйприл и Микеланджело шли по коридору. Навстречу показался Донателло. Он поглядел на девушку и ужаснулся:

   – Эйприл, ты очень неважно выглядишь. Когда ты спала в последний раз?

   – В анабиозе, – огрызнулась девушка.

   – Прошло уже более суток. Нельзя так мучить себя, надо поспать хоть часок, – не унимался Донателло.

   – А я сказала, что не надо!

   – Зачем ты так себя мучаешь? Пока довольно тихо, и есть возможность поспать!

   – Я хочу жить больше, чем спать!

   – Мы очень рады это слышать, но все же приляг ненадолго, мы покараулим. В лаборатории есть кровать. Я только что уложил в нее Несс. Иди, поспи вместе с ней. Девочке тоже спокойней будет, Она очень боится!

   – Ладно. Спасибо.

   Только сейчас Эйприл почувствовала, насколько устала. Едва передвигая ноги она направилась в лабораторию.

   Ее встретил возле двери Ван Норден.

   – Ты можешь задержаться на минуту? Я боюсь, что потом не хватит времени!

   – Ты о чем, Ван?

   – Я хочу познакомить тебя с винтовкой. Понимаешь… Что бы ни случилось, но, к сожалению, ты должна научиться ею пользоваться.

   Эйприл не сразу поняла, о чем идет речь. Но все же она молча кивнула в знак согласия.

   – Вот так подсоединяется магазин с бронебойными пулями, – Ван положил на стол винтовку, аккуратно держа ее за ствол. – Это – система наведения, вот индикатор количества зарядов, а это – спуск. Теперь возьми, попробуй.

   Он протянул ей оружие.

   Эйприл немного засомневалась, но взяла.

   Винтовка была намного легче, чем казалось со стороны.

   – Хорошо. А как она приводится в действие?

   – Оттяни здесь. Все, она готова к стрельбе.

   – А как вставляется магазин?

   – Прижми фиксатор. Прижала?

   – Да.

   – Отводишь эту крышку, достаешь старый и вставляешь новый магазин. Все готово.

   – А что это внизу?

   – Это – гранатомет. Но мне кажется, что это тебе знать пока не надо. Эйприл нахмурилась.

   – Ну уж нет. Раз начал объяснять, то показывай все. Я уж как-нибудь разберусь. И постоять за себя сумею.

   – Да, я это успел заметить! После короткого объяснения капрал протянул винтовку девушке:

   – Пусть теперь она всегда будет с тобой. Эйприл немного подумала, но вернула винтовку.

   – Не надо. Пока. Я сейчас иду к ребенку. По коридору тянулся лейтенант Мадсен: повязка на голове, нетвердая походка. Сейчас он уже совсем не был похож на бравого командира. Все изменения сразу же бросались в глаза.

   – Как вы себя чувствуете? – больше из вежливости поинтересовалась Эйприл.

   Но антипатии к лейтенанту у нее совсем не убавилось.

   Мадсен догадался об этом по спокойному безразличному взгляду девушки.

   – Уже ничего, только голова сильно болит. Эйприл кивнула и пошла. Мадсен попытался ее остановить:

   – Эйприл!

   – Что?

   – Я хотел извиниться…

   – Нет проблем, не стоит.

   У Мадсена снова закружилась голова, все заволокло туманом.

   Эйприл пошла в лабораторию. Ей совсем не хотелось продолжать разговор, а оправдываться за свою невежливость хотелось еще меньше.

   Небольшой участок лаборатории был отгорожен прозрачной стеной. Донателло нашел для девочки тихий уголок.

   Но на кровати никого не было.

   Эйприл не поверила своим глазам.

   Неужели сюда пробрался дракон и унес девочку? Эйприл насторожилась: может, удастся услышать в тишине его движение?

   В какой-то момент слух ее обострился настолько, что она уловила где-то рядом легкое дыхание.

   Спит! Но где?

   Эйприл заглянула под шкафы, под стол…

   Девочка мирно спала на полу, спрятавшись под кровать.

   Эйприл немного подумала и сама залезла под кровать.

   Девочка подложила сложенные ручки под щеку. Сон смягчил выражение ее личика. Теперь Несс выглядела совсем маленькой.

   Девушке захотелось хоть что-нибудь сделать для бедного ребенка. Она немного подумала и посмотрела на свои руки. Взгляд упал на браслет-маркер. Не раздумывая, она сняла его со своей руки и нацепила на ручку девочки.

   Несс что-то невнятно прошептала во сне.

   Эйприл пристроилась сбоку от нее, осторожно прижалась к крошечному тельцу и задремала.

   Эйприл проснулась от странного вибрирующего звука. Не поднимая головы, она открыла глаза: недалеко от входа между столами по полу катались две пустые стеклянные банки, те самые, в которых колонисты держали изучаемых тварей.

   Было ясно, что обитатели покинули их несколько секунд назад. Это – просто ужасно!

   Эйприл приподнялась и осмотрела комнату.

   Никого не было видно.

   Они – эти ужасные скорпионы – где-то здесь. Просто они спрятались и ждут удачного момента для нападения.

   Это самое страшное, когда ты не знаешь, с какой именно стороны тебе грозит опасность.

   Прикрыв девочке ладонью рот, чтобы та не наделала шума спросонья, Эйприл разбудила Несс.

   Приставила к своим губам вытянутый указательный палец. Увидев пустые банки, малышка сама все поняла.

   – Сейчас бежим к выходу! – тихо прошептала Эйприл, и они очень осторожно стали подыматься.

   Рукой, обнимавшей девочку за плечи, Эйприл почувствовала, что рядом с ней снова дикий зверек, учуявший опасность.

   Вдвоем они привстали и выглянули из-за кровати. К ним стразу же рванулось маленькое чудовище – оно давно ждало этого момента. В воздухе мелькнули растопыренные щупальца и хвост.

   Эйприл среагировала мгновенно: она резким движением перевернула кровать, и тварь со всего размаху врезалась в матрац.

   – Несс, бежим!

   Они выскочили из-за кровати и кинулись к двери. Скорпион отскочил в сторону и где-то скрылся. Дверь оказалась закрытой наглухо. Эйприл издала мученический стон и повернулась лицом в сторону помещения.

   «Значит, их выпустил Крис!» – догадалась она. Опрокинутые лабораторные банки. Пролитая на пол жидкость. Заблокированный выход… Все это – подстроенная ловушка.

   Они остались наедине с двумя жестокими чудовищами – измученная женщина и напуганный ребенок.

   Бежать некуда. Оставалось надеяться на чудо, либо на неожиданную помощь.

   Что они, совершенно беззащитные, могли предпринять?!

   Взгляд девушки упал на видеокамеру, висевшую в углу под потолком.

   «Мониторы находятся в помещении центрального поста! А вдруг нас кто-нибудь увидит?!

   Усилием воли Эйприл оторвалась от стены и стала напротив объектива. Она принялась усиленно махать руками и кричать.

   – Помогите! – помогала ей Несс. Мужчины и черепашки пытались починить передающий центр.

   – Джозеф! – проговорил Донателло, выглядывая из-под целого стеллажа электронных плат. – Включи еще раз систему в режим приема.

   Криса колотило, он не знал, куда себя деть от волнения. Чтобы обеспечить алиби, он пытался крутиться поближе ко всем остальным. Внезапно на одном из экранов он заметил какое-то движение.

   Мадсен еще не совсем пришел в себя, но он всей душой хотел оправдаться за свое недавнее постыдное бездействие, и поэтому, без особой нужды, тоже заглядывал в шкафы с аппаратурой. Тина, которая находилась поблизости, демонстративно отвернулась и ушла.

   С экрана в надежде на спасение отчаянно махала руками Эйприл.

   «Запрыгала!» – холодно усмехнулся Крис. – «Будешь знать, как идти против меня!»

   – Надо проверить предохранительный блок, – сказал Джозеф и повернулся от пульта.

   Крис вовремя уловил его движение и нажал на выключатель. Экран, с которого Эйприл просила о помощи, погас.

   Погасла последняя надежда на спасение Эйприл и Несс.

   Все десантники и ниндзя, озабоченно переговариваясь, возились с поломанной аппаратурой.

   – Помогите!!! – сорвав голос, сипела Эйприл.

   – Помогите! – размазывая слезы по лицу, плакала девочка.

   Они всматривались в окно. Двери входа в соседний отсек оставались плотно закрытыми.

   «Надо разбить стекло!»– блеснула искра надежды в голове девушки.

   Порывистым движением она схватила с пола пластиковый стул с металлическими ножками, размахнулась изо всех сил и ударила по стеклу. Удар, еще удар.

   Эйприл била изо всех сил, но на бронированном пластике окна не оставалось даже царапин. Последний отчаянный удар, и стул разлетелся на куски.

   Эйприл со злостью отбросила бесполезные обломки и снова прижалась спиной к стеклу.

   Скорпионов нигде не было видно – они выжидали.

   – Эйприл, – мне страшно! – прошептала измученная девочка.

   Пока на твоем горле не обвился мертвой хваткой тонкий хвост твари, не все потеряно, и можно побороться.

   – Мне тоже очень страшно! – обнимая девочку и прижимая ее к себе, ответила Эйприл.

   В углу что-то зашевелилось. Бедные Эйприл и Несс вздрогнули.

   Почувствовав беспомощность своих жертв, твари не торопясь готовились к решающему прыжку.

   Девушка беспомощно шарила в карманах своего комбинезона в попытке найти хоть что-нибудь, что могло бы их защитить.

   Она нащупала маленькую гладкую вещичку. Идея пришла в голову мгновенно.

   Девушка сделала шаг в глубь отсека и, вытянув высоко вверх руку, поднесла огонь зажигалки к датчику противопожарной системы.

   Сотни фонтанов водяных струй брызнули с потолка, заливая буквально весь отсек. С раздирающим воем завыла сирена, замигали красные аварийные сигнализаторы.

   Неожиданный рев заставил всех выскочить из-под шкафов с аппаратурой.

   – Пожар в лаборатории! – метнув короткий взгляд на пульт, воскликнул Донателло.

   – Там же Эйприл и Несс! – крикнул Лео.

   – Бежим! – на ходу бросил Ван Норден.

   Отчаянный визг Несс заглушил вой сирены: хоть вода и залила им глаза, все-таки они успели заметить, как, почуяв неладное, твари перешли в решительное наступление.

   Эйприл успела заметить только прыжок, как ощутила, что отвратительные щупальца пытаются схватить ее за голову. Девушка попыталась отбросить жуткую тварь, но это ей не удалось. И хотя последним усилием воли Эйприл еще удерживала ее на расстоянии от своего лица, она почувствовала, как хвост обвил ее руку, как щупальца вцепились ей в лицо, как с неимоверной силой в ее сжатые зубы начинает тыкаться морщинистый кожистый отросток эмбрионовода.

   Эйприл начала задыхаться.

   Каким-то невероятным усилием девушка еще сопротивлялась, но чувствовала, как с каждым мгновением слабеют ее руки.

   Эйприл откинула голову назад, вся содрогаясь от отвращения.

   Она чувствовала, как у нее буквально начинает темнеть в глазах.

   – Нет! Нет, только не это! – шипела она сквозь зубы.

   Несс ничем не могла ей помочь: как бы измываясь над своей жертвой, на стол не торопясь выползла вторая тварь и наблюдала за бьющейся в истерике маленькой девочкой.

   Монстр готовился к решающему и верному прыжку.

   Несс отчаянно визжала.

   Заглушая звуки страшной трагедии, выла пожарная сирена.

   Эйприл поняла, что еще мгновение – и она пропала.

   Короткая очередь из автоматической винтовки Ван Нордена вдребезги разнесла крепкое бронированное стекло лабораторного окна.

   В отсек тут же влетели Микеланджело, Донателло и лейтенант Мадсен.

   Тина еще через окно разнесла в клочья тварь, которая пыталась прыгнуть на девочку.

   Три пары рук вцепились в чудовище, готовое присосаться к лицу измученной Эйприл.

   Не выдержав такого сопротивления, монстр отпустил свои щупальца. Его хвост в отчаянии забился в воздухе.

   – Готовы?! – прохрипел Мадсен, отплевываясь от заливающей лицо воды.

   – Давай! – крикнул Ван.

   Тварь взмыла в воздух и тут же превратилась в фонтан брызг вонючей едкой жидкости. Тина и капрал стреляли без промаха. Эйприл без чувств упала на руки Лео и Рафаэля.

   – Где второй? – в ярости кричал лейтенант Мадсен.

   – Готов! – сплюнула сквозь зубы Тина. Донателло пытался успокоить бившуюся в истерике Несс.

   Ван Норден склонился над Эйприл. С него фонтаном капали брызги воды, и было не понятно: то ли он плачет, то ли его лицо просто мокрое.

   – Эйприл, ну пожалуйста, очнись! Девушка с трудом открыла глаза. Постепенно к ней стало возвращаться сознание.

   – Их выпустил Крис, – с трудом, ощущая прилив тошноты, выдавила из себя Эйприл.

   Представитель Компании тут же ощутил под своим подбородком холодное лезвие десантного кинжала: за его спиной стоял Микеланджело.

ГЛАВА 15. НАПАДЕНИЕ

   – Ты труп! Понял?! Ты – труп! – закричал Ван Норден, направляя в лицо Крису дуло своей винтовки.

   – К стенке его! – поддержала товарища Тина. Она представила себя на месте Эйприл, и ей просто стало не по себе.

   – Это какое-то недоразумение! – выдавил из себя страшно побледневший представитель Компании. – Что за глупости! Пусть она докажет! – протянул он в сторону Эйприл трясущуюся руку.

   – Не дергайся, – процедил Микеланджело. Рука с кинжалом шелохнулась.

   – Сейчас во всем разберемся.

   – Он решил заработать на этой твари миллионы баксов, – начала с трудом говорить отдышавшаяся Эйприл. – Но я его предупредила, что драконов через карантинный контроль ему не провести – я первая его бы заложила, – голос девушки все еще дрожал. – Тогда он придумал более верный способ: чтобы мы с Несс несли в себе эмбрионы. Точный расчет: сканировать нас на контроле не стали бы. Никто бы и не узнал, что мы с девочкой несем в себе зародыши.

   – Но ведь мы бы знали? – удивился Лео.

   – Я думаю, он и это продумал. Он бы избавился от всех вас, а потом сочинил бы какую-нибудь душещипательную историю.

   – Мы тебя сейчас пришьем, – процедил Рафаэль, обращаясь к представителю Компании.

   – Это все жуткий бред! – закричал тот. – Она сошла с ума! Все, что она тут понарассказывала – плод больной фантазии. Зачем мне все это нужно?

   – Ничтожество! – плюнула в его сторону Несс. Взрослые растерялись.

   Крис поник. Лезвие ножа продолжало давить на его шею, но он почувствовал, что что-то изменилось в атмосфере.

   Все поняли, что для маленькой Несс жестокостей и ужасов на сегодня хватит.

   – Ребята, – обратилась Эйприл к черепашкам. – Заприте его! Разбираться с ним будут на Земле, если мы туда попадем!…

   Она не успела договорить.

   Неожиданно погас свет. Остались гореть только тусклые красноватые фонари аварийного освещения.

   Микеланджело с отвращением отшвырнул от себя гнусного жалкого человечка.

   В наступившем полумраке было слышно только частое дыхание.

   – Это драконы отключили питание! – мрачным тоном произнесла Эйприл.

   – Бред какой-то! – воскликнула Тина. – Да этого быть не может!

   В слабом свете можно было с трудом различить встревоженные искаженные лица.

   – Этого не может быть! – прошептал Мадсен. – Они же – животные!

   – На это им ума хватает, – уверил его Лео.

   – Проверьте по индикатору перемещение живых существ! – приказала Эйприл.

   – Пусто! – ответила Тина, всматриваясь в темное табло.

   – Готовятся основательно! – оценил ситуацию Микеланджело.

   В это время пол содрогнулся от далекого, но мощного взрыва. Все едва устояли на ногах.

   – Что это?! – испуганно подал голос Крис. В наступившей тишине весьма эффектно прозвучали страшные слова, произнесенные Мадсеном:

   – Это – термоядерный реактор!

   – Нужно во что бы то ни стало вызвать второй челнок с корабля! – решительно произнесла Эйприл.

   – Это невозможно, – мрачно напомнил Рафаэль. – Передающий центр не функционирует.

   – Неужели нет никакого выхода? – девушка обвела всех серьезным взглядом. – Тогда нам ничего не остается делать, как взлететь на воздух вместе с драконами и этой роковой планетой!

   – Вы хоть нашли поломку?

   – Поврежден канал связи, – спокойно сказал Джозеф. – Находясь внутри колонии, мы не в состоянии выйти на связь.

   – Ну, может, есть какой-нибудь выход? – в отчаянии спросила Тина.

   – Кто-то должен пробраться через тоннель наружу и попробовать сделать все напрямую, переведя передатчик на ручное управление.

   – Мы готовы попытаться! – воскликнули герои-ниндзя.

   – Ничего не получится, ребята, – развел руками Ван Норден. – Канал связи слишком узкий. Вы со своими панцирями в нем просто не поместитесь. Должен идти кто-то из нас!

   – Тогда кто же пойдет? – расстроено спросил Рафаэль.

   – Я пойду, – тихо сказал Джозеф.

   – Что ты говоришь? – переспросила его Эйприл.

   – Я пойду! – уже громче повторил робот. У всех мужчин непроизвольно вырвался вздох облегчения.

   – Я единственный, кто имеет право вызывать со станции челнок в автоматическом режиме, – пояснил Джозеф. – Сами знаете, что вряд ли кто из вас сможет его посадить, управляя джойстиком.

   – Ты прав… – пробормотал Мадсен.

   Даже Эйприл смотрела на робота с нескрываемой нежностью.

   Спокойные глаза Джозефа обвели всех присутствующих.

   – Поверьте мне, – это было странно, но всем показалось, что голос искусственного человека дрогнул, – я бы предпочел не браться за это дело. Я конечно робот, но я не глупый и прекрасно понимаю, как это опасно.

   Тишину нарушил слабый писк индикатора. Но этого тихого звука оказалось достаточно, чтобы все нервно передернулись.

   – Ну, все! Начинается! – прошептала Тина тихо, и ее все услышали.

   В надежде, что прибор ошибся, они повернулись к девушке-десантнику.

   По внешнему диаметру экрана расплывалось туманное пятно.

   – Эти твари пробрались к нам. Они уже внутри периметра! – напряженно произнесла Тина.

   – Но ведь все заварили! – воскликнул Ван.

   – Мы же предупреждали: в прошлый раз один из них спокойно проходил через задраенные двери отсеков почти без остановок.

   – Джозеф, Джозеф! – Эйприл подсела к пульту управления и связалась с роботом, который работал снаружи. – Что у тебя? Помни, у нас боеприпасов – минут на пятнадцать хорошего боя!

   Руки искусственного человека колотило мелкой нервной дрожью. Пальцы его пытались разобрать толстый пучок волноводов, а спина была вся напряжена, каждую секунду ожидая нападения сзади.

   Вдалеке слышалось громкое шипение рвущегося из поврежденных охладителей пара. Отсветы вызванного взрывом пожара слабо освещали внутренности передатчика и панель управления.

   Но ничего этого Джозеф не слышал и не замечал.

   Пальцы робота с лихорадочной быстротой что-то переключали, перекручивали, бегали по панели, набирая команды.

   В это время на корабле челнок уже готовился к старту.

   На Криса больше никто не обращал внимания, и ему удалось тихонько проскользнуть в коридор.

   Остальные отступили в глубь отсека. Одна Тина продолжала стоять у двери, направляя датчик прибора в сторону комплекса.

   – Сигналы усиливаются! – предупредила она.

   – Приготовиться к бою! – скомандовала Эйприл.

   Она пыталась заслонить собой маленькую Несс от невидимой опасности. Их обоих со всех сторон окружили черепашки.

   Ван Норден и Мадсен вскинули винтовки.

   Тина привела пушку в боевое положение.

   – Двери! – воскликнула Эйприл. – Надо заварить внешние двери!

   Лео бросился к выходу, и вскоре в его руке гудела горелка. На этот раз все получилось очень быстро: шов был отменный.

   «Только спасет ли это?» – засомневался ниндзя.

   Погасло свечение капель металла. Лео повернулся:

   – Где они?

   – Расстояние – двадцать пять метров! Кто-то присвистнул.

   – Зря старались! – воскликнул Лео. – Это их даже не задерживает!

   – Не пори глупости! – оборвал его Донателло.

   – Может, не все загерметизировали? – засомневалась Эйприл.

   – Нет! – возразил Микеланджело. – Все входы – заварены!

   – Четырнадцать метров!…

   – Черт, да по прибору они уже внутри отсека!

   – Бред какой-то!

   Пятно на экране неумолимо приближалось к центру концентрических окружностей.

   – Двенадцать метров.

   – Да они уже рядом с нами!

   – Пойдемте сюда! – Несс показала Эйприл и черепашкам на люк вентиляционного отверстия.

   – Поздравляю, они уже здесь.

   – ???

   – Десять метров!

   Весь отсек – метров пятнадцать в длину. Да, если верить прибору, то драконы уже были тут. Но их никто не видел.

   – Может, они передвигаются над потолком или под полом?! – предположил Рафаэль.

   – Ну, где же они? – Тина медленно начала пятиться от двери.

   – Помните, что надо беречь боеприпасы! Ведем только прицельный огонь! – предупредила Эйприл.

   Мадсена хоть и задевало, что на него, как на командира, никто уже не обращает внимания, но он разумно решил, что в данный момент начинать разборки с Эйприл не имеет смысла.

   – Шесть метров. Пять…

   – Наверно, прибор испортился!

   – Совсем недавно работал!

   – Четыре, – голос Тины был ненормально спокойный.

   – Черт!

   – Может, они над потолком?! – снова повторил Рафаэль.

   На этот раз его услышали. Взгляды всех перенеслись вверх.

   Всем показалось, что они явно слышат похрустывание суставов и тяжелое хищное дыхание чудовищ.

   Но по-прежнему никого не было видно. Микеланджело внимательно осмотрел металлический каркас потолка, выложенный пластиковыми панелями.

   – Дайте фонарь! – крикнул он, вскакивая на стол.

   Ниндзя осторожно приподнял одну из панелей и посветил. В этот момент он чуть не вскрикнул от ужаса: на него наплывала масса, состоящая из чудовищного переплетения щупалец, когтистых лап, длинных членистых хвостов и отвратительных зубастых пастей.

   Микеланджело кубарем скатился со стола.

   – Все бегом из отсека! – завопил он.

   Несс в ужасе вцепилась в руку Донателло.

   Они бросились в сторону выхода.

   Одна из панелей впереди не выдержала огромной тяжести дракона и с грохотом проломилась. Крупное чудовище было в отсеке.

   Несколько очередей и пламя огнемета рассекли темноту.

   – Поздно!

   – Они здесь!

   Крики потонули в шуме выстрелов, грохоте металла и падающих сверху тяжелых бронированных тел.

   Черепашки-ниндзя бились врукопашную. Самое трудное было успеть увернуться от кислоты, которая так и хлестала из ран противника.

   Люди потихоньку отступали к выходу, ведя по возможности прицельный огонь.

   – Девочка, уходим! – Эйприл обняла Несс и попыталась быстро вывести ее в безопасное место.

   Прямо перед ними с потолка свалился дракон. Несс завизжала, но Эйприл, не успев даже испугаться, разнесла его вдребезги очередью из винтовки.

   Взорвав дверь, они бросились по коридору в сторону выхода из комплекса.

   Оставалась последняя надежда, что Джозеф успел вызвать капсулу с корабля. Тогда, оторвавшись от погони, можно было бы успеть эвакуироваться.

   Сзади бежали черепашки, изредка делая короткие остановки, чтобы метнуть свои ножи.

   Последними отступали Тина, Мадсен и Ван Норден, ведя огонь из пушки и винтовок.

   Толстые створки массивных дверей выхода в главный тоннель комплекса сомкнулись буквально перед их носом.

   Эйприл показалось, что за ними мелькнула знакомая фигура.

   Крис самодовольно усмехнулся, глядя, как закрывается бронированная дверь. Теперь он в безопасности. Пока драконы будут расправляться с этими жалкими людишками и отвратительными зелеными террористами, он может спокойно пройти по коридору к самому выходу на открытую поверхность. Еще минут пять, и он будет снаружи. Интересно, сколько времени осталось до прилета челнока?

   – Нет, нет! – Несс в слезах била своими кулачками по холодной броне.

   В очередной раз всем показалось, что спасения нет.

   – Крис! – срывающимся от ненависти голосом закричала Эйприл. – Открой дверь, предатель! Открой!

   – Все в центр управления, быстрее! – закричал Микеланджело.

   Черепашки сдаваться не собирались.

   – Вот вам, сволочи! – вопила Тина, разнося наступавших на куски.

   Она в исступлении стреляла по бронированным телам драконов, мстя за понесенные потери.

   – Крис! Открой, гад! – билась в глухие двери Эйприл. Несс сидела на полу и плакала.

   – Донателло, Лео, Рафаэль! – воскликнул Микеланджело.

   – Мы! – дружно ответили герои.

   – Мы должны спасать всех и спасаться сами! Быстро уводите людей в терминальный зал, через боковой проход! Тина, отходим! – позвал он девушку.

   – Вот так! – продолжала она вести стрельбу. – И тебе? Получай! А, тебе мало?! Что б ты сдох!…

   – Пошли! – заорал ей на ухо Микеланджело. – Уходим!

   Неожиданно, отрезая дорогу к отступлению, перед ними плюхнулся огромный монстр. Он даже не успел еще сложить отвратительные перепончатые крылья.

   – Получай! – взвыл Микеланджело.

   Ниндзя взметнулся в воздух и, вцепившись в голову чудовища, вонзил ему в глаза лезвия кинжалов.

   Дракон завизжал, пытаясь скинуть с себя ненавистного врага.

   Тина выстрелила ему в брюхо. Чудовище тяжело осело на пол.

   – Уходим!

   Друзья уже ждали возле дверей в отсек.

   – Скорее! – кричала Эйприл. – Лео, заваривай дверь!

   Все отскочили в сторону. Вспыхнул факел горелки, и быстро остывающий шипящий шов загерметизировал дверь.

   Через закрытый вход они ощутили мощные удары рассвирепевших чудовищ.

   – Бежим! Они вбежали в глубь помещения, спрятались за расставленную по всему отсеку аппаратуру. Дверь содрогалась от страшных ударов. Десантники направили на нее стволы своего оружия.

   Каждый из них подумал, что жить им осталось всего пару минут.

   Крис без труда добрался до выхода из комплекса. Он уже слышал свист двигателей приземляющегося челнока.

   Улыбаясь с облегчением («Пронесло!»), Крис нажал на кнопку открытия дверей.

   Тяжелый бронированный щит плавно ушел вверх.

   На пороге стояло огромное чудовище. Последний крик представителя Компании эхом многократно отразился в коридорах и переходах комплекса колонистов.

   Последняя преграда пала перед наступающими драконами, открывая им дорогу в центр управления.

   Крики, выстрелы возобновились, но это была лишь последняя отчаянная попытка сопротивления.

   Спасения не было.

   – Сюда! Давайте сюда!

   Несс открыла решетку вентиляционного канала.

ГЛАВА 16. ПУТЬ К СПАСЕНИЮ

   Вентиляционный канал был достаточно широк, чтобы в него смогли пролезть даже черепашки со своими широкими панцирями. Но чудовища в него протиснуться не могли.

   Эйприл первая сообразила, что иного пути к спасению не существует.

   – Все сюда! – громко скомандовала она, быстро становясь на четвереньки.

   На этот раз ей беспрекословно повиновался даже бывший командир – лейтенант Мадсен.

   Эйприл слышала, что крики и выстрелы прекратились: значит, их примеру последовали все.

   Канал повернул за угол, и они вывалились в широкий тоннель. Здесь даже можно было подняться в полный рост. Они бросились бежать.

   Эйприл оглянулась на ходу. Черепашки бежали следом. Как всегда, замыкала движение отважная Тина, постоянно оглядываясь.

   – Сюда! – кричала маленькая Несс, указывая дорогу.

   Но вот сзади послышался тяжелый топот: чудовища все-таки смогли пробраться в вентиляционный коллектор и догоняли беглецов.

   – Ну, твари, сейчас я вам покажу! – крикнула Тина, и нажала на спуск.

   Но на этот раз пушка молчала.

   Тина лихорадочно посмотрела в окошко счетчика боеприпасов. На микротабло светились нули.

   В ту же секунду монстр налетел на нее и сбил с ног. Тина успела выхватить из-за пояса бластер, вставила его в пасть дракона и выстрелила.

   Чудовище взревело и откинулось на спину, обдав ее фонтаном кислоты. Тина поняла, что дальше идти не может.

   – Тина! – Мадсен бросился ей на помощь. Перед ним была единственная возможность смыть с себя позор.

   – Я тебе сейчас помогу! – он попытался поднять корчущуюся от боли девушку.

   Из коридора доносился тяжелый топот и вонючее дыхание. Монстры были совсем рядом.

   – Уходи! – попыталась крикнуть Тина, но голос ее захлебнулся.

   Мадсен посмотрел на ее раны и все понял.

   Он отрицательно замахал головой. Лейтенант обнял умирающую девушку, достал гранату и сорвал чеку.

   Драконы были рядом.

   – Мадсен, ты никогда особым умом не отличался, – простонала Тина.

   Лейтенант свободной рукой погладил ее по голове.

   Клыкастые пасти нависли над ними. Мадсен разжал руку. Сухо щелкнула чека и раздался оглушительный взрыв.

   – Нет! – закричал видевший все издали Рафаэль.

   Он догонял товарищей, размазывая слезы по лицу.

   – Сюда! – крикнула Несс, и они выскочили в огромное помещение комплекса.

   Это было здание самого процессора. Под видневшимся далеко вверху потолком сверкали зловещие молнии, отовсюду с шумом рвался на волю пар, конструкции тряслись у них под ногами.

   – «Реактор!» – пронеслась в голове у всех одна мысль.

   Они бросились бежать по решетчатому покрытию трясущейся, от взрывов эстакады.

   Неожиданно решетка под ногами девочки провалилась, и Несс с криком полетела вниз.

   – Несс! – забыв про опасность, все бросились навзничь, чтобы разглядеть, куда упала девочка.

   Она висела, зацепившись за лопатку огромного барабана калориферной системы.

   – Несс, держись! – крикнул Донателло, соскальзывая вниз.

   Друзья поддерживали его, чтобы он сам не сорвался.

   – Давай руку! – кричал Донателло девочке. Несс попыталась подтянуться, но тут же почувствовала, как барабан опасно покачнулся.

   – Я падаю! – отчаянно воскликнула она. Донателло сумел ухватить маленькую ручонку, но слишком слабо, чтобы удержать девочку.

   – Несс, держись! Дай руку!

   В это время барабан медленно провернулся, и девочка с визгом съехала куда-то вниз по пологому желобу. Через пару секунд крик ее утих, и раздался плеск воды.

   – Нет! – крикнула Эйприл.

   Все вместе перемахнули через сетчатое металлическое ограждение и ринулись вниз. Каждый сознавал, что если они все вместе не смогут уберечь одну маленькую несчастную девочку, не смогут доставить ее на родину живой и невредимой, то грош им цена.

   – Несс, не двигайся! Мы идем за тобой! Девочка поднялась и огляделась. Грязная вода с разводами на поверхности доходила ей почти до пояса. Под ногами она нащупала скользкие трубы.

   Она находилась в самом низу гигантского строения.

   Над ее головой раздался топот нескольких пар ног по гудящей металлической решетке.

   – Несс!

   – Я здесь! – радостно закричала девочка. Она зашлепала по воде руками, чтобы они могли точно определить, где она находится – решетка была слишком густая.

   – Несс, как ты?! – взволнованно спросил Донателло.

   – Сейчас в порядке, – радостно ответила девочка. – А сначала очень испугалась!

   – Погоди, дорогая! – Лео поджег факел горелки. – Сейчас разрежу металл. Иначе к тебе не пробраться.

   Эйприл прильнула к полу, пытаясь разглядеть девочку через маленькие отверстия, но ничего, кроме светлой макушки, разглядеть не удавалось.

   – Несс, все в порядке?

   – Да!

   – Тогда спрячься и подожди, пока мы тебя не достанем.

   Девочка осторожно присела, наблюдая за тем, как падают вокруг, темнея на лету, брызги расплав ленного металла.

   – Лео, давай быстрее! – подгонял друга Микеланджело, с опаской оглядываясь по сторонам.

   – Они где-то рядом, – прошептал ему на ухо Ван Норден.

   – Тс-с! Я сам знаю… – ответил Микеланджело. Лео кончал уже четвертую грань квадратного отверстия, когда Несс услышала позади себя подозрительный всплеск.

   – Донателло! – позвала девочка испуганным голосом.

   – Я сейчас! – воскликнул ниндзя и бросился помогать другу выламывать кусок решетки.

   Никто не видел, как из воды показалось страшное, отвратительно блестящее черное тело чудовища. Девочка в ужасе обернулась, но было уже поздно: когтистые лапы схватили ее в железные объятия.

   Раздался душераздирающий визг.

   Донателло оттолкнул Лео от недоконченного люка и выбил кусок решетки сильным ударом ноги. С громким всплеском кусок металла плюхнулся в воду.

   Когда они спустились вниз, Несс нигде не было. В воде только плавала беловолосая чумазая кукла.

   – Нет! – Эйприл кусала себе руки. Донателло рыдал в открытую, никого не стесняясь. У остальных товарищей по несчастью тоже слезы навернулись на глаза.

   – Ребята! – первым пришел в себя Ван Норден. – Нам надо срочно уходить. Как это ни печально, но малышке мы уже ничем не поможем. Драконы нас окружают!

   Они снова бросились бежать. Эйприл еле передвигала ноги. Донателло был не в лучшем состоянии. Ясно, что спасаться им совершенно не хотелось. Двигались они еще только благодаря друзьям.

   Их буквально зашвырнули в лифт. Надо было срочно выбираться на посадочную площадку.

   Плавно заурчали электродвигатели подъемника, и лифт тронулся с места.

   Сквозь сетку было видно, как ползут перекрытия этажей.

   Неожиданно кабина сотряслась от мощного удара. Стенка прорвалась, и внутрь влезла вонючая клыкастая пасть. Челюсти разомкнулись перед самым носом Ван Нордена, и зубы чудовища завязли в толще бронежилета.

   Капрал вывернулся, приставил винтовку к горлу дракона и нажал на спуск. Выстрел оторвал монстру голову.

   Но струйки кислоты брызнули из мертвого тела, заливая руки и нагрудник Ван Нордена. Он сильно закричал, срывая с себя бронежилет. Но было уже поздно: под едкими каплями кожа чернела и лопалась.

   Черепашки подхватили извивающегося от боли десантника на руки.

   Лифт остановился, и створки двери разъехались в стороны.

   «За что мне все это?!»-в отчаянии подумала Эйприл.

   Они выбежали на открытую площадку перед комплексом колонистов. Какова была их радость, когда они увидели поджидавший их челнок.

   – Пять баллов, Джозеф! – крикнул Рафаэль. Черепашки несли тело потерявшего сознание Ван Нордена.

   – Что с ним? – спросил робот.

   – Ранен, – коротко бросил Микеланджело.

   – Загружайтесь быстрей, уходим!

   Блуждающий взгляд Эйприл остановился на руке Ван Нордена. Она увидела ередатчик-маркер. «Второй я надела на руку Несс!»– вспомнила девушка.

   Дальше Эйприл действовала, как по программе.

   – Стоп! – скомандовала она, снимая с руки десантника браслет. – Джозеф, сколько времени остается до взрыва реактора?

   Искусственный человек бросил взгляд на индикаторное табло и ответил:

   – Минут двадцать.

   – Мы никуда не уходим!

ГЛАВА 17. ЧУДОВИЩНАЯ КОРОЛЕВА ЗЛА

   Эйприл схватила винтовку, вставила в нее новый магазин.

   Все с интересом наблюдали за ней. Что она задумала? А не сошла ли их подруга с ума?!

   После этого девушка примотала скотчем к винтовке приклад огнемета и зарядила обойму гранатомета.

   Всю эту связку она отбросила на спину и рванулась к пульту управления.

   Никто не успел даже ахнуть, как челнок летел уже внутри гигантского комплекса процессора, ловко избегая столкновений с высокими металлическими опорами.

   В воздухе блистали тысячи голубых молний.

   Челнок завис возле площадки грузового лифта.

   – Джозеф, жди нас здесь!

   Эйприл включила ручной локатор. Из него раздался еле слышный писк. Девушка перехватила руками оружие и шагнула к открытому люку, бросив на ходу:

   – Вы со мной?

   Черепашек дважды звать не приходилось.

   Весь комплекс, который предстал их взгляду, за несколько минут сильно изменился. Станция агонизировала прямо на глазах.

   Слева и справа рушились монтажные перекрытия. Жутко ревела сирена.

   Лифт еще работал. Они спустились вниз. Дверь с грохотом открылась. Все были настороже.

   Но никто не бросился на них сверху, никто не стоял перед ними, не бежал по коридору.

   Дорога была свободна.

   Эйприл посмотрела на маленький прибор. Он слабо пищал, указывая на микроэкране направление поиска.

   Маленький отряд молча двинулся вперед. Черепашкам эта дорога была уже хорошо знакома.

   Отовсюду доносился грохот обвалов, шипение газов, треск электрических замыканий. Комплекс продолжал разрушаться.

   Приближаясь к каждому повороту, прежде чем выглянуть на открытое пространство, Эйприл пускала вперед факел пламени из огнемета.

   Но никто не вставал на их пути.

   – Мне это очень не нравится! – воскликнул Лео.

   – Ничего странного, – успокоил его Донателло. – Они тоже понимают, что с ними будет после термоядерного взрыва, а потому им просто не до нас!

   – Боюсь только, – вмешался в разговор Рафаэль, – что они могут напасть на челнок, чтобы улететь на корабль.

   Писк локатора усилился.

   – О, Боже! – пробормотал Донателло. – Я, кажется, понял, куда мы идем.

   – Надо прибавить шагу! – воскликнул Микеланджело.

   За их спиной раздался оглушающий грохот: одна из балок рухнула, обрушив перед собой эстакаду, по которой недавно вела их храбрая Несс.

   Внезапно всех заставил вздрогнуть громогласный голос селектора.

   Бесстрастный голос констатировал:

   – Внимание. Внимание. Авария реакторного блока. Осталось пятнадцать минут до взрыва. Необходима немедленная эвакуация. Необходима немедленная эвакуация.

   И тут, и там клубились облака пара. Нападение могло произойти с любой стороны.

   Но думать про это было некогда. Нужно было бежать – подгонял механический голос селектора.

   Комплекс разрушался быстрее, чем это было нужно друзьям.

   Когда они кинулись к очередному переходу, им пришлось остановиться: впереди зияла пропасть. Попасть на ту сторону, в которую указывал индикатор локатора, было невозможно.

   В отчаянии Эйприл до крови прикусила губу. Тут Рафаэль обратил внимание, что с поваленного столба на другую сторону до сих пор тянется провисший стальной провод.

   – Эйприл, держись за меня, да покрепче! – воскликнул черепашка-ниндзя, поставив на толстую металлическую струну круг своего блока.

   Девушка крепко обхватила его шею, и они быстро понеслись над бездонным провалом. За ними последовали их верные друзья. Взобравшись по обломкам металлических конструкций, они очутились перед жуткими причудливыми переплетениями, за которыми располагались чудовищные ясли, – там рождались крылатые драконы.

   Черепашки, указывая путь подруге, бросились знакомой дорогой.

   Сигнал локатора постоянно усиливался.

   Эйприл на ходу палила на всякий случай во все стороны из огнемета.

   Наконец они вбежали в тот ужасный зал.

   С локатором была настоящая истерика, он вопил о присутствии где-то здесь девочки.

   Все огляделись, но Несс не заметили. Только покачивались на крепких жгутах из слизи жертвы-колонисты.

   В отчаянии Эйприл опустила глаза, и увидела, что локатор валяется у нее под ногами.

   – Все – воскликнула она. – Нам ее не найти!

   Донателло застонал.

   Силы оставили друзей. Возвращаться они уже не смогут, не успеют до гигантского взрыва, который уничтожит все живое на многие тысячи миль вокруг.

   Все было кончено. Эйприл не хотелось жить.

   Внезапно девушка увидела, как одно из яиц набухло и открылось, словно свежий бутон. Лепестки вывернулись, обнажая мясистую плоть.

   Глаза Несс расширились от ужаса: она уже хорошо знала, что должно последовать за этим.

   Девочка инстинктивно сжалась, насколько ей позволял опутывающий руки и ноги вязкий кокон.

   Полупрозрачная застывшая слизь сильно воняла. У Несс кружилась и болела голова.

   В образовавшейся на верхушке яйца щели что-то зашевелилось. Высунулись, расправляясь, черные лакированные щупальца. Скорпионоподобная тварь перевалилась через край, мокро шлепнулась на пол и приготовилась к прыжку.

   Несс в отчаянии завизжала.

   Несс отвернулась и уткнулась личиком в плечо Донателло, не выдержав взгляда королевы драконов.

   Эйприл медленно подняла ствол винтовки.

   Матка издала громогласный рык, почуяв смертельную опасность для своих детенышей. Она готова была их защищать.

   Черепашки в ужасе замерли, наблюдая, как Эйприл и чудовище смотрят друг другу в глаза.

   Пули ударили по яйцекладу, отрывая его от основания, разбрызгивая во все стороны отвратительную полупрозрачную жидкость.

   Матка издала душераздирающий рык.

   Эйприл была беспощадна: пули летели одна за другой, раня матку, разбрызгивая содержимое только что отложенных яиц.

   Ожесточение подруги передалось и черепашкам-ниндзя. Они крушили все перед собой, бешено вращая в воздухе цепами и нунчаками.

   Они понимали, что если от этого и не зависела их жизнь, то они хотя бы предотвращают сотни будущих смертей.

   Они мстили за друзей.

   Они мстили за хороших веселых ребят.

   Они мстили за смерть родителей маленькой Несс.

   Эйприл пришла в ярость. Она нажала на спуск огнемета и полоснула факелом по черной лоснящейся морде чудовища.

   Матка застонала, движения ее стали активней. Гигантское тело подалось вперед, яйцеклад, который держался на жалких волокнах, оторвался. Оглушительно клацнули огромные челюсти.

   Эйприл пятилась, поливая все огнем.

   – Бежим! – заорал Лео.

   Матка продвигалась вперед. Единственное, что ее сдерживало до сих пор, был яйцеклад.

   После очередного попадания матка жутко завизжала, и рванулась вперед.

   Все побежали.

   Эйприл на ходу кинула назад гранату. Сзади громыхнул взрыв, но из-за дымовой завесы что-то вынырнуло.

   Это была матка. Эйприл выстрелила из винтовки. Бесполезно.

   – Эйприл, бежим! – визжала Несс.

   – Да-да, дорогая, – ответила Эйприл и оглянулась.

   Матка спешила за ними.

   – Микеланджело, мы обязаны что-то придумать, – с трудом удерживая девочку, на бегу выкрикнул Донателло.

   – Надо сказать, что думать некогда! – ответил бегущий Микеланджело.

   – Внимание, внимание. Необходима срочная эвакуация всего персонала. До взрыва осталось четыре минуты.

   Двигаться быстро матка не могла: этого ей не позволяли ее гигантские размеры.

   Эйприл и черепашки бежали со всех ног. У них в который уже раз за последние сутки появилась надежда на спасение.

   Эйприл бросила еще одну гранату. Взрывная волна подогнала беглецов в спину. Матка приходила во все большую ярость. Друзья, задыхаясь от бега, наконец-то добрались до лифта. Створки разъехались в стороны.

   Лео лихорадочно давил на кнопку нужного им этажа, механизмы натужно урчали, но дверь не двигалась с места.

   Сделав большой круг, матка все-таки настигала их. В коридоре появилась ее огромная фигура. Она на бегу рассматривала скорчившихся в маленькой кабинке беглецов – бежать им уже было некуда. Матка издала победный вопль.

   Страшные челюсти раздвинулись. Чудовище приближалось.

   Помощи ждать не приходилось.

   – Прощайте! – воскликнул Лео.

   Вокруг все грохотало, взрывалось и рушилось. Никто не мог сказать, сколько времени прошло с тех пор, когда они слышали последнее предупреждение из селектора. Казалось, что прошла целая вечность.

   В самый последний момент створки лифта сорвались с места и закрылись. Лифт тронулся с места.

   Сверху донесся дикий вопль беснующейся в бессильной злобе матки.

   – …До взрыва осталось две минуты, – ворвались в сознание слова механического голоса.

   Лифт остановился. Внизу, в шахте, что-то взорвалось и полыхнуло пламенем, но это теперь их уже не волновало – они были спасены.

   Беглецы выбежали на открытую площадку и с ужасом увидели, что челнока там нет.

   Пол под ногами раскачивался, все здание, грозя рухнуть, шаталось.

   – Джозеф! – крикнула Эйприл. Голос ее потонул в грохоте взрывов.

   – Все роботы – предатели! – воскликнул Лео. Синтетический человек не стал их ждать, а, спасая свою шкуру, улетел подальше от опасности.

   Они в отчаянии столпились на площадке. Бежать было некуда, столько энергии оказалось растрачено впустую.

   Жить им осталось…

   – … До взрыва остается одна минута. Пол площадки перед ними со страшным грохотом разлетелся от удара снизу. В рваной дыре пролома появилась гигантская бронированная голова матки.

   Эйприл кинула в нее винтовку с огнеметом: в окошках счетчиков боеприпасов давно горели нули.

   Чудовище вылезло, распрямилось и пошло прямо на них.

   Они отступили к самому поручню площадки. Все. Дальше бежать некуда. Сзади-бездна… Но тут из бездны вынырнула кабина челнока, к площадке протянулся трап.

   Долго себя ждать друзья не заставили. Рафаэль последним заскочил в кабину, и перед самой мордой чудовища люк закрылся. Челнок взмыл в небо через провал в крыше.

   – Держитесь! – прокричал Джозеф, включая ускорители на всю мощность. – Приготовьтесь, выходим из атмосферы!

   Никто не успел занять места в креслах – всех распластало по полу от сверхмощной перегрузки.

   В этот момент челнок страшно тряхнуло и швырнуло вперед: на поверхности планеты вспух ослепительный огненный шар гигантских размеров.

ГЛАВА 18. ТЯЖЕЛАЯ ПОБЕДА

   Где-то далеко позади догорали остатки жуткого кошмара.

   Это просто счастье, что еще остались в живых Эйприл, ее друзья и маленькая девочка Несс. Хорошо, что больше не будет новых смертей. Хорошо, что все теперь могут расслабиться и отдохнуть.

   Девочка с огромным интересом разглядывала кабину маленького космического корабля.

   Как много она мечтала об этой минуте. Как много мама ей рассказывала про родную Землю, на которую они должны были вскоре вернуться.

   Сейчас она летит на Землю одна. Но хорошо уже то, что рядом с ней надежные и верные друзья.

   – Извините, что я вас напугал, – отозвался Джозеф. – Мне пришлось сделать несколько кругов, пока я вас обнаружил.

   – Джозеф! – воскликнул Микеланджело. – Ты отлично поработал!

   Эйприл посмотрела на робота с нескрываемой нежностью. Лететь пришлось совсем недолго.

   Ангар космической станции показался всем страшно родным и долгожданным.

   Все с облегчением спустились по трапу. Эйприл подошла к искусственному человеку и сама протянула ему руку:

   – Спасибо, друг!

   Джозеф смутился и хотел что-то ответить, но не успел. Внезапный хлесткий удар тонкого хвоста буквально разорвал его на две части.

   Эйприл, не понимая, что происходит, отшатнулась.

   Из-под обшивки фюзеляжа, из ниши, куда прячутся во время полета шасси корабля, вывалилась разъяренная матка.

   Несс жутко закричала: «Неужели этот кошмар никогда не кончится?!»

   С ненавистью глядя на своих смертельных врагов, матка издала странный звук, очень похожий на хохот.

   – Убегайте! – кричала девочка.

   Матка метнулась в ее сторону, желая схватить самое дорогое для Эйприл и черепашек.

   Донателло прыгнул вперед, прямо под ноги чудовищу.

   Споткнувшись о черепашку, матка со страшным грохотом растянулась на полу. Это ее разъярило еще больше.

   Девочка бросилась бежать. Пытаясь ее заслонить собой, за ней кинулся Донателло.

   Матка подскочила с невероятной прытью и погналась за ними.

   Лео и Рафаэль, обмотав веревки вокруг шасси челнока, метнули ей вдогонку крючья кошек.

   Летательный корабль сильно дернулся, но устоял на месте. Матка снова корчилась от боли на полу.

   В это время Микеланджело засыпал ее ужасные красные глаза градом звездочек.

   Оборвав веревки, матка вскочила на ноги и обвела всех свирепым взглядом. Шутки кончились, наступил момент расправы.

   Черепашки понимали, что никакое искусство ниндзя не поможет им устоять против такого гигантского дракона.

   Матка продолжала обводить всех оценивающим взглядом: она решала, с кого начать.

   Несс удалось открыть люк, ведущий в узкую щель для жидких стоков. Девочка проворно нырнула в него, закрыла за собой металлическую решетку.

   Чудовище устремилось за ней. Несс в ужасе сжалась в узкой щели, где невозможно было даже стать на корточки.

   Матка зарычала. Она не видела девочку, но хорошо чувствовала, что та где-то рядом.

   Со злостью чудовище ударило когтистой лапой об пол, пытаясь сорвать металлические решетки. Несс завизжала. Она прекрасно понимала, что этого делать нельзя, но не могла себя сдержать: слишком близко от нее тыкались в отверстия чудовищные когти.

   Несс вся сжалась, в ужасе ожидая прикосновения чудовищных лап, но жужжание открывающейся двери заставило матку отвлечься.

   Дверь ангара открылась.

   Оттуда, с тяжелым грохотом ступая по полу, вышел автопогрузчик. Сверху, привлекая внимание чудовища, мелькал проблесковый маячок оранжевого цвета.

   Дверь со стуком опустилась, отрезав для Эйприл все пути к отступлению.

   – Ну, а теперь посмотрим, кто кого! – с ненавистью проговорила девушка, глядя на матку из кабины манипулятора.

   Не отводя друг от друга ненавистных взглядов, они стали медленно сходиться.

   Черепашки невольно оказались свидетелями смертельного боя. Самое страшное для них было то, что они ничем не могли в данный момент помочь своей подруге.

   Эйприл оставалось одно: победить или погибнуть самой.

   Чудовище, вложив в прыжок все свои силы, ринулось на Эйприл.

   Девушка с ювелирной точностью управляла длинными механическими руками.

   Клешни пришли в движение и сжали тело матки в железных объятиях.

   Эйприл хотела сначала раздавить ненавистное чудовище крепкими стальными лапами погрузчика, но в последний момент она одумалась, решив, что кислота может прожечь обшивку корпуса корабля и разгерметизировать отсек.

   Крепко зажатая в металлических клешнях, матка продолжала бороться. Ее тонкий хвост молотил по кабине погрузчика, угрожая нанести страшный удар Эйприл.

   Тогда девушка нажала несколько кнопок, и навстречу оскаленной морде ударило пламя газовой горелки. Чудовище завизжало, извиваясь и пытаясь увернуться от безжалостного голубого пламени.

   Другой код на пульте микропроцессора – и матка свалилась на пол.

   – «А теперь берегись!» – подумала Эйприл, схватив снова чудовище, на этот раз за хребет.

   – Ребята, – крикнула она черепашкам, – открывайте шлюз! И держитесь!

   Ниндзя, как завороженные, наблюдали за боем гигантов. Первым пришел в себя Рафаэль. Он обвязался свободным концом оборванной веревки и бросился к пульту управления.

   – Держись! – предупредил он и набрал нужный код.

   Створки люка разошлись, открывая шахту шлюзового отсека. Люк, который вел в открытый космос, пока был закрыт.

   Эйприл стала на краю шахты и швырнула в нее извивающуюся матку. Чудовище завизжало, но в последний момент успело ухватиться цепким сильным хвостом за одну из ног автопогрузчика, увлекая его за собой.

   «Ну, это уже точно все!» – зажмурилась девушка.

   Погрузчик, повернувшись боком, застрял. Эйприл успела выскочить из кабины и вцепиться в металлические скобы лестницы, которая вела наверх.

   Погрузчик, немного покачавшись, провалился вниз, но в последний момент чудовище передней лапой сумело схватить девушку за ногу, чуть выше щиколотки.

   Эйприл из последних сил держалась за металлический прут. В этот момент автоматически открылись наружные двери шлюза.

   Из-за жуткого перепада давления вся атмосфера, находящаяся внутри корабля, со страшным воем рванула наружу.

   Несс буквально выбросило из ее убежища, и она, как пушинка, понеслась к выходу. В последний момент ее успел схватить привязанный веревкой Донателло.

   Рафаэля тоже отбросило от пульта, а поэтому над всеми нависла опасность задохнуться: еще секунд тридцать такого ветра, и внутри корабля не останется и молекулы кислорода.

   В первые мгновения Эйприл показалось, что ее сейчас разорвет на части, но внезапно наступила легкость: погрузчик с грохотом вылетел в открытый космос, увлекая за собой королеву драконов.

   Оставалась последняя трудность: необходимо было закрыть наружные створки шлюзового отсека.

   Сдуваемая ужасным ветром, Эйприл, буквально впиваясь в каждый сантиметр пространства, стала подтягиваться вверх.

   Неимоверным усилием рук и ног ей это все-таки удалось и она перегнулась за край пропасти. Рядом, держась одной рукой, колыхались на ветру останки робота Джозефа.

   Эйприл откинула крышку аварийного щитка и нажала на красную кнопку.

   Внезапно наступила полная тишина: шахта шлюзового отсека закрылась.

   Эйприл откинулась на спину. Казалось, теперь никакая сила на свете не способна будет сдвинуть ее с места.

   – Совсем неплохо для настоящего человека! – улыбаясь, похвалил ее Джозеф.

ГЛАВА 19. ДОМОЙ!

   Несс сидела на краю анабиозной камеры.

   – Ложись! – уговаривал ее Донателло. – Маленьким детям давно пора спать.

   – Донателло! – тихо позвала девочка, глядя ему прямо в глаза. – А что будет с Ван Норденом?

   – Ты не должна волноваться – он в безопасности. Сейчас он спит глубоким сном, а когда мы вернемся на Землю, там его сразу же положат в больницу и быстро вылечат.

   – Скажи, – не унималась девочка, – а бедный Джозеф погиб?

   – Нет, он не погиб. Как ты сама должна понимать, он не настоящий человек, а искусственный. Мы просто отключили ему питание до возвращения домой. А там его просто-напросто починят. Такого робота непременно починят! – заверил он сам себя.

   – Ну, хорошо, – девочка успокоилась и вытянулась на постели. – Только ты не уходи, пока я не засну. Расскажи мне, пожалуйста, сказку.

   – Эге! – почесал затылок Донателло. – А про что?

   – Любую… – голос Несс задрожал. – Только не про драконов!

   – Хорошо, – согласился Донателло. – Я расскажу тебе не сказку, а самую взаправдашнюю правду. Но для тебя она будет как сказка. Я расскажу тебе про планету Земля!

   Девочка, свернувшись калачиком, давно мирно посапывала, а Донателло, не замечая ничего перед собой, тихо рассказывал:

   – Когда мы будем подлетать к дому, ты увидишь, что из космоса наша планета голубая. Именно поэтому предки с давних времен называли Землю – Голубая планета…

   В огромном зале, заставленном аппаратурой и с гигантскими экранами вдоль стен, эхом разносился противный визгливый голос.

   Перед отвратительным монстром, со встроенным контейнером в области живота, склонив голову, стоял черный космический рыцарь. Лицо его было закрыто блестящим стальным забралом, на латах во все стороны торчали острые шипы. Открытыми оставались только холодные злые глаза.

   – Ты безмозглый глупец, Шреддер! – брызжа слюной, кричало отвратительное чудовище, которое располагалось внутри контейнера с прозрачной передней стенкой. – Тебе нельзя доверять никаких серьезных дел, никаких! Ты загубил многолетний труд лучших ученых Вселенной! Сколько денег пущено на ветер, сколько неимоверных усилий, сколько времени потеряно!

   Рыцарь пытался сказать хоть слово в свое оправдание, но Повелитель не давал ему даже раскрыть рот.

   – Молчать! – визжал монстр. – Из-за тебя уничтожены наши милые дракончики, наши чаяния и надежды, наши пупсики и красавчики! Тебе нет оправдания! Как мог ты допустить такое! Ты – жалкий и бессильный человечек!

   На какое-то мгновение в зале наступила тишина. Было слышно только тихое урчание аппаратуры.

   – Я больше не нуждаюсь в таком военачальнике. Тебе нельзя доверить даже стадо коров! – голос уродца снова сорвался на визг.

   – Поверьте мне в последний раз, о мой Повелитель, – просил Шреддер, низко опустив голову, – и я сотру этих жалких зеленых террористов в порошок!

   – В порошок? – засмеялся Повелитель. – Мне жалко тебя, гнусный бездельник. Если я еще хоть раз поверю тебе, то в порошок сотрут нас!

   Тело-контейнер выставило вперед коротенькую недоразвитую ручку.

   – А поэтому я решил окончательно и бесповоротно разжаловать тебя. Отныне ты никакой не полковник, а мой жалкий слуга! На, надень это вместо шлема, которым ты все равно способен только ворон пугать! – и Повелитель кинул в лицо Шреддера пестрый шутовской колпак.

   – Ну вот, все и закончено! – тяжко вздохнул Микеланджело. – Как жалко этих веселых, бестолковых, молодых, красивых и очень добрых ребят!

   – Одно утешение: никто из них не погиб, как трус, а все отдали свою жизнь, как настоящие герои, – поддержал его Лео.

   – Один только гнусный предатель, этот представитель Компании! – не согласился Рафаэль.

   – Про него мне даже и думать противно! – воскликнула Эйприл.

   – Я когда вспоминаю наши забавные штучки, которые мы так любили конструировать на Земле, – вступил в разговор Донателло, – то мне становится немного тоскливо. Все это – кустарщина и самодеятельность. Разве можно это сравнивать с космическим кораблем?!

   – Я тоже люблю все самое современное… – проговорил Лео.

   – Не забывайте, что мы – ниндзя! – устыдил их Микеланджело.

   – Но ведь мы и не забываем! – не согласился Лео. – Просто мы все полюбили космос и космические корабли.

   – И еще мы поняли, – поддержал его Рафаэль, – что для успешной борьбы с Повелителем и полковником Шреддером нельзя отсиживаться дома и ждать удара? Надо всегда быть на передних рубежах.

   – Наверное, вы правы, – согласился Микеланджело. – Ведь передние рубежи с каждым годом переносятся все глубже и глубже в космос! Мы не должны уступать завоеванные позиции.

   – Милые мои черепашки! – обратилась Эйприл к друзьям. – Я с радостью слышу, что вы собираетесь стать постоянными членами моего экипажа.

   – Ты угадала, Эйприл.

   – Я просто счастлива! Когда вы рядом, я ничего не боюсь!

   – Но когда рядом ты, мы тоже ничего не боимся!

   – Один за всех! – воскликнул Микеланджело.

   – Все за одного! – дружно ответили остальные черепашки.

   – На этот раз их поддержала и Эйприл.

   – А теперь – все спать! – скомандовал шутя Микеланджело. – Дело сделано, можно и отдохнуть.

   – Чтобы набраться сил для нового боя! – воскликнула Эйприл.

   – Но с кем? – удивился Лео. – Ведь драконы все уничтожены!

   – Но остались еще драконы на Земле. Драконы, именующие себя «представителями Компании».

   В необъятных просторах Вселенной плыл грозный военный космический корабль. Экипаж спал после невероятных и ужасных приключений. Спал робот Джозеф, его ждала починка. Спал капрал Ван Норден, его ожидало лечение. Спала маленькая девочка Несс, ей предстояла сказочная встреча.

   Спала измученная Эйприл.

   Спали легендарные герои – черепашки-ниндзя. Впереди по курсу лежала планета Земля. Впереди их ожидали новые подвиги и приключения.