Сметая все барьеры

Элизабет Харбисон

Аннотация

   Молодой политик и нефтяной магнат делает предложение белокурой красавице – она так соответствует его представлению об идеальной американской девушке из народа и должна понравиться избирателям, а это значит, что он победит на выборах. Но победила любовь.




Элизабет Харбисон
Сметая все барьеры

ГЛАВА ПЕРВАЯ

   – Двадцать девять лет прожить в этом городишке!

   – Тридцать. Мне стукнуло тридцать в прошлом месяце.

   – Тем более! Но теперь ты выберешься отсюда, Джолин! Милочка, жизнь не так уж плоха. Именно об этом всегда мечтала твоя матушка, уж я-то знаю. Ох, как я счастлива, просто слов не найду! Это ведь надо же, выйти замуж за Карла Лэндона! Только подумать, детка, тебе не придется больше работать! – радостно причитала Мардж.

   Джолин Уилер смахнула тыльной стороной руки слезу со щеки.

   – Мардж, я еще не сказала, что пойду за него. – Она ухватилась за эту мысль. – Да я даже не уверена, что мне стоит ехать с ним в Даллас так надолго!

   Джолин поджала губы и покачала головой. Мардж и все остальные девушки из «Домашнего ресторанчика», разумеется, уверены, что она безумно рада выбраться из этой дешевой забегаловки, пропахшей гамбургерами и жареным луком. От этого привязчивого запаха нельзя было избавиться, хоть мойся всю ночь напролет.

   Мардж положила руки на плечи Джолин и прижалась щекой к ее груди.

   – Джо, милочка, послушай-ка, что я тебе скажу, – горячо зашептала она. – Перед самой смертью твоя покойная матушка призналась мне, что больше всего на свете боится, как бы ты не проторчала в этом Богом забытом городишке всю свою жизнь. Она сама с радостью удрала бы отсюда, да Господь прибрал ее прежде, чем сбылось ее желание. – Голубые глаза Мардж наполнились слезами. – Коли тебе выпала такая удача, глупо ее упускать из-за каких-то там фантазий о любви.

   Джолин кисло улыбнулась и нежно погладила старую подругу матери по морщинистой щеке.

   – Мардж, неужели хотеть любить человека, за которого выходишь замуж, такая уж непозволительная фантазия?

   Мардж фыркнула и, подняв подбородок, снисходительно произнесла, будто обращаясь к маленькой девочке, хотя Джолин была на добрых пять дюймов выше ее.

   – Да еще какая, если это мешает выйти замуж за нефтяного магната!

   – А разве я сказала, что не хочу выходить замуж? – отозвалась Джолин, подойдя к музыкальному автомату в углу. В этот ранний час посетителей еще не было. – Мне просто нужно немного времени, чтобы убедиться, что это – любовь, а не что-нибудь еще.

   – Да что бы это ни было, нельзя отказываться от такого предложения!

   – Посмотрим. – Джолин вытащила из кармана перстень с огромным бриллиантом и сапфирами, который Карл подарил ей в знак своей любви, взглянула на него и со вздохом засунула обратно. – Знаешь, Мардж, я как подумаю, что придется все лето проторчать на их семейном ранчо в Далласе… мне становится не по себе… неудобно, понимаешь? – Не найдя денег, она нажала кнопку и стукнула кулаком по видавшему виды музыкальному автомату. Зазвучала песенка «Безумие» Пэтси Клайн.

   – Что ты мелешь! Неудобно? Как тебе может быть неудобно в красивом большом доме с кондиционером? – нахмурившись, воскликнула Мардж.

   Джолин ответить не успела, за ее спиной звякнул колокольчик. Обе женщины повернулись к двери, и Джолин машинально расправила свою холщовую юбку.

   В ресторанчик вошел высокий стройный мужчина лет тридцати, темноволосый и светлоглазый. Он был похож на заблудившегося героя из шикарного киноромана.

   На нем были потертые джинсы и белая хлопчатобумажная рубашка самого высокого качества, хотя он и носил ее, закатав рукава, так небрежно, как будто это была футболка. Хороший вкус и небрежность очаровательно сочетались в нем в нужных пропорциях. Под рубашкой, которая слегка топорщилась на плечах, угадывались мощные мышцы.

   Джолин и в голову не могло прийти, что она сама стала предметом пристального внимания необычного посетителя. Тот нашел ее на редкость привлекательной и вполне соответствующей самым высоким мировым стандартам.

   Джолин поймала себя на том, что стоит затаив дыхание, и медленно выдохнула. Все страхи по поводу замужества, которые она старательно отгоняла последнее время, тотчас возникли снова. Надо же было судьбе так распорядиться, что ей встретился мужчина ее мечты как раз в тот момент, когда она пыталась убедить саму себя, что сможет полюбить Карла. Господи, до чего красив этот незнакомец! Ни дать ни взять американский Адонис, настоящий мужчина с рекламы «Мальборо», только без сигарет.

   Должно быть, мираж!

   – Вы ранняя пташка, – прервала неловкое молчание Мардж.

   Он обернулся к ней.

   – Я ищу Джулию Уилер, – сказал он. Какой у него мягкий и мужественный голос! Через секунду он опять, но уже более пристально, посмотрел на Джолин.

   – Джо… – начала было Джолин, но Мардж толкнула ее локтем в бок.

   – А что вам за дело до этой Джулии Уилер? – воинственно спросила она, скрестив руки на груди.

   Мужчина насмешливо приподнял густые брови.

   – Я должен отвезти ее кое-куда. – Уголки его красивого рта были подозрительно сжаты, он очень старался оставаться серьезным, а Джолин так и подмывало рассмеяться, хотя сердце у нее ушло в пятки. Незнакомец внимательно посмотрел на Джолин, и в его глазах она увидела молчаливое одобрение.

   Джолин показалось, что она давно знала этого человека. Прежде ей никогда не доводилось испытывать такое чувство душевной близости, и теперь она растерялась.

   – Мне жаль, но тут нет никакой Джулии Уилер, – осторожно проговорила девушка, не обращая внимания на многозначительные взгляды Мардж.

   Но та опять толкнула ее локтем в бок, на этот раз сильнее, и она замолчала.

   – Я думаю, здесь какая-то ошибка, – улыбнулся незнакомец. Достав из заднего кармана джинсов небольшой листок бумаги, он сказал: – Не мог же Карл ошибиться.

   – Карл? – быстро переспросила Джолин. Улыбка исчезла, словно капля воды на раскаленной сковородке. Ее сердце забилось сильнее. Не может быть. Неужели этот парень, в которого она готова была влюбиться, друг Карла? Какое невезение!

   – Карл Лэндон, – сказал он.

   Незаданный вопрос повис в воздухе.

   Краешком глаза Джолин видела, что часы на стене показывают половину четвертого. Карл должен был приехать за ней полчаса назад, и она знала, что опаздывать не в его привычках.

   – С ним что-то случилось? – вскрикнула она.

   Может, я его сглазила, заявив Мардж, что не уверена в своих чувствах? А вдобавок беспардонно восхищалась незнакомцем, будто не должна вот-вот начать новую жизнь с Карлом.

   Мужчина опять приподнял бровь и скептически оглядел Джолин.

   – Может быть, вы все-таки знаете Джулию Уилер?

   – Это я, если вы имеете в виду Джолин Уилер, – выпалила девушка на одном дыхании и закусила нижнюю губу. – Меня зовут Джолин.

   Его глаза распахнулись в непритворном удивлении, прямые черные брови сошлись на переносице.

   – Прошу меня извинить за эту ошибку, Джолин. Теперь понятно, почему вы не сразу поняли, кого я ищу.

   Искра взаимного интереса, которая вспыхнула между ними всего несколько минут назад, зашипела, как спичка, брошенная в воду. Он смеется надо мной! – решила Джолин.

   Она почувствовала, как в ней поднимается волна гнева, но постаралась не дать ему волю.

   – Так что с Карлом? – К горлу девушки подкатил комок. – Он должен был забрать меня отсюда полчаса назад. С ним, верно, что-то случилось?

   – Нет, нет. Утром ему пришлось улететь в Монте-Карло, разумеется, по делам. – В этой фразе звучал почти сарказм. – Он попросил меня заехать за вами и отвезти на ранчо… – Мужчина пожал плечами и развел руками. – Что, собственно, я и делаю. Вы готовы?

   Джолин выпрямилась.

   – А вы кто?

   – Джейк.

   – Джейк?..

   – Его брат. – Он коротко улыбнулся, обнажив невероятно ровные белые зубы, такие же, как у Карла. Только у Джейка они выглядели как-то более естественно. – Пожалуйста, не говорите, что он никогда не упоминал обо мне, – произнес он тоном, в котором не было и тени удивления.

   – Нет, – ответила Джолин, нахмурившись. Брат Карла? Мужчина, в которого она с первого взгляда влюбилась, – брат Карла? Вот уж не повезло так не повезло! Прекрасный незнакомец был недосягаем и потому еще более желанен. Запретный плод всегда сладок. – Я не слыхала, чтобы Карл когда-нибудь говорил о вас, – произнесла Джолин, совладав с волнением.

   – Зато о вас точно говорилось в «National Intruder! – вмешалась Мардж, кивая и почесывая подбородок. – Провалиться мне на этом месте, я уверена, что видела где-то раньше ваше лицо. Я слышала, вы – блудный сын из семейства Лэндонов. Говорят, вы дали обет и стали монахом где-то на Тибете.

   Джейк кисло улыбнулся:

   – Слухи о моем обете сильно преувеличены. Я всего лишь зашел на обед к монахам. Даже, скорее, на завтрак.

   Джолин заметила, что его глаза чуть потемнели при этом, и тут же упрекнула себя, что слишком внимательно следит за ним.

   – Я так и не поняла, почему Карл прислал вас, вместо того чтобы самому сообщить мне о своем отъезде, – недовольным тоном произнесла Джолин.

   Джейк холодно улыбнулся и снова пожал плечами.

   – Надо знать Карла. – Он взглянул на ее сумку и чемодан: – Это все, что вы берете с собой? – и направился к ним.

   – Я сама возьму их, – поспешила сказать Джо.

   Он поднял руки, как будто сдавался:

   – Ладно, ладно. Я не хотел обидеть вас. – Он остановился. – Пойду подгоню машину к дверям.

   – У меня своя машина. – Интересно, доберется ли ее старая развалюха от Альвиры до западного Далласа? Сначала-то Джолин собиралась ехать вместе с Карлом. Он настаивал, чтобы она воспользовалась одной из его машин. Ну, что ж, возьмет свою машину, а там где-нибудь ее оставит в стороне от дороги. Все лучше, чем ехать в одной машине с Джейком Лэндоном или любым другим чужаком, рассуждала девушка. – Вон она.

   Он посмотрел в том направлении, куда она указала, потом опять взглянул на нее и покачал головой.

   – Путь не близкий, – сказал он с сомнением.

   – Я знаю.

   – Сегодня на солнце обещали больше сорока градусов. В этой колымаге есть кондиционер?

   – Можно открыть окна.

   Он смотрел на нее еще мгновение, затем кивнул.

   – Ладно, дело ваше. Будете следовать за мной.

   – Вот и замечательно, – дерзко отозвалась Джолин. В душе она немного робела перед красивым братом Карла, и всеми силами старалась скрыть это.

   Он молча смотрел на нее еще некоторое время, видимо давая ей последнюю возможность передумать, потом сказал:

   – Я пойду подгоню машину поближе, и вы можете выходить.

   Джолин кивнула и глубоко вздохнула, когда он двинулся к выходу.

   – Я сейчас выйду.

   Она повернулась к Мардж:

   – Не нравится мне это.

   – Ай, да ладно! – отмахнулась Мардж. – И вот что я тебе скажу: поезжай с ним. Ты же знаешь, на твою машину нельзя полагаться.

   – Сейчас я больше уверена в своей машине, чем… чем… – она хотела сказать «в себе», но, сообразив, что Мардж испугается ее слов, продолжила: —…чем в каком-то чужаке, о котором я раньше слыхом не слыхивала.

   – Это же брат Карла, что может с тобой случиться? Чего ты боишься?

   Джолин посмотрела вслед выходящему из ресторанчика Джейку. Ладная фигура, джинсы сидят как влитые, рубашка туго обтягивает плечи и свободно лежит на узкой талии – трудно выглядеть сексуальнее!

   – Да ничего я не боюсь! А что может случиться? – В тоне Джолин прозвучало некоторое разочарование.

   Мардж, должно быть, заметила напряжение девушки и ласково обняла ее за плечи.

   – Послушай, ты словно палку проглотила. Не волнуйся так.

   – Как же мне не волноваться, если я, может быть, совершаю самую большую ошибку в жизни! А кроме того, жаль оставлять мою уютную квартирку и бросать все это… – Она оглянулась вокруг и улыбнулась. – Это конечно, не лучшее место в мире, но оно стало мне таким родным.

   – Если что, мы всегда встретим тебя с любовью, – взволнованно заверила ее Мардж. – Ты же знаешь, и работа, и место в моем доме – они от тебя никуда не денутся.

   Джолин посмотрела на нее сквозь слезы, застилавшие глаза, и ласково погладила по руке добрую женщину, которая много лет заменяла ей мать.

   – Спасибо, Мардж. Твои слова много для меня значат.

   Мардж шумно зашмыгала носом.

   – Ну, полно. Тебе не придется возвращаться сюда, милочка. Ты сейчас выйдешь в эту дверь и начнешь новую жизнь.

   – Ты хочешь сказать…

   – Я хочу сказать – ступай! Волков бояться – в лес не ходить! – Она подняла брови; это движение было хорошо знакомо девушке, оно значило, что спор окончен. – Теперь давай отсюда, и пришли мне открытку из Далласа.

   Волков бояться – в лес не ходить! Это правда. Банально, но верно. Джолин расправила плечи и глянула из дверей на Джейка.

   – Поеду, – сказала она, поворачиваясь к Мардж. – И сделаю все, что смогу, вдруг и впрямь мне повезет!

   Джейк медленно шел к своему джипу и боролся с желанием обернуться и посмотреть на Джолин Уилер.

   В ней было что-то такое… какое бы подобрать слово? Близкое. Непонятно почему, ему казалось, что он знает ее. Нет, брат явно недооценивает ее, в ней намного больше энергии, чем предполагает Карл. Впрочем, может быть, он и выдает желаемое за действительное. Ему не впервой ошибаться в людях.

   Джейк глубоко вздохнул и оглянулся. Две женщины обнимались на прощание возле дверей. Им вдруг овладело странное чувство, какое-то неодолимое влечение к Джолин (он мог бы поклясться, что Карл назвал ее Джулией). Двое среди толпы – как в старых фильмах…

   У нее был приятный голос с удивительно мягким, успокаивающим тембром, как у флейты, играющей колыбельную. И легкий цветочный запах ее духов опьянял и привлекал его, как манит пчел знакомый цветок. Впрочем, и чарующий голос, и милое лицо, и тонкий аромат – все это прекрасно, но главное заключалось в другом: в ней было еще что-то особое, неуловимое, что вызывало у него властное желание быть рядом с ней.

   Он отогнал эти мысли прочь. Зачем пытаться определить это «что-то особое»? Какая разница, ведь она едет на ранчо к Карлу. И между прочим, собирается выйти за него замуж.

   Черт, кто бы мог подумать, что Карл зайдет так далеко в своем желании стать губернатором… Джейк встряхнул головой. Что там говорил Карл? Найти какую-нибудь неизвестную красивую девушку, чтобы он мог приодеть ее и вылепить из нее то, что захочет… «Ну, знаешь, такая типичная американская девушка из захолустья, – сказал он. – Если я вытащу Золушку из Богом забытого городишка, я мигом заделаюсь героем в глазах трудового населения.

   Поглощенный собой и своей карьерой, Карл считал такое устройство личной жизни нормальным для политика. По крайней мере ему казалось, что это наилучший способ добиться популярности среди избирателей-рабочих. Для них он был нефтяной магнат, родившийся богачом, который не зарабатывал деньги своим трудом. Это было не совсем так. Но избирателям разве все объяснишь? Чужак он и есть чужак.

   Джейк остановился возле машины и обернулся, когда услышал позвякивание колокольчика. Из дверей кафе вышла Джолин со стареньким, видавшим виды чемоданчиком и большой кожаной сумкой, переброшенной через плечо.

   Джолин шла, не подымая глаз, и он мог ее рассмотреть.

   Он снова обратил внимание на то, как крепко она была сложена. Крепышка – так пренебрежительно отозвалась бы о ней его мать. Такие фигуры сейчас не в моде. Но это шло девушке, придавая ей очаровательную сексуальность.

   Со светлыми, белесыми волосами она могла бы при желании выглядеть точно как журнальные красотки 50-х годов, но явно не пыталась выглядеть ярко, предпочитая простые прически: должно быть, или просто распускала волосы, или, как сейчас, стягивала их в хвост обычной резинкой.

   Несмотря на свой непритязательный наряд, она была очень мила. Ее простая юбка и скромная рубашка с короткими рукавами не привлекали внимания ни к груди, ни к стройным ногам. Джейку это понравилось. Есть простор для воображения.

   Впрочем, его это не касается. Каковы бы ни были причины, побудившие Карла выбрать именно эту девушку, она принадлежит ему. Джейк был не из тех парней, что зарятся на чужих невест.

   Неважно, насколько она привлекательна. Не имеет значения, что у нее полные губы, а глаза излучают нежность.

   Жаль только, что девушка, видимо, не знает, во что впутывается. Возможно, она даже представить себе не может, что значит быть женой политика Карла Лэндона.

   Джейк теперь прекрасно понял, что имел в виду Карл, когда говорил, что в выбранной им девушке заложен огромный «потенциал». Ему не нравился такой подход, но что правда, то правда. Джолин обладала тем не поддающимся определению качеством, которое создает легендарных звезд кино: какой-то внутренний свет приковывал к ней взгляд.

   Славная девушка, подумал Джейк. Глаза ее чистого голубого цвета смотрели по-детски доверчиво из-под невероятно длинных густых ресниц. Изящно изогнутые брови, открытый и умный взгляд… Подбородок, довольно решительный, слегка закругленный, свидетельствовал о твердости характера, а все вместе пленяло женственностью. Возможно, Карл будет морить ее диетой, отметил про себя Джейк.

   Как все плохо складывается, думал Джейк, наблюдая, как Джолин оборачивается и машет рукой женщине в дверях. Неужели она действительно влюблена в Карла? Кто ей скажет, что мечты Золушки ведут ее прямо к краху всех надежд, которые она связывает с Карлом?

   – Я уже готова, а вы? – воскликнула она, отрывая его от раздумий.

   Джейк взглянул на ее старую развалюху. Протекторы на задних покрышках стерты, от машины несет бензином.

   – Вы уверены, что не хотите ехать вместе со мной? – спросил он небрежно.

   Джолин решила, что он посмеивается над ней, поэтому рывком открыла проржавевшую дверцу машины, затащила на потертое заднее сиденье чемодан, на переднее бросила сумку и, повернувшись к Джейку, немного застенчиво пожала плечами и твердо сказала:

   – Я поеду на своей.

   Как будто в ответ ей, боковое зеркало наполовину выпало из держателя. Джолин премило наморщила лоб.

   Очарованный выражением ее лица, Джейк улыбнулся. Он окончательно убедился, что в этой женщине есть шарм. Детская непосредственность сочеталась в ней с женской зрелостью.

   – А ваша машина знает, что вы собрались отмахать на ней сто десять миль?

   – Это хорошая старая американская машина. – Она метнула на своего собеседника недовольный взгляд и кое-как вставила зеркало на место. – Такие не ломаются.

   – Я знаю множество паршивых старых американских машин.

   Она остановилась возле дверцы и посмотрела на него поверх крыши. Он заметил, что она покраснела.

   Ему стало не по себе оттого, что он обидел ее.

   – Даже у меня была пара неприятностей с моей старой Бесси, – поспешно заметил он и похлопал по своему джипу. Неловкая пауза затянулась.

   – Ну, я буду сзади на тот случай, если с вашей машиной что-то случится, – сказала Джолин со слабой улыбкой. Джейк не мог бы с уверенностью сказать, она грустно пошутила в свой адрес или иронизировала над ним. Но ему понравилось, как она это сказала.

   Джейк наблюдал, как Джолин забралась в машину. Усевшись на продавленное водительское сиденье, она затянула ремень безопасности на груди, опустила стекла, чтобы проветрить машину, и взялась за обжигающий, нагретый солнцем руль. Двигатель несколько раз чихнул и заглох. Машина завелась только с третьей попытки. После этого Джейк на своем джипе выехал вперед, и начался долгий путь в Даллас.

   Джейка не покидало ощущение, что эта асфальтовая полоса, ведущая в Даллас, не сравнится ни с одной другой дорогой. Она могла определить его будущее и испытать его братские чувства.

ГЛАВА ВТОРАЯ

   – Чертова колымага, – пробормотала Джо, с трудом приведя машину в движение и выруливая на дорогу. Через открытые окна горячий, пыльный воздух быстро наполнил салон, и в нем стало жарко, как в сауне. На лбу Джолин крупным бисером выступил пот.

   Она взглянула в зеркало заднего вида и пришла в ужас, увидев собственное отражение.

   – Да уж, я, наверное, произвела потрясающее впечатление на брата Карла. Ладно, Джейк, еще ничего не потеряно. – Она поменяла положение рук на руле и крепче сжала его. – Я справлюсь, у меня получится. Я смогу сделать Карла счастливым. Я научусь быть шикарной дамой.

   Следуя за машиной Джейка, она думала о том, что Карл, хотя и неоднократно упоминал своего брата, ни разу не называл его по имени. Хотелось бы знать, почему. В его голосе не было никакой горечи или намека на то, что между ними не все ладно. Похоже, он не считает Джейка настолько важным, чтобы тратить время на разговоры о нем.

   Тут она задумалась. Сколько же Карл говорил о ней, если Джейк решил, что ее зовут Джулией? Она постаралась отогнать эту мысль. Может быть, это все следствие их отношений с Джейком, но никак не связано с его чувствами к ней. Разве он настаивал бы на том, чтобы жениться на ней, если бы не был по уши влюблен в нее?

   А почему ты собираешься за него замуж, если не влюблена в него? – озадачил ее внутренний голос.

   «Я не скрывала от него свои чувства, – ответила она голосу. – Я вовсе не скрывала, что не уверена в них. Это он настоял на том, чтобы я поехала к нему в гости на лето и познакомилась с семьей».

   Ты едешь, потому что все ждут этого от тебя.

   «Да я делаю это, потому что я так хочу! Я делаю это потому, что, получай я столько же, сколько раньше, мне понадобилось бы еще двенадцать лет, чтобы окончить школу и что-то сделать в жизни. Я иду на это, потому что Карл в самом деле милый парень, и он мне очень нравится, и у нас может быть будущее».

   Что, ты – в качестве жены политика? Несчастная!

   «Ну и что? – Она уже думала об этом. – Так я смогу помогать людям. И рожу много детей, зная, что они будут накормлены и одеты».

   А как же любовь?

   Этот вопрос всегда ставил ее в тупик. «Любовь… есть разные виды любви. Например, любовь как уважение и товарищество». Иногда ей удавалось произнести это искренне, и тогда она почти верила своим словам. «Ума не приложу, почему все носятся с этой любовью? Как бы там ни было, все говорят, что она в конце концов проходит».

   Она включила радио, чтобы отвлечься. Передавали прогноз погоды – ожидался штормовой ветер и приближение торнадо. Она переключилась на другой канал, там Стивен Стилс советовал в песне: «Люби его». Она ткнула другую кнопку и услышала старую песню про поезд.

   Это она могла слушать.

   Джейк помигал поворотником, сворачивая на автостраду, и Джолин на секунду затаила дыхание. Поворот был нелегким испытанием для ее старой машины. Температура снаружи приближалась к сорока градусам, и до вечерней прохлады еще далеко. Она взглянула на показания термометра на приборной доске: пока все в норме. Она вздохнула. Авось, все будет хорошо.

   Джип Джейка ровно влился в поток машин и сразу же набрал скорость. Джолин чуть ли не вдавила педаль газа в пол и стала молиться, чтобы скорость оказалась достаточной и она сумела бы проскочить перед стремительно приближающимися автомобилями. В ответ на это машина задребезжала и задергалась.

   Ей придется терпеть это всю дорогу до Далласа. Она вдруг поняла, что от поведения машины зависит ее уверенность в себе.

   Джейк сказал, что есть много отвратительных американских машин. Ей пришлось согласиться с этим. Что правда, то правда, но в наши дни на дорогах не часто увидишь такие развалюхи. И все равно, какое право он имел насмехаться над ее машиной! А у нее, к сожалению, не хватило смелости ответить ему достойно, стояла как дура и хлопала глазами!

   Эту чертову привычку молча сносить обиды трудно побороть. Мать приучала ее к этому с детства. Порой было так мучительно больно смотреть, как посетители обращаются с ее матерью, – выносить это было намного тяжелее, чем самой терпеть подобное унижение, когда она стала официанткой.

   Что бы сказала мать, если бы узнала, что те восемь тысяч долларов, которые она накопила, отказывая себе во всем, едва покроют расходы на ее похороны.

   «Я знаю, что потратила эти деньги не совсем так, как ты хотела, мамочка, – голос Джолин дрогнул, в горле у нее стоял ком. – Но все-таки похороны были такими красивыми». Что сделано, того не воротишь. Мысли ее приняли другое направление.

   Да, теперь ее мать гордилась бы своей дочерью. Ведь этот Лэндон, наследник огромного состояния, не только проявил к ней интерес, но захотел жениться на ней!

   Что это она о себе возомнила, сказав ему, что подумает над его предложением? Все вокруг были убеждены, что она безумно рада такому обороту дела.

   Что касается Карла, то он-то уж не сомневался, что каждая девушка будет счастлива стать его женой. У него есть все, что только можно пожелать. Нефтяной магнат. Известный политик. Его семья одна из самых уважаемых в штате. Кроме всего прочего, он очень красив. Почему же она колеблется?

   Но по крайней мере она честно попросила его подождать, пока не убедится, что брак не будет для них ошибкой. Именно для того и едет на ранчо, чтобы увериться, что она подходит ему, а он – ей. Неважно, что там говорит Мардж, любовь необходима для брака.

   Джейк помигал поворотником, и Джолин перестроилась вслед за ним на среднюю полосу. Она снова подумала о своем внезапном увлечении. Наверняка это просто минутное увлечение. А может, лишнее доказательство того, что она безболезненно войдет в семью Лэндон.

   Хорошо бы!

   Она вздохнула. Даже вид спины Джейка привлекал ее внимание. Он так отличался от Карла. Карл иногда выглядел слишком безупречно – от покроя костюма до блеска ботинок. Его ослепительная улыбка напоминала рекламу зубной пасты. Его густая черная шевелюра всегда уложена волос к волосу, цвет лица здоровее не бывает, даже одежда у него, похоже, никогда не мнется!

   Джолин вспомнила свое первое впечатление от Джейка, когда тот вошел в их ресторанчик. Его внешность не отличалась чеканностью форм и линий, как у Карла, но даже маленькая горбинка на носу и чуть кривая улыбка делали его очаровательным. Если глаза Карла излучали уверенность и вежливую благожелательность, то взгляд Джейка был задумчивым. Взгляд поэта, подумала Джолин. Где-то в его душе затаилась боль, и это отражалось в глазах.

   К сожалению, она пока не может устоять перед его обаянием, но сдаваться рано.

   Секундочку. Она стукнула кулаками по рулю. Ну конечно! Понятное дело, она увлечена не самим Джейком, он просто напоминает ей Карла. Как она раньше не догадалась! Она не видела Карла уже пару недель и, верно, соскучилась по нему.

   У Джолин словно камень с души свалился, ей стало легче дышать. Она заверила себя, что именно так все и есть. Это не противоречило ее отношениям с Карлом.

   Девушка приняла решение: просто на всякий случай она постарается избегать Джейка, когда они приедут на ранчо. Карл, верно, завтра вернется, и они будут проводить много времени вместе, или с его родителями, или кто там еще живет на ранчо. Если верить мыльным операм, которые Джолин видела по телевизору, в этих больших поместьях всегда живет куча народу.

   Только вот Карла сейчас там нет. Интересно, когда он уехал? Почему ни словечка не сказал ей? Джейк говорил, что это было какое-то срочное дело. Если он уехал сегодня, успеет ли завтра вернуться?

   Ясное дело, успеет, как же иначе, сказала она себе. Еще не хватало, чтобы он вызвал ее в поместье и оставил одну. Какая нелепица! Он не тот человек, чтобы бросить ее в незнакомом месте с чужими людьми.

   Нет, он вовсе не такой, подумала она и немного успокоилась.

   Почему бы ей и не выйти замуж за Карла Лэндона? Сбудется заветная мечта ее покойной матери. Надо быть глупой девчонкой, чтобы отказаться от такой возможности. Провалиться ей на этом месте, ведь она сможет даже иногда приглашать Мардж пожить у них в роскошном особняке. Или – у нее захватило дыхание от восторга – Мардж сможет переехать к ним и помогать с детьми, когда они у них появятся. Да много чего еще можно будет себе позволить… Джолин вообразила себе блистательные перспективы, которые открывал перед ней брак с Карлом, и, довольная, сильнее надавила на газ. Чем быстрее они доберутся до ранчо, тем лучше. Двигатель возмущенно взвыл.

   «Ну, прошу тебя, – взмолилась она, – пожалуйста, прошу, только не останавливайся! – Она подняла взгляд к небесам. – Клянусь тебе, мамочка, я не упущу этой возможности. Уж я постараюсь…»

   Прежде чем она успела договорить, послышался пронзительный скрежет и какой-то хлопок: машина дернулась.

   Не раздумывая, Джолин попыталась сбросить скорость и обнаружила, что сцепление заклинило. Она нажала на скрипучий тормоз, машина затряслась и выкатилась на обочину. Двигатель чихнул и заглох почти сразу же.

   Какое-то время девушка сидела ошеломленная, все еще сжимая руль. Послышалось слабое шипение, и она заметила струйку дыма, вьющуюся из-под капота. Джолин громко выругалась так, что лучше бы этого никому не слышать, и дернула рычаг капота. В считанные секунды она схватила огнетушитель с заднего сиденья и выпрыгнула из машины. Прикрываясь огнетушителем, как щитом, она открыла капот. Там ничего не горело. Она пригляделась внимательнее.

   Дела были еще хуже, чем она предполагала.

   С вентилятора слетела лопасть и, врезавшись в трансмиссию и радиатор, проделала в них большую дыру. Да, тут надо все менять, ремонт не поможет. На все это потребуется много не только времени, но и денег.

   Девушка поглядела на дорогу и увидела лишь клубы пыли, которые оставил за собой джип Джейка. Он находился уже далеко впереди.

   Придется ехать на автобусе или, если не получится, искать такси. Все ее деньги лежали в банке, но и там не наскребется больше двух сотен долларов.

   Радиатор со злорадным шипением разбрызгивал зеленую жидкость.

   Самое неподходящее время для аварии! Просто ужас и кошмар.

   – Эй, машина, ты ведь сделала это нарочно, да?!

   Джолин укоризненно покачала головой и посмотрела на дорогу. Ну конечно, Джейка уже и след простыл. Должно быть, он проедет еще добрых тридцать миль, прежде чем заметит отсутствие Джолин. Если вообще заметит.

   – Ты не могла проехать еще чуток? – снова обратилась она к своей машине. – Хотя бы еще полчаса.

   Впереди виднелся переход через дорогу. Если повезет, там может оказаться телефон, тогда она вызовет буксир.

   Джолин бросила огнетушитель на заднее сиденье машины и забрала свою сумку. Как ни крути, происшедшее было доказательством того, что она больше не может идти по жизни прежним путем. На каждый шаг вперед приходилось десять шагов назад.

   «Ну, полно. Что толку говорить об этом? – сказала она себе, направляясь в сторону перехода. – Вечно ты думаешь только о плохом. Бывали у тебя и хорошие дни! Во всем нужно находить положительную сторону. – Она глубоко задумалась, потом покачала головой: – Но иногда эту положительную сторону днем с огнем не сыщешь!»

   Она устало вытерла рукой влажный лоб. Интересно, долго ли ей придется искать хорошую сторону этой аварии.

   Проезжающий грузовик посигналил ей, водитель поднял вверх большой палец.

   Вот так!

   Вскоре к ней подъехала машина, она услышала звук резкого торможения. Хлопнула дверца. Мужчина крикнул:

   – Давай садись, подвезу.

   Джолин ускорила шаг. Ее пронизал страх. Она не раз видела по телевизору в криминальных новостях, что случается с одинокими женщинами на автострадах, когда ломаются их машины. Девушка решила не оборачиваться, ей не хотелось встречаться глазами с кем бы то ни было.

   Услышав позади топот бегущих ног, она почувствовала, как сердце ее сжалось от страха. Чья-то сильная рука схватила ее за плечо:

   – Джолин!

   Она вывернулась и тут увидела, что это Джейк.

   – Откуда вы взялись? – невольно вскрикнула она. Джолин была уверена, что он уже далеко отсюда. Неужели он так быстро заметил ее отсутствие?

   – Откуда? Родом я из Лаббока, – радостно сообщил Джейк.

   Она рассмеялась бы, но что-то в лице Джейка заставило ее занервничать.

   – Я имела в виду, как вы здесь оказались? – спросила она. – Я думала, вы уже в десятке миль отсюда.

   – Вы сказали это так, будто хотели, чтобы так и было.

   – Да нет же… – смутилась Джолин, коря себя за невежливость.

   – Пешком туда не дойдешь, – кратко ответил Джейк.

   Потом он попытался скрыть улыбку, смутившись в свою очередь оттого, что выглядит слишком довольным:

   – Я не хочу вас обидеть, но вы уже утомились. Идемте, садитесь в машину.

   Ее лицо горело, и она поняла, что от усталости и жары оно у нее ярко-красное. Она изучала из-под опущенных ресниц улыбку Джейка, думая, как бы отделаться от назойливого помощника. И придумала.

   – Мне надо вызвать буксир, – сказала она задиристо. Мол, спешу и мне некогда разговаривать.

   Он оценивающе посмотрел на нее, а она с вызовом подняла подбородок. Выражение его лица было непроницаемым, но ей показалось, что в его глазах прячется лукавая улыбка.

   – Я уже вызвал буксир.

   Джолин замялась, удивляясь своему порыву отвергнуть помощь Джейка, хотя в данной ситуации это было единственным выходом. Не могла же она сказать ему, что предпочитает прогуляться пешком и встретиться с ним на заправке в пяти милях отсюда.

   – Спасибо, – произнесла она, сердясь на себя за то, что это прозвучало не слишком искренне. Она попыталась еще раз: – Я на самом деле ценю вашу помощь.

   Они пошли к его машине.

   – Обращайтесь в любое время.

   Они подошли к джипу, и Джолин встретилась взглядом с Джейком. Какое-то время они стояли молча, и Джолин чувствовала, что ее сердце вот-вот выскочит из груди. «Прекрати это, – велела она себе, – успокойся, это же смешно!»

   – Мне на самом деле неловко, что я причинила вам столько хлопот, – проговорила она.

   Он покачал головой и широко улыбнулся. На загорелом лице улыбка казалась ослепительной.

   – Никаких хлопот, Джолин. И будем на «ты», без церемоний.

   Ей понравилось, как он произнес ее имя – с ударением на «лин», вместо простонародного «Джолин». Он был классным парнем. Совсем как его брат.

   Джейк открыл перед ней дверцу машины:

   – Прошу.

   Она помедлила, избегая его взгляда, который, она знала, следил за ней, потом забралась в джип. Про себя она молилась, только бы не опростоволоситься, ведь им придется провести вместе целый час.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   Джолин откинулась на прохладную спинку кожаного сиденья. Джейк сел в машину и завел мотор. Кондиционер нежно обвевал ее лицо.

   – Как ты быстро вернулся за мной. Я уж думала, ты доберешься до Далласа, прежде чем хватишься меня.

   – Я не выпускал тебя из виду, – просто ответил он. – И когда увидел, что ты съехала на обочину, то развернулся при первой же возможности.

   Смущение вновь нахлынуло на нее, она не нашлась что сказать. С ее губ чуть опять не сорвалось «спасибо», но она промолчала.

   Тут она вспомнила, что взяла из машины только сумку.

   – Мой чемодан…

   – Я забрал его, он сзади. – Джейк кивнул головой в сторону заднего сиденья. Она посмотрела туда – потрепанный чемодан выглядел нелепо на гладком кожаном сиденье. – Уверена, что это все, что ты хочешь взять с собой? Там немного вещей, чемодан весит не больше нескольких фунтов.

   Это все, что у меня есть, подумала Джолин, но вслух сказала:

   – Я люблю путешествовать налегке.

   Джейк, должно быть, прочел ее мысли, потому что смущенно сказал:

   – Хорошее правило.

   Он кивнул и уставился на дорогу, постукивая пальцами по рулю.

   Джолин украдкой посмотрела на его руки, рабочие мозолистые руки, но с длинными и узкими пальцами. Какие, верно, фантастические ощущения возникают от их прикосновений, размышляла Джолин. Они такие сильные, что для них, кажется, нет ничего невозможного. И вовсе не похожи на мягкие руки Карла с наманикюренными ногтями.

   Тут уж ничего не попишешь, Карлу по его работе положено выглядеть таким ухоженным и опрятным в любое время. Грязь под ногтями может испортить его имидж. Интересно, беспокоится ли Джейк о том, как он выглядит?

   – Чем ты занимаешься? – осведомилась Джолин, поймав взгляд Джейка в зеркале и приветливо улыбнувшись ему. – Я имею в виду, как зарабатываешь на жизнь?

   – Ты серьезно? – удивился Джейк.

   – Конечно, – она нахмурилась. – Я сказала что-то не то?

   – Да нет, просто забавно, что ты спрашиваешь об этом. – Он покачал головой. – Знаешь, мне никто еще не задавал подобного вопроса.

   – Почему это? – Она удивленно заморгала глазами.

   Он пожал плечами.

   – По мнению большинства людей, я проживаю деньги семьи. Целыми днями играю, скажем, в бадминтон. – Он взглянул на нее и добавил: – Но это не так.

   Она улыбнулась.

   – Богатство вашей семьи ни для кого не секрет, что верно, то верно, вы получили большое наследство. – Она пожалела, что заговорила на эту тему. – Думаю, все считают тебя нефтяным магнатом.

   Что я несу, он же и есть нефтяной магнат, разрази меня гром.

   Он удивился:

   – Богатство семьи не имеет ко мне никакого отношения.

   Он сказал это странным тоном, как будто тут было что-то еще, что ей следовало уже знать.

   – Что это значит?

   – Ты разве не знаешь? – Он какое-то время вглядывался в ее глаза, потом перевел взгляд на дорогу. Помолчав, произнес: – Придется тебе рассказать. Ведь ты все равно рано или поздно узнаешь. Я был лишен наследства два года назад. Незадолго до смерти моего отца.

   Джолин ахнула и прижала руку ко рту. Видимо, потрясение отразилось на ее лице, потому что он рассмеялся и сказал:

   – Со мной уже все в порядке, поверь мне.

   Джолин чуть не лишилась дара речи.

   – Мне очень жаль, – проговорила она, с неподдельным ужасом округлив глаза и понизив голос до шепота. – Я не знала. Я не хотела испортить тебе настроение. Прости меня.

   – Не извиняйся. Я горжусь тем, что всего добился сам. Думаю, старик и не знал, что делает мне одолжение. – Джейк невесело усмехнулся.

   – Ты серьезно? – Неужели он вправду так думал? Где это слыхано, чтобы кто-то радовался, потеряв миллионы долларов и столкнувшись с необходимостью бороться за выживание? Да Джолин отдала бы что угодно, чтобы хоть немного облегчить свою жизнь.

   – Конечно, – сказал Джейк, улыбнувшись. – В это трудно поверить, не правда ли?

   Джолин верилось с трудом, но он говорил так искренне! Девушка озадаченно наморщила лоб.

   – Мне не нужно было наследство. Я не получил ни цента и очень рад этому. Мне никогда не хотелось легкой жизни. – Джейк хотел сказать «как Карлу», но, взглянув на Джолин, передумал. – Я не люблю попадать в зависимость от кого бы то ни было и намерен оставаться самим собой. И быть хозяином своей жизни.

   После нескольких пауз, прерывавшихся попытками найти другие темы для разговора, Джолин не смогла удержаться от того, чтобы еще раз не вернуться к обсуждению жизни Джейка.

   – Но ты все еще живешь в родительском доме? – спросила она.

   – Это временно. – Джейк казался совершенно спокойным.

   Повисло тяжелое молчание.

   – Я только что продал свой дом в Форт-Ворте. Собираюсь поехать на север и купить себе участок земли где-нибудь в Вайоминге или Монтане.

   Джолин понимающе кивнула, но в душе ее родилось жгучее любопытство. Ей хотелось узнать об обстоятельствах этой семейной ссоры. Мысль о лишенном наследства сыне была сама по себе ужасна, но то, что он стал, собственно, изгнанником, без крыши над головой, без планов на будущее, казалось ей… сначала ей пришло в голову слово «трагичным», но оно было неподходящим. В Джейке Лэндоне не было ничего трагичного.

   Он прочистил горло и беспокойно стиснул руль.

   – Надеюсь, я не разрушил твои иллюзии и не испортил идеальную картину семьи Лэндон, потягивающей чай возле бассейна.

   Она пожала плечами.

   – Я не представляла себе ничего подобного. Во всяком случае, не тебя. Ты совсем не такой.

   Он поднял брови:

   – Ты хорошо разбираешься в людях?

   Почувствовал ли он, что она пытается разобраться в нем с первой минуты, как увидела? Джолин встряхнула головой, и светлые волосы на мгновение вихрем взвились вокруг нежного личика, на котором сияли большие голубые глаза.

   – Иногда у меня это неплохо выходит, – сообщила она с важным видом. – Просто замечаешь кое-что, когда смотришь на людей. Вот взять, к примеру, тебя. Голову даю на отсечение, ты много работаешь на открытом воздухе. Поэтому я и спросила, чем ты занимаешься.

   Он заинтересовался:

   – Почему ты так решила?

   – Твои руки, вот почему, – хохотнула она. – У тебя же сплошные мозоли.

   Она смущенно взглянула на свои собственные руки и спрятала их в складках юбки.

   Он на секунду оторвал взгляд от дороги и посмотрел на свои руки.

   – А может, я натер мозоли, плавая на яхте на Карибах?

   Она подумала немного.

   – Тогда бы они были как пузыри и адски болели.

   – Почему ты думаешь, что они не болят? – с любопытством спросил Джейк.

   – Ты бы двигался осторожно, каждое движение причиняло бы боль.

   – Кое-что причиняет боль, – сказал он, не сводя глаз с дороги.

   Джолин не осмелилась расспрашивать, что он хотел этим сказать.

   После некоторого молчания он спросил:

   – Ну, что ж, у тебя хорошо получается. Так чем, ты думаешь, я занимаюсь?

   Джолин улыбнулась, пытаясь изменить настроение их беседы.

   – Играешь целый день в бадминтон на карибских пляжах.

   Он расхохотался так неожиданно, что Джолин тоже засмеялась. У него был очень приятный смех, Карл никогда не смеялся так искренне. Хорошо бы Карл мог так смеяться, подумала она.

   – А ты давно работаешь в ресторане?

   – Я проработала там четыре года, – ответила она, откинув волосы со лба. – А провела я там, пожалуй, лет двадцать, а то и больше. Я, собственно говоря, выросла там. Моя мать работала в ресторане, пока не умерла.

   – Должно быть, тебе несладко приходилось, – сказал Джейк.

   Он улыбнулся ей, и в его улыбке она увидела дружелюбие и сочувствие.

   – Твоя правда, – ответила она тихим упавшим голосом. – После того как мама умерла, я заняла ее место.

   – А чем ты занималась до этого?

   – Да всем понемногу. Я вообще-то два года пробыла в колледже, до того, как мама умерла, изучала архитектуру. Правда, потом я продержалась только один семестр. Поздно начала учиться – в двадцать четыре года – и медленно продвигаюсь вперед.

   Джейк улыбнулся, чтобы подбодрить ее.

   – Как говорится, медленно, но верно…

   – Да, медленно, но не так уж верно.

   – А что ты делала до колледжа?

   Она вытянула затекшие ноги. Ей было приятно его внимание.

   – До этого я работала, чтобы скопить денег на колледж. Сначала в бакалейной лавке, потом в городском детском центре. Там было лучше всего.

   Он выглядел несколько озадаченным.

   – Тебе нравятся дети?

   – О, я люблю их! – оживилась она. – Не дождусь того дня, когда у меня появятся свои!

   – Хм… – Он не сводил взгляда с дороги, но Джолин могла поклясться, что он обдумывает ее слова, как будто они имеют для него неожиданное и очень важное значение.

   – А ты не любишь детей? – растерянно спросила она.

   – Я? – удивился он. – Разумеется, я люблю детей. Но я думал, что Карл…

   – Что – Карл?

   Он неопределенно пожал плечами.

   – Ну, знаешь, Карл и дети…

   Карл и дети? Что, у него аллергия на детей? Или у него уже есть десяток?

   – Что-то я никак не возьму в толк, о чем ты говоришь?

   Джейк замялся. Мысль его лихорадочно заработала.

   – Да нет, ничего, – уклонился он от прямого ответа. – Я уверен, вы говорили обо всем этом. Это не мое дело… Ох, посмотри-ка туда! – Он увлеченно показывал на что-то за окном.

   Джолин посмотрела в том направлении. До самого горизонта тянулся однообразный придорожный пейзаж: обширные пастбища, пасущиеся стада, извилистые проселочные дороги, огороженные проволочной сеткой.

   – Что? – спросила она. – Я ничего не вижу.

   – Мне показалось, я видел… орла, – выкрутился он. – Ладно, не важно.

   Она посмотрела туда еще раз. В небе не было ни единого облачка. Она прищурилась и посмотрела внимательнее. Орел? Этому парню можно доверять руль?

   – Я ничего не вижу, – озадаченно произнесла Джолин.

   – Должно быть, я ошибся, – сказал он примирительно. По тому, как он быстро согласился, Джолин догадалась, что Джейк просто сменил тему, он не хотел говорить о Карле и детях, но она твердо решила спросить об этом самого Карла.

   Девушка притихла и загрустила. Машина стремительно неслась по скоростному шоссе. Спустя некоторое время Джолин вздохнула, нарушив тишину.

   – Ты не ответил на мой вопрос, – напомнила она.

   – На какой? – живо откликнулся Джейк, одарив ее своим ясным взглядом. – Боюсь, я напрочь забыл, что за вопрос.

   – Чем ты занимаешься, если не работаешь в «Лэндон индастриз»?

   Он опустил козырек от солнца и плавно перестроился в левый ряд.

   – В данный момент я как раз там работаю. Вхожу в совет директоров.

   – Понятно.

   – Но вообще я развожу лошадей. Сейчас на ранчо двадцать или тридцать породистых лошадей.

   – Вот как, – кивнула она. Раньше ей в голову не приходило, что на ранчо есть лошади, на которых можно ездить. Она думала, что «ранчо» для некоторых людей просто название, как «усадьба». – Так, говоришь, на ранчо есть лошади?

   – Всего их там сто десять. – Он взглянул на нее. – А ты ездишь верхом?

   – Я не садилась на лошадь много лет. Когда мне было лет десять, мой дядя держал мерина и позволял мне кататься по выходным, – жизнерадостно сообщила Джолин и сама удивилась, как давно она не вспоминала об этом. – Мне нравилось.

   – Что ж, у тебя есть возможность покататься, если захочешь, – Джейк посмотрел на Джолин, и она подумала, что он, верно, удивляется, какой глупый у них выходит разговор.

   Она отвернулась к окну. Солнце медленно клонилось к закату, на западе небо окрасилось в слабый розовый цвет. Вдалеке виднелись небоскребы. Должно быть, ехать им оставалось уже не так долго. Кто скажет, хочет ли она, чтобы эта поездка быстрее закончилась и ей не надо было бы вести эту вынужденную беседу с Джейком, или, наоборот, боится, что они скоро приедут, а значит, скоро придется знакомиться с остальными членами семьи, прислугой и всеми, кто живет на ранчо. Да еще без Карла.

   Она сделала глубокий вдох, вбирая в себя пряно-ромовый аромат одеколона Джейка.

   Неожиданно в машине раздались громкие звонки. Джолин вздрогнула.

   – Телефон, – сказал Джейк. – Вероятно, это звонят из гаража насчет твоей машины. – Он щелкнул кнопкой на панели. – Да?

   – Джейк?

   Из колонок раздавался голос Карла! Джолин решила, что всплеск адреналина, который она ощутила, вызван положительными эмоциями, например радостным возбуждением.

   – Это я, – сразу отозвался Джейк. – Где ты?

   – Где ж мне быть? В Лазурном казино с Сабри…

   – Джолин здесь! – перебил Джейк неожиданно громко.

   – Я знаю, что она с тобой, – огрызнулся Карл, – поэтому и звоню.

   – Я говорю – она здесь, прямо рядом со мной, – осторожно и отчетливо произнес Джейк. – Ее машина сломалась, она едет со мной.

   – Ее машина? – переспросил Карл. Его беспокойство, по идее, должно было быть трогательным, но его просто не было. – Черт побери, я знал, что что-то в этом роде случится, если я не позабочусь обо всем сам. – Он тяжело вздохнул. – Посади ее к себе.

   – Посадил. Трубка телефона опять сломалась, ты на громкой связи.

   На мгновение повисло молчание, потом Карл весело сказал:

   – Джолин! Детка, милая, как ты?

   Детка, милая? Что тут происходит? Обычно Карл никогда не говорил с ней таким тоном. В который раз за этот день Джолин почувствовала, что краска залила ее щеки. Она взглянула на Джейка, потом на панель, поискав глазами что-нибудь вроде микрофона, куда следует говорить.

   Джейк указал на нечто вроде динамика, и Джолин неловко наклонилась к нему.

   – Х-хорошо. У меня все хорошо. Как ты? Как там Франция?

   – Монако, – поправил Карл. – Тут красиво. Я хотел бы, чтобы ты могла поехать со мной, но… – Незаконченная фраза повисла в воздухе.

   Она опять наклонилась к динамику. Ремень безопасности неудобно врезался в грудь.

   – Когда ты вернешься?

   – Скоро. Я вернусь скоро. Ты не волнуйся. Отдыхай себе в Далласе. Мать, наверно, сможет познакомить тебя с нужными людьми. Я тут подумал, ты могла бы поработать в комитете благотворительного бала. И поверь, я скучаю по тебе.

   Джолин не привыкла на людях выражать свои чувства, поэтому чуть покраснела и закусила губу.

   – Ну… ты же скоро приедешь.

   – Да, приеду. Думай об этом. Как там перстень, все еще сверкает?

   Ее рука машинально легла на карман. Перстень находился там.

   – Ну, да…

   Карл прервал ее:

   – Ладно, мне сейчас надо идти. Господа, с которыми я встречаюсь, уже идут к нашему столику. Позвоню тебе позже, хорошо? Пока.

   Прежде чем она успела ответить, в динамиках щелкнуло и раздались гудки. Джейк наклонился и выключил телефон.

   – Похоже, он хорошо проводит время, – осторожно проговорила Джолин.

   – Да, – ответил Джейк безо всякого выражения.

   Наступила неловкая пауза.

   Что уж тут скажешь? Джолин вздохнула и сосредоточилась на разглаживании воображаемых складок на юбке.

   Несколько миль они проехали в полном молчании, только колеса иногда постукивали на дорожных швах. Джолин ощущала присутствие Джейка острее, чем кого-либо прежде. Она не была мастерицей поддерживать беседу с малознакомыми людьми. Принять заказ, ответить, который час, обсудить погоду – вот все, что она могла. Она вздохнула и посмотрела на Джейка – на его ноги, широкую грудь, сильные руки, на его мужественный профиль… И вздохнула еще раз.

   Молчание продолжалось, Джолин взяла сумку и сделала вид, что ищет там что-то. Надо же чем-то занять себя. Ее рука наткнулась на шоколадный батончик, и она замерла. Девушке так захотелось съесть его. Ну уж нет! Лучше не делать этого, коли она хочет сбросить вес. Карл постоянно твердил, что теперь она будет все время на людях и, значит, все будут судачить о ней.

   Она вытащила руку и опустила сумку, пытаясь забыть о шоколадке.

   Чувство голода пройдет через двадцать минут, сказала она себе. Надо перетерпеть. Где она читала про это? Неважно, но хорошо бы это оказалось правдой.

   Через несколько минут телефон опять зазвонил.

   Джейк наклонился и щелкнул кнопкой.

   – Джейк Лэндон, слушаю вас.

   – Джейк, это опять я, Карл. Дай мне поговорить с Джолин.

   – Говори.

   – Ах, ну да, у тебя же сломана трубка. Как это ты умудрился?

   – Послушай, Карл, платишь, конечно, ты, но разве ты звонишь из-за океана не для того, чтобы поговорить с Джолин? – раздраженно отозвался Джейк.

   – Да, конечно. Джолин, ты там?

   – Да!

   – Я могу попросить тебя об одолжении?

   Что-то в его голосе ей не понравилось. Она заерзала на сиденье.

   – Д-да. Да, конечно.

   – Я забыл о церемонии открытия парка в городе. Это для обездоленных детей, кажется. – Он помолчал. – А может, это Гринпис. Спроси мою секретаршу. В любом случае я должен был появиться там завтра, но я не успею. Не могла бы ты, как моя невеста, пойти вместо меня?

   – О, не знаю, – обеспокоенно начала она. Она совсем не уверена, что сможет пойти туда в качестве его невесты, которой еще не являлась, это значило бы солгать. – Не думаю, что это мое дело. Я хочу сказать, кто я, собственно, такая? Простая девушка, одна из них. Я же не знаменитость, как ты!

   – Милая, ты моя невеста…

   Она почувствовала, что снова краснеет.

   – Нет, Карл, я не…

   – Не скромничай, – ловко прервал он ее. – Мне действительно нужна твоя помощь. – Его ничуть не смущало то, что Джейк слышит все, о чем они говорят. – Ты же знаешь, я не просил бы, не будь это важно.

   – Конечно, но только… – Ей стало совестно.

   – Я когда-нибудь просил тебя о чем-нибудь?

   – Ну, нет, я не это хотела сказать. – Разговоры такого рода по телефону всегда сложны, особенно если надо неудобно наклоняться к панели, чтобы говорить в динамик, и рядом еще кто-то сидит. – Я просто буду чувствовать себя обманщицей, если займу там твое место.

   – Милая, – Карл позволил слову повиснуть в воздухе, и оно растаяло, смешавшись с ароматом ромового одеколона Джейка. – Ну, полно. – Голос Карла стал жестче. – Тебе не придется там говорить или что-нибудь делать. На самом деле я даже не хочу, чтобы ты что-нибудь говорила. Тебе просто нужно хорошо выглядеть и улыбаться. – Он замялся. – Это важно.

   – Хорошо, – согласилась Джолин против своей воли. Она почувствовала, что ее охватывает паника. Она вспомнила о шоколадном батончике. – Если ты думаешь, что от меня будет толк.

   – Превосходно! Я знал, что могу рассчитывать на тебя. Я уже поговорил с матерью насчет платьев. Она научит тебя одеваться, тебе нужно только слушать ее. Поезжай в «Нейман и Маркус» после обеда и купи что-нибудь из одежды, запиши на мой счет. Я предупрежу их о твоем визите.

   – Но я привезла с собой одежду, – возразила Джолин. Ей стало трудно дышать. Она нервно сцепила руки в замок.

   Карл рассмеялся.

   – Выбрось ее. Купи себе все новое, как Золушка.

   Она знала, что он не хотел ее обидеть, но почувствовала себя униженной.

   – Думаю, Золушка скорее бы убежала, чем стала бы выдавать себя за того, кем она не была. – Слова вырвались раньше, чем Джолин смогла взять себя в руки, но, сказав это, она почувствовала себя лучше.

   Карл, очевидно, не слышал ее.

   – Детка, мне пора бежать. Желаю хорошо провести время у Неймана. – Он захихикал. – Нравится тебе это или нет, теперь у тебя будет все самое лучшее.

   Телефон звякнул, и раздались уже знакомые гудки.

   Джейк украдкой посмотрел на Джолин в зеркало заднего вида.

   – С души воротит, – выдохнула Джолин и быстро подняла глаза.

   Джейк промолчал, но она знала, что он слышал ее.

   Ей очень хотелось все бросить и удрать, но она взяла себя в руки и даже иронически улыбнулась.

   Эта улыбка выдавала недюжинный характер белокурой красавицы и, пожалуй, упрямство, подумал Джейк.

   Он свернул на боковую дорогу и остановился перед светофором.

   Несколько минут прошли в напряженном молчании, прежде чем Джейк заговорил.

   – Итак, – сказал он, устремив на нее дерзкий взгляд зеленых глаз. Кивнув на динамики, он спросил: – Что такую девушку связывает с таким парнем, как он?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   Лицо Джолин окаменело, и Джейк сразу же пожалел о своих словах.

   – Что ты сказал? – резко спросила она.

   Джейк покачал головой.

   – Извини. – Его мучили противоречивые чувства. Хотелось предостеречь ее от Карла – и не хотелось вмешиваться. Он давно уже усвоил, что чем дальше держишься от брата и его дел, тем лучше живется.

   Кроме того, если он будет отговаривать каждую искательницу богатого жениха иметь дело с Карлом, у него не останется ни на что времени. И было не похоже, чтобы он как-то мог повлиять на их решение – они все знали, во что ввязываются. Это был рассчитанный риск. Кто сказал, что Джолин отличается от остальных?

   Какое-то внутреннее чувство, вот что.

   – Мне не следовало говорить этого, – неубедительно произнес он, желая, чтобы она оставила все как есть, но был уверен, что она начнет сейчас задавать вопросы.

   – Но ты сказал, – настаивала она, – ты спросил, что меня связывает «с таким парнем, как он». Что ты имел в виду?

   В душе Джейка боролись честность и желание не вмешиваться в дела брата.

   – Я хотел сказать, что ты можешь делать все, что хочешь, – уклонился он. – Ты не обязана делать то, что приказывает Карл.

   – Я не думаю, что он приказывал…

   – Не думаешь?

   – Нет. – Она немного повысила голос. – Он только просил меня сделать ему одолжение.

   Честность и осторожность заключили перемирие. Если Джолин собралась выскочить замуж за Карла, это ее дело. Джейк не станет лгать, но и не будет защищать Карла. Он будет заниматься своими делами и не лезть в чужие.

   – Ладно, ладно. Извини. Мне не следовало ничего говорить, – неохотно согласился он, надеясь, что она оставит его в покое.

   Она вопросительно смотрела на него:

   – И все-таки?

   – Что – «все-таки»?

   – Хотела бы и я знать! – Ее очаровательный техасский выговор становился заметнее, когда она сердилась. – Коли уж начал говорить, так договаривай!

   Джейк попытался скрыть улыбку.

   – Да ты, никак, смеешься надо мной? – рассердилась она.

   – Нет. – Он взглянул на нее, и сердце его смягчилось от ее печального взгляда. – Я только сказал, что, по моему мнению, Карл вовсе не просил об одолжении, а приказывал. Но я, конечно, могу ошибаться. – Джейк меланхолично пожал плечами. – А как поступить, решай сама.

   – Ох, – Джолин повернула голову и принялась задумчиво смотреть на мелькающий за окном пейзаж. Когда же пастбища, стада, заборы и столбы поплыли перед ее глазами, слившись в одну сплошную массу, она встряхнула головой, перевела взгляд на дорогу перед собой и, помолчав еще немного, воскликнула: – Ты просто ошибаешься, ясное дело!

   – Хмм. Я все же считаю, что это была не просьба. – Зачем он сейчас сказал это? Вот так, собрался остаться в стороне, а сам опять вмешивается не в свое дело, бросая такие многозначительные фразы.

   Джолин огорчилась, но не сдалась.

   – Ты не знаешь, что я думаю по этому поводу, – резко отпарировала она.

   Джейк посмотрел на нее. Ее голубые глаза сверкали, на бледных щеках появился нежно-розовый румянец.

   – Ты права, я не знаю. Не имею ни малейшего представления, – с напускным безразличием откликнулся он.

   И черт меня подери, если я знаю, почему меня это так волнует. Он посмотрел по сторонам и повернул машину на длинную узкую дорогу, ведущую к ранчо.

   Молчание повисло между ними как плотный туман. Несколько оставшихся миль они проехали, не обмолвившись ни единым словом. Когда они свернули к дому и покатили по аллее, Джолин подумала, что Джейк, наверное, ни разу еще не был так рад родной усадьбе.

   Поняв, что сейчас ей придется знакомиться с другими родственниками Карла, Джолин крепко сжала сумку, чтобы унять дрожь в руках.

   Как только машина остановилась, Джолин открыла дверцу и сама выбралась наружу.

   – Спасибо, что подвез, – сказала она немного холодно. – Весьма тебе признательна.

   – Да ради Бога, – он смотрел на нее поверх машины. Она была очень привлекательна в ярости.

   – Прошу прощения за то, что вышла из себя, – произнесла Джолин как можно более искренне. – Не знаю, что на меня нашло.

   Он подавил вздох. Он не должен думать об этой девушке, ему просто нет до нее никакого дела.

   – Джолин, – ему нравилось произносить ее имя, – если это ты называешь «выйти из себя», то, боюсь, ты будешь… – он чуть не сказал «съедена заживо», но передумал, – удивлена местной жизнью.

   Она встретила и выдержала его взгляд в течение нескольких мгновений, потом нагнулась и попыталась наклонить спинку кресла вперед, чтобы вытащить свой чемодан с заднего сиденья.

   – Позволь мне помочь тебе, – сказал Джейк, обходя машину. – Тут есть одна хитрость. – Он склонился над ней, она случайно отступила назад и оказалась в его объятиях. Машинально он обхватил ее талию, чтобы не споткнуться обоим, и охнул про себя. Тепло женского тела вызвало нежный трепет в его груди, блаженная истома разлилась по всему телу. Он почувствовал свежий запах трав, то ли от ее одежды, то ли воздух был напоен этим запахом. Это не имело значения. Важно было то, что он испытывал необыкновенное блаженство.

   Стоп, приказал он себе.

   Ему нужно держаться от нее подальше. Она невеста его брата и находится сейчас под его опекой. Джейк всегда гордился своим умением обуздывать свои чувства, подчинять их разуму, но лишняя осторожность не помешает.

   Джолин первая отодвинулась, неловко шагнув в сторону. Девушка впервые очутилась так близко к Джейку и почувствовала, что опять залилась румянцем.

   – Извини, – сказала она, избегая его взгляда.

   – Все в порядке, – ответил Джейк, сжав зубы. Грубым рывком он нажал на рычаг, спинка кресла резко откинулась вперед. Он схватил ее чемодан и вытащил его, пинком захлопнув дверцу машины.

   – Сюда, – дернул он плечом.

   Голос Джейка прозвучал непреднамеренно холодно, прогоняя самую мысль о том, что он неравнодушен к этой женщине.

   Она послушно пошла за ним.

   Уже наступил вечер, но он не принес с собой желанной прохлады. Воздух был тяжелым, душным и неподвижным, не ощущалось даже слабого ветерка.

   Большой дом розовел в предзакатном свете.

   Джолин заметила хорошо ухоженные зеленые газоны перед домом и белую садовую мебель. Ей с первого взгляда понравилась усадьба, она никогда не была еще в таких местах.

   Девушке не верилось, что все это с ней происходит наяву. Про себя она тут же решила, что приложит все усилия, чтобы остаться здесь. Она постарается поладить с семьей Карла. Это ее счастливый шанс, и она не отдаст его никому!

   Пройдя несколько шагов, она спросила:

   – А где все?

   Ее вопрос ошеломил его.

   – Все? – Он остановился. – Что ты имеешь в виду?

   – Ну, те, кто живет здесь, прислуга…

   Значит, Карл действительно совершенно не подготовил ее. Это очевидно. Джейк пошел к центральному входу, пытаясь подавить жалость к Джолин.

   – Прислуга отпущена до следующей недели. – Он открыл дверь. – А что до людей, живущих тут, то до возвращения Карла тут будем жить только мы с тобой. И…

   – Джейк? – пронзительный крик Вирджинии Лэндон эхом отозвался в холле. Видимо, она слышала, как они подъехали. – Это ты, дорогой?

   Джейк взглянул во встревоженные глаза Джолин.

   – …и мать, – закончил он. – Она не встает с постели последние несколько дней, у нее что-то… э-э… с ногтем на пальце ноги.

   – Ты привез с собой девушку Карла? – снова закричала Вирджиния. Ее могло беспокоить все что угодно, цинично подумал он, но с легкими у нее точно все в порядке.

   Он был рад видеть, что с губ Джолин вот-вот сорвется возражение, но, к его сожалению, она промолчала.

   – Ты готова к встрече с ней?

   – О, нет… я не хочу… в смысле, если она нездорова… – Джолин побледнела.

   Он со смехом покачал головой.

   – Тебе не отделаться от этого так просто. – Он поднял чемодан Джолин и прошел в просторный холл. – Но я сначала отведу тебя в твою комнату; ты можешь встретиться с ней, когда будешь готова.

   – Джейк? – снова закричала Вирджиния.

   – Она здесь. Пусть сначала освоится немного. Потом ты с ней познакомишься. – Не дожидаясь возражений, которые обязательно бы возникли, он повел Джолин по лабиринту коридоров в «малые апартаменты», как было принято называть их в семье.

   На улице стояла жара, а в доме было тихо и прохладно, беззвучно работали мощные кондиционеры.

   Дом Лэндонов был очень большим. Карл собирался отвести Джолин роскошные апартаменты в восточном крыле, но, поскольку он уехал, Вирджиния сделала все по-своему. Джейк не сомневался, что это было началом большой вражды. Бедная Джолин и не подозревала, что уже вызвала злобу хозяйки дома. Ни одна девушка не была достаточно хороша для Карла в глазах его матери, и уж конечно, девушка не их круга никак не могла быть ему парой.

   Отец Карла и Джейка был литовским эмигрантом, разбогатевшим после биржевого краха 1929 года. Джон Ландоускас гордился своим происхождением. Но Вирджиния и Карл потратили несколько десятков лет на то, чтобы всячески скрыть это.

   Ирония судьбы, подумал Джейк, происхождение Карла понравилось бы избирателям не меньше, чем его женитьба на девушке из народа. А может, и нет. Кто их знает. Джейк плохо разбирался в политике.

   – А где поселился ты? – спросила идущая сзади Джолин, отвлекая его от размышлений. – Твоя комната наверху?

   – Я остановился в домике для гостей.

   Они вошли в ее комнату, и он заметил, что домик для гостей хорошо виден из окна возле ее кровати.

   – Потрясающе! Мне очень нравится эта комната. И дом выглядит очень уютным. – Джолин выглянула в окно и пришла в восторг. – Какой красивый вид отсюда!

   Джейк подумал, что бы еще сказать, прежде чем уйти.

   – Телефон. Ты можешь свободно им пользоваться.

   Она повернулась к нему.

   – Как мне связаться с тобой?

   – Что? – Он быстро взглянул на нее.

   Девушка сразу же покраснела, поймав на себе его испытующий взгляд. Джейк открыто разглядывал ее.

   – В смысле… как мне найти тебя, если… если тебя будет искать Карл… вдруг… – в замешательстве пояснила она.

   – Карл знает, как найти меня, пока я здесь. Да, еще есть домоправительница. Ты можешь позвонить ей, набрав «ноль один». Или «ноль два»? – Он задумался. – Кажется, «ноль один». А домик для гостей – это «ноль четыре».

   – Спасибо, – сказала Джолин, затаив дыхание. Она еще раз огляделась, потом вдруг спросила: – Ты сказал «пока я здесь». Ты что, уезжаешь? Ты оставляешь ранчо?

   – Да, я уезжаю. – Была ли надежда в ее голосе? Нет, конечно. У нее нет причин как-либо относиться к его присутствию или отсутствию. Возможно, это было просто любопытство. Может быть, даже попытка быть вежливой. – Через две недели и два дня. Я думал, Карл объяснил тебе все, предостерег или хотя бы ввел в курс происходящего здесь. Но вижу, он не сделал этого.

   – Предостерег меня? – Она сделала шаг назад. – Ты опасен? – Она попыталась рассмеяться, но это была слабая попытка, и наступившее вслед за этим молчание лишь увеличило неловкость.

   Улыбка смягчила резкие черты его мужественного лица.

   – Я представляю опасность только для планов Карла. Это одна из сотни причин, почему ты не услышишь обо мне лестных отзывов ни от Карла, ни от кого-либо другого здесь. Я же просто паршивая овца в этом стаде, от меня добра не жди.

   – Я не понимаю.

   Он пожал плечами и улыбнулся. Вряд ли невеста Карла сочтет противостояние между братьями и постоянное недовольство этим Карла таким же забавным, каким считает все это он сам.

   – Я не думаю, что наши внутренние неурядицы будут тебе интересны. – Он хлопнул в ладоши. – Достаточно сказать, что я не всегда согласен с тем, как в этой семье ведутся дела.

   – Что ты имеешь в виду? – сказала Джолин, повернувшись и устремив на Джейка пристальный взгляд.

   Он встретился с ней глазами, и что-то в нем откликнулось. Ладно, он расскажет ей, если она так хочет знать. Может, это откроет ей глаза на человека, за которого она собирается выйти замуж.

   – Пятнадцатого числа состоится собрание совета директоров в «Лэндон индастриз». Мы голосуем по вопросу поглощения маленькой компании, которая заложена у нас. Карл хочет взять ее под свой контроль и управление, я же сделаю все, чтобы остановить это.

   – Почему?

   Он подумал немного.

   – Я не хочу, чтобы наша огромная корпорация слопала маленькие домашние компании. Если допустить это однажды, потом уже не остановишься.

   – Ты прав, – кивнула она. – Люди теряют намного больше, чем просто средства к существованию, они теряют самоуважение и сознание собственной значимости. Да и в городах пропадает местный колорит, когда маленькие магазинчики превращаются в безликие сети огромных универмагов и супермаркетов. Я рада, что ты голосуешь против!

   После того как Джолин одобрила его позицию и привела свои аргументы, Джейк некоторое время удивленно взирал на нее. Он был уверен, что Карл понятия не имеет об этой стороне характера Джолин, и так же точно мог сказать, что если бы Карл узнал, то ужаснулся. Джейк почувствовал облегчение.

   – Спасибо, – сказал он. Это вышло у него немного неловко, потому что он не привык выражать признательность или участие. – Но вообще будь осторожна с подобными высказываниями.

   Джолин выдержала его долгий взгляд. На этот раз она не спросила, что он имел в виду.

   Когда Джейк ушел, девушка с удовольствием приняла душ после утомительного пути по жаре. Стоя под душем и взбивая шампунь в густую пену, она не переставала думать о Джейке. Он ей нравился, она не могла отрицать этого. Но Джолин сознавала, что попала в непонятную для нее ситуацию. Джейк явно был не в чести у своей семьи.

   Совершенно очевидно, что Джейк и Карл не очень ладят, а ей не хотелось совершать поступки, неугодные Карлу. Если она подружится с Джейком, это, видимо, вызовет недовольство его брата.

   Завернувшись в полотенце, Джолин принялась водить щеткой по своим светлым волосам, пытаясь понять, как ей следует поступать с Джейком.


   Потратив некоторое время на то, чтобы распаковать свои вещи, разложить и повесить одежду, Джолин наконец призналась себе, что дольше откладывать визит нельзя и что пора уже идти знакомиться с матерью Джейка… и Карла.

   Она не знала, почему чувствует себя такой потерянной. Всю жизнь она мечтала о большой семье; с тех пор как умерла ее мать, эта потребность стала еще острее, несмотря на тесную дружбу с Мардж. Теперь Карл преподносит ей ее мечту на золотом блюдечке. Моя мать поможет тебе и сделает все, что потребуется, сказал Карл. Джолин глубоко вздохнула и улыбнулась. Тут не о чем волноваться. Ясное дело, мать Карла будет к ней так же добра, как он сам. Это же она его воспитала.

   Подбодрив себя таким образом, Джолин сняла трубку, чтобы позвонить домоправительнице и спросить, сможет ли ее принять миссис Лэндон.

   – Да? – резко спросил голос на другом конце провода.

   Джолин прочистила горло.

   – Добрый вечер! – учтиво начала она. – Я бы хотела договориться о встрече с миссис Лэндон. Не подскажете ли вы, что мне для этого следует сделать?

   – Кто это? – Голос был явно нетерпеливым.

   Джолин взглянула на трубку, потом прижала ее к уху и сказала уже громче:

   – Это Джолин Уилер. Я… я остановилась здесь на некоторое время.

   Тут ей пришло в голову, что все, что она скажет, прозвучит глупо.

   – Я и Карл… – Она не знала, как закончить фразу. К счастью, дама на другом конце провода ее поняла.

   – Ах, Джолин, конечно. Поднимайся.

   – Хмм, может быть, мне лучше позвонить сначала миссис Лэндон?

   – Я и есть Вирджиния Лэндон, милочка. – Это было сказано вежливо, но с едва прикрытым раздражением.

   Почувствовав себя униженной, Джолин произнесла:

   – О, мне ужасно жаль! Я пыталась позвонить домоправительнице.

   – Ей звонить через «ноль». Неважно, поднимайся. Я жду тебя.

   Без дальнейших указаний и даже не попрощавшись, Вирджиния Лэндон закончила разговор.

   Джолин медленно опустила трубку на рычаг. По ее коже пробежала нервная дрожь, ладони покрылись холодным потом. Она почувствовала, что встреча с матерью Карла окажется значительно труднее, чем она ожидала.

   Джолин медленно прошла через холл к лестнице, ведущей наверх. Просторный холл был освещен тремя огромными хрустальными люстрами. Ступая по мягким коврам, она несколько раз останавливалась, чтобы рассмотреть дорогую мебель и предметы искусства, расставленные на изящных столиках и полках. На одном столике стояли старинные часы из позолоченной бронзы, на других – беломраморные фигуры мифических созданий, на стенах висели картины. Она в задумчивости остановилась перед небольшой группой портретов в дорогих рамах с затейливой лепниной. Ей было интересно, предки ли это Вирджинии, или Лэндона, или их обоих. Она с удовольствием стояла бы там среди всех этих дорогостоящих вещиц и размышляла на эту тему еще несколько часов, но нужно было идти дальше.

   Джолин медленно поднялась по широкой лестнице с белыми мраморными перилами, гадая, как ей узнать комнату миссис Лэндон. Она не осмелилась перезвонить и спросить, а снова искать домоправительницу ей не хотелось из страха еще раз ошибиться номером.

   Звонить Джейку она тоже не собиралась. Он и так считает ее полной дурой; она не хотела оказаться в идиотском положении, расспрашивая, как найти его мать в этом огромном доме.

   Пока Джолин поднималась, она слышала отдаленный шум глухих ударов где-то на верхнем этаже. С каждым шагом девушка теряла уверенность. Как справиться с этой задачей, не сев в лужу? Что, если она зайдет не в ту комнату?

   Поднявшись наконец наверх, она увидела несколько дверей. Джолин определила нужную комнату по аромату «Шалимар» от Герлена. Аромат становился насыщеннее по мере ее приближения к двери и очень напоминал духи Мардж, которая однажды позволила себе роскошь купить недорогую подделку этих духов и пользовалась ими только на Рождество. Чуть более изысканный, чуточку более острый и не такой сладкий. Ясное дело, Вирджиния Лэндон не пользуется подделками.

   Подойдя к дверям спальни, она остановилась, чтобы набраться мужества. Дверь была приоткрыта. Вирджиния Лэндон отдыхала в шезлонге, словно героиня из фильма тридцатых годов, и смотрела телевизор. Она оказалась высокой женщиной с довольно резкими чертами когда-то красивого лица. Ее золотисто-каштановые волосы слишком яркого оттенка были строго убраны назад в такой тугой узел, что казалось, они растянули ее алые губы в тонкую линию. Ее внушительный вид мог вселить благоговейный трепет в кого угодно.

   Джолин не понадобилось утруждать себя объявлением о своем приходе. Прежде чем она успела постучать, ее заметили.

   Если до этого момента Джолин надеялась понравиться будущей свекрови, то сейчас надежда развеялась в прах, стоило ей увидеть плотно сжатые узкие губы и сверлящий взгляд.

   – Ты, должно быть, Джолин, – воскликнула Вирджиния, делая странное ударение на «лин».

   – Да, добрый день… Приятно познакомиться, – наконец выдавила свою реплику Джолин, что было сокращенной версией той речи, которую она репетировала много раз дома, представляя себе волнующую сцену встречи с родственниками Карла.

   Вирджиния улыбнулась, но ее глаза остались бесстрастными.

   – Будь любезна, проходи, ты же не собираешься торчать в дверях целую вечность.

   Джолин последовала за жестом дамы, как марионетка на невидимой ниточке, и присела на самый краешек твердого деревянного стула, на который указала ей Вирджиния, хотя рядом стояло удобное кресло с подушками.

   – Так ты хочешь выйти замуж за моего Карла, – растягивая слова, произнесла Вирджиния, внимательно разглядывая Джолин. Она нажала кнопку на пульте, выключив телевизор.

   – Я… я… мы говорили об этом, – пробормотала Джолин, гадая, что может интересовать такую светскую даму, как Вирджиния, в вечернем телевизионном ток-шоу.

   – Только говорили?

   – Э-э-э… – старательно произнесла Джолин, придумывая в меру вежливый ответ.

   – Ты хочешь сказать, что еще не ответила согласием на предложение моего сына? – спросила Вирджиния ехидно, не переставая улыбаться.

   – Э-э-э… – повторила Джолин и робко объяснила: – Мы с Карлом обсуждали этот вопрос, но наверняка ничего не решили.

   Девушка была готова провалиться сквозь землю под пристальным взглядом будущей свекрови. Она попала в крайне щекотливую ситуацию. Подумать только – какая-то официантка медлит с ответом на предложение нефтяного магната! Не иначе как это какая-нибудь хитрая уловка, чтобы крепче подцепить его на крючок.

   Вирджиния надменно вскинула тонкие подрисованные брови:

   – Вот как? У меня сложилось впечатление, что все уже решено. – Линия ее губ немного приподнялась по углам.

   Вирджиния была в курсе того, что женитьба на женщине из народа нужна ее сыну для успеха на губернаторских выборах, но ей не могла нравиться эта идея.

   Снова раздались удары молотка. Рот Вирджинии превратился в тонкую прямую линию, и она крикнула, повернувшись к стене:

   – Джейк, дорогой, ты не мог бы подождать с этим немного? – Ответа не последовало, но она, похоже, была удовлетворена результатом своих действий и повернулась к Джолин: – Карл сообщил мне, что ты завтра пойдешь на открытие парка вместо него.

   – Да, он просил меня об этом.

   Рассмотрев хозяйку дома, Джолин нашла, что в ее лице и жестах было много общего с Карлом.

   Глаза Вирджинии оценивающе скользили по Джолин.

   – Я взяла на себя смелость заказать для тебя несколько вещей. Они будут здесь с минуты на минуту. Я надеюсь, ты не сочтешь мои поступки бесцеремонными. – Эти слова были произнесены не допускающим возражений тоном, как и все, что говорила Вирджиния Лэндон.

   – Спасибо, – ответила Джолин, глубоко вздохнув, чтобы немного успокоиться.

   Снаружи вновь раздались удары молотка, и Вирджиния, закатив глаза, закричала не своим голосом:

   – Джейк Лэндон, не будете ли вы так любезны прекратить стучать молотком!

   Воцарилась тишина. Джолин замерла, не зная, как себя вести. Наконец Вирджиния обернулась к ней и произнесла светским тоном:

   – К сожалению, вся прислуга отпущена на месяц. Предполагалось, что здесь никого не будет. Я сама собиралась быть на юге Франции в это время. Дом нуждается в ремонте, а мой младший сын отказывается нанимать кого-либо, так как считает, что может справиться сам. Такой упрямец!

   Она покачала головой, и Джолин едва удержалась, чтобы не сделать то же самое.

   – В чем дело? – спросил Джейк, появившись в дверях.

   – Я просто хотела, чтобы ты перестал колотить молотком. – Она протянула холеную руку, приглашая его войти, но он не шелохнулся. – Мы тут мило беседуем с Джолин о ее будущей жизни с Карлом. – Всем своим видом Вирджиния Лэндон отчетливо и с торжеством давала понять, что считает это совершенно невероятным. – Не так ли, милочка?

   Джейк при этих словах прошел в комнату.

   – Правда? – Он смотрел не на мать, а на Джолин.

   Несмотря на внешнюю сдержанность, Джолин выглядела напряженной и испуганной. Джейк понял, что происходило в этой комнате. Вирджиния не делала ничего, чтобы расположить к себе девушку, напротив, она всем своим видом демонстрировала значительность своей особы, чтобы Джолин не забывала о своем низком общественном положении.

   – На самом деле мы говорили об открытии парка, куда мне завтра надо идти, – робко поправила Джолин.

   – Да. – Голос Вирджинии теперь просто сочился медом. – Я как раз говорила Джолин, что трудно сделать лучший выбор для такого случая.

   Джейк нахмурился и на шаг придвинулся к девушке.

   – Я уверен, что у Джолин все получится. Несомненно, даже лучше, чем у Карла.

   Вирджиния нахмурилась и вздохнула.

   – Ваши вечные ссоры с братом разбивают мне сердце.

   – Мы не ссоримся, – сказал он Джолин. Похоже, его ничуть не волновало то, что его мать расстроена. – Я даже не уверен, умею ли ссориться.

   – О, в это верится с трудом, – тихо ответила девушка.

   Он улыбнулся, и его лицо вспыхнуло.

   – Я пошутил.

   – Я тоже.

   Их взгляды встретились на мгновение, в уголках его глаз пряталась лукавая улыбка. Он кивнул ей едва заметно, потом повернулся к матери.

   – Я думаю, Джолин прекрасно подходит для этого дела. – Он переложил молоток из одной руки в другую. – Тебе нужно что-то еще или я могу вернуться к работе?

   – Ты завтра свободен? – поинтересовалась мать.

   – Ты же знаешь, я свободен до заседания совета директоров.

   – Отлично. Ты не мог бы отвезти Джолин на это мероприятие?

   – Я бы мог, – протянул он, – но зачем? Она взрослая женщина и вполне способна добраться сама.

   – Ах, ты вечно мне перечишь! Ну, конечно, тебе нет никакого дела до моих истерзанных нервов.

   – Думаешь, ей нужна нянька? – Джейк весьма мудро рассудил, что ему следует избегать всяческих знаков внимания к Джолин, которые позволили бы ей заподозрить, что он к ней неравнодушен.

   Вирджиния строго посмотрела на него, отстранившись назад. Этот прием был отработан ею годами.

   – Дорогой, никто не говорит, что этой девушке нужна нянька.

   Этой девушке. Вирджиния Лэндон больше не смотрела на Джолин, она говорила о ней так, будто та была предметом, который надо переместить из пункта А в пункт Б.

   – И все же, – продолжала Вирджиния, – ей не помешает небольшой присмотр поначалу.

   Джейк, казалось, был несколько смущен бестактностью своей матери. Он повернулся к Джолин:

   – Она не хотела тебя обидеть.

   Джолин бросило в жар, потом в холод. О ней говорили как о беспомощном ребенке. Некоторое время она сидела, храня неловкое молчание и избегая взглядов Вирджинии и Джейка, но тут голос вернулся к ней, и, откашлявшись, она произнесла:

   – Я… я уверена, что если вы просто скажете мне, куда ехать…

   – Чушь! – Вирджиния подняла взгляд на Джейка. Она слегка улыбнулась только губами, глаза ее оставались невозмутимо холодными и бесстрастными. – Мой сын сам только что сказал, что завтра свободен.

   Джейк сделал еще шаг к Джолин, и она немного успокоилась: он неосознанно защищал ее от своей матери. Джолин понимала, что Вирджиния пытается использовать ее как пешку в какой-то игре между ними. Намеренно ли Джейк защищал ее? Ощущение уютного тепла и аромат, исходящий от Джейка, обволакивали ее, как мягкое пуховое одеяло. В его присутствии Джолин вновь обретала утраченное спокойствие.

   Только сейчас в ее голове из отдельных кусочков начала складываться целостная картина. Она поняла, что если Джейк был, условно говоря, на стороне «Джорджа Бейли» в этом семейном противостоянии, то, значит, Карл… Нет, ей не хотелось верить, что Карл способен раздавить людей из маленького бизнеса!

   – Я буду рад помочь, если Джолин того пожелает, – ответил Джейк Вирджинии.

   – Ты готов скорее помочь чужому человеку, чем собственной семье! – Вирджиния покачала головой и со страдальческим видом прижала ладонь ко лбу. – Ты разбиваешь мне сердце.

   Взгляды Вирджинии и Джейка схлестнулись. Джолин встала и отошла на два шага назад, думая, может ли она незаметно исчезнуть.

   – Джолин уже почти член семьи, – заметил Джейк, отчего у Джолин внутри все сжалось.

   – Возможно, – бросила Вирджиния, посмотрев сверху вниз на Джолин, стоящую в дверях. – Возможно.

   Джейк резко выпрямился и расправил плечи, и Джолин вдруг поняла, что он может оказать серьезное сопротивление в любом споре. Она бы не хотела оказаться на месте его противника.

   – Прошу меня извинить, я… Э-э… с вашего разрешения… – сказала Джолин и запнулась. – Я лучше пойду…

   – Возвращайся через час, дорогуша, я полагаю, одежда к тому времени будет доставлена.

   – Хорошо. – Джолин остановилась в дверях и обернулась. С подкупающей искренностью она произнесла: – Миссис Лэндон, прошу вас, не волнуйтесь из-за завтрашней поездки на открытие парка… Вам и Карлу не придется краснеть за меня.

   Пожилая дама, похоже, была удивлена. С нарочитой улыбкой она заверила Джолин:

   – Конечно, нет, милая.

   Джолин улыбнулась и вышла. Но в дверях она успела услышать слова Вирджинии:

   – В конце концов, какое это имеет значение? Через пару месяцев земля будет продана и парка не будет.


   Через час Джолин одолели сомнения, следует ли ей сначала позвонить или нет. Она не хотела докучать этой даме, поэтому решила, что лучше ей не звонить. Подойдя к двери, она тихонько постучала.

   – Миссис Лэндон?

   – Входи, дорогая.

   Джолин вошла в комнату. Вирджиния говорила по телефону.

   – Да, неприятно это говорить, но, думаю, это правда. Ах, невозможно же все держать под контролем! Милочка, мне нужно идти. Тут требуется мое вмешательство… Да? Ну, разумеется, я перезвоню.

   Она чмокнула губами возле трубки и повесила ее на рычаг.

   – Джолин, дорогая, вещи прибыли. Я пошлю Джейка принести их сюда.

   – Ну что вы, я могу…

   – Джейк! – (Удивительно, каким пронзительным мог быть ее голос, когда она не пыталась управлять им.)

   Джейк что-то ответил, и Вирджиния громогласно крикнула:

   – Нам нужна твоя помощь!

   Джолин нахмурилась. Теперь он подумает, что она совершенно беспомощна и не в состоянии принести себе пару пакетов с одеждой.

   Джейк появился в дверях. На лбу у него была испарина, в руках он держал отвертку.

   – Да?

   – Там несколько коробок, Джейк, ты не мог бы… – Вирджиния несколько раз махнула рукой к двери.

   – Сыграть в пинг-понг? – сдержанно осведомился Джейк.

   Глаза Вирджинии сузились.

   – Я прошу тебя принести коробки из холла, – сухо ответила она.

   – Коробки из холла. Понятно. – Задержав взгляд на Джолин, он вышел в коридор и вернулся минуту спустя с двумя длинными картонными коробками. Он поставил их рядом с шезлонгом и сказал: – Я пойду поработаю.

   – Нет, нет, дорогой, ты должен открыть коробки. Они запечатаны. Я не хотела бы поломать свои ногти, а у Джолин они слишком коротки, – сообщила Вирджиния и выразительно посмотрела на руки Джолин.

   Джолин взглянула на свои короткие ногти и в сотый раз мысленно отругала себя за привычку нервно обкусывать их. Она спрятала руки за спину и стала рассматривать коробки, избегая взглядов Вирджинии и Джейка.

   – У меня тоже короткие ногти, мама, – резко ответил Джейк. – Похоже, твои подходят лучше всего для открывания коробок.

   – Но у тебя же есть такие штуки, маленькие ножички.

   – У тебя они тоже есть, – пробормотал он, порывшись в карманах и достав маленький швейцарский армейский нож. – Честно говоря, мама, я не знаю, как ты обходишься тут без меня.

   – Ну, обычно мы кое-как справляемся. Но в данный момент у меня есть смягчающие обстоятельства… – Она жеманно указала на свою ногу. Джолин увидела, что нога Вирджинии теперь возлежала на подставке, один палец был завернут в полоску ткани. – Мне теперь действительно нужна твоя помощь.

   – Хмм… – Джейк быстро вспорол упаковку на обеих коробках и сложил нож. – Ну, если я вам больше не нужен… – Он собрался уходить.

   – Постой, останься с нами! – мягко попросила Вирджиния.

   – Сожалею, – вежливо ответил Джейк. – Мне нужно вернуться к работе.

   – Как хочешь, – небрежно бросила Вирджиния. – Нам было бы интересно выслушать твое мнение.

   – Обычно тебя не интересует мое мнение, – пробормотал он, не останавливаясь и не оборачиваясь.

   После его ухода Вирджиния посмотрела на Джолин:

   – Мне пришлось воспользоваться описанием Карла, чтобы определить твой размер. Открой вон ту большую коробку и достань оттуда что-нибудь, – велела Вирджиния.

   Джолин двинулась к коробке, мечтая провалиться сквозь пол. Открыв ее, она не могла поверить своим глазам.

   – Здесь, должно быть, какая-то ошибка, – неуверенно произнесла она, потянув за уголок пакета и вытаскивая нечто похожее на ярко-бирюзовую палатку.

   – Тут нет никакой ошибки, милая. Я подумала, этот цвет подойдет тебе, и, видит Бог, я не ошиблась. От тебя вовсе не ждут особой изысканности туалетов.

   – Но размер… – робко возразила Джолин. – Я же утону в этом.

   – Проверь другую коробку, я думаю, там поменьше размеры. А кроме того, платье всегда можно ушить.

   Без всякой надежды Джолин открыла другую коробку. Встав на колени, она стала осторожно перебирать ее содержимое. Вирджиния не ошиблась, тут действительно были вещи поменьше. Первым в руки Джолин попалось черное вечернее платье с глубоким декольте впереди и сзади и юбкой с высоким разрезом. Она собралась положить его обратно в коробку и начала укладывать в целлофановый пакет, но Вирджиния, оживившись, сказала:

   – Вот это. Примерь его.

   Джолин обернулась:

   – Но это же вечернее платье.

   – Чушь. Оно превосходно, как раз для тебя. Примерь.

   Кровь прилила к лицу Джолин.

   – Ну, я не знаю… Я думала о каком-нибудь милом хлопчатобумажном костюме, что-то в стиле Джеки Кеннеди. – А не в стиле Мадонны, добавила она про себя.

   Вирджиния посмотрела на нее сперва с удивлением, затем с сомнением; наконец, покачав головой, недобро рассмеялась и высокомерно произнесла:

   – Джеки Кеннеди – это совершенно другой тип. Думаю, я уловила твой стиль. Надень это.

   Вирджиния распоряжалась с такой уверенностью, что было ясно: она не привыкла к возражениям.

   Джолин молча повиновалась. Этой женщине невозможно было сказать «нет», поэтому девушка даже не попыталась это сделать. Тут уж ничего не изменишь. Она взяла пакет с вечерним платьем, отправилась в ванную комнату, на которую указала Вирджиния, и заперлась там.

   Что происходит? Почему ей так неуютно с матерью Карла?

   Джолин тут же стало совестно за себя. Вирджиния ведь просто пытается помочь ей, а Джолин только и думает, как бы убраться отсюда, чтобы все оставили ее в покое. Это непростительно.

   Она сняла свою одежду и надела новое платье, которое выбрала для нее Вирджиния. Встав перед зеркалом, Джолин поразилась, какое низкое декольте у платья и какой высокий разрез у юбки. Она чувствовала себя прямо-таки голой. Уж лучше ей выйти на люди в бикини, чем в таком платье. Ей казалось, что и Карлу бы оно не очень понравилось, у него были строгие взгляды. И кому уж лучше знать об этом, как не его матери!

   – Ну и как? – нетерпеливо позвала Вирджиния.

   – Э-э… я не думаю, что оно мне подходит, – смущенно призналась Джолин и еще раз повернулась перед зеркалом. – Уж больно оно…

   – Давай посмотрим, выходи.

   – Да. Сейчас. – Джолин вертелась перед зеркалом, пытаясь придать платью более скромный вид. Она не слышала голосов за дверью, пока не вышла из ванной комнаты и не увидела, что не только Вирджиния, но и Джейк, прищурившись, смотрят на нее.

   Вирджиния восторженно воскликнула:

   – Именно так я и представляла себе это! Джейк, дорогой, разве это не прелестно?

   – Прелестно. – Он встретился глазами с растерянной Джолин и ободряюще улыбнулся. В этот момент она почувствовала, что у нее есть союзник. Джейк обернулся к матери. – Для кого-нибудь другого. Видимо, Джолин не очень довольна платьем.

   Что-то в том, как он не смотрел на нее, заставило Джолин почувствовать себя раздетой.

   – А какая женщина довольна своей внешностью? – Досадливо поморщившись, Вирджиния задумалась. – Давай же, милочка, обойдемся без ложной скромности. Тебе нужно, чтобы пресса быстро заметила тебя. А теперь они тебя заметят. Поверь мне, Карл ничуть не пострадает оттого, что все эти мужчины оценят тебя. По-моему, подходит.

   – Не более чем деревянная обшивка в голубой комнате. Оставляем или убираем? – отозвался Джейк.

   – Оставляем.

   – Ладно. – Он повернулся к выходу, переложив отвертку из одной руки в другую.

   – Джейк!

   Он остановился.

   – Может быть, ты скажешь Джолин, как она привлекательна в этом новом платье?

   Джейк едва кивнул головой и встретился улыбающимися глазами со взглядом Джолин.

   – Ты очень мила, – заверил он девушку. – Скажи мне, если захочешь съездить в магазин. Я найду время, чтобы отвезти тебя.

   – Спасибо, – тихо ответила Джолин. Затем, обратившись к Вирджинии, она спросила: – Здесь прохладно, можно я вернусь и переоденусь?.. – И с неприличной поспешностью устремилась в ванную комнату.

   Подойдя к зеркалу, Джолин пыталась придумать что-нибудь, чтобы, с одной стороны, сделать платье менее откровенным, а с другой – не перечить Вирджинии.

   «Пожалуй, надену-ка я шаль на плечи, а на ноги – плотные черные колготки», – решила она. Но подходит ли все это для дневного мероприятия? Ее интуиция говорила ей – нет. Но Вирджиния, как ни крути, больше понимает в таких вещах, напомнила себе Джолин.

   Если Вирджиния считает, что это платье может понравиться друзьям и знакомым Карла, Джолин готова перетерпеть. Это не так сложно. Она и не такое выдерживала раньше, сможет немного помучиться и сейчас. Эка важность! Главное для нее сейчас – войти в семью Лэндон, научиться быть такой, как они. Тогда они примут ее, и она получит эту замечательную легкую и богатую жизнь, о которой так мечтала. Нужда и тяготы останутся позади!

   Закончив с переодеваниями, Джолин решила поспешить в магазин, чтобы успеть до закрытия найти какие-нибудь аксессуары к платью.

   – Я так рада, что мы нашли такое подходящее платье для тебя, милочка! – победно воскликнула Вирджиния, бренча браслетами и поправляя прическу. – Такая удача! Думаю, тебе не терпится приобрести и другие наряды, не правда ли? – Она скользнула взглядом по Джолин. – И как можно скорее. Я открыла счет для тебя у Неймана.

   – Это очень мило с вашей стороны, но…

   – Чего не сделаешь для моего Карла! Кстати, тебе понадобится еще одно вечернее платье, для губернаторского бала в эти выходные. По этому поводу, милочка, можешь не волноваться. Я вырезала из журнала мод пару картинок, чтобы помочь тебе выбрать покупки. – Наверное, этот поступок должен был свидетельствовать о невиданном расположении и беспредельной доброте Вирджинии.

   Джолин замерла.

   – Губернаторский бал? – переспросила девушка.

   – Да. – Взгляд Вирджинии был холоден. Односложный ответ прозвучал как вопрос: а что, у тебя проблемы?

   Наверное, она решила, что Джолин ужасная плакса, все время мнется и стесняется, когда дело доходит до светских обязанностей. Джолин удалось справиться с паникой в душе.

   – Вот вырезки из журналов. – Вирджиния вручила Джолин стопку журнальных вырезок, которые были больше похожи на рекламу нижнего белья.

   – Извините, – пробормотала девушка, – я ничего не знала про бал. Но думаю, Карл поможет мне найти что-нибудь подходящее, если мы пойдем туда.

   Взгляд, которым наградила девушку Вирджиния, был поистине ледяным. Она снисходительно пояснила:

   – Карл обратился ко мне с просьбой помочь тебе с гардеробом. Ему нет необходимости утруждать себя подобной ерундой.

   – О… понятно.

   Мардж, бывало, часто употребляла выражение «тошно, хоть на стенку лезь», и теперь Джолин точно знала, что оно означает. Она порылась в своей памяти, пытаясь найти вежливый ответ, что-нибудь в духе Кэтрин Хепберн из фильма «Однажды в Филадельфии»… но так и не нашлась что ответить.

   Верно, в какой-то момент она что-то сказала или сделала не так, как надо, поэтому теперь Вирджиния Лэндон ни во что ее не ставит.

   Ан нет! Этого нельзя допустить! Джолин заставит Вирджинию изменить ее мнение. Она заставит всех их изменить мнение о себе.

   Как только Джолин вышла из комнаты, Вирджиния принялась злословить на ее счет. Ее манеры были признаны вульгарными, и было сказано, что она полностью лишена вкуса, красоты, изящества и умения поддерживать разговор.

ГЛАВА ПЯТАЯ

   – Мне действительно очень жаль, что она заставила тебя сделать это, – сказала Джолин, когда они поставили машину Джейка на оживленной центральной улице. Ее грызла совесть. – Наверняка у тебя есть дела поважнее, чем возить меня.

   Джейк поднял руку, выйдя из машины:

   – Секундочку. Кто, извините, меня заставил делать и что?

   – Твоя мать. – Она развела руками. – Мне жаль, что она заставила тебя ехать со мной сюда сегодня. Честное слово, я доберусь назад сама. Поезжай домой.

   – Моя мать не заставляла меня что-либо делать с десяти лет. – Джолин повернулась к нему, он засмеялся. – Ну ладно, может, с двенадцати. В любом случае уже давно. Я здесь только потому, что хочу помочь тебе.

   Сердце Джолин затрепетало, но она не поднимала глаз с дорожки.

   – Ты хочешь мне помочь, несмотря на то что я помогаю Карлу в его кампании?

   Вирджиния подколола край платья, и Джолин украдкой одергивала его на бедрах, пытаясь опустить подол пониже.

   – Это, несомненно, загадка. – Джейк остановился и взял ее за руку, мягко разворачивая к себе. – Но если ты решила пройти через это – я имею в виду отношения с Карлом, – я чувствую, что должен помочь тебе, как смогу.

   Ну вот опять, он намекает, что она делает большую ошибку, и он знает это. Джолин нахмурилась.

   – Извини, но я не уверена, что Карл сочтет такое заявление полезным. Ты так говоришь, будто считаешь, что мне не следует выходить за него.

   – Это ты сказала. – Он слегка пожал плечами. – Слишком многое вас разделяет. Но я, по крайней мере, скоро уезжаю.

   – Разделяет? – Она попыталась подтянуть повыше низкий V-образный вырез. – Что ты имеешь в виду?

   Он чуть-чуть покраснел.

   – Это не мое дело. – Он опять двинулся вперед. – Но если тебя интересует мое мнение…

   – Да. – Она остановилась.

   Он оглянулся. Они стояли на оживленном перекрестке в небогатой части города. Старый темно-синий седан пронесся мимо, водитель свирепо выругался за тонированными стеклами, проезжая мимо Джолин.

   – Я думаю, ты очень стараешься быть кем-то, кем не являешься, – сказал Джейк. – И все для удовольствия этого сукина сына Карла, который даже не потрудился быть здесь!

   У девушки к горлу подкатил ком. Она ожидала резкости, но не такой! Она была поражена его грубостью – он казался таким обходительным.

   – Что ты имеешь против меня? Что я тебе сделала? – попыталась она защищаться. – Ты так говоришь, будто я другой биологический вид! Будто я кот, который выдает себя за собаку!

   Он некоторое время внимательно изучал ее лицо.

   – Я не об этом говорю.

   – Тогда о чем ты говоришь?

   – Вот это платье. Это ты? Тебе в нем удобно?

   – Одежда? Ты говоришь об одежде?

   – Не только одежда. – Загорелся зеленый свет, они пошли через улицу. – Но согласись, ты никогда бы сама не выбрала такое для себя. Но Вирджиния сказала тебе, что это хороший выбор, и ты согласилась.

   – Я никогда не говорила, что это хороший выбор. – Разумеется, она не соглашалась, платье казалось ей слишком открытым, особенно для дневного мероприятия. Джолин сжала губы, потом сказала: – Ваша мать так считает, и коли она лучше меня разбирается в таких вещах, так, по-моему, уж лучше мне положиться на ее опыт.

   Он фыркнул.

   – Твой здравый смысл поможет тебе лучше, чем моя мать.

   Она хотела согласиться, но простая логика подсказывала ей, что он не прав. Она твердила себе, что ее опыт жизни в маленьком городке ничего не значит здесь, в большом городе. Она понятия не имеет об этикете и протоколах, которые так важны для богатых.

   – Легко говорить.

   Он сухо засмеялся, и она заметила блеск в его зеленых глазах, обращенных к ней.

   – Нет, поверь мне, нелегко.

   – Но ты ведь это делал всю жизнь? Разве нет?

   – Жил во лжи? Еще бы! – Он сунул руки в карманы. – Но я решил бросить это. А ты?

   Она глубоко вздохнула.

   – Я не живу во лжи.

   – Другими словами, тебе нравится заниматься всем этим? Ну, вот этой политической кампанией?

   – Я не знаю. Я никогда раньше не сталкивалась с такими вещами.

   – Ладно, тогда посмотрим.

   Он остановился и махнул перед собой рукой, показывая на зеленый городской парк, раскинувшийся перед ними. Небольшая площадка в середине парка была заполнена репортерами и горожанами. Джолин с интересом рассматривала публику. Часть публики была одета в дорогие костюмы, в прекрасного покроя платья, сшитые на заказ. На других были рваные мешковатые джинсы, грязноватые футболки, старые спортивные куртки и изношенные кроссовки. В руках они держали разнообразный садовый инвентарь.

   Джолин с Джейком подошли ближе. Молодая рыжеволосая женщина в футболке и запачканных джинсах тотчас направилась к ним.

   – Джолин Уилер? – Она вытерла руку о джинсы и протянула ее Джолин. – Я Нэнси Миглин, одна из руководителей проекта «Зеленый и чистый». Я так рада, что вы смогли прийти.

   Джолин пожала руку женщины. Ее V-образный вырез от этого движения съехал вниз, и ей пришлось немедленно отдернуть руку, чтобы поправить его. Она остро почувствовала всю нелепость своего вечернего наряда в такой ситуации. Ей казалось, что все вокруг смотрят на нее и прячут улыбки.

   – Рада познакомиться, – поспешно ответила она и заправила лямку от бюстгальтера под платье, потом взглянула на Нэнси и смущенно улыбнулась.

   Взгляд Нэнси вспыхнул при виде Джейка.

   – Привет, как дела? Давно не виделись! – кокетливо промурлыкала она.

   Он кивнул и ответил Нэнси загадочной улыбкой, которую Джолин никак не могла понять. Ей вдруг стало очень неуютно.

   Нэнси повернулась к Джолин.

   – Итак. – Она хлопнула в ладоши. – Как насчет небольшой прогулки?

   Джейк остался позади, пока Нэнси вела Джолин через поляну, показывая цветник, огород и удивительный сад трав в середине парка. Она говорила, как важен этот проект для детей и как много пользы он уже принес.

   Наконец они вернулись к Джейку, и Нэнси обратилась к Джолин:

   – Послушайте, я даже не могу выразить словами, как мы счастливы, что ваш муж предоставил нам в пользование эту землю. Я надеюсь, наше сотрудничество продлится годы и годы.

   Вот опять. Джолин нахмурилась, даже забыв поправить Нэнси, назвавшую Карла ее мужем.

   – Но разве кто-то другой не купил уже эту землю?

   Глаза Нэнси сузились от неожиданной ярости.

   – Что?

   Резкий тон больно задел Джолин, и она растеряла последние остатки уверенности в себе.

   – Земля продана… – Джолин обернулась к Джейку: – Разве нет?

   Он пожал плечами.

   – Я далек от дел семьи. – Он опустил голову и взглянул на Джолин, будто хотел сказать: «Я пытался предостеречь тебя».

   Джолин с беспомощной улыбкой повернулась к пораженной Нэнси.

   – Я не знаю подробностей… но попробую выяснить.

   – Да уж… – произнесла Нэнси глухим голосом. Она оглянулась на парк и покачала головой.

   – А вы не думали использовать под свой проект городской парк? – спросила Джолин. – Тогда вы не потеряете землю и… – она взглянула на цветущий сад позади Нэнси, – и все ваши труды не будут напрасны.

   Лицо Нэнси побледнело.

   – Проблема в том, что тут нет городского парка. – Голос Нэнси, по мере того как она говорила, становился жестче, ее гнев нарастал. – Вот почему предложение мистера Лэндона показалось нам Божьим даром.

   – Но есть же городские земли, которые не используются? В западной части, как называется это место? – Джолин сосредоточилась. Она проезжала мимо по дороге в «Нейман и Маркус» и отметила его. – Я сейчас не помню, это такой старый заросший двор. Голову даю на отсечение, город будет только счастлив, если кто-то придет и захочет обрабатывать его.

   – А затем Карл Лэндон вступит в должность и поставит там буровую вышку? – Нэнси смерила Джолин холодным взглядом. Ее тон был подчеркнуто резким.

   Джолин поежилась, потрясенная услышанным.

   До нее вдруг дошло, что она наговорила тут слишком много, и она сама побледнела.

   – Мисс Миглин, прошу вас, не принимайте всерьез то, что я сказала, пока мы не выясним факты. Может быть, я ошибаюсь по поводу продажи этой земли. – Но я так не думаю, добавила она про себя, холодея от дурных предчувствий.

   – Пресса поможет разобраться в этом деле, может быть, даже быстрее, чем вы и я, – холодно бросила в ответ Нэнси и повернулась к толпе: – Эй! У нас тут есть новости!

   – О нет, прошу вас! – в панике воскликнула Джолин. – Прошу вас, разрешите мне сначала все узнать самой! Если я ошибаюсь, это причинит Карлу массу неприятностей! – Но Нэнси это совершенно не волновало, поэтому Джолин привела другой довод:

   – Подумайте, каким ударом это будет для детей и для всех остальных из вашей команды!

   К ним уже устремилась толпа репортеров.

   – Пожалуйста, – взмолилась Джолин.

   – Нэнс, – вмешался Джейк. – Ты знаешь, как я отношусь к такого рода вещам, но Джолин права. Если здесь произошла путаница, это может быть неприятно для всех.

   Нэнси, похоже, задумалась над его словами, потом кивнула. Когда подбежали репортеры и газетчики и стали спрашивать, в чем дело, Нэнси как ни в чем не бывало, представила им Джолин:

   – Это жена мистера Лэндона.

   – Невеста, – поправил Джейк.

   – На самом деле, – начала было Джолин, – мы только…

   Но ее голос потонул в шквале вопросов, обрушившихся на Джейка:

   – Как давно вы помолвлены, мистер Лэндон? Где вы познакомились?

   И вопросы к Джолин:

   – Каково быть помолвленной с человеком, который был назван самым желанным женихом этого года в Техасе?

   – Джейк, ах ты, старый бродяга!

   Джейк подошел чуть ближе к ней и сказал:

   – Джолин помолвлена с моим братом, Карлом Лэндоном, не со мной. Это невеста моего брата.

   Джейк повернулся и посмотрел на нее долгим взглядом. Как хорош был Джейк в этот момент, отметила про себя Джолин, и ее сердце забилось сильнее.

   Повернувшись к шумной толпе, он просто добавил:

   – Моему брату очень повезло.


   «Либо Джолин никто не предупредил, как нужно вести себя, либо она безбожно пренебрегла всеми указаниями», – размышлял Джейк, собираясь в конюшне перевязать ноги кобыле. Трудно было поверить, что ни Карл, ни Вирджиния не велели ей помалкивать. Но он не мог себе представить, чтобы застенчивая Джолин намеренно вредила политической кампании Карла.

   Оставалось только одно: Карл и Вирджиния сочли ее слишком глупой, чтобы она могла сказать что-то опасное, поэтому не стали обсуждать с ней дела.

   Он пошел в боковую комнату за бинтами и усмехнулся про себя. О, Джолин весьма опасна для семьи Лэндон: она слишком честна. Жаль, что она собирается, на свое несчастье, выйти замуж за Карла, но, с другой стороны, приятно, что в семье у него появится союзник.

   Вслед за этим Джейку в голову пришла другая мысль, изрядно испортившая ему настроение. В его отношении к Джолин нет ничего честного и правильного. Она невеста его брата, и если не уважение к брату, то правила приличия и его собственная честь требуют от него, чтобы он держался подальше от этой девушки.

   Услышав тихое ржание кобылы, Джейк открыл ворота стойла.

   – Я знаю, ты готова вырваться отсюда, – сказал он, погладив рукой лоснящуюся шею лошади и потрепав холку. – Он вздохнул и продолжал гладить ее. – Я тоже, старушка, я тоже.

   – Эй! – раздался женский голос у входа в конюшню. – Есть тут кто-нибудь?

   Джолин. Джейк выпрямился и пригладил рукой волосы.

   – Я здесь. – Он выбрался и открыл ворота, как раз когда она подошла. Он заметил, что Джолин успела переодеться в джинсы и рубашку. Слабый аромат ее духов смешался со сладким запахом свежего сена и кожаных седел. – Чем могу помочь? – спросил он, стараясь не обращать внимания на заколотившееся сердце.

   – Ну, я просто думала… размышляла.

   – О том, что случилось сегодня?

   Она кивнула и медленно прошла к стойлу.

   – Сегодня, вчера, завтра…

   Джолин остановилась и облокотилась на ворота стойла.

   – Как ее зовут? – спросила она, разглядывая кобылу.

   – Это Леда. Лучшая породистая кобыла из всех, что у меня есть. Прямой потомок Секрета, на мой взгляд, самой талантливой беговой лошади из тех, которые когда-либо жили на свете. – Он вошел в стойло.

   – Я помню. – Джолин кивнула. – Он выиграл Тройную Корону в начале семидесятых.

   Джейк кивнул.

   – В 1973 году. Я и не знал, что ты увлекаешься бегами.

   Он начинал понимать, что в ней есть немало удивительных качеств.

   – Я поставила на него и выиграла. А мой дядя, заядлый любитель скачек, был уверен, что Секрет проиграет. – Она рассмеялась. – Он и в людях вечно ошибался.

   – По крайней мере ты осталась в выигрыше.

   Они болтали ни о чем, не задумываясь, шутили и беззаботно смеялись.

   Джолин легонько провела пальцем по крупу лошади. Джейк вздрогнул, представив, как она точно так же прикасается и к его коже. Должно быть, у него слишком давно не было женщин, иначе ему бы в голову не пришло думать так о Джолин.

   – Она выглядит такой неугомонной, – улыбнулась Джолин. – Как будто хочет вырваться отсюда и побегать на воле.

   – Ты права. Но тут есть жеребец, которого нельзя запереть; я не хочу, чтобы он добрался до нее. – Он хлопнул по крупу лошади. – Надо сохранить генофонд в чистоте.

   Джолин засмеялась:

   – Мы, девушки, сами не знаем, что лучше для нас?

   – Черт, да она не знает даже, что для нее плохо.

   – Мне знакомо это чувство.

   Они замолчали.

   – Знаешь, ты не сделала ничего плохого, – сказал он спустя пару минут. Он попытался взглянуть Джолин в лицо, но та продолжала смотреть на лошадь. – Я имел в виду – сегодня, в парке.

   Девушка глубоко вздохнула.

   – Я натворила что-то ужасное, – сказала она, глядя прямо перед собой. – Должно быть, я разрушила репутацию Карла.

   – Если кто-то и разрушил репутацию Карла, то это сам Карл, – возразил он.

   – Может быть. Но это не значит, что я могу молоть языком налево и направо. Тут я влипла будь здоров.

   Она посмотрела на него влажными голубыми глазами, и он непроизвольно шагнул к ней.

   В последний момент, осознав свою оплошность, он остановился и облокотился на ворота стойла.

   – Ты никогда не задумывалась над тем, что могла бы быть счастливей, если бы жила, не беспокоясь о том, как бы во что не «влипнуть»? – Он отворил ворота. Он знал, что ему надо прекратить эти разговоры и не ходить вокруг нее, но не мог.

   – Я довольна своей жизнью, – мягко сказала она, глядя на него снизу вверх.

   – На самом деле?

   – Да, – слишком быстро ответила она, скрестив руки на груди. – Сейчас у меня больше надежд на будущее, чем было за всю мою жизнь. – Сказав это, она опустила глаза. Джейк заметил, что она на секунду даже закрыла их. Девушка была смущена. Ему это не понравилось.

   – А что, конкретнее, ты ожидаешь от будущего? – спросил он спокойно, мягко, будто боялся спугнуть лошадь, а не Джолин, звуком своего голоса.

   Она нахмурилась, не зная, смеется он над ней или нет.

   – Я хочу что-то представлять из себя. Думаю, я смогу многого добиться. Хочу помогать людям, например больным детям. Иногда я чувствую, что во мне огромный запас нерастраченных сил, – призналась она откровенно.

   – Ты можешь заниматься этим где угодно, – вскинул голову Джейк, удивленный ее словами.

   Она насмешливо фыркнула.

   – Я надеюсь заниматься чем-нибудь поважнее обслуживания столиков в какой-нибудь грязной дыре, где никогда ничего не происходит, – сухо отозвалась Джолин.

   – Ты – сама событие, – сказал Джейк.

   Девушка удивленно взглянула на него.

   Джейк был тронут до глубины души. Он и не предполагал, что в ней так сильна потребность в самовыражении. Он знал, что она уже немало испытала, привыкла к борьбе, трудностям и лишениям. Его восхитила ее целеустремленность.

   Джейк подумал, что, несмотря на свою мягкую, женственную красоту и по-детски доверчивый взгляд, Джолин была женщиной, которая твердо знает, чего хочет от жизни, и не пасует перед трудностями. И при этом остается такой же искренней и чуть-чуть наивной. Он добавил:

   – Я восхищаюсь тем, что ты хочешь помогать людям. Большинство людей заботится только о себе.

   Она погладила бок лошади.

   – Да я не какая-нибудь там особенная.

   Сердце Джейка екнуло, и он едва удержался, чтобы не сказать, что она совершенно особенная, и ограничился фразой:

   – Найдется немало людей, которые не согласятся с тобой.

   Джолин взглянула на него с такой теплотой, что у него подкатил комок к горлу.

   – Ты такой милый, Джейк Лэндон, – с подкупающей искренностью воскликнула Джолин, прижав руки к груди. С очаровательной улыбкой она добавила: – Тебе не следует скрывать это от людей.

   – Меня не очень беспокоит, что обо мне думают люди. Есть только несколько человек, чье мнение мне небезразлично.

   Девушка кивнула.

   – Я понимаю, что не вхожу в число этих людей, но я должна была сказать тебе это.

   Он хотел было возразить, что ее мнение имеет для него большое значение, но вместо этого пожал плечами и перевел внимание на кобылу.

   – Она все еще участвует в скачках? – спросила Джолин, дотягиваясь до лошадиной шеи, чтобы почесать ее.

   – Нет, ее дело теперь – производить потомство, – ответил Джейк, лаская шею лошади.

   Рука Джолин случайно дотронулась до руки Джейка, и она быстро ее отдернула. Он сделал вид, что смотрит на часы.

   – У меня скоро встреча. Тебе что-то было нужно?

   – Нет, спасибо, – улыбнулась она.

   Как она мила, подумал Джейк.

   – Я просто хотела поблагодарить тебя за поддержку сегодня днем, – закончила она.

   Джейка это ужасно тронуло, хотя ему не следовало испытывать каких-либо чувств.

   – Я просто выполнял свой долг.

   – Ясно. Все равно спасибо.

   Он кивнул.

   Джолин пошла к выходу, потом остановилась.

   – Я знаю, ты и ваша мать считаете, что я… не подхожу для вашей семьи. Ваши чувства, разумеется, можно понять. Могла ли я ожидать, что вы обрадуетесь, вступая в родство с теми, кто находится намного ниже вас на общественной лестнице? – На глаза Джолин навернулись слезы. Она постаралась сохранить внешнее спокойствие. – Но я действительно сделаю все возможное, чтобы Карл был счастлив со мной.

   «Будто это ничтожество заслуживает счастья!» – подумал Джейк.

   – Я не сомневаюсь в этом, – заверил он Джолин, удивляясь, как честно она призналась ему в своих чувствах.

   – Может быть, я вам когда-нибудь даже понравлюсь, – добавила она почти шепотом, но Джейк ее расслышал.

   Он почувствовал себя так, будто его огрели пыльным мешком.

   – Джолин… с чего ты взяла, что ты мне не нравишься?

   – Это очевидно, – откликнулась девушка. – То ты спрашиваешь, что такую девушку, как я, связывает с Карлом, то называешь меня мошенницей, которая пытается втереться в вашу семью.

   – Я никогда не называл тебя мошенницей!

   – Называл. Ты просто не употребил это слово. С самого начала, с первой минуты нашего знакомства твое поведение ясно говорит, за кого ты меня принимаешь.

   – Я сказал лишь, что ты пытаешься быть кем-то, кем не являешься. Для этого не обязательно быть мошенником. Я думаю, ты просто милая девочка с прекрасными мечтами, которые не соответствуют реальности. По крайней мере той реальности, в которой живет Карл.

   – Значит, я дура?

   – Нет. Я думаю, ты просто романтик.

   – Ты думаешь, что я дура, но прикрываешься красивыми словами.

   Про себя она решила, что он прикидывается любезным, а сам, верно, потешается над ней.

   Джейк покачал головой.

   – Послушай, ты приехала из маленького городка, где все друг друга знают и ничего не происходит. Девушки из таких городков обычно черпают свои знания о любви и браке из книг и кинофильмов. Все, что я сказал: реальная жизнь не всегда как в кино.

   – Ах, неужели? – Ее глаза сузились. – Разве я не усну на сотни лет и не проснусь от поцелуя моего принца? Неужто этого не случится со мной? – Ее голос стал резок.

   Какого черта? Он только пытался помочь.

   – Я не знаю. – Он дотянулся через ворота стойла до почти пустого ведра Леды и с грохотом уронил его на цементный пол. – Сколько же ты спала?

   Она недоверчиво хмыкнула, и он сунул ведро под кран, избегая ее взгляда.

   – К твоему сведению, не все провинциалы думают, что тыквы превращаются в кареты, а добрые волшебницы всегда позаботятся о нас.

   – Точно. – Он резко завернул кран. – Некоторые из вас думают, что о них позаботится прекрасный принц!

   – Большинство из нас заботятся о себе сами!

   – Конечно, вот почему ты так стараешься быть для Карла девушкой его мечты… и неважно, чего тебе это будет стоить.

   Он поднял тяжелое ведро над воротами стойла, расплескивая воду на ноги, и повесил его на крюк.

   – Ничего мне это не стоит!

   – Ты потеряешь себя.

   Ее лицо стало пунцовым.

   – Кто бы говорил! Парень, который отказался от семейного наследства, от денег, которые мог бы потратить, помогая людям, – и все для чего? Чтобы разыгрывать из себя мятежного блудного сына!

   – Я ничего из себя не разыгрываю.

   Джейк двинулся к следующему стойлу и вытащил оттуда ведро. Оно было полным, но он выплеснул воду в солому и подставил ведро под кран, чтобы чем-то занять себя.

   – Я делаю то, что считаю правильным.

   – Ну, я делаю то же самое, – откликнулась Джолин.

   Он включил насос, и струя воды ударила в дно ведра.

   – Да ты даже не знаешь, что для тебя правильно!

   – Как интересно у тебя получается! Ты знаешь, что хорошо для всех, а я не знаю даже, что хорошо для меня?

   – У меня есть опыт, а у тебя его нет. – Это прозвучало достаточно двусмысленно, он так и хотел, но сердце его забилось чаще.

   – Откуда тебе знать?

   Он рассмеялся.

   – Я знаю, поверь мне.

   – Да ну?

   Его сердце чуть не выпрыгивало из груди.

   – Сколько раз ты была помолвлена, Джолин?

   – Это что, мерило опыта? – Ее голос чуть смягчился. – Помолвка? Да это вы наивны, молодой человек.

   Он посмотрел на нее сверху вниз и усмехнулся. На мгновение его пристальный взгляд обжег ее пламенем. Она затаила дыхание оттого, что он вдруг приблизился к ней.

   – Ладно, сколько раз ты… целовалась?

   Она откинула голову.

   – Целовалась? – переспросила она. В ее голосе неожиданно прозвучали чувственные нотки.

   Джейк перевел дыхание. Он попытался взять себя в руки, но увы…

   – Да, целовалась?

   – Вот уж не думала, что такой мужчина, как ты, думает о таких приземленных вещах, как поцелуи!

   – Милая, поцелуи можно назвать чем угодно, но только не приземленными вещами! Но, видимо, тебе это неизвестно.

   Джолин удивленно приподняла бровь.

   – Я полагаю, ты – тот мужчина, что просветит меня на этот счет?

   Она играла с огнем, а его кровь была горючим материалом.

   – Может, и так.

   Девушка рассмеялась.

   – Не думаю, что ты можешь показать мне что-то, чего бы я не знала!

   Его губы тронула дерзкая улыбка.

   – Побьемся об заклад?

   – Что получит победитель?

   – Тебя.

   – А проигравший?

   – Меня.

   Девушка неосознанно облизнула губы. Он с интересом наблюдал, как она проводит влажным язычком по пересохшим губам.

   – Это не похоже на пари.

   – Попробуй.

   – Я не играю в азартные игры.

   – Ты же выиграла на скачках в 1973 году. – Он приблизился к ней еще на шаг. – Что изменилось с тех пор?

   – Очевидно, ставки, – ответила она, не двигаясь с места.

   – Я понимаю, ты боишься…

   – Не боюсь я вовсе! Ты просто невыносим, Джейк Лэндон. Ты знаешь это? Невыносим!

   Он молча смотрел на нее некоторое время, потом произнес:

   – Ты напугана. Маленькая девочка, играющая в Золушку. Ты не хочешь признать, что не все мужчины – принцы и не все волки – злодеи.

   – А ты кто? – спросила она дрогнувшим голосом.

   – А как бы ты хотела?

   – Это вообще не мое дело. – Она отвернулась и бросила через плечо: – Но я думаю, мы разобрались, кто у нас тут играет в притворщика.

   Он поймал ее за руку и развернул к себе. Перед его небрежно-соблазнительной улыбкой не устояла бы ни одна женщина.

   – Поиграй со мной, – прошептал Джейк.

   Ее глубокий вздох разбудил в нем желание.

   – Не буду.

   – Не можешь.

   – Это будет неправильно.

   – Это будет потрясающе… – Он сделал еще шаг, сокращая расстояние между ними, и был теперь совсем близко. Его пальцы нежно очертили линию ее подбородка, прошлись вниз по ее шее, остановились на трепещущей впадинке на горле. Он взглянул ей в глаза и добавил: – И познавательно.

   Ее ноздри слегка раздувались от неровного жаркого дыхания.

   – Ты пытаешься соблазнить меня, – прошептала она, сопроводив слова нежным взглядом.

   – Я пытаюсь просветить тебя. – Он склонился и своим горячим дыханием пощекотал ее ушко, что всегда заставляло женщин таять как воск на огне.

   – Я думаю, ты просто хочешь поупражняться в искусстве обольщения, – сказала она.

   Он слегка коснулся губами ее шеи.

   – Ты это так называешь?

   Девушка подняла руку, будто хотела остановить его, но, когда его влажные губы коснулись ложбинки на ее горле, она вздохнула и ее рука осталась лежать на его груди.

   – Для меня это ничего не значит. Ты ничего не добьешься этим. Ты сейчас выглядишь совершенно по-дурацки, – шепнула она.

   Джейк улыбнулся. Он губами чувствовал быстрое биение пульса на ее шее. Он медленно провел влажным языком по пульсирующей жилке.

   – Ты что-нибудь чувствуешь?

   – Нет.

   Он бережно взял ее голову в свои ладони и пробежал кончиком языка по ее подбородку и за ушком. Она откинула голову назад, облегчая ему путь.

   – А так? – спросил он мягко.

   – Нет, – ответила она дрогнувшим голосом.

   Он приник влажными губами к ее рту, его язык нырнул между ее губами, и он с наслаждением ощутил ее вкус. Вдруг он почувствовал, что теряет контроль над ситуацией.

   Порывистым движением Джолин обхватила ладонями его лицо и подарила ему страстный поцелуй. А Джейк, испытывая неизъяснимое блаженство, ни с чем не сравнимую нежность, молча покорился ей.

   Потом, так же неожиданно, как приникла к нему, Джолин отстранилась и посмотрела Джейку в глаза.

   – Все еще считаешь меня наивной? – спросила она, задыхаясь.

   Переведя дух, он ответил:

   – Да, – и наклонился, ища ее губы.

   Она отстранилась.

   – Мы не можем.

   – Можем.

   – Нам не следует делать это.

   – На самом деле следует. И прямо сейчас.

   Он попытался поцеловать ее еще раз, но она уклонилась.

   – Это была ошибка, – произнесла она. – Это ты меня соблазнил.

   – Смешно. Минуту назад мне казалось, что ты обнимала и целовала меня, – усмехнулся Джейк. – Наверно, мне это приснилось? Но знаешь, мне все-таки кажется, что это был не сон.

   Девушка в восхитительном смущении отвела взгляд. «Она чертовски прелестна», – подумал Джейк.

   – Ну, ладно, мы соблазнили друг друга, – призналась она, нервно сглотнув. Но что бы она сейчас ни говорила, она знала, что была увлечена Джейком так же, как он ею, если не больше. – Все это теперь не имеет значения.

   Он больше не делал попыток приблизиться к ней, хотя очень хотел этого.

   – Разве?

   Она уставилась в пол.

   – Да. Это была ребяческая игра. Нам должно быть стыдно за свое поведение. Что ты скажешь на это?

   Джейк слушал ее, не обнаруживая ни малейшего раскаяния в содеянном. Напротив, он даже смотрел на нее с дерзкой усмешкой.

   – Я не стану ни сожалеть, ни извиняться, – заявил Джейк.

   – Мне уже совестно! – воскликнула Джолин.

   Он коснулся пальцами ее подбородка.

   – Мы должны и в этом соревноваться?

   Она почти рассмеялась.

   – Нет.

   – Хорошо.

   Джолин смело встретила его взгляд.

   – Но ты должен понимать, что такое больше не может повториться. – Она старалась говорить строго и убежденно.

   – Я должен понимать?

   Ее смутил его вопрос.

   – Ну, да.

   – А ты?

   – Что – я?

   Джейк переменил позу. Он хотел бы чем-нибудь занять руки, чтобы они не висели без дела по бокам. Единственное, что ему приходило в голову, было неприемлемым.

   – Я не помню, чтобы я говорил, что это повторится.

   Она нахмурилась и сузила глаза. У него на лице не дрогнул и мускул. Да он смеется над ней!

   – Ну и хорошо.

   – Хорошо.

   Джолин покусала губы, потом кивнула:

   – Ладно. Мы разобрались с этим. Мы сделали ошибку, втянули друг друга в опасную игру, но это ничего не значит.

   – Не значит.

   Она замялась, потом добавила:

   – И впредь не повторится.

   – Правильно.

   – Хорошо.

   После минутного замешательства она произнесла:

   – Мне пора идти.

   Джейк уже отвернулся и нервно перебирал уздечку, висящую возле стойла Беды.

   – До встречи, – откликнулся он, не поворачиваясь.

   – Пока.

   Он слышал звук ее удаляющихся шагов. Шаги стихли, потом стали приближаться. Джолин вернулась к стойлу.

   – Знаешь, – обратилась она к Джейку, – не думай, что я слепо на это иду.

   Он повернулся к ней и посмотрел на ее туфли, вернее, на то, во что она вляпалась при выходе из конюшни.

   – Да уж, – прокомментировал он.

   – Что ты так разглядываешь? – спросила она.

   Проследив за его взглядом, девушка посмотрела вниз на свою обувь и охнула.

   – Я имею в виду наши отношения с Карлом, – пояснила она, пытаясь отчистить запачканные туфли, шаркая ими по полу. – Я знаю, на что иду.

   Она заметила, как он вздрогнул при этих словах.

   – Отлично, – ответил он, не сводя глаз с ее обуви. – Желаю вам счастья.

   – Спасибо. – Она перестала шаркать ногой, и Джейк взглянул ей в глаза. – Так… мы забыли это маленькое происшествие?

   Он усмехнулся – она даже не представляет, как сильно бьется его сердце и как кружится голова. Он еще раз улыбнулся и наклонился к ней.

   – Какое происшествие?

   Она отступила назад, побоявшись, что он снова поцелует ее, но, убедившись, что он не собирается предпринять больше никаких попыток, улыбнулась.

   – Правильно. Никаких происшествий. Ну, я пошла.

   Джейк посмотрел на нее долгим, испытующим взглядом, потом с усмешкой произнес:

   – Тебе лучше оставить свои туфли у дверей.

   – Спасибо.

   Он кивнул и повернулся к уздечке, ломая голову, чем бы ему заняться, пока Джолин не скроется из виду.

   Впервые за все время своего пребывания здесь Джейк почувствовал себя счастливым, и впервые за долгие годы это место показалось ему родным.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

   Джолин стало не по себе, когда она, готовясь ко сну, вспомнила все, что произошло в парке. Она понимала, что натворила что-то ужасное и навредила репутации Карла. Она просто места себе не находила. Однако, вспоминая Нэнси и всех этих людей, с таким энтузиазмом принимавших участие в проекте, она понимала, что отобрать у них обещанную землю было бы подло. Неужели Карл мог поступить так бессердечно? Ей не хотелось в это верить. Джолин постепенно пришла к выводу, что ей не в чем себя упрекать. Наверно, произошло какое-то недоразумение, не иначе. Она должна будет что-то придумать, чтобы помочь этим людям и оправдать Карла.

   Когда Карл вернется, она попросит его не продавать землю. Верно, он сам удивится, когда узнает, что по ошибке хотел продать уже отданный под парковый проект участок! И обрадуется, что Джолин обратила на это его внимание. А если земля уже продана, Карл поможет найти для них другое место. Джолин решила, что утро вечера мудренее и она будет думать об этом завтра.

   Но на душе у нее было тяжело. Интуитивно она чувствовала, что ей не дано стать частью того общества, о котором она столько мечтала. Правильно сказал Джейк.

   Но Джейк сказал бы это любой девушке не их круга, подумала Джолин. Он считает, что она недостаточно хороша. Конечно, он не произносил это вслух, но Джолин прекрасно поняла его.

   Он думает, что она недостаточно хороша или что она недостаточно умна, чтобы появляться на людях в качестве члена семьи Лэндон.

   В любом случае это ужасно!

   Девушка посмотрела в окно. Яркая луна освещала поля, тянувшиеся до горизонта. Джолин вообразила, что благодатная долина, лежавшая перед ней, – это сказочная страна, тронутая серебристым светом, на которую еще не ступала нога человека.

   – Красота невообразимая! – Джолин зачарованно смотрела в окно. Глаза ее подернулись дымкой мечтательности. Как же здесь хорошо и не похоже на то, к чему она с детства привыкла в своем городке.

   Небо глубокого сиреневого цвета было усеяно звездами, только справа Даллас освещал небо своими огнями как северное сияние.

   Ладно, может, это вовсе не Джейк ввел ее в замешательство. Он просто пытался быть любезным с ней, наверняка считая, что оказывает ей услугу. Во всем виноват ее собственный страх провала. Ей нужно вернуться к прежним мечтам – как она начнет тут новую жизнь, и ничто не остановит ее.

   Приняв решение, Джолин сразу же почувствовала облегчение. Она толкнула створки окна, они наполовину распахнулись. Девушка облокотилась на подоконник. Погода стояла дивная. Теплый ветерок нежно коснулся ее лица. Она задержала дыхание и медленно выдохнула, вместе со вздохом ее покинуло напряжение прошедшего дня. Все вокруг дышало безмятежностью.

   Внезапно она вспомнила о поцелуе в конюшне.

   Отгоняя соблазнительные видения, девушка тряхнула белокурой головой и нахмурилась. Какого черта она постоянно думает о Джейке? Если она не обдумывает его слова, то вспоминает о том, как он выглядит, как пахнет, как двигается.

   Если она и сожалела о чем-то, то только о том, что больше никогда не почувствует прикосновения его горячих губ, не ощутит, как его руки сомкнутся у нее за спиной…

   В домике для гостей вспыхнул свет. Джолин даже вздрогнула – он оказался совсем близко, в полуминуте ходьбы от нее.

   Джолин видела, что Джейк бросил что-то в кресло и прошел на кухню, где стянул с себя рубашку, обнажив великолепный торс. Плечи были смуглыми и мускулистыми. Свет и тень играли на его рельефных мышцах. У Джолин участилось дыхание, она поняла, насколько волнует ее увиденное.

   До чего же он красив, этот сильный загорелый мужчина!

   Удивительно, как это ей удалось совладать со своими чувствами и отказать Джейку. Но в глубине души она знала, что, заключи он тогда ее в свои объятия, она не стала бы сопротивляться. Господи, даже вспомнить стыдно, как она млела от избытка чувств и страстно выгибалась навстречу его прикосновениям, охваченная жгучим желанием продлить объятия хоть на мгновение, полностью отдаваясь невыразимому блаженству. Джолин и не думала, что способна на такую страсть. Она порывисто вздохнула. Ей придется подавить в себе эту любовную жажду. И забыть о Джейке. Больше к Джейку она не приблизится! Не подойдет ни на шаг! Не допустит, чтобы это повторилось. Страшно представить, что бы сказал Карл на это!

   Карл… подумала она. Он никогда ей не был так нужен, как сейчас.

   В душевном смятении она провела ладонью по своим обнаженным рукам, которые покрылись мурашками. Как это она может дрожать в разгар лета в Далласе? Наверно, ее ночная рубашка слишком легкая. Она собралась накинуть что-нибудь сверху и невольно задержалась возле комода, на котором, поблескивая, лежал подаренный Карлом перстень. Ей стало не по себе. Она вспомнила свою оплошность на открытии парка. Надо же было так опозориться! Но главное другое – она не видела Карла уже несколько недель, но вряд ли могла сказать, что скучает по нему. Напротив, ее даже пугало собственное безразличие.

   Джейк смял в руках пустую банку из-под пива; этот звук привлек внимание Джолин. Она бросила взгляд в окно, но потом быстро отвела глаза. Как глупо. Он и не собирался смотреть на нее. С чего бы это ему наблюдать за ней? Она решительно откинула волосы со лба, надела халат и отправилась в ванную.


   Джейк выглянул из окна. У Джолин все еще горел свет, хотя время уже приближалось к полночи.

   Интересно, что она делает? Краем глаза он уловил какое-то движение в окне Джолин. Чем быстрее он уедет отсюда, тем лучше. Джейк прошел на кухню, скинул с себя рубашку и достал из холодильника пиво.

   Будь он проклят, этот Карл, – берет в жены такую милую девушку, чтобы развратить ее, сделать из нее беспринципное чудовище, как он сам. Джолин уже думает, что натворила что-то ужасное, сказав правду. Ей даже не пришло в голову, что это Карл наломал дров. Карл. Господи, ему стало тошно при одной мысли о брате.

   Джейк глотнул пива, вышел на крыльцо и вдохнул свежий воздух. Снова какое-то движение в окне Джолин. На этот раз он пригляделся. Она была у окна, достаточно близко, чтобы он мог разглядеть ее. Что плохого в том, что мужчина просто любуется красивой женщиной? Разве можно придавать этому большое значение, нет, конечно! А у нее великолепное тело, да и походка сводит его с ума!

   Джейк уселся в старинное деревянное кресло-качалку и сделал большой глоток пива. Он попытался отвлечься.

   От мыслей о Джолин жар разливался по всему телу. Он приложил ко лбу холодную банку. Но разве это поможет?

   Его взгляд скользнул по освещенным окнам. Джолин, вытащив из шкафа махровый халат, надела его и завязала пояс на талии. Он дал волю фантазии, представив, как привлекает эту женщину к себе и медленно развязывает пояс.

   Джейк не мог не думать о том поцелуе в конюшне. Он не имел ни малейшего права целовать ее, ведь она невеста его брата! Элементарная порядочность требует, чтобы он держался от нее подальше. И уж конечно, он не имел права дотрагиваться до нее, даже думать о ней. Он и не подозревал, что такое может случиться. Его сдержанности хватило на один день.

   Но когда Джейк вспоминал запах ее волос и вкус губ, ему хотелось снова целовать ее. Он, разумеется, целовал женщин и прежде, но никогда не испытывал столь сильного желания сделать это еще раз, как с Джолин. Ее поцелуи опьянили его.

   Джолин прошла через комнату в ванную. Даже в таком виде, босая, закутанная в махровый халат, она поражала его воображение. Ее движения, казалось, говорили о ее характере – цельном, независимом характере женщины с собственными взглядами, мыслями и опытом. И все это, с горечью подумал Джейк, все это будет растрачено на Карла.

   Вскоре Джолин вернулась, легла в постель и, взяв книгу с ночного столика, принялась читать. Джейк, боясь лишний раз вздохнуть, неотрывно смотрел на нее.

   Поднялся ветер. Занавеси в спальне Джолин затрепетали на ветру. Боже, Джейк желал теперь только одного – проникнуть через это окно, сжать девушку в объятиях и целовать ее сладкие губы. Он поставил банку с пивом на пол. Немного меньше здравого смысла – и он может сделать то, о чем потом пожалеет. Чары ее действовали на него гораздо сильнее, чем ему хотелось бы.

   Это переходит всякие границы. Джейк повторил себе, что он не из тех, кто зарится на чужих девушек. Он всегда считал это неприличным. Тем более стыдно мечтать о невесте собственного брата. Пусть тот полное ничтожество, но ему повезло больше. Карл будет целовать эту женщину и наслаждаться теплом ее тела, ароматом ее волос. Карл, а не он имеет право мечтать о Джолин.

   Но вместо этого Карл сейчас развлекается где-то в Европе, оставив свою невесту с чужими, в сущности, для нее людьми. Он не может оценить сокровище, которое ему досталось. Видит Бог, он не заслуживает ее!

   Джейк откинулся в кресле и скрестил руки на груди.

   Когда в окнах Джолин погас свет, Джейк глубоко вздохнул, запрокинул назад голову и, закрыв глаза, прошептал:

   – Если бы ты была моей, я бы хотел только одного – чтобы ты всегда оставалась самой собой.


   Джолин беспокойно металась по кровати. Она пыталась успокоиться, переворачивалась с боку на бок на влажных простынях и не могла заснуть. В конце концов отбросила одеяло, подошла к окну, распахнула его как можно шире и глубоко вдохнула свежий воздух.

   Взглянув в сторону домика для гостей, девушка увидела, что Джейк, все еще сидевший на крыльце, машет ей рукой.

   Попалась! Слава Богу, что он не может разглядеть ее с такого расстояния в темноте, так как щеки ее ярко зарделись. Она махнула рукой в ответ и увидела, что он медленно поднялся с кресла и идет по тускло освещенной лунным светом лужайке. С каждым его шагом сердце Джолин стучало сильнее.

   Подойдя к ее окну, он поднял упаковку с оставшимися банками пива.

   – Хочешь? – спросил он. – Только оно теплое.

   – Да, но… – Она коснулась рукой москитной сетки на окне и пожала плечами.

   Джейк мгновенно выдернул сетку из оконной рамы.

   – Некоторые проблемы легко решить, – сказал он, передавая ей банку. Их пальцы на мгновение соприкоснулись, девушка вздрогнула, словно от удара током.

   Джолин взяла банку и с громким хлопком открыла ее. Пена с шипением вырвалась и залила запястья ее рук.

   – Спасибо. – Она встряхнула руками. – Ты ведь нарочно это сделал, признайся!

   Ее вопрос вызвал у Джейка взрыв смеха.

   – Клянусь честью, мисс Джолин, тут не было злого умысла. Я сам облился.

   – Хмм… Спасибо, что хоть без злого умысла. – Она отпила немного мягкой теплой пены.

   Джейк притащил железный стул с террасы и поставил перед окном. Усевшись на него верхом, он спросил:

   – Так что это мы не спим?

   – Какой-то незнакомец пришел под мое окно, – улыбнулась Джолин.

   – А до этого?

   – Не могла заснуть. – Она сменила позу и оперлась локтями на подоконник. – А ты?

   – Тоже.

   Джейк пил пиво жадными, большими глотками, Джолин отпивала понемногу. Он сидел верхом на стуле, устремив на нее дерзкий взгляд, – уверенный в себе, сильный мужчина. Джолин внимательно разглядывала его лицо, но не могла понять выражения его глаз.

   – О чем вздыхаешь? – спросил Джейк.

   – Я и не заметила, что вздохнула, – отозвалась Джолин. – Послушай, у меня есть предложение. Нам нужно прекратить споры.

   – Мы не спорим.

   – Я имею в виду – не сейчас, а вообще.

   – Вот как? – Он сделал глоток. – Почему это?

   Она отодвинулась назад.

   – Потому что. – Девушка задумалась. Как объяснить ему? – Уж лучше пусть тут будет мир и покой, чем наши неурядицы. Незачем омрачать дни радости своими ссорами.

   – Мы просто по-разному относимся к некоторым вещам. – Он пожал плечами, и она вспомнила свои ощущения от прикосновений ее рук к этим широким сильным плечам. – Почему нам просто не признать наши разногласия?

   Она прогнала свои воспоминания. Надо думать о более важных вещах.

   – Потому что у нас слишком большие разногласия.

   Джейк приподнял бровь. Ей показалось, что в его глазах она видит смех. У нее подкатил ком к горлу.

   – Тогда я даже не знаю, что с этим делать. – Он спокойно встретил ее взгляд. – Пока ты не перейдешь на мою сторону и не признаешь, что я был прав.

   Под прямым взглядом его зеленых глаз она смутилась.

   – И не подумаю! – И добавила чуть увереннее: – Почему бы тебе не перейти на мою сторону и не признать мою правоту?

   Он откинулся назад и оценивающе посмотрел на нее.

   – Так нам следует изобразить согласие? Притвориться ради мира и покоя?

   Она закусила губу и покачала головой.

   – Мы могли бы заключить перемирие, пока живем под одной крышей.

   – Мы не живем под одной крышей, – с лукавой улыбкой возразил Джейк.

   – Ладно. Забудем об этом.

   – Не думай, что я не желаю вам с Карлом счастливой жизни, – продолжал Джейк с пафосом.

   Упоминание имени Карла заставило ее желудок болезненно сжаться.

   – Да уж.

   – Я стараюсь помочь тебе.

   – Конечно! Как же иначе…

   Он чуть наклонился к ней и взял ее за подбородок. Его лицо было в нескольких дюймах от нее, и она чувствовала запах пива, исходящий от него.

   – Ты мне слишком нравишься, чтобы я равнодушно смотрел, как ты совершаешь такую ошибку.

   Она неподвижно смотрела на него.

   – Ты опоздал лет на тридцать, чтобы учить меня уму-разуму.

   Джейк потрепал ее по щеке. Накрутив на палец ее светлый локон, он некоторое время задумчиво смотрел ей в глаза.

   Джолин почувствовала, что если он сейчас поцелует ее, то не встретит ни протеста, ни недовольства. Но Джейк убрал руку и отодвинулся.

   – Ты не можешь винить человека за то, что он пытается сделать доброе дело, – как ни в чем не бывало продолжил он.

   Она нервно сглотнула.

   – Нет, конечно.

   Зевнув, он встал, протащив стул по каменным плиткам на прежнее место.

   – Пора идти. – Он чокнулся с ней банкой пива и добавил шепотом: – Спасибо за приятную компанию.

   – Пока, – ответила она нежно. И когда он ушел, в ее душе возникло странное ощущение пустоты.


   Джолин перевернулась и открыла глаза. Ее разбудили ослепительные отблески солнца на будильнике.

   Будильнике?

   Пробудившись от крепкого сна, она села на кровати и огляделась. Где это она? Ей снился пляж, с горячим песком и теплой водой. Понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя и вспомнить, что она в гостях в доме Лэндонов. Что же ей снилось такое приятное? Ах, да, она видела во сне Джейка. Он держал ее в своих объятиях, покрывал поцелуями ее лицо и говорил о любви. Более того, Джолин сама обнимала и целовала Джейка. Она замерла, на секунду погрузившись в воспоминания, но потом решительно отбросила покрывало.

   Что бы сказал об этом сне Фрейд? Очевидно, появление Джейка в ее сне что-то означало. Не могли же ей сниться настоящие эротические сцены с Джейком просто так. Это было бы совершенно неправильно!

   Джолин выбралась из постели и прошествовала в ванную комнату. В зеркале она увидела, что щеки ее пылают. Бог мой, сколько можно грезить о Джейке! В ее снах они любили друг друга. Джейк был Джейком, она была самой собой, и ее сны не имели никакого скрытого смысла!

   Правда заключается в том, что она влюбилась в этого парня!

   Как все это нелепо! Как, скажите, она теперь посмотрит в лицо Джейку?

   Джолин включила душ и присела на край ванны, ожидая, когда вода станет теплой. Впрочем, ей ни к чему теплая вода. Наоборот, пусть душ будет холодным. Ледяным. Она повернула кран направо и ступила под прохладную струю воды с легким вскриком.

   Минутой позже девушка выскочила из душа и завернулась в большое махровое полотенце. Нельзя было с уверенностью сказать, помог ли холодный душ, охладил ли любовную лихорадку, но на какое-то время она перестала думать о Джейке.

   Джолин забилась в постель и, накрывшись одеялом, сжалась в комок. У нее не попадал зуб на зуб, но она быстро согрелась и перестала дрожать. Перина была мягкой, от белья исходил тонкий аромат лаванды. Постепенно сон сморил ее. Сквозь сладкую дрему она думала о том, что Джейк всего в нескольких ярдах от нее. Ей даже стало казаться, что ее согревает тепло его тела. Райское блаженство!

   – Я сплю, – сказала Джолин сама себе. – Наяву мне бы никогда не пришли в голову такие глупые мысли.

   Глупые ли? – тут же спросила она себя. А может быть, естественные? Она пробудилась от томительных фантазий и села в постели. Ей пришлось признать, что Джейк необыкновенно привлекательный мужчина. А какая женщина могла бы это отрицать? Плохо, что она не только не воспротивилась его страстным поцелуям, но ответила на них с не меньшим любовным жаром…

   При мысли о том, что Джейка тоже влечет к ней, девушку охватило волнение. Прежде она считала, что он целовал ее только для того, чтобы разозлить или продемонстрировать ей свою силу. Но теперь ей стало казаться, что она видела в его глазах неподдельную нежность и желание. Или это было в ее снах? Она задумалась.

   Трудно даже представить себе, скольких женщин он целовал в своей жизни. Наверняка перед ним трепетали десятки женских сердец, а теперь и ее собственное, пора в этом признаться!

   Сможет ли она полюбить Карла, когда ее влечет к Джейку? Эти мысли мучили ее, рождали в ней чувство вины. Ее долг – избегать Джейка, это же так просто. К тому же он уезжает через пару недель. Это решит дело.

   И она наконец сможет дать Карлу шанс, о котором тот просил.

   «Провалиться мне на этом месте, если я вру, – сказала она себе, – но я абсолютно уверена, что Джейк не интересуется мной по-настоящему».

   Девушка натянула джинсы и застегнула ремень.

   «Он считает меня дешевкой, искательницей богатых женихов. Наверняка я кажусь ему притворщицей, жадной до денег! Разве можно увлечься такой девицей?»

   Ей стало грустно. С тех пор как она приехала сюда, ее настроение менялось несколько раз на дню.

   Подойдя к шкафу, девушка достала оттуда белую хлопчатобумажную рубашку.

   «Нет, конечно, – ответила она себе. – Такие, как он, должно быть, обращают внимание только на красивых модниц; куда уж мне тягаться с девушками его круга. Джейк может выбирать себе невесту среди девушек из самых богатых семей округи. Да уж, верно, они-то никогда не попадают в глупое положение!»

   Джолин начала себя уговаривать:

   «Джейк все время говорит мне колкости, намеренно поддразнивает, пытаясь разозлить меня, смеется надо мной. Если я буду мечтать о нем, как девчонка, я могу упустить свой лучший шанс в жизни. Карл – моя единственная возможность выбраться из Альвиры и сделать что-то стоящее. Нужно быть полной идиоткой, чтобы не воспользоваться этим».

   Застегивая пуговицы на рубашке, Джолин приняла решение. Она поедет сегодня в город и купит платье для губернаторского бала. Это будет неплохим развлечением. Она купит самое красивое платье, которое только сможет найти. Пусть Карл гордится ею. Потом они полюбят друг друга, поженятся и будут жить долго и счастливо.

   Она больше и мысли о Джейке не допустит. Ни одной.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

   Джолин отдала бы что угодно, лишь бы не встречаться с Вирджинией Лэндон, но без машины она не сможет покинуть поместье. Иначе ей придется сидеть у себя в спальне, а это слишком близко к Джейку, слишком опасно. Нет, здесь она оставаться не хотела. Перебирая в уме все, что ей пришло в голову ночью, она решила вырваться из дома и поразмыслить.

   Выходя из комнаты, она заметила пришпиленную к двери записку. Записка была от Вирджинии, в ней говорилось, что завтрак подадут в восемь часов. Джолин взглянула на часы. Было уже девять. Отлично. Теперь не придется решать, идти на завтрак с Вирджинией или нет. И потом не будет мучить совесть.

   Карл говорил, что в гараже есть машина, которой Джолин может воспользоваться. Побродив минут двадцать, она обнаружила, что строение, которое раньше принимала за крыло дома, и было гаражом, но, заглянув в окно, убедилась, что без посторонней помощи ей не обойтись.

   Девушка отправилась к домику для гостей, но на ее стук никто не отозвался. Спускаясь с крыльца, она заметила банку пива возле кресла-качалки. Воспоминания о прошедшей ночи тотчас нахлынули на нее, и волны блаженства пробежали по ее телу.

   Подойдя к главному дому, она услышала громкий женский голос, доносившийся с террасы. Террасу заливало утреннее солнце, но было еще не жарко. Вирджиния и Джейк сидели за столом и завтракали – тосты, апельсиновый сок и кофе. Джейк отгородился газетой, Вирджиния говорила по маленькому белому телефону.

   – Извини, Джейк, – прошептала Джолин, приблизившись к террасе. – Доброе утро, – вежливо кивнула она Вирджинии. Та продолжала разговаривать, не обратив никакого внимания на появление Джолин. Девушка коротко вздохнула и посмотрела опять на Джейка.

   Он сразу бросил газету на стол и подарил ей такой взгляд, какой она видела только что в своих снах. По спине пробежал приятный холодок, сердце ее подпрыгнуло, румянец залил щеки. Он знал! Он знал, о чем она грезила! Его губы чуть тронула легкая улыбка. Он, верно, смеется над ней? Неужели ее грезы не только очевидны, но и смешны?

   Да нет же, он не мог знать ее снов, что за безумие! Комок подкатил к горлу. Она смущенно отвела глаза.

   Джейк ободряюще улыбнулся ей. Девушка выглядела свежей и прелестной, и он подумал, как она обворожительна в это утро.

   Откашлявшись, Джолин сказала:

   – Мне нужно в город, я хотела узнать, какую машину можно взять.

   Джейк с недоумением посмотрел на нее, и Джолин поспешила добавить:

   – Карл сказал, что я могу взять машину в гараже, но их там добрых две дюжины.

   Он приподнял бровь.

   – Тебя нужно отвезти? – Сходила ли она с ума, или в его голосе прозвучал соблазн? Взгляд его задержался на ней, потом скользнул на газету, раскрытую перед ним. Ясное дело, она помешалась. Все это было игрой ее воображения.

   – Нет, – ответила она быстро. – Я хочу сказать, меня не нужно отвозить, спасибо. Я бы хотела поехать сама.

   Джейк улыбнулся и взял тост.

   – На чем ты бы хотела поехать?

   – О, я возьму любую машину, которую ты разрешишь, – воскликнула Джолин. – Мне все равно.

   – Ладно. – Он сложил газету и с хрустом откусил кусок тоста. – Идем, – сказал он, дожевывая.

   Она пошла за ним через двор к гаражу. Жара понемногу набирала силу.

   – Ты уверена, что хочешь ехать сама? – Он явно сомневался, следует ли ей выезжать одной.

   – Да, конечно. – Ей в голову вдруг пришла неприятная мысль, что он волнуется не о ней, а о своей машине. – Если тебя беспокоит, что я могу разбить ее…

   Он смотрел прямо перед собой.

   – Я не говорил этого.

   – Понятно. – Джолин почувствовала, что ею овладело раздражение, и сама не могла понять отчего. – Не волнуйся, я буду осторожна.

   – Я не волнуюсь. – Он пожал плечами. – К черту все эти машины! Я просто подумал, что тебе будет удобнее, если я отвезу тебя.

   Они остановились перед гаражом, Джейк нажал кнопку, и боковая дверь открылась.

   Шеренга разнообразных немецких автомобилей выстроилась перед ними. Джейк повернулся к ней, и Джолин была поражена, как естественно он смотрится на фоне этой роскоши. Девушка от восхищения приоткрыла рот. Она подошла к машинам и дотронулась рукой до блестящего капота одной из них. Когда она обернулась к Джейку, ей показалось, что его забавляет ее восхищение. Она покраснела и убрала руку от машины, раздосадованная тем, что ведет себя как ребенок.

   – Почему ты так смущаешься? – удивился Джейк.

   – Может, потому, что с тех пор, как мы встретились, ты не перестаешь твердить мне, что я не подхожу для этой жизни. Для Карла. – Джолин опять была готова к сражению.

   Джейк и глазом не моргнул.

   – Конечно, не подходишь.

   Кровь бросилась ей в голову.

   – Да откуда ты это взял? Ты же не знаешь меня. И похоже, еще меньше – своего брата!

   – Его достаточно знать немного, чтобы понять, что это за человек! – Джейк повернулся к стене, где висел длинный ряд ключей. Он пробежал по ним пальцами. – Ты опять начинаешь? Сарказм совсем не подходит такой милой девушке.

   – А мне кажется, ты просто ревнуешь! – отважилась Джолин. В ней проснулся бес.

   Это задело его. Он развернулся к Джолин. Даже через загорелую кожу было видно, что его лицо залилось краской.

   – Какого черта, что ты хочешь сказать?! – прогремел он.

   Джейк был рассержен не на шутку. Он редко выходил из себя, но замечание девушки просто привело его в ярость.

   Джолин осталась невозмутимой.

   – Ты слышал, что я сказала. Я думаю, ты потому все время стараешься принизить его в моих глазах, что просто завидуешь ему, – ответила она тоном дерзкой девчонки.

   Он вновь овладел собой и холодно рассмеялся.

   – Извини, милочка. В мире нет ничего, что было бы у Карла и что я хотел бы иметь! – Он с вызовом встретил ее взгляд. – Ничего.

   – Тогда почему ты все время говоришь, какой он подонок и как я ошибаюсь, связавшись с ним?

   – Мне просто жаль тебя. Послушай. Разреши дать тебе совет…

   – Жаль меня? – Это выражение возмутило ее. – Мне не нужна ваша жалость, Джейк Лэндон!

   – Ну, может, это сильно сказано, я имел в виду…

   – Что я такая беспомощная, сама не знаю, что для меня плохо? – в отчаянии перебила она.

   Он усмехнулся. Он устал бороться с ней.

   – Эй, я просто пытался помочь тебе. Поверь, я знаю, что говорю. Да уж, вы, конечно, та пара, чей брак вершится на небесах! Ты ведь не похожа на слабовольную дурочку, как же ты позволила запудрить себе мозги?

   Джолин не верила своим ушам, Джейк никогда не разговаривал с ней в таком тоне.

   – Посмотри на себя! – продолжал он. – Ты стараешься понравиться ему, а он пытается быть подходящим кандидатом для избирателей, – с некоторой долей презрения произнес Джейк.

   Лицо Джолин вспыхнуло.

   – Не тебе об этом судить! Карл просто хочет быть губернатором штата, что в этом плохого? – Развивать опасную тему ей не хотелось. Она не любила думать о людях дурно, даже если они этого заслуживали.

   – Нельзя заниматься политикой и быть при этом честным и добрым! И политические комбинации Карла весьма дурно пахнут! Кроме того, он хитрый и бесчестный бизнесмен.

   Слова Джейка повергли Джолин в изумление и вызвали гнев и негодование.

   – Ты все сказал?

   – В основном.

   – Я не верю тебе. Зачем ты пытаешься оболгать своего брата? Карл милый и благородный!

   – Тогда ты совсем не знаешь его! – Джейк снова повернулся к доске с ключами и снял с крючка набор ключей.

   – Я знаю его достаточно, чтобы выйти за него замуж, – услышала Джолин собственные слова.

   Джейк выглядел потрясенным. Эти слова ранили его в самое сердце. Лицо его побледнело, он растерянно посмотрел на девушку.

   – Значит, ты приняла решение? – спросил Джейк внезапно охрипшим голосом, когда наконец смог взять себя в руки.

   – Да. – Джолин сама удивилась, сказав это. Она почувствовала, что ловушка захлопывается.

   Их взгляды встретились. Его серо-зеленые глаза потемнели от ярости.

   – Значит, таков твой план? Выйти замуж за Карла и провести с ним всю оставшуюся жизнь? – холодно поинтересовался он.

   – И чем раньше, тем лучше! – с жаром воскликнула Джолин. Она уже не могла остановиться.

   Джейк отвел от нее взгляд и опустил глаза, и Джолин ощутила, как в это мгновение ее надежды растаяли в воздухе.

   Он с каменным лицом поднял на нее холодный взгляд и бросил ей ключи от машины. Глаза его были лишены какого-либо выражения.

   – Вторая от конца машина, «мерседес-450». Надеюсь, вы будете счастливы вместе, – жестко сказал он.

   – Машина и я? – попыталась улыбнуться Джолин.

   Он поглядел на нее и уже приоткрыл рот для объяснения, но затем плотно сжал зубы и бросил резко:

   – Да.

   – Премного благодарна, – язвительно отозвалась Джолин.

   Джейк быстро пошел прочь, не оглядываясь. Девушка печально посмотрела ему вслед.

   Потом она повернулась и двинулась вдоль шеренги машин, чувствуя, что внутри у нее все дрожит.

   Что она наделала? Слова «я выйду за него замуж» прозвучали для нее как погребальный звон. Произнесенные вслух, они наполнили ее сердце страхом.

   Зачем она сказала это? Начала спорить, а почему – неизвестно. Может быть, надеялась, что он отговорит ее от брака с Карлом?

   Она добралась до машины, открыла дверцу и села. Время шло, но она сидела неподвижно. И чем дольше размышляла, тем печальнее становилась. Она поняла окончательно, что хотела получить одобрение Джейка. Без его одобрения о браке с Карлом не могло быть и речи. Каждый раз, когда Джейк говорил ей, что она недостаточно хороша для его семьи, это больно ранило ее.

   Когда Джолин училась в начальной школе, несколько одноклассниц страшно донимали ее, дразнили, насмехались над ней. В конце концов мама убедила ее, что их мнение ничего не значит, она ведь не хочет дружить с ними и никого из них не уважает. Когда Джолин поняла, что они ничего для нее не значат, вскоре прекратились все насмешки.

   Почему бы ей не поступить сейчас так же? Почему бы не решить, что она не дала бы ломаного гроша за то, чтобы узнать его мнение, и просто не обращать на него внимание?

   Она поразмыслила еще и поняла: разница в том, что она уважала Джейка. Ее волновало его мнение, почему-то даже очень волновало.

   Кроме того, в нем была какая-то неодолимая сила, которая заставляла слушать его. На Джейка Лэндона невозможно было не обращать внимания.

   Она завела машину и вывела ее на дорогу. Двигатель ревел, как большой дрессированный лев. Она вдыхала запах кожаного салона «мерседеса». Вот это жизнь, сказала она себе. Может, многие и «продали бы душу», чтобы наслаждаться всем этим, но только не Джолин. Она всегда мечтала о такой жизни, но ей не пришлось поступаться своими принципами. Судьба оказалась милостива к ней.

   Теперь каждая минута будет приносить удовольствие.

   Джолин провела полдня в городе, обходя все магазины, которые Карл упоминал как «приличные». Она не нашла ничего, что бы ей понравилось, и определенно ничего, что она могла бы себе позволить. Карл велел ей все покупки записывать на его счет, но Джолин сомневалась, стоит ли позволять ему оплачивать ее одежду. Она никогда и ни от кого не хотела зависеть.

   Наконец она зашла в большой универмаг и нашла там восхитительное, сногсшибательное «маленькое черное платье» в стиле Коко Шанель. Джолин решила, что даже Одри Хепберн одобрила бы его. Лучше всего было то, что оно продавалось за семьдесят девять долларов. Это, конечно, больше, чем Джолин обычно тратила на одежду, но намного меньше той суммы, что ей пришлось бы потратить в любом магазине из тех, которые рекомендовали Карл и его мать. Она купила платье и отнесла его в машину.

   Жара и духота обрушились на нее, как только она вышла из магазина. От палящего солнца темнело в глазах.

   Джолин забралась в машину и включила кондиционер. Какое блаженство!

   Что с того, что платье, которое она купила, не оригинал от кутюрье за несколько тысяч долларов? Оно ей к лицу, и Карл будет ею гордиться. О, она будет остроумной, а когда нужно, будет помалкивать. И не сделает ни одного неверного шага, будь это беседа или танец. А кроме того, докажет Джейку Лэндону, что может быть шикарной дамой не хуже других.

   И Карл поймет, что не ошибся в выборе.

   «Я не хочу, чтобы ты что-нибудь говорила. Тебе нужно просто улыбаться и мило выглядеть». Слова Карла неожиданно всплыли в ее памяти. До чего же обидно! Как она раньше не понимала этого: боялся, что Джолин опозорит его. Он, верно, считал, что она прилюдно обязательно ляпнет какую-нибудь глупость. Он верит в нее не больше, чем Джейк или Вирджиния!

   Джолин прокручивала в голове все, что услышала о Карле, стараясь осмыслить каждый факт и взглянуть на отношения братьев другими глазами. Чем дольше она размышляла, тем безрадостнее становилось на душе.

   Джолин заметила небольшую закусочную. Хорошо бы зайти туда и съесть гамбургер. И жареную картошку. Похоже, только жареная картошка может успокоить ее. Ну, еще, может быть, большая тарелка чили с сыром и сметаной.

   «Сделай это сейчас. Ты же понимаешь: когда вернется Карл, ты никогда уже не сможешь остановиться перекусить в подобном месте».

   Руки Джолин сжали руль. Она не должна поддаваться искушению. Не из-за Карла, просто ей нужно сбросить вес. Это еще один шаг на пути самосовершенствования. Она не могла позволить себе объедаться жирной пищей всякий раз, когда столкнется с какой-нибудь проблемой.

   Неприятность номер один: просьба Карла помалкивать. Она не знала, что стояло за этой просьбой. Но все равно, он был прав. Из этого вытекала неприятность номер два: стоило ей открыть рот, как она говорила что-нибудь не то.

   Погруженная в грустные мысли, Джолин проехала поворот на ранчо и продолжала ехать по городу. Она была еще не готова к очередной встрече со своей неприятностью номер три: Джейком. Особенно сейчас, когда обида на Карла делала ее беззащитной. Она ехала вперед, стремясь прочь от своих волнений и бед.

   На ранчо Джолин вернулась только вечером. Она скинула туфли и прокралась по дому, словно вор, отчаянно пытаясь избежать встречи с кем бы то ни было. Толстый ворс ковров заглушал ее шаги. Ей не хотелось никого видеть, она была слишком поглощена своими переживаниями.

   Джолин попыталась убедить себя, что Карл вернется через пару дней, они пойдут на губернаторский бал, чудесно проведут там время и докажут всем – в том числе и самой Джолин, если повезет, – что они прекрасно подходят друг другу.

   Добравшись до своей комнаты, она увидела на дверях пришпиленную записку.

   – Что на этот раз? – пробормотала она с тихим смешком. – Сообщение, что я пропустила время обеда?

   Ей тут же стало неловко за свой сарказм. Не важно, как Вирджиния Лэндон обращается с ней, это не повод, чтобы быть грубой и неблагодарной. Так бы сказала ей ее мать.

   Девушка взяла записку и открыла дверь. Поставила сумку с покупками на подоконник, включила свет и развернула бумажку. Решительной мужской рукой было написано:

   «Джолин!

   Звонил Карл, просил передать, что вернется не раньше следующей недели.

   Джейк».

   Вот так. Без объяснений, без номера телефона, куда можно позвонить. Всего несколько слов о том, что она предоставлена сама себе еще на неделю. Карл так и не собрался в обратный путь! И вместо того, чтобы расстроиться, она почувствовала облегчение!

   Джолин села на кровать. Это плохо. Очень плохо. Она должна страдать от его невнимания. Должна с нетерпением ждать возвращения Карла. Должна любить его. И должна выйти за него замуж.

   Джолин вздохнула. Ее надежды рушились, а будущее представлялось неопределенным, как рисунок мелом на асфальте после дождя.

   «Не думай об этом», – приказала она себе.

   Но ей приходилось думать об этом.

   Она надеялась, что полюбит Карла. И изо всех сил убеждала себя, что должна выйти за него замуж, ведь тогда у нее будет положение в обществе и обеспеченная жизнь. Разве не об этом мечтают многие девушки? И все это предлагал Карл.

   Но как насчет нее самой? Карл явно не захочет считаться с ее планами. Ей придется согласиться на его условия. У него было свое представление о роли женщины, особенно жены политика. Будущая миссис Лэндон – милое безропотное существо. Может быть, он даже позволит ей заниматься благотворительностью… Пожалуй, по статусу она должна будет делать что-то в этом роде.

   Джолин живо представила себе, как ее привозят в больницу или в детский приют и она, улыбаясь перед телекамерами и позируя фотографам, обнимает какого-нибудь малыша, вручает деткам мягкие игрушки и конфетки, а на следующий день в телевизионных новостях и газетах появляются умилительные репортажи о губернаторской жене, пожертвовавшей крупную сумму на нужды больных детей или в местный благотворительный фонд.

   Не такой работой она мечтала заниматься.

   В этом кругу богатым мужьям положено баловать и лелеять своих жен, а тем полагается сидеть дома. В их распоряжении магазины, наряды, журналы мод – в общем, все, что так нравится женщинам. А если некоторые женщины и решатся на такую дерзость, как работа или свое дело, то не более чем в качестве развлечения, баловства или хобби. Женам не пристало добиваться заметных успехов, не говоря уже о том, чтобы превзойти мужчин. Они должны соответствовать стереотипу о мужском превосходстве.

   Джолин вдруг ясно представила картину своей будущей жизни с Карлом и ужаснулась.

   Нет, подумала она. Стать просто женой Карла – этого мало. Ей хотелось что-то сделать самой. Ей нужен был рядом кто-то, кто поймет ее и поддержит. Тогда она сможет многого добиться! Нельзя отказываться от своей мечты ради заманчивой перспективы безбедного существования.

   По мере того как Джолин размышляла, шансы оправдать Карла становились все слабее. Теперь поведение Джейка она видела в другом свете: он пытался предостеречь ее от чудовищной ошибки и поведать ей всю правду о человеке, с которым она собралась прожить жизнь.

   Слезы навернулись на глаза Джолин. Она решила, что не выйдет замуж за Карла.

   Боже, как она могла считать, что полюбит его только потому, что брак с ним казался ей свершением всех ее надежд и желаний о легкой и богатой жизни?

   Джолин знала, ей следует уехать прямо сейчас, но врожденное чувство долга не позволило ей сделать это. Она обещала присутствовать на балу вместо Карла. Кроме того, это именно она втянула его в неприятности. А раз так, то Джолин сочла, что будет мудрее сохранить выдержку и самой поговорить с ним обо всем.

   В то же время она никак не могла с ним связаться. Может, стоит спросить у Джейка или Вирджинии? И признать, что Карл не оставил ей никакой информации о том, где находится? Нет! Раньше Джолин считала, что это простая оплошность со стороны Карла. Теперь она видела в его поведении обидное пренебрежение.

   В любом случае она должна проявить к нему уважение, дождаться его приезда и сказать лично, что не выйдет за него.

   Она не выйдет за него! Джолин наконец могла свободно вздохнуть, впервые за последние недели. Забавно было освободиться разом от всех печалей, в которые ее повергало ожидание брака. Она не выйдет замуж за Карла!

   Приняв решение, Джолин поняла, что с нетерпением ждет появления Карла и жаждет с ним поговорить, чтобы покончить с этим раз и навсегда.

   Но до тех пор она не должна никому говорить об этом. Она не может так унизить бедного Карла.

   Поглощенная своими мыслями, она все еще держала записку, благословенный кусочек бумаги, который предотвратил величайшую ошибку в ее жизни. Разумеется, не сама бумага остановила ее, а то, что там написал Джейк.

   Джейк – вот кто предостерег ее от ошибки. Ну, дров наломал, конечно, Карл, а Джейк сообщил ей об этом – выходит, он ее спаситель.

   Она долго изучала написанное, будто пытаясь прочитать что-то между строк. Что это с ней? Глупо сидеть тут и разбирать почерк Джейка, пытаясь понять, о чем он думает. Это не имеет значения. Все это ничего не изменит. Дело было в отношениях Карла и Джолин, а не Джолин и Джейка.

   Девушка смяла бумажку и выбросила ее в корзину.


   Ему не следовало так сообщать ей о новой задержке Карла, сокрушался Джейк. Должно быть, она сильно расстроится, когда узнает, что Карл еще не собирается возвращаться. Она, верно, и так страдает от невнимания своего жениха. Ему следовало сказать Джолин об этом лично. Тогда бы он мог сгладить впечатление от сообщения, рассказав, что задержало Карла и как сильно он расстроен по этому поводу.

   На самом деле Карл оставил для Джейка короткое сухое сообщение, и Джейк передал его Джолин. Карл поступил еще хуже: он даже не упомянул имени Джолин. «Ей, – сказал он. – Скажи ей, что я задерживаюсь».

   Джейк встряхнул головой. Его густые брови сошлись на переносице. Почему он пытается защитить ее от Карла? Джолин ведь собирается выйти за него замуж. Она сама недвусмысленно сказала об этом Джейку. Раньше он питал слабую надежду, что все разговоры о свадьбе не более чем недоразумение и что Джолин не выйдет за Карла.

   Однако почему его это так волнует? Тем более после ее заявления, что он завидует Карлу… Завидует! Только подумать!

   Ну, если быть откровенным, может быть, он и завидовал своему брату, но только самую малость, и совсем не потому, что она себе вообразила. Она думает, что он завидует власти и положению Карла или чему-то в этом роде. Нет, не этому он завидовал. Он потерял к этому интерес много лет назад.

   Обидно, что не ему, а Карлу повезло встретить такую милую и умную девушку, как Джолин. Карл повстречал ее раньше, чем Джейк, и этого оказалось, к его величайшему сожалению, достаточно, потому что она согласилась выйти за Карла замуж. До этого дня Джейк и не помышлял о браке, но он легко мог представить себе повседневную жизнь бок о бок с Джолин. Да уж, такая женщина скрасила бы его одинокие дни!

   На самом деле это трудно назвать завистью. Тут что-то другое. Неужели ревность? – подумал Джейк.

   Погрузившись в размышления, он сам не заметил, как оказался возле дверей Джолин.

   Джейк постучал, Джолин распахнула дверь. Видимо, девушка только что принимала душ и теперь стояла в дверях комнаты, придерживая рукой полы халата, влажные волосы рассыпались по плечам. Джейк был очарован упоительной свежестью и тонким ароматом, исходившим от нее. На мгновение он оказался лишен способности говорить и думать.

   – Да? – спросила Джолин после некоторой паузы.

   – Ты получила мою записку? – опомнившись, спросил Джейк первое, что смог придумать, хотя прекрасно знал ответ.

   Джолин эта мысль тоже пришла в голову, потому что она демонстративно перевела взгляд на дверь, куда Джейк вешал записку, потом опять на Джейка:

   – Да. Конечно.

   Он сунул руки в карманы и сменил позу.

   – Прекрасно. Просто хотел убедиться. Ну, знаешь, это мероприятие у губернатора будет завтра, и я просто не хотел, чтобы ты сидела и ждала Карла, который не собирается тут появляться.

   Девушка оперлась на дверной косяк, бросив на Джейка проницательный взгляд.

   – Тебе до смерти хотелось это сказать, не так ли?

   – Что?

   – Я сказала что.

   Он приподнял брови.

   – С чего ты взяла?

   – Ты прекрасно знаешь, о чем я. Все это подтверждает те гадости, которые ты говорил про Карла.

   – Ты так считаешь?

   – Он просто задержался, вот и все! – с жаром отозвалась Джолин. – Такое часто случается. И это вовсе не значит, что он плохой человек.

   Джолин совсем не хотелось, чтобы все думали, что Карл дурно с ней обошелся, и жалели ее. Тем более она не хотела жалости Джейка.

   Джейк рассмеялся.

   – Само по себе, конечно, нет. Но сложи вместе все, что он сделал хотя бы за один год, и ты получишь достаточно веские доказательства.

   Джолин даже не улыбнулась. Повисла неловкая пауза.

   – Ты что-то еще хотел?

   Он бросил взгляд на комнату позади нее.

   – Нет. Просто хотел убедиться, что ты получила записку.

   Она кивнула.

   – Убедился?

   – Да.

   – Спасибо. – Она начала закрывать дверь.

   Джейк придержал дверь рукой.

   – Джолин…

   Их глаза встретились.

   – Да? – быстро отозвалась она.

   В этом коротком слове отразились все ее невысказанные желания, в ее взгляде он увидел бескрайнюю нежность.

   – А, неважно, – смущенно пробормотал Джейк, поворачиваясь, чтобы уйти. – Забудь об этом.

   Он услышал ее вздох, она перевела дыхание, прежде чем окликнуть его:

   – Джейк!

   Он остановился и повернулся к ней. Он подумал, что его сердце бьется так громко, что она может это услышать.

   – Да?

   – Я… я… – начала она нерешительно.

   Джейк знал, что, если девушка сейчас поднимет глаза, в его взгляде она прочтет все: смущение, желание, восхищение. Он перевел взгляд на ее чувственные губы.

   – Ты?..

   – Я хотела сказать… – Комок подкатил к ее горлу.

   – Я слушаю. – Его слова едва можно было расслышать.

   – Просто… – Девушка облизнула губы. Ее неосознанное движение заставило его напрячься. – Наверное, ты прав.

   – Тебе придется пояснить свою мысль. Я прав в чем?

   – В том, что говорил обо мне. Видимо, я не подхожу вашей семье. – Ее голос потерял выразительность, она говорила совершенно бесстрастным тоном.

   – Я не говорил этого…

   Она поспешно подняла руку, предупреждая его возражение, и протестующе покачала головой.

   – Говорил, и ты был прав. Я не шикарная дама, как все эти женщины, которые будут на завтрашнем балу, я не занимаюсь благотворительностью и не играю в бридж по четвергам. Я даже не могу говорить, как они!

   Вот оно. Вот возможность уговорить ее оставить Карла. Он ждал этой минуты с момента их встречи, но сейчас не мог вынести боли в ее взгляде. Он не мог позволить ей думать, что их отношения с Карлом нелепы из-за ее ущербности. Даже если это заставит ее бросить Карла.

   – Ты же знаешь, мой отец был водителем трейлера, а мать – официанткой в дешевой забегаловке. Как я могла думать, что стану одной из вас! – продолжала Джолин упавшим голосом.

   – Это неправда, Джолин, – медленно произнес Джейк. – Ты очень красивая и умная. Ты была и остаешься изумительной женщиной. – Он замялся, потому что она вспыхнула и опустила глаза. – И я не позволю, чтобы из-за какого-то там Карла ты чувствовала себя второсортным товаром!

   – Как мило, что ты сказал это, но меня нельзя утешить. Я думаю, нужно родиться в высшем обществе, чтобы обладать нужными качествами.

   – Вот уж неправда! Мои родители весьма простого происхождения.

   Она удивилась:

   – Разве?

   – Да. Родители поженились задолго до того, как отец поймал удачу за хвост. Если уж говорить об утонченности и изяществе, каждый может достичь этого, если пожелает. То, что есть у тебя, куда более ценно.

   – Другими словами, мне не хватает изящества и утонченности? – Джолин сухо рассмеялась, откинув волосы со лба. – Вот об этом я и говорю.

   Ему хотелось самому коснуться ее волос, погладить свежую и нежную кожу.

   – У тебя есть нечто поважнее.

   Не поднимая головы, она медленно кивнула.

   – Да уж. Я, например, могу обслуживать одновременно восемь столиков. – На лице у нее появилась горькая полуулыбка.

   – Я серьезно, Джолин. Ты неравнодушна к людям. Уже одно это делает тебя прекрасной женой для Карла. – Он сам не мог поверить, что сказал это. С каждым словом он закапывал себя все глубже и глубже. – Ты могла бы, например, удержать его от продажи земель, обещанных под парковый проект.

   Джолин безмолвно смотрела на него. Джейк уже не мог остановиться.

   – Возможно, ты идеально подходишь Карлу! – закончил он, чувствуя тупую боль в груди. – И мы будем просто счастливы принять тебя в нашу семью.

   – Мгм… Я не думаю, что твоя мать разделяет эту точку зрения, – возразила Джолин. – И я должна спросить себя: хочу ли я провести остаток жизни в попытках преодолеть предубеждение моей новой семьи против меня?

   – Я буду счастлив назвать тебя своей невесткой. – Он попытался изобразить улыбку, но мысль о ее браке с Карлом вызывала глухую боль.

   Он услышал глубокий вздох.

   – На самом-то деле я бы предпочла, чтобы ты считал меня своим другом. Знаешь, мне нравится, что ты принимаешь меня такой, какая я есть. И не требуешь от меня того, чего во мне нет, – с признательностью произнесла Джолин.

   – Конечно, другом… подругой… – Джейк запутался в своих объяснениях. – Так что хватит болтать чушь, что ты недостаточно хороша и все такое. Возможно, ты тот человек, который принесет в нашу семью покой и согласие.

   Джолин побледнела.

   – Я хочу сказать, что Карл и я не разделяем взгляды друг друга. Под твоим благотворным влиянием мы, возможно, найдем наконец общий язык.

   Она закусила задрожавшие губы. Сердце замерло в груди Джейка. Он подумал, что пора убираться отсюда.

   – Мне надо идти, – сказал он. – Надеюсь увидеть тебя завтра вечером.

   – Завтра вечером? – переспросила она слабым голосом.

   – На балу.

   – Ах… да. Бал. – Джолин попыталась изобразить подобие веселой улыбки. – Увидимся завтра.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

   Джолин, должно быть, уехала в город утром на рассвете, поскольку, когда Джейк встал в восемь, уже не было ни ее, ни того «мерседеса», который он предоставил ей в пользование. В течение всего дня он ловил себя на том, что гадает, где же она может быть.

   Не то чтобы это его волновало, говорил он себе. Просто праздное любопытство.

   С приближением вечера он стал беспокоиться, как бы она не опоздала на бал. Хотя с какой стати ему переживать, пойдет она или нет?

   Он принялся бесцельно бродить по дому, пытаясь убить время. Все валилось из рук. Он вышел из дома и отправился в конюшни, чтобы найти там занятие.

   Джейк боялся, что Джолин не приедет.

   Но она вернулась вовремя. Он услышал, как около шести открылись ворота и во двор въехала машина, и увидел, как Джолин поднялась в дом. Спустя полчаса его мать позвонила ему и сообщила, что решила не ехать на бал и что Джейк и Джолин должны отправиться туда без нее. Джейк почувствовал себя так, будто его отправляют на каторгу.

   Он с нетерпением ожидал появления Джолин в холле. Когда она наконец вышла из своих апартаментов, он почувствовал, что земля уходит у него из-под ног.

   Девушка настолько преобразилась, что ее нельзя было сразу узнать. Прелестное черное платье и открытые туфельки на шпильке придавали ее фигуре особую легкость и изящество. Стройные ноги и обнаженные плечи могли свести с ума любого мужчину. Волосы были подняты наверх и закручены в узел. Умело наложенные тени на веках увеличили глаза, а светло-коралловая помада подчеркнула мягкие линии соблазнительных губ. В ушах ее сверкали маленькие гвоздики-бриллианты. Других украшений не было. Джолин держалась свободно и уверенно, будто всю жизнь носила вечерние платья и посещала балы.

   Джейк почувствовал восхищение и гордость за нее. Он был уверен, что, несмотря на отсутствие всех этих блестящих побрякушек, а может, именно благодаря их отсутствию, Джолин затмит любую женщину на этом балу.

   Трудно было поверить, что это та самая девушка, которая по пыльной дороге тащила свой потрепанный чемодан к ржавой колымаге. И тогда Джейк восхищался ее прелестным личиком и женственной фигурой и вполне мог представить, что она будет выглядеть потрясающе, если ее приодеть. Но все-таки был застигнут врасплох увиденным.

   Джейк понял, что Джолин заметила его реакцию, бросив на него быстрый взгляд, поэтому постарался взять себя в руки и отвести от нее глаза.

   Они обменялись парой ничего не значащих вежливых фраз и вместе сели в машину. Ее духи наполнили салон легким, но устойчивым ароматом, и Джейк был взволнован, чувствуя себя во власти то ли их дурмана, то ли своего восторга, то ли ожидания предстоящего бала.

   За всю дорогу не было сказано ни слова.

   Открывая дверцу машины и помогая ей выйти, Джейк не удержался:

   – Ты сегодня особенно красива, Джолин.

   – Спасибо.

   Джейк смотрел на Джолин так тепло и восхищенно, что она невольно ощутила прилив радости и счастья. В черном смокинге, высокий, широкоплечий, элегантный, Джейк был неотразим.

   Первые звуки музыки они услышали, как только приблизились к дому. Весь особняк был освещен. У подъезда стояли блестящие машины. К дому вели мраморные ступени, через распахнутые двери было видно, что в холле собрались нарядно одетые мужчины и женщины. Джолин нерешительно взглянула на Джейка.

   Он взял ее под руку, и они вошли в зал. Заинтересованные взгляды всех присутствующих устремились на его очаровательную спутницу. Джейка тут же окликнули. Обернувшись на зов, он увидел, что к ним приближается важный и влиятельный человек, сенатор, которого, Джейк знал, Карл давно пытался склонить на свою сторону по нескольким ключевым вопросам. Мужчина чопорно протянул руку:

   – Джейк, старик, как дела?

   – Спасибо, благодарю. – Джейк пожал его руку, затем представил сенатору Джолин: – Вы знакомы с Джолин Уилер?

   – Ах, вот как, эта молодая леди – невеста Карла?

   – На самом деле мы еще не помолвлены, мы только думаем об этом…

   – Много слышал о вас! – перебил сенатор, не обращая внимания на ее слова.

   Пока их знакомили, Джолин во все глаза смотрела на седовласого господина. Она никогда еще не видела таких важных персон вблизи. Это был высокий, породистый мужчина преклонных лет, с величавой осанкой. Ей понравился прямой взгляд его серых глаз, окруженных морщинами, его голос.

   Она обернулась к Джейку, который церемонно продолжал:

   – Джолин, это сенатор Джеймс Макпартленд.

   Она вежливо пожала протянутую ей руку:

   – Рада познакомиться, сенатор.

   – Зовите меня просто Джим, – добродушно велел мужчина. – Так меня зовут все мои друзья.

   Она смущенно взглянула на Джейка, который ей незаметно кивнул.

   – Хорошо, Джим.

   – Что ж, Джолин, – произнес Джим отменно вежливым тоном, – я слышал, ваше появление на недавнем благотворительном мероприятии вызвало много шума.

   О нет! Джолин стушевалась.

   – Неужели? – робко пролепетала она.

   – Конечно! – добродушно заверил ее сенатор.

   Ее бросило в жар. Могло ли быть, что новости разлетелись так быстро? И все теперь знают, как она опозорилась на открытии парка! Какое унижение! Она почувствовала, как ее сердце сжимают пальцы холодного страха.

   – Я сделала то, что сочла правильным.

   Ее сердце заколотилось, будто предостерегая от неверного шага, но Джолин не могла и не хотела выслушивать замечания. И извиняться за свое поведение, и помалкивать, боясь сделать очередной неверный шаг. Джейк взял ее за руку, но ее уже нельзя было остановить. Она решительно заявила:

   – Может, говорить об этом преждевременно, но я провела целый день в городской администрации и выяснила, что земля была на самом деле продана и новые владельцы вступят в пользование уже в начале года.

   Она почувствовала, как Джейк сжал ее руку.

   – Джолин, – сказал он шепотом, – я не думаю, что он это имел в виду.

   Благородное лицо сенатора застыло в недоумении.

   – Бог мой, какая земля? Какая продажа? – удивился он.

   – Земля, на которой разбит парк, – пояснила Джолин уже менее решительно. – Разве вы не это имели в виду, когда сказали, что я произвела много шума?

   – Дорогая, я хотел сказать, что слухи о вашей красоте и обаянии дошли до моего кабинета, – с обворожительной улыбкой пояснил пожилой сенатор.

   – Вот как, – пролепетала Джолин слабым голосом.

   Джейк убрал руку, и она вдруг с ужасом поняла, что может лишиться чувств. Она все время говорит не то и не тем людям!

   Ей показалось, что Джейк пытается подавить смешок. Она бросила на него гневный взгляд. Трудно было понять, что же забавного он мог найти во всем этом, но его покашливание выглядело подозрительным.

   Джолин было не до смеха. Она чувствовала себя смущенной и совершенно несчастной.

   Джим Макпартленд нахмурился и закивал головой.

   – Так что это вы сказали сейчас, юная леди? Парковый проект под угрозой?

   Джолин сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Она проклинала собственную глупость, из-за которой в очередной раз села в лужу. Ну кто ее тянул за язык?

   – О, мистер Макпартленд, я не в курсе всех этих дел, – произнесла она несчастным голосом. – Но я поняла, как опасно осуществлять общественные проекты на частных владениях. Сегодня в архиве я наткнулась на бумаги об участке земли на Сингер-Драйв.

   Джолин так разволновалась, что с трудом находила слова, но по мере того, как она говорила, появилась уверенность, и выражение лица сенатора вселяло в нее надежду. Она не ошиблась. Сей достойный муж слушал ее со всем вниманием.

   – Сингер-Драйв, – повторил он, почесывая подбородок, как добродушный Санта-Клаус из мультфильма. – Не помню, чтобы там были пустыри.

   – О, это совсем небольшой участок, – приободрившись, продолжала Джолин. – И он, можно сказать, ничейный.

   – Вы уверены?

   – На все сто! – заверила его Джолин. – Его хозяин умер шесть лет назад, оставив землю государству, хотя государству нет от этой земли никакой пользы. А для парка она вполне подходит. – Джолин пожала плечами. – Похоже, это может быть решением всех проблем.

   – Ей-Богу, так и есть! Мне хотелось бы взглянуть на эти бумаги.

   – Я сделала копии с них, – радостно сообщила Джолин. – И смогу передать их вам завтра.

   – Так и сделаем. – Сенатор достал из кармана бумажник. – Вот моя визитная карточка. Это номер моего прямого телефона. Я буду ждать вашего звонка.

   Джолин вздохнула с видимым облегчением.

   – Прекрасно, мистер… Джим. Я позвоню вам утром.

   Только теперь она решилась взглянуть на Джейка.

   К ее удивлению, на лице у него были написаны не гнев и досада, но восхищение, столь явное, что Джолин смутилась. Его зеленые глаза лучились. Он ободряюще улыбнулся ей, поражаясь ее отваге и мужеству в столь непростых обстоятельствах. Она успокоилась и гордо подняла голову. Через мгновение Джейк перевел взгляд на сенатора:

   – Был рад видеть вас, Джим.

   – Я тоже, Джейк. Передавай привет брату, – подмигнул сенатор.

   – Обязательно.

   Джолин облегченно вздохнула, но сенатор повернулся к ней и спросил:

   – Разрешите пригласить вас на танец, юная леди?

   – Э-э… д-да, спасибо! – ответила она, хотя отдала бы что угодно, чтобы избежать этого. Ее нервы были напряжены, и она опасалась, что они могут сдать в любой момент. Ей не хватало только этого старомодного танца!

   Когда пожилой сенатор вывел ее в бальный зал, музыка сменилась на быстрый вальс, что повергло Джолин в полное уныние. У нее были трудности даже с простейшими шагами танца, которые она пыталась когда-то выучить с помощью видеокассеты. Но этот темп вальса был для нее совершенно невозможным, что заставило ее чувствовать унижение и досаду на протяжении всего танца. Ноги у нее были как ватные. Казалось, что они танцуют слишком долго и ее мучения никогда не закончатся. Но вот музыка замолкла, и этот миг принес ей несказанное облегчение.

   Когда Джейк пригласил ее, она обрадовалась, но напомнила себе, что должна контролировать свои чувства. Выйдя на середину зала, он нежно взял ее руку в свою, другой обвил ее талию. Джолин устремила на него долгий взгляд, полный благодарности и облегчения. Оркестр заиграл медленную романтическую балладу.

   Некоторое время они танцевали молча. Джолин подумала, что молчание продлится до конца танца, и решила его не нарушать. Джейк, должно быть, догадался, что девушке немного не по себе в непривычной обстановке. Он склонился к ее уху.

   – Ты чрезвычайно ловко справилась с ситуацией, – прошептал он. – Я имею в виду разговор о земле для парка.

   От его жаркого шепота по ее телу пробежала легкая дрожь.

   – Спасибо.

   Джолин, несколько придя в себя, поняла, что танцевать с Джейком было для нее так же легко и естественно, как ходить. Она бы могла танцевать с ним ночь напролет! Девушка спохватилась и приказала себе успокоиться.

   Джейк крепче прижал ее к себе, словно угадав ее тайные мысли.

   – Карл будет доволен, что ты свела к минимуму его участие в этом. Похоже, я тебя недооценивал.

   – Правда?

   Девушка попыталась немного отстраниться, но он прижал ее к себе еще крепче.

   – Так ты думал, что я просто деревенская клуша, у которой не хватит мозгов исправить то, что она наворотила?

   Джейк возмутился:

   – Какой вздор!

   – Да ладно тебе! Ты сам твердил мне это с тех самых пор, как мы повстречались.

   Он покачал головой.

   – Я имел в виду совсем другое, когда сказал, что вначале недооценил тебя. Встреча с таким человеком, как ты, – настоящее потрясение. Джолин, я постоянно учусь у тебя чему-то. У тебя есть достоинства, которые я мечтаю приобрести.

   Джолин скептически посмотрела на него.

   – Назови хоть одно! – потребовала она. – Я уже знаю, что утонченность и изящество не входят в их число, – не упустила она случая подпустить шпильку.

   Джейк расхохотался.

   – Нет, правда! Ты вдохновляешь меня. Ты напоминаешь мне, как важно правильно поступать, а не только рассуждать об этом. Я хочу сказать, что, если решаешь что-то сделать, ты во что бы то ни стало осуществляешь задуманное. Ты не пасуешь перед трудностями. Ты честна и смела. В тебе столько энергии и мужества, Джолин!

   – Спасибо.

   Джолин подняла на него благодарный взгляд, их глаза на секунду встретились. Она не привыкла к таким комплиментам, и то, что это сказал Джейк, заставило ее ощутить приятную слабость. Его слова согрели и умиротворили ее.

   – Кстати, – попыталась она сменить тему, – когда будет голосование?

   – Через три дня. В понедельник.

   Всего три дня. Появится ли к этому времени Карл?

   – И ты уедешь?

   – Да. Стану лишь воспоминанием, надеюсь приятным.

   – И больше не вернешься? А как же семейные праздники – День Благодарения или Рождество у домашнего очага? – с деланным равнодушием спросила Джолин, хотя на самом деле ей это было безумно интересно.

   Джейк рассмеялся.

   – Обойдусь. А что, ты будешь скучать по мне? – ехидно спросил он.

   – Отчаянно! – Она говорила с легкой, игривой интонацией. Пусть он никогда не узнает, что это правда. Она не могла даже представить, что он вот так уйдет из ее жизни и она никогда больше не увидит его.

   – Так я и думал, – ответил он тоном, который она не могла понять. Она подняла на него глаза – он изучал комнату, не глядя на нее, и казался задумчивым и сосредоточенным.

   Ее сердце упало. Это было предостережением; она чуть было не сказала того, чего не следовало бы.

   – Я думаю, ты тоже будешь скучать.

   Она произнесла это полуутвердительно. Раз уж этот вопрос вырвался, она ждала ответа, затаив дыхание. Ей не терпелось услышать его.

   – Есть немного вещей в Далласе, по которым я буду скучать. Или в Техасе. Совсем немного. – Он задумался.

   Что он хотел этим сказать?

   – Но ведь что-то есть? – торопила она его с ответом, понимая, что нужно бы промолчать.

   Джейк посмотрел на нее с такой нежностью, какой она не ожидала увидеть в его зеленых глазах.

   – Кое-что есть.

   Прижимая ее к себе, он ощутил, как забилось ее сердце.

   – И что же это?

   Помолчав минуту, он наконец сообщил ей заговорщицким тоном:

   – Барбекю. Тут есть одно местечко в пригороде, называется «У Мелвы», они делают лучшее барбекю, которое мне доводилось пробовать.

   – Барбекю? – озадаченно переспросила Джолин.

   Он улыбнулся, но ответить не успел, потому что к ним подошел Джим Макпартленд вместе с высоким, очень худым человеком.

   – Джолин, разрешите представить вам моего хорошего друга, Хэрольда Бинчи, из «Бинчи констракшн». Хэл, это невеста Карла, Джолин Миллер.

   – Уилер, – поправила Джолин, сдержанно улыбнувшись. Миллер, Уилер… для сливок общества Далласа это не имело особого значения.

   Хэл Бинчи пожал ее руку своей костлявой рукой.

   – Мисс Миллер, очень приятно. И когда же сей великий день?

   Джолин сделала вид, что не поняла его.

   – Великий день? – сухо переспросила она, изобразив на лице вежливое удивление.

   – Ну да, когда вы с Карлом узаконите ваши отношения? – полюбопытствовал знакомый сенатора.

   Джолин скорее почувствовала, чем увидела, что Джейк отошел назад.

   – Я… я… мы не… Я не знаю, – растерянно ответила девушка.

   – Только не говорите мне, что он медлит с такой милой леди! – воскликнул Хэл. Мужчины рассмеялись его шутке.

   – Мгм… – Джолин принужденно улыбнулась.

   Уголком глаза она видела Джейка. Ей хотелось прямо сейчас рассказать ему правду, что она не выйдет за его брата, но с ее стороны было бы жестоко поступить так с Карлом. Там, откуда она приехала, люди поступали по чести, даже когда это было нелегко. И если она решила не выходить замуж за Карла, то он должен узнать об этом первым.

   Мужчины продолжали расспрашивать ее о помолвке и отпускали комплименты, которые они, без сомнения, считали лестными, шутили по поводу Карла и его удачи. Джолин старалась слушать их как можно любезнее.

   Когда Джейк извинился и совсем отошел в сторону, мужество оставило ее. Она погрузилась в свои печальные размышления. Удастся ли ей закончить дела с Карлом до отъезда Джейка? Неужели Джейк так никогда и не поймет, что она не предала себя ради легкой богатой жизни, ради всех этих роскошных машин, платьев, мехов и драгоценностей? Он должен убедиться, что был не прав, считая ее той еще штучкой, охотящейся за богатым мужем. Ей очень хотелось, чтобы он вспоминал о ней с уважением.

   Джолин взяла с подноса официанта второй бокал шампанского.

   Остаток вечера прошел как в тумане. Время тянулось медленно. Она старалась не выпускать Джейка из поля зрения, но им больше не удалось поговорить.

   В очередной раз пригубив бокал, Джолин рассеянно вглядывалась в толпу, ища глазами Джейка, и обнаружила его в окружении стройных девушек, показавшихся ей умопомрачительными красавицами, бесконечно остроумными и утонченными. Джолин подумала, что на их фоне она выглядит неотесанной деревенщиной.

   – Извините, – проговорила Джолин, подойдя к ним. Ей стало очень неловко, когда девушки повернулись и начали пристально рассматривать ее, будто удивляясь, как она попала в избранное общество. – Джейк, я хотела сказать, что уезжаю.

   – Я отвезу тебя.

   Она приободрилась от его слов, но упрямо покачала головой и твердо сказала, смягчив отказ улыбкой:

   – Нет, спасибо, не нужно.

   Джейк искренне забеспокоился:

   – Как ты доберешься?

   Джолин скорчила гримасу:

   – Я большая девочка. Возьму такси.

   Она собралась уходить, но Джейк последовал за ней и поймал ее за руку.

   Обескураженные девушки разошлись в разные стороны, когда поняли, что все внимание Джейка поглощено Джолин.

   – Джолин, я отвезу тебя, – ласково настаивал Джейк.

   – Нет! – воскликнула она сердито. – С тех пор как я приехала, ты только и делаешь, что помогаешь мне. Я могу позаботиться о себе сама.

   – Я не имел в виду…

   – Нет, Джейк! – Девушка буквально кипела от гнева.

   – Джолин, ты иногда можешь быть очаровательно упряма, – мягко сказал Джейк, проявляя удивительное терпение.

   Несколько человек рядом перестали разговаривать и теперь наблюдали за ними. Не обращая на них внимания, Джолин продолжала в повышенных тонах:

   – Мне не нравится, что я все время оказываюсь в долгу перед тобой! Я не люблю зависеть от кого-то!

   Услышав собственные слова, Джолин завелась еще больше. Вот почему у нее ничего не получится с Карлом. Значит, она на правильном пути.

   – Я не тот человек, который позволит кому-то заботиться обо всем вместо меня и принимать за меня решения, и выбирать за меня одежду! – У нее перехватило дыхание, и она закончила шепотом: – Ты можешь это понять?

   – Конечно.

   Ее поразило выражение его глаз-то ли восхищенное, то ли снисходительное. Несколько озадаченная этим, она нахмурилась.

   – Ну и хорошо, – ответила она наконец, успокаиваясь. – Увидимся позже. Я доберусь сама.

   Чувствуя, что все взгляды устремлены на них, Джолин залилась румянцем.

   – Мне нужно какое-то время побыть одной, – несчастным голосом добавила она.

   Джейк пристально смотрел на нее. Какое прелестное лицо! Разгоряченная спором, она была очень привлекательна.

   – Хорошо, если ты так настаиваешь. Удачи тебе, – миролюбиво произнес он.

   Она посмотрела на Джейка, пытаясь прочесть его мысли.

   – Спасибо. Пока.

   – Пока, – откликнулся он и тепло улыбнулся.

   Она вышла из дома и, остановив такси, попросила отвезти ее в какое-нибудь местечко, где подают лучший чили в городе.

   – Понимаете, такое место, о котором знают только местные и где нет туристов.

   Шофер посмотрел на нее, насмешливо улыбнулся и укоризненно покачал головой.

   По дороге она размышляла о Джейке: остался ли он на вечеринке, будет ли танцевать с кем-нибудь еще и проводит ли он одну из тех девушек домой. Джолин прикусила губу.

   Доехав до места, шофер переспросил ее:

   – Дамочка, вы уверены, что хотите туда пойти? Пардон, но вы слишком шикарно одеты для такого заведения.

   – Значит, именно туда мне и нужно, – вздохнула Джолин. Она заплатила ему двойные чаевые, и он в знак признательности посигналил ей, отъезжая.

   Местечко оказалось как раз таким, в котором ей хотелось сейчас очутиться. Шероховатый деревянный пол, стены украшены, по-видимому, реликвиями хозяина: лентами с конных соревнований, семейными фотографиями, пожелтевшими газетными вырезками о еде, вставленными в дешевые рамки.

   Несколько человек возле бара неодобрительно уставились на ее вечерний наряд, но эти взгляды не смутили ее. Она чувствовала себя в своей тарелке, будто вернулась домой после долгой поездки.

   Усевшись за стойку бара, Джолин заказала домашнее пиво из бочки. После сухого шампанского, которого она выпила на балу, пиво показалось ей необычайно вкусным. Она быстро осушила кружку и заказала еще одну, а заодно и порцию жареной картошки. Нужно как следует поесть, чтобы поднять настроение. Хорошо быть опять самой собой. Не бояться сесть в лужу каждую минуту, не трястись над каждой фразой.

   После третьей кружки пива у Джолин закружилась голова. Наверно, ей не следовало пить столько пива на пустой желудок. Ей вдруг явственно послышался глубокий голос и хриплый смех Джейка. Не может быть…

   Но он действительно стоял перед ней, зеленоглазый, в небрежно расстегнутом смокинге. И смотрел на нее. Даже не на нее, а прямо вглубь, в ее душу. Он видел ее насквозь с самого начала. Глупо было прятаться от него. И сейчас, и вообще.

   – А, привет, Джейк, как дела? – небрежно спросила она немного заплетающимся языком, махнув ему рукой как ни в чем не бывало.

   – Что ты делаешь в этом месте, Джолин? Этот район не самый безопасный в городе.

   – А, брось, Джейк, я не пай-девочка. Я провела на улицах больше времени, чем ты. Ты что, забыл, где я выросла? – развеселилась Джолин.

   – Ты что-то пила?

   – Кто, я? А, пару кружек пива. – Джолин уморительно наморщила носик.

   – Больших таких кружек? – Джейк округлил глаза в притворном ужасе.

   Она попыталась небрежно посмотреть на него, но вместо этого ей пришлось приложить все усилия, чтобы стоять прямо.

   – Мгм… да.

   Он внимательно изучал ее с легкой улыбкой. Началась медленная музыка.

   – Потанцуем?

   – Э-э… не думаю, что… – озадаченно откликнулась Джолин.

   – Отлично. – Он бережно заключил ее в свои объятья и вывел на танцплощадку.

   – Джейк? – сказала она, но, поскольку ее лицо находилось на уровне его груди, ей пришлось запрокинуть голову, словно побуждая его прикоснуться к ее губам. – Джейк?

   Он наклонился к ней. Его губы были от нее в нескольких дюймах. Он подумал, насколько она прелестна и чувственна.

   – Да?

   – Я… я… – Ее голос был так тих, что ему пришлось склониться ближе к ней.

   – Что?

   – Я не думаю, что нам надо так делать, – почти жалобно сказала Джолин. Но уже не могла остановиться. Она чувствовала тепло его тела, оно было таким удобным и приятным, как подушка, которую не хочется покидать утром.

   – Что не надо? Танцевать? Или получать от этого удовольствие?

   – Кто сказал, что я получаю от этого удовольствие? – вспыхнула она, бросив на него взгляд, виноватый и смущенный оттого, что он прочел ее сокровенные мысли. Джолин отчаянно боролась с искушением положить голову ему на плечо и погрузиться в сладостную истому их медленных движений.

   – Хочешь, остановимся? – спросил он.

   – Да, – прошептала она, не шевелясь. Все ее тело каждой своей клеточкой хотело прижаться к нему. Неужели все это происходит наяву? Хорошо бы, чтобы этот вечер никогда не заканчивался. Она испытывала удовольствие при мысли о том, что этот красавец, верно, находит ее достаточно привлекательной, чтобы проводить с ней время.

   – Ладно, – ответил он, меняя положение рук на ее талии, но не отпуская ее.

   Они продолжали танцевать.

   – Я рада, что мы покончили с этим, – пронесла Джолин со смешком.

   – Приятно слышать твой смех, – мягко ответил Джейк. – Ты не много смеялась с тех пор, как поселилась у нас в доме.

   – Ты заметил? – удивилась она. Ей это даже не приходило в голову.

   – Конечно, радость моя.

   – Прости. – Она нежно улыбнулась. – Я не хотела быть угрюмой.

   – Я не говорил «угрюмая». – Он улыбнулся ей, и она поразилась, как привлекательно он выглядит. Глаз не отведешь!

   Она чуть было не сказала это вслух, но тут он заговорил сам:

   – У нас уже хорошо получается.

   – Станцевались, – рассмеялась Джолин.

   – Ты так быстро убежала с бала. Золушка, – ласково произнес Джейк.

   Она слабо улыбнулась в ответ.

   – Мне не следовало сердиться на тебя. Я глупо себя вела, да?

   – Надувши губки, как дитя? – поддразнил ее Джейк. Внезапно посерьезнев, он сказал: – Жаль, что ты не слышала, как отзывался о тебе Макпартленд, когда ты ушла.

   – Говорил, какая я заноза? – развеселилась Джолин.

   Джейк покачал головой.

   – Он сказал, что ты из тех, кто делает, а не болтает языком. – Он крепче обнял ее. – И я согласен с ним.

   – Ты бы так не говорил, если бы знал, какой ералаш у меня в душе. Так все запуталось, – задумчиво сообщила девушка.

   Джейк нахмурился.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Так много надо сделать, а я не знаю даже, с чего начать. – Она замялась. – Взять, к примеру, колледж. Я приложила столько усилий и все еще далека от цели. Понадобятся годы, чтобы окончить его и начать делать что-то серьезное.

   Джейк с сомнением покачал головой.

   – Тебе не надо оканчивать колледж, чтобы делать что-то серьезное.

   Она рассмеялась.

   – Говори-говори. Легко получить образование, когда у тебя была такая возможность.

   – Ты предполагаешь, что я ходил в колледж.

   – Конечно. Разве нет? – рассеянно отозвалась Джолин.

   – Да…

   Она злорадно кивнула головой:

   – Вот видишь. Так что не говори мне про необязательность образования.

   – Я окончил колледж, – продолжал он спокойно. – Но полученные знания не пригодились, так что это пустая трата времени и денег. Многим собственная жизнь кажется настолько длинной, что ее можно тратить на всякие пустяки.

   – Могу тебя понять, – серьезно согласилась Джолин. – Но, во всяком случае, у тебя была такая возможность. У тебя был выбор.

   – У тебя тоже есть шанс. Вот, к примеру, возьмем то, что ты сделала сегодня. Тебе не нужна была для этого ученая степень. Ты пошла, изучила записи и нашла решение важной проблемы. Ты могла бы делать это каждый день, вместо того чтобы выполнять ненавистную тебе работу… – Он вдруг резко остановился. Выражение его лица стало жестким. – Что я несу? Я забыл, что ты выходишь за Карла.

   Джолин открыла было рот, чтобы возразить, но не смогла. Сейчас он бы и не услышал ее, он уже повесил на нее ярлык. Музыка закончилась, и они молча отошли в сторону.

   Похоже, им больше нечего сказать друг другу.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

   Они уже подъезжали к дому, когда Джейк заметил свет в конюшне.

   – Странно, – обеспокоенно сказал он.

   – Что? – откликнулась Джолин.

   Он взглянул на часы на приборной доске.

   – Уже два часа ночи, а там горит свет.

   – Может, Рей забыл выключить?

   Джейк остановил машину возле конюшни. Его охватила тревога.

   – Может быть. Но у меня дурное предчувствие, – пробормотал он.

   Они вышли из машины и бегом направились в конюшню.

   – Есть тут кто-нибудь? – крикнул Джейк.

   – Джейк? – Рей высунул голову из стойла Леды. – Рад, что ты пришел.

   Джейк бросился туда.

   – Что случилось?

   – Колики, – ответил Рей, кивая на Леду. – Похоже, дела плохи. Я пытаюсь найти тебя весь вечер.

   Джейк вошел в стойло. Обычно живая, подвижная лошадь сейчас низко свесила голову и переминалась с ноги на ногу. Ее ноги дрожали, будто она хотела броситься на землю и кататься, чтобы облегчить напряжение.

   – Она ложилась на землю? – быстро спросил Джейк.

   – Очень старалась это сделать, – ответил старый конюх. – Но я не позволил. Все время тут дежурил.

   Джейк кивнул. Если животное, следуя своему инстинкту, рухнет и начнет кататься по земле, оно может повредить внутренности, тогда будет практически невозможно спасти его.

   – Что ты ей давал?

   Рей назвал лекарства.

   – А что-нибудь от боли?

   – Хлоралгидрат. Немного.

   – Ты все сделал правильно, – пробормотал Джейк, ощупывая переднюю ногу лошади, пытаясь измерить пульс. – Как температура?

   – Высокая, – ответил Рей.

   Джейк тяжело вздохнул и стал проверять глаза Леды.

   – Слишком красные, – сказал он скорее себе, чем Рею и Джолин. – Мне это не нравится. Плохой признак.

   Рей покачал головой, цокая языком. В глазах Джолин отразилась неподдельная тревога.

   – Принеси мне аптечку из подсобки, – обратился Джейк к Джолин. – Она на столе.

   – Да, – с готовностью откликнулась она, обрадовавшись возможности сделать что-то полезное.

   Рей посмотрел ей вслед, потом сказал:

   – Я пытался найти доктора Скалли, но его нет в городе. Можно было найти парня, который его заменяет, но я решил, что справлюсь сам. Если она не вытянет, это будет моя вина.

   – Да ладно тебе, Рей. – Джейк взглянул на него и заметил мешки под глазами. – Это не твоя вина. Ты сделал все, что мог.

   Джолин вернулась с черной кожаной сумкой.

   – Эта?

   – Да, спасибо. – Он открыл сумку и вытащил шприц. – Давно ты тут, Рей?

   – С шести вечера.

   Джейк остановился.

   – Бог мой, старик, тогда тебе надо отдохнуть. – Он говорил бодрым голосом, пытаясь казаться энергичным. – Пойди приляг, я тут сам справлюсь.

   – Нет, – пожилой конюх отмел это предложение. – Я должен остаться.

   – Вам обоим лучше уйти, – твердо сказал Джейк, откупоривая пузырек и переводя взгляд с Джолин на Рея. – Я позову вас, если мне понадобится помощь.

   – Позволь мне помочь тебе, – ответила Джолин. Джейк удивился, как искренне прозвучали ее слова. – А если мне дела не найдется, я сварю тебе кофе или буду разговаривать, чтобы ты не заснул. – Она повернулась к Рею: – А вам действительно лучше пойти лечь. Вы выглядите совсем измученным. Кроме того, я кое-что знаю о лошадях и коликах, Леду нужно прогуливать всю ночь, чтобы она не легла и не перекрутила свой желудок, поэтому Джейку утром понадобится замена. Вы не можете оба оставаться на ногах всю ночь.

   Молодец, подумал Джейк. Она умеет дать людям почувствовать их нужность и значимость. Он заметил, как оживились глаза Рея, когда он сказал:

   – Да, ваша правда.

   – Вы понадобитесь утром, – закончила Джолин.

   Он кивнул.

   – Я понимаю. Но ведь вы позовете меня, если что? Если ей станет хуже, вы разбудите меня?

   – Конечно, – заверил его Джейк. Несмотря на тревогу, он понимал, что, когда Рей уйдет, он останется наедине с Джолин на том самом месте, где они впервые поцеловались. Ему не следовало думать об этом в такую минуту, но грешные мысли сами лезли в голову.

   Джолин тоже пришлось сделать усилие, чтобы придать своему лицу серьезный вид, будто она и не замечает многозначительных взглядов Джейка.

   – Ладно, – согласился Рей. Джейк заметил, что тот вздохнул с облегчением. – Но…

   – Никаких «но», – прервал его Джейк. – Ступай.

   Старый конюх сунул свои вещи под мышку и направился к выходу, несколько раз обеспокоенно оглянувшись на них.

   Когда Рей ушел, Джейк взглянул на Джолин и набрал в шприц лекарство из пузырька.

   – Молодец. Если бы ты не придумала насчет утренней смены, Рей свалился бы замертво от усталости, но не ушел.

   – Я не знаю, как он это выдержал, он же на работе с пяти утра.

   Джейк поднял брови:

   – Откуда ты знаешь?

   Она покраснела.

   – Джолин, ты встала сегодня в пять утра? – Он покачал головой. – Бедняжка.

   Она накрыла ладонью его руку.

   – Я хочу помочь, Джейк.

   – От тебя не будет проку, если ты заснешь.

   – Я-то не засну. А ты сам еле на ногах держишься, – со смехом откликнулась Джолин.

   Знала ли Джолин, какая очаровательная улыбка осветила ее лицо? Как невыразимо трогает его эта улыбка! Джейк опустил голову, потом выпрямился.

   – Я вовсе не устал.

   – Вот и отлично. Я тоже.

   Он проверил шприц, потер кожу на шее Леды и ввел болеутоляющее лекарство. Джолин была права, ему понадобится ее помощь.

   – Спокойно, детка, – мягко успокаивал он лошадь. Он освободил пузырек, потом быстро сделал вливание соляного раствора, чтобы предотвратить шок. Кобыла издала слабое ржание.

   Джейк продолжил осмотр, кивком как бы подтверждая собственные мысли. Пульс у кобылы еле прощупывался. Плохой признак.

   – Я должен сделать что-то еще, – размышлял Джейк. Наконец он нашел ответ. – Подержи ее, чтобы она не ложилась, я достану жидкий парафин и трубку для желудка.

   В глазах Джолин мелькнуло что-то похожее на страх, но она кивнула и подошла ближе к лошади.

   Джейк ушел в подсобку. Дверь закрылась за ним с легким глухим стуком. Если Леда умрет, это будет катастрофой, он не сможет больше заниматься разведением лошадей. Он быстро собрал инструменты и возвратился в конюшню.

   Джолин повернулась навстречу ему. Он накачивал в насос масло для желудка. Она внимательно следила за его уверенными движениями.

   – Я знаю, как для тебя это важно. Я буду молиться, – прервала она молчание.

   Джейк был так тронут ее заботой, что едва смог поблагодарить ее.

   – Хорошая девочка… – шептала она лошади. – Джейк, откуда ты знаешь, что нужно делать?

   – Учился в колледже.

   – Что? Ты ветеринар? – Джолин от удивления широко распахнула глаза.

   – Я не практикую.

   – Но ты окончил медицинский колледж?

   Она была так потрясена, что он рассмеялся.

   – Ну да.

   – Ты не говорил мне! Ты говорил «какой-то колледж», ты не сказал, что у тебя медицинская степень!

   – Это было не в мою пользу. Я пытался доказать тебе, что не важно, чему тебя научат в школе, если ты уже готов делать что-то в жизни.

   – Только не говори, что ты еще и дантист. – Она рассмеялась.

   – Нет. – Он погладил лошадь по спине и встал. – Я ушел с последнего курса стоматологии.

   Она чуть было не поверила ему, но потом улыбнулась.

   – Так почему ты не используешь свою медицинскую степень?

   Джейк закончил приготовления и передвинул длинную трубку. Он взглянул на Джолин.

   – Мало денег платили.

   Она нахмурилась.

   – Я тут слышала, что деньги – это еще не все.

   Он открыл сумку с инструментами и достал другой шприц.

   – Какой идиот тебе это сказал?

   – Один очень мудрый человек, – ответила она немного задумчиво. Их глаза встретились.

   – Не верь всему, что тебе говорят. Большинство людей сами не знают, что несут. – Он ввел в шею лошади лекарство для расслабления мышц. – Вот так. – Он легонько похлопал кобылу. – Постоишь с ней, пока я прочищу трубку?

   – Конечно.

   Джейк скрылся в подсобке. Джолин помолчала с минуту, потом крикнула:

   – Так почему ты не практикуешь на самом деле?

   – Я практиковал некоторое время. – Из подсобки раздался грохот. – Но не справился.

   – Не справился? Что это значит? – с любопытством спросила девушка.

   Джейк вышел из подсобки и внимательно посмотрел на Джолин.

   – Если я скажу, ты перестанешь донимать меня расспросами?

   – Обещаю, – совершенно серьезно сказала Джолин.

   – Я сделал ошибку. Потерял породистую лошадь, которая стоила сотни тысяч, – кстати, не свою. Я был виноват. – Он встряхнул головой. – Я не тот человек, которому можно вверять чужие жизни.

   – Каждый может ошибиться, – глубокомысленно заметила Джолин.

   – Ты пойдешь к хирургу, который хотя бы однажды ошибся?

   Она промолчала.

   – Вот именно. Ладно, закроем эту тему, – равнодушно отвернулся Джейк.

   – Но… – почти жалобно начала Джолин.

   – Эй, ты же обещала! Так, жди здесь, я кое-что принесу из машины.

   Когда Джейк ушел, Джолин прижалась к теплому боку Леды и закрыла глаза.

   – Пожалуйста. Ты должна выкарабкаться! – прошептала она. – Ему это так нужно. Ты должна…

   К тому времени, как вернулся Джейк, Леда выглядела значительно лучше. Судороги, сотрясавшие ее тело, прекратились, в глазах уже не было прежнего выражения дикой муки.

   – Ей лучше, правда? – оживилась Джолин.

   – Похоже, что так, – осторожно сказал Джейк.

   – Так что, уже все в порядке?

   – За ней еще нужно присмотреть. Она находится под воздействием лекарств. Я прогуляю ее и подожду. Это может занять много времени. Тебе следует лечь спать.

   – Тебе тоже нужно спать.

   – Нет.

   – Тогда и мне не надо, – фыркнула Джолин и улыбнулась.

   – Ладно, – усмехнулся Джейк.

   У Джолин была привлекательная улыбка, от блеска ее глаз захватывало дыхание. Сейчас она была красивее, чем когда-либо. Он мог бы смотреть на нее часами! Когда она подходила слишком близко, ему стоило большого труда не схватить ее в свои объятия, не покрывать поцелуями ее лицо, руки, шею.

   Джейк был просто очарован ею. С какой добротой она относится к животным, как близко к сердцу приняла болезнь лошади. А с каким вниманием она отнеслась к старому конюху, пожалев его и отправив спать, при этом дав ему почувствовать его значимость. Джейк подумал, что она относится к тому редкому типу людей, которые больше пекутся о других, нежели о себе. И она такая искренняя, такая прямодушная!

   Но ему было непонятно, как Джолин, с ее тонким умом и нежным сердцем, может выйти замуж по холодному расчету за человека, который недостоин ее уважения. То, что между ними нет любви, совершенно ясно. Как ни странно, но это было больнее всего. Он мог бы понять, если бы Джолин слепо влюбилась в Карла и мечтала бы выйти за него. Но Джейк видел, что ее привлекает богатство Карла, его роскошный дом. Он всегда презирал женщин, которые обхаживали его как могли, и все только ради его богатства, а не ради него самого. Но Джолин не была похожа на алчных охотниц за женихами. Эта мысль не давала Джейку покоя. Настроение у него стало портиться.

   Он понимал, что у Джолин была тяжелая жизнь и что эта умная, веселая, интересная женщина заслуживает большего, чем работа официантки в забегаловке, и она, верно, не видит другого способа выбраться из нищеты, кроме как выйти замуж за Карла. Она, со своими наивными представлениями о любви и браке, должно быть, искренне верит, что сможет полюбить Карла и сделать его счастливым.

   Джолин молча смотрела на него некоторое время, потом робко спросила:

   – Может, я прогуляю ее немного, пока ты соберешь инструменты?

   – Хорошо, – живо откликнулся он. – Я сделал для нее все, что смог.

   Девушка открыла ворота стойла и медленно вывела Леду. Джейк посмотрел им вслед. Джолин была все еще в вечернем платье и открытых туфельках, теперь перемазанных и вконец испорченных. Прическа у нее давно растрепалась, поэтому ей пришлось распустить волосы. Джейку она очень нравилась такой, со взбитыми ветром прядями белокурых волос. Несмотря на поздний час и усталость, она хорошо держалась. Джейк был очарован ее добротой и мужеством.

   Джолин повела лошадь к выходу.

   – Осторожнее там, смотри под ноги.

   Она оглянулась на него и холодно ответила:

   – Не волнуйся. Я позабочусь о себе.

   Их взгляды встретились. Они стояли в мягком золотистом свете, которым была освещена конюшня. Джейк допустил ошибку, взглянув на ее губы. Все твердые решения, которые он принял относительно Джолин, будто волной смыло.

   Джейк чувствовал, что отныне ему всегда будет нужно видеть эту белокурую девушку, встречаться с ней глазами, ощущать на себе ее взгляд. И еще он догадывался, что Джолин тоже тянулась к нему. С самого начала.

   В его голове звучали предостережения разума, но сердце не слышало их, и это сводило его с ума.

   Джейк знал, что, прояви он немного настойчивости, Джолин бросится ему в объятия, несмотря на то что подчас кажется холодной и равнодушной. Он усмехнулся, вспомнив свои постоянные стычки с Джолин. Сколько в ней огня! Он не сомневался, что она тоже хочет его. Он был в этом уверен с той минуты, когда впервые коснулся ее губ, а она в порыве страсти прижалась к нему трепещущим телом. Джолин не умела скрывать свои чувства, она была честной во всем. Нет, она не была похожа на опытную охотницу за богатым мужем.

   Джейк нахмурился. Даже если Джолин отвечала на его чувства, он не мог воспользоваться ее благосклонностью.

   Джейк повторял себе, что он был не тем парнем, которые отбивают девушек у других, особенно если это невеста его брата. Карла бы это не остановило, но они были совершенно разными. И эта разница имела для Джейка большое значение. Прислонившись к стене, он смотрел, как Джолин уходит в темноту.

   Какое-то безумие. Если бы он захотел, к его услугам были бы самые красивые женщины Техаса, будь то молоденькая длинноногая фотомодель или искушенная богатая вдова. Недаром его называли самым завидным женихом года. На протяжении многих лет женщины вешались ему на шею, но ничего не могли добиться. Все эти дамы и девицы буквально умирали от желания окрутить Джейка и породниться с семьей нефтяных магнатов. Даже слух о лишении блудного сына наследства не убавил их пыла, напротив, это придало ему ореол некоторой загадочности и романтизма в их глазах и прибавило популярности.

   Так нет же, ему подавай только эту женщину, вопреки всякому здравому смыслу и правилам приличия! Он смотрел на нее со смешанным чувством раздражения и восхищения.

   Нужно держаться от нее подальше, сказал он себе.

   – Подожди! – вдруг крикнул он. – Я пойду с тобой.

   Они молча гуляли, наслаждаясь прохладой. Лошадь шла между ними. Конюшни находились на вершине небольшого холма, и они ходили взад и вперед, пока минуты не превратились в часы. Несколько раз они возвращались в конюшни, там Джейк снова делал уколы обезболивающего. Было заметно, что кобыле стало лучше.

   Ночь была прохладной и прозрачной. Лунный свет освещал неясные силуэты лошади и двух людей, медленно бредущих по холму.

   Где-то в половине пятого утра Джейк ободряюще сказал:

   – Ты молодец сегодня. И с этой землей для парка. Я был потрясен.

   Она пожала плечами, глядя прямо перед собой:

   – Я сделала то, что обещала.

   – Ты пристыдила меня.

   Она быстро повернула голову в его сторону и окинула Джейка изумленным взглядом:

   – Тебя? Как это?

   – Я много рассуждал о порочности подобного бизнеса и ничего не сделал для того, чтобы как-то исправить положение. Это даже не приходило мне в голову.

   Похоже, они гуляли целую вечность. Солнце окрасило первыми лучами восток в розовый цвет. Лошадь внезапно встала.

   – Что случилось? – испуганно вскрикнула Джолин.

   Джейк взъерошил свои волосы, думая, что он сможет сказать, если животное рухнет наземь.

   – Может, она просто устала ходить.

   Джейк поспешно проверил пульс лошади.

   Он был теперь сильнее, чем прежде. Вдруг мышцы ее напряглись, и кобыла вся выпрямилась.

   – Давай же, девочка, – пробормотал Джейк, пытаясь заставить ее пройти несколько шагов.

   Он оглянулся на Джолин, отчаянно пытаясь придумать, за чем бы ему отправить ее в конюшню. Он не хотел, чтобы она присутствовала при этом.

   – Э-э… Там есть красная попона в сундуке… Можешь принести?

   – Попону? – механически повторила она, но с места не сдвинулась и несчастным голосом спросила: – Зачем?

   Его уставший мозг соображал медленно. У него не было готового ответа.

   – Я не хочу, чтобы она дрожала. Ее надо укрыть. – Джейк нетерпеливо взял Джолин за локоть и развернул спиной к лошади.

   – Ладно. – Девушка бегом отправилась к конюшням в своем вечернем платье. Он наблюдал за ней и чувствовал, что сердце его опять сжалось от боли.

   Он повернулся к лошади, в его душе боролись надежда и страх.

   – Ну-ка, девочка, давай.

   Секунды казались вечностью.

   Но когда Джолин вернулась, и Джейку, и Леде было уже лучше.

   – Ну что? Что случилось? – с тревогой спросила она на бегу.

   – Скажем так, худшее уже позади. – Джейк улыбался. – Думаю, теперь все будет в порядке.

   Джолин восхищенно улыбнулась в ответ и погладила шею кобылы.

   – Как хорошо. Значит, все неприятности кончились?

   – Видимо, да, – осторожно сказал Джейк. – Немного удачи и антибиотиков.

   Они отвели лошадь в конюшню. Там Джейк сделал ей еще один укол.

   – Она выглядит намного лучше, – радовалась Джолин. – Намного лучше, чем мы. Без обид, но ты выглядишь кошмарно.

   – Ты сама выглядишь уставшей. – Джейк протянул руку и как-то особенно ласково погладил ее по щеке. Как бы там ни было, они вместе пережили трудную ночь. А потому вполне уместно выразить радостные чувства по поводу выздоровления лошади, решил Джейк и по-дружески привлек девушку к себе.

   Она заглянула в его глаза и тепло улыбнулась.

   – Я себя прекрасно чувствую.

   Она была очень красива в этот момент. Искушение наклониться и поцеловать ее стало нестерпимым, но он знал, что это было бы ошибкой.

   Они теперь стояли совсем рядом, глядя друг на друга. Все ему нравилось в этой девушке: характер, энергия, обаяние, ум и непритворная доброта, а больше всего ее честность и прямота. В ее глазах он видел нежность и мужество.

   Он мысленно повторял их последний разговор, чтобы укрепить себя в принятых решениях. Еще немного, и он отбросил бы осторожность и поцеловал бы ее, чтобы еще раз ощутить вкус ее губ и тепло ее тела.

   – Ну, – сказал Джейк, с трудом отводя взгляд, – надо разбудить Рея, чтобы он мог сменить нас.

   Джолин замялась.

   – Что ж, я отведу Леду в стойло и дам ей воды.

   – Спасибо, – с чувством сказал он, глядя ей вслед. Удивительно, как мужественно она держалась, невзирая на усталость после тревожной ночи и многочасовой ходьбы. – Проверь, чтобы там не было никакой еды и соломы.

   – Хорошо, – откликнулась Джолин на ходу.

   Джейк сбегал домой, потом вернулся в конюшню. На сердце у него было тяжелее, чем ночью.

   В конюшне стояла тишина, изредка прерываемая приглушенным фырканьем лошадей и стуком копыт. Джейк подошел к стойлу Леды.

   – Хорошие новости для тебя, – сказал он без всякого энтузиазма.

   Джолин сидела на перевернутом ведре, опустив голову на руки. Она поднялась, подавив зевок.

   – Что такое? – спросила она с усталой улыбкой.

   – Карл вернулся.

   Джолин смотрела на него, все еще улыбаясь. Тут до нее стал доходить смысл только что сказанных слов. С нее тут же слетел всякий сон. Ее глаза широко распахнулись.

   – Где он? – прошептала она.

   Джейк неопределенно махнул рукой.

   – Он сейчас в доме – видимо, удивляется, где тебя черти носят.

   – О-о… – Она вскочила, пытаясь разгладить безнадежно испачканное платье. – Он ждет меня?

   – Не торопись. Он завтракает и звонит по телефону. – Он совсем не рвется встретиться с тобой, как сделал бы я на его месте, добавил он мысленно.

   Ее плечи опустились. Что она испытала? Облегчение? Или уныние?

   Джолин на какое-то время замерла, потом опустилась на перевернутое ведро, сложив руки на коленях. Джейк задался вопросом, что скрывается за этим спокойствием, что таят эти потемневшие глаза белокурой красавицы.

   – Вот как. Ладно, – негромко произнесла Джолин.

   – Джолин… – позвал Джейк, и собственный голос показался ему неуверенным и робким, точно у ребенка.

   – Да? – откликнулась она своим обычным негромким, ровным голосом.

   Он почесал переносицу, пытаясь собраться с мыслями. Чувство, возникшее между ними, было нежелательным. Ему надо что-то сказать, что-нибудь ласковое, душевное, чтобы разрядить напряжение, но он не мог подобрать нужных слов.

   – Скажи, ты можешь выйти замуж только ради денег? – Он замолчал, ожидая ее ответа.

   – Я выйду замуж только по любви, – спокойно ответила она.

   – Ты любишь Карла?

   Она не выдержала его прямого взгляда и опустила глаза. Джейк знал ответ. Он приблизился к девушке и, взяв ее за подбородок, нежно поднял ее голову, чтобы заглянуть ей в глаза.

   – Ты не любишь Карла, – сказал он. Его руки легли на ее плечи, и он привлек ее ближе к себе.

   Джолин не могла отвести от него взгляда, подчиняясь его движениям как в гипнотическом трансе. Джейк еще крепче обнял ее. Ощущение ее теплого тела пронзило его насквозь. Его пальцы нежно пробежали по ее коже. Легкий аромат духов кружил ему голову.

   – Любила ли ты, Джолин?

   Комок подкатил к ее горлу, она все еще не могла отвести взгляд.

   – Я… я не знаю, – неуверенно ответила она.

   – Тогда откуда ты знаешь, что нужно выходить замуж по любви?

   Он мягко привлек ее к себе и коснулся ее губ своими. Жар страсти нахлынул на него с неожиданной силой. Его пальцы крепко сжали ее плечи.

   Она положила руки ему на грудь, потом провела ими по плечам и бережно коснулась его волос. Это движение он воспринял как согласие. Оно давало ему право.

   Ее влажные губы слегка раздвинулись, и он впился в них глубоким, страстным поцелуем. Вкус сладких губ вызвал в нем новую волну желания. Его руки пробежали по ее трепещущему телу, сомкнулись на талии, прижимая ее еще крепче. Он зарылся лицом в ее шелковистые волосы, вдыхая их аромат.

   Ее пальцы погладили его плечи, спускаясь ниже, медленно, дюйм за дюймом исследуя его напрягшееся тело. Каждое ее прикосновение рождало в нем восхитительные ощущения.

   Джолин провела пальчиками по его животу, потом прижала теплые ладони к его груди. Она отвечала на его страсть нежными поцелуями, лаская своим влажным языком его жаждущие губы.

   Горячие руки Джейка скользили по ее спине, чувствуя ее податливое тело, которое легко, как тающий воск, подчинялось его рукам, прижимаясь к его распаленной плоти и отдавая ему свое восхитительное тепло, которое было приятно даже в это жаркое летнее утро. Он ненасытно впивался в ее мягкие губы.

   Внезапно он почувствовал, что она замерла и сделала попытку отстраниться.

   – Что ты делаешь? – задыхаясь, воскликнула она. Ее лицо пылало.

   – То же, что и ты.

   Она прижала ладони к горячим щекам.

   – Мы не можем…

   – Почему? – глупо спросил Джейк. Он чувствовал себя будто сброшенным с самолета и не мог собраться с мыслями.

   – Из-за Карла, – несчастным голосом ответила Джолин.

   Джейк почувствовал неприятный холодок в затылке, его даже слегка передернуло.

   Джолин опустила глаза и, помешкав, дрогнувшим голосом произнесла:

   – Я не могу… мы не можем… Боже, а если бы он пришел и увидел? Какой ужас!

   – Мне не показалось это ужасным, – усмехнулся он. Но он знал, что Джолин права, им не следует поддаваться страсти.

   Она покачала головой.

   – Это не должно было случиться… – Ее голос дрогнул. – Не сейчас.

   У Джейка перехватило дыхание:

   – А когда?

   – Никогда. – Она сокрушенно на него посмотрела и выпалила: – Я не подхожу для случайных романов!

   Джейк вопросительно уставился на нее. Сначала он не понял, о чем она говорит. Потом его осенило, он вспомнил их разговор о браке и случайных связях.

   – Ага, ты подходишь для брака, да?

   Джолин обиженно поджала губы.

   – И как тебе это удается?

   – Что?

   – Говорить об этом с таким презрительным сочувствием. Будто этого нужно стыдиться.

   Как он мог признаться Джолин, что это ему должно быть стыдно, а не ей? Это он чуть не поставил ее в щекотливое положение прямо в своем семейном гнезде, потому что не мог взять себя в руки и влюбился в невесту своего брата.

   – Мы уже говорили об этом.

   Она долго смотрела на него, потом печально покачала головой.

   – Не волнуйся, я не собираюсь опять начинать этот разговор. А теперь извини, мне нужно поговорить с Карлом.

   При этих словах Джейк изменился в лице, словно его пронзила отравленная стрела, но быстро справился с овладевшим им волнением и холодно бросил:

   – Давай, иди к своему принцу.

   Джолин резко обернулась к нему. Сердце ее разрывалось на части.

   – Мне нужно поговорить с ним.

   Джейк поднял руки.

   – Понимаю.

   – Нет, я не думаю, что ты понимаешь! Мне нужно… – Она замолчала, и Джейк увидел, что она в отчаянии заламывает руки. Ее взгляд был полон тревоги, в голосе слышались слезы. Ему показалось, что Джолин на грани истерики.

   – Что с тобой? – спросил он, вдруг забеспокоившись. Он никогда прежде не видел ее такой подавленной. – С тобой все в порядке?

   Джолин увидела, что он смотрит на ее руки, и опустила их.

   – Скоро со мной будет все в порядке. Как только я уберусь отсюда.

   При этих словах она расстроилась еще больше, и ему стало жаль ее.

   – Послушай, забудь все, что тут произошло. Мы просто чертовски устали и утратили здравый смысл, – неловко попытался утешить ее Джейк.

   Джолин кивнула.

   Выдержав паузу, она глубоко вздохнула:

   – Мне надо повидать Карла.

   Джейк двинулся следом за ней и споткнулся о ведро, которое с грохотом покатилось по бетонному полу.

   – Джолин, подожди! – крикнул он.

   Она остановилась в дверях и оглянулась.

   – Что? – Ее голос дрожал от подавленных рыданий, она была в отчаянии.

   Джейк попытался найти подходящие слова, но не смог.

   – Джолин… я не забуду тебя, – со вздохом произнес он.

   – Я тоже, Джейк…

   Она бросила на него прощальный долгий взгляд, кивнула и вышла.

   С тяжелым сердцем, опустошенный, он смотрел ей вслед. Она шла к дому. И к Карлу.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

   Джолин казалось, будто к ее ногам привесили тяжелые грузила. Каждый шаг к дому приближал ее к свободе. И с каждым шагом она удалялась от Джейка. А еще у нее не было работы, негде было жить, на счету у нее оставалось сорок пять долларов. Она попыталась внушить себе, что все, что ни делается, все к лучшему.

   Единственное, что ее действительно огорчало, – разлука с Джейком. При мысли об этом ей становилось страшно одиноко.

   Джолин вошла в дом через кухню и стала искать Карла. Не найдя его, она занервничала. Ее решительность сменилась беспокойством. Нервничая, она взяла с разделочного стола веточку зелени и начала ее лихорадочно жевать.

   Со вчерашнего вечера у нее во рту не было маковой росинки. Внезапно из холла донесся знакомый голос.

   В следующую минуту в комнату вошел Карл, безукоризненно одетый, с блестящими черными волосами. Его губы тут же растянулись в хорошо знакомой ей голливудской улыбке, обнажая белые ровные зубы. Она уже успела забыть, как он красив.

   – Так вот ты где.

   Он осмотрел ее с ног до головы, и улыбка сползла с его лица.

   – Что это на тебе?

   Джолин посмотрела на свое некогда вечернее платье; теперь оно было в пятнах, кое-где прицепилась солома. По выражению лица Карла она могла догадаться, что у нее взлохмачены волосы и наверняка мешки под глазами. Она отбросила челку со лба резким движением и вызывающе подняла подбородок.

   – Я не спала всю ночь. У Леды были колики.

   – У Леды? – Джолин раньше не замечала, что этот глубокий баритон может так фальшиво звучать.

   – Одна из лошадей Джейка.

   Карл взглянул на свою мать, которая вошла вслед за ним.

   – Мне следовало знать, что Джейк выкинет что-нибудь вроде этого. – Он снова нацепил рекламную улыбку и подошел к Джолин. – Ладно. Неважно, милочка.

   Они с матерью принялись внимательно ее рассматривать. Карл повернулся к Вирджинии.

   – Это никуда не годится, не правда ли? Что скажешь?

   – Действительно, – ядовито откликнулась та.

   – Что происходит? Мне кто-нибудь объяснит? – взорвалась Джолин.

   – Мать займется сменой твоего имиджа.

   – Моего имиджа? Я не знала, что мне нужно его менять. – Она была ошеломлена и переплела пальцы, чтобы не дрожали руки.

   Позади хлопнула дверь. Джолин догадалась, что вошел Джейк. Она буквально спиной почувствовала его взгляд.

   Карл взглянул на брата, небрежно кивнув ему:

   – Здорово, Джейк.

   – Карл, – откликнулся Джейк. Джолин услышала знакомые, дорогие интонации его голоса, которые она столько раз вспоминала, оставшись одна.

   Карл вновь обратился к Джолин:

   – Как я уже сказал, мать поедет с тобой и поможет подобрать тебе новый гардероб, а также договорится о времени в ее любимом салоне, чтобы тебя постригли.

   – Постригли? – переспросила Джолин, скрестив руки на груди.

   – Совсем немного. – Карл смерил ее взглядом. – И подкрасили.

   – Подкрасили?

   Карл нахмурился.

   – Джолин, тебе не нужно повторять за мной все, что я скажу! – Его лицо просветлело. – Я хочу сказать, что цвет твоих волос нужно немного изменить, сделать более темным, облагородить.

   Джолин кипела от злости. И лишь огромным усилием воли заставила себя вспомнить, зачем она здесь. Ей нужно освободиться от Карла, и чем быстрее она это сделает, тем лучше.

   – Карл, нам надо поговорить. Наедине.

   Он взглянул на часы.

   – Мне некогда. Нельзя это отложить до вечера?

   Она не хотела больше ждать.

   – Нет, лучше сейчас.

   Он взял портфель со стола.

   – Уверен, это может подождать.

   – Карл, это не может ждать!

   Ему пришлось остановиться и поставить портфель. Он удивленно приподнял брови и хладнокровно посмотрел на нее.

   – Ладно. В чем дело?

   Она взглянула на его мать и подумала о том, что сзади стоит Джейк.

   – Не здесь.

   – С вашего разрешения, мне нужно еще кое-что сделать, – сказал Джейк. Он подошел к Вирджинии и попытался взять ее под руку. – Мама, тебе не надо пойти со мной?

   – Я тут со своим сыном, которого не видела сто лет! – резко откликнулась Вирджиния.

   – Да, говори при матери, Джолин, – вмешался Карл.

   Джейк встретился глазами с Джолин и предпринял еще одну попытку увести мать.

   – Мне нужно тебе кое-что показать наверху, мам.

   – Это подождет. – Вирджиния сверлила взглядом Джолин.

   – Говори, Джолин, – торопил Карл. – Мне нужно ехать.

   Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.

   – Мне тоже.

   – Что, что? – рассеянно спросил Карл.

   – Мне нужно уехать отсюда. Я уезжаю.

   Он уставился на нее. Джолин закусила губу.

   – Куда ты уезжаешь?

   – Домой.

   – Что? – поразился Карл. Его мать заметно приободрилась, Джейк оживился.

   Джолин обвела всех взглядом, потом посмотрела на Карла:

   – Прости, Карл, я не выйду за тебя замуж.

   – Да? И с чем это связано? – Он с подозрением взглянул на Джейка. Тот засунул руки в карманы и покачивался на каблуках, пытаясь скрыть улыбку.

   – Ни с чем не связано. Просто это не стоит делать. – Она пожала плечами. – Все равно тебе не будет от меня никакого проку. Я все время попадаю впросак и говорю лишнее.

   Карл еще раз бросил взгляд на часы и подошел к Джолин.

   – Мы еще поговорим об этом. Дай мне пару часов, я вернусь и сам отвезу тебя к парикмахеру. Мы поговорим по дороге.

   – Нет, Карл, в этом все и дело! Я не хочу менять прическу, не хочу по-другому говорить, не хочу ничего менять в себе, чтобы соответствовать твоему представлению о том, какой я должна быть!

   – Ты не говорила так полгода назад.

   – Нет. Я не говорила так даже неделю назад. Я обманывала себя, думая, что недостаточно хороша и нуждаюсь в твоем руководстве. Правда в том, что мне больше не нравится играть эту роль. Прежняя Джолин Уилер, может, не была стройной, или богатой, или изящной, но она знала, кто она такая. Я хочу быть прежней, Карл. Неужели ты не можешь это понять?

   – Нет. – Он снова взялся за портфель и подошел к ней. Чмокнув ее в щечку, он сказал: – Должно быть, ты переутомилась. Прими душ, отдохни, и мы поговорим обо всей этой ерунде позже, ладно?

   Не дожидаясь ответа, он вышел.


   – Хочешь еще? – спросила Мардж, гремя посудой за стойкой.

   Прошла неделя, как Джолин вернулась в свой ресторанчик. Хотя она отсутствовала совсем недолго, казалось, что ее не было целую вечность. Она сидела, уставившись в грязную тарелку перед собой. Бросив в нее вилку, она откликнулась:

   – Нет, спасибо. Я наелась.

   Джолин встала и подошла к стойке.

   – А вот кофейку я еще выпью.

   Она принесла к своему столику кофейник и наполнила чашку.

   – Как в старые добрые времена, а?

   Мардж покачала головой и забрала у нее кофейник.

   – Только не начинай хандрить, мисс.

   Джолин развернула газету.

   – Не волнуйся, Мардж. Не буду.

   – А что это ты делаешь?

   – Ищу работу.

   Мардж заглянула через ее плечо.

   – Забавную ты ищешь себе работу – координатор проектов, благотворительные общества. А как же учеба?

   Джолин обвела одно объявление и взглянула на старую подругу.

   – Я сделала небольшой перерыв. Пора начать жить.

   – Разве не надо иметь образование для этой работы?

   Джолин покачала головой.

   – Не обязательно. Нужно немного способностей; надеюсь, они у меня есть. Мне так сказали… – Она мечтательно улыбнулась.

   Мардж подняла брови, но промолчала. Она забрала кофейник и поднос и двинулась прочь, покачивая на ходу всем своим мощным телом.

   Звякнул колокольчик на двери. Джолин обернулась. Сердце ее упало, как всякий раз, когда кто-нибудь входил в заведение. Но это был всего лишь Хью Блумер, водитель единственного в Альвире автобуса. Коренастый мужчина держал в руках свернутую газету. Он вежливо кивнул.

   – Здравствуйте, мисс Джолин.

   – Привет, Хью.

   Ее сердце все еще беспокойно билось. Каждый раз, когда открывалась дверь, она ожидала увидеть Джейка, как тогда, когда он приехал за ней.

   Все это время она неотступно думала о нем. Вспоминала. Ждала. Все, что она видела или слышала, напоминало ей о Джейке и днем и ночью. Она не могла избавиться от этой новой глупой привычки – оборачиваться на звон колокольчика, хотя давно сказала себе, что он никогда не приедет.

   Джейк не любит ее. По крайней мере он никогда не говорил ей об этом. Те несколько дней на ранчо были для него лишь забавой, приятным времяпровождением. Да, когда он не дразнил ее и не говорил колкости, он целовал и обнимал ее, но это была всего лишь игра. А она имела глупость влюбиться в такого парня, как Джейк Лэндон.

   Девушка глубоко вздохнула. Она продолжала машинально листать газету, стараясь отогнать горькие для нее мысли: он ни разу так и не сказал, что любит ее.

   Конечно, он был добр к ней, ему нравилось с ней общаться, он дважды целовал ее с видимым удовольствием, но здравый смысл подсказывал Джолин, что это еще не любовь.

   Но она не могла перестать думать о нем, как не могла перестать дышать. Как ей забыть дерзкий взгляд зеленых глаз, ослепительную улыбку на загорелом лице, от которой замирает сердце? Как ей не вспоминать его ласковые руки, жадные губы, страстные объятия? Вопреки собственной воле Джолин опять погрузилась в воспоминания. Ах, его нежные руки! Если бы в темной комнате ее рук коснулись сотни людей, она узнала бы прикосновение Джейка.

   В глубине души она надеялась: а вдруг и он изредка вспоминает о ней?

   Хватит мучиться, остановила себя Джолин и занялась чтением газеты с объявлениями о работе. Ей удалось сосредоточиться, от усердия она начала грызть кончик ручки. Она даже не подняла голову, когда колокольчик на двери опять звякнул.

   Не обратила внимания она и на посетителя, который пересек ресторанчик и замер возле ее столика.

   – Мне нужен хороший сэндвич с поджаренным мясом, – раздался вкрадчивый голос.

   – Здесь вы его получите, – отозвалась она, не поднимая головы, и махнула рукой в сторону стойки. – Мардж вас обслужит.

   Он рассмеялся, и она вздрогнула. Ей был знаком этот смех. Она узнала и голос, но не могла поверить. Она медленно подняла глаза, сердце бешено заколотилось. О да, она знала эти глаза, эти губы…

   – Джейк… – выдохнула она.

   Он опустился за столик напротив нее, не сводя с девушки теплого взгляда.

   – Я не знал, как ты меня встретишь.

   Она молча кивнула.

   Его улыбка исчезла.

   – Я и сейчас не знаю. – Он замялся, выжидающе глядя на нее. – Скажи мне что-нибудь.

   – Я так рада тебя видеть! – выплеснула она наконец свои чувства.

   – Я тоже рад.

   – Мгм… Как прошло собрание? Голосование?

   Джейк обрадовался.

   – Маленький семейный бизнес победил.

   – Я так рада. – Она закивала головой. Ей хотелось что-то сказать, но она не могла ничего придумать. – Что ты здесь делаешь?

   – Ищу вас, мисс.

   – Меня?

   Боже, именно так начинались ее фантазии.

   – Да. – Он заглянул в газету с ее пометками и увидел, что там отмечены объявления о работе. Ему пришла в голову озорная идея. – Видишь ли, мне нужна твоя помощь.

   – В чем? – Джолин озадаченно сдвинула брови.

   – Дело в том, что мне нужен кто-то именно с твоими способностями, чтобы помочь в моем деле. Оплата хорошая. Условия прекрасные.

   Джолин посмотрела на него с недоверием и произнесла печально:

   – Ты предлагаешь мне работу? – Девушка поднесла руку к горлу и замерла в ожидании ответа.

   – Некоторым образом да. – В его глазах зажглись шаловливые огоньки.

   – У тебя есть вакантные места?

   – Хмм, признаюсь, такой должности у нас раньше не было. Я ввел ее специально для тебя. – Джейк ухмыльнулся. – Должен предупредить, что часы работы могут быть долгими… иногда ночи напролет.

   – Ночи? – Наконец она позволила себе надеяться.

   Он кивнул.

   – Кроме того, вам, мисс, придется принять долговременные обязательства. Ты согласна?

   – Хмм… – Она постукивала ручкой по столу и задумчиво смотрела на Джейка. – Насколько долговременные?

   – На всю жизнь. Собственно говоря, речь идет не о работе, а о твоем месте в моей жизни, – наконец признался он.

   У Джолин перехватило дыхание. Она чуть не завизжала от восторга, ей стоило больших трудов совладать с собой и произнести:

   – Продолжай, я слушаю.

   – Я знаю, ты не приняла первое предложение, поступившее от семьи Лэндон, но могу заверить, что это совсем другое дело. – Он вздохнул. – Не скажу, что путь миссис Лэндон всегда будет устлан розами. Но обещаю, что он не будет утыкан шипами. Черт, я никогда еще не говорил этих слов!

   Девушка улыбнулась, и слезы выступили у нее на глазах.

   – Джейк, ты?..

   Он встал из-за стола и опустился перед ней на колени на грязный линолеум.

   – Джолин, ты выйдешь за меня замуж?

   Джолин прижала руки ко рту. Она смотрела на него счастливыми глазами, почти не веря своим ушам.

   Он воспринял ее молчание как неуверенность в ответе, поэтому поспешил добавить:

   – Ты можешь ничего не говорить прямо сейчас, просто обещай, что подумаешь об этом. Я не тороплю тебя.

   Джолин отняла руки от лица, покачав головой, и прошептала внезапно севшим голосом:

   – Мне не надо думать, Джейк! – Голос вернулся к ней, Джолин взвизгнула и закричала: – Да! Да, да! – И она залилась звонким ликующим смехом. Ее душа рвалась к нему, сердце учащенно билось.

   Джейк немного удивился, не ожидая такого безудержного восторга. Он встал с колен и поднял ее со стула.

   – Вы уверены, мисс? – спросил он, бережно обнимая ее за плечи и глядя ей прямо в глаза.

   – Совершенно уверена! – воскликнула она, снова и снова заливаясь радостным смехом. Легкий румянец проступил на ее щеках. Она бросила взгляд в сторону бара и увидела, что взволнованная Мардж застыла там, прижав руки ко рту. Немногочисленные посетители перестали жевать и все как один наблюдали за ними.

   – Как я счастлив слышать это! – Он полез в карман и достал оттуда коробочку. Перстень, который он извлек оттуда, сверкал огромным бриллиантом.

   Джолин от изумления приоткрыла рот.

   – Скажи, что он ненастоящий, – прошептала она.

   – Милая, он такой же настоящий, как и мои чувства к тебе. – Он нежно взял ее руку и надел перстень. Он подошел идеально.

   Джолин закусила нижнюю губу и поднесла руку к свету.

   – Боже, Джейк… это… это невероятно! Но мы не можем себе это позволить!

   – Почему?

   – Наш бизнес только начинается. Ты ведь не нефтяной магнат, но ничего – я привыкла к ограниченным средствам, – заверила его девушка.

   Джолин обвила шею своего жениха руками и стала перебирать пальцами его волосы.

   – Жить с милым в шалаше лучше, чем жить там одной. Джейк, я уверена, у нас хорошо пойдут дела с разведением лошадей, особенно после того, как выздоровела Леда. – Она ободряюще улыбнулась. – Когда-нибудь мы вместе с удовольствием вспомним о тех днях, что нам предстоит провести в борьбе за выживание.

   Джейк широко улыбнулся.

   – Хорошая мысль. – Он привлек ее ближе, так что ее губы оказались в нескольких сантиметрах от него, и добавил: – Я полюбил тебя именно за несгибаемую волю к жизни. Ты не боишься трудностей и легко преодолеваешь их.

   Она откинула голову:

   – Повтори. Повтори, что ты сказал!

   Он наклонился к ней и нежно поцеловал ее в шею.

   – Я люблю вас, мисс.

   Эти слова, казалось, проникли в самое сердце Джолин и наполнили его беспредельным счастьем. Она вся лучилась радостью. Она медленно подняла голову и проговорила словно во сне:

   – Я тоже тебя люблю. – И заглянула прямо в его зеленые глаза.

   Джейк был чертовски хорош, загорелый, в расстегнутой белой рубашке. Он сжал ее лицо ладонями, нашел ее губы и накрыл их долгим поцелуем.

   За свою жизнь он перевидал не один десяток женщин, но все эти томные красавицы с чарующими улыбками были охвачены одной страстью – алчностью, жаждой богатства. И вот наконец он встретил девушку, которой нужен он сам, а не его состояние. Она готова была разделить с ним все беды и тяготы. И она отказалась от легкой богатой жизни с Карлом.

   С трудом оторвавшись от нее, он сказал:

   – Но есть кое-что серьезное, что я должен обсудить с тобой.

   Она почувствовала, как ее сердце сжалось от тревоги.

   – Что? Что-то плохое? – взволнованно спросила Джолин.

   – Даже не знаю. Ты будешь очень разочарована, если нам не придется бороться за выживание и голодать? – Он лукаво улыбнулся.

   Джолин нахмурилась, ничего не понимая.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Я хочу сказать, что, если ты настаиваешь, мы можем жить в шалаше и есть бобы на обед в течение следующих десяти лет, но это… – он пожал плечами, – не обязательно. Я сказал, что не получил семейного наследства, но я не говорил, что беден.

   Она отступила и закрыла рот рукой.

   – Ты хочешь сказать, что богат?

   Он слегка покраснел.

   – Ну, смотря как понимать богатство.

   Она взглянула на перстень на ее пальце, потом помахала перед Джейком рукой.

   – Достаточно богат, чтобы позволить себе это?

   – О да!

   Все это время она считала его блудным сыном богатой семьи, который сбежал из дома, предпочитая жить в бедности, а не вести легкую жизнь. Тут она поняла, о чем он говорил все время: он осуждал не богатство, а способы его получения.

   Он ушел из дома, начал с нуля и заработал сам свое состояние. Он взял быка за рога и победил.

   Джолин встряхнула головой.

   – Джейк Лэндон, мне так много надо узнать о тебе, не представляю даже, с чего начать!

   Он нежно взял ее руку и поднес к своим губам.

   – Теперь у вас будет на это время, мисс. – Он поцеловал ее руку и бережно прижал ее к своему сердцу. – У нас впереди вся жизнь.