Куллан-1

Евгений Пантелеевич Дубровин



Евгений Дубровин
КУЛЛАН-1

   – Сегодня выбрасывали бананы, – сказала жена.

   – Да? – спросил я профессионально заинтересованным голосом, хотя из всех проблем меня меньше всего интересовала проблема бананов.

   – Желтые такие и почти без пятен.

   – Значит, на ужин у нас будут бананы? – В моем голосе светилась тихая радость, несмотря на то, что завтра предстояло бурное заседание кафедры и, честно говоря, мне было глубоко до лампочки меню ужина. Однако привычка держаться на людях заинтересованно и доброжелательно взяла свое, и я уточнил: – Желтые, без пятен?

   – Да, желтые, без пятен! – раздраженно сказала жена. – Только не у нас!

   – Не у нас? – переспросил я по-прежнему профессионально-доброжелательно. – А у кого же?

   – У всех! – крикнула жена. – У всех, кроме Ва-шей-не-от-мира-сего-Личности. Весь двор имеет бананы!

   – Почему же это весь двор имеет бананы, а у нас их нет? – по-прежнему мирно удивился я.

   – Потому что ты слишком много мнишь о себе! Подумаешь, кандидат наук! Сейчас камень кинешь – в кандидата попадешь. А Петр Петрович один! Ты с ним даже не здороваешься! Он человек добрый, но ни разу не поздороваться – тут и добрый взбеленится.

   – Кто такой Петр Петрович? – искренне удивился я.

   – Как?! Ты не знаешь Петра Петровича?!

   – Представления не имею. Начальник торга?

   – Ха! Начальник торга! Да он сам перед Петром Петровичем шапку снимает! Это же грузчик нашего овощного магазина! Немедленно ступай и поздоровайся с ним. Сегодня вечером обещали выбросить ананасы!

   Я признаю только две инстанции: ректора и жену. С ними спорить бессмысленно и чревато неожиданными последствиями. Поэтому я оделся и, благодушно посмеиваясь (а на самом деле по душе, как по крыше, бродили мяукающие коты), отправился к овощному магазину.

   Петра Петровича я узнал сразу. Несмотря на жару, он одет был в дорогую телогрейку из неизвестного меха, может быть, даже меха рыси. На голове грузчика красовалась белая фуражка с золотым якорьком. Седые бакенбарды и мощный живот, обтянутый тельняшкой, завершали сходство со старым морским волком. Ватага мелких обезличенных личностей в синих халатах разгружала с машины какие-то ящики, все в ярких наклейках, очевидно, ананасы. Грузчик-капитан руководил действиями обезличенных личностей едва заметными шевелениями бровей и толстых пальцев. На одном из пальцев сидел огромный золотой перстень и бил в глаза лазерным лучом, который испускал неизвестный драгоценный камень: может быть даже, это нежился в лучах солнца сам «Куллан-1».

   – Здравствуйте, Петр Петрович, – сказал я.

   Грузчик-капитан даже не удостоил меня взглядом.

   Лишь лазерный луч от камня полоснул меня по глазам.

   – Давай, давай, чево рот раззявил! – вдруг неожиданно тонким голосом закричал Петр Петрович на одну из замешкавшихся обезличенных личностей.

   – Я живу в вашем дворе, Петр Петрович, – сказал я заискивающим, самому себе противным голосом. – Я по поводу ананасов… Говорят…

   – Помогай!, – пропищал владелец, может быть, «Куллана-1». Движением фокусника он вытащил откуда-то из-за груды ящиков и бросил мне застиранный синий халат. – Получишь три кило вне очереди.

   Я воровато оглянулся по сторонам. Знакомых не было. Вскочив в синий халат, я слился с обезличенными личностями.

   … Через час я, гордо прижимая к груди два ананаса, прошествовал через весь двор. Сзади слышался завистливый шепот сидящих на скамейке старушек:

   – Ишь, попер… Небось с самим Петькой нюхается. Вместе водку жрут да по бабам…

   Зато жена обняла меня и заплакала.

   – Ну и слава богу… Теперь и у нас все, как у людей.


   Через неделю выбросили свежие болгарские помидоры. Поработав полтора часа на разгрузке, я получил аж пять килограммов самых отборных. Потом подоспели крымские яблоки… Все знакомые нам завидовали, а некоторые даже попытались, конечно, из корыстных соображений, стать нашими лучшими друзьями.

   Постепенно я втянулся. В конце концов какая разница: прогуливать пса, большого бездельника и эгоиста, или разгружать ящики? Я похудел, на моих щеках заиграл южный румянец – наверно, отблеск золотых крымских яблок.

   Теперь я запросто справлялся с сыном-восьмиклассником, когда дело доходило до особо критических ситуаций.

   Одно только плохо: я пристрастился к «Портвейну-33». Но это еще научно не доказано, что вреднее для здоровья: свежий портвейн или коньяк «Одесса» пятнадцатилетней выдержки.

   Петр Петрович ко мне благоволил, так как я лучше всех распознавал его шевеление бровей и пальцев (сказывалась научная степень). Нашего шефа раздражало во мне лишь одно: моя интеллигентная внешность (бородка, темные очки, пристрастие к лакированной обуви). Пришлось бородку сбрить, от очков отказаться, а лакированную обувь заменить на кеды.

   – Вот ты, Мотя, ученый (меня зовут Матвеем Ивановичем), – говорил Петр Петрович, подвыпив «Портвейна-33», – а по жизненному уровню до меня не достигаешь. – Шеф распахивал свою телогрейку, может быть, из меха рыси и пускал по стенам солнечные зайчики бриллиантом, может быть, «Кулланом-1». – А все почему? Потому что ты хоть и ученый, а неграмотный. Сейчас надо быть при деле. Вот я, допустим, при деле. Я конкретное добро людям делаю. А ты ни при чем. Вот чем ты занимаешься?

   – Микробов в микроскоп рассматриваю.

   – Во! – Шеф радостно поднимал вверх палец, возможно, с «Кулланом-1». – В том-то и дело. Ты их рассматриваешь, а я их ем! Вместе с ананасами, бананами и красной икрой! Сам ем и с друзьями делюсь! Посему выпьем за съедобных микробов!

   Обезличенные личности почтительно смеялись, стараясь дышать в сторону «Портвейном-33», и закусывали импортными овощными микробами.

   Однако вскоре шеф загрустил. Он стал менее интеллигентно руководить, то есть вместо шевеления бровями и пальцами злоупотреблял не очень культурными выражениями.

   Влюбился? Неприятности с начальством? Ревизия? Мы перебрали все варианты, но ничего не подходило.

   Однажды Петр Петрович во время разгрузки огурцов отвел меня в сторону и грустно сказал:

   – Беда у меня, Мотя…

   – Какая? – испугался я.

   – Понимаешь… все у меня есть.

   – То есть? – не понял я.

   – Ну… все… Квартира, дача, машина, жен аж целых три… Ну, о жратве и говорить не буду… Получается, вроде бы и жить не для чего…

   – Ну, ну, Петр Петрович, – подбодрил я шефа. – Жизнь прекрасна и удивительна.

   – Знаешь что? – вдруг дыхнул на меня портвейном шеф. – Давай меняться!

   – Как это меняться? – не понял я.

   – Местами. Ты грузчиком станешь, а я этим… доктором по микробам.

   – Кандидатом наук, что ли, хочешь стать? – дошло до меня наконец.

   – Ну да. А чего ж. Что я, хуже других?

   – Но я не понимаю, как…

   – А это уж не твоя забота, – горячо заговорил Петр Петрович. – Ты только мне свои корочки дай, а там мы все оформим в чистом виде. Бороду, как у тебя была, отпущу, туфли лаковые у меня есть, очки темные нацеплю. А микроскоп я уже достал. Японский. В десять тысяч раз блошек преобразует. В долгу не останусь… – Петр Петрович ловко снял со своего пальца перстень, может быть, с «Кулланом-1» и надел на мой палец.

   Сноп голубого света ударил мне в глаза, ослепил, все поплыло вокруг меня, и я вроде бы стал погружаться в глубокое холодное озеро. Сквозь толщу воды до меня доносились слова:

   – Ты только… не зазнавайся… Допускай меня до ящиков… Я не подведу… На совесть буду вкалывать…


   Петюня и в самом деле оказался хорошим работником. Помогая себе животом, он несся на склад сразу с двумя ящиками и не брал особо много дефицита. Вот только мне не нравится его бородка – клинышком, лаковые туфли и черные очки. Я недовольно шевелю бровями и колю своего бывшего шефа лучом – лазером, испускаемым, может быть, самим «Кулланом-1».

   – Сбросил бы ты всю эту мишуру, Петюня. Позоришь только наш дружный коллектив. Подумаешь, кандидатом стал. Сейчас камнем бросишь – в кандидата попадешь. Делом надо заниматься, а не инфузорий туфелек разглядывать. Лучше бы туфельки у дам разглядывал. Намного интересней.

   – Сброшу, Матвей Иванович, – подобострастно улыбается Петюня. – Ха-ха-ха! Насчет туфелек вы это здорово сострили, Матвей Иванович.

   Я хлопаю бывшего шефа по плечу, и мы идем пить «Портвейн-33» и закусывать импортными овощными микробами.