Глупая сказка

Евгений Пантелеевич Дубровин

Аннотация

   Евгений Пантелеевич Дубровин – автор книг повестей и рассказов: «Грибы на асфальте», «В ожидании козы», «Племянник гипнотизера», «Билет на балкон», «Одиссея Георгия Лукина», «Счастливка», «К любви – через борьбу». Рассказы Е. Дубровина переведены на многие языки народов СССР, изданы за рубежом. Он лауреат международного конкурса «Алеко» в Болгарии.

   В романе «Глупая сказка» переплелись множество животрепещущущих тем. Проблема отцов и детей, подрастающего поколения звучит очень актуально и сегодня, несмотря на прошедшие десятилетия со времени создания романа. С гневом и болью пишет автор о людях, которые варварски относятся к природе, с любовью и лиризмом – о тех, кто любит ее…




Евгений Дубровин
Глупая сказка

Пролог

   Они спали порознь. На тот случай, если кто-нибудь постучит ночью или будет неожиданная проверка. Правда, он успел бы спуститься к себе, вниз; да и проверки теперь уже никакой не могло быть, но они все равно, поужинав вместе, расставались. По привычке, сложившейся за многие годы…

   Утром она помогала ему подняться из тайника наверх, в дом. Он умывался, брился, читал газеты, которые приносил почтальон (чтобы почтальон не заходил на веранду, она повесила железный зеленый ящик на забор), слушал радио… В последнее время у него кружилась голова и щемило сердце, и она делала ему уколы лекарства, которое покупала в аптеке вроде для себя.

   К десяти часам утра оставаться в доме становилось опасно, так как в любой момент мог кто-нибудь зайти, и он спускался к себе в подземелье и работал там до обеда… Обед она подавала ему вниз. И только вечером, когда опускались глубокие сумерки и жизнь в поселке почти замирала, мужчина поднимался снова наверх, и ужинали они опять вместе…

   Потом он уходил из дома. Часа три она ждала его, сидела на темной веранде за закрытой дверью и вслушивалась в шорохи темного близкого леса. Это были самые длинные часы в ее жизни…

   Он приходил усталый; если шел дождь – то весь в грязи, и она, задыхаясь от счастья, что он вернулся живым, торопливо приникала к его груди, потом помогала раздеться, умыться…

   Она не знала, страдал ли он от одиночества, потому что он никогда не говорил на эту тему, а ей никогда не было с ним скучно, даже если в длинные зимние вечера он просто сидел в темной комнате и молчал.

   Но, наверно, он не страдал все-таки от одиночества, потому что всегда болезненно переживал, когда у них жили постояльцы. Там, внизу, он нервничал из-за каждого громкого вскрика наверху, жестоко мучился от смеха. Тогда она, зная, как тяжело ему, притворялась больной, ложилась на кровать, и постояльцы сконфуженно замолкали или уходили на улицу, в лес…

   Но в последнее время она начала замечать за ним странные вещи. Он дольше, чем всегда, стал смотреть по вечерам телевизор, а днем не опускался в подземелье, а прятался у окна за шторой и наблюдал за жизнью в поселке. Однажды он сказал:

   – Вон идет милиционер. Позови ело сюда. Мне надо с ним поговорить.

   Видя, что она стоит бледная, парализованная ужасом, он хрипло рассмеялся, не улыбаясь лицом:

   – Ладно… Пошутил… Иди, коровы уже возвращаются… Встречай свою Маруську.

   Но вчера вечером он твердо заявил:

   – Знаешь что, старуха, подыщи постояльцев… Голова стала что-то болеть от тишины. Боюсь, с ума сойду…

   – Может, тебе транзистор туда купить?

   – Не надо транзистор… Подыщи постояльцев… Хорошо бы с детьми…

   На этот раз он не шутил. Эти слова испугали ее, но она не стала спорить, как никогда не спорила с ним, только обронила:

   – Ты же знаешь, я не могу взять абы кого… Надо ждать, когда Наум определит…

   – Да уж уладь как-нибудь…

   Он больше ничего не сказал, но она знала, что он ждет, и пошла к своему начальнику, но тот наотрез отказал:

   – Жди команды, Васильевна. Твое дело солдатское. Или заскучала одна? Так найди себе какого-нибудь старичка. Не возражаю, – начальник подмигнул и рассмеялся.

   Тогда она стала ходить к воротам, где останавливались машины приезжающих, вечно толпились возле магазина туристы, и, прислушиваясь к словам, смеху, приглядываясь к лицам, ждала случая…

Часть первая ПОХИЩЕНИЕ

1

   У нашей с Рисом Мамы, то есть, конечно, у моей жены, а уж у Рисовой настоящей Мамы, сплошные заседания и совещания. Наша Мама приходит с работы совсем поздно и уходит совсем рано, так мы с Рисом видим ее не очень часто. А если учесть, что я бываю дома не больше Мамы, и если принять во внимание слабость Бабушки и Дедушки почти ежедневно удирать с Рисом в кино, то можно сказать, что вместе мы пятеро собираемся очень редко.

   – Вот и все пять в сборе, – говорит обычно в таких случаях Рис, считая нас вымазанным в торте пальцем.

   Рис – это наш с Мамой сын. Собственно говоря, настоящее его имя Борис, а если еще точнее – то Барбарис. А если быть уж совсем точным – то Рис-Барбарис Объелся Дохлых Крыс. Во всяком случае, так во дворе зовут его враги, а иногда и друзья в период конфронтации. В критических ситуациях этим полным именем пользуется и Мама.

   Фразу «Вот и все пять в сборе» Рис обычно произносит во время традиционного воскресного обеда. С этого все и начинается. Бабушка кладет на стол вилку или ложку, в зависимости от того, что у нее в этот момент находится в руке, и начинает жалостливо гладить Риса, возлежащего у нее на коленях, по голове.

   – Твоя правда, сынок, – говорит Бабушка. – Посмотри на своих папу и маму, посмотри. Хоть в воскресенье увидишь родителей. Бедняжка, с таких лет лишиться родительской ласки.

   В этом месте Бабушка тяжело вздыхает и еще жалостливее гладит внука.

   – Я беспризорник! – объявляет вдруг Рис.

   – Перестань, глупышка, – говорит Бабушка. – Какой же ты беспризорник? У тебя все-таки есть папа и мама.

   – У меня нет папы и мамы, – не соглашается Рис.

   – Нет, у тебя есть папа и мама, – продолжает настаивать Бабушка.

   – Не-т-т-у-у-у, – тянет Рис фальцетом уже с некоторой примесью баса и запускает пятерню в большую красную розу на торте.

   – Зачем ты так говоришь? – спрашивает Бабушка. – А то мама с папой бог знает что подумают. Скажут, это я тебя научила.

   – Меня родила Бабушка! – вдруг заявляет Рис.

   Приблизительно в этом месте первой не выдерживает Мама, потому что из всех нас у нее самые слабые нервы.

   – Это черт знает что! – кричит Мама и с силой бросает на стол какой-нибудь предмет сервировки. – Когда это кончится?

   – Это кончится тогда, когда у ребенка будут отец с матерью, – немедленно отвечает Бабушка, – один на соревнованиях, другая на заседаниях, а ребенок беспризорный! Правду он говорит!

   – Это не ваше дело!

   – Мое! Я ему пока бабушка!

   – А я пока мать!

   Дедушка, который из всех нас самый обходительный, пытается устранить конфликт между свекровью и невесткой мирным путем. Лицо у Дедушки становится как у дипломатического представителя, то есть не понять, на чьей он стороне, и Дедушка произносит речь, которая почти всегда состоит из следующих слов:

   – Ну хватит… хватит… в самом деле…

   С бесстрастным лицом Дедушка качает головой, даже пытается умиротворяюще дотронуться рукой до Мамы и Бабушки, но его дипломатические усилия не приносят никакого результата. Перепалка все разрастается.

   Когда крик достигает апогея, Рис вдруг грохает по столу испачканным кремом кулаком и кричит:

   – Тихо! Прекратить базар!

   За столом мгновенно воцаряется тишина. Все уже неоднократно слышали от Риса это сильное выражение, но оно неизменно производит впечатление.

   Я самый спокойный человек в семье, потому что являюсь борцовским тренером и, чтобы поддержать форму, утром обливаюсь холодной водой, но, по-моему, никто, даже борцовский тренер, обливающийся холодной водой, не вынесет из уст пятисполовинойлетнего младенца слов: «Тихо! Прекратить базар!»

   – Выйди из-за стола, – спокойно говорю я.

   – Ым, – отвечает Рис, намахивается на меня локтем и опять залезает пятерней в торт. Он ощущает мощную молчаливую поддержку Бабушки.

   – Выйди! – еще спокойнее говорю я.

   – Ым! – отвечает Рис невнятно, так как его рот до отказа набит тортом.

   – Даже в воскресенье не дают ребенку нормально поесть, – говорит Бабушка.

   – Ты посмотри, во что они его превратили! – кричит Мама, обращаясь ко мне. – Это же законченный хам!

   Я и сам вижу, что это законченный хам.

   – Выйди! – еще раз говорю я, по-прежнему спокойно, но по моей спине уже пробегают мурашки, как всегда бывает на соревнованиях перед решающей схваткой.

   – Ну хватит… хватит… В самом деле, – говорит Дедушка, и непонятно, на чьей он стороне.

   Побеждаю, конечно, я, потому что я мастер спорта по классической борьбе. Я просто-напросто выдергиваю хама из-за стола, как редиску из грядки, отношу в спальню и кидаю на кушетку.

   – Ой-ей-ей! – вопит, брыкаясь, Рис. – Он мне руку отвинтил!

   – Не смей бить ребенка! – кричит из кухни Бабушка.

   – Поддай этому хаму как следует! – кричит Мама.

   – Ну хватит… хватит… В самом деле, – говорит Дедушка, слегка повысив голос, и снова непонятно, на чьей он стороне.

   Воскресный обед безнадежно испорчен. Скатерть на столе скомкана, по комнате разбросаны куски торта.

   Мы с Мамой демонстративно собираемся в кино. Бабушка и Дедушка тоже намереваются уйти – домой.

   – Поедем, Рисок, к нам, – говорит Бабушка Рису, измазанная кремом физиономия которого выглядывает из спальни. – Нет у тебя родителей.

   – Ну, попадешь ты когда-нибудь ко мне в лапы, – угрожающе говорю я.

   – Ым, – отвечает Рис и наставляет на меня локоть.

   Это означает, что он не собирается попадать ко мне в лапы.

   – Пусть не возвращается! Нам такой ребенок не нужен! – говорит Мама.

   – И не вернусь! – кричит Рис. – Бабуся, одевай меня!

   – Будешь жить у нас, внучек, – говорит Бабушка, утепляя своего любимца шерстью, нейлоном и мохером.

   – Что, съели? – корчит нам рожи Рис. – Папа – бык, а Мама – лама!

   – Рис-Барбарис Объелся Дохлых Крыс! – не выдерживает Мама.

   – Родители беспризорника! – не теряется Рис. Это уже Бабушкины штучки.

   – Когда-нибудь мы останемся с тобой один на один, – обещаю я, пытаясь выудить Рисово ухо из мохера.

   Бабушка немедленно прикрывает своим телом внука.

   – Врагу не сдается наш гордый «Варяг»! – доносится глухо из-за Бабушки.

   По дороге в кино мы с мамой говорим о Рисе.

   – Это все ты. Распустил ребенка, – говорит Мама.

   – Наоборот. Виновата ты. Совсем не занимаешься ребенком, – говорю я.

   – Ты отец. Ты должен быть авторитетом для сына, а он тебя в грош не ставит, – говорит Мама.

   – А ты мать. Ты должна учить его всему. Бери пример с волчицы. Как она натаскивает своих волчат, – говорю я.

   Совет брать пример с волчицы всегда сердит Маму.

   – Сам ты коршун! – кричит Мама – И бабушка твоя коршуниха! И дедушка беркут! Вся ваша семья хищные пернатые!

   – Хищники живут парами, – говорю я. – Если ты живешь с хищником, значит, и сама хищница.

   – Ах, вот как! Значит, я хищница?

   – По логике вещей.

   – Я это знала… – Мама начинает тереть глаза. – Я давно догадывалась, что ты меня за человека не считаешь.

   – Но ты ведь сама начала… Будь же логичной. До конца.

   Но Мама не хочет быть логичной до конца.

   – Да, зверь… Теперь я окончательно убедилась. Бык. Правильно сын тебя называет. Ты бык… которые в горах живут… Забыла, как называются… С длинной шерстью…

   – Як, что ли?

   – Да! Як!

   – Но яки довольно мирные животные.

   – Зато ты свирепый! Ты бешеный як – вот ты кто!

   – А ты… ты… горная кошка. Гепард!

   – Ну что ж, до свиданья, як.

   – Всего доброго, гепард.

   На этом мы расстаемся. Мама едет к своим родителям, чтобы рассказать во всех подробностях, какой Рис хам, какой ее муж як и какие мои родители пернатые хищники. А я еду на тренировку в спортивный зал, чтобы, кидая через себя чучело с опилками, немного успокоиться, хотя в целях экономии спортинвентаря нам не разрешается тренироваться по воскресеньям.

   Тем не менее вечером мы, все «пять штук», опять в сборе Сначала все дуются друг на друга, смотрят исподлобья (за исключением, конечно, Дедушки, который, как всегда, сидит с личиной дипломатического представителя), обмениваются репликами. Но постепенно взаимные упреки между Мамой и Бабушкой – с одной стороны, между Рисом и Мамой – с другой переходят в прочный мир, потом в горячую дружбу, и вскоре все заканчивается перекрестными поцелуями. Дедушка, оказывается, все время был на стороне Риса и только маскировался под дипломатического представителя из ООН. Дедушка катает Риса на спине, позволяет дергать себя за нос, накручивать на пальцы волосы, душить, щипать и подвергать другим пыткам. Причем эти пытки, видно, доставляют Дедушке удовольствие.

   Только я один не иду на всеобщее перемирие, и это окончательно сплачивает всех. Мама, Рис, Дедушка и Бабушка закрываются на кухне и приступают к чаепитию. Оттуда несется гвалт, из которого ничего нельзя понять, но я ясно представляю себе всю картину. Рис опять возлежит на Бабушкиных коленях в наглой позе римского императора, а Бабушка, Мама и Дедушка наперебой пичкают его тортом, печеньем, шоколадом, вафлями, вареньем…

   – Дрянь! Гадость! Я это не люблю! – доносится до меня придушенный голос Риса, потому что его рот набит до отказа.

   Я лежу в спальне на диване и читаю газету «Советский спорт», но буквы прыгают перед глазами, я ничего не понимаю, а по спине у меня гуляют мурашки, как перед ответственной схваткой. Наконец я не выдерживаю и иду на кухню.

   – Это когда-нибудь прекратится? – спрашиваю я, стараясь быть спокойным.

   – Иди, иди, сынок, не волнуйся. Почитай газету, – говорит Бабушка – Ребенку надо покушать. Мы никогда ему не даем спокойно покушать. Смотри, какой он бледный…

   – Ребенку в самом деле надо поужинать, – говорит Мама.

   Рис корчит мне рожу, которая означает: «Что, съел?»

   – Вылезь из-за стола! – говорю я.

   – Ым! – Рис наставляет на меня локоть.

   Я захватываю локоть классическим приемом и дергаю его на себя с тем, чтобы выхватить нахала из-за стола, как редиску из грядки, но на этот раз мне это не удается, так как на защиту «бедного ребенка» грудью становятся объединившиеся Мама и Бабушка. Даже Дедушка, хотя и надел опять на себя дипломатическую личину, но расположился так, что его не обойти, не объехать.

   – Ну хорошо, – говорю я. – Когда-нибудь он все-таки попадет ко мне в лапы. Я сделаю из него человека.

   Я ухожу в спальню, ложусь на диван и продолжаю читать «Советский спорт» и только через некоторое время замечаю, что держу его вверх ногами.

   – Это какой-то нервный изверг, – доносится до меня голос Мамы.

   – Он просто переутомляется на своих тренировках, – говорит Бабушка.

   – Ну хватит вам… хватит, – говорит Дедушка.

   – У него очень бледный вид, – говорит Бабушка.

   У Мамы доброе сердце. Она быстро отходит.

   – Ему не надо тренироваться по воскресеньям, – говорит Мама.

   – Ты плохо за ним следишь, – говорит Бабушка. – У него всегда мятые брюки. И потом, ему надо пить корень валерьяны.

   – В самом деле, – говорит Дедушка.

   – Я завтра же куплю корень, – говорит Мама.

   – А еще лучше хвойные ванны, – говорит Бабушка.

   – Он слишком много читает «Советский спорт», – говорит Мама. – Он прочитывает его от корки и до корки. С ума можно сойти. Бедненький. Мы галдим, а ему отдыхать надо. У него скоро соревнования.

   – Он весь в синяках, – говорит Бабушка – Ему необходимо серьезно лечиться, а не кидать чучела. Надо хоть на время запретить ему тренировки.

   – В самом деле, – говорит Дедушка.

   Они начинают вовсю жалеть меня, словно я уже окончательный инвалид с расшатанной нервной системой Я комкаю «Советский спорт», бросаю его на диван и еду в спортзал, хотя категорически запрещено тренироваться по воскресеньям, да еще вечером.

   Эта история повторяется каждую неделю и настолько мне надоела, что о ней, наверно, не стоило бы и писать, если бы однажды… Но об этом потом. Сначала надо рассказать о каждом из членов нашей семьи.

   Начнем, пожалуй, с нашей Мамы, потому что, несмотря на наглое утверждение Риса, что его родила Бабушка, а не Мама, все-таки его, негодяя, родила Мама, и из-за этого обстоятельства мы считаем Маму главной в нашей семье.

Несколько слов о нашей Маме

   Наша Мама хорошая. Она умная, красивая, добрая и немного загадочная, так как работает в «ящике», то есть в секретном научно-исследовательском институте. Иногда, когда мы выходим из дома вместе, я провожаю Маму до стеклянных дверей серого здания с черной вывеской, на которой золотыми буквами написано: «Научно-исследовательский институт». А что за институт – не сказано. И Мама никогда про него ничего не говорит. Мама работает в этом институте уже три года, а я так и не знаю, что исследует этот научно-исследовательский институт. Хотя в силу природного человеческого любопытства, конечно, пытался узнать хоть немножко о Маминой работе.

   – Если бы это был не ты, а кто-нибудь другой, – говорила Мама в ответ на мои расспросы, – я бы подумала, что ты шпион.

   И все-таки, хоть я никогда и не был шпионом, мне очень хотелось узнать, чем занимается Мамин институт. Что это за жизнь, если не знаешь, что делает твоя собственная жена?

   Наша Мама – инженер по горячей обработке металла Когда я учился в десятом классе, нас водили на экскурсию в цех горячей обработки металла. Тогда мимо моего уха просвистела небольшая раскаленная болванка, и я до сих пор вспоминаю этот цех с уважением. Люди, работавшие в нем, носили металлические каски, толстые кожаные фартуки, очки-консервы и рукавицы почти до плеч. Признаться, в самом начале, когда я ухаживал за Мамой, меня очень смущала ее будущая специальность. Я представлял, как хрупкая Мама бегает по цеху, увертываясь от раскаленных болванок, в кожаном фартуке, металлическом шлеме, очках-консервах, рукавицах до плеч, а потом перебинтованную, падающую от усталости я веду ее домой, и мне было очень жалко Маму и немного себя.

   Каково же было мое удивление, когда после Маминой учебы прошел год, два, три, а на Маме не появилось ни единой царапинки. Более того, на работу Мама одевалась, словно в театр: светлый костюм, туфли-лодочки, сложная прическа, французские духи. Возвращалась Мама точно такой же, какой уходила. Когда я время от времени спрашивал Маму, почему она не получает никаких производственных травм, хотя занимается горячей обработкой металла, Мама загадочно отвечала:

   – Ты думаешь, горячая обработка металла и есть горячая обработка металла?

   – Возможно, и нет… Но, однако… Скажи хоть чуть-чуть. Намеком. Я пойму.

   – Если бы ты был не ты, а кто-то другой, – говорила Мама уже с некоторым раздражением, – я бы подумала, что тебе нужны сведения о нашем институте.

   – Какие сведения? Я просто хочу знать…

   – Что ты хочешь знать?

   – Ну… это… чем занимаешься…

   – А чертежи тебе не нужны?

   – Что ты! – испуганно махал я руками. – Какие там чертежи!

   – Может, тебе принести образцы нашей продукции? – Мама начинала уже сердиться по-настоящему.

   Я испуганно замолкал, так как в нашей семье Мама самая нервная и мы все бережем ее здоровье. Насколько это, конечно, возможно, ибо, если уж говорить честно, у нас все в семье нервные, а из всех нервных я самый спокойный. Поэтому я стараюсь не раздражать Маму.

   Особенно много волнений у Мамы накануне институтских собраний, конференций и симпозиумов.

   – Все уже сшили себе новые костюмы, – нервно говорит Мама приблизительно за две недели до какой-нибудь конференции. – Одна я, как дура, буду в старом.

   – Сшей и ты себе, – говорю я.

   – Я себе сшить не могу, – отвечает Мама раздраженно.

   – Почему? – удивляюсь я. – Возьми и сшей.

   – Ты безответственный человек, – говорит Мама.

   – Но почему все себе шьют, а ты не можешь? – спрашиваю я.

   Мама теряет терпение:

   – Потому что у всех мужья как мужья, а ты борец.

   – Ну и что из этого?

   – Ты ешь одно мясо! У нас почти вся зарплата уходит на продукты.

   Я смущенно замолкаю, потому что действительно ем почти одно мясо.

   – Могу перейти на рыбу, – говорю я виновато – Рыба – прекрасный заменитель мяса.

   У нашей Мамы доброе сердце.

   – Ну что ты, – говорит она, гладя меня по плечу. – Рыбу едят всякие мелкие спортсмены. А ты ведь мастер спорта и даже теперь – тренер.

   Я молчу, потому что это правда.

   – Во всем виноват этот нахал, – говорит немного смущенно Мама, имея в виду Риса (ей стыдно вырвавшихся слов о мясе). – С каждой зарплаты мы покупаем ему игрушки чуть не на двадцать рублей. Если все это сложить… получится мне костюм.

   – Надо немедленно прекратить это безобразие, – говорю я.

   – Немедленно и бесповоротно, – говорит Мама.

   Но прекратить безобразие очень трудно. И виновата прежде всего сама Мама, так как она покупает игрушек больше всех нас, вместе взятых. Чтобы подлизаться к Рису.

   У Мамы с Рисом сложные отношения. И прежде всего из-за вопроса, кто родил Риса. Иногда этот вопрос до того раздражает Маму, что она для доказательства своей правоты применяет некоторые приемы средневековой инквизиции, как, например, подвешивание за уши. Рис кричит не своим голосом, Бабушка кричит еще больше, Дедушка мечется с лицом дипломатического представителя, я пытаюсь вытянуть Риса из-за спины Бабушки, прикрывающей его своим телом, как наседка, и унести в соседнюю комнату, чтобы наконец-то заняться его воспитанием. После длительной борьбы все-таки побеждаем мы с Мамой: утаскиваем Риса в спальню и закрываем дверь на крючок.

   – Побудь, дорогой сыночек, с родителями, – говорю я Рису.

   – Ым, – отвечает Рис, несколько неуверенно намахиваясь на меня локтем и косясь на дверь, которая сотрясается от Бабушкиных кулаков. Дверь прочная, крючок надежный, и Бабушка, рыдая, уходит на кухню. Рис начинает понимать, что дело худо. Сначала он с разбега пытается высадить дверь, потом сломить нашу волю диким ревом, но все оказывается тщетным Мама укорачивает себе платье, я читаю газету «Советский спорт». Все это мы делаем так, словно Риса не существует вовсе.

   Проходит час. Рису надоедает реветь, и он приступает к переговорам. Переговоры он ведет с позиции силы.

   – Откройте, – говорит он угрожающе, – а то хуже будет. А то сейчас из окна выпрыгну, и вас в тюрьму посадят.

   Он долго пугает нас всякой всячиной, в том числе и тем, что навсегда уйдет жить к Дедушке и Бабушке.

   Проходит еще час. Рис оставляет угрозы и приступает к поискам компромисса. Он уже готов остаться у нас жить.

   – Если бы вы меня любили, я бы никуда не уезжал, – намекает он.

   Мама поглядывает на часы. В семь у нее какой-то очень ответственный актив. Ей не хочется уезжать, не помирившись с Рисом, и Мама охотно идет ему навстречу.

   – Дурачок ты маленький, – говорит она. – Мы тебя с папой очень любим. Ты же наш сын.

   Это сразу кладет конец воспитанию. Пройди еще час – и Рис окончательно признал бы Маму мамой, но, услышав такое, он сейчас же приобретает наглый вид.

   – А вообще-то, – говорит он, – я буду жить у вас по очереди. Сегодня у вас, а завтра у Бабушки с Дедушкой, а послезавтра опять у вас.

   Мама смотрит на часы – остается совсем немного времени.

   – Мы тебя очень, очень любим, – говорит она. – Я куплю тебе завтра игрушку.

   – Сегодня, – говорит Рис быстро. – Пожарку. Большую-пребольшую, по колено.

   Эта пожарка стоит почти тридцать рублей. Я предупреждающе смотрю на Маму. Она делает вид, что не замечает моего взгляда.

   Чтобы не нервничать, я ухожу покурить на балкон. Вскоре ко мне прибегает Мама.

   – Ты понимаешь, – говорит она извиняющимся голосом, – когда у меня с ним ссора, я ужасно переживаю, а мне выступать на активе. Я плохо выступлю. Я обязательно буду заикаться.

   Я живо представляю себе на трибуне взволнованную, заикающуюся Маму, и мне становится ее жалко.

   – Ладно уж, – говорю я.

   – Ты добрый, – целует меня Мама.

   – Ничего себе добрый, всю руку отвинтил, – говорит Рис, который подслушивает под дверью.

   – Ах ты… – говорю я. – Сейчас я тебе…

   – Не догонишь! – Рис показывает мне язык и убегает на кухню под спасительное крыло Бабушки, которая, все еще всхлипывая и бормоча о жестокости и бесчеловечности по отношению к «бедному сиротинке», прикрывает этого «сиротинку» своим телом и выставляет мне навстречу локти, как противотанковые ежи.

   – Папа, ты як! – кричит Рис из-за Бабушки. – Иди сюда, я на тебе хочу покататься! Я очень люблю кататься на яках!

   Я бросаю сигарету в ящик с цветами, стискиваю зубы и ухожу в спальню читать «Советский спорт», но строчки прыгают у меня перед глазами, по спине пробегают мурашки. Отбросив в сторону «Советский спорт», я начинаю обдумывать различные планы, как вырвать Риса из цепких Бабушкиных объятий и заняться вплотную его воспитанием по спартанскому методу, но в глубине души я понимаю, что все мои планы прожектерские, потому что Бабушка ни за что не отпустит внука ни на один день. Она заявляется к нам ранним утром и уезжает поздно вечером. Так что практически для спартанского воспитания в моем распоряжении остается ночь. Но что можно сделать за ночь, да еще со спящим? Да еще с таким нахалом?

   Бабушка любит своего внука. Она любит его даже больше, чем свой родной «Водоканалтрест».

Несколько слов о нашей Бабушке, или о том, как Рис победил «Водоканалтрест»

   Когда Рис появился на свет, немного окреп и встал на ноги, держась за стенку, обстоятельства сразу стали складываться не в его пользу. Дело в том, что у Мамы на носу была защита дипломного проекта, а мне надо было ехать на очень ответственные зональные соревнования, на которых я намеревался заработать первый разряд. Рису предстояло самому расти и воспитываться в пустой квартире.

   – Придется тебе отсрочить защиту на год, – сказал я Маме.

   – Ну уж нет! – горячо воскликнула Мама. – Я и так с ним намучилась, повозись теперь с ним ты.

   – Но у меня соревнования, – заметил я.

   Мама заплакала.

   – Ты не хочешь, чтобы у меня было высшее образование… Ты видишь во мне только прислугу… Ты меня презираешь и ненавидишь. Я давно это знаю. Ты бесчувственный толстокожий бык-рекордист!

   – Рекордсмен, – поправил я. – А еще почти с высшим образованием.

   Мама заплакала еще пуще.

   – Ты варвар, – сказала она, рыдая. – Ты дикий варвар!

   – А разве бывают варвары не дикие? – удивился я.

   – Один! Один бывает! Лучше бы я вышла замуж за другого! – простонала Мама.

   – За кого же? – поинтересовался я.

   – За Жука, – сказала Мама.

   Жук когда-то был моим другом Вместе с ним мы ухаживали за Мамой и ее подругой. Кажется, подругу звали Галочкой.

   – Лучше бы я женился на Галочке, – сказал я.

   Мама сразу перестала плакать.

   – На какой Галочке? – спросила она.

   – Ну, на той самой… что с тобой ходила, – я почувствовал, что попался в собственную ловушку. – У меня не было никакой Галочки, – запоздало дал я задний ход.

   Мама задумалась, и ее вдруг осенило:

   – Ага… вон оно что… Теперь я знаю, кто тебе звонит.

   Мама безудержно зарыдала, и я понял, что проиграл, потому что Мама первой воспользовалась нашим общим козырем во время конфликтов – загадочными телефонными звонками.

   Звонок раздавался раза два в месяц в самое неожиданное время, но преимущественно вечером, когда мы уже ложились спать. В то время мы занимали комнату в общежитии.

   – Смирновых к телефону! – стучал в дверь какой-нибудь студент. В общежитии был лишь один телефон – у вахтерши, а мы жили на четвертом этаже, и поэтому, как человек спортивный, к аппарату бежал я.

   – Алло! Алло! – кричал я в трубку. – Смирнов у телефона!

   Трубка молчала, лишь слышалось чье-то дыхание.

   – Нажмите кнопку, если вы из автомата, – советовал я, хотя ясно было, что звонят не из автомата.

   – Ты кто? – спрашивал я.

   В трубке продолжали загадочно дышать. Со временем я стал подозревать, что это звонит какой-нибудь Мамин тайный вздыхатель.

   – Иди поговори со своим, – говорил я Маме.

   – Почему ты думаешь, что это мне? – Маме очень хотелось спать, но любопытство брало верх, и Мама бежала к телефону.

   Но и в ответ на Мамино «Алло! Алло!» трубка упорно молчала.

   Мама возвращалась очень раздраженной.

   – Это тебе, – говорила Мама.

   – А мне кажется, это тебе, – отвечал я.

   Мы консультировались с вахтершей.

   – Какой был голос? – спрашивали мы. – Женский или мужской?

   – Не поймешь, – отвечала вахтерша. – Придушенный какой-то.

   После такого телефонного звонка с Мамой обычно делалась небольшая истерика, а я из спокойного и рассудительного человека превращался на некоторое время в психа.

   От беготни, плача и ругани просыпался Рис и поднимал дикий рев. В потолок, пол и стенки начинали стучать. Кто-нибудь бежал за комендантом. Приходил заспанный угрюмый комендант и в сотый раз обещал написать докладную ректору на предмет выселения нас из общежития. Или в крайнем случае своей властью отрезать нам электричество. Однажды он все-таки сдержал свое слово, электрик обрезал провода, ведущие к нашей квартире, и два вечера мы сидели в потемках.

   В общем, даже если бы и не приближались соревнования и защита диплома, так дальше жить была нельзя, и после зрелого размышления я пришел к мысли обратиться за помощью к Бабушке.

   В то время Бабушка была большим начальником. Она занимала пост директора «Водоканалтреста». У нее был громадный, завешенный знаменами кабинет, три телефона и секретарь-машинист, почти впавший в детство старичок, который никого не узнавал, в том числе и меня.

   – Вы по какому вопросу? – неизменно спрашивал старичок, когда я приходил к Бабушке.

   – По личному, – говорил я.

   – Прием по личным вопросам по вторникам и четвергам, – буркал старичок и кивал на табличку «Часы приема», приколоченную на Бабушкину дверь.

   – Я сын, – сообщал я.

   – Чей сын? – удивлялся старичок.

   – Ее, – кивал я на дверь.

   – Ах, ее, – морщил лоб старичок.

   Очередь в приемной, конечно, во время этой сцены пожирала меня глазами, словно никогда не видела живого сына. Стараясь ни на кого не смотреть, я шел к обитой кожей двери и стоял около как дурак, пока из двери не выходил очередной посетитель. Все это время меня продолжали пожирать глазами. Иногда эта пытка тянулась по полчаса.

   Посещения Бабушки всегда повышали у меня кровяное давление, и я старался делать их как можно реже. Правда, можно было приехать к Бабушке домой, но застать там Бабушку у меня было мало шансов.

   В тот знаменательный день у Бабушки был такой задерганный вид, что я сразу перешел к делу.

   – У меня на той неделе ответственные соревнования, – сказал я.

   – Будь осторожней, – заметила Бабушка, подписывая бумаги. – Не сломай себе чего-нибудь.

   – Думаю заработать первый разряд, – сказал я.

   – Не рискуй зря, – посоветовала Бабушка. Она хотела дать еще какой-то совет, но тут зазвонили сразу два телефона. – Я разговариваю по другому телефону, – сказала Бабушка в одну трубку. – У меня на линии междугородная, – добавила она в другую. – Переходи к сути, – сказала Бабушка мне.

   – У Веры… – начал я торопливо, косясь на третий телефон, – на носу…

   И тут, конечно же, зазвонил третий телефон.

   – Я занята. У меня совещание, – сказала Бабушка третьему телефону.

   – Надеюсь, ничего страшного, – сказала Бабушка мне. – Надо делать примочки.

   – У Веры на носу защита диплома, – выпалил я единым духом, так как в любой момент мог снова заработать какой-нибудь из телефонов.

   Бабушка сразу перестала подписывать бумаги. Взгляд ее сделался проницательным.

   – Рис? – быстро спросила Бабушка.

   – Да, – быстро ответил я.

   – На неделю?

   – Больше…

   – Две?

   – После соревнований у нас сборы в Батуми.

   – Неужели ты рассчитываешь сплавить его на месяц?

   – Два, – выдохнул я шепотом.

   Бабушка уставилась на меня.

   – Кукушки, – оскорбила она.

   – Такова участь всех бабушек, – попробовал пофилософствовать я.

   – Ничего не выйдет! У меня конец квартала, потом актив и республиканское совещание. До свидания! – Бабушка решительно подписала какую-то бумагу, но, очевидно, ее не следовало подписывать, потому что Бабушка тут же скомкала бумагу и выбросила в корзину.

   Я покосился на телефоны. Они молчали.

   – Ты много работаешь, – начал я издалека.

   – Хочешь спровадить меня на пенсию? – спросила Бабушка.

   Я просто онемел от Бабушкиной проницательности. Все-таки, видно, не зря ее сделали большим начальником.

   В этот момент зазвонили сразу три телефона. От двух Бабушка отделалась сразу, третий ей оказался не по зубам. Бабушка слушала его внимательно, лишь вставляла:

   – Слушаю, Иван Петрович. Будет сделано, Иван Петрович.

   Из трубки доносился невнятный гул. Постепенно гул нарастал. Бабушка отвела трубку от уха на некоторое расстояние, и до меня стали долетать отдельные слова: «Срок… план… объект… лишу прогрессивки…»

   – Поставщики подводят, Иван Петрович, – отвечала Бабушка. – А потом лимиты…

   Гул перешел в рокот. Взгляд у Бабушки стал отсутствующим.

   – Я зайду попозже, – сказал я, поднимаясь со стула.

   Бабушка машинально протянула мне руку, и я ощутил вялое пожатие. Глаза Бабушки смотрели мимо меня, на портрет Менделеева (очевидно, вешая его на стенку, Бабушка считала, что Менделеев имеет какое-то отношение к канализации).

   Я ушел, но этот визит имел последствия. Оскорбив нас с Мамой кукушками, Бабушка оказала тем самым себе плохую услугу. Хотя я не считал себя кукушкой, но это обидное слово глубоко запало мне в память и, конечно, в роковую минуту всплыло.

   Роковая минута после разговора с Бабушкой наступила довольно скоро. Меня неожиданно включили в сборную города, и через день я должен был уже находиться на пути в Ростов, где предполагалось провести две товарищеские встречи.

   Маму же, как назло, вызвали к декану и предложили в наикратчайший срок представить черновик дипломного проекта. Вопрос о Рисе встал со всей остротой.

   Два дня мы с Мамой ругались, мирились, был даже момент, когда мы твердо решили разойтись. И тогда я вспомнил произнесенное Бабушкой слово «кукушки». Ах, кукушки…

   Конечно, нам с Мамой было несравненно труднее, чем кукушке. Кукушка действует, руководствуясь инстинктом, не составляя никакого плана. Увидела гнездо, кинула яйцо и полетела себе дальше. Нам же с Мамой надо было рассчитать план с математической точностью. Самое главное – предстояло установить момент, когда Бабушка находится на полпути между трестом канализации и домом.

   Такой момент я установил путем многочисленных наблюдений.

   За две минуты до Бабушкиного приезда Рис в коляске был вознесен на третий этаж. Я едва успел забежать за угол, как появилась Бабушкина машина. Бабушка кивнула шоферу и бодрой походкой вошла в подъезд Вскоре Бабушка появилась снова. Но теперь у Бабушки не было бодрой походки У нее вообще ничего не осталось от начальственного вида. Бабушка стала растерянно озираться, как самая обыкновенная бабушка. Она явно жаждала увидеть меня. Не обнаружив меня, Бабушка неуверенно потопталась, зачем-то оглядела верхние этажи здания напротив и неожиданно проворно побежала в расположенный рядом магазин «Молоко».

   В коляске я оставил письмо, в котором объяснял, почему мы последовали кукушкиному примеру, и просил у Бабушки прощения.

   В этот же день я уехал на сборы, а Мама отправилась в деревню к своей двоюродной сестре, чтобы как следует поработать над дипломным проектом. Когда я вернулся со сборов, а Мама приехала из деревни, то дело уже было сделано. Бабушка ушла на пенсию, а Рис твердо считал, что его родила Бабушка, и слышать не хотел о возвращении домой. На словах Бабушка вроде бы его не поддерживала, но всегда находила массу причин, чтобы затянуть переезд Риса домой. Дедушка ходил в личине дипломата и лишь покашливал, но у меня были основания предполагать, что половину причин изобрел он.

   В общем, Риса удалось отбить лишь после того, как мы с Мамой получили квартиру, хотя можно считать, что эту квартиру получили не мы с Мамой, а Дедушка с Бабушкой, потому что Дедушка с Бабушкой находились в нашей квартире больше нас самих. Бабушка отлучалась лишь ненадолго, а вернувшись, находила много упущений в воспитании Риса и особенно в уходе за ним.

   – Ты не голодный, внучек? – первым делом спрашивала Бабушка, войдя в нашу, а вернее – в собственную квартиру.

   – Смотря что, – осторожно отвечал Рис.

   Бабушка ставила на стол огромную коробку с тортом.

   – Вообще, – говорила Бабушка. – Ты сколько часов уже не ел?

   Рис тащил из другой комнаты Мамины маникюрные ножницы.

   – Он с цветами или с зайцами?

   – С цветами.

   – С зайцами вкуснее, – капризничал Рис, но тем не менее деловито начинал пилить шпагат на коробке.

   – Бедный ребенок, – говорила Бабушка. – Сразу видно, что он голодный. Наверно, часа два ничего не ел.

   – Три, – уточнял Рис. – Сначала в двенадцать ничего не ел, потом в одиннадцать, потом в десять.

   – Три часа голодный! – ужасалась Бабушка. – Что же это за родители! Это изверги, а не родители!

   И пошло, и поехало.

   Бабушка вообще любила «давать чертей», как она выражалась. Бабушка по натуре своей была воином, вот почему она, наверно, дослужилась до начальника такого сложного и «богом и людьми проклятого» (Бабушкино выражение) треста. Когда Бабушка начинала «давать чертей», то не стеснялась в выражениях, будто находилась на производственном собрании водопроводчиков. Во время конфликтов я так ей и говорил:

   – Мама, выбирай выражения, ты не на собрании водопроводчиков.

   На что Бабушка отвечала:

   – У самого распоследнего водопроводчика в душе больше нежности и чуткости, чем у вас.

   Вообще же Бабушка была добрым и справедливым человеком. Если, конечно, дело не касалось Риса.

   Иногда я размышлял, почему Рис имеет такую власть над Бабушкой. Неужели это врожденный инстинкт всех бабушек – до самоотречения любить своих внуков? Но ведь далеко не все бабушки любят внуков, а даже если и любят, то не так неистово, как наша Бабушка. Временами мне кажется, что Рис сознательно разжигает Бабушкину любовь, как искусный истопник огонь в печке. Топливом служат Бабушкины слабости: властолюбие и сознание собственной значимости.

   – Бабушка у нас самая главная, – говорит Рис очень часто. – Бабушка захочет, позовет своих слесарей, и они отключат в вашей квартире и воду, и газ, и свет, и обои сдерут, и потолок сломают.

   – За такие вещи полагается тюрьма, – объясняю я Рису.

   – Ну и что? – отвечает Рис. – Она и в тюрьму слесарей позовет. Они там тоже все поотключают.

   Рис ехидно смотрит на меня.

   – И унитаз отключат. Что тогда, а? Сразу выпустят.

   Я смущенно замолкаю. Действительно, если Бабушке удастся устроить в тюрьме такой переполох, то ее не будут там держать ни часа.

   Надо отдать Бабушке должное – она протестует против своего культа.

   – Так нехорошо, внучек, говорить, – замечает Бабушка. – Я не самая главная. Главные у нас в доме для тебя мама и папа, и их надо слушаться. А бабушка она и есть бабушка.

   Голос у Бабушки неискренний.

   – Нет, ты самая главная, – настаивает Рис. – Ты родила Папу, а Папа нашел Маму и дал ей нашу фамилию.

   Молчавшая до сих пор Мама настораживается.

   – Это я нашла Папу, – заявляет она решительно.

   – Но позволь… – протестую я.

   – Да! Если бы я тебя тогда не пригласила на дамский…

   – Подумаешь… Меня пригласил бы кто-нибудь другой.

   – Тебя никто бы не пригласил.

   – Это почему же?

   – Танец уже почти кончился, а ты стоял как пень.

   – Если хочешь знать, я уже отказал двум мартышкам.

   – Может, и я мартышка? – спрашивает Мама с женской логичностью.

   – Я же говорил о тех, которым я отказал, – отвечаю я.

   – Значит, если бы ты мне отказал, то я тоже была бы мартышкой?

   – Но я же не отказал тебе.

   – Ах, не отказал!

   – Что же здесь плохого? Ты радоваться должна.

   Мама не отвечает. На ее глазах появляются маленькие круглые бусинки, и Мама, оставив на моей рубашке горячий утюг, убегает в другую комнату.

   – Это все из-за тебя, – говорю я Рису. – Когда ты перестанешь умничать?

   – Никогда, – отвечает Рис.

   Моя рука тянется к Рисовому уху. Бабушка сбивает ее на лету, как сбивает современная ракета-перехватчик самолет: точно, быстро и беспощадно.

   – Ребенок тут ни при чем, – говорит Бабушка голосом трибуна. – Совсем затуркали бедного ребенка. Сами ссорятся, а ребенок виноват. Вы только посмотрите на них! – Мне казалось, бабушка в этом месте поднимет руку и добавит слово «люди» в качестве обращения к невидимым зрителям, но она не добавила. – Один упражняется в юморе, а другая устраивает сцены! И это называются родители!

   – Я же тебя столько раз просил – не вмешивайся в наши внутренние вопросы, – говорю я.

   – Вмешивайся, бабулька! Вмешивайся сильней! – говорит Рис.

   – Уши оборву! – угрожающе говорю я.

   – Новые вырастут, – беспечно отвечает Рис.

   – А ну-ка иди сюда! – говорю я.

   – Ым! – отвечает Рис и наставляет на меня локоть.

   – Кому сказал!

   Рис прячется за Бабушкину спину.

   – Зайцы косят трын-траву! – говорит Рис, казалось бы, безо всякого смысла.

   У меня по спине пробегают мурашки.

   – Что ты сказал? Повтори!

   – Что ты привязался к бедному ребенку? – спрашивает Бабушка. – Что он такого сказал? Придираешься к каждой фразе. Шел бы лучше тренироваться.

   – Нет, пусть он повторит!

   – Зайцы косят трын-траву, – повторяет Рис и смотрит на меня невинными глазами из-за Бабушкиной спины.

   Я делаю хватательное движение. Бабушка сразу увеличивается в размерах, как наседка.

   – Успокойся, сынок. Что здесь такого? Ребенок сказал: «Зайцы косят трын-траву». Если ты будешь волноваться из-за каждого слова.

   – В самом деле, – говорит Дедушка, – не стоит расстраиваться из-за чепухи. Подумаешь: зайцы косят трын-траву…

   Рис начинает хныкать:

   – Я просто сказал: «Зайцы косят трын-траву», а он сразу драться.

   Я хватаю свою рубашку. На ее спине от утюга желтое пятно.

   – Боже мой! Сожгла рубашку! – кричит Бабушка. – Совсем новую рубашку! Конечно, так жить – никаких миллионов не хватит! Забыла утюг! Какая же это хозяйка забывает на белье утюг?

   – Да! Забыла! Сожгла! – кричит Мама в приоткрытую дверь. – Захочу – и все сожгу!

   – И сожгет! Она такая! – говорит Рис.

   – Замолчи, сопляк! – кричит Мама. – Совсем волю взял!

   – Еще хотят, чтобы ребенок был воспитанным, – говорит Бабушка. – С кого брать пример?

   – Разве я не воспитанный? – удивляется Рис.

   – Конечно, воспитанный… но еще надо немного подвоспитаться… – дает Бабушка задний ход. – Чуть-чуть.

   – Чуть-чуть? – уточняет Рис угрожающе.

   – Самую малость. Капельку, – в голосе Бабушки тревога.

   – Ах, вот ты какая оказалась, – тянет Рис.

   – Какая? – замирает Бабушка.

   – Предатель. Белогвардеец. Вот ты кто такая!

   – На Бабушку? – ахает Бабушка. – И тебе не стыдно? Ах ты, дурачок! – Бабушка пытается привлечь Риса к себе, но Рис отталкивает ее и прыгает на колени к Дедушке.

   – Нельзя так говорить на Бабушку, внучек, – говорит Дедушка якобы строго, но его рот так и растягивается до ушей.

   – Ты, Дедулька, самый главный, – говорит Рис, обхватывая Дедушку за шею. – Ты их своим МАЗом всех можешь передавить.

   – О, господи! – говорю я. – С ума сойти можно!

   – Тебе давно пора на тренировку, – говорит Бабушка, – а ты сидишь и зря треплешь себе нервы.

   – В самом деле, – непонятно говорит Дедушка.

   Ох, уж этот Дедушка! Никогда нельзя догадаться, на чьей он стороне. Вроде бы и за Бабушку, и за меня, и против Риса. Вроде бы даже строго осуждает Риса, а сам так его и жмет, и тискает, и шепчет что-то на ухо. А вслух говорит:

   – Рисок, надо слушаться взрослых. Зачем ты Бабушку, которая так тебя любит, называешь белогвардейцем? Разве Бабушка белогвардеец? Ну посмотри, похожа наша Бабушка на белогвардейца?

   – Вообще-то нет, – говорит Рис. – Она похожа на бабу-ягу.

   – Это все ты! – кричит Бабушка Дедушке. – Ты настраиваешь против меня ребенка! Ты что ему шепчешь на ухо?

   – Ничего не шепчу. Так просто…

   – Ты ему что-то внушаешь. Я давно заметила твои штучки! Ты все делаешь, хитрец, чтобы он тебя любил больше, чем меня! Ты старый интриган! Вот ты кто!

   – Я интриган? – удивляется Дедушка.

   Ну Дедушка! Но до чего же хитрец! До чего притвора! Конечно, он старый опытный интриган! Конечно же, он делает все, чтобы затмить всех нас.

   Тут, пожалуй, место сказать о Дедушке несколько слов.

Несколько слов о нашем Дедушке

   Конечно, интриган. И говорить нечего. Взял да пригнал в наш двор свой огромный МАЗ-самосвал. Стоило Рису заикнуться.

   Дело в том, что Рису понадобилось запугать мальчишек из нашего двора. У него вышел какой-то там конфликт, кто-то пригрозил моему сыну расправой, и тогда тот решил показать силу. «Деда, – наверно, приказал Рис в одно из своих шептаний с Дедушкой, – деда, подави их своим МАЗом».

   И вот в нашем маленьком, обсаженном молодыми березками дворе стоит огромный МАЗ-самосвал, ревет и пускает сизые клубы аж до самого третьего этажа. Рядом с МАЗом топчется Дедушка. На его лице отражается борение двух чувств: удовлетворения, что угодил внуку, и неловкости перед нами – вот, дескать, старый дуралей, делать ему больше нечего, как угонять с работы машину.

   Вихор на макушке Риса достает лишь до половины колеса МАЗа. Фигура моего сына выражает торжество. Рис тычет пальцем в дряхлое деревянное строение на другом конце двора, в котором живет его враг, и говорит:

   – Деда, а ну двинь! Вон его окно! С кактусом.

   Из-за кактуса выглядывает бледная конопатая физиономия с оттопыренными ушами. Она испуганно моргает и делает Рису знаки, которые должны означать вечный мир и дружбу.

   Но Рис неумолим.

   – Деда, я кому сказал! Двинь!

   Дедушка мнется.

   – Может, не стоит, внучек?.. Мы и подъехать к дому не успеем, как он рассыплется.

   – Очень хорошо, что рассыплется, – кровожадно говорит Рис.

   – Разве тебе не жалко этого мальчика? Он больше не будет.

   Рис начинает сердиться:

   – Деда, я тебе приказываю! Полный вперед!

   Приказ есть приказ. Приказы не обсуждают. Дедушка залезает в кабину, включает передачу и движется прямо на домишко. Конопатое лицо за кактусом мечется в панике. Домишко вибрирует и раскачивается. Дедушка то смотрит на Риса, то измеряет глазами оставшееся до дома расстояние.

   Колеса МАЗа уже нависают над хлипким вражеским крыльцом, когда Рис наконец великодушно машет рукой:

   – Ладно уж! Пусть живет!

   Дедушкин МАЗ сделал Риса владыкой нашего двора.

   – Вот прикажу Деду пригнать МАЗ, – угрожал Рис в критических ситуациях. – Он все ваши дома поваляет, и беседку снесет, и всех вас передавит, как божьих коровок.

   После таких слов даже самые отчаянные сорви-головы спешили завязать с Рисом приятельские отношения. А о том, чтобы называть моего сына Рис-Барбарис Объелся Дохлых Крыс, и говорить было нечего.

   Дедушка вообще работал по-крупному. Если Бабушка старалась завоевать расположение внука в основном при помощи бисквитного торта, Мама главным образом – игрушками, а я больше действовал угрозами («Не переменишь отношения к родителям – берегись. Когда-нибудь попадешь ко мне в лапы один на один в глухом лесу!»), то Дедушка ворочал делами в масштабах Вселенной.

   Ну до чего же хитер этот Дедушка! До чего коварен! Надо же додуматься – сорвать с неба луну и подарить ее Рису!

   Об истории с луной стоит рассказать подробнее, ибо она как нельзя лучше раскрывает всю глубину коварства Дедушки. После истории с МАЗом Рис обнаглел окончательно. Он сыпал угрозами направо и налево. Особенно доставалось бедной Маме. Дело в том, что Риса уже не устраивали игрушки. Он требовал теперь велосипед «Орленок».

   По вопросу покупки «Орленка» в нашей семье развернулись жаркие дискуссии. Я, например, когда услышал из уст своего мальца наглое требование купить «Орленок», не мог произнести ни слова, а просто-напросто трепанул Риса за ухо, чтобы спустить его с велосипедных высот на землю.

   – Ты что делаешь! – закричала не своим голосом Бабушка. – Из-за каких-то пятидесяти рублей рвешь сыну уши! Купи «Орленка», раз ребенок просит!

   – Чтобы ходить под него пешком? – спросил я.

   – Пусть крутит педали руками, – сказала Бабушка.

   – Педали мне не нужны, – сказал Рис. – Мне нужно выпускать из шин воздух.

   – Выпускай из трехколесного, – посоветовал я.

   – У трехколесного шины сплошные, – возразил Рис.

   Как видно, он уже давно изучил вопрос.

   – Да чтобы я купила эту металлическую дрянь! – Маме на кухне отлично был слышен весь наш разговор, и он возмутил ее до глубины души. – Чтобы этому хаму выпускать воздух, я должна работать чуть ли не полмесяца! У меня до сих пор нет дубленки! А мне уже скоро тридцать два!

   – Тридцать лет – бабий век, – вякнул Рис и тут же схлопотал от меня вторую оплеуху, которую, впрочем, перенес довольно спокойно, ибо, по всей видимости, на меньшее и не рассчитывал.

   – Да! Нет дубленки! – опять выкрикнула Мама.

   – Деда! – закричал Рис. – Ты меня слышишь? Из-за какой-то дурацкой шубы они не хотят купить мне «Орленок»!

   – «Орленок»… ага… «Орленок»… – забормотал Дедушка и заходил, задвигался по комнате. По его виду сразу можно было определить, что голова Дедушки усиленно заработала. Мама первой догадалась, в каком направлении заработала Дедушкина голова.

   – Только через мой труп! – воскликнула Мама. – Тут же выброшу эту гадость в окно! Это дело принципа! Вы портите ребенка!

   Когда стало ясно, что мы с Мамой категорически против «Орленка» как источника сжатого воздуха, Рис воспылал жаждой мести и решил покарать нас. Мне он сказал:

   – Когда вырасту большой и стану работать, попросишь добавить на «Жигули»…

   – Неужели не дашь? – удивился я.

   – Ни копейки! – с наслаждением ответил Рис.

   Более суровая и более близкая кара ждала Маму.

   – Попрошу Деду, чтобы он отвинтил луну с неба, тогда ты сломаешь себе ногу. Пригонит пожарку и отвинтит луну. Поняла?

   Угроза была реальной. Возвращаться с работы Маме приходилось по темным улицам, и она каждый раз, входя в квартиру, говорила:

   – Ну и улица, черт ее побери! Ни одного фонаря. Чуть ногу себе не сломала. Хорошо, хоть луна выручает нашу горэлектросеть!

   Рис запомнил последнюю фразу, и со временем она ему пригодилась.

   Сначала Дедушка отвинчивать луну с неба наотрез отказался. Я подозревал, что не по гуманным соображениям, а просто не знал, как провернуть это мероприятие. Но когда Рис прибегнул к явному нажиму и даже шантажу, Дедушка сдался. Несколько вечеров они с Рисом шептались, прижавшись лбами к оконному стеклу, за которым висела бедная, ничего не подозревающая луна. Читая неподалеку «Советский спорт», я слышал шепот:

   – Пожарка не достанет…

   – Может, ее ракетой сбить? – морщил лоб Рис. – Попросить у солдат ракету…

   – Еще разобьется…

   – А на вертолете? Накинуть цепь и приволочь?

   – Высоковато для вертолета…

   – Ты, Деда, уж придумай что-нибудь…

   – Придумаю, внучек, придумаю…

   Я ломал себе голову, как Дедушка выйдет из трудного положения. Кажется, торжествовал я, этот хитрец наконец-то сам себя загнал в угол.

   Но вот однажды, придя с тренировки, я увидел у Риса страшно хитрую физиономию. Мой сын то и дело поглядывал то в окно, то на часы, и я сразу понял, в чем дело.

   – Сняли луну? – спросил я.

   Рис даже прикусил губу, так не хотелось ему «раскалываться». Видно, они с Дедушкой договорились, пока Мама не придет, ничего мне не рассказывать, а то я, чего доброго, заявлю в милицию, и Мама так и не сможет понести заслуженное наказание. Но искушение было слишком велико. Рис помучался минут пять и сказал:

   – А луна-то в кладовке у нас лежит.

   – Не может быть! – удивился я.

   – Может! – ехидно сказал Рис, сходил в кладовку и принес луну.

   Ну, Дедушка! Никакими средствами не брезгует! Вырезал из жести здоровенный круг, нарисовал масляными красками рожу, и вот тебе луна готова.

   – Да разве это луна? – усомнился было я.

   – Настоящая, – заверил Рис. – Разве не видишь, вот рот, вот глаза?

   – Ну раз так…

   Я заглянул в календарь. Ну, конечно же, сегодня новолуние, и этот хитрец, этот интриган специально принес жесть именно в новолуние. Какая же дура-луна появится в новолуние?

   – Как твои ноги? – спросил Рис, едва Мама переступила порог. – Целые?

   – Чуть не сломала на этих улицах. Луны и той нет.

   Рис так и засиял.

   – Вот она, – сказал он, показывая на жестяной круг.

   – Что это за гадость? – закричала Мама. – Выбрось немедленно!

   – Буду держать луну в кладовке, пока не исправишься, – нагло сказал Рис.

   – Ах ты, дурачок мой, – рассмеялась Мама и принялась целовать и вертеть Риса, как плюшевого медвежонка. – Это тебе надо исправляться. Ты слишком дерзок с родителями.

   Да, Рис был дерзок и жесток. Он сдержал слово и с полмесяца прятал луну в кладовке. Вскоре все забыли про нее. И вот однажды, выйдя, на балкон, Рис увидел щербатый месяц.

   – Кто отломил кусок? – закричал Рис. – Кто посмел портить вещь? Это все Мамка!

   Рис сбегал в кладовку и, к своему изумлению, обнаружил луну целой и невредимой. Никогда я не видел у своего сына такой глупой физиономии.

   – Ну, Дедка, погоди! – сказал Рис. – Будешь знать, как обманывать!

   Я торжествовал. Да, Дедка, кажется, теперь ты попался. Пришел конец твоему владычеству!

   – Дедка! – закричал Рис, едва Дедушка переступил порог. – Такой ты, да? Обманул, да?

   – Что такое? – всполошился Дедушка. – Что случилось?

   – Где луна? – с перекошенным от гнева лицом крикнул Рис и затопал ногами. – Ты куда ее задевал?

   – Луна?.. Какая луна? – опешил Дедушка и даже испугался. – Вон луна… В окне…

   – А это тогда что? – Рис выкатил из кладовки жестяной круг – Отвечай, что это, а?

   – Это… это… – забормотал Дедушка.

   Ага, Дедушка! Ага, интриган! Попался!

   – Это тоже луна…

   – Две луны не бывает. Такой ты, Дедка, оказался… Такой…

   Рис бросил круг, упал вниз лицом на ковер и зарыдал.

   Дедушка заметался по комнате.

   – Подожди… Как же это так… Я же хотел… Ты пойми…

   Из кухни уже давно появилась Бабушка и, подперев бока руками, наблюдала за Дедушкой. С каждой секундой ее лицо становилось все более угрожающим. Дедка метался между нею и ревущим внуком и был очень похож на загнанного зайца.

   – Вот до чего вы довели ребенка, – я посчитал момент подходящим, чтобы высказать, наконец, свою концепцию. – Завтра он захочет Млечный Путь…

   – Дай настоящую луну! – кричал Рис, повалившись в кресло и болтая ногами. – Не нужна мне никакая молочная дорога!

   – Внучек! – вдруг нашелся Дедушка. – Рисок! То висит на небе запасная луна! Они выпустили запасную луну!

   – Кто? – спросил Рис, сразу прекратив вытье.

   – Те, которые работают на небе. Небесные электрики.

   Рис вскочил на ноги. Слезы мгновенно высохли на его мордашке.

   – Да! Запасную! – радостно кричал Дедушка.

   – Как это – запасную?

   – А так, – торжествовал Дедушка. – Видят, что мы стащили луну, с освещением дело стало плохо, вот и вставили запасную. Как лампочку. Ты же видел, если лампочка перегорит, то вставляют новую.

   – Видел, – надул щеки Рис. – Но ты и эту стащишь?

   – Конечно, – сказал Дедушка.

   Вот он каков, наш Дедушка! А с виду очень приличный, даже скромный человек…

   Теперь, когда о всех уже все известно, мне осталось сказать лишь несколько слов о себе.

Несколько слов о себе

   Когда нашей Мамы еще не было, то есть, конечно, она была, а просто мы еще не знали друг друга, я встречался с одной девушкой. Это была очень хорошая девушка, красивая и почти без недостатков. Почти, потому что один недостаток все-таки имелся. Девушка была без ума от всего спортивного: разные там соревнования, турниры, матчи, конкурсы, а главное – у нее из головы не выходили спортсмены Она знала в лицо всех знаменитых спортсменов и даже часть незнаменитых. Вместо того чтобы, как все нормальные начинающие влюбленные, ходить в кино, на танцы, в театры и целоваться в подъездах, мы торчали на соревнованиях или дежурили у гостиниц, подкарауливая знаменитых спортсменов, чтобы получить автограф…

   – Ах, почему ты не спортсмен! – говорила мне эта девушка почти каждый вечер. – Со спортсменами так интересно. Они такие сильные, стройные, малоразговорчивые!

   Сначала я не обижался, потому что считал себя в достаточной степени сильным, стройным и малоразговорчивым. Но со временем мне все это стало надоедать, хотя по своей природе человек я уравновешенный и сдержанный Да и хотел бы я знать, кому это не надоест?

   – Знаешь что, – сказал я как-то этой девушке, – я, конечно, не спортсмен, но для нормального человека у меня есть все, что надо, даже, может быть, чуть больше – я, например, люблю животных, особенно пресмыкающихся.

   Довод насчет пресмыкающихся всегда действовал безотказно, и я на некоторое время возвышался в глазах любимой, но нельзя же бесконечно опираться на одних пресмыкающихся.

   В общем, надо было что-то предпринимать, ибо и дураку становилось ясно, что я долго не продержусь в сердце этой девушки. А мне не хотелось терять эту девушку, потому что, как я уже говорил, она была почти без недостатков.

   После некоторых размышлений я решил поступить в секцию классической борьбы. На секции классической борьбы я остановил свой выбор потому, что девушке из всех разновидностей спортсменов больше всех нравились борцы.

   – Ах, какие они ужасные! – говорила она. – Уши порваны, носы перебиты. А загривки! Посмотри, какие у них загривки! Это не загривки, а шеи бегемотов!

   Как мне хотелось иметь порванные уши, перебитый нос и загривок бегемота! Конечно, выбирая секцию классической борьбы, я понимал, какой длинный и тяжкий путь мне предстоит от худощавого человека до человечища с загривком бегемота, но у меня не оставалось другого выбора.

   Легко сказать – поступить. Секция классической борьбы была переполнена. На каждое свободное место приходилось десять – пятнадцать желающих.

   У меня не имелось почти никаких шансов. Не то чтобы я был какой-то там заморыш, нет, я был далеко не заморыш, просто я в жизни никогда не занимался физкультурой: не бегал по утрам трусцой, высунув язык, как некоторые, не плавал в проруби, не мучил велосипед и, если уж быть до конца честным, никогда не делал элементарной физзарядки.

   Да, шансов у меня было немного, это я особенно ясно увидел, когда пришел в секцию и узнал, с кем мне придется иметь дело. Там был в основном толсторожий и мускулистый народ. Я уныло бродил вокруг скамейки, где сидели мои соперники. Даже если удастся каким-то чудом положить на лопатки вон того, самого хлипкого, и то остается восемнадцать человек.

   А если меня жребий сведет вон с тем Человеком-горой? Да он за минуту сделает из меня Чучело с опилками.

   – Слышь, дай закурить, – попросил я у Человека-горы.

   Человек-гора даже не покосился в мою сторону, настолько мелкой и незначительной казалась ему моя личность.

   Вскоре нас запустили в зал. Вышел тренер весь в белом: белые брюки, белая рубашка, белые тапочки, белый ремешок от часов, – я в жизни не встречал такого белого человека, – и сказал:

   – Полчаса – разминка.

   Все разделись и стали разминаться каждый сам по себе, а некоторые парами. Тренер же сел за стол, положил перед собой хромированный секундомер и щелкает, щелкает им, а сам исподлобья поглядывает на нас. Стало мне любопытно, чего это он там щелкает да поглядывает. Прошелся ненароком возле – боже! Там в тетрадке все наши фамилии, а против фамилий все цифры, цифры…

   И тут меня осенило. Он же присматривается к нам! Экзамены – это так, фикция, пустой звук. На экзаменах возможны различные случайности. На экзаменах человек напряжен, следит за собой, скрывает свои недостатки. А сейчас, когда мы уверены, что за нами никто не наблюдает, мы такие, какие есть на самом деле. Выбирай кого хочешь. Все как на ладони. До чего же этот тренер хитрый парень!

   Ну, думаю, как хорошо, что я раскусил тебя. И решил не терять ни секунды. Оглядел зал. Вижу, возле меня Человек-гора разминается. Играет мускулами, дышит усиленно, кровью весь налился. Разбегаюсь и изо всей силы врезаюсь Человеку-горе головой в живот. Тот лишь покачнулся и спрашивает:

   – Ты что, чокнутый?

   Думал, значит, что я это по ошибке врезался. И опять играет мускулами, дышит усиленно.

   Второй момент я выбрал более удачный. Дождался, пока Человек-гора присел на корточки, опять разбежался и прыг изо всех сил ему на спину. Гора – здоровенный же человечище – лишь покачнулся вперед и слегка достал руками пол. Но ничего, не вышел из себя. Лишь сказал:

   – Разминайся подальше, кореш.

   Глянул я искоса на тренера, а тренер тоже искоса за нами наблюдает, заметил, значит, мои наскоки.

   Отдышался я и опять слежу за Горой, удобного момента дожидаюсь. Наконец он подвернулся. Гора одну ногу поставил на скамейку, другую оттянул как можно дальше и старается пол через скамейку руками достать. Лучшего и не придумаешь. Разбежался я в третий раз; со всего маху обхватил оттопыренную ногу и потянул ее в сторону. От неожиданности Человек-гора грохнулся на пол. Ну и рассвирепел он! Схватил меня, как щенка, и запустил в угол. А сам шипит, набычился.

   Тут тренер манит меня пальцем. Подхожу, потираю ссадину на локте.

   – Зеленки хочешь? – спрашивает тренер.

   – На что она? Мы люди привычные…

   – Инфекция может попасть.

   – Я противоинфекционный.

   – Шустер на язык, – говорит тренер. – Ты, парень, не в свою весовую категорию лезешь. Чего ты к Дробышеву привязался? Найди кто пощуплее и разминайся с ним.

   – Тяжело в учении, легко в бою, – говорю.

   Отошел в сторону, а сам замечаю, что теперь тренер глаз с меня не спускает. А Гора уже кончил упражнения делать, перешел к бегу. Пробегает мимо меня, а я возьми да сковырнись ему под ноги. Гора так и растянулся чуть ли не поперек всего зала. Вскочил, трясется весь.

   – Ты что ко мне лезешь? – кричит, а сам мне руки-ноги выворачивает, как кузнечику, мутузит под дых кулаками. Едва отбили.

   Упал я на мат, еле лапками шевелю, а Гора все сердится, все наскакивает.

   – Это псих! – кричит. – Его надо изолировать!

   Теперь Гора принял все меры предосторожности, и мне ни разу не удалось застать его врасплох. Я просто бежал на него трусцой, выставив вперед свои далеко не бронебойные кулаки. Гора хватал меня за шкирку и кидал в дальний угол. Я вставал, отряхивался от пыли и снова бежал на Гору. И так раз десять, пока тренер действительно не изолировал меня, посадив на скамейку.

   К концу разминки пришел другой тренер, весь в черном: черные брюки, черная рубашка, черные тапочки и черный ремешок от часов. Я в жизни не встречал такого черного человека. Вместе с белым тренером они склонились над тетрадкой и принялись гудеть и щелкать секундомерами. Потом разом подняли головы и уставились на меня. Я понял, что разговор идет обо мне, и навострил уши, но слышимость была слабая из-за хруста костей и еканья разминающихся. Я лишь расслышал два слова:

   – Страшно моторный…

   В общем, меня приняли без экзаменов. Так из-за того, что я встретил девушку почти без недостатков (которая все же не стала дожидаться, когда у меня порвутся уши, переломится нос и отрастет бегемотный загривок, и однажды не пришла на свидание), я стал спортсменом и даже теперь «тренирующимся Тренером».

   К факту, что я тренер, в нашей семье относятся по-разному. Наша Мама считает, что я просто валяю дурака. Она убеждена, что все спортсмены бездельники и что нам зря дают талоны на обед во время соревнований. Мама сравнивает меня с хищным зверем в зоопарке.

   – Мне не жалко мяса, – говорит Мама. – Но согласись, что ты не производишь материальных ценностей.

   Мама страшно гордится, что производит материальные ценности, хотя и неизвестно, какие.

   – А разве ты производишь материальные ценности? – как бы между прочим спрашиваю я. Загадка Маминой работы не дает мне покоя.

   Я спрашиваю так, наобум, чтобы спровоцировать Маму.

   Мама подозрительно смотрит на меня.

   – Если бы ты был не ты, я бы подумала, что ты шпион, – говорит она обычную в таких случаях фразу, замыкается в себе, и на этом разговор об общественной полезности спортсменов заканчивается.

   Остальные члены нашей семьи смотрят на спорт менее философично. Бабушка, например, уверена, что спортсмены просто-напросто несчастные люди, которые истязают себя неизвестно зачем, наподобие некоторых сектантов.

   – Бедненький ты мой дурачок, – говорит Бабушка, когда я прихожу домой с тренировок, и гладит меня по голове, как неразумное дитя. – Устал? Как они тебя измутузили, проклятые. Ты бы не лез, сынок, на рожон. Соревнуйся потихоньку, держись в сторонке. Будь, сынок, похитрее.

   Дедушка же за меня.

   – Спорт воспитывает силу и волю, – говорит Дедушка в тех случаях, когда молчать уже нельзя, когда Бабушка наступает ему на горло.

   – Ты посмотри, старый, какой у твоего сына синяк – кричит Бабушка – Ты чего молчишь? Ты почему не запретишь ему заниматься этой дурацкой борьбой?

   – Спорт воспитывает силу и волю, – говорит Дедушка, и я никак не могу понять, повторяет ли он эту фразу, чтобы отделаться от Бабушки, или действительно так считает. Уж больно хитер наш Дедушка, уж больно коварен под маской дипломатического представителя.

   Но иногда, когда мне приходится возвращаться домой особенно побитым или с вывихнутой конечностью и все начинают хлопотать вокруг меня, за исключением Дедушки, который чинит какую-нибудь Рисову игрушку, нахмурив свои кустистые седые брови, мне кажется, что Дедушка произносит эту фразу не особенно искренне.

   Единственный человек в семье, который всерьез воспринимает меня как спортсмена, – это Рис. Особенно когда он парит в свободном полете от середины комнаты до кушетки.

   – Конечно! – вопит в таких случаях Рис. – Ты справишься с ребенком! Ты мастер спорта! Вот вырасту, получу мастера – и тогда посмотрим!

   Вообще Рис с малолетства воспринимает меня как грубую физическую силу. И так считать у него есть все основания.

   Вопрос имеет свою историю До трех лет, пока Рис передвигался, держась за мебель, все шло нормально, как и должно было идти. Рис издавал различные требующие звуки, и каждый звук немедленно претворялся в жизнь. В дальнейшем же, когда Рис стал проявлять признаки грубого и необузданного характера, со всей остротой встал вопрос, какую из двух систем воспитания к нему применить: чутко-благородно-нежную или спартанскую. Мама стояла за чутко-благородно-нежную. Я – за спартанскую.

   – Ребенок должен расти чутким и отзывчивым, – говорила Мама. – С ним надо быть ласковым, добрым, удовлетворять все его желания. Тогда и он будет с людьми добрым и отзывчивым.

   – Ребенок должен с малых лет привыкать к трудностям, – говорил я. – Чуткость и отзывчивость возникают как результат преодоления трудностей. Только испытанное страдание дает полное понимание всей глубины горя другого человека.

   – Ты поэтому не дал ему попугая?

   – Да. Я не дал ему попугая, чтобы он понимал, что не все легко дается. Что попугая, как и все остальное, надо заработать.

   – Уж не хочешь ли ты, чтобы он завтра пошел на завод?

   Я много думал о нашей семье в связи с Рисом. Ну ладно, Мама. Она сама ребенок. Детство ее прошло гладко, среди относительного благополучия (во время войны Маме было всего ничего, отец ее не воевал, так как тренировал парашютистов-десантников). Юность тоже не доставила Маме особых хлопот, поскольку она сразу же влюбилась в меня, вышла замуж и, выпорхнув из-за папиной спины, тут же очутилась за моей. И поскольку Мама не совершенствуется как мать, то есть не читает даже педагогической литературы, то для нее Рис остается лишь интересной игрушкой, пусть иногда хлопотливой, но все же игрушкой.

   Другое дело Бабушка и Дедушка. Это люди, на долю которых выпали во время войны огромные испытания и которые с честью из них вышли. Почему же сейчас они такие?

   Я могу понять Бабушку. Бабушку погубили две вещи: канализация и рождение внука. Когда Бабушка переехала после войны из деревни в город, то канализация, ее простота и совершенство настолько потрясли ее, что она живо заинтересовалась всей системой, стала ходить на собрания водопроводчиков ЖЭКа (сначала в качестве жалобщицы), потом сама начала слесарить, и вот результат – Бабушка дослужилась до начальницы «богом проклятого треста». Ей понравились власть, персональная машина, и Бабушка из скромной крестьянки вскоре превратилась в диктатора водопроводчиков.

   Рождение внука завершило это превращение. Человек только тогда начинает казаться сам себе всемогущим, когда может кого-то сделать счастливым.

   – Я сделаю его счастливым, – сказала Бабушка, имея в виду Риса. – Он при мне будет жить, как при коммунизме Хватит того, что мой сын хлебнул в детстве.

   Ее сын – это, значит, я. Мне действительно досталось в детстве, но все же, как мне кажется, я сохранил трезвый взгляд на вещи (а может быть, именно благодаря этому) и, в частности, трезвый взгляд на воспитание Риса.

   Другое дело Дедушка… Фронтовик, кавалер стольких орденов – и вдруг превратился в этакого тихоню. В основе этого превращения, мне кажется, лежит неудовлетворенность Дедушки своим настоящим положением. Что ни говорите, простой шофер. В то время как жена – директор треста. Думаю, что Дедушка потакает всем слабостям Риса с одной, пусть неосознанной, целью – заполучить над ним власть, чтобы внушить… Что? Этого я пока не знал…

   Короче говоря, Рис воспитывался по смешанной системе: то по чутко-благородно-нежной, то по спартанской. Когда власть в семье на несколько часов переходила ко мне, то удавалось внушить Рису два-три понятия, например, что такое закалка и трудовое воспитание и как они необходимы человеку в жизни Но как только власть менялась, эти понятия начисто выветривались из Рисовой головы. С каждым днем Рис все больше и больше становился «чутко-благородно-нежным», и неизвестно, чем бы это кончилось, но тут обстоятельства сложились таким образом, что я получил возможность вплотную заняться воспитанием собственного сына.

   Рис наконец-то попал ко мне в лапы.

2

   Обстоятельства эти были такими. Во-первых, Мама уезжала в командировку. Само по себе это ровным счетом ничего не значило, потому что Мама уезжала в командировки довольно часто и это никак на внутренней жизни нашей семьи не сказывалось. Во всяком случае, на Рисе. Разве только, перекочевав от нас к Бабушке с Дедушкой, он еще больше наедал себе щеки да становился нахальнее. Да в нашей квартире прибавлялось игрушек, ибо Мама, соскучившись по Рису, становилась клятвопреступницей («Будь я проклята, если куплю ему еще хоть одну игрушку!») и привозила много разной ерунды. Так что, когда Мама объявила мне, что едет в командировку, я сказал только:

   – Ну что ж, счастливого пути!

   – Хоть бы спросил, куда, – сказала Мама.

   – Куда же, интересно? – спросил я, слегка удивившись, потому что давно уже отвык спрашивать, в какие города Мама направляется.

   Сначала, по молодости лет, я сердился и даже скандалил, пытаясь выяснить пункт Маминой командировки, но потом смирился, ибо Мама объяснила мне, что шпион, зная города, с которыми Мамин завод поддерживает связь, легко может установить родственные предприятия Маминого завода, а тогда ему совсем легко добраться и до головного предприятия.

   – Так куда ты едешь? – спросил я и с удивлением убедился, что слегка волнуюсь при мысли, что сейчас узнаю местонахождение родственного Маминому заводу предприятия. Неужели мы все в душе немножко потенциальные шпионы?

   – За границу! – ответила Мама.

   Я вытаращил глаза и только тут увидел то, на что давно надо было обратить внимание. Вид у Мамы был очень возбужденный. Глаза ее блестели, щеки горели, руки самопроизвольно брали различные предметы и тут же ставили их на место.

   – Куда? В какую страну? – спросил я, не подумав, так как это был самый что ни на есть наишпионский вопрос.

   Мама подняла брови.

   – Если бы ты не был моим мужем…

   – Ну хотя бы какой континент? Континент-то можешь сказать?

   Мама задумалась. Видно, насчет континента у нее не было никаких инструкций.

   – Африка?

   Мама посмотрела на меня подозрительно. Что-то в моем тоне не понравилось ей. Возможно, не спроси я про Африку, Мама и сказала бы континент, но тут она нахмурилась и отрезала:

   – Если шпион будет знать континент, то он сможет установить и страну, а установив страну, можно легко узнать, на какой завод я командирована Дальше же совсем просто добраться до нашего головного предприятия.

   Я вынужден был признать, что некоторая логика в этом есть.

   Несколько дней у нас только и шел разговор о Маминой заграничной командировке. Оказалось, что это страшно сложное и ответственное дело. Мама не спала ночами.

   – Понимаешь, – шептала она, разбудив меня, – никак не могу заснуть. Все думаю, думаю. Я, наверно, не поеду.

   – Почему?

   – Не могу же я ехать замарашкой.

   – В каком смысле?

   – Мне надо по крайней мере пять-шесть новых туалетов.

   – А может быть, сшить один выходной, а остальные взять старые? – осторожно предложил я.

   – Ты что? – даже вскочила Мама – Ты хочешь, чтобы за границей надо мной смеялись и показывали пальцем?

   Разумеется, я не хотел, чтобы над Мамой смеялись, а тем более показывали пальцем, но денег на пять-шесть туалетов у меня не было. Пришлось обратиться к Бабушке.

   – Мама, – сказал я Бабушке без всякой дипломатии, когда она пришла к нам, – Вера едет в Бразилию. Займи четыреста рублей.

   Я и сам не знал, зачем я брякнул про Бразилию. Потом оказалось, что этот промах был вторым обстоятельством, из-за которого Рис попал ко мне в лапы.

   – В какую Бразилию? – удивилась Бабушка.

   – В Южную, – опять не зная зачем уточнил я.

   – В Южную? – обрадовалась Бабушка – Вот хорошо! Веруся, привези мне кактусов. Я решила собирать кактусы.

   – И ни в какую не в Бразилию, – сказала Мама и, нахмурив брови, повернулась ко мне: – Зачем ты врешь?

   – А куда же? – спросила Бабушка.

   – За границу, – ответила Мама.

   – За какую? – поинтересовалась Бабушка.

   – Вообще.

   – Тогда привези мне что-нибудь национальное. Я очень люблю национальное. Например, сомбреро.

   Но Мама была начеку.

   – Сомбреро? Почему именно сомбреро?

   – Ну циновку. Я очень люблю японские циновки.

   – Я не в Японию, – попалась Мама.

   – А куда же? – невинно спросила Бабушка. – В США?

   – А вот и не в США.

   – Это не имеет значения, – сказала Бабушка. – Лишь бы ты привезла мне что-нибудь национальное. Денег я тебе, конечно, дам. Но ты обещай мне, что Рис будет все это время жить у нас. Толечке с ним будет тяжело.

   – Конечно, тяжело.

   – Он с ним совсем задохнется. Когда ты вернешься с Кубы…

   – Откуда вы взяли, что я еду на Кубу?

   – Ну из этого, как его… – сказала Бабушка доброжелательно, но из-за этой доброжелательности проглядывало раздражение. Бабушка почти всю жизнь была на руководящей работе и не привыкла, чтобы от нее что-то скрывали. – Если ты, конечно, мне не доверяешь…

   – Нет, почему же, я вам очень доверяю, но есть вещи…

   И зачем я ввернул про эту Бразилию! Только разжег Бабушкино любопытство. Не скажи я про Бразилию, Бабушка не стала бы допытываться, куда едет Мама. За границу так за границу.

   – Я двадцать лет на руководящей работе. Мне доверялись такие вещи…

   – Но наш институт нельзя сравнить с трестом канализации, – неосторожно заметила Мама.

   – Это еще неизвестно, – обидчиво поджала губы Бабушка. – Мне доверяли городские тайны.

   – Городские тайны? – удивилась Мама.

   – Представь себе.

   – Но почему именно вам?

   – Потому что ни одно здание нельзя построить без канализации, – воскликнула Бабушка с раздражением.

   В воздухе запахло грозой.

   – В нашем институте очень хорошая канализация, – примирительно сказала Мама.

   В общем, может быть, ничего бы и не произошло, закончилось бы миром, если бы в это время Рис не ел шоколад. Тот факт, что Рис уничтожал шоколад, было третьим обстоятельством, из-за которого он попался мне в лапы.

   Рис ел шоколад нагло, с упоением, разбрасывая «золото» и чавкая. Шоколад был высококачественный, твердый, хрустел и рассыпался под Рисовыми зубами. Один из кусков отломился, описал дугу и свалился прямо на Мамино платье (Мама как раз гладила свои туалеты для заграничной командировки). Возможно, если бы кусок упал просто на платье, то опять бы ничего не было. Мама бы очень осторожно, прицельно сбила бы его щелчком, а Рис получил бы подзатыльник. На этом бы дело и кончилось, потому что на Рисово безобразие во время еды давно махнули рукой, а Бабушке оно даже нравилось. («Ну и что? Ребенок горячий в еде. Радовались бы»).

   Но все дело было в том, что кусок шоколада свалился прямо под утюг. Мама и ахнуть не успела, как кусок уже был там и через секунду возносился к потолку рыжим облачком. Мама машинально приподняла утюг и заглянула под него. Под утюгом на нежно-розовой ткани платья красовалось отвратительное абстрактной формы грязно-коричневое пятно. Возле главного пятна, как астероиды вокруг планеты, роились не менее отвратительные зубчатые пятна поменьше.

   – Боже мой… – простонала Мама. – Боже мой…

   – Бога нет, – сказал Рис.

   Мама села на стул и обхватила голову руками. Плечи ее задрожали.

   – Ха, – сказал Рис. – Плачет. Из-за какого-то тряпья плачет. У меня Сердюков об асфальт фонарик грохнул, и то я ничего.

   – Извинись, – торопливо сказала Бабушка. – Скажи Маме, что никогда не будешь есть шоколад, когда она гладит.

   – Никогда не буду есть шоколад, когда она гладит, – с готовностью сказал Рис.

   – Ты ведь любишь свою Мамочку? – опять торопливо спросила Бабушка.

   – Само собой.

   Я знал, что все Бабушкины маневры бесполезны. Мама могла простить что угодно, но только не порчу платья да еще накануне поездки в Южную Бразилию или еще куда там.

   Вдруг Мама вскочила. Лицо ее пылало.

   – Негодяй! – закричала Мама. – Хватит издеваться надо мной! Пришел тебе конец!

   С этими страшными словами Мама пересекла комнату, схватила Риса поперек спины и утащила на кушетку.

   – Ой-ей-ей! – завопил не своим голосом Рис. – Ухо! Она мне оторвала ухо! Ой-ей-ей! Кровь! Она до крови оторвала ухо!

   Бабушка, до того нерешительно топтавшаяся за Маминой спиной, не выдержала последних слов и с криком:

   – Ненормальная! Убьешь ребенка! – кинулась на Маму.

   Маме, конечно, было тяжело сражаться на два фронта. Она отступила, тяжело дыша. Воспользовавшись этим, Бабушка тотчас же прикрыла Риса своим телом.

   – Не трожь ребенка! – сказала она.

   Мама прошлась по комнате, посмотрела в окно, потом вытерла пыль с малахитовой коробочки, где хранились ее стеклянные драгоценности, и сказала, очень спокойно:

   – Вот что, Матрена Павловна. Так долго продолжаться не может. Вы изуродуете нам ребенка. Вы его уже изуродовали. А я стала психом.

   – У меня есть один знакомый псих, – сказал Рис. – Петька Баулин.

   Бабушка погладила его по голове.

   – Ну что ж, внучек. Твою Бабушку гонят из этого дома.

   – Я не гоню, Матрена Павловна, но другого выхода нет. Внука вы будете видеть лишь раз в неделю, по воскресеньям. Я решила твердо.

   Проходя мимо меня, Бабушка задержалась.

   – А мой сын ничего не скажет?

   – Я считаю это разумным, – сказал я.

   – Тогда всего вам хорошего.

   Бабушка двинулась к выходу с большим достоинством. Сказалась привычка выходить из зала в президиум на глазах сотен людей. Она шла, гордо подняв голову, ступая твердо и уверенно.

   – Денег я вам не дам, – сказала Бабушка, взявшись за дверь. – Вы не умеете с ними обращаться. Все деньги вы тратите на свои туалеты да развлечения, а ребенок у вас ходит разутый и раздетый. И вдобавок вечно голодный. Голодный ребенок – это самое последнее дело. Прощайте.

   – Ба-бу-ля-я-я-я! – завопил Рис.

   Бабушка приостановилась.

   – Прощай, внучек. Выгнали твою бабушку. Ладно уж невестка. Сын… Бог вам судья, – сказала Бабушка. – Живите, как хотите. – И она вышла, осторожно прикрыв дверь.

   – Баба! – крикнул ей вслед Рис. – Ночью я прибегу к вам!

   – Становись в угол и будешь стоять там до глубокой ночи! – сказал я.

   Ночью Мама плакала. Утром она уезжала в Москву, чтобы затем вылететь за границу, и плакать ей было никак нельзя, потому что кто же это уезжает за границу с заплаканными глазами? Но все же Мама не могла удержаться.

   – И никакого выхода, – всхлипывала Мама. – По-настоящему видим его лишь в воскресенье. Разве его за это время воспитаешь? Твои родители… Днем и ночью вьются над ним… А теперь вот еще я уезжаю… Тебе на сборы скоро… Опять он с ними останется…

   – Ну и останусь! Что такого? – раздался рядом голос.

   Мама даже подскочила от испуга.

   – Ты что здесь делаешь?

   Оказывается, Рис в темноте прокрался в нашу комнату и спокойненько слушал весь разговор.

   – За то, что пришел подслушивать, – сказал я, – будешь стоять в углу до утра.

   – Я пришел попросить прощения. За то, что просят прощения, не наказывают.

   – Надо было просить прощения раньше, а не прокрадываться… как обезьяна.

   – Обезьяны не прокрадываются, а скачут.

   – Марш назад в угол!

   – Подожди, – сказала Мама. – Что ты привязался к ребенку? Ребенок пришел просить прощения. Сынок, что ты нам хотел сказать?

   Рис вскочил на кровать, уселся на Мамины ноги и стал подпрыгивать.

   – Я хотел сказать… Я хотел сказать…

   – Поцелуй Мамочку. И Папочку тоже. Мамочка твоя завтра уезжает за границу. Она привезет тебе какую-нибудь игрушку. Хочешь пушистого мишку? Боль-шо-го пре-боль-шого…

   – Хочу водяной пистолет. У Кольки есть, а у меня нет. Знаешь, какая сила! На пять метров бьет!

   – Зачем тебе пистолет? Мишка пушистый, красивый…

   – Ну и что, пушистый и красивый? Из него не выстрелишь.

   От этого разговора у меня стали бегать по спине мурашки, как легкие электрические заряды.

   – Я бы ему не мишку… – начал я, но в этот момент раздался телефонный звонок. Я глянул на светящийся циферблат стоящего рядом будильника. Было начало первого. По всей видимости, это был «тот» звонок, как говорила Мама, неизвестно от кого. Я вскочил быстрее Мамы, потому что у нее в ногах путался Рис, и побежал в прихожую, где стоял телефон.

   – Алло! – закричал я в трубку. – Алло!

   В трубке слышалось всхлипыванье.

   – Плачьте громче! – посоветовал я. – Ничего не слышно!

   – Я не могу заснуть, – пролепетали в трубке. – Я все думаю. Погубите вы ребенка…

   Это была Бабушка.

   – Конечно, – сказал я. – Он не протянет с нами и двух суток.

   – Ты все смеешься, а мне не до смеха. Чем вы его кормили на ночь?

   – Ничем. Он только что вышел из угла.

   В трубке наступило молчание. Потом Бабушка закричала так, что зазвенела мембрана. Мама, которая уже давно прижималась ухом к моей щеке, чтобы узнать, с кем это я разговариваю глубокой ночью, даже отпрянула от визга мембраны.

   – Я так и знала! – кричала Бабушка. – Бедный ребенок! Немедленно сварите ему манную кашу! Слышишь? Немедленно! Поклянись! Если ты не сваришь сейчас манную кашу, у меня будет инфаркт!

   – Клянусь, – сказал я.

   – Поклянись жизнью!

   – Клянусь жизнью.

   – Я буду ждать у телефона. Когда он начнет есть, поднеси к нему трубку. Иначе я не успокоюсь. Дай трубку Вере.

   – Хорошо, – сказал я и пошел на кухню варить кашу. Все это я предвидел. Я знал, что именно этим кончится великое отречение Бабушки от любимого внука. Сейчас начнется второе действие – примирение Бабушки с Мамой. Медленно, но неуклонно в моей голове стал созревать план.

   Когда я вернулся с кашей, переговоры Мамы с Бабушкой уже подходили к концу.

   – Хорошо, Матрена Павловна, – говорила Мама. – Правильно. Забирайте. Я тоже думаю, что так будет лучше. Пусть поживет у вас. У моего ведь руки кривые. Разве он что сможет с ним сделать? Потом эти бесконечные соревнования (это, конечно, про меня). А за ним глаз да глаз нужен (это, разумеется, про Риса). Да, да, вы правы… Жестоковат… (про меня). Ему ласка нужна (про Риса). Ну, конечно, спортсмены, они все такие. Тем более у него скоро сборы, несколько дней все равно ничего не дают. Вы, Матрена Павловна, проследите, как он эти несколько дней питаться будет (неужели про меня?). Я ему денег оставила достаточно (про меня…). Но он к большим деньгам не привычный (Мама оставила мне сорок рублей), растранжирит, а потом начнет экономить, есть одну рыбу.

   – ……………………………………………………………………

   (Очевидно, следуют заверения Бабушки, что она будет следить за мной неустанно).

   – Конечно, – продолжала Мама, – он плохой (про Риса). Избалованный и вредный. С ним надо построже.

   – Я вас, Матрена Павловна, очень прошу быть с ним построже.

   – ……………………………………………………………………

   (Бабушка, конечно, изо всей силы старалась уверить Маму, что будет держать Риса в ежовых рукавицах).

   Слушать дальше не имело никакого смысла, все равно кончится уверениями во взаимной любви и уважении. Я отдал Маме кашу и пошел на кухню, чтобы приготовить себе кофе. Кофе всегда дает ясность мыслей, а ясность мыслей была мне необходима для дальнейшего обдумывания плана.

   Когда я некоторое время спустя с ясной головой и почти готовым планом вошел в комнату, то увидел такую картину. Рис сидит на коленях у Мамы и с чавканьем ест манную кашу. К его рту приставлена телефонная трубка, к которой он время от времени прижимает масленые, облепленные кашей губы. Мама комментирует:

   – Слышите, Матрена Павловна? С аппетитом ест… Он манную любит, надо только побольше масла и сахара класть… Ага… завтра рано утром гречневую сделаю… Гречневая укрепляет желудок… Апельсины? Ага… Привозите… Ему нужны витамины… Когда уезжаю? Поезд в час… В двенадцать я выеду из дома… Ладно, привозите… Пятьсот? Неужели… Правильно, я лучше все куплю в Москве… Мы отдадим… Я в конце квартала должна премию получить… Приезжайте… Целую… Спокойной ночи… Рисок тоже целует… Ну, поцелуй Бабушку… Да не мажь трубку… Какой же ты неаккуратный, сынок…

   – Бабуся! М-м-м… Ц-у-ц-у… – мычит в трубку Рис.

   Я иду в спальню и, чтобы успокоиться, читаю газету «Советский спорт». Но буквы прыгают у меня перед глазами, а по спине бегают мурашки, как перед решающей схваткой в ответственных соревнованиях.

3

   Назавтра я встал рано. Еще не было шести. Осторожно, чтобы не разбудить Маму, я подкрепился холодным мясом (Мама всегда для меня, как для ценного хищника, держит в холодильнике куски вареного мяса, на худой конец курицу, хотя курица не внушает Маме доверия в деле наращивания грубой физической силы), выпил бутылку молока и таким образом подготовился к длительному путешествию.

   Путешествие предстояло порядочное. Мне надо было проехать на электричке двадцать километров, затем пройти по лесу километров пять, сделать то, что я задумал, и успеть вернуться к двенадцати часам – ко времени Маминого отъезда. И все это за шесть часов. Времени было в обрез, но я рассчитывал, что мне удастся прицепиться к какой-нибудь машине.

   Я написал записку: «Срочно вызвали на тренировку. Постараюсь быть скоро», – и пришпилил ее к двери спальни.

   Затем я вышел на улицу. В этот час, конечно, нечего было и рассчитывать, чтобы подвернулся какой-нибудь транспорт. Ни автобусов, ни троллейбусов, ни трамваев. О такси и говорить нечего. Я устроился на скамейке и приготовился терпеливо ждать какой-нибудь транспорт, как вдруг из-за угла выехал «Москвич-412» и остановился возле меня, завизжав тормозами. Внутри «Москвича» виднелась унылая физиономия с длинным носом, которая мне была хорошо знакома. За рулем сидел мой старый приятель Димка-кандидат.

   – Привет, – без особого энтузиазма сказал Димка-кандидат, открывая дверцу. – Давай подброшу. Куда тебе?

   – До вокзала, – обрадовано сказал я, залезая в машину. – А вообще-то в Барский заповедник.

   – Ладно, – вздохнул Димка. – В заповедник так в заповедник. Поехали. У меня все равно обкатка.

   Я уселся на сиденье, захлопнул дверцу, и мы тронулись с места.

   – Твоя, что ли, лошадь? – спросил я, желая сострить, так как знал, что купить «лошадь» Димке еще более невозможно, чем мне. Я думал, что Димка-кандидат сейчас скажет: «Какая там моя? Служебная», но мой приятель ответил:

   – Моя.

   Причем в его голосе не было ни радости, ни скрытого торжества. В голосе Димки была тоска.

   Удивительный человек этот Димка-кандидат. Сколько его знаю, все что-то хмурится, плачет, ноет, все чем-то недоволен.

   Встречаю как-то, например, спрашиваю:

   – Как жизнь?

   Машет рукой:

   – А-а… в аспирантуре оставили…

   – О! Поздравляю!

   – С чем? Вкалывать теперь придется будь здоров.

   – А как же ты хотел? Без вкалывания стать кандидатом? Лег спать, проснулся – и уже кандидат?

   – Ученые самые несчастные люди. Работы невпроворот, а платят так себе…

   И морщится, и кривится, и смотрит в сторону.

   Вот бедняга, думаю, наверно, и вправду не повезло, взялся не за свой гуж.

   Встречаю в другой раз – еще мрачнее прежнего глядит.

   – Как жизнь? – спрашиваю.

   – Да так себе… Женился вот.

   – Ну, старик, поздравляю! Кто же она?

   – Да вот тоже аспирантка…

   – Здорово!

   – Что же здесь здорово?

   – Ну как же! В семье два кандидата наук!

   – Два кандидата… Нужны ли в семье два кандидата? А тарелки кто будет мыть?

   И волком на меня смотрит, как будто я ему тарелки мыть должен, коль он женился на аспирантке.

   Ладно, думаю, может, оно и вправду неудобно – в доме два ученых. Когда перебор, тоже не здорово.

   В третий раз встречаю. Спрашиваю, как жизнь. Аж зубами заскрипел.

   – Да вот, – говорит, – работу научную опубликовал.

   Я ему руку протягиваю.

   – Молодец, – говорю – Давай лапу!

   А Димка руки не подает, смотрит в сторону.

   – Будь они прокляты, – говорит.

   – Кто? – спрашиваю.

   – Да все.

   – А в чем дело?

   – Да не покупают, гады, мою брошюру. Сейчас со склада звонили, иду забирать домой все две тысячи. Тридцать шесть рублей придется платить.

   – А как называется работа-то?

   – Нервные импульсы тритона. (Димка – зоолог.)

   – Нервные импульсы тритона?

   – Ну да.

   – И ты хочешь, чтобы ее покупали?

   – Раз продается. Почему бы и нет?

   – Вот чудак! Да кому нужны нервные импульсы тритона? Ты радуйся, что у тебя научный труд появился.

   – Чего тут радоваться? Тридцатку занять пришлось.

   – Неужели тебе жалко пожертвовать тридцатку ради науки?

   – Другие вон и труды публикуют да еще деньги какие получают, а я тридцатку должен доплачивать.

   В общем, у Димки характер такой оказался. Все, что с ним ни происходит, – все плохо. Как-то раз зашли в чайную, выпили по стакану вина. Димка расчувствовался и стал жаловаться на свою жизнь: и начальник гад, завистник и интриган; и жена попалась – любит сладкое, все деньги на шоколад тратит; форточку откроешь – с завода синтетического каучука отходами тянет; и вместо сына дочка родилась; и сосед по квартире хобби имеет – картины собирать, всю ночь стучит, гвозди в стену забивает; и вообще кандидатов столько развелось, что, если новую элементарную частицу не откроешь, ни за что не прославишься.

   – Так открой новую частицу, – шутя посоветовал я тогда Димке.

   Но от моих слов он расстроился еще больше.

   – Я же зоолог… Черт меня дернул идти в зоологи Надо было идти в физики. Про эффект Строунса читал? У меня эта идея еще в десятом классе носилась. Если бы я в физики пошел, я бы этого Строунса обязательно опередил. И вообще физикам хорошо, у них синхрофазотроны, сиди себе, кофе попивай да кнопки пальцем жми, а тут целый день в лягушках ковыряешься…

   И вижу, не ломается человек, а страдает по-настоящему, убедил, значит, себя, что он неудачник. Что значит самовнушение…

   А теперь вот еще «Москвич-412».

   – Откуда у тебя машина? – спрашиваю я Димку.

   Кандидат машет рукой, отчего мы виляем в сторону (Димка еще не научился управлять одной рукой).

   – Лучше не напоминай. Хотел «Волгу». Уже договорился, даже магарыч кое-кому поставил, а эту партию возьми да и отправь в другой город. Теперь вот катай на этом хлипаче. Вообще не везет… Тут и так времени нет, а теперь новая морока прибавилась: то масло заливай, то спускай его, то бобина полетела, то чертина… А гараж? Где его взять?

   – Но все-таки – откуда машина? – не сдавался я.

   Димка поморщился. По дороге в заповедник он рассказал мне историю с машиной.

   Машину купили ему родители жены, можно сказать – теща. Причем так невероятно повезло с этим делом – прямо не верится. Когда Димка женился на своей жене, он и думать не думал, что окажется в родстве с древними русскими дворянами. Дело в том, что его теща оказалась прямым потомком дворянского рода Корневых, предпоследний отпрыск которых еще до революции разорился и стал прасолом. Но, как известно, сколько дворянин ни разоряйся, родословное древо его остается крепким, несгораемым, и это древо, по словам тещи, вело к самому Рюрику. Таким образом, Димка в некотором роде стал иметь отношение к самому Рюрику. Но дело не в этом. Дело в том, что у тещи сохранился на окраине города просторный дом, или фамильный замок, как она его называла, с небольшим участком, на котором ничего не росло, кроме бурьяна и длинных, голенастых самосеющихся помидоров, которыми брезгали даже вороны.

   Дом был до того ветхим, что ремонтировать его не брались даже самые отчаянные шабашники. И поэтому, когда по генеральному плану развития города на месте фамильного замка Корневых должна была быть воздвигнута водокачка, все очень радовались за Димкину тещу. Кроме самой тещи. «Здесь умер весь мой род, здесь умру и я», – сказала она. Тогда горисполком стал соблазнять дворянку Корневу разными благами, прежде всего двухкомнатной квартирой со всеми удобствами. Любой горисполком убежден, что никто не может устоять против двухкомнатной квартиры со всеми удобствами.

   Но теща устояла. Она ходила по инстанциям, плакала, скандалила и показывала завернутый в тряпочку герб рода Корневых. На гербе был изображен этот самый дом в пору своей молодости, с башней, бойницами и развевающимся средневековым флагом.

   – Разрушаете традиции, – говорила теща.

   Это было серьезным обвинением. Традиции только что входили в моду, и общественность очень волновалась, если кто-то пытался их разрушать.

   – Этот дом надо взять под защиту государства, – шла еще дальше теща.

   А это уж совсем никуда не годилось. Человек предлагает отдать свой дом под охрану государства, а дом пытаются развалить и воздвигнуть на этом месте водокачку.

   Тогда горисполком пошел на коварство. Он оставил в покое тещу, которая воинственно размахивала флагом средневековых традиций, и принялся за ее дочь, только что получившую от научно-исследовательского института однокомнатную квартиру со всеми удобствами и собиравшуюся выйти замуж за Димку.

   – Как только вы выйдете замуж за своего жениха, который тоже имеет однокомнатную квартиру, – говорил ей горисполком, – мы поменяем вашу квартиру и квартиру вашего жениха на двухкомнатную в хорошем районе. А как только ваши родители отдадут свой дом на слом, мы предоставим им двухкомнатную квартиру со всеми удобствами в хорошем районе плюс компенсация за участок. Более того, мы тут же отберем у них эту квартиру, а у вас с будущим мужем ту и вместо этих двух двухкомнатных дадим вам всем одну четырехкомнатную в замечательном районе, и не забудьте – компенсация.

   Будущая Димкина жена заколебалась. Увидев эти колебания, горисполком усилил нажим:

   – Нет нужды говорить, что эта квартира будет иметь паркет, пусть даже из некачественного сырого дуба. Кухню мы отделаем хотя и туалетным, но все же кафелем, а пол в прихожей и ванной выстелим перхлорвиниловой пленкой, обрезки которой нам недавно передала одна научно-исследовательская лаборатория. Учтите, что обрезков дали лишь на пять квартир, четыре мы уже отделали, не скажем кому, но очень большим людям.

   Как это ни странно, но именно обрезки перхлорвиниловой пленки окончательно сломили тещу и ее дочку.

   – Согласна, – сказала теща и, особо не надеясь на успех, просто так, на всякий случай добавила:

   – Если я к вашей компенсации прибавлю фамильные драгоценности – продадите мне «412-й»?

   – Продадим! – не задумываясь, сказал горисполком, ибо у него перед глазами стояло великолепное, похожее на Форосский маяк здание водокачки, окутанное колючей проволокой, и с прожектором.

   И вот Димка ни за что ни про что стал обладателем завернутого в тряпочку герба, четырехкомнатной квартиры и автомобиля, купленного неизвестно на какие средства, может быть, на деньги, награбленные Рюриком в завоевательных походах.

* * *

   Мы осторожно продвигались в сторону Барского заповедника. Димка-кандидат строго придерживался инструкции по обкатке автомобиля, все бурчал про разбросанные по проезжей части канализационные люки, выщербленный асфальт, подозрительные стуки в моторе, почти вышедший из строя дефицитный фильтр, на огромное количество времени, которое уходит на обкатку. Попутно Димка завидовал мне.

   Он завидовал мне, что у меня меньше квартира, а значит, меньше плата и чаще уборка, что моя жена не любит сладкое, что у меня сын, а не дочь, что я спортсмен, а не кандидат наук, что у меня нет машины. Что я могу позволить себе прокатиться, так, за здорово живешь, в заповедник.

   – Небось за грибами? – ныл Димка. – А я вот уже двадцать лет не могу выбраться за грибами! Черт знает какая собачья жизнь!

   И Димка принялся мне рассказывать, какую роль в его жизни играют грибы. Оказалось, Димка – страшный грибник. Вот уже почти двадцать лет собирается он выбраться за грибами, но в силу объективных причин не может этого сделать. То мешали свидания с будущей женой, тогда было не до грибов. Потом диссертация. Потом маленький ребенок. Потом хлопоты со сложным и запутанным обменом квартиры, в который его втянул горисполком, таким сложным и запутанным, что Димка со своей однокомнатной квартирой чуть не очутился в городе Харькове. Он и до сих пор не может понять, как у него в руках оказался ордер со штампом города Харькова. Пришлось распутывать клубок в обратном направлении, пока из города Харькова Димка не попал на свою прежнюю улицу. А теперь вот автомобиль! Многие считают, что автомобиль – идеальное средство для передвижения грибника. Допустим, ты на машине поедешь по грибы. Удобно? Как бы не так! Разве ты далеко от машины оторвешься? Поставишь ее на пригорке, в мелколесье, и будешь ходить вокруг, как собака на привязи. Да и разве думы у тебя будут о грибах? Думы будут о том, как бы не сперли автомобиль. Один раз Димка приехал за грибами, только начал собирать – слышит скрежет, он бежит как сумасшедший напролом через чащобу и что же видит? Возле автомобиля сидит какой-то гад и отвинчивает фары.

   Рассказывая мне про этот случай, Димка показал шрам на щеке, который он получил, продираясь через чащобу, причем, вспоминая этот случай, Димка-кандидат так расстроился, что чуть не врезался во впереди идущий грузовик, и, чтобы немного успокоить его, я сказал, что в Барский заповедник еду не по грибы.

   – А зачем же? – спросил Димка с подозрением.

   – Неподалеку у нас там спортивный лагерь. Начинаются летние сборы, вот я и решил снять комнатку в заповеднике.

   – Не хочешь со всеми? – спросил Димка.

   – Не хочу.

   – Почему же?

   – Не люблю, когда много народу. Храп мешает.

   – Мешает храп?

   – Ну да.

   Димка покрутил головой, но ничего не сказал. Но по его виду я почувствовал, что он расстроился еще больше. «Вот гад, – небось думал он про меня, – я вкалываю как проклятый, замотался со своими лягушками, а он будет жить в лесу в отдельной комнате, наращивать мускулы. Ему, видите ли, храп мешает».

   Чтобы отвлечь Димку от мрачных мыслей, я спросил:

   – Как жена? Защитила уже?

   – Какое там! – в сердцах махнул Димка рукой, отчего автомобиль вильнул и проехал по канализационному люку, который загрохотал, как порожняк на станции во время сцепки. – Сидит целыми днями и романы читает. Да «Мишку на севере» трощит. За день полкилограмма съесть может. А все хозяйство на мне. Теща тоже хорошая попалась. Ничего делать не хочет, от телевизора оторваться не может. Без ума от этих телебоевиков с продолжением. Семейка… А чем твоя занимается? – спросил Димка из вежливости.

   – Уезжает за границу в командировку, – ляпнул я, не подумав.

   Наверно, это было последней каплей. Получалось в самом деле не очень красиво. Димка вкалывает, вот уже двадцать лет не может выбраться по грибы, на нем висит вся квартира, теща попалась телебольная, жена сластена, не хочет работать над диссертацией, страшные расходы на конфеты «Мишка на севере». Я же прыгаю и бегаю в свое удовольствие и вот сейчас еду тренироваться не куда-нибудь, а в заповедник, где буду спать под шорох сосен в отдельной комнате. В довершение всего моя жена укатывает за границу.

   Наверно, от таких мыслей Димка впал в уныние и дальше ехал молча. Я решил его утешить.

   – Ну ничего, – сказал я. – Вот защитит жена – и заживете в свое удовольствие. Квартира у вас хорошая, машина, ребенок подрастет. За грибами будете ездить.

   – А докторская? – тихо спросил Димка.

   Я сначала не понял и идиотски спросил:

   – Колбаса?

   – Вот именно, – мрачно усмехнулся Димка. – Тебе хорошо острить.

   – А-а-а, – догадался я.

   Оказывается, речь шла о докторской диссертации.

   – А ты наплюй на нее, – наивно посоветовал я.

   – Ха-ха! – безо всякого признака смеха хохотнул Димка-кандидат. – Что значит, далеко ты от мира науки. Заставят.

   – Как это заставят? – удивился я.

   – На каждом собрании будут тыкать в тебя пальцем и говорить: «Посмотрите на него, какой молодой, а какой бездельник, не хочет дальше расти». И в решения тебя, в постановления, в хвост, в гриву… Запряжешься, никуда не денешься.

   – Ну… а если… если докторскую защитишь? – спросил я.

   Димка усмехнулся еще мрачнее прежнего.

   – Ну и что? На академика тянуть надо…

   Я подавленно замолчал. Перспектива Димкиной жизни вырисовывалась действительно скверная. Неужели ему так и не удастся сорвать ни одного гриба? Мне стало жалко Димку.

   – Слушай, – сказал я. – А если сделать так: я поживу здесь денька два-три, разведаю грибные места, а ты нагрянь как-нибудь со своим семейством. Вы грибы пособираете, а я потренируюсь возле вашей машины, постерегу. Мне все равно где тренироваться.

   – А вообще-то это идея, – неуверенно сказал Димка и, кажется, немного повеселел.

   Между тем мы приближались к Барскому заповеднику. Наверно, есть смысл сказать о нем несколько слов. Собственно говоря, официально он назывался не Барским. Официально он назывался заповедником имени академика Николая Каучурова. Однако народ по старой привычке именовал заповедник Барским, несмотря на то что академик Николай Каучуров много сделал для его флоры и фауны, да и вообще – раз назвали заповедник его именем, значит, не зря. И все же, несмотря на это, он оставался Барским. В электричке, когда она подъезжала к заповеднику, хриплый голос объявлял по радио: «Барский», и всем было понятно, что это означало. Если бы этот голос сказал: «Каучуров», вся электричка была бы в большом недоумении, за исключением, может быть, нескольких особо образованных товарищей.

   Тут все дело, наверно, было в том, что о Барине ходили легенды, а об академике Каучурове никаких легенд не ходило, а печатались одни лишь научные статьи. А многие ли из нас читают научные статьи?

   Самая известная легенда о Барине была такая.

   Незадолго до революции леса в средней степной полосе почти не осталось. Так, кустики да мелкота по балкам. Все перекупили и вырубили под корень купцы да заводчики, которым при тогдашних средствах передвижения возить лес из Сибири было очень невыгодно. Вся Средняя Степь превратилась в пустыню, изрезанную оврагами, с почти высохшими речками. Когда с юга начинал дуть суховей, то Средняя Степь покрывалась черной тучей, в которой носились пустые колоски да жухлые листья. Рассказывают, что летевший в эту пору дирижабль был вынужден изменить маршрут и облететь Среднюю Степь севернее, так высоко вздымалась пыль.

   И вот посреди этого черного массива существовал остров, зеленый оазис, в котором пели птицы, бродили дикие звери и текла хрустальная речка под названием Бобер, а в речке жили самые что ни на есть настоящие бобры. Летом из леса тянуло медом, грибами, мятой и сухой древесной трухой, осенью – пьяным запахом гниющей листвы, зимой – свежестью снега и морозной хвоей. Вот какой это был оазис.

   Обнесен он был огромным, наполненным водой рвом, который соединялся с речкой Бобер и делал лес недоступным даже для мальчишек, ибо этот ров вскоре зарос осокой, камышом и превратился почти что в трясину. А кроме того, по лесу бродил сам Барин с ружьем и сворой собак.

   Этот Барин был большим чудаком, таким чудаком, каких свет не видывал, а может быть, он был даже сумасшедшим. Под каждым кустом ему чудились воры-лесорубы, ловцы белок, грибники, и он палил из ружья нещадно, особенно по ночам.

   Чего только не сулили купцы Барину за его лес. Чуть ли не золотые горы. Но Барин твердил одно: «Пока жив, не продам ни одного деревца, не пущу ни единой души. Я есть Ной, который здесь собрал каждой твари по паре, кроме одной ненужной твари – человека».

   Рассказывали, что якобы от самого государя императора гонцы приезжали с просьбой продать остров, но и их прогнал Барин. И те ничего не смогли сделать, ибо при всей своей отрицательной сущности частная собственность есть частная собственность.

   У старого Барина был сын, мальчишка лет десяти. Тоже слегка помешанный на острове.

   После революции старый Барин бежал за границу, а молодой Барин остался в своем бывшем имении, который стал государственным заповедником. Втерся в доверие к академику Каучурову, а сам все ждал своего часа.

   И дождался. Пришли немцы. Тогда молодой Барин убил академика Каучурова, сжег лес, а сам, когда немцы побежали, ушел с ними. На этом его след затерялся.

   Такова была основная легенда. Ходило еще несколько, но они выглядели не столь достоверными. Во всяком случае, время от времени областная газета под рубрикой: «Легенды и были нашего края» печатала именно эту. Точно же никто ни о Барине, ни о событиях, связанных с гибелью академика Николая Каучурова, не знал.

* * *

   Машина сошла с асфальта и повернула в сторону синей полоски на горизонте. Поспевающая рожь то подступала к самым колесам машины, и тогда Димка-кандидат снижал скорость, дабы усатые головки не поцарапали полированные бока его «412-го», то неожиданно разбегались в сторону, и открывался вид на цепочку полян вдоль дороги, похожих на вереницу зеленых озерков, – следы морозной зимы, поразившей рожь, и тогда Димка нажимал на акселератор.

   Пошли редкие сосновые посадки по песчаной почве с кучками червивых маслят – стоянки грибников, чахлый ковыль по канавам и бороздам. Потом потянулось мелколесье: подростки-осинки, трепетавшие в безветрие, как балерины; гордые своим изяществом березки; темный скрытный орешник; неожиданно огромные среди невысокого леса ивы, склонившиеся в поясном поклоне. И вдруг резко встал на пути, как лихой человек, темный дремучий бор. Испуганно запрыгали солнечные зайчики по лобовому стеклу машины и соскользнули вниз разбившимися мотыльками. Пронзительно запахло сырой землей, прелой хвоей, грибами.

   Димка осторожно вел машину по желтой, пружинистой от хвои дороге, объезжая тянувшиеся поперек дороги корни и выбоины. По его лицу было видно:

   что он ни разу не ездил по более дрянной дороге;

   что он дрожит за шины и полировку;

   что он проклинает ту минуту, когда согласился везти меня в Барский.

   В довершение всего подул легкий ветерок, и сомкнувшиеся над нами кроны гигантских сосен зашумели, задвигались, и земля вокруг словно закипела от крохотных осколков разорвавшегося снаряда – посыпалась хвоя, сучки, шишки. От каждого шороха на крыше машины Димка инстинктивно сжимался, втягивал шею в плечи, а один раз, когда на машину свалилась особо крупная шишка, Димка тихо застонал, остановил «412-й» и пошел смотреть, не оставила ли шишка на полировке крыши царапину. Димка был небольшого роста, во всяком случае значительно меньше своего детища, и ему пришлось подпрыгивать, как тушканчику, чтобы заглянуть на крышу.

   Димка прыгал тушканчиком, а я сидел в машине, слушал шорохи старого, уже, наверно, умирающего леса и думал о том, как интересно все-таки в мире устроено. Димка вот, например, всю жизнь хотел собирать грибы, а вместо этого корпит над диссертацией, возможно никому не нужной, ибо я сомневался, что Димка мог открыть что-то еще не открытое в животном мире нашей области. Он корпит, потрошит лягушек, разглядывает их под микроскопом, гробит свое здоровье, слепнет, глохнет, наживает геморрой, а неподалеку прохладной тучей стоит лес, проклевываются и вбирают в себя все запахи, и цвета, и вкусы этого леса молодые грибы, созревают и, не дождавшись Димки, рассыпаются в прах.

   Может быть, Димка стал бы великим грибником. Во всех областях жизни есть великие люди. А почему бы и не быть Великому Собирателю Грибов?

   – Ничего не видно, – сказал Димка, вернувшись. – Подгоню вон к тому пню…

   Димка подогнал «412-й» к трухлявому пню около дороги, влез на него и долго разглядывал крышу.

   – Три царапины вот такущие, – объявил он. – Придется накрыть чехлом.

   Мой приятель вынул из багажника чехол, набросил на машину, и мы поползли по лесу, волоча за собой тесемки. Так, скрипя амортизаторами и переваливаясь на ухабах, мы добрались до заповедника.

   На воротах, сделанных из слег, висели три дощечки:

Лоси – ценные животные
Бобры – ценные животные
Не дразните белку

   Последней дощечке Димка страшно удивился.

   – Какую это белку? Где эта белка? – заволновался он, крутя головой во все стороны. – Ты не смейся, но я никогда не видел живой белки. Только в кино. У меня ведь одни проклятые пресмыкающиеся.

   Вот это да! Кандидат биологических наук никогда не видел белку! Димка рассказал, что он всю жизнь мечтал увидеть живую белку, но все как-то не получалось. Все не было времени. Детство у Димки проходило в сугубо городских условиях, зоомагазин, как назло, был на самом краю, и добираться до него надо было на двух трамваях и одном автобусе, а свободного времени не было совсем, так как Димка занимался в радиокружке. Димкино детство прошло в радиокружке. Все ребята их класса записались в радиокружок, потому что им попался ненормальный учитель физики. Он организовал радиокружок и жестоко преследовал тех, кто не записался в него. Димка испугался репрессий и тоже записался. До глубокой ночи все детские и отроческие годы Димка паял, присоединял, склеивал, скручивал, резал, кромсал и ловил в эфире шорохи. И все это время мечтал съездить в зоомагазин и увидеть белку. Но сделать это так и не удалось, потому что потом навалился институт, аспирантура, семейная жизнь, обмен квартир, «412-й» и еще много чего.

   Наверно, поэтому Димка с большим интересом оглядывал сейчас деревья, надеясь увидеть белку, которую нельзя дразнить. Я тоже стал оглядываться, но никакой белки не было. Очевидно, дощечка висела здесь с незапамятных времен.

   И вдруг послышался металлический звук. По крыше «412-го» хрястнула огромная шишка (чехол Димка уже снял). Мой друг рванулся к автомобилю. Но тут вторая шишка тяпнула по капоту. Я посмотрел вверх. На самой верхушке преогромнейшей сосны сидела рыжая проказница и держала в лапках очередную шишку. Димка тоже увидел белку. Некоторое время по его лицу было видно, как шла борьба между человеком, впервые увидевшим белку, и частнособственником. Частнособственник победил.

   – Кыш! Кыш, гада! – страшным голосом закричал кандидат биологических наук.

   Но белка и ухом не повела. Она спокойно вышелушила очередную шишку и запустила ею в багажник.

   – Сбей же ее! Чего стоишь! Кинь чем-нибудь! – завопил Димка, бросаясь к багажнику и прикрывая его собственным телом.

   Надо было выручать товарища. Я схватил сук и запустил его в рыжую нахалку. Распушив хвост, белка спланировала на другую ветку. Тут Димка окончательно разъярился, стал хватать все, что ни попадало под руку, и кидать вверх: камни, комья земли, сучья, шишки. Со стороны, наверно, это было странное зрелище: двое взрослых людей преследуют маленькое животное.

   – Аль читать не умеете? – раздался рядом голос. – Не велено же дразнить.

   Мы разом обернулись. Позади нас стояла старушка в очках с никелированными ободками, держа в руках сетку с двумя пачками сахара, хлебом и банкой каких-то консервов.

   – Эх… а еще взрослые люди, а как мальчишки неразумные.

   Мы смущенно поднялись с земли, где ползали в поисках метательных предметов.

   – Не положено дразнить, – продолжала бабушка в никелированных очках. – Белка – животная нежная. И мать она притом. Давеча у нее котята народились.

   – Нежная… мать… котята… – проворчал Димка и полез в багажник за чехлом, а мне пришла в голову идея. Я вызвался помочь старушке донести сетку и таким образом незаметно разузнать, есть ли в поселке свободные комнаты.

   Свободных комнат не оказалось.

   – И-их, сынок, – сказала Анна Васильевна (старушка оказалась очень общительной, и мы сразу же познакомились). – Раньше-то, бывало, постояльца днем с огнем не сыщешь Раньше-то на море отдыхать ездили, а таперича мода такая пошла – по лесам шастать Все курятники заняты, сынок. Да и домов у нас всего дюжина. Некоторые еще с зимы снимают. Не живут, а плотют. Да и то сказать, воздух у нас – что настойка травяная сорокаградусная. Дышишь и ровно пьяный ходишь. А речка наша…

   Чем больше старушка расписывала прелести заповедника, тем сильнее мне хотелось иметь здесь комнату. Впрочем, вскоре выяснилось, что все-таки свободная комната есть. И не где-нибудь, а у самой Анны Васильевны, только комната эта предназначалась для «большого начальства». Вдруг нагрянет нежданно-негаданно начальство, выпьет, закусит, а положить отдохнуть его некуда. Не будет же начальство, как все простые прочие, на траве валяться? Да и дождик, не приведи бог, брызнет. Куда тогда начальству деваться? А комната отличная. Полы сосновые, в окно елки лезут, а когда луна круглая – нет надобности тратиться на электричество. И ко всему прочему телефон на столе стоит. Крутанул диск – и где хочешь очутился, несмотря на то, что, можно сказать, в лесу находишься.

   – Ежели бы ты, сынок, оказался большим начальником, да еще семейным, да еще с дитем, тогда пустила бы я тебя в ту комнатку. И мне спокойнее: комнатка при деле и постоялец постоянный, а не какой-нибудь неверный: сегодня один, завтра другой. Только успевай посуду выносить. Хоть бы стеклянный пункт был, как в городе, а то наша продавщица Дуська захочет – примет, захочет – нет, хоть в город вези. Один раз повезла, так стыдобушки не обобралась. Все из-под вермута да портвейного сдают, а у меня одни коньяковские. Да при пяти звездах все. Мужики в очереди ржут: ай да мать пятизвездная. Уж не генеральша ли?

   – А я, бабуся, и есть самый большой начальник, – совершенно неожиданно для себя сказал я, – и с дитем.

   – Ну? – не удивилась Анна Васильевна.

   – Конечно, – я покраснел. – От самого товарища Скорнецкого. Не слыхали про такого?

   Уж и сам не знаю, почему у меня сорвалось про какого-то Скорнецкого.

   – Да откуда мне знать, сынок? Они ж фамилии свои не говорят. Когда выпьют, завсегда просют, чтоб их по именам называли. Коля али Петя там какой. Последний был анадысь, за подснежниками приезжал. Васей кличут. Все тут наши перед ним на лапках бегали, а он их жучил. Короеды вы, говорит, а не лесные люди. Гнать вас надо, бездельники вы, только, говорит, при образовании все. Ничего с вами сделать не могу, говорит. Одним словом, выпивший человек. Но душевный был. Про свою тяжелую жизнь мне рассказывал. У него таких лесов, как наш, много. И за каждый ответ держать надо. То пожар, то речку загубили, то лосей побили… Вот тебе и большой начальник… Ты, сынок, иди сейчас прямо к заместителю директора Науму Захарычу. Только не выдавай, что это я тебе насчет комнаты подсказала. Может, и не таким большим начальником окажешься, каким надо, комнатку-то не дадут, а мне влетит за длинный мой язык. Вон энтой дорожкой и ступай. Сразу за соснячком и домик его, Наум Захарыча, значит, и будет. Наум Захарычем его зовут. Он у нас по хозяйской части… Спасибо за подмогу, сынок. Коли сговоритесь, дом-то мой вон, с красной крышей.

   Старушка свернула налево, а я двинулся по тропинке в сторону соснячка, обдумывая план. Пока были ясны лишь два момента:

   1. Я большой начальник, хотя неизвестно какой.

   2. Я от Скорнецкого, лица пока тоже неизвестного, но безусловно влиятельного.

   И тут я сообразил, что у меня нет портфеля. Какой же это начальник без портфеля? Без портфеля весь план повисал в воздухе. Я остановился, раздумывая… И вдруг я вспомнил про Димкин портфель. Да, у кандидата портфель был что надо. Он один занимал почти половину заднего сиденья и был таким солидным, таким лоснящимся, таким величественным, что временами мне казалось, будто на заднем сиденье ворочается не портфель, а большой начальник, который вот-вот откашляется и спросит басом: «А собственно говоря, куда это мы едем?»

   Одолжить портфель Димка согласился с большой неохотой. Отвернувшись, он стал что-то выкладывать из портфеля, вкладывать назад, потом буркнул:

   – Ладно, бери так. Только не лазь.

   Если бы Димка-кандидат не сказал последней фразы, я бы, возможно, не полез. Даже наверняка не полез. Но Димка своей фразой разжег мое любопытство. Что там может быть? Почему нельзя лезть в Димкин портфель? Может быть, там что-то из ряда вон выходящее? Какое-нибудь законсервированное пресмыкающееся, на которое нельзя смотреть простым смертным? Или, может, там любовная переписка Димки со своей лаборанткой? И вообще, что носят в своих огромных портфелях кандидаты наук?

   И я, отойдя от Димки на приличное расстояние и презирая себя в душе, открыл кандидатский портфель.

   В портфеле было:

   Розовые детские трусики, видимо, только что снятые с веревки, так как еще хранили следы прищепок.

   Пять пустых баночек из-под виноградного сока и одна чисто вымытая бутылка из-под кефира.

   Новая шестеренка в солидоле, завернутая в перхлорвиниловую пленку.

   Небольшой кочан капусты в целлофановом мешочке.

   Старая пробка от радиатора.

   И наконец, толстая папка в дерматиновом переплете, на которой была наклеена полоска бумаги со следующим текстом: «Д. С. ЕЛАБУГИН, ДОКТОРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ. Некоторые особенности нервной системы тритона в свете последних достижений науки и техники».

   Я отряхнул докторскую диссертацию от крошек и с почтением раскрыл ее. На первой странице было написано мелким почерком: «План глав». И дважды подчеркнуто. Сразу же за планом глав следовала крупная корявая строчка:

ПАПА – ТЫ ЛЫСИК

   Рядом эта же мысль расшифровывалась при помощи рисунка. На меня таращил глазищи человек-спичка с руками-спичками и ногами-спичками. У человека на голове торчало три щетинки. Возле уродца растопырилась кудрявая женщина с руками-бутылками и ногами-бутылками.

ЭТО МАМА —

   стояло под женщиной-бутылкой. На кудрявую женщину замахивалась метлой патлатая ведьма.

ЭТО БАБУШКА —

   пояснял рисунок. А на переднем плане улыбалась до ушей девчонка с голубыми глазами и голубым бантом в волосах. Под рисунком аккуратнее, чем на других, было написано:

ЭТО Я.

   Остальные листы докторской диссертации были абсолютно чистыми.

   Я защелкнул портфель и поволок его в сторону дома заместителя по хозяйственной части, стараясь, чтобы стеклянная тара не звякала.

   Домик заместителя радовал глаз. Он был легкий, чистенький, сзади к нему примыкала стеклянная веранда. Домик сверкал свежевыкрашенными в зеленую краску ставнями, синей железной крышей и неожиданно аспидно-черной трубой, из которой шел сизый, вкусно пахнущий дым. Возле дорожки стоял мощный, тоже свежевыкрашенный белилами мусорный ящик. Проходя мимо, я машинально заглянул в него. В ящике лежали разной величины кости. Очевидно, это были кости представителей местной фауны, час одного из которых, по всей видимости, пробил.

   Калитка была распахнута. Я прошел по аккуратно посыпанной желтым песком дорожке среди зарослей подсолнухов и георгин, взбежал на крыльцо и опять очутился перед распахнутой дверью. Звонка не было. Я постучал о косяк, но звук получился глухим, едва отличимым от шума сосны, росшей возле крыльца. Рядом стояло прислоненное к стене цинковое корыто. Я хотел постучать по нему, но потом передумал. Получалось как-то нехорошо, нахально. Пришел посторонний человек и стучит по корыту.

   Я продвинулся в сени, надеясь, что хоть третья дверь окажется закрытой, но и третья дверь была распахнута настежь. Из комнаты неслись звуки музыки.

   – Можно войти? – спросил я.

   – И-и-ди-и-и-и… – ответил тонкий детский голос.

   Я переступил порог и очутился в просторной, залитой солнцем комнате с высоким потолком, почти без мебели. Выделялся лишь крепкий деревянный стол, накрытый клеенкой, и тоже крепкий мягкий диван с большой спинкой, на котором лежала газета. За столом, спиной ко мне, сидел толстый человек и сосал длинную кость. Он держал ее перед собой, как ствол винтовки. Сначала человек косил в отверстие кости глазом, потом подносил ко рту и сосал, издавая звуки, которые я сначала принял за голос ребенка:

   – И-и-и-ди-и-и-и…

   Перед человеком стояла наполовину пустая четвертинка, лежали свежие, видно, только что с грядки огурцы и возвышалась большая, почти как таз, эмалированная миска с простоквашей. Человек был в синей линялой майке, на которой выступили темные пятна пота, и я сразу понял, что двери были распахнуты сознательно. Лесной, настоянный на хвое и травах сквознячок, охлажденный в сырых ландышевых оврагах с бьющими ключами, проникал через гостеприимно распахнутую калитку в сени, кружился там, проскальзывал в комнату и, освежив потную широкую спину обедающего человека, улетал сразу в три раскрытых окна, хлопая тюлевыми занавесками. На другом конце стола пел маленький транзистор.

   Человек не слышал, как я вошел. Я потоптался нерешительно у порога и кашлянул, но обедавший настолько был увлечен костью, что не услышал изданного мною деликатного звука.

   – Здравствуйте, – сказал я негромко, чтобы не испугать толстяка.

   От неожиданности человек выронил кость, и она шлепнулась в миску с простоквашей, взметнув заискрившийся на солнце гейзер брызг. Мне, очевидно, надо было крикнуть. Негромкий голос всегда пугает больше. Это я уж потом сообразил.

   Человек повернул ко мне забрызганное простоквашей лицо. Лицо было приятным, хотя и изрядно расплывшимся. Наверно, сегодняшний натюрморт с четвертинкой не был случайным. Выражение лица у человека было удивленным и даже слегка испуганным.

   – Вы будете Наумом Захаровичем? – спросил я.

   – Да…

   – Я из Министерства иностранных дел.

   Я произнес эти слова и понял, как нелепо, даже кощунственно они прозвучали. У человека сильно отвисла челюсть Его можно было понять. Он встал чуть свет, набегался за утро по заповеднику, мечтая лишь об одном: когда наступит час обеда и послеобеденного отдыха. Человек готовился к обеду тщательно, это был священный час, о нем наверняка знали все. Никто не побеспокоит во время обеда. Человек раскрыл настежь все окна и двери, положил на диван газету, чтобы потом, насытившись, пробежать слипающимися глазами первую попавшуюся заметку, накрыться этой газетой и «придавить» часика два. Ландышевый ветерок охлаждает разгоряченное едой тело, блаженный огонь уже пошел гулять по крови, и вдруг вкрадчивый голос сзади: «Я из Министерства иностранных дел».

   – Из министерства?.. – переспросил человек.

   – Д-да, – неуверенно ответил я.

   Человек овладел собой, вытер лежащим на коленях полотенцем простоквашу на лице, надел висящую на стуле коричневую нейлоновую рубашку с закатанными рукавами и встал передо мной, явно ожидая неприятностей.

   – Чем обязан…

   – Дело вот в чем, – начал я. – Вы разрешите присесть?

   – Конечно, конечно…

   Заместитель по хозчасти торопливо придвинул мне тяжелую, из неокрашенного дуба табуретку. Я сел, осторожно поставив на колени тяжелый кандидатский портфель.

   – Дело в том, что по решению коллегии министерства и Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР к нам приглашен известный африканский спринтер Луи Джонс.

   – Луи Джонс…

   – Да. Из города Гонолулу.

   – Из Гонолулу…

   – Да.

   Никогда я еще не видел у человека такого глупого выражения лица.

   – Но…

   – Дело в том, что Луи решил отдохнуть перед ответственными соревнованиями и немножко потренироваться в одном из наших заповедников. Сами понимаете – тишина, лесной воздух, соловьи. Выбор пал на ваш заповедник.

   – Соловьев обеспечить не можем. Они уже отпели.

   – А кукушки есть?

   – Кукушки есть.

   К заместителю постепенно возвращалась уверенность привыкшего все обеспечивать человека.

   – Вы…

   – Я его тренер.

   Я протянул свое удостоверение мастера спорта. Заместитель с любопытством скосил глаза, но читать постеснялся.

   – Самое главное – вопрос с жильем.

   Человек с облегчением вздохнул.

   – Это можно. У нас есть отличная комната. Сейчас я вам покажу.

   Я встал. Бутылка в портфеле предательски звякнула. Заместитель покосился на портфель. Неопределенная мысль пробежала по его лбу.

   – Это далеко? – спросил я торопливо, чтобы отвлечь внимание от портфеля. – Дело в том, что сегодня у нас симпозиум…

   – Да это рядом!

   Оставив двери по-прежнему настежь, мы направились к домику Анны Васильевны.

   Он мало чем отличался от жилища Наума Захаровича. Такой же добротный и красивый. Только у Анны Васильевны все выглядело наоборот: крыша красная, штакетник черный, а труба зеленая.

   Анна Васильевна оказалась дома.

   – Этот товарищ, – сказал Наум Захарович важно, – из Министерства иностранных дел. Он будет жить у вас вместе с одним негром.

   – На доброе здоровьичко, – сказала Анна Васильевна.

   Комната мне понравилась. Чистая, с желтыми деревянными полами. В открытые окна действительно лезли ветки сосен.

   – Мебель мы какую надо поставим, – заместитель хозяйственно прошелся по комнате, поковырял на стене белую штукатурку.

   – Только две кровати, два стула и стол, – сказал я торопливо, предвидя нашествие мебели из всех кабинетов канцелярии заповедника. – Обстановка, сами понимаете, должна быть спартанской.

   – Обеспечим, – коротко сказал Наум Захарович. – Когда вас ждать?

   – Я приеду сегодня к вечеру. Луи попозже.

   – Понятно. Насчет питания как?

   – Самое спартанское. Готовить будем сами.

   – Понятно.

   Мы помолчали. Пауза затягивалась. Надо было что-то спросить.

   – Клопов нет? – спросил я.

   – Что? – побагровел Наум Захарович. – Не держим!

   – Я пошутил.

   – Понятно, – недоверчиво улыбнулся заместитель.

   Наум Захарович проводил меня до машины. Он явно повеселел, почувствовав, что никаких неприятностей не предвидится. Заместитель слегка прихрамывал. Результат встречи с диким кабаном?

   – Это даже хорошо, – рассуждал Наум Захарович по дороге, – что к нам негр приезжает. Он нам лекцию о положении негров прочитает. Я в месткоме за культмассовый сектор отвечаю, а еще ни одной лекции не обеспечил. А тут настоящий живой негр. Может, он об упадке спорта в мировой капиталистической системе обзор даст?

   – Вполне возможно, – сказал я. – Он прогрессивный негр.

   – Может, уже сейчас объявление повесить? – заволновался Наум Захарович. – Пусть народ знает.

   – Давайте подождем, – посоветовал я. – Луи устал с дороги. Ему надо акклиматизироваться.

   Мы шли по аллее из лип и сосен. Качались под ветром ромашки и кусты сирени, сдержанно жужжали пчелы, с лип капал клей. Пахло летом. Корни старых сосен-великанов то и дело перебегали нам дорогу. Я споткнулся об один корень, сбалансировал портфелем и врезался головой в липу. Портфель со страшным грохотом и звоном покатился по дорожке. Наум Захарович поднял его, подержал в руке, будто взвешивая.

   – Там ничего не разбилось? – спросил он.

   – Там нечему биться, – ответил я, завладевая портфелем и потирая лоб.

   Вторая мысль пробежала по челу заместителя. Я без труда прочел ее. Мы встретились глазами.

   «Бутылки, гад, с собой носишь», – подумал зам.

   «Спортивные принадлежности», – мысленно ответил я.

   «Врешь. Коньяк».

   «Вот еще… Ей-богу, спортивные принадлежности».

   «Мог бы и угостить ради такого случая. Негра тебе пристроил».

   «Вообще только по праздникам».

   «Знаем мы вас. Сейчас отъедешь от ограды, сядешь на лужайке, врежешь коньячку, закусишь холодной курочкой, лимончиком, боржомчиком А то как же… в командировке… Трудимся не покладая рук…»

   – Не ушиблись? – спросил зам.

   – Благодарю вас. Все в порядке.

   – Может, холодный компресс? А то шишка будет.

   – Липовая.

   – Ха-ха-ха!

   Димка сидел за рулем и читал газету «Neues Leben». Он читал сосредоточенно, шевеля губами. Очки в золотой оправе, которые он надел, делали Димку похожим на молодого иностранного ученого. Рядом с «иностранным ученым» на сиденье лежал набор шишек и камней. Изредка Димка отрывался от чтения «Neues Leben» и поверх очков поглядывал на сосну. На сосне из дупла выглядывала мордочка белки. По всей видимости, молодой ученый загнал ее туда при помощи камней и шишек и держал под редким профилактическим обстрелом.

   Картина с шофером, читающим через очки в золотой оправе иностранную газету, произвела сильное впечатление на Наума Захаровича.

   – Жду вас с негром, – сказал мне заместитель по хозчасти на прощание, с чувством тряхнул руку и, мобилизовав все свое знание иностранных языков, сказал Димке: – Данке шен. Карашо. Битте приезжать еще. Гуд бай.

   На что Димка, думая в свою очередь, что имеет дело с иностранцем, ответил:

   – Ауфидерзейн.

   – Тр-р-р… – затрещала нам вслед обрадованная белка, выскакивая из дупла.

   – Какой еще негр? – спросил Димка, когда мы немного отъехали.

   – Луи Джонс.

   – Луи Джонс?

   – Да. Из Гонолулу.

   – Из Гонолулу? А зачем он сюда притащится?

   – Да так… Мой знакомый. Он тренироваться здесь будет.

   Димка втянул голову в плечи и весь обратный путь просидел молча. Его унылый длинный нос излучал такую непроходимую лютую зависть, что мне стало даже немного страшно, как бы он, чтобы прекратить мое безоблачное прекрасное существование, не решил пожертвовать своею черной, никому не нужной жизнью и не врезался нарочно в дерево.

4

   – Ты просто наглец, – сказала Мама. – К тому же ты низкий обманщик. Где ты был?

   Я лихорадочно стал соображать, где я был. Судя по тону, Мама уже звонила в спортивный зал и, конечно, там меня не обнаружила.

   – Я тренировался за городом, – сказал я. – Мне надо было изучить комплекс водных упражнений.

   – Ах, водных упражнений! Знаем мы эти водные упражнения! Ты был у НЕЕ!

   – У кого это НЕЕ?

   – Тебе лучше знать!

   – Представления не имею.

   – У той… что звонит тебе по телефону!

   – Это тебе звонит какой-то… по телефону.

   Мы сидели с Мамой в привокзальном скверике и выясняли отношения.

   Бабушка, деликатно удалившись в сторону, пичкала Риса булкой и краковской колбасой, купленными в буфете.

   – Не хочу краковскую! – орал Рис на весь сквер басом. – Она твердая! Давай докторскую!

   – Докторской нету, – жалобно ныла Бабушка, а сама между тем все заталкивала и заталкивала Рису в рот колбасу.

   До отхода поезда, на котором Мама должна была уехать в Москву, оставалось двадцать минут.

   – Теперь я знаю, что ты за человек, – говорила Мама, роняя слезы на свои голые коленки (результат последних дней, проведенных за укорачиванием платьев). Ты страшный человек! Ты обрадовался, что я уезжаю. Ты настолько обрадовался, что не вытерпел и побежал сказать ей, что я уезжаю. Мол, иди, любушка, иди скорей ко мне.

   Проходящие мимо люди с чемоданами оглядывались на нас.

   – Как ты не поймешь, что я спортсмен. Мне необходимо тренироваться. И на воде, и на земле.

   – Ну вот что, спортсмен, – сказала Мама, вытирая слезы. – Из-за границы я не вернусь.

   – Как это не вернешься? – удивился я.

   – Так. Перейду в их подданство. Прощай! – Мама встала и направилась к Рису. – Прощай, мой сыночек, – сказала Мама, заливаясь слезами и торопливо целуя Риса. – Я тебе напишу.

   – Ага, напиши… И жвачки пришли.

   – Какой еще жвачки? – удивилась Мама.

   – Ну, этой… жевательной резинки. У нас почти весь садик имеет, а я, как дурак, линолеум жую.

   – Ты жуешь линолеум? – поразилась Мама. – Ты что, корова? Это только коровы жуют… как это? (Мама не была сильна в сельском хозяйстве). Пережевывают пищу.

   В это время тепловоз загудел. Мама сунула Риса Бабушке и побежала к вагону.

   – С дороги напишу!

   Я трусил за Мамой следом.

   – Послушай… Я тебе все расскажу… Я ездил в Барский заповедник…

   – Теперь меня не интересует, где ты крутил шашни!

   – Да не шашни! Я ездил… Послушай, глупо же ругаться перед отъездом. Приедешь – я тебе все расскажу. Знаешь, что я придумал!

   – Меня это не волнует. Я серьезно не вернусь.

   Мама вскочила в вагон. Поезд дернулся.

   – Я ездил по поводу комнаты…

   – Живите в ней на здоровье. Я найду себе мужа там.

   Поезд шел уже быстро. Я бежал рядом с вагоном.

   – Сейчас же позвоню в милицию – и тебя никуда не пустят!

   – Пустят! Я еду в такую страну, что пустят.

   – В Болгарию?

   – Не имеет значения!

   Перрон кончился, и я побежал по усыпанной камнями земле.

   – Боже мой, – Мама застонала и закрыла лицо руками. – Столько лет прожить с человеком…

   Дальше я уже не слышал. Я споткнулся о какую-то шпалу и поехал юзом вслед за поездом.

   – Деньги в вазочке, – донеслось до меня. – Не забывай закрывать балкон, когда уходишь!

   Поезд ушел. Я встал и поплелся в скверик.

   – Попрощался? – спросила Бабушка.

   – Попрощался…

   – Ты особо не расстраивайся, сынок, я сама была такая в молодости.

   Это меня нисколько не утешило.

   – Ну ладно, мы поехали. Барбарик поживет у нас это время.

   – У вас?

   – Ну да. – Бабушка смотрела на меня ясными глазами.

   Итак, жена сбежала от меня, сына отбирают.

   – Я его тебе сам привезу, – сказал я. – Сначала мы с ним съездим домой, соберем игрушки. Пусть побольше забирает с собой, я задыхаюсь среди этого хлама.

   – Хорошо, – с готовностью согласилась Бабушка. Видно, она опасалась, что я опять начну произносить речь о дурном влиянии бабушек и дедушек на внуков.

   – Итак, я жду, – сказала Бабушка.

   – Жди, – сказал я.

   И мы разъехались по домам.

   Оставив Риса во дворе, я поднялся в квартиру, достал чемодан и побросал туда Рисовы предметы первой необходимости. Мои вещи уместились в рюкзаке.

   Потом я набрал номер Бабушкиного телефона.

   – Я вас слушаю, – сказала Бабушка начальственным голосом. Бабушка до сих пор не могла привыкнуть к мысли, что она частное лицо, а не крупный хозяйственный деятель.

   – Я буду краток, – сказал я. – Мне надоело наблюдать, как из моего сына постепенно вырабатывается бездельник, хам и эгоист. Мне надоело также наблюдать…

   – Сынок…

   – Не перебивай. Я решил совершить похищение. Мы уезжаем с ним прямо сейчас, приблизительно на месяц. За месяц, конечно, трудно из хама сделать человека, но я попытаюсь. Разыскивать нас бесполезно. Наше убежище надежно законспирировано.

   – Сынок…

   – Не волнуйся. Он будет сыт и тепло одет. Еще раз прошу: не трать время попусту, не ищи нас. Через месяц мы вернемся сами. До свидания.

   – Сынок, ты не пьяный?

   Мне захотелось сказать что-нибудь приличествующее моменту.

   – Пьян свободой. До свидания!

   – Минутку! – закричала Бабушка. – Скажи хоть, куда вы едете. К сватам?

   – Из огня да в полымя? – спросил я. – До свидания.

   – Постой, дай трубку Барбарику. Я хочу с ним попрощаться.

   Это была коварная военная хитрость, похлеще еще, чем с троянским конем. Я сразу раскусил ее.

   – Барбарика уже нет, – сказал я с торжеством – Он в пути.

   – Как в пути?..

   – А так.

   Бабушка замолчала. В трубке слышалось лишь ее прерывистое дыхание. Очевидно, мысль Бабушки лихорадочно работала.

   – Если ты это сделаешь, – наконец сказала Бабушка, – я не переживу.

   – Даже Ромео запросто выдерживал такие сроки, – возразил я.

   Ссылка на классиков всегда обезоруживала Бабушку. Стоя у руля треста канализации, она тем не менее пылко любила классическую литературу.

   – Кто внушил тебе эту идиотскую идею? – закричала Бабушка. – Ты совсем свихнулся на этой борьбе! Ты стал психом! Я лишу тебя родительских прав! Понял? Немедленно вези сюда ребенка! Или я сейчас позвоню в «скорую помощь» и на тебя наденут смирительную рубашку!

   Трубка нервно вибрировала в моих руках. У Бабушки был профессиональный рык Я не завидовал какому-нибудь провинившемуся слесарю, вызванному в былые времена к Бабушке на «ковер». Смирительную рубашку… Эге, вон оно, значит, до чего дошло. Смирительную рубашку на отца за то, что он месяц захотел побыть со своим сыном.

   – До свидания, – сказал я.

   – Погоди, – тихо сказала Бабушка – Последнее слово. Даже преступникам дают последнее слово!

   – Слушаю…

   – Я на все согласна! На все условия. Какие твои условия?

   – Месяц. Один только месяц побыть с сыном.

   – Все, кроме этого.

   – Тогда до свидания.

   Я положил трубку. Однако не успел я донести чемодан и рюкзак до двери, как раздался новый телефонный звонок. Я решил не брать трубку, чтобы окончательно не портить себе настроения, но потом подумал, что это могла звонить с какой-нибудь остановке из автомата раскаявшаяся, решившая не бежать за границу Мама, и взял трубку.

   Звонил Дедушка.

   – Сейчас мне позвонила Бабушка, – сказал Дедушка. – К счастью, я не успел выехать в рейс. Ей плохо. Что случилось?

   Я вкратце рассказал Дедушке то, что уже было известно Бабушке.

   – В самом деле… – забормотал Дедушка. – В принципе оно, конечно… Это если с одной стороны. А если с другой…

   – Со всех сторон одно и то же, – сказал я. – Что с Бабушкой?

   – Лежит почти без сознания на диване. Я вызвал «скорую».

   – Я ей позвоню. Может, очнулась.

   – Не надо, не тревожь. Ты хоть на самолете его не вези. Он не перенесет самолета.

   – Какой там самолет? Мы едем за город на электричке. Сейчас позвоню Бабушке. Ну, пока.

   – Подожди, скажи, как у тебя идут тренировки?

   – Тренировки идут успешно.

   Я оторвался от Дедушки и позвонил Бабушке. Телефон не отвечал. Я знал, что аппарат стоит у самого изголовья дивана, имеет зычный голос и может поднять человека из любой стадии бессознательного состояния.

   Я звонил минуты три, и вдруг ужасная мысль сразила меня. Мой лоб мгновенно покрылся холодным потом. Ну конечно же! Как я не догадался сразу! Не лежит Бабушка без сознания на диване, а на всех парах мчит сюда, ко мне. Вызвала машину из своего бывшего треста и мчит. Она специально позвонила Дедушке, чтобы тот задержал меня, отвлек разговором (вот они откуда, неуклюжие – какой из Дедушки оратор – расспросы про тренировки!), а сама вскочила в машину и жмет по улицам, посылая шофера на желтый свет. Сейчас она подкатит к нашему подъезду, увидит Риса, схватит его, втолкнет в машину – и поминай как звали. Никакими мне тогда силами не вырвать сына из ее рук. Со мной и разговаривать-то будут лишь через цепочку на двери. Знаю я Бабушку.

   Я схватил вещи, закрыл дверь и кубарем скатился по лестнице.

   Машины еще не было. Рис стоял посреди двора, держал в руке перегоревшую лампочку и, прищурив глаз, раздумывал, куда бы ее зафуговать.

   – Хочешь посмотреть белку? – спросил я.

   – Белку? – опешил Рис. Он, наверно, ожидал по меньшей мере оплеуху за лампочку, добытую на мусорке, куда вход ему был категорически запрещен, и неожиданное предложение посмотреть белку поразило его.

   – Живую? – еще не веря, спросил Рис.

   – А то дохлую, что ли?

   – Хочу, – сказал Рис и в знак особого ко мне расположения осторожно положил лампочку на землю.

   – Тогда быстрей. А то солнце сядет, и она спрячется в дупло. Давай бегом!

   Мы побежали. Судьба благоприятствовала нам: троллейбус стоял на остановке с распахнутыми дверями, словно ожидая нас. Едва мы вскочили, дверь захлопнулась и троллейбус тронулся. И в этот же момент в арку нашего дома въехала черная «Волга». В черной «Волге» рядом с шофером сидела Бабушка. От нетерпения она не сидела, а, можно сказать, полустояла, пожирая наш дом глазами.

   Мы благополучно разъехались. Ай да Бабушка! Надо же, за минуту успела сплести такой хитрый план! Но мы тоже не лыком шиты.

   Безо всяких приключений мы с Рисом добрались до вокзала. Гороскоп и тут показывал в нашу пользу. Я взял билеты на электричку, которая уходила с минуты на минуту. Электричка была почти пуста. Мы с Рисом устроились возле окна. Рис, предвкушая свидание с белкой, вел себя подчеркнуто послушно, лип к окну и разглядывал прохожих.

   – Вон Деда с Бабой! – завопил вдруг Рис на весь вагон.

   Я обмер. Действительно, от перронной чугунной решетки прямо к нашему вагону бежали Бабушка и Дедушка. За решеткой, приткнувшись друг к другу, словно принюхиваясь, стояли черная «Волга» и огромный синий самосвал.

   – Подождите! – кричала Бабушка. – Слушайте, что я скажу!

   Дедушка молча топал сзади в тяжелых ботинках. Парализованный, я смотрел на них, как кролик смотрит на двух сразу возникших перед ним удавов. Ах, я дурак! Как же я попался на такую элементарную уловку! «Ты хоть на самолете его не вези». А я, дурачина, возьми и брякни: «Мы едем за город на электричке». Ах, старый хитрый лис! Провел меня на мякине… Теперь все пропало!

   И в третий раз за этот день мне повезло. Когда Бабушка и Дедушка приготовились вскочить в вагон, как пираты на абордируемый корабль, двери зашипели и захлопнулись прямо перед носом преследователей.

   Еще не веря своему счастью, я выпустил Риса из-под мышки. В последний момент я решил не сдаваться и устроить гонку по поезду, как в приключенческих фильмах.

   – Ба-ба-а-а… Деда-а-а… – кричал Рис, высунувшись в окно. – Хочу к вам!

   Я тоже выглянул в окно. Бабушка и Дедушка рысцой бежали к своим автомобилям. Потом Бабушка остановилась и погрозила кулаком в мою сторону.

   – Ну, погоди! – донеслось до меня, совсем как в знаменитом мультфильме.

   Рис плакал навзрыд, вытирал кулаками слезы. Со временем рев прекратился, и Рис опять прилип к окну.

   Вдруг Рис засиял, встрепенулся, как залезший в горячую пыль воробей, и опять завопил:

   – Деда! Баба!

   Я рванулся к окну. Рядом с нашим вагоном по шоссе катили черная «Волга» и синий самосвал. Из черной «Волги» тянула шею Бабушка, вглядываясь в наш состав. Дедушка же, вынужденный следить за дорогой, высовывался в окно самосвала периодически, как черепаха из панциря.

   Каким же я опять оказался дураком! Почему не подумал, не домыслил ситуацию до конца! Разве могли Бабушка с Дедушкой смириться с похищением Риса, остаться на вокзале и, заломив руки, предаваться плачу и стенаниям? Особенно Бабушка с ее энергичным характером. Конечно же, не раздумывая ни секунды, они кинулись за нами в погоню.

   Первой моей мыслью было опять схватить Риса под мышку и мчаться куда глаза глядят, хоть в кабину машиниста. Но потом я одумался. Как бы ни была энергична Бабушка, но она не участник съемочной группы фильма «Смелые люди» и не может вскочить на ходу в поезд. Тем более, что железнодорожная колея через какую-то сотню метров сворачивала в сторону от автодороги, шла по заболоченному лугу и мелколесью, совершенно не проходимым для автомашин.

   Я снова опустился на сиденье и стал обдумывать положение. Я хорошо знал этот маршрут. Поезд здесь из-за постоянных поворотов шел медленно до самой первой станции Березки, так что с него можно было запросто соскочить хоть сто раз, но вся беда состояла в том, что двери закрывались автоматически, значит, сойти удастся лишь в Березках, но в этом-то и была вся загвоздка. Машиной достичь Березок можно было значительно быстрее, нежели поездом, и Бабушка с Дедушкой уже, конечно, подъезжают к ним. Как только наш состав прибудет на станцию, мои родители вскочат один в хвост состава, другой – в голову и начнут прочесывать его с тщательностью железнодорожных ревизоров. И мы с Рисом влетим, как куры в ощип.

   После некоторого размышления я придумал довольно, простую штуку, при помощи которой можно было легко выпутаться из этой истории Не надо никуда бежать и прятаться. Надо во время остановки простоять в тамбуре своего вагона, а когда двери зашипят и начнут закрываться, просто-напросто спокойно выйти на перрон. Пока Дедушка с Бабушкой, идущие, будто гончие по горячему следу, внутри состава, увидят нас, пока начнут метаться в поисках стоп-крана, пока будут дергать его, может быть, даже бороться с контролером-ревизором, мы не торопясь скроемся в ельнике, а там до Барского рукой подать.

   Придумано неплохо. Бабушке и Дедушке и в голову не придет, что мы не мечемся как загнанные зайцы по составу, а спокойно стоим в тамбуре. Ха-ха! Вот так-то, Дедушка и Бабушка!

   Мы так и сделали. Все две минуты остановки мы с Рисом простояли в тамбуре своего вагона, а когда двери зашипели, вышли на перрон… прямо в объятия Бабушки и Дедушки.

   – Заставляешь гоняться за собой, как маленький, – сказала сердито Бабушка. – Стыдись.

   – В самом деле, – сказал Дедушка.

   Он скромно держался за Бабушкиной спиной. Вроде бы он здесь ни при чем, вроде бы он просто так, обыкновенный шофер, ничего больше. Ах, хитрюга, ах, интриган! Это все он! Это его штучки! Бабушка начала бы просто прочесывать вагон. А Дедушка всегда все взвесит, рассчитает, раскрутит, а сам уходит в тень, забивается в щель. Ведь надо было обладать такой дьявольской хитростью, чтобы предугадать мой план. Ни один смертный не предугадал бы. Каждый бы предположил, что я мечусь в панике по вагону, а Дедушка догадался… Все пропало… Столько усилий, и все напрасно! Родители стояли плечом к плечу, отрезая мне путь к лесу.

   – Ну хватит валять дурака, – сказала Бабушка, сбросив маску добродушия. – Давай сюда ребенка. Ребенок с утра ничего не ел!

   – В самом деле… – пробормотал Дедушка.

   – Я больше не буду его баловать, – на всякий случай сказала Бабушка.

   Поезд зашипел и ушел. Я закрыл Риса правым плечом. Сзади нас был метровый бетонный обрыв, на дне которого змеились железнодорожные рельсы, впереди – Дедушка и Бабушка.

   – Он будет жить у нас в строгости, – сказал Дедушка.

   Бабушка часто-часто заморгала глазами и сделала вид, что вытерла кулаком слезы.

   – Бедный ребенок… Замотали его совсем… Его надо срочно напоить липовым медом.

   – В самом деле… – пробормотал Дедушка.

   Родители все ближе подступали к нам с Рисом, оттесняя к бетонному обрыву. Они, видно, очень надеялись на этот бетонный обрыв.

   – Ты его сможешь видеть каждый вечер от 18 до 21, – сказала Бабушка. – Я же не эгоистка.

   – Если он станет баловаться, мы его будем… гм… как-нибудь наказывать, – сказал Дедушка, смотря в сторону.

   Теперь мы стояли на самом краю обрыва. Бабушка, уже отбросив в сторону всякую дипломатию, открыто заходила слева, готовясь к решительному броску. Игра была проиграна.

   – Верблюды, – сказал я.

   – Какие верблюды? – удивилась Бабушка.

   – Импортные.

   – При чем здесь верблюды?

   – Будут давать импортных верблюдов по 250 рублей, – сказал я. – На дубленки. Вон их целый эшелон.

   Бабушка с Дедушкой обернулись и уставились на проходивший мимо состав. На открытых платформах возвышались кукурузоуборочные комбайны.

   – Какие же это верблюды? – спросила Бабушка. – Ты что, уже совсем…

   Конец фразы я не слышал. С чемоданом и зажатым под мышкой Рисом я летел с бетонной высоты.

   – Стой! Стой! – донеслись сзади крики Бабушки и Дедушки. Крики были настолько яростными, что не хватало только второй фразы: «Стрелять буду!» – и все стало бы, как во всамделишном детективе.

   Приземлились мы благополучно, только я сильно ушиб колено, а Рис поцарапал лоб. Но рассматривать ушибы было некогда – на нас, вытаращив глаза-фары и нагнув лоб, как разъяренный бык, мчался локомотив. Мы с Рисом едва успели выскочить из-под его колес. Нас обдало горячим ветром, пахнущим разогретым железом, машинным маслом и хвоей. Запах хвои, наверно, локомотив утащил за собой из леса.

   – Вот черт, – сказал Рис. – Мчится прямо на людей!

   – Скорей! – закричал я. – Вон еще один!

   С другой стороны вовсю несся товарняк. Мы перебежали у него под носом, проскочили небольшой лесок, пересекли ручей и наконец, выбившись из сил, остановились на лужайке под большой сосной.

   Я прислушался. Погони не было. Тихо шелестела сосна, мирно чирикали птицы, вдали журчал ручей. Вроде бы и не было нервотрепки последних часов, полета с бетонной высоты, бегства от электричек. Рис опустился на траву.

   – Знал бы – не поехал бы, – сказал он. – Сколько беготни из-за этой белки. И теперь, наверно, таскайся по всему лесу, ищи ее. – Рис задрал вверх голову. – Что-то я не вижу тут никаких белок. И от Бабушки с Дедушкой почему-то мы убежали.

   – Я от Бабушки ушел, я от Дедушки ушел, – сказал я.

   – Зачем?

   – Сказка есть такая. Все, браток.

   – Что «все»?

   – Ты у меня в лапах.

   – Как это? – немного забеспокоился Рис.

   – Помнишь, я обещал сделать из тебя человека?

   – Я и так человек.

   – Пока еще нет.

   – Кто же я тогда? – Рис насупился – Может, скажешь, что я зверь? Кошка или собака?

   – Может быть.

   – Ну ладно, – сказал Рис. – Пошли домой. Я что-то есть захотел.

   – Поедим в стране Будьчел.

   – Что это еще за страна?

   – Такая страна, где живут одни люди. «Будь человеком» называется. Там даже кошки и собаки превращаются в людей. Там все умные. Глядишь, вроде бы это кошка, а на самом деле это не кошка, а самый настоящий человек, только говорить не умеет.

   – А ну тебя! – Рис поднялся с земли и, засунув руки в карманы, не торопясь зашагал к станции.

   Я догнал его в два прыжка.

   – Ну уж нет! Теперь ты от меня не уйдешь! Столько лет я тебя ждал! – Я стиснул Риса за руку. – Пошли, голубчик!

   Рис попытался было вывернуться, но силы были слишком неравны.

   – Ну ладно, я тебе это припомню, – сказал Рис, поняв всю безысходность ситуации. – Отпусти руку, я и так пойду. Я пойду, но тебе же хуже будет, – добавил он с угрозой.

   – Будет так будет, – сказал я. – Посмотрим, что получится.

   И мы зашагали по заросшей подорожником узкой колее, которая по всем признакам вела в заповедник. В страну Будьчел.

* * *

   Он слышал, как приехали постояльцы. Тяжелые шаги мужчины, беготня ребенка наполнили дом. Он сидел внизу и слушал непривычные звуки, которые так редко раздавались в этих комнатах. Теперь ему нельзя было выйти, но он не жалел об этом.

   Странное чувство овладело мужчиной. Ему захотелось, чтобы постояльцы случайно обнаружили его. Обнаружили, испугались. Он хотел увидеть на их лицах удивление, услышать вопрос:

   – А вы кто? Что вы здесь делаете?

   И тогда… Он не знал, что сделал бы тогда… Он хотел проверить себя… Хотел услышать свой ответ на их вопрос, узнать свои движения в ответ на их движения.

   Но они все ходили, бегали, двигали мебель, разговаривали, смеялись и даже не догадывались о его присутствии.

   К вечеру женщине удалось спуститься к нему в подземелье.

   – Спортсмен, – сказала она. – И с ним мальчик, сын…

   Он по-прежнему не мог понять свои чувства.

   – Если отец… Если он уйдет в магазин или еще куда, – у мужчины на миг прервался голос. – Приведи ко мне мальчика…

   Она не поняла.

   – Привести? Но ведь…

   – Приведи. Он ничего не поймет.

   Она испугалась.

   – Ты что, хочешь…

   Он усмехнулся.

   – Приведи. Я просто поговорю с ним…

   Женщина решительно мотнула головой.

   – Нет. Это опасно. Он всем расскажет.

   – Я попрошу, чтобы не рассказывал.

   – Он все равно расскажет.

   Мужчина вдруг сник.

   – Да, расскажет…

   Она привычно взяла его руку, нашла пульс.

   – Ты плохо себя чувствуешь? Сердце колотится…

   – Да… да… сделай укол…

   Ночью он неслышно поднялся из своего подземелья, прокрался к комнате постояльцев, постоял у двери… Из комнаты не доносилось ни звука… Постояльцы спали. Мужчина осторожно дотронулся до ручки и нажал на нее. Дверь была закрыта изнутри.

   И опять он не знал, что бы сделал, если бы дверь оказалась открытой…

Часть вторая УТРО, ПОЛДЕНЬ, ВЕЧЕР

1

   Меня разбудило осторожное постукивание в окно, словно кто-то пытался проникнуть внутрь комнаты, но делал это непрофессионально. Еще ни разу не просыпался я от таких странных звуков, может быть, только в детстве, когда в нашем старом доме в морозные ночи начинали охать и скрипеть половицы. Я приподнялся на локте, ощущая давно забытое детское чувство страха.

   В окно стучала лапой сосна-подросток. Ее огромная мохнатая мама, стоя за спиной дочки, подталкивала ее, словно поощряя безобразничать, а сама тоже шуршала и стучала лапами по крыше. На улице было солнце, но лишь один зайчик пробился сквозь мохнатую семейку и сейчас скакал и резвился по желтому, чисто отскобленному полу.

   Я сел на кровати и оглядел комнату. Вчера вечером она показалась мне менее уютной. В сумерках тяжелая мебель, которую все-таки заместитель по хозчасти понатащил сюда, не устояв перед соблазном блеснуть перед иностранцем, казалось, давила своим громоздким вычурным стилем. Сейчас мебель не выделялась, не выглядела такой страшной. Наоборот, резными ножками, когда-то полированными, а теперь потускневшими и изъеденными червем, книгами с золотыми обрезами, набитыми в этажерку, и кое-где сохранившимся, невыпавшим перламутром, она странно гармонировала и с шумом сосен за окном, и с солнечным зайчиком, бегавшим по комнате, и с желтым, хорошо пахнущим чистым деревом полом. Я задержался мыслью на этой гармонии, и вдруг два слова пришли мне на ум: «Другой век». Не было ни несмолкавшего даже глубокой ночью грохота транспорта, ни двиганья мебели и топота проснувшихся соседей, ни глухого, всегда неожиданного и пугающего клекота унитаза за стеной, ни воя транзисторов из скверика напротив, через дорогу, ни телефонных звонков в самое неожиданное время суток… А самое главное, не надо было никуда спешить, вламываться в битком набитый троллейбус, лавировать в толпе на узких тротуарах…

   Рис спал напротив меня на плюшевой кушетке в стиле какого-то Людовика, головой в сторону этажерки, из которой тускло поблескивали старой позолотой тома словаря Даля и иностранные издания книг неизвестных мне авторов. В ногах его стоял туалетный столик из красного дерева на гнутых ножках. На нем возвышались хрустальный графин и мутный пожелтевший стакан. Лицо Риса было мрачно и сосредоточенно, иногда даже принимало угрожающее выражение. Кулачки в царапинах сжимались и разжимались. По всем приметам, Рис сражался во сне со своими врагами.

   Я посмотрел на часы: половина седьмого – пора было подниматься, чтобы увидеть молодое утро. По глазам Риса чиркнул все тот же никак не могущий выбраться из комнаты солнечный зайчик.

   Сын сморщил конопатый нос и чихнул. Я слегка потрепал Риса за ухо.

   – Подъем…

   Никто никогда не будил Риса при помощи трепания за ухо. Его будили нежными поцелуями и щекотанием подбородка о животик. Поэтому Рис, вполне естественно, не открывая глаз, спросил недовольным голосом:

   – Кто там?

   – Берендей.

   – Какой такой еще Берендей?

   – Ну Бармалей.

   Рис продрал кулаком один глаз и уставился на меня.

   – А… Это ты. Дай мне поспать.

   С этими словами Рис чихнул и повернулся ко мне спиной.

   Я сдернул с него простыню.

   – А ну вставай! На физзарядку становись!

   – Отстань!

   – Подъем!

   – Да дай же мне поспать. Вот привязался!

   – Ты еще грубишь. – Я потянул Риса за ухо.

   – Хуже будет, – предупредил Рис и, поскольку я не отпускал ухо, впился мне зубами в руку.

   – Ну держись!

   Я потащил Риса за ногу. Сын тут же свернулся в клубок, как еж.

   – Хоть что со мной делай – ни за что не встану! – заявил он. – Хоть убей! Мама, что он ко мне пристал?

   Рис уже успел забыть вчерашние события.

   – Не встанешь?

   – Мать, он лезет ко мне!

   – Даю срок – минуту.

   Рис даже не подумал ответить на это предупреждение. Минута прошла в молчании. Рис притворялся крепко спящим. Я набрал из графина в рот воды и рассеял ее мелкими брызгами над телом Риса. Наверно, это был непедагогический прием. Даже наверняка непедагогический. Но зато очень действенный. Рис взвился, как гимнаст над сеткой в цирке.

   – Ты что? – завопил он. – Ты что делаешь?

   – Я тебя честно предупредил.

   Сын сделал попытку лечь опять, но не успел – тут его настиг второй дождь.

   Рис яростно вскочил на ноги и вдруг увидел незнакомую комнату. Секунду он таращил глаза в величайшем недоумении, но потом, видно, все вспомнил. Рис опустился на кровать.

   – Это, значит, и есть страна Будьчел?

   – Она самая.

   – И мы всегда будем здесь рано вставать?

   – Безусловно. Здесь все рано встают.

   – А еще что?

   – Ну, для начала умоемся. Да не так, как ты обычно делаешь: смочишь глаза и нос теплой водой, а по-настоящему.

   – И шею, значит?

   – А как же ты думал?

   Миновав коридор, я вышел на крыльцо. Было свежее, слегка ветреное утро. Солнце только что выдралось из близкого леса, и к нам через неширокий лужок зигзагообразно тянулись темные, почти черные копья теней. Они пересекали наш заросший травой, огороженный слегами двор, шли мимо дощатой, из серого, обмытого дождями теса, уборной, почему-то обитой ржавым листовым железом, как-то быстро и узко перебегали через огород и исчезали в лесу, подступавшем к нам с другой стороны. На солнечной части двора, у летней печки, под железным навесом из такого же ржавого железа хлопотала Анна Васильевна. Синий дым из печной длинной трубы уносило в лес.

   Крыльцо было слегка темным от росы. Там, где щели между досками суживались, лежали светлые круглые бусинки. Я переступил через две влажные ступеньки и сел на третью, самую последнюю, которая была почти сухая, так как солнечная полоса проходила совсем рядом и успела высушить ступеньку.

   Анна Васильевна почувствовала движение, обернулась и, увидев меня, низко поклонилась, как еще кланяются старые крестьянки в глухих местах России. Мне стало неудобно. Я приподнялся и тоже неловко склонил голову.

   – Как спалось, сынок?

   – Ничего не помню. И снов никаких не было. Как на том свете побывал.

   – Притомились вы вчера больно. Когда накрутишься за день, спишь не чуя ног Да и воздух у нас вроде как пьяный. Я дверь в сени открыла. Пусть, думаю, воздух свежий идет. Окошко не стала открывать, беспокоить побоялась. Да и дождик ожидался. Ненароком мебель зальет. Видал, мебель-то какая? Наум Захарович постарался. Всю контору обобрал. Это еще от Барина осталось. Когда Барин тут жил. Мужики поначалу жечь собирались, а потом рассудили: чего жечь, если по хатам можно разобрать, вот и растащили. Ну, а потом, когда Колька барином стал, велел назад все собрать…

   – Это какой же Колька?

   – Ну академик этот… Каучуров. Который при немцах пропал.

   – Ну какой же он барин?

   – Эт я по-старому так понимаю.

   – Вы его видели?

   – Как тебя.

   – А Барина?

   – И Барина хорошо помню. Лютый человек был из-за добра своего. Леса, то есть. Не приведи господь, если порубку кто сделает. А так он ничего. Зазря не обижал. Растения все собирал. Весь дом растениями был завален. Ему и из других держав присылали. Все сажал. Думал, приживутся. Некоторые приживались. Сейчас уж ничего не осталось. То в войну их побило, то сами поумирали. Новый-то барин, в смысле академик, больно не любил их, иностранных растений этих. Свои, говорит, надо растить, которые испокон веков были. Все мечтал такой дуб вырастить, чтобы зимой зеленый стоял… Чего ж я разболталась? – спохватилась Анна Васильевна. – Соловья баснями не кормят. Я завтрак вам сготовила. Зови мальчонку-то.

   – Да зачем вы это… Мы в столовую будем ходить.

   – Когда и сходите. Успеете еще казенных щей нахлебаться.

   Сзади скрипнула дверь, и на крыльцо вышел Рис.

   – Я есть хочу, – объявил он, потягиваясь и зевая. – Мороженое, пирожное и кофе со сливками. – Подумав, Рис добавил: – Можно курью ногу и залить ее яйцом.

   – Ты давай умывайся, а там видно будет насчет пирожных и творожных.

   – Я бы сейчас лучше искупался в ванной, – сказал Рис.

   Это был тонкий дипломатический ход.

   – Ванной здесь нет.

   – Нет ванной? – немножко сильнее, чем следовало бы, удивился Рис.

   – Нет.

   – Очень жаль. После дороги всегда купаются. А умываться – это так, лишь грязь размазывать. Лучше уж и не умываться совсем.

   Когда я вернулся с туалетными принадлежностями, сын ковырял ногой в дальнем конце двора коровий шлепанец и был девственно сух.

   – Зря ходил, – заметил он. – Я уже умылся и так.

   – А почему пыль на щеках?

   – Она уже успела налететь. Сегодня ветреная погода.

   – Раздевайся.

   – Ым!

   – Раздевайся!

   – Ым!

   Минут пять борьба шла с переменным успехом. Наконец мне удалось уложить нахала в траву на обе лопатки, причем раздетым до спортивной формы. Потом я взял его поперек живота, сунул голову под умывальник и обильно намылил щеки и шею. Рис визжал и царапался, но он был слеп от мыла, а слепой противник, как известно, беспомощен.

   Пока мой сын фыркал, ругался, протирал глаза и высказывал все, что он обо мне думает, я принес из колодца ведро холодной воды.

   – Сейчас будет самое главное, – предупредил я. – Затаи дыхание. Будь смел и радуйся. Ты присутствуешь при рождении нового человека. Этот человек будет закален в трудностях, будет презирать лишения, со временем у него станет тело цвета римского мрамора. Он будет смел, как тигр, стремителен, как сокол, он станет плевать на житейские трудности В здоровом теле – здоровый дух.

   – Пропадут глаза – ты за все ответишь, – ныл Рис, сдирая с себя клочья пены и с брезгливостью разбрасывая их вокруг себя. – Все расскажу Бабушке, а Бабушка заявит на тебя в милицию, а милиция посадит тебя в тюрьму.

   – Сейчас мы промоем твои глаза. Держись!

   Я окатил Риса водой из ведра. Целую минуту сын стоял затаив дыхание, боясь пошевелиться, потом завопил:

   – Утопил! Я мертвый! Он насмерть меня утопил!

   Я растер «мертвеца» полотенцем, и он сразу ожил, раскраснелся, задвигался и сказал:

   – Надо же – из ведра! Это только фашисты людей ледяной водой поливали!

   За «фашиста» я дал Рису шлепка, однако он на это не обратил внимания. Он был поглощен необычным для него ощущением – горячей кожи, свежести и бодрости.

   – Это тебе запомнится, – сказал Рис не совсем уверенно и вдруг потянул носом: от кухни пробивался запах жареной картошки. – Ладно, пошли завтракать.

   На врытом в землю столе, накрытом старенькой, но чистой клеенкой с выцветшими голубыми цветочками, лежало и стояло следующее: мелкая, но зато огромная черная сковорода, на которой дымилась и слабо шипела жареная картошка, маленькие, еще мокрые от воды, все в пупырышках зеленые огурцы, видно только что с огорода; тонко нарезанное розовое сало; четыре яйца с тонкой синеватой кожурой, по всей видимости сырые; тарелка с полустершейся золотой каемкой, полная маринованных маслят, и буханка черного хлеба.

   – А где же мороженое? – удивился Рис, оглядывая стол. – И пирожное.

   – Растаяли по дороге.

   – Как же это может быть, если их возят в рефрижераторах?

   – Рефрижератор по дороге перегорел.

   – При нем всегда ездит мастер.

   – Мастер заболел.

   – А чем он заболел?

   – Что-то с горлом.

   – Ты думаешь, он лизал иней?

   – Конечно. На улице была страшная жара, а когда он забрался в рефрижератор, увидел мохнатые стены – не устоял. Ты бы вот, например, устоял?

   Рис задумался.

   – Нет, не устоял бы, – сказал он честно.

   Но потом Рис подозрительно посмотрел на меня. Что-то в нашем разговоре не понравилось ему.

   – А ты не издеваешься надо мной?

   Сам большой любитель поиздеваться, Рис очень не любил насмешек над своей особой.

   – Как сам ты считаешь?

   – Ах, вон оно что… Я так и думал.

   Рис надулся и недовольно ткнул вилкой в сковородку с картошкой. На вилку попалась маленькая темно-розовая половинка, с которой капало масло. Сын с удивлением уставился на нее.

   – Разве это картошка?

   – Картошка. Совершенно точно. Можешь не сомневаться.

   – Гм… А почему же она половинками? И шкура у нее какая-то…

   – Это молодая картошка. Ее не чистят, а хорошо моют, режут на половинки и жарят с луком.

   Рис осторожно поднес к носу картошку, словно это было что-то опасное, и понюхал ее.

   – Подсолнечное масло! – вдруг воскликнул он. – Ха-ха! Она жарила картошку на подсолнечном масле. Какой же это дурак жарит картошку на подсолнечном масле? У нее что, нет сливочного?

   – А чем тебе не нравится подсолнечное масло?

   – Оно пахнет мышами.

   – А ты когда-нибудь нюхал мышей?

   – Нет. Но зато я нюхал подсолнечное масло, а это одно и то же. – Сын решительно отложил вилку. – Нет, эту гадость я есть не буду. Я лучше съем три яйца.

   Рис потянулся к яйцам, схватил одно и изо всей силы тяпнул об стол, как он привык делать дома. Яйцо, как я и думал, оказалось сырым. Нос, руки и часть головы Риса покрылись желто-белыми пятнами.

   – Какого черта?! – изо всей силы завопил Рис. – Почему мне подсунули их сырыми?

   «Черт» было излюбленным ругательством Риса. Оно звучало непривычно в устах маленького ребенка, и я всегда вздрагивал от неожиданности, услышав его, хотя уже в какой-то степени привык. Посторонние же люди при звуках зычного проклятия в устах Риса буквально окаменевали на глазах.

   – Прекрати ругаться!

   – Почему она их не сварила? – вопил между тем Рис. – Это она нарочно!

   На шум из сарая, где повизгивал поросенок, прибежала Анна Васильевна и ахнула, увидев разукрашенное лицо Риса:

   – Сыночек ты мой! Да как же это тебя угораздило! Давай я тебя фартучком вытру.

   Рис уставился на нее взглядом удава.

   – Почему яйца сырые?

   – Ах ты, господи! – даже испугалась старушка – Я не знала, сыночек, что ты любишь вареные. Я бы сварила. А мы всегда сырые едим. Сырые-то они полезнее. Через желудок быстрее проходят.

   – Мне не нужно быстрее!

   – Так я их, сыночек, сварю. Потерпи, я мигом.

   – Не нужно мне никаких «мигом»!

   Рис надул губы.

   – Да что же ты такой разобидчивый…

   – Картошка нечищеная, масло постное, мороженого нет… Хоть какао-то будет?

   Анна Васильевна была настолько поражена этими словами, что выпустила кастрюлю с фасолью, которую держала в руках.

   – Ванной нет, – продолжал Рис критику деревенской жизни. – Даже унитаза нет – тащись в кусты.

   Только тут Анна Васильевна пришла в себя.

   – Да зачем же это, сыночек, в кусты? Уборная у нас чистенькая, вчерась ее всю выскоблила, газеток нарезала. Вон она, сыночек, ходи на здоровье, только поаккуратней, не упади в дырочку.

   – Газетки, – хмыкнул Рис. – Как будто нельзя было положить туалетной бумаги.

   – У нас не продается, – виновато ответила старушка.

   – Надо было съездить в город, – нравоучительно заметил мой сын.

   – Закругляйся, – сказал я.

   Рис быстро глянул на меня.

   – Так, значит, пирожного не будет? – уточнил он.

   – Я тебе, сыночек, пирог с малиной испеку, – торопливо сказала Анна Васильевна. – Мои пироги на весь кордон славятся. Такие сладкие да сдобные, что пальчики оближешь. Когда печешь, так от ос отбою нету… Анадысь пекла, так со всей округи послетались. Вожусь у печки, а надо мной туча тучей… Соседская собака мимо пробегала, так они ее…

   – Значит, не будет? – еще раз спросил Рис.

   – Значит, не будет, – сказал я.

   – Тогда… – начал Рис и, сделав паузу, торжественно закончил: – Я эту ерунду есть не буду!

   Мы с Анной Васильевной немного помолчали, обдумывая эти слова. Наконец старушка, видно, решила, что называть сало, яйца и молодую картошку ерундой непростительно даже для ребенка, и обиженно поджала губы. У меня же от такой наглости по спине забегали мурашки.

   – Не будешь?

   – Не буду!

   – Ладно, – сказал я. – Иди тогда погуляй, а я пока расправлюсь с этой «ерундой». Только, чур, потом не обижаться.

   – Не обижусь, – заверил Рис, и с важным видом вышел из-за стола.

   Я пригласил Анну Васильевну разделить со мной завтрак, и она, для видимости поотказывавшись, присела на край лавки.

   – Вы уж не обижайтесь на этого нахала, – стал я извиняться за своего сына. – Просто он привык к определенной пище и к городским удобствам.

   – Разбитной паренек, видно, профессором будет, – польстила мне Анна Васильевна.

   – Очень уж любит сладкое.

   – Говорят, сладкое мозги питает.

   – Так-то вообще он хороший ребенок, только один существенный недостаток: считает себя умнее взрослых.

   – Оно неизвестно еще, плохо это аль хорошо.

   – И чересчур нахальный.

   – Я так скажу, сынок. Как понимаю. Человек животным родится. Зверем неразумным. А уж потом из него человека люди делают. Каким сделают, таким и будет. А зверь и добрым, и злым бывает, каким его бог задумал…

   – Вы имеете в виду генетику…

   – Я уж не знаю, как там по-научному… Я вот за коровами своими все гляжу. Сколько у меня коров-то за жизнь перебывало… Маруська первая была… В двадцать седьмом. Больше всех ее любила. Сколько уж годков протекло, а все как перед глазами… Задрали мою Марусеньку волки в лесу… Царство ей небесное… Больно уж ласковая была. Войдешь к ней в закуток, а она все лижет тебя, лижет да в лицо норовит лизнуть. Прочие-то не такие добрые были… Были и добрые, конечно, но не такие… А были злющие. Уж ей и корм получше, и водичку потеплее, и маслицем вымя кажный раз мажешь, а все равно… Некоторые так нарочно молоко не отдавали… Одна была, так вообще всех подряд ненавидела. Подойдешь к ней, а она вся подожмется, глаз навострит… Ну, а лаской-то все равно возьмешь… Ну, а кого и не лаской. Это смотря какой характер. Другой строгость, например, нужна…

   – Так сказать, внесение мутаций в принцип наследственности.

   – Я к чему речь веду. Так вот и человек родится, по моему темному, неграмотному разумению, наполовину добрым, наполовину злым… И, значит, в чьи руки попадет. В злые руки – значит, злым вырастет, в добрые – добрым. А ежели ни то ни се, то это уж как повезет тому человеку… Твой хлопчик – вы уж извините меня, старую, что я на «ты», у нас тут все запросто, попривыкли к большому начальству – он как звереныш несмышленый… Я так понимаю, что вы не зря его в лес привезли, букашек разных, зверьев показать. По нему видно, что в настоящем лесу не был он.

   – С садиком в лагерь выезжали.

   – Ну то с садиком… Я знаю, видела. К нам анадысь такой садик приезжал, неподалеку они жили. Нагляделась я на них. Встают поздно. Солнце уж чуть не на полдень, а они только-только глаза продирают. Что увидишь? Травка уж вся пообсохла, букашки в норки попрятались, зверье в тень позабиралось. Позавтракают и давай песни разучивать да строем ходить. Что, в городе нельзя песни учить да маршировать? А как они на речке купалися – удивление одно. Пятнадцать минут, ей-богу, не больше. И то начальница ихняя все поторапливает, быстрей да быстрей, боится, значит. И мокренькие строем назад. И опять, бедолажки, до вечера книжки свои читают да соревнования разные устраивают, как будто и не в лесу находятся, а на стадионе каком.

   Во дворе показался возбужденный Рис и еще издали закричал:

   – Пап! Пап! Иди скорей! Там какие-то штуки. Вроде бы коровы, но не коровы. Хвостов нет, а рога как кусты! Пап, я таких по телику видел, забыл, как называются. Пап, ну скорее же, а то они убегут куда-нибудь. Ну и штуки, я тебе скажу.

   – Сходите, сынок, сходите, – Анна Васильевна погладила по голове моего сына. – Это лоси, сынок. Они живут в нашем лесу. У нас и бобры есть. Ты видел когда-нибудь бобров?

   – Видел бобровый воротник. У мамы есть.

   – Ну то воротник… Воротники не плавают.

   – А разве они плавают… эти самые?.. – удивился Рис.

   – Еще как, сынок… Они и деревья режут, запруды делают, а когда вода набежит, на глубине себе дома строят.

   – Ну? – не поверил Рис.

   – Ей-богу! – поклялась Анна Васильевна.

   – Чем же они деревья режут? – спросил Рис недоверчиво. – Пилы, что ли, у них есть?

   – Зубами, сынок. Зубами.

   – Да будет вам! – махнул рукой Рис. – Пошли, пап, а то эти штуки… лоси… убегут еще…

   – Никуда они, сынок, не убегут. Больные они. Их доктор лечит.

   – Айболит, что ли? – опять удивился мой сын. – Неужели у вас и Айболит есть?

   Мы вышли со двора на улицу. Собственно говоря, никакой улицы не было. Ее заменяла заросшая травой поляна, пересеченная песчаной колеей. По этой колее кордон сообщался с внешним миром.

   – Где же лоси? – спросил я.

   – Вон там, – показал Рис.

   – Ого, уже куда успел сгонять.

   Сын взялся за мой палец, и мы пошли.

   – Черт знает что такое, – бормотал себе под нос Рис. – Ну и в местечко мы забрались. Живые лоси, бобровые воротники плавают и даже доктор Айболит. Надо же – достали себе настоящего доктора Айболита! Черт знает что!

   – Прекрати ругаться.

   Мы пересекли поляну с густой, зеленой, словно не настоящей, а из цветного кинофильма травой, перебрались через глубокую, разбитую машинами колею, прошли под двумя гигантскими вековыми елями, под которыми царил мрак и было сыро, как на болоте, и очутились перед загородкой из двух рядов березовых слег.

   За оградой находились три грустных лося, грустная пегая лошадь и озабоченная собака, которая как заводная бегала вдоль загородки, очевидно охраняя своих друзей от каких-то невидимых врагов. При виде нас она остановилась и подозрительно стала смотреть в нашу сторону. «Ага, – говорила она всем своим видом. – Я так и знала, что вы появитесь». Однако залаять собака не решалась, выжидала, что мы предпримем.

   – Вон они! Вон! – закричал Рис. – Пап, смотри, какие они ненормальные! Рога как кусты! А у третьего рог почему-то нет!

   – Это лосиха. У лосих рогов не бывает.

   – Почему?

   – Ну… самки всегда… нежнее, чем самцы…

   – Странно, у одного есть рога, а у другого нет. Один самец, другой самка. Это в смысле один мужчина, а другой женщина?

   – Что-то в этом роде.

   – И у них тоже, как у нас? Любовь там всякая…

   – Приблизительно…

   – А кто же все это придумал? Самцов, самок…

   – Никто. Само собой получилось.

   – Как же так… Странно… А небо? Кто придумал небо? Надо же было додуматься до неба.

   – Все началось в океане. Были молекулы кислорода, углерода… еще чего-то. Потом они соединились – и получилась молекула белка. А белок, как известно, основа жизни.

   – А откуда взялись эти самые… молекулы?

   – Молекулы были всегда.

   – Как это всегда? Они ведь тоже должны откуда-то взяться. Родиться должны. Молекулы тоже ведь мужские и женские, самцы и самки? Так ведь?

   – Самцы и самки? Гм… Не думаю… Впрочем, черт его знает.

   – Вот. А сам ругаешься.

   – Извини.

   – Ну вот, откуда они взялись? А?

   – Возможно… образовались из космической пыли…

   – Это что в космосе?

   – Да.

   – Разве там есть пыль?

   – Полно.

   – Не знал… И там пыль… Черт знает что…

   – Не ругайся.

   – Извини. Ну, а откуда взялась эта пыль? Кто ее натрусил?

   – Пыль существует вечно.

   Рис наморщил лоб.

   – Как это вечно? Сто лет?

   – Больше.

   – Миллион?

   – Больше.

   – Больше миллиона не бывает, – убежденно сказал Рис.

   – Бывает.

   – Где же тогда конец?

   – Я уже тебе сказал – конца нет. Пока брось ломать над этим голову.

   – И все-таки, – упрямо сказал Рис, – где-нибудь конец должен быть. Его просто еще не нашли.

   – Возможно.

   – Вот видишь… Доктор Айболит! – вдруг закричал Рис.

   В самом деле, к нам по дорожке шел человек в белом халате. В руке он держал синий чемоданчик с красным крестом. Это был худощавый, очень мрачный человек. Он даже не посмотрел в нашу сторону.

   – Послушайте, – вежливо сказал Рис, когда человек проходил мимо нас, – вы правда доктор Айболит? А почему вы без очков? И без бороды?

   Человек задержался возле нас и осмотрел Риса с ног до головы. По его лицу было видно, что он не собирался отвечать на дурацкие, может быть, даже ехидные вопросы, но у моего сына была такая невинная, доверчивая физиономия, что он угрюмо буркнул:

   – Я ветфельдшер.

   Этим, очевидно, объяснялось отсутствие у человека очков и бороды.

   – А где же доктор? – не унимался Рис.

   – Я тут один. Доктор не положен по штатному расписанию.

   – Значит, вы фельдшер Айболит?

   – Выходит, так.

   Человек немного смягчился. Видно, то, что его назвали фельдшером Айболитом, ему польстило.

   Фельдшер Айболит развязал завязанные веревкой ворота и прошел внутрь загородки. Лоси и лошадь повернули в его сторону головы, а собака подбежала и лизнула руку с чемоданчиком.

   – Отойди, Белка. Вечно у тебя игрушки на уме, – ворчливо сказал фельдшер Айболит.

   Он подошел к лосям, погладил их по бокам и стал по очереди оглядывать их ноги. Оглядит одну ногу, немного отдохнет, потом другую. И так все двенадцать. Лоси доверчиво подчинялись ему. Подошла лошадь и остановилась возле, словно тоже ожидала своей очереди. Казалось, она вот-вот протянет ему свою ногу и скажет: «Посмотри и мои». Но фельдшер не стал смотреть ноги у лошади. Он хлопнул ее по спине и сказал:

   – Иди, иди, Рыжуха, отдыхай…

   Наверно, лошадь находилась здесь просто так, за компанию.

   Потом фельдшер Айболит открыл свой чемоданчик и стал мазать мазью из коричневой банки ноги лосям.

   Каждый лось, повернув голову в его сторону, внимательно и серьезно наблюдал за процедурой.

   – И как он только их не боится! – восхищенно сказал Рис. – Вон какие рожищи… Как боднет…

   Видно, фельдшер услышал Рисовы слова, потому что посмотрел в нашу сторону. Мне показалось, что он еще больше стал лазить под животами лосей, чтобы показать Рису, как он их не боится. Человеку свойственно тщеславие.

   Закончив работу, фельдшер сложил все инструменты в чемоданчик, закрыл его и подошел к нам.

   – Ноги побили. Какой-то гад положил железяку на лосиную тропу, они и побили ноги.

   – А зачем он положил? – спросил Рис.

   – Да просто так, для развлечения. Турист какой-то.

   – А разве лоси, когда бегут, не смотрят себе под ноги?

   – Когда по тропе – нет. Они верят тропе.

   – Вот черти, – сказал Рис. – Бывают же такие люди.

   – Всякие бывают.

   – Какие же? – спросил Рис.

   – Ну, есть рога отпиливают…

   – Ну?

   – Да… Лоси-то смирные, привыкли к человеку, хлеб из рук берут… Вот они и приспособились. Пасется лось, они приманят его хлебом к дереву, привяжут за рога, один кормит, чтобы лось не волновался, а другой пилит.

   – Зачем же им рога?

   – Мало ли зачем… Рога ведь красивые… На стенку вешать.

   – Я бы таких чер… я бы таких туристов расстреливал, – сказал Рис. – Вы в них стреляете? У вас ружье есть?

   – Доктор, мальчик, не стреляет, а лечит.

   Помолчали.

   – Еще какие люди есть? – спросил Рис.

   Фельдшер Айболит поставил чемоданчик на землю. Чувствовалось, ему нравилось разговаривать с Рисом. Наверно, он давно ни с кем не разговаривал. Может быть, это был одинокий человек.

   – Есть такие, которые на лосей охотятся. Тайно, ночью. С бесшумными ружьями. Сами такие ружья делают. Сейчас техника далеко шагнула, вот они и делают такие ружья. Обыкновенное ружье, только с глушителем. Стреляет, а ничего не слышно. Шкуру, рога забирают, а мясо варят тут же. Обычно большая компания собирается, ждут где-нибудь на берегу речки. Шашлыки жарят, водку пьют…

   – Вот гады. А вы их забираете в милицию?

   – Егеря этим занимаются. Но разве усмотришь? Заповедник большой, а егерей всего двое, да и то один все время прихварывает. Иногда не убьют, а только ранят. Тогда лось, если сильно раненный, забирается в чащобу и там умирает. А если не сильно, то приходит ко мне. Я его лечу.

   – А еще какие люди бывают?

   – Бывают хорошие. Которые любят животных.

   – А-а… Про хороших я знаю. Расскажите про плохих.

   – Я же тебе уже рассказывал. Но бывают и не плохие, и не хорошие. Не поймешь, какие. Убивают на законном основании. Приезжает такой с бумажкой, а в бумажке написано: разрешается такому-то и такому-то убить лося, допустим, или кабана дикого. Подпись и печать стоит. И тут уж хочешь, не хочешь, а убивать надо. Дают этому человеку ружье и ведут его на тропу, где лоси или кабаны на водопой ходят. Становится он за куст, а сзади него егерь вооруженный до зубов стоит: с ружьем и ножом. Охраняет, значит, на всякий случай – вдруг раненый лось или кабан на этого охотника кинется. Раненые кабаны особенно свирепыми делаются. И копытами топчут, и клыками рвут. Одно воспоминание от человека остается. А если все стадо кинется…

   – Были случаи? – спросил Рис.

   – Были. Один на моей памяти.

   – Расскажите.

   – Мне, мальчик, в колхоз надо ехать. У нас колхоз по соседству, я его обслуживаю, так там корова заболела. В хлеба забралась и объелась.

   – Ничего, потерпит. Не надо было объедаться. Я, например, никогда не объедаюсь… Один раз, правда, был случай, – спохватился Рис, очевидно, опасаясь разоблачения с моей стороны, – но очень уж вкусное пирожное Бабушка испекла… Ну, расскажите, пожалуйста, я вас очень прошу. – Тон у Риса был умоляющий. – Ничего той корове не сделается. Надо полежать на животе, и все пройдет.

   – Ну хорошо… – Фельдшер Айболит явно был доволен отсрочкой. Видно, ему не очень хотелось тащиться с утра в колхоз, чтобы лечить глупую объевшуюся корову. – Приехал однажды к нам человек, толстый-претолстый, с портфелем тоже толстым, а в том портфеле бумажка: разрешается такому-то и такому-то застрелить десять кабанов.

   – Десять? – ахнул Рис.

   – Ну да. Не знаю, где он такую бумажку раздобыл. И грузовик с собой привез.

   – ГАЗ-51?

   – Не помню уже. Здоровенный грузовище…

   – Наверно, ГАЗ-63.

   – Может быть. Чтобы, значит, этих кабанов с собой домой увезти.

   – Куда, же он их девать будет? На базаре, что ли, продавать?

   – Уж не знаю… Может, по знакомым раздать хотел. Дикая-то кабанинка она вкусная… Ну вот. А приехал он с автоматом.

   – Ну? – У Риса даже рот раскрылся. Уж этого он явно не ожидал.

   – Да… Бумажка есть бумажка, никуда не денешься. Надо помогать этому толстяку убивать десять кабанов. У нас тут болотце есть, куда кабаны приходят воду пить, вот у нее и устроили засаду. Толстяк, значит, с автоматом, а сзади егерь с ружьем, на всякий случай, по инструкции, значит, положено. Засели, ждут. Час ждут, два, три. А кабаны все не идут. Может, пить не хотели, поскольку не наелись, а может, почуяли что. У кабанов чутье – будь здоров, можно сказать не чутье, а предчувствие. В общем, неизвестно почему они вовремя пить не пришли.

   – Они по часам, что ли, пьют? – удивился Рис.

   – Часов, конечно, у них нет, но они больно уж точно пить приходят. Может, по солнцу ориентируются.

   – А если солнца нет?

   – Они его шкурой через облака чувствуют. Я так думаю.

   – А если им ночью пить захочется?

   – Тогда по луне и звездам.

   – А если тучи? Тоже их шкурой чувствуют?

   – Возможно. Я, мальчик, не большой специалист в этих вопросах. Я только фельдшер. Но факт, что они опоздали в тот вечер. Охотник же и егерь выпивши были, обычно перед охотой выпивают.

   – Чтобы не так страшно было?

   – Нет… Обычай дурацкий такой. Веселей чтобы было. Чтобы с гиканьем, свистом, улюлюканьем стрелять. А тут автомат. Ну они и поддали как следует. С автоматом-то, им казалось, очень уж интересно охотиться. Выходи на тропу и поливай. Ну вот, заснули они, значит, возле самой тропы, а звери тут как раз и побежали. Бегут и вдруг слышат – порохом пахнет. Как потом выяснилось, этот толстяк-охотник стрелял из автомата, тренировался, а почистить не почистил, поленился. А надо сказать, что дикий зверь страшно как запах пороха не любит, не выносит просто…

   – Неужели они учуяли? – усомнился Рис.

   – Еще как. Они гарь пороховую за два километра слышат. Они вообще любой запах на большом расстоянии чуют, лишь бы ветер был. А тогда как раз на них ветер от тех охотников дул. Вот бегут они, значит, а гарь пороховая как на них дыхнет, охотники-то совсем рядом с тропой лежали. Кабаны ну просто задохнулись. Представляешь, им-то с их чувствительным нюхом, считай, под нос неочищенный ствол сунули… Остановились, как вкопанные, впереди секач, разумеется. Секач, наверно, первым и кинулся на того толстяка. Саданул его в бок клыком. Толстяк вскочил, сонный, полупьяный, ничего не понимает… А секач ярится, на него наскакивает… Тут толстяк вспомнил про свой автомат и как полоснет по секачу… Секач упал, но тут уже все стадо на толстяка кинулось… Он строчит, а они все равно лезут. Ты слышал, какой звук у автомата?

   – По телику слышал.

   – По телику он громкий. А так еле слышно. Трещит, как трещотка, вот и все. Совсем не страшно. Тем более, что кабаны никогда звука автомата не знали и не боялись ни капельки. Если бы он из ружья бабахнул, тогда другое дело, тогда бы они кинулись наутек, а тут он строчит, а они лезут на него… Так и растерзали…

   – Насмерть?

   – Конечно. Ничего не осталось. Кабаны очень свирепые, когда рассердятся.

   – А тот, другой, чего же он не стрелял? – заволновался Рис. Теперь уже он был не на стороне кабанов, а на стороне толстого охотника.

   – Спал.

   – Неужели даже не проснулся?

   – Даже не проснулся. Пьяный же был.

   – Да… Ну и дела у вас тут творятся, – сказал Рис.

   – Всякое бывало.

   – А вы давно здесь живете?

   – Да, почитай, тридцать лет.

   – И все время лечите зверей?

   – Все время. За исключением войны, конечно… На фронте я людей лечил. Врачей не хватало. Ничего, справлялся. Я тебе скажу, в строении организма между людьми и животными особой разницы нет.

   – Не может быть! У них вон то рога, то рыла какие-то, то хвосты.

   – Ну разве что это. А внутри почти все одинаковое.

   – Фу ты, гадость! – Рис был раздосадован. – Значит, у собаки и у меня внутри одинаково?

   – Не сказать, чтобы уж совсем, но приблизительно одно и то же.

   – Значит, если убьешь собаку, все равно что убил человека?

   – Можно считать и так.

   Рис был озадачен. По его лицу я видел, что он не очень верит новым сведениям о человеке и животных, но авторитет фельдшера Айболита, лечившего в течение тридцати лет животных, был в его глазах уже достаточно велик, и Рис после некоторого колебания поверил.

   – Черт знает что на свете делается, – пробормотал он. – Значит, их теперь нельзя мучить, – сказал Рис как бы про себя.

   Мой сын задумался. Очевидно, сцены казни животных проходили в этот момент перед его мысленным взором.

   – Вы отдыхать сюда приехали? – обратился ко мне фельдшер Айболит.

   – Что-то в этом роде, – сказал я. – Я тренер. Думаю здесь немного поработать, да и сыну здесь лучше, чем в городе. Он в лесу еще не был по-настоящему.

   Фельдшер покачал головой.

   – Ну и времена пошли. Дети родятся и растут на асфальте. Надо же, такой большой, а не был еще в лесу. Как тебя зовут, мальчик?

   – Борис, – солидно сказал Рис. – Можно просто Рис, – добавил он, подумав. – Так меня все зовут.

   Про добавку к своему имени Рис скромно умолчал.

   – Ну вот что, Рис, – фельдшер Айболит потрепал моего сына по волосам. – Тебе на лошади кататься приходилось?

   – В каком смысле? – спросил Рис.

   – В самом прямом. Влезть на спину и поехать.

   – На спину…

   Рис замолчал, обдумывая слова фельдшера. Его глаза бегали, измеряя расстояние от земли до лошадиной холки. Расстояние было приличное. Грохнешься – костей не соберешь. А надо сказать, что Рис очень дорожил своим здоровьем и не любил грохаться даже со стула, не говоря уже о лошади. А если вдруг лошади вздумается побежать? Что тогда? А если она встанет на задние ноги? Как в кино. Или споткнется обо что-нибудь? Все эти мысли легко читались на лице Риса. Но мой сын был самолюбивой личностью.

   – Может, ты боишься? – спросил фельдшер.

   Если бы он этого не спросил, наверно, Рис бы не поехал, чтобы не подвергаться риску, но сейчас отступать было поздно.

   – Можно и проехаться, – заметил мой сын небрежно и в ту же секунду, наверно, пожалел, что эти слова вырвались у него. – Только туда и обратно, – заметил Рис поспешно. – Я не люблю долго кататься на лошади.

   Я помог фельдшеру Айболиту взгромоздить сопевшего от страха Риса на лошадь и встал рядом на случай возможного полета сына по системе «лошадь – земля».

   – Держись за холку, – посоветовал фельдшер.

   – Где она?

   – Вот этот бугор с шерстью видишь?

   – Вижу…

   – Тогда действуй.

   Но, видно, холка показалась сыну ненадежной опорой.

   – Я лучше сяду на шею и буду держаться за уши, – предложил Рис.

   – Шеей лошади обычно отмахиваются от мух, и ты сразу слетишь, – сказал Айболит.

   – Тогда я рядом пойду, – смалодушничал сын, но было уже поздно: фельдшер похлопал лошадь по крупу, и мы тронулись.

   Я говорю «мы», потому что я не мог оставить сына в опасности и пошел по другую сторону лошади. Лоси решили, что лошадь повели на кормежку, подумали, подумали и пристроились следом. Неизвестно, что подумала собака, но она тут же замкнула шествие.

   Если бы эту картину видели Дедушка с Бабушкой! Судорожно вцепившись в холку, их драгоценнейший внук едет верхом на высоченной лошади, а за лошадью идут страшные горбоносые лесные звери – лоси, а за лосями бежит, раскрыв пасть и высунув язык, свирепая собака, почти волкодав, может быть, даже бешеная… Чуть ослабнут ручки у бедного внучонка, скатится он с лошади, упадет прямо под копыта лесных страшилищ, а собака уже тут как тут…

   А видела бы Мама! «Немедленно слезь! – закричала бы Мама. – Ты заразишься! Ты нахватаешься от нее глистов!»

   Рис проехал два круга, и мы осторожно спустили путешественника на землю.

   – Ну как? – спросил я.

   – Ничего особенного, – ответил Рис с небрежным видом, но его рожица сияла. – Я бы еще проехался.

   Фельдшер Айболит взял с земли свой чемоданчик с синим крестом.

   – Мне пора, Борис, – сказал он и протянул широкую коричневую ладонь. – Приходи вечером. Еще покатаемся. И бобров я тебя свожу посмотреть. Придешь?

   – Обязательно, – пообещал Рис.

   Фельдшер Айболит пошел по тропинке к центру поселка. Мы постояли немного и тоже пошли назад. На повороте мы с сыном разом обернулись. Три лося, лошадь и собака грустно смотрели нам вслед.

   – Выздоравливайте! – крикнул им Рис и помахал рукой.

2

   – Ну ладно, – сказал Рис, когда мы подошли к дому. – Где эта жареная картошка? Черт с ней!

   – Не ругайся, сколько можно говорить.

   – Я не люблю, правда, с постным маслом, но чер… ну ладно… так уж и быть, съем.

   – Картошки давно уже нет.

   – Куда же она подевалась?

   – Мы ее с бабушкой съели.

   – И мне не оставили? – удивился Рис.

   – Ты же не любишь с постным маслом.

   – Мало ли что… Через силу можно бы съесть.

   – Зачем же через силу? Иди попроси у бабушки стеклянную банку с крышкой, а я пока переоденусь. Сам виноват.

   – Потерпим. Самому же тебе хуже будет, испорчу желудок, возись тогда со мной, – буркнул Рис и вышел из комнаты.

   Я надел борцовское трико. Сегодня можно здорово потренироваться где-нибудь на лесной поляне.

   Вернулся я со стеклянной поллитровой банкой, закрытой полиэтиленовой крышкой.

   – Это для чего?

   – Будем собирать коллекцию жуков.

   – Где же это? – подозрительно спросил Рис. – Здесь же нет магазина.

   – Еще чего захотел! Мы их будем собирать в лесу. Потом Дедушка привезет тебе большой фанерный лист, и ты наколешь их булавками. Вы в садике, наверно, насекомых не изучали?

   – Одного знаем. Носорога. Он под забором живет. И еще на кусты жуки какие-то зеленые прилетают. Вонючие – жуть.

   – Это, наверно, майские.

   – Может, и майские, только они и в сентябре воняют.

   – Ну, ладно. Пошли.

   Я взял сигареты, спички, и мы вышли из дома. Я сказал Анне Васильевне, что мы вернемся нескоро, к обеду, когда откроется буфет.

   – Я думал, эта банка для еды, – сказал Рис по дороге. – Наложим туда сала и яиц.

   – Мы сало и яйца тоже съели.

   – Ну и аппетит у вас, – заметил Рис.

   Минут десять мы шли молча. Лес здесь был тесный и сырой. Сильно пахло прелью, болотом, хотя никаких признаков болота заметно не было, наверно, где-то неподалеку находилась низинка, в которой скапливалась дождевая влага. Сверху же, где в верхушках деревьев ткало свою светящуюся паутину солнце, было сухо и тепло, даже жарко, потому что оттуда тянуло запахом разогретой коры.

   Рис шел по тропинке сзади меня и недовольно сопел. Я догадывался, что он постепенно разжигал себя. Наконец раздражение сына прорвалось наружу.

   – До чего же вредная старуха, – проворчал Рис у меня за спиной. – Надо же – сама наелась, а ребенка оставила голодным. Ну ладно, этот спортсмен – ему усиленно питаться надо, а та – щуплая старушенция, прямо настоящая баба-яга, а все смолотила. Черт!

   – Не ругайся.

   – Так что, мы совсем здесь есть не будем?

   – Почему же… Есть надо. Вот откроется буфет…

   – Во сколько же это, интересно, он откроется?

   – В два часа.

   – Ого! Это целых четыре часа ждать?

   – Что поделаешь…

   Мы опять пошли молча. Лес вдруг поредел, и открылась большая солнечная поляна. Вернее, «солнечная» – не то слово. Это была шкура пятнистого зверя, усеянная ярко-желтыми пятнами, которые жглись, когда на них наступали. Я ощущал тепло земли в этих местах даже через сандалеты. Пятна бродили по поляне, тухли, разгорались, исчезали или вдруг сливались в сложные фигуры, и, наверно, от их движения возникал легкий прохладный ветерок.

   Поляна была окружена вековыми соснами, между которыми росла сочная зеленая почти в рост человека трава. Середина же поляны была покрыта ровным невысоким, слегка рыжеватым травяным ковриком, усыпанным листьями дуба и березок, кое-где росших на поляне, словно сама природа создала здесь тренировочный ковер для борца: катайся, кувыркайся, бегай – земля мягкая, сухая, пружинистая…

   Северная часть поляны постепенно понижалась и переходила в небольшую ложбинку, заросшую жирными лопухами и осокой. Я спустился вниз, раздвинул траву и обнаружил на дне маленький светлый ручеек. Зачерпнув в ладонь, я поднес к губам воду. Вода была настолько холодной, что от нее ломило зубы, а на ладони осталось красное пятно. Она пахла прелым листом и земляникой.

   – Хочешь? – спросил я Риса.

   – Еще чего, – ответил Рис. – Хлебать воду на голодный желудок.

   – Пей, – посоветовал я. – Терпеть еще долго, а вода приглушает аппетит.

   Но Рис презрительно отвернулся.

   – Да, кстати, – сказал он как бы между прочим, – какая еда готовится в этом дурацком буфете?

   – Наверно, что и в других буфетах.

   – А что в других буфетах?

   – Котлеты, яйца, сыр, масло, чай, булки…

   Сын проглотил слюну.

   – Возьмем все. Ладно?

   – Ладно. А сейчас давай заниматься делом. Вот тебе банка. Лови разных жуков, а если сможешь, то и бабочек.

   Мой сын взял банку и убежал.

   Травяной ковер был идеальным. Даже ковер на центральной базе не мог сравниться с ним. Конечно, чего там говорить, на центральной базе был хороший ковер, однако во время тренировок все равно явно ощущаешь сучковатые доски пола, не говоря уже о том, что, когда к нему прилипнешь носом, сильно шибает потом.

   Я разбежался, сделал на руках стойку, плавно кувыркнулся и, хотя нарочно выставил голову больше, чем было надо, ощутил лишь мягкое, нежное прикосновение травяного покрова. Раздавленная мной трава пахла сильно и остро, так пахнет свежескошенная осока вблизи речки.

   После упражнения не хотелось вставать. Несколько минут я лежал, раскинув руки и глядя в небо…

   Но я не успел как следует размяться. Вдруг сильный вопль потряс воздух. Я вскочил на ноги. С противоположной стороны поляны ко мне со всех ног мчался Рис.

   – Ой-ей-ей! – не своим голосом вопил Рис. – Черт проклятый! Ой-ей-ей!

   – Что случилось? – испугался я.

   – Глаз! Ой-ей-ей! Глаз проткнул!

   Мой сын отнял от глаза ладонь, и я обомлел. Вместо правого глаза у Риса красовалась огромная шишка.

   – Ты упал?

   – Нет! Какой-то гад меня укусил!

   – Кто же это такой?

   – Не знаю… Черный такой, здоровенный. Как я теперь с одним глазом жить буду? Мальчишки циклопом дразнить станут.

   – Подожди, не спеши расставаться с глазом. Расскажи подробнее.

   Постепенно выяснилась такая картина. Рис охотился в кустах за жуками и бабочками. В банке уже сидели три маленьких черных жука неизвестного происхождения и бабочка-капустница с оторванными крыльями, как вдруг перед самым носом Риса на цветок село что-то большое, мохнатое, жужжащее. Тощие смирные жучки и бабочка с оторванными крыльями не шли ни в какое сравнение с этим великолепным существом. Нечего и говорить, что Рис, не раздумывая, цапнул этого мохнатика. Но когда пальцы Риса уже были готовы сомкнуться, мохнатик спокойно перелетел на другой цветок. Рис бросился на него снова, но наглец так же спокойно повторил свой маневр. Тогда Рис сказал: «Черт!» (я уверен, что он сказал: «Черт!») и бросился на мохнатое существо всем телом, стараясь прижать животом к земле, а уж потом поймать. Тут-то зверюга и хватанул Риса в самый глаз.

   Я вытер сыну слезы, намочил в роднике лопух, сложил его вчетверо и, как сам делал в подобных обстоятельствах в детстве, приложил эту примочку к пострадавшему глазу.

   – Держи так все время.

   Сын сделал, как я велел, плечи его содрогались от рыданий, наверно, образ человека с черной повязкой встал у него перед глазами, вернее, перед единственным глазом. Чтобы успокоить Риса, я начал рассказывать ему о целебных свойствах пчелиного укуса, особенно о благотворном его влиянии на хронический ревматизм.

   Тут надо сказать несколько слов об отношении Риса ко всем болезням вообще. Рис ненавидел болезни, все без исключения. Он совершенно справедливо считал, что они отравляют людям жизнь и мешают заниматься отдыхом, развлечениями и другими приятными делами.

   Особенно Рис ненавидел микробов.

   – Эти дурацкие микробы! – кричал сын, когда ему приходилось болеть. – Эти идиоты! Чего они ко мне лезут? Я их не трогаю, пусть и они ко мне не привязываются!

   Образом жизни микробов Рис очень интересовался, а когда узнал, что микробы коротают свою жизнь в слюне человека, то стал плеваться на каждом шагу и растирал плевки ногами.

   – Вот вам! Вот! Всех передавлю!

   Поэтому сын буквально обожал лекарства, которые, как известно, микробы не любят. Он готов был глотать любые микстуры, даже самые наигорчайшие. При этом на лице Риса появлялась мстительная улыбка. «Ну что, съели? – говорил весь его вид. – Выкусили?»

   Вот почему, услышав, что пчелиный укус излечивает от ревматизма, сын перестал реветь.

   – Ладно, – сказал он, – даже хорошо, что этот гад меня укусил. Если уж у меня такая боль, то им, чертям, и подавно больно. Они ведь маленькие.

   Рис убежал пополнять свою коллекцию, а я продолжил тренировку.

   Вскоре сын вернулся и объявил:

   – Вообще-то, хотя и много разных кусучек, в лесу жить можно.

   – Можно, – поддержал я.

   – Только вот что плохо – нет никаких киосков: с мороженым, газировкой, пельменями…

   – Пельменями… Гм, пожалуй, правильно… Будь здесь пельменная, жизнь пошла бы по-другому…

   – Конечно, – согласился Рис. – Пельмени, пожалуй, вкуснее пирожного.

   – Ты прав. Что пирожное? Положил в рот – и через минуту одно воспоминание…

   – Да. А мороженое еще хуже. Не успеешь начать, а оно уже кончилось.

   – Лучше всего хлеб и мясо. Сразу насыщаешься. – Я и сам не заметил, как втянулся в гастрономический разговор.

   – Я лично больше насыщаюсь от яичницы с салом.

   – Тоже неплохая штука.

   Разговаривая таким образом, я оделся, и мы с сыном двинулись в сторону кордона. Судя по времени, буфет уже открылся.

   – В буфетах я ни разу не ел, – откровенничал Рис по дороге, держась за мой палец. – В ресторане с Бабушкой и Дедушкой ел, в столовой ел, а в буфете не приходилось. Как ты думаешь, там вкуснее, чем в ресторане? Или, может, там все засохшее и с мухами? Я один раз видел по телику буфет. Там тараканы бегали.

   – Это ты, наверно, видел царский буфет, он тогда кабаком назывался, – успокоил я Риса. – А в настоящем буфете самая и еда. Потому что настоящие буфеты маленькие, и плита находится совсем рядом от буфетчицы. Руку протянул – и бери со сковородки все свежее, шипящее.

   – Не надо про шипящее, – попросил Рис.

   Тропинка резко повернула вправо, и мы вышли к небольшому лесному озеру, вернее оврагу, перегороженному земляной плотиной и наполненному водой, наверно весенней, талой. Вода в озере была темной, тяжелой, берега вокруг вытоптаны копытами, а в некоторых местах виднелись глубокие свежие борозды, как будто здесь выборочно пахали плугом От озера тянуло тяжелым запахом, каким обычно тянет из хлева, когда в нем давно не чистили. Судя по всему, озеро было сделано специально для водопоя диких кабанов. Я сразу догадался про это – вспаханная земля, раздвоенные узкие следы копыт, навоз… Надо было поскорее убираться отсюда, ибо скоро начнется послеобеденный водопой диких животных.

   Самое удивительное было то, что, когда мы шли с кордона, на нашем пути никакого озера и в помине не было. Значит, мы шли сюда хотя и очень похожей, но другой тропинкой. По-моему, она осталась несколько правее…

   Мы с Рисом взяли несколько правее и вскоре очутились на центральной водопойной тропе. Это была дорога шириною метра в полтора, истоптанная, сырая и обильно унавоженная. Мы стали пересекать эту тропу, и мой сын, конечно же, угодил в дыру, наверно, пробитую копытом лося, такая она была большая. Рис был сугубо асфальтовым ребенком, привык носиться по улице, не смотря под ноги, ибо верил асфальту. Теперь Рис растянулся поперек всей тропы, чуть не сломав себе ногу. К счастью, тропа была скользкой, Рис проехал на животе юзом, и нога оказалась в целости и сохранности. Но мое чадо являло собой жалкое зрелище. Шорты и рубашка оказались заляпанными грязью, ноги и руки покрылись царапинами и зелеными полосами от раздавленной травы. Но печальнее всего выглядел нос. Нос пропахал, наверно, с полметра и от этого распух и кровоточил. Разумеется, сын поднял неистовый рев и по своему обыкновению стал чертыхаться и проклинать все на свете. Особенно его выводили из себя лоси.

   – Эти лоси! – кричал Рис. – Эти проклятые дикари! Они думают – как дикие, так им все можно! Испортили дорогу! Куда смотрел пастух?

   – У них нет пастуха, – заметил я, счищая ладонью с лица Риса грязь.

   – Как это нет? – возмутился Рис. – У коров есть, а у них нет! Чем они лучше коров?

   – Они дикие…

   – Ах, дикие… – Рис даже задохнулся от негодования. – Дикари проклятые! Людоеды! Черти ненормальные!

   – Прекрати ругаться.

   – Испортили весь лес, гады! – продолжал негодовать Рис. – Ходишь тут, ноги ломаешь. А заведующий куда смотрит?

   – Какой еще заведующий? – удивился я.

   – Лесом! Почему он не покрыл асфальтом эту дурацкую дорогу?

   Рис еще долго плакал бы и ругался, но в это время послышался шум. Я быстро оглянулся. Выбравшись из кустов, прямо на нас неслось что-то черное, клыкастое, злобно рыкающее. Рис замолчал, открыл рот и вытаращил глаза. Никогда в жизни он не видел ничего подобного. Даже по телику.

   – Бежим! – крикнул я.

   Но Рис оставался стоять посреди тропы, словно загипнотизированный. Схватив сына под мышку, я отскочил в сторону. И вовремя. Едва я успел это сделать, как мимо промчалось, выставив клыки и яростно сверкая маленькими красными глазами, лесное чудовище.

   – Это что… за тип? – прошептал Рис, прижимаясь ко мне.

   – Дикий кабан. Нельзя становиться у него на пути…

   – Опять дикий… че… – Сын хотел чертыхнуться, но не решился. Наверно, подумал, что кабан может услышать, вернуться и вонзить в него свои страшные клыки. – Гадость какая, – пробормотал Рис. – И воняет. По телику они совсем не такие. Красивые и смирные.

   – А по цветному телику еще красивее.

   – В жизни больше в лес не пойду. Лучше сидеть дома и телик смотреть.

   В это время в кустах раздался еще более сильный треск. Какой-то длинный, извивающийся треск, словно по чащобе быстро продвигался безрельсовый поезд, ломая и волоча за собой кустарник и деревья. Потом треск внезапно прекратился, послышался топот множества ног, чавканье, сопенье, хрюканье, и на тропу выбежало стадо диких свиней. Звери шли один за другим, крупные, черные, со вздыбленной щетиной, угнув головы и сгорбившись. Иногда кто-нибудь пытался столкнуть соседа с тропы, и тогда раздавался визг, совсем как в обычном колхозном свинарнике.

   Дикие животные добежали до озера и стали там рыть землю, пить воду и валяться в грязи. Было их штук двадцать.

   – Пошли отсюда, – сказал я Рису. – А то если побегут лоси…

   – Пошли, – с готовностью согласился Рис.

   Мы решили вернуться к ручью, чтобы Рису можно было выкупаться, да и не мешало бы простирнуть его одежду – не являться же в таком виде в буфет?

   Мы двинулись к ручью. Однако ручья не нашли, а увидели вместо него поросший мелким кустарником и усеянный земляникой склон.

   – Вот чудеса, – сказал Рис удивленно и даже потрогал землю рукой. – Куда же делась та маленькая речка?

   – Утекла куда-то в сторону. Ты пока поешь земляники, а я пойду гляну наверх.

   – Ты думаешь, она влезла наверх?

   – Нет, конечно. Ручьи вверх не текут. Просто сверху все видно.

   Рис уже не слушал меня. Его заинтересовала земляника. Она россыпью краснела вокруг, самых разнообразных оттенков: от ярко-розовой до бело-зеленой. Рис сорвал крупную, с одного бока красную, с другого белую ягоду и недоверчиво ее понюхал.

   – Пахнет мылом, – заключил он. Немного подумал и добавил: – Земляничным.

   Рис осторожно откусил кусочек.

   – Сладкая, – сказал он удивленно.

   Рис опустился на колени и стал ползать по поляне, выбирая красные ягоды и отправляя их в рот.

   Я поднялся на бугор. По ту сторону бугра простиралась обширная ложбина, в которой росли тонкие, редкие, трепещущие в безветрии листвою осинки. Не было ничего даже близко похожего на ту поляну, где тек ручей. Я быстро пересек ложбину, взбежал на склон и увидел прямо перед собой мощную стену дубового леса. До сих пор дуб не встречался нам ни разу. Это была великолепная дубовая роща. Кряжистые деревья не спеша расположились друг подле друга и, очевидно, чувствовали себя прекрасно, словно любящие близкие родственники: не ссорились из-за земли и солнца, а предупредительно уступали друг другу место. Все в этой залитой светом роще было солидно и надежно. И толстая подстилка из опавших прошлогодних листьев и желудей, совершенно заглушавшая шаги, пружинившая под ногами, словно дорогой ковер ручной работы; и кроны, не редкие и не густые, пропускавшие солнца ровно столько, сколько надо, чтобы корням было и не жарко и не холодно; и крепкие уверенные в себе дубки-подростки…

   В дубовом лесу было сдержанно-шумно. Неторопливо от дерева к дереву бродили солнечные пятна, словно стаи каких-то загадочных существ искали себе корм…

   Я пошел по дубовой роще и вдруг остановился, даже вздрогнул от неожиданности: прямо на меня в упор смотрел, набычившись, угрюмо наклонив голову, огромный белый гриб. Он совсем не высоко поднялся над листовым настом на толстой ноге, гладкой, отполированной, желтой, словно старая слоновая кость. Гриб, наверно, прорвался на поверхность стремительно и мощно. Дубовые листья свисали с его слегка покоробившейся темно-коричневой шляпки рваными прелыми кружевами…

   Едва дыша, почему-то с сильно бьющимся сердцем я тихо-тихо, словно гриб мог испугаться неосторожно-то движения и убежать, нагнулся и покачал гриб. Он не качнулся. Он лишь слабо скрипнул, словно недовольно заворчал. Я покачал сильнее и потянул на себя. Белый гриб слегка приподнялся – и показалось толстое основание ножки. Теперь он был весь на виду: упрямый коричневый крепыш. Я рванул его, и он весь оказался в моих руках. Теперь он выглядел совсем громадным. Ножка только представлялась короткой, сейчас гриб был высотой почти в три моих ладони. Он едва умещался в руках.

   Я поднес гриб к лицу и потерся о него носом Гриб издавал все запахи леса. Он пах прелым, но все равно крепким и твердым дубовым листом; разомлевшими на солнце желудями, пыльными бабочками-капустницами, порхавшими по колючим фиолетовым цветам репейника; сбитыми, как брюссельская капуста, комьями терпкой кашки, сухим, перестоявшимся на солнце чабрецом; летним дождем…

   Я повернулся, чтобы пойти назад, к Рису, и увидел сразу три гриба. Они росли на открытом месте, там, где листьев совсем не было, а трава была низкой – подорожник вперемешку с полынью, и казалось невероятным, что тут могут расти грибы, да еще белые, но тем не менее это было так. Они стояли, тесно прижавшись друг к другу, только чуть отклонив в сторону нежно-коричневые, почти розовые шляпки, и полынь подпирала их снизу, словно держала на весу. Я опустился перед грибами на колени. Им было от роду час или два. Их шляпки были маслеными, скользкими, к ним прилипло несколько сухих травинок и кусочек листа подорожника Видно, грибы росли стремительно, а кусочек листа был надорван чьими-то ногами, может быть, егеря, может быть, животного, и не смог выдержать молодого натиска и оторвался…

   Я опустил руку в мягкую полынь. Мои пальцы наткнулись на твердые бугорки. Я торопливо разгреб траву. Из земли вылезало с десяток беляков-малышей. Целый грибной выводок Я никогда не слышал ни о чем подобном. Первой моей мыслью было тотчас сорвать грибы – мне почему-то показалось, что они могут разбежаться, как цыплята, но потом я подумал, что неплохо привести сюда Риса, пусть он как бы случайно наткнется на этот «цыплячий выводок». То-то будет удивления! Я сломал с ближайшего куста орешника ветку, воткнул ее возле «выводка», чтобы потом легче найти, поднял с земли свой трофей – гриб-великан и зашагал назад.

   Теперь уже можно было честно сказать самому себе, что мы заблудились. Придется не тратить время на поиски пропавшей дорожки, а идти напрямик через лес, ориентируясь по солнцу.

   Солнце все явственнее клонилось к горизонту. Надо было поторапливаться, Рис ведь ничего не ел с утра. Я быстрым шагом взобрался на косогор, пересек сухую осиновую ложбину и очутился на том самом земляничном склоне. На нем уже лежали длинные черные тени, которые медленно подползали и из оврага и со стороны леса к центру поляны.

   – Рис! – крикнул я. – Где ты? Иди посмотри, что я нашел!

   «…и-с-с, – откликнулось эхо, – …ол…»

   Я взбежал на склон и огляделся.

   Риса нигде не было.

* * *

   Может быть, паршивец куда-то спрятался?

   – Э-э-эй! – Я сложил ладони рупором. – Пора идти! Буфет закроется!

   Молчание. Лишь слабое эхо передразнило из леса.

   Быстрым шагом я обошел склон, время от времени окликая сына. Но в ответ ветер приносил лишь шорох листвы, скрип стволов да удары о землю сухих сучьев. Один раз я совершенно отчетливо услышал визг кабана. Кабаны… Мое сердце похолодело… Что, если Рис вернулся на тропу, ведущую к водопою, чтобы поближе рассмотреть «дикарей»? Наверно, так оно и есть. Я же говорил ему про лосей. Сын захотел посмотреть на лосей и спрятался в кустах. А тут стали возвращаться кабаны…

   Что было сил я побежал к тропе. Через пять минут я уже был на месте. Никого. Конечно же, Рис сидит в засаде у пруда и ждет лосей. Но Рис не знает, что лоси не бегают один за другим, как кабаны, а движутся широким фронтом, сокрушая все на своем пути…

   Возле пруда я остановился, тяжело дыша. Пруд был пустынен. Кабаны, напившись, ушли, а лоси еще не появлялись. От леса на пруд пала тень, и вода, и без того темная, теперь стала совсем черной и тяжелой, как расплавленная смола.

   – Бори-и-с!

   «…ис-ис-ис…»

   Я присел на кочку. Разве можно найти в этом огромном лесу маленького ребенка? Да притом еще голодного. Сидит сейчас где-нибудь под деревом и плачет. А ветер заглушает плач через какие-то пять метров.

   – Рис! Рис! Рис!

   «…ис-ис-ис…»

   Зачем я взял в лес мое «асфальтовое» чадо! Ведь о лесе Рис имел представление лишь по чахлым кустикам в нашем сквере. Как правы были Мама, Дедушка и Бабушка, которые не отпускали Риса от себя ни на шаг! Что же делать?

   Я решил вернуться на земляничный склон: Рис не мог уйти далеко – и начать поиски оттуда по спирали, как это делается в настоящих отрядах.

   Теперь я уже не бежал, а шел медленно, осматривая кусты и землю в надежде обнаружить следы. Время от времени я звал сына, но мне отзывалось лишь эхо.

   Я нашел место, где оставил Риса рвать землянику. Здесь виднелось множество следов, но надо быть Соколиным Глазом, чтобы определить, где сын ползал на коленях, где катался по земле, где растирал что-то ногой. Отдельные места поляны были вытоптаны, трава вырвана. Рис вел себя и в лесу так же, как в квартире…

   В одном месте я все же нашел кончик клубка. Примятые кустики земляники тянулись к краю леса, на север… Возле опушки они обрывались, так как начинался наст из дубового листа, а на насте никаких следов не остается. Но важно было то, что я знал, в какую сторону направлялся мой сын. Я пошел на север…

   В лесу темнеет быстро и неожиданно. Не успело солнце скрыться за дальними верхушками, как тени загустели и вдали стали сливаться с деревьями. Пробежал ветерок, и лес наполнился тревожными звуками, как всегда перед наступлением ночи. Днем придавленные зноем, теперь сырые запахи земли стали подниматься, и сквозняки между деревьями приносили запахи то холодного болота, то прелых листьев, то покрытого росой сена… Одиноко кричала какая-то птица. В ее крике были тоска и тревога. Может быть, она, как и я, искала своего детеныша?

   Я то и дело спотыкался о скрытые в опавшей листве корни деревьев. Один раз я упал, ударился затылком о что-то твердое и некоторое время лежал неподвижно, глядя на темные кроны деревьев. Было абсолютно тихо, или, может быть, это я на время потерял слух. От земли тянуло прелью. Какое-то насекомое быстро-быстро пробежало по моему лицу. Мое сознание то затухало, то прояснялось. Не хотелось ни шевелиться, ни звать на помощь, ни думать. Лежать бы и лежать на мягкой подушке из листьев, пока совсем не потухнет небо.

   «Вот так, наверно, умирали в лесу не найденные санитарами солдаты, – подумал я. – Один на один со своими думами».

   Мне вдруг стало страшно. Мне показалось, что я могу тоже умереть в этом лесу, если буду долго лежать на подпревающих листьях… Я вскочил и, пошатываясь, быстро пошел между темными деревьями, все с большим трудом угадывая дорогу.

   Вдруг лес впереди вспыхнул. Прорвавшись сквозь бесчисленные переплетения ветвей, разорванный на части качающимися тенями, изъеденный тьмою, на землю упал солнечный сноп. Он упал трудно, как комета, преодолевшая притяжение бесчисленных более сильных, чем она, миров, и стал биться между темными стволами и корнями деревьев, освещая все вокруг кипящими яркими брызгами. Темный лес настороженно следил за этим явлением. Он уже весь был во власти ночи, он уже спал и видел свои мрачные сны, снившиеся ему еще в те времена, когда в гигантских папоротниках бродили зеленые чудовища с маленькими головками и тяжело, прогибая молодые стволы, летали громадные чешуйчатые птицы…

   И вдруг эта вспышка, разомкнувшая ему веки, это мгновенное превращение тьмы в сияющий клубок света… Казалось, на поляну, куда упал солнечный сноп, снова вернулся полуденный зной.

   Трава заискрилась росой. В ложбинах и между корнями шла отчаянная схватка тьмы и солнца. Там что-то копошилось, чуть ли не вскрикивало, вспыхивало, гасло… Место схватки то освещалось полностью, до самой последней сухой былинки, то заполнялось, словно осенней водой, плотной тьмой…

   Я остановился, пораженный. Это было как в сказке… Как в страшном сне. Солнечный сноп, опускаясь, наткнулся на плотные заросли и, трепеща все слабее и слабее, погас. Самый верхний, самый отчаянный лучик еще метался среди листвы, еще прыгал по сучьям, никак не хотел умирать, цеплялся за жизнь, но с каждым мгновением его движения становились все более слабыми, все более неуверенными, и наконец лучик просто растаял во тьме, как тонкая ледышка, брошенная в горячую воду.

   Сразу стало темно и сыро. Ветер, шевеливший верхушки деревьев, словно только и ждал, когда уйдет солнце, чтобы спуститься вниз. Он стал рыскать между стволами, шуршал сухими листьями, стучал опавшими ветками, и было очень похоже, что кто-то на ощупь искал внизу потерянную вещь.

   …Риса я нашел только часа через полтора по громким крикам и плачу, которые далеко разносились в притихшем лесу. Сын погнался за белкой и заблудился буквально в двухстах метрах от земляничной поляны. Он весь дрожал от страха, голода и холода.

   – Папа, я хочу домой, – плакал он навзрыд. – Я боюсь… Я не хочу больше здесь…

   – Мы заблудились, сынок… Я не знаю, где наш дом.

   – Тогда пойдем туда, где небо светлое. – Рис потянул меня за руку в сторону, где село солнце.

   Мне ничего не оставалось делать, как подчиниться сыну. Может быть, встретится какая-нибудь дорога или человек…

   – Я очень, очень хочу есть… Я никогда так не хотел… В животе больно…

   – Потерпи, сынок…

   Минут через двадцать мы вошли в мелколесье. Небо здесь было еще светлое. На западе виднелись отсветы зари: бледно-розовые полосы, хаотически разбросанные по краю неба. Постепенно мелколесье сменилось хвойными посадками. Небольшие сосны и ели ровными рядами тянулись к горизонту. Земля в аллеях была усыпана хвоей и шишками, поэтому идти было вязко и колко. Рис, обутый в легкие кожаные босоножки, то и дело припадал то на одну, то на другую ногу. Наконец он выдохся и уселся на маленький пенек.

   – Я больше не могу…

   – Залазь…

   Рис уселся на мои плечи. Мы двинулись вдоль посадки, производя сильный шум, так как приободрившийся Рис хватал руками ветки.

   Вскоре стало совершенно ясно, что мы идем под уклон и что посадка вот-вот должна кончиться: деревья стали мельче, реже, ширина аллеи увеличилась.

   Испуганно запищала, сорвалась с большой сосны и низко полетела над землей большая черная птица. Мы нарушили ее ночной покой… Время от времени, разбуженные нашим движением, в кустах чирикали мелкие птахи.

   Впереди над деревьями замерцала большая зеленая звезда…

* * *

   – Ты подожди немножко… Потерпи… Хорошо? – просила женщина.

   Мужчина ничего не ответил, только повернулся на бок.

   – Я сейчас…

   Женщина, оставив дверь веранды открытой, пересекла двор и, распахнув калитку, вышла на улицу. Накинутый на голову белый в черную горошинку платок зацепился за ветку росшей в палисаднике молодой березки и повис на ней, но женщина не заметила этого. Хлопая длинной черной юбкой, она побежала по дорожке, вьющейся вдоль домов поселка среди пыльного подорожника.

   Женщина бежала легко, несмотря на годы. Ее сухая фигурка мелькала между неровно росших вдоль улицы берез и сосен и была похожа на порхавшую веселую черную бабочку. Только один раз женщина остановилась и немного постояла, приложив руку к груди. Потом побежала опять.

   Возле нарядного, словно игрушечного, дома женщина остановилась и постояла несколько минут, пока ее дыхание не стало спокойным.

   Потом она подошла к ярко освещенному окну, поднялась на цыпочки и заглянула в него. То, что она увидела, наверно, заставило ее немного поколебаться, прежде чем постучать. Но все-таки женщина постучала. Стук получился тихим, но неплотно пригнанное вверху стекло неожиданно задребезжало резко и громко.

   Изнутри к стеклу приникло полное круглое лицо и долго вглядывалось во тьму.

   – Это я, Захарыч, – сказала женщина негромко, но человек услышал. Лицо исчезло. На веранде послышались тяжелые шаги, заскрежетал засов, дверь раскрылась, и на крыльце появился толстый человек в пижамных брюках и в майке.

   – Тебе чего, Васильевна? – спросил добродушно толстяк.

   На женщину пахнуло свежей водкой и луком.

   – У меня дело к тебе, Захарыч, – сказала женщина.

   Захарыч почесал под майкой грудь.

   – Какое еще дело ночью? Соль, что ли, кончилась?

   – Мне нужен шприц, Захарыч… – почти шепотом сказала женщина.

   – Шприц? – удивился толстяк, – Зачем тебе шприц?

   – Сделать корове укол.

   – Укол?

   – Да…

   – Заболела, что ли?

   – Заболела…

   – Так я ее только что видел. Шла со стада веселая.

   – Пришла веселая, а сейчас заболела.

   – Объелась, что ли?

   – Не знаю… Лежит, и слезы из глаз текут. Дай шприц, Захарыч. Лекарство у меня есть… Я сама ей укол сделаю…

   – Ты бы лучше ветеринара вызвала.

   – Знаешь же… далеко…

   Толстяк в задумчивости опять почесал грудь.

   – Ну, а чего ты ко мне пришла, Васильевна? Откуда у меня шприц? Подумай.

   – Ты же научный человек, Захарыч… Опыты делаешь… Значит, должен у тебя быть.

   – Нет у меня никакого шприца. И чего тебе взбрело в голову? – Толстяк повернулся, чтобы уйти, но женщина неожиданно проворно взбежала на крыльцо и схватила его за руку.

   – Ну дай, Захарыч!

   Свет из окна теперь падал на голову и лицо женщины. Волосы у женщины были седыми, а лицо сморщенным, изможденным. Тени делали его похожим на маску, которые привозят туристы из экзотических стран.

   – Ну дай, Захарыч! Я же знаю, у тебя есть!

   – Нету! Отцепись от меня! – Толстяк стал раздражаться.

   – Зачем врешь? Ведь есть.

   – Ну есть… – сдался толстяк. – Есть маленький. Для мышей… Он тебе не подойдет.

   – Подойдет, Захарыч! Подойдет!

   – Вот привязалась. Сказал, не подойдет. Это импортный, совсем маленький, мышей колоть. И игла у него золотая… Поняла? Золотая. А ты им корову хочешь… Соображаешь? Забьешь шерстью, поцарапаешь…

   – Я шерсть выстригу, Захарыч…

   – Вот дура баба! Иголочка-то тонюсенькая, а шкура у твоей коровы – броня! Пусти!

   Мужчина вырвал руку и пошел к двери.

   – Подожди…

   Что-то в голосе женщины заставило толстяка остановиться.

   – Ну чего еще? Сказал, не дам, значит, не дам…

   – Ради того, что между нами было… – сказала женщина шепотом и опустила голову.

   Секунду толстяк смотрел на нее, выпучив глаза, потом рассмеялся:

   – Вон оно что… Я уж и думать забыл… Ну рассмешила, Васильевна… А ты еще помнишь?

   – Что было – из жизни не выкинешь, Наум…

   Захарыч перестал смеяться, грустно покачал головой.

   – Да ты посмотри на себя, Васильевна… И на меня… Мы же теперь совсем не те, кем были. Ну насмешила, Васильевна…

   – Дашь шприц?

   – Нет.

   Толстяк решительно повернулся спиной к женщине.

   – Постой…

   Захарыч обернулся.

   – Мне уже скоро умирать, Наум…

   – Ну и что? Хочешь исповедоваться? Я тебе не поп. Все там будем.

   – Послушай, дашь шприц – я на тебя дом запишу… У меня нет наследников…

   Наступило молчание. Потом толстяк медленно спустился на ступеньку и приблизил свое лицо к лицу женщины.

   – А ведь, Васильевна, шприц тебе не для коровы… – сказал он, ловя ее ускользающий взгляд.

   – Не для коровы? Вот еще… Для кого же тогда? – пробормотала женщина.

   – Может, для волка или рыси, – шепнул толстяк, дыша луком, – но только не для коровы…

* * *

   Мужчина подождал, пока за женщиной захлопнется дверь, поднялся с кровати и вышел из дома. На четвереньках, словно собака, пересек он залитый луной двор, стараясь держаться в тени забора, достиг ближайшей сосны и прижался к ее стволу. Теперь он был в безопасности. Тщательно, фиксируя каждую деталь, каждое движение, как привык за многие годы, человек осмотрел ясно проступавшие в лунной мгле дома кордона, ощупал взглядом тропинку, уходящую от кордона в лес, и затем, уже уверенный, что никого нет, все же еще раз огляделся вокруг.

   Он был один. Тени от деревьев, забора тянулись полосами, переплетались в узоры. Но тени были плоскими, там никто не прятался.

   Тогда человек проскользнул от первой сосны ко второй, затем к третьей и вскоре вступил в холодный ночной лес. Здесь ему были знакомы каждый кустик, каждая тропинка. Человек прислушался. Но все было тихо, лишь высоко вверху возилась, мучаясь бессонницей, какая-то птица.

   Человек сделал несколько шагов, нагнулся и пошарил в дупле под сосной. Он нашел то, что искал: жестяное ведро, короткую саперную лопатку и длинный тяжелый, завернутый в серую мешковину сверток.

   Человек взял все это в руки и, часто озираясь и прислушиваясь, словно опытный старый зверь, пошел по тропинке в глубь леса.

   Он шел, наверно, с час, и за это время ему никто не встретился: ни зверь, ни человек Только подходя к речке, человек услышал, как недалеко, продираясь сквозь кусты еловой посадки, кто-то идет.

   Человек присел и затаился, положив возле себя без звука ведро, лопату и длинный сверток. Он умел это делать: класть предметы без звука. И умел сидеть не шелохнувшись. Часами…

   Но сейчас ему не пришлось долго ждать. Вскоре он увидел того, кто шел между рядов еловой посадки. Это был мужчина. Вместо плеч и головы у мужчины был огромный безобразный нарост. Притаившийся человек еще никогда в жизни не видел ничего подобного. Это несомненно был вурдалак. Но разве в наше время существуют вурдалаки?

   Сжав в руке короткую, острую, как нож, лопатку, человек ждал. Может быть, придется вступить в схватку. Человек боялся схватки. Сегодня он чувствовал себя плохо. Сердце колотилось неровно, в голове мутилось. Может быть, надо было подождать, когда женщина принесет шприц и сделает укол.

   Мужчина подошел совсем близко. Теперь было видно, что за нарост у него на плечах. Мужчина нес ребенка.

   При свете звезд он хорошо рассмотрел мужчину и мальчика. Мужчина был широкоплеч и коренаст, мальчик худенький, лет пяти или шести. Одной рукой он обнял отца за шею, другой хватался за ветви сосен.

   Человек сидел как раз посередине широкого прохода. Девяносто шансов из ста, что мужчина с мальчиком наткнутся прямо на него… До встречи оставалось несколько десятков секунд.

   Человек прислонился спиной к стволу маленькой сосны, и расслабился. Он всегда расслаблялся перед опасностью. Так ему легче было принять решение. Решений было три.

   Самое простое, пока не поздно, встать и уйти. Самое простое и самое опасное. До места, где он сидел, мужчине оставалось всего несколько шагов, и тот успеет запомнить его лицо, его походку, фигуру… Может быть, он окликнет так неожиданно появившегося незнакомца, и тогда придется или отвечать (и он, ко всему прочему, запомнит голос) или уйти молча (что еще хуже, так как это вызовет подозрение). И один бог ведает, что может получиться из этого.

   Можно было притвориться мертвым. Человек умел притворяться мертвым. Скорчиться, уткнуться лицом в хвою. Он умел почти останавливать сердце, расслаблять тело, задерживать дыхание, делать лицо, руки, грудь холодными… Этому его научила постоянная опасность, среди которой он жил. Один раз человек сделал так, и его посчитали мертвым. Правда, тогда он лежал среди трупов, и ошибиться было нетрудно.

   Мужчина увидит скрюченное застывшее тело и убежит.

   Нет, и этот вариант был опасным. Тогда придут на это место люди и станут искать его…

   Оставался третий вариант… Но как мало шансов… Если бы не так колотилось сердце… не мутилось в голове… Почему он не дождался, когда женщина вернется со шприцом? Ему всегда помогал укол…

   И зачем дорога мужчины с мальчиком пересеклась с его дорогой!

   Лес такой большой…

   Человеку не хотелось того, что сейчас должно было произойти.

   Шаги были уже совсем рядом.

* * *

   Женщина бежала по улице, сжимая в руке металлическую коробочку. Ночь уже плотно легла на лес, дома, белесую дорогу, и лишь небо оставалось во власти дня. Еще светлое, с чуть розоватыми пятнами, оно медленно гасло, словно покрывалось пеплом.

   Деревушка уже спала: не скрипели калитки, заснули коровы, угомонились хозяйки. Было темно и в окнах Васильевны: убегая, она не включила свет.

   На листья подорожника пала первая ранняя роса, и они мерцали во тьме, отражая тухнувшее небо.

   Калитка была закрыта, и это удивило Васильевну Она хорошо помнила, что, когда уходила, калитка осталась раскрытой настежь. Неужели кто пришел? Может быть, вернулись квартиранты?

   Васильевна взбежала на крыльцо и замерла, пораженная: на покрытой росой досках были ясно видны отпечатки человеческих рук…

   Еще не понимая, что это значит, но уже предчувствуя недоброе, женщина заглянула в комнату постояльцев, на кухню, во все уголки дома. Везде было пусто. Тогда женщина замерла и прислушалась. Дом молчал. Только под полом осторожно скреблась мышь да в углу вяло жужжала не могущая уснуть большая муха.

   Постояв немного, Васильевна зажгла свет, подошла к буфету с продуктами, осторожно выдвинула один из ящичков. Тускло блеснуло стекло. Женщина достала ампулу, отбила ножом кончик, привычным движением быстро и ловко заправила вынутый из металлической коробочки шприц…

   Со шприцем наготове она спустилась в тайник и включила свет… Смятая кровать… повсюду следы торопливых движений. На полу поблескивал разбитый шприц… Женщина машинально поднялась наверх, выключила свет и остановилась, раздумывая… Потом она сунула шприц в карман кофты, выбежала из дома… Через пять минут ее обступили темные сосны леса…

   «Как же я его найду? – думала женщина, мечась между деревьями, всматриваясь в каждый куст, в каждую муравьиную кучу, – даже крикнуть нельзя…»

* * *

   Сжимая дрожащей от слабости рукой саперную лопатку, как нож, приготовившись к броску, если его заметят, человек сидел на корточках в мелком сосняке.

   Но мужчина не заметил его. Он шел, нагнув голову, не смотря по сторонам, потому что на его плечах сидел ребенок…

   Подождав, пока затихнут шаги, человек взял ведро, саперную лопатку и продолжил свой путь. Временами он останавливался, прислушивался.

   Вскоре местность пошла под уклон, запахло сыростью. Деревья стали мельчать…

   Человек пролез в едва заметный прогал между двумя соснами и очутился на небольшой поляне. Здесь было совсем темно, и человек включил фонарик. Бледный слабый из-за севшей батарейки луч метнулся по хвое и пополз к центру поляны.

   Сейчас он увидит то, из-за чего сюда пришел, то, из-за чего станет работать здесь почти до утра, вскапывать землю, носить от речки воду, делать измерения при свете фонарика. Он увидит цель своей жизни, своих любимцев, к которым почти каждый день пробирался сюда на тайные свидания.

   Луч от фонарика пересек поляну, лихорадочно метнулся назад, затем вправо, влево и замер, вибрируя в дрожащей руке…

   На поляне ничего не было…

   Не веря своим глазам, но уже сердцем понимая беду, человек потушил фонарик и, нагнувшись, пошел к центру поляны, ощупывая землю.

   Вскоре его пальцы наткнулись на то, что искали, – маленький пенек, потом нашли еще два…

   Человек тихо застонал и сел на землю, покачивая головой, как пьяный. Кто-то срезал три деревца… Три деревца, которые он холил, поил, растил много лет… Наверно, их срезали на удилища. Они были такие тонкие, стройные, гибкие… Кто-то шел по сосновой посадке, увидел деревца и срезал их ножом или срубил туристским топориком.

   Человек сидел, посапывая и раскачиваясь, наверно, с полчаса, потом встал. Он принял решение.

   За эти три деревца он убьет первого же, кого встретит в лесу…

Часть третья ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР, НОЧЬ

1

   Рис все ниже склонялся к моему плечу, наконец обхватил меня за шею и засопел над ухом. Сегодня ему досталось… Да еще голодный… Деревья стали совсем маленькими, превратились в игрушечные елочки, разбежались в стороны и пропали во тьме, словно вошли назад в землю.

   Запахло водой. Еще минута, и я увидел, что нахожусь на лугу. Впереди узкой полоской светлела река. За рекой, до самого еще совсем светлого горизонта, простирались камыши. Там, в болотах, на каком-то островке, а может быть на лодке, горел костер – его огонь я принял в лесу за свет звезды. Почему-то издали он казался зеленым. Теперь костер горел тревожным красным светом.

   Еще несколько сот шагов – и я с Рисом, как древний витязь с тигром на плечах, стоял на высоком берегу речки. В этом месте речка была совсем узкой и мелкой, почти ручейком. Она деловито бежала, прижимаясь к берегу, крутя водовороты; иногда всплескивала рыбешка. Однако чуть дальше, в зарослях, судя по тишине и тяжелым глухим ударам хвостов больших рыбин, было глубоко…

   Я осторожно опустил сына на землю (Рис забормотал во сне, зачмокал губами) и пошел поискать чего-нибудь для костра. Вскоре я наткнулся на полуобгоревшее бревно, небольшую кучку хвороста, коровьи лепешки – остатки чьей-то стоянки. В овраге неподалеку, заросшем мелким кустарником, я набрал еще хвороста. Затем – вот когда пригодились спички! – разжег на старом пепелище костер и принес к огню Риса. От света и тепла сын проснулся, долго недоуменно таращил глаза, потом пододвинулся к огню поближе, притих и стал смотреть на пляшущее пламя.

   Я подбросил в костер сучьев, коровьих лепешек, и костер затрещал, зафыркал дымом, пахнущим давно забытыми деревенскими запахами: ухой из вертких полосатых окуньков и широких литых плотвичек, с пшеном, картошкой, зеленым луком, красным перцем, лавровым листом; кашей из молодой пшеницы, собственноручно добытой из колосков на убранном колхозном поле, с мелконарезанным мясом и целыми сладкими синими луковицами; чаем, заваренным смородиновым листом; мокрым лугом после дождя, по которому только что прошло коровье стадо; парным молоком, налитым в литровую жестяную кружку, пенистым, почти горячим, пахнущим мокрой доброй шерстью…

   Рис никогда не знал деревенских запахов, но когда его накрыло дымом от костра, он встревожился, глубоко втянул в себя воздух и проглотил слюну.

   – Черт! – воскликнул он. – Как вкусно пахнет!

   Наверно, все же Рис знал эти запахи. Очень давно. Когда его совсем не было, когда он был мною.

   – Сейчас попробуем поужинать, – сказал я.

   – Что? – быстро спросил Рис. – Ужин? Откуда?

   – Рядом с нами протекает река, а если рядом протекает река, ловкий человек всегда в ней чего-нибудь добудет съестного.

   – А ты ловкий человек? – спросил Рис недоверчиво.

   – Когда-то, в твои годы, был ловким. Если удастся вспомнить…

   – Вспомни, пожалуйста, – попросил Рис.

   – Тогда неси за мной вот эту головешку.

   Я выдернул из костра большой, пылающий ярким пламенем сук и подал его Рису.

   – Только осторожней, не загорись сам.

   Рис опасливо взял сук и отодвинул его как можно дальше от себя.

   – Черт! Как жжется! – заметил он.

   Сам я взял охапку дров, и мы спустились к реке: я впереди, Рис, постоянно роняя сук и чертыхаясь, – сзади. Под обрывом, как я и предполагал, был маленький песчаный пляжик, косо уходивший под воду, – идеальное место для ловли раков. Я сложил дрова у самой воды, сунул в дрова головешку, которую принес Рис на вытянутых руках, со страшными предосторожностями, словно это была не головешка, а гремучая змея, и через минуту костер ярко запылал, освещая камыши на той стороне и часть дна мелкой речушки. Затем я снял туфли, носки, закатал штанины брюк и вошел в воду чуть выше по течению, поближе к камышам. Покопавшись в иле, я нашел там десятка полтора крупных ракушек. После этого я вылез на берег, подобрал ракушки и положил их в костер, на горячие угли. Вскоре ракушки затрещали и стали раскрываться. Запахло жареным мясом.

   – Черт! – сказал Рис. – Как вкусно пахнет. Здорово ты придумал.

   – До ракушек дело пока не дошло.

   Я взял сук и начал вытаскивать шипящие ракушки из костра.

   Когда ракушки чуть остыли и их можно было брать руками, я побросал их в воду с таким расчетом, чтобы они легли неподалеку от берега, на освещенный участок дна.

   – Рыбу, что ли, из воды хочешь выманить? – спросил наблюдавший за моими действиями Рис.

   – Чего-нибудь выманим…

   Мы сели с Рисом на корточки и стали ждать. Вода шевелила на дне наши тени.

   Я пропустил момент, когда он появился Он словно свалился с неба. Огромный черный усатый рак. Я сразу прозвал его Матерым. Матерый лежал в двух шагах от нас, таращил свои глазищи и угрожающе шевелил усами. Видно, мы не внушали ему доверия и он хотел запугать и прогнать нас.

   – Ух ты! – воскликнул Рис.

   – Тише…

   Мы сидели не шевелясь Это успокоило рачища. Наверно, он принял нас за глыбы. Глинистые, огромные, но безобидные глыбы. Матерый подполз к ближайшей ракушке и тронул ее клешней. Ракушка не убежала. Но рак, видно, был стреляным раком и тронул ее еще раз, посильнее. Ракушка продолжала неподвижно лежать. Третьей пробы Матерый не стал делать. Он обхватил жаркое двумя клешнями, подтянул его к себе (сразу было видно, что это гурман) и начал есть не спеша, отщипывая по кусочку и на всякий случай грозно шевеля усами.

   Из темноты, со стороны мрачной стены камышей, стали появляться другие раки. Они были поменьше, чем Матерый, некоторые выглядели совсем маленькими, величиной с металлический рубль, не больше. Раки почтительно, стороной обошли Матерого и накинулись на другие приманки. За передовым отрядом появились другие. Не прошло и десяти минут, как возле каждой ракушки собралась целая «мала куча».

   – А их едят? – спросил Рис, с любопытством наблюдая за происходящим на дне. – Как они называются?

   – Раки. Едят за милую душу.

   – А-а… это из них делают конфеты «Раковая шейка»? Я очень их люблю.

   Я осторожно вошел в воду. Раки не обратили на меня никакого внимания. Они были настолько увлечены своим делом, что, казалось, только что не урчали от наслаждения. Мне удалось подойти к ним вплотную, лишь самый маленький кинулся из-под моих ног в камыши, взметнув облачко песка.

   Начал я с Матерого. Я нагнулся над гигантом, быстро схватил его и выбросил на берег. Так же я управился и с остальными. Лишь когда на песке осталось с десяток раков, они почуяли что-то неладное и бросились, словно по команде, врассыпную.

   Я вылез на берег, еще раз вручил Рису горящую головешку и при ее неверном свете начал собирать раков и отправлять их в костер, на угли. Рис свободной рукой попытался было помочь мне, и тут же испустил жуткий вопль. Бросив в траву факел, мой асфальтовый сын закружил на месте, как подбитый галчонок, что есть силы размахивая правой рукой, в которую вцепился рак. К счастью, это оказался небольшой рачок. Я без труда оторвал его от пальца Риса. Сын тут же стал высасывать из ранки кровь, как видел в каком-то кинофильме, и принялся на чем свет стоит проклинать раков вообще и этого в особенности.

   – Эти идиотские раки! – кричал он – Да чтобы я их стал есть! Раки! Подумаешь, раки! Да кто они такие, чтобы кусаться! Этот рак! Я ему еще припомню! Идиот чокнутый! Думает, он вкусный! На вот тебе, получай!

   Рис схватил укусившего его рачка и запустил в воду.

   – Это называется пустить щуку в воду, – заметил я.

   – Ничего, пусть знает, что он невкусный, – злорадно сказал Рис.

   Для моего сына эти сутки поистине были сутками приключений. Да еще каких! Сплошные увечья!

   Мы сели возле костра, где жарились раки.

   – Эх, – сказал Рис, – домой хочется… Есть хочется… Еще неизвестно, какие они, эти раки… Может, гадость какая… Может, они совсем и не съедобные… Даже ядовитые. – Рис никак не мог простить покушения на его палец. – Что-то не верю я, чтобы они на «Раковую шейку» были похожи. Лизнул я одного. Дрянь. Какой же я дурак! – Рис с силой постучал себя по лбу костяшками пальцев. – Почему, почему я не стал сегодня завтракать! Можно было так натрескаться да еще в карманы наложить. Дурак я, дурак… Теперь всегда буду все есть и запасы делать. Особенно сало. Я почему-то с сегодняшнего дня полюбил сало.

   – Не говори про сало, – теперь уже я попросил сына.

   Но Рис продолжал вспоминать сало и другие продукты. Он вспоминал продукты во всех подробностях: как выглядят в вареном, свежем и сушеном виде. Рис в своей страстной речи даже упомянул про маринованные грибы, к которым раньше питал глубокое отвращение.

   Костер горел, потрескивая сухими ветками, разбрасывая искры низким веером.

   – Тебе не холодно?

   – С одной стороны холодно, с другой – жарко.

   – У костра это всегда.

   – Пап, а тебе раньше приходилось вот так?..

   – Приходилось.

   – Одному?

   – И одному приходилось.

   – Совсем-совсем?

   – Совсем-совсем…

   Порыв ветра качнул пламя сначала в одну сторону, потом в другую… Остро и сладко пахнуло горячим дымом.

* * *

   Человек подполз к костру почти вплотную. Он подполз со стороны речки, против ветра, и мужчина и мальчик ничего не услышали. Тень от обрыва защищала его от света костра.

   Мужчина и мальчик жарили раков. Дразнящий запах слегка горелого мяса вместе с дымом растекался по лугу.

   «Проклятые… Ах, проклятые… – пробормотал мужчина сквозь стиснутые зубы. – Губят, жгут, уничтожают… все живое…»

   Лежать было неудобно, но человек боялся пошевелиться, чтобы не выдать себя. Он ждал, когда костер будет гореть не так ярко и тень от обрыва ляжет поближе к этим двоим. «Два броска или один? – думал человек – Надо суметь в один…»

   Он пристально смотрел на костер, словно пытаясь взглядом притушить ярко пылавшее пламя. Когда вечер поворачивал в сторону речки, искры вместе с дымом долетали до его головы.

   «Мальчика я возьму с собой, – думал человек. – Я научу его любви…»

   Он сам понимал, насколько безумны его планы… Но все равно хотел увести с собой мальчика в подземелье. Хотя бы на час… Прижать его к своей груди, гладить по волосам, рассказывать про лес, букашек… Про свою жизнь. Он будет плакать… Сначала… Сначала все плачут… Потом забывают… Все на свете со временем забывается.

* * *

   – Пап, а что там шуршит?

   – Где?

   – Там, в траве.

   – Зверюшки разные…

   – Например?

   – Например, мыши. Может быть, лягушки… Сидят сейчас вокруг нас…

   – А почему они не спят?

   – К огню тянутся. Каждое живое существо неравнодушно к огню. Огонь – это жизнь для всех.

   – И солнце – огонь?

   – Самый большой.

   – И мы неравнодушны к огню?

   – Как ты сам считаешь?

   – Да, очень… Знаешь, как я жду завтрашнего солнца… Когда оно садилось, я так к нему бежал. Оно мне самым родным показалось… – Рис немного поколебался – Даже родней Бабушки с Дедушкой. – Сравнить солнце со мной или с Мамой Рису даже не пришло в голову. – Я клятву тогда дал… Знаешь, какую страшную… Три дня не есть, если нарушу… Ну, может быть, не три, а уж день наверняка. Полдня точно. От завтрака до обеда.

   – По поводу чего же клятва?

   – Если солнце стану ругать.

   – Ты разве ругаешь солнце?

   – Я все ругаю. Если разозлюсь. Не вслух, а про себя. И воспитательниц, и ветер, и дождь, и еду, если невкусная. А солнце теперь не буду. Пап, расскажи какую-нибудь сказку, страшную-престрашную. Чтобы я только ее не знал.

   Рис придвинулся ко мне и заглянул в лицо.

   – Только очень страшную и чтобы я совсем-совсем не знал.

   – Очень страшную?

   – Ну да.

   В свете костра глаза сына жадно поблескивали.

   – Какой в книгах нет. Какие в книгах есть, мне Бабушка с Дедушкой почти все прочитали. Что-нибудь новенькое.

   – Гм… Я таких, пожалуй, и не знаю.

   – Тогда придумай. В некотором царстве, в некотором государстве…

   – Совершенно верно. В некотором царстве, в некотором государстве жил-был мальчик…

   – В этом царстве водился Змей-горыныч?

   – Подожди. Не перебивай. В некотором царстве, в некотором государстве жил-был мальчик. Жил он с родителями в доме, на самом краю деревни… У них был огород, где росли картошка, кукуруза, огурцы, помидоры, капуста…

   – Цветная?

   – Нет, обыкновенная.

   – Жаль Я очень люблю цветную капусту. Бабушка ее здорово наловчилась делать Обваляет в сухарях и заливает яйцом…

   – Ну вот. А за огородом сразу начинался овраг, а в овраге было полно крапивы. Большой-пребольшой, в рост человека.

   – Стой! Я догадался, – Рис положил мне голову на колени. – Это была не крапива, а стая злобных волшебников.

   – Нет. Это была самая обыкновенная крапива И еще в овраге росла старая ветла и лежала дохлая кошка.

   – А на самом деле это была не дохлая кошка, а…

   – Самая настоящая дохлая.

   – Тогда ветла была не ветла…

   – И ветла настоящая.

   – Что это за сказка, где все настоящее? – недовольно проворчал Рис.

   – Слушай дальше. По дну оврага протекал ручей. Маленький такой ручеек, мелкий-премелкий, но чистый и холодный…

   – Это был родник?

   – Да.

   – С волшебной водой?

   – Нет. С настоящей.

   – Фу ты!

   – Вокруг деревни на многие километры простиралась голая степь, и мальчику негде было купаться. Деревня стояла в степи. Тогда он взял лопату и вырыл на пути ручейка продолговатую яму. Бочажок.

   – Там поселился водяной?

   – Водяного не было. Одни лягушки…

   – Знаешь что, пап, – Рис приподнял голову с моих колен, – ты мне не рассказывай, пожалуйста, эту сказку. Чепуха какая-то! Ни волшебников, ни водяных.

   Я погладил сына по голове.

   – Потерпи. Будут волшебники… Так вот. Вокруг ручья было полно крапивы, и мальчик лопатой проложил от дома к бочажку дорожку, а из палисадника принес большой георгин прямо с корнями и посадил его на берегу ручейка. Мальчик очень любил георгины. В жаркий день, особенно когда не было ветра, в бочажке было хорошо лежать и рассматривать книжки с картинками. Мальчик раздевался догола, брал книжку и залезал в бочажок.

   – И вот однажды, когда он лежал там голый, такой съедобный, его утащил превратившийся в бегемота злой волшебник, – нетерпеливо прервал меня Рис.

   – Вовсе нет. Мальчик спокойно полеживал в бочажке до самого обеда, а в обед приходила мать и звала его есть.

   – И вот когда он ел…

   – Он спокойно обедал в свое удовольствие. Но сначала он бежал на огород нарвать там на грядках помидоров и огурцов…

   – Свежих?

   – Разумеется. Соленые овощи на огороде не растут. Да… Потом он залезал в погреб и доставал холодное топленое молоко, запеченное в печке прямо в глиняном горшке, и захватывал с собой жестяной бидончик с липовым медом.

   – Вот жил, гад! – вырвалось у Риса.

   – Не ругайся. Ну вот… Тем временем его мать на летней печи во дворе жарила картошку. Картошка жарилась на огромной чугунной сковородке, такой огромной, что она едва умещалась на плите.

   – Ну и обжора он был!

   – Ничего подобного. Дело в том, что мальчик жил в большой семье: отец, мать и три сестры. От картошки пахло на целый километр…

   Рис тронул меня за рукав.

   – Только, пап, пожалуйста, пропускай места, где про еду.

   – Ладно… К обеду все собирались за длинным столом под старой, уже неплодоносящей яблоней. Мать накрывала стол двумя клеенками. Одна была с красными цветочками, а другая с голубыми. Мальчик всегда садился на голубую сторону, он любил голубой цвет. Все усаживались за стол одновременно, такой к семье был обычай – собираться всем вместе за обедом. Приходил с колхозной конюшни отец, он работал старшим конюхом, две взрослые сестры прибегали с фермы, закончив обеденную дойку коров, появлялась младшая сестренка-школьница. Дальше я пропускаю… После обеда все расходились: отец и старшие сестры снова на работу, младшая садилась за уроки, а мать с мальчиком принимались мыть посуду. Мать тогда у мальчика болела, и ее освободили от работы в поле. Иногда ее приглашали только обмазывать клуб, фермы, контору. Мать очень хорошо умела мазать.

   – А чем они мазали… эти фермы?

   – Глиной с соломой мазали, чтобы скоту зимой теплее было И людям тоже теплее, когда дом обмажешь. Все в деревне, где жил мальчик, мазали свои дома. И мальчик тоже мазал, помогал матери. Он вообще любил работать.

   – Не то что некоторые.

   – Вот именно… Потом наступал голубой-голубой вечер. Сначала чуть подсиненный, как белье синькой…

   – Белье синькой? Что это такое?

   – А продавался такой порошок – синька. Когда мать стирала, она добавляла в воду этого порошка. Тогда белье казалось тоньше и нежнее.

   – Она бросала прямо в стиральную машину? – Рис заинтересовался. Он любил смотреть, как работает стиральная машина.

   – Тогда не было никаких стиральных машин. Мать стирала в жестяном тазу на речке… Так вот… Постепенно вечер становился фиолетовым, как бледные фиолетовые чернила, потом густел, и к десяти часам делалось необыкновенно красиво. Все становилось густо-синим: и дома, и вода в ручье, и деревья, и коровы, и собаки, и люди. Становился синим и мальчик. И девочка, с которой он дружил. У нее были волосы белые-пребелые, а вечером они становились синими.

   – Ну и сказочка… Девчонок еще только тут не хватало.

   – Ладно, не будем про девочку, тем более, что она в сказке не участвует. Вечером вся улица собиралась играть в лапту.

   – Как это – вся улица?

   – Ну, все мальчишки и девчонки.

   – Все, прямо все? – ехидно спросил Рис.

   – Почти все.

   – А как же в девять тридцать фильм по телику? – Мой сын торжествовал. Он думал, что уличил меня во лжи.

   – Тогда не было никаких теликов.

   – Ну? – не поверил Рис.

   – Представь себе.

   – Как же жили люди? – Рис был поражен. Видно, он считал, что телевизор существовал вечно.

   – Жили. И ничего…

   – Чего же они делали по вечерам? – никак не мог поверить Рис.

   – Читали, гуляли, играли в шахматы, шашки… Мало ли что. Просто беседовали.

   Рис покачал головой.

   – А по-моему, без телевизора и жить не стоит. Скучища. «Читали, беседовали», – передразнил Рис. – Это все равно, что вкалывать. А телевизор – отдых. Лежи себе да смотри. Никто к тебе не лезет, не пристает. Думать ни о чем не надо. У меня, когда начинаю думать, голова раскалывается. Хоть радио-то было?

   – Радио было… Такие маленькие черные наушники. Наденешь наушники…

   – Как летчики сейчас? Я видел по телику.

   – Примерно. Треск и шорохи… И речь, и музыка. Но больше – треск и шорохи…

   – Почему?

   – Потому что звуки тогда еще плохо умели улавливать, они были слабыми, как шлюпки в шторм. Море их треплет взад-вперед, трет о гальку… Отсюда шорохи и шум. Особенно много всего было ночью… Мальчик очень любил слушать наушники ночью. Это сейчас приемником можно весь дом на ноги поднять. А тогда ты никому не мешал. Мальчик ляжет, наденет наушники и слушает… Приемник назывался детекторным. Но все равно был очень хорошим. Кузнец, товарищ отца, даже сделал так, что приемник работал на всех волнах, не хуже, чем сейчас, а может быть, даже лучше. Нужна была только большая антенна. Мальчик сходил в лес, лес от них был километрах в пятнадцати, и срезал там четыре длинные слеги. Потом он связал их проволокой по две вместе – и получились длинные-предлинные вышки. Мальчик врыл их на огороде, натянул между ними проволоку – и получилась отличная антенна. Не антенна, а чудо… Когда вставало солнце, антенна вся сияла золотым блеском, проволока была медной и словно рассекала огород ножом на две части. Мальчику очень нравилось, как сияла проволока…

   – Откуда он видел? Он же спал.

   – А вот и не спал. Он полол огород.

   – Полол огород, когда вставало солнце? Ну ты, пап, даешь!

   – Да, представь себе, полол огород. Мальчик вставал еще раньше, чем солнце, потому что огород лучше всего полоть по холодку, а остальные дела уже можно делать при солнце.

   – У него были еще и другие дела?

   – Конечно. Много. Но мальчик успевал все сделать к двенадцати часам, такой он был быстрый. А после у мальчика было до самого вечера свободное время. Правда, еще надо было нарвать корове на вечер травы.

   – Ну и жизнь! Черт знает что такое! Сколько же ему было лет?

   – Приблизительно столько же, сколько и тебе, может, чуть больше.

   – Тогда ты загибаешь. Такого не может быть. Твой мальчик надорвался бы и умер.

   – А он не надорвался и не умер, наоборот, рос сильным, смелым и закаленным.

   – Ладно, не буду с тобой бесполезно спорить Это же сказка. Значит, потом пришел злой волшебник и выдернул с корнем эту медную антенну. Так?

   – Нет. Злой волшебник пришел позже.

   – Ты, пап, как-то долго рассказываешь. Давай покороче. Переходи к делу.

   – Ладно. Значит, так мальчик жил… И вот однажды…

   От реки резко потянуло сыростью. Струя холодного воздуха ударилась о пламя костра, свернула его в тугое алое полотнище. Несколько секунд пламя, казалось, стояло неподвижно, потом стало опадать, словно подтаивать… Я протянул руку, пытаясь во тьме нащупать какой-нибудь сук, но дрова кончились. Пламя опало совсем. Ярко-красные угли начали подергиваться серой пленкой, как глаза у засыпающей птицы. Раки, лежавшие с краю, еще шевелились.

   – Надо поискать дров.

   – Я с тобой.

   – Посиди здесь. Я сейчас…

   – Нет! Ты опять потеряешься!

   Рис взялся за мою руку, и мы отошли от костра. Сразу стало темно, зябко и неуютно… Какое все-таки великое изобретение – костер. Как страшно и холодно было без него на темной загадочной земле. Словно зверь, сидел человек в сырой пещере и, накрывшись шкурой, со страхом вслушивался в завывание ветра или в монотонный шум дождя. Кто там, за черной дырой входа? Зверь? Другой человек? Или, что страшнее всего, злой дух, от которого неизвестно чего ожидать? А потом появился костер, заплясали по стенам веселые блики, теперь вечер и ночь стали не самой страшной частью суток, а наоборот – временем отдыха… Можно было выпиливать из кости фигурки, рисовать на стенах пещеры зверей, на которых охотился днем. Можно было, наевшись жареного мяса, греться у костра и, полузакрыв глаза, придумывать сказки или петь, нащупывая мелодию, подбирая слова, чтобы их окончания звучали одинаково… Кто он был – первый, приручивший огонь? Случайный человек? Или гений каменного века?

   После света в темноте искать сучья было трудно. Костер горел неподалеку тусклым пятном, все более и более растворяясь в темноте, и мне вдруг стало страшно, что он погаснет. Стало так страшно, что я сразу, несмотря на холод, вспотел. Это был совсем другой страх, какой мне не приходилось испытывать раньше. Страх не за свою жизнь, не за жизнь близкого человека, а за жизнь вообще… Мне вдруг показалось, что если костер погаснет, то кончится все, произойдет нечто ужасное, непоправимое… Что? Я не мог этого объяснить… Может быть, установится вечная ночь, никогда не встанет солнце, и тьма наполнится рыканьем ужасных, никогда ранее неведомых чудовищ? И мы никогда не найдем дорогу домой. Вот так и будем идти и идти с Рисом год за годом через темные леса, безлюдные поля, пока не исчезнем, не споткнемся, не упадем на холодную землю.

   Рис тоже испытывал беспокойство. Он то и дело поглядывал на костер, шарил по земле, собирая мелкие ветки…

   – Пап, скорей, а то потухнет…

   Откуда у нас это чувство страха перед тьмой? Инстинкт… Вечный страх, что исчезнет свет, тепло, солнце… То, что породило жизнь… Первая клетка, которая возникла вдруг в Мировом океане, наверно, тоже судорожно сокращалась, когда наступала ночь, она инстинктивно боялась не дожить до рассвета… Эта клетка через огромное число поколений передала страх нам. Наверно, поэтому до сих пор человек не может спокойно видеть, как затухает костер…

   Костер уже едва светился во тьме, когда мы вернулись из оврага. Мы одновременно, торопливо стали бросать хворост в костер. Огонь на несколько секунд притух, затаился, словно голодный, ослабевший зверь, на которого свалилась неожиданная добыча и он не может поверить в свое счастье, растерялся, боится лишним движением вспугнуть эту добычу; потом он пришел в себя и стал осторожно, аккуратно пожирать добычу. Но вот он вошел во вкус, кинулся на добычу, навалился, придавил лапами так, что захрустели кости, и пошло жаркое, кровавое пиршество.

   – Все-таки хорошо, когда огонь, – сказал Рис, протягивая к костру руки.

   Сын сказал эти слова голосом мудреца и руки протянул совсем по-взрослому. Я никогда не слышал у него такого голоса и не замечал этого движения – спокойного, расчетливого, экономного, словно Рис боялся, что возьмет слишком много тепла, и его не останется на потом. Наверно, в Рисе заговорил тот пещерный предок, гений каменного века, впервые приручивший огонь… Он, наверно, дрожал над каждой искрой. Рис тоже впервые в своей жизни сидел у костра…

   – Когда же эти раки изжарятся?

   – Теперь скоро.

   – Ну, пап, рассказывай дальше. Что там случилось?

   – Вот… Так, значит, и жил мальчик… И вот однажды ночью, когда все спали, а мальчик не спал, а лежал на кровати с наушниками и слушал радио…

   – Наконец-то, – сказал Рис и бросил в огонь хворостину!

   – Однажды, когда он слушал радио, он уловил в наушниках иностранную речь. Ему и раньше попадалась по радио иностранная речь и иностранная музыка, но очень глухо, невнятно, чуть-чуть, почти бормотание… Так, какой-то клекот сквозь треск и шорохи. А тут голоса звучали совсем рядом, словно за стенкой, во дворе. Переговаривалось несколько иностранцев. Они говорили громко, отчетливо, короткими словами. Их отрывистая речь была похожа на лай овчарок. Он не мог понять, откуда она взялась, почему звучит так отчетливо. Неужели иностранцы вошли во двор и разговаривают? Или приемник стал таким необыкновенно чувствительным, что слышно каждое слово из-за границы? Может быть, это оттого, что приближается гроза? Мальчик где-то слышал, что гроза может и глушить звуки и проводить их с необыкновенной силой. Наверно, это так и было…

   И тут мальчик услышал гул. Низкий, закладывающий уши гул, такой насыщенный, такой плотный, что у мальчика заболели зубы… Никогда в жизни мальчик не слышал ничего подобного. Как был, в одних майке и трусах, он выскочил во двор. Во дворе гул был нестерпимым. Казалось, от него лопнут барабанные перепонки, выпадут глаза, расшатаются зубы так, что их можно будет вынуть изо рта рукой… Но самое страшное оказалось, что нельзя понять, откуда идет гул. Получалось так, что его издавало все: и земля, и сарай, и низкое предрассветное небо. И вдруг мальчик понял, откуда идет гул. Прямо над ним, в хмурой мгле, где боролся с ночью рассвет, висели и шевелились черные тени…

   – Драконы? – быстро спросил Рис.

   – Да.

   – Наконец-то!

   – Мальчик сразу догадался, что голоса, которые он слышал, это их голоса – драконов…

   Я взял хворостину и стал переворачивать раков.

   – Ну, пап… Дальше. И они схватили мальчика?

   – Нет. Они улетели.

   – Фу ты, черт! Когда же все начнется? Целый вечер тянется резина.

   – Наберись терпения и слушай. Они улетели, а мальчик остался стоять один, босой на покрытой утренней росой, холодной земле. Он ничего не мог понять. Может, это ему приснился сон? Просто он еще лежит в кровати, и ему снится сон… И тут затряслась земля. Она тряслась мелко и беззвучно, иногда так смеются злые люди: мелко и беззвучно, когда чему-нибудь радуются, когда вышло по-ихнему. Мальчик стоял на дрожащей земле, и его самого била дрожь от холода и страха… Потом заалел горизонт, хотя до восхода солнца было далеко, да и вставало солнце совсем в другой стороне. Может, это поднималась луна? Но это не была луна. Она встает быстро, тут же на глазах бледнеет, и красное сияние вокруг нее исчезает. Здесь же горизонт продолжал пылать. Мальчик стоял пять, десять, пятнадцать минут, а пожар все не потухал, наоборот, разрастался все больше и больше… В той стороне был райцентр, большая узловая станция.

   – Драконы подожгли райцентр? Здорово! А что дальше? Мальчик бросился на помощь?

   – Нет. Он вернулся в дом и стал слушать радио. Но все опять было тихо, спокойно, только обычные шорохи и потрескивания… Может, действительно это был сон? Нелепый, глупый сон, какие иногда снятся ни с того ни с сего. Проснешься и долго не можешь прийти в себя. Не то ты проснулся, не то еще спишь У тебя так бывало?

   – Много раз.

   – Тем более, что в комнате выглядело все так сонно, привычно, уютно. Тикали ходики с кошечкой, бегающие глаза которой были видны даже в темноте, слегка похрапывал в другой комнате отец, чмокала и что-то невнятно бормотала во сне младшая сестра, во дворе первый раз прокричал петух… Да, наверно, приснилось, подумал мальчик и перевернулся на бок, чтобы заснуть под треск наушников, он любил засыпать под потрескивания и шорохи неба, но тут иностранная речь зазвучала опять. И мальчик понял, что все это ему не приснилось, что драконы возвращаются назад. Подожгли станцию и возвращаются домой. Теперь их голоса звучали еще наглее. Слышался такой же лающий, как разговор, смех. А один дракон даже насвистывал сквозь зубы веселый мотивчик…

   – И что сделал мальчик?

   – Мальчик разбудил отца и рассказал ему про драконов. Но отец не стал слушать мальчика и перевернулся на другой бок. Он очень уставал за день да и вообще считал своего сына фантазером. А утром стало известно, что драконы напали на землю, где жил мальчик с родителями, сожгли станцию и убили много людей…

   – И мальчик пошел воевать с драконом? Эту сказку я знаю. Про драконов я все знаю. Давай что-нибудь другое.

   – Дослушай до конца. Мальчик был еще слишком маленьким, и на борьбу с драконом ушел его отец. Но ему одному не под силу было сражаться с драконами. Тогда ему на помощь пошли две старшие сестры. Драконы убили сестер. Убили они и младшую сестру. Прямо в коровнике, во время дойки. Младшая сестра пошла работать на ферму, чтобы заменить старших. И вот однажды дракон прилетел и бросил на ферму бомбу. И ни от коров, ни от сестры ничего не осталось Потом мальчик с матерью собрали с того места пепел и похоронили его на кладбище. И мальчик сам сделал большой деревянный крест… Подбрось сучьев. Только не в середину, с краю…

   – А что было потом? Мальчик отомстил драконам?

   – Потом на землю, где жил мальчик, пришли драконы.

   – Отец не смог их победить?

   – Пока нет. Драконы отобрали у матери и мальчика корову, заставили вырыть на огороде и отдать им молодую картошку, перестреляли кур, съели овцу, сломали антенну. Поля вокруг деревни были сожжены, растоптаны танками, разграблены, и, чтобы не умереть с голоду, мать с мальчиком заколотили двери, ставни в доме и пошли по деревням побираться… Разного насмотрелись. Но одна ночь особенно запомнилась мальчику. До захода солнца они спешили дойти до деревни – встречный человек сказал, что осталось километров пять. Но оказалось больше, а может быть, они сильно устали, шли очень медленно, но только уже наступила ночь, а деревни все не было. К счастью, взошла луна, и идти было светло. Они шли по холодной пыльной дороге босиком, чтобы сберечь обувь, и тени бежали впереди них, одна маленькая, другая большая… Вокруг ни движения, ни звука… Драконы поубивали и пораспугали всех птиц и зверюшек… Только метеориты иногда чертили небо да слышалось шлепанье по пыли босых ног… «Неужели деревня так далеко, что ничего не слышно? – думал мальчик. – Хоть бы собака гавкнула…» И вдруг они увидели возле дороги высокий черный предмет, вокруг которого роились светлячки. Мать с сыном свернули с дороги и увидели, что высокий черный предмет – это печь, а светлячки – это угли… Печь и угли – все, что осталось от сгоревшей избы… Рядом стояла еще одна печь. А дальше еще и еще чернело и светилось… Они пошли по дороге, а по обеим сторонам стояли такие же печи и так же тлели угли… Вся деревня превратилась в угли… На деревенской площади они увидели большое дерево – пирамидальный тополь. К стволу дерева поперек была прибита толстая палка. На палке висел человек. Ветер раскачивал его. Человек поворачивался из стороны в сторону всем телом, словно оглядывал окрестности… Под деревом сидели две собаки и тихо скулили. Время от времени они прыгали вверх, старались достать человека за ногу…

   – Пап, что же ты замолчал? Дальше что было? Где они ночевали?

   – Где ночевали? В поле. Разожгли костер, как мы с тобой, и переночевали. У них была с собой коробка спичек, а соломы вокруг сколько хочешь. Конечно, это была не солома, а помятая танками и выдранная с корнями рожь…

   Со стороны реки опять подул ветер, на этот раз сильно и ровно, пламя костра, словно красный занавес, отклонилось в сторону, и до нас отчетливо донеслись шум камышей, кваканье лягушек, журчание воды. Тяжело запахло рекой: тиной, рыбой, прелыми водорослями.

   – Ну, пап, рассказывай дальше. Они испугались этого мертвеца и вернулись домой?

   – Нет. Мертвецов они не боялись. Они больше боялись живых людей. Злых людей. В тот год, когда напали драконы, было очень много злых людей.

   – Откуда они взялись? Народились?

   – Нет. Просто они раньше маскировались под добрых. Злые всегда маскируются под добрых. А когда не стало в этом необходимости, они сбросили добрые маски и стали грабить и убивать. Потому что драконам было наплевать, что те грабят и убивают. Потому что они сами грабили и убивали… Мальчику и его матери повезло: их ограбили всего один раз, отобрали все, что им дали люди, и даже сняли последнюю одежду и обувь, но потом им опять надавали продуктов и одежды добрые люди… Через четыре года отец вместе с другими хорошими людьми победил дракона и вернулся домой целым и невредимым. Его даже ни разу не ранило, хотя он дрался на самой передовой и ходил один на один врукопашную на дракона. Вот и вся сказка.

   – А сестры воскресли?

   – Нет… Сестры не воскресли.

   – Так не бывает, – сказал Рис. – В сказках все убитые воскресают.

   – В моей не воскресли.

   – Просто тебе надо было напоить их живой водой. Забыл про живую воду?

   – Забыл…

   – Вот видишь.

   Рис проглотил слюну и посмотрел на костер.

   – Ну, скоро они там? Эти чертовы раки…

* * *

   Человек сделал несколько осторожных движений в сторону костра. Лопатку он положил в траву, слегка загородив телом от света костра, чтобы она не блестела.

   Человек старался удержать настроение, которое им овладело при виде погубленных деревьев.

   «Я имею на это право, – думал он. – Всей жизнью… Пусть он один ответит за всех… Это будет высшей справедливостью…»

   Человек сделал еще одно движение, но вдруг насторожился. Послышались шаги. К костру кто-то шел…

2

   – Вот это да! Раки! Знал бы – четвертинку захватил.

   Из темноты в круг света шагнул мужчина. Рис испуганно вскочил и вытаращил на него глаза, но мужчина сделал успокаивающий жест:

   – Не грабитель, не вор, не убийца, не лихой человек, не рыбак в поисках червей…

   – Кто же вы тогда?

   – Просто сосед.

   – Сосед? – удивился Рис. – У нас нет никаких соседей.

   – А вон там видишь огонек?

   – Разве это не звезда?

   – Нет. Это мой костер.

   – Ничего себе сосед!

   – Значит, не пустишь погреться?

   – Ладно, садитесь уж, – сказал Рис.

   Человек тут же, не чинясь, присел к костру и оказался сильно заросшей личностью лет около сорока.

   – Вы похожи на лешего, – сказал Рис.

   – Да? – обрадовался человек. – Мне еще никто про лешего не говорил… С бандитом сравнивали, это было…

   «Леший» провел по бородище, и она слегка заискрилась и затрещала, как у кошки, когда погладишь ее в темноте по шерсти в предгрозовую погоду.

   Рис был поражен.

   – Вы фокусник? Я видел по телику…

   – Да как сказать… В некотором роде мы все фокусники. Хочешь попробовать?

   – Да… Но…

   – Действуй! – Мужчина выставил вперед бородищу.

   – Чур меня, чур меня… – пробормотал Рис заклинание и дотронулся до бороды.

   – Сильнее.

   Мой сын взялся одной рукой за конец бороды, а другой с силой провел ладонью по волосам. Послышался слабый треск и проскочила искра.

   Рис отдернул руку и оглядел себя, потом меня. Мужчина понял этот взгляд.

   – Я добрый фокусник, – сказал он, – без нужды никого в ничто не превращаю.

   – Я знаю, кто вы, – сказал Рис. – Вы солдат, идете домой, и с вами, как в сказке, приключаются разные истории.

   Действительно, по одежде мужчина был похож на демобилизованного военного: на нем были кирзовые сапоги, гимнастерка, на плечи наброшен бушлат.

   – Возможно, и так.

   – Вот что… – протянул Рис. – Значит, все-таки волшебник… Тогда покажите что-нибудь, какой-нибудь фокус.

   – А чем расплачиваться будешь?

   – Чем хотите.

   – Раками.

   – Согласен.

   – Закрывай глаза, – сказал пришелец загробным голосом.

   Рис послушно зажмурил глаза и сжал мою руку.

   – Только не надо сильно огнем полыхать.

   – Ладно.

   – Совсем маленький-премаленький фокус.

   – Согласен. Начинать?

   – Начинайте…

   – Внимание… Раз… два… три! Тити-мити-мити-ти!

   «Леший» быстро снял с себя бушлат и набросил на Риса.

   Тот недоуменно открыл глаза.

   – Когда же будет фокус?

   – Это и есть фокус.

   – Фокус? – удивился Рис. – Какой же это фокус? Фокус, когда есть что-то, а потом исчезает. Или наоборот.

   – Тебе было холодно?

   – Еще как…

   – А сейчас?

   – Сейчас тепло.

   – Что же тебе еще надо?

   – Вообще-то, конечно, вам спасибо, но я думал, что сейчас змей появится или утро настанет.

   – Насчет утра мы тоже чего-нибудь придумаем. Только попозже. Ближе к утру.

   – Ближе к утру и дурак сделает – Недовольно ворча, Рис тем не менее залез в бушлат с головой и ногами, остался торчать лишь его нос.

   Оказавшись без бушлата, мужчина стал выше и стройнее. На нем были старые спортивные брюки и полинявшая, слегка тесноватая гимнастерка.

   – Вам не будет холодно? – спросил я.

   – Нет. Я привык. Я много хожу.

   – Вы в самом деле от того костра? С зеленой звезды?

   – В самом деле. Сначала мы приехали сюда, где вы, разгрузились было, да нашим дамам не понравилось: далеко до воды. Вот и переехали. Называется: массовая вылазка на лоно природы. Скука… Все уже спят. Как будто дома нельзя спать. Сидел я, сидел, потом увидел костер и думаю: дай схожу, посмотрю. Я люблю вот так ночью по чужим кострам шататься… Думаю: что там за люди, что едят, о чем разговаривают? Как вам этакую прорву раков удалось наловить? Раколовкой, на костер?

   – Нет… Руками.

   – Молодец. А я вот до сих пор боюсь их руками брать. Кажется: как хватанет, так и нет пальца. С детства какой-то дурацкий страх. А сын у меня ничуть не боялся… Лезет в воду и таскает прямо из нор…

   – Вы угощайтесь.

   – Не откажусь. Наши-то консервов понабрали пропасть. В основном, треска в масле. Морского окуня замороженного целую кучу привезли, уху сварили. Ничего, жить можно. Правда, чего-нибудь со стола природы хочется, но никто не умеет ловить живность. Я предлагал им лягушек сварить, как в некоторых странах делают, не согласились. Правда, курицу импортную сожрали, огромный такой бройлер, на специальных витаминах воспитывался, и на утро шашлыки замочили. Так что вроде с голоду не помираем. Но, конечно, раки – это совсем другое дело. Это деликатес, который специально для нас выдумала природа. Вы знаете, сколько лет она его выдумывала?

   – Нет. Но, наверно, много.

   – Двенадцать миллионов лет. И половинка еще нашего года. Представляете, какое у природы терпение? Двенадцать миллионов лет трудиться над каким-то раком. Зато штука, правда, вкусная получилась.

   – Кушайте, не стесняйтесь. Хлеба, к сожалению, нет. Мы ведь в некотором роде потерпевшие кораблекрушение.

   – Вот как… Интересно. Не зря я, значит, сюда стремился. Вы плыли на байдарке?

   – Нет, я просто так фигурально выразился. Мы заблудились.

   – Но это же еще интересней! Заблудиться в наш век, в наших местах. Это же лучше не придумаешь. Значит, у вас ничего из съестного нет?

   – Кроме раков… А у вас? Мой сын ужасно проголодался.

   – К сожалению… Но мы можем пойти к нам. Может быть, еще не весь бройлер съели.

   – Это ведь далеко…

   – Прилично.

   – Мальчик устал… Мы лучше дождемся рассвета и пойдем домой. Вы не знаете дорогу на кордон?

   – Нет… Я нездешний… Станцию знаю. Станция вон в той стороне. – Человек кивнул головой вправо. – Но, наверно, кто-нибудь из наших знает… Вы приходите утром. Мы вас накормим и дорогу покажем. Надо же выручать потерпевших кораблекрушение. Закон моря.

   – Спасибо. Мы, наверно, так и сделаем. Правда, Рис?

   Сын не ответил. Он уже спал, зарывшись с головой в бушлат.

   Человек потянулся к огню.

   – Как хорошо… Можно сказать, что вы поразили меня просто наповал. Вот сколько хожу ночью по кострам – везде одно и то же: водка, селедка да треска в масле. Ну, может быть, еще картошку пекут, у кого голова покрепче или сердечник какой. А остальные – хватил пару стаканов и головой в кусты. Мне такая жизнь не нравится.

   – Зачем же вы тогда ездите с ними?

   – А чтобы по кострам ходить. Люблю по кострам ходить, с людьми разговаривать. У костра человек быстрее раскрывается.

   – Вы философ или писатель?

   – В некотором роде философ. Но доморощенный, любитель. Хобби, что ли, как сейчас принято говорить. Ищу философский камень. Но не для других, это мне совсем не нужно. Я не филантроп. Он, негодяй такой, будет водку лакать, а я ищи за него философский камень. Нет уж, дудки. Я ищу для себя.

   – И нашли?

   – Почти.

   – Какой же он из себя? Если не секрет, конечно.

   – Нет, какой там секрет… Только вы усмехнетесь, когда услышите… Все усмехаются…

   – Я не усмехнусь.

   – Дело в том, что философский камень, который я нашел, – это ряд прописных истин. Только и всего, Все их знают, признают, но редко соблюдают. Правда, странно я говорю: человек знает истину, а в то же время он ее не нашел? Вот и я. Знал с детства, искал всю жизнь и только сейчас нашел.

   – Вы меня заинтриговали.

   – А-а… Я и не пытался… Все равно, вы, когда услышите, посчитаете меня или слегка свихнувшимся, или недалеким человеком. Ладно, слушайте… Первая, самая главная истина – не пить.

   – Вот как? – удивился я. – Но вы только что сами пожалели, что не захватили четвертинку.

   – Это совсем другое… Бывают моменты, когда выпить даже необходимо… Есть несколько таких моментов… Я не про это. Я о другом. Вы понимаете – большинства людей делает жизнь нетрезво. То есть я не об алкоголиках говорю, даже не о больших любителях выпить… Нет, я говорю о так называемом нормальном человеке, из которого складываются народы и государства… О среднем… Понимаете, о среднем. Средний человек – это ген народа. Хранитель информации, которую заложила в этот народ природа: черты характера, вкусы, привычки, склонности, вообще судьбу… Вы понимаете? У народов, как у отдельных людей, есть судьба… Так вот эта судьба заложена в среднем человеке… Нет, не в гениях… Гении приходят редко, прочерчивают на небосклоне народа яркие линии, как метеориты, и снова уходят в небытие. А средний человек продолжает жить. Конечно, след метеорита оказал и на него влияние, подверг так называемой мутации, но все же он как был, так и продолжает оставаться хранителем информации своего народа. Поэтому все решения, которые он должен принять, играют огромную роль не только для него самого, но и для всего народа. Я имею в виду совсем, казалось бы, незначительные решения: посадить, допустим, на огороде картошку или капусту, иметь одного ребенка или двух, отомстить соседу за обиду или простить его. Понимаете мою мысль? Из этих решений потом складывается характер народа, его судьба… Вот почему средний человек просто не имеет права систематически пить. Если он будет систематически пить, то решения, которые он примет, не всегда будут правильными. Понимаете, о чем я говорю? Решение, принятое за бутылкой водки, не всегда бывает правильным. Если пить во время решающих встреч – система, то вся жизнь этого человека может быть искажена. А значит, исказится и будущее народа. Вы меня понимаете?

   – А остальным, значит, можно пить?

   – Это не так важно для всех. Это их личное дело. Допустим, пьет начальник мелькомбината или художник. Конечно, это очень плохо, можно сказать, никуда не годится, от этого ухудшается качество помола и уменьшается количество картин. Но, в конце концов, можно с этим как-то примириться. Или снять начальника мелькомбината, а художника принудительно лечить от алкоголизма; это не столь важно. На судьбе народа это не скажется. Вы меня понимаете? Конечно, и качество помола, и картина оставляют какой-то след, как-то влияют на жизнь вообще, но все-таки это второстепенное. Нет, нет, не подумайте только, что я умаляю роль технического прогресса или отрицаю влияние на жизнь духовных ценностей. Ни в коем случае! Я не буду повторять за глупцами мысль, что, мол, столько создано великих произведений, клеймящих войну, а войне от этого ни холодно ни жарко. В каждом столетии она все больше и больше уносит человеческих жизней. И если, мол, когда и наступит вечный мир, то не как результат того, что человечество перевоспиталось под влиянием великих произведений, а потому, что испугалось, что ему вообще может прийти конец. Нет, нет, великие и не великие произведения тоже нужны, без них человек не человек, а животное Но все же не технократия и не творцы прекрасного хранители наследственного гена. Хранитель гена – средний человек. Он основа всему, он дает время от времени и способных мукомолов, и великих художников. Вы понимаете мою мысль?

   – Да. Это интересная мысль.

   – Слушайте дальше. – Пришелец немного возбудился и взлохматил свою бороду. – Вторая истина… Надо меньше есть.

   – Вот как…

   – Подождите усмехаться.

   – Я и не думал усмехаться.

   – Надо мало есть. Совсем немного…

   – Мало есть?

   – Ну да. Не надо раскармливать свое тело… Оно от этого наглеет и требует все большего и большего, все вкуснее и вкуснее ему подавай куски.

   – Это интересно.

   – Конечно. Разве вы не замечали? Все ему мало, все ему не так, подавай то это, то вон то… Какие-то витамины, фермициды, белки, жиры, углеводы, клетчатку… Жрет и жрет проклятая ненасытная утроба. А чуть что не так, начинает капризничать, болит печень, колет сердце, кружится голова… Вся почти жизнь проходит в мучениях. Десять тысяч болезней! Боже мой, жизнь и так коротка, а надо много сделать, столько увидеть, над стольким подумать, а тут приходится бороться с десятью тысячами болезней. О, если б вы знали, как я ненавижу свое тело! Это низменное, капризное, похотливое, прожорливое животное! С какой бы радостью я освободился от него, бросил бы в яму и с наслаждением закопал. Пусть у меня остался бы один только разум. Чистый разум, которому ничего не надо, кроме возможности думать и творить. Пусть моя жизнь была бы вдвое короче. Пусть, я согласен. Но зато я освободился бы от этого мерзкого животного, которое поработило меня и каждую минуту требует, и требует, и требует – то пищи, то воды, то сна, то лекарств, то похоти… А попробуй не дай. Оно умирает, я бы сказал, – подыхает: черт с ним, пусть подыхает, но оно забирает с собой разум. Представляете, как это несправедливо: из-за того, что моему телу пришел конец, должен исчезнуть и я. Я, который ни в чем не виноват. Разве я виноват, если у моего тела кончились витамины или нарушились какие-то там дурацкие функции. Мне нет до них никакого дела Я хочу жить. Я хочу мыслить, творить, познавать истину… Я читал, есть такая идея: отделить разум от тела… Ученые якобы работают… У нас будут синтетические органы, которым ничего не надо, даже смазки… Сносился один орган, заменил другим – и живи дальше. А разум будет существовать независимо, сам по себе. Он будет делать то, для чего и создан, – творить. Он не будет отвлекаться на глупые капризы тела.

   – Но тогда исчезнут страсть, любовь…

   – Думаю, что не исчезнут. Просто станут спокойнее, возвышеннее, чище… Ведь что такое любовь? Это прежде всего тяга разума к разуму, а потом уже влечение тел. Разве так не бывает, что влечение тел исчезает, а любовь остается? Так оно со временем и бывает. Влечение полов придумала природа, чтобы не угас вид, а потом уже, когда человек стал разумным существом, он сознательно присоединил физическую любовь к духовной, чтобы как-то оправдать ее и тем самым подальше уйти от животных, которых он до сих пор стыдится, что они его предки Однако на самом деле любовь осталась сама по себе, а размножение видов – само по себе. Одно к другому имеет малое отношение… Любовь – забота разума, размножение – дело все того же мерзкого тела…

   – У вас что-нибудь болит?

   – Я ждал, что вы это спросите.

   – Извините, может быть, мой вопрос вам неприятен?

   – Нет, нет. Я здоров. У меня особо ничего не болит, но все же я ненавижу свое тело. Оно отнимает у нас близких… Хотя бы из-за этого…

   – Но разум, существуй он без тела, тоже когда-нибудь бы умер…

   – Это не так страшно и не так несправедливо. Разум угас бы тогда, когда он устал, тихо заснул бы, и все. Как умирает человек в глубокой старости. Дремлет, дремлет, потом засыпает – и конец. Это естественно. Тело же, особенно убитое насильственно, умирает в страшных мучениях. Но самое невыносимое то, что оно заставляет следить за своими мучениями разум, страдать, искать лихорадочно выход, осмысливать смерть… Вот это самое несправедливое…

   Мой собеседник волновался все сильнее и все больше теребил свою бороду. Я постарался переменить тему разговора.

   – Есть еще третья истина?

   – Есть… Я вам сейчас скажу… Я только закончу про тело… Вы знаете, – пришелец понизил голос, – я мщу своему телу…

   – Мстите телу? – переспросил я, тоже почему-то понизив голос, словно наши тела действительно были какими-то обособленными существами и могли услышать нас.

   – Да, – довольно сказал бородач, – ему иногда достается от меня.

   – Наверно, не даете есть?

   – И есть и пить. И нагрузку ему подвешиваю иногда такую, что оно валится от усталости, забывает про все свои прихоти, спит, стонет и оставляет наконец-то меня один на один со своими мыслями…

   Гость замолчал…

   – Третье, – напомнил я.

   – Да, третье… Это тоже простая истина, все о ней знают, но следовать ей особенно трудно. Очень мало людей, которые придерживаются этой истины. Надо освободиться от власти вещей. Вещи порабощают человека, делают его своим узником… Это началось очень давно… Еще тогда, когда обезьяна подняла с земли свою первую палку. «Это моя палка», – дала она понять сразу же своим сородичам. Потом ей встретилась другая такая же палка. «Это тоже моя. Попробуй кто тронь», – пригрозила обезьяна, хотя вторая палка ей была совсем не нужна. Она спрятала ее под камень, но теперь ее жизнь совсем переменилась. Если раньше обезьяна могла пойти куда хотела, то теперь она была привязана к этому камню, потому что стерегла палку. Так палка поработила обезьяну. Но этого мало. У соседней обезьяны, которая была сильнее, но менее сообразительной, не имелось вообще никакой палки. «Это несправедливо, – подумала вторая обезьяна, – когда у одного две палки, а у другого ни одной. Надо отнять у той негодяйки все ее палки. Пусть будут две палки у меня. Это справедливо, поскольку я сильнее». Так возникли войны. Ведь войны были в основном из-за предметов. Пусть это покрупнее предметы: земля, уголь, нефть… Человек до сих пор не понимает, что его беды и огорчения идут только от вещей. Он волочит их на своем горбу всю жизнь, с каждым годом навьючивая все больше и больше. Он волнуется из-за них, хватает инфаркты, но все равно тянется и тянется к вещам, как загипнотизированный. Ему кажется, что чем большим количеством вещей он владеет, тем он свободнее. А на самом деле все получается наоборот. Владея вещами, человек уже не может принимать самостоятельные решения. Решения за него принимают вещи. Вещи делают человека подлым, низким, жадным, завистливым… А человек с каждым днем придумывает все больше и больше вещей.

   Рис, завернувшись в бушлат, сладко спал. Раки, дымившиеся на траве, возле костра, уже остыли. После страстной речи бородача о теле я не решался его угощать. Рис завтра съест… Пола бушлата распахнулась, и плечо сына белело в свете костра. Я поправил на нем бушлат.

   – У вас нет никаких вещей? – Я спросил бородача лишь потому, что он замолчал и вдруг стало как-то неловко…

   – Только самое необходимое. Я в любой момент могу положить то, что мне надо, в чемодан и уехать в любое место. По-моему, это и есть отсутствие власти вещей.

   Костер слабо освещал заросшее лицо моего собеседника Дров больше не было, и по мере того как света становилось меньше, лицо бородача все сильнее приобретало сходство с лицом лихого человека, и было странно слышать эти речи…

   Человек закашлялся, и кашлял долго. Все же, видно, не так уж он был здоров…

   – Еще одно, – сказал бородач, откашлявшись. – Не жажди власти над себе подобными. Власть тоже от вещей… Из-за них, проклятых… Власть превратит тебя в машину, в пульт управления. Ты делаешь больно себе подобным и даже не замечаешь этого, потому что считаешь, что так надо. Ты лучше не стремись к власти, а найди любимое дело и делай его скромно, совершенствуй его до тех пор, пока о тебе скажут: он знает свое дело. Это высшее, что пока дано человечеству, – делать хорошо свое дело. Для этого мы родились, и для этого мы живем… Во всяком случае, пока так мы считаем… И последнее… Не дай угаснуть жизни на земле… Сделай то, что позволяет тебе пока сделать наше ненавистное тело: бросить в землю семя. Чтобы ты не зря цвел. Помочь взойти всходу, воспитать его здоровым духом… Чтобы он не хотел убивать, чтобы он умел думать… У вас хороший, неизбалованный ребенок, и вы хороший человек, хотя бы потому, что сидите ночью возле костра…

   Я молчал. Мне нечего было ответить на этот комплимент. Затухая, потрескивал огонь. Гость тронул палкой угли, подняв небольшой фонтанчик крупных золотых искр, похожих на мохнатых пчел, летящих в вечернем, уже холодном солнечном свете.

   – Я бы тоже хотел жить, как вы, – сказал человек. – Хоть раз заблудиться с сыном и сидеть у затухающего костра, есть собственноручно пойманных раков. Но часто мы живем не так, как хотим. Все что-то мешает, чего-то недостает. Бежим, ругаемся, пихаем соседей локтями, подставляем друг другу ноги, а куда бежим и зачем, сами не знаем. С каждым веком все быстрее и быстрее. Скоро вот и на звезды летать будем. А почему мы лезем на звезды? Любопытство нас гонит? Страх, что мы одиноки во Вселенной и нам хочется кого-нибудь найти, чтоб был рядом? Хоть простейший, хоть букашка. Или опять проклятые вещи? Может, там, на других звездах, есть такое вещество, какого нет у нас и нам его надо непременно иметь, чтобы на Земле ответить на вечный вопрос – зачем мы существуем, мы отправились за ответом в Космос? Вполне возможно, это и движет нами, заставляет все глубже и глубже лезть в тайны материи… Может, на какой звезде и узнаем… Скажет кто-нибудь…

   Человек замолчал и опустил голову, вглядываясь в подергивающиеся пеплом, то вдруг разгорающиеся угли, похожие на глаза засыпающего кота: тот долго всегда то открывает, то закрывает глаза, прежде чем заснет…

   Я не знал, что сказать… Я чувствовал, что сейчас мне не надо ничего говорить. Обернувшись назад, я пошарил рукой и нащупал маленькую сухую веточку. Я машинально бросил ее в огонь. Ветка вспыхнула сразу вся, словно пороховой заряд, и осветила местность вокруг бледным качающимся светом. Свет тут же погас, но я увидел, что человек плачет. Крупные слезы текли по его щекам, застревали в бороде и сверкали бледно-зелеными и розовыми огнями, как стекляшки, вделанные в дешевые женские украшения.

   Мне стало отчего-то стыдно и немного страшно. Что это за человек и чего ему тут надо? Стоит ли сказать, что я заметил его слезы, или сделать вид, что я ничего не увидел, тем более, что его лицо теперь снова было во тьме? Может, это сумасшедший?

   Человек хотел что-то произнести, но из его горла вырвался не то кашель, не то задушенный крик. Теперь я испугался по-настоящему.

   – Вам плохо? Может быть, вам помочь?

   – Нет, не надо… Это так… У меня насморк… – Гость достал платок и стал сморкаться. Он сморкался долго, продолжая не то кашлять, не то плакать. Потом он лег на бок.

   – Не хотите ли воды?

   Человек не ответил. Вскоре он затих и лежал молча. Я сидел, не шевелясь, решив так дождаться рассвета.

* * *

   Женщина бежала по лесу, иногда впотьмах натыкаясь на деревья, но все же она бежала уверенно, инстинктивно чувствуя препятствия. Она всю жизнь прожила в лесу, и у нее развилось чувство доверия к нему. Даже в очень темную ночь она могла идти быстро, без тропинки, не вытягивая вперед рук.

   Она понимала, что, будь сейчас даже луна, она все равно не смогла бы найти того, кого искала. Разве можно найти в беспредельном лесу одинокого человека, когда нельзя даже кричать? Пусть даже она решится крикнуть, ведь он все равно не отзовется…

   В кармане плюшевого пиджака, когда-то модного, а сейчас вылинявшего и побитого молью, тихо позвякивала коробочка, и это звяканье было неуместно среди звуков спящего леса.

   Женщина прибежала на то место, где скорее всего мог находиться человек, но его там не было. Тогда женщина присела на пенек и, положив руки на колени, задумалась. Она знала, что больше искать бесполезно, надо идти домой…

   Может быть, он уже пришел? Пришел, ищет слепыми руками в печурке, а она торчит здесь, расселась…

   Женщина помчалась назад более короткой дорогой. Вскоре она взбежала на пригорок, и ей открылась вся пойма. Пойма уже затягивалась предутренним туманом. Только неподалеку мерцал костер.

   «Нет, он никогда туда не подойдет», – подумала женщина и уже хотела повернуть в сторону, чтобы найти тропинку, ведущую прямо на кордон, но тут из близкого темного ельника кто-то тихо сказал:

   – Здравствуй, мама…

   Женщина тихо охнула и провела рукой по груди. Голос был родной, знакомый… Она много раз слышала его… Это был голос сына.

   Только у женщины никогда не было сыновей.

   Никто никогда не звал ее мамой. И сейчас этого не могло быть. Просто по верхушкам прошелся порыв ветра…

   Женщина стала тихо плакать, раскачиваясь из стороны в сторону. В кармане позвякивала коробочка со шприцом.

   Женщина плакала, и за ближайшей елкой ей кто-то отвечал сочувственно и успокаивающе, как может отвечать только близкий по крови человек…

   Сквозь слезы она даже видела этого человека. Высокого, широкоплечего, с белокурыми волосами. Такого, каким в молодости был его отец. Вот только лица сына она не могла разглядеть. Оно должно было быть похоже на лицо молодого отца, но как выглядел молодой отец, она забыла.

   Так проплакала она пять минут, а может и больше: она потеряла счет времени, потом вытерла слезы и пошла домой. Но прежде чем покинуть это место, женщина зашла в ельник и, не зная, зачем она это делает, пошарила по земле руками. Там ничего, кроме шишек и сухой хвои, не было…

3

   Послышались быстрые торопливые шаги. К нам кто-то шел. Я встал навстречу новому гостю. Бородач не пошевелился.

   Не было слышно даже его дыхания, как будто он умер.

   К костру подошла женщина.

   – Здравствуйте, – сказала она торопливо. – Я ищу мужа. Он у вас?

   – У нас, – ответил я с облегчением. – По-моему, он плохо себя чувствует.

   – Он спит?

   – Не знаю…

   Женщина нервно поправила наброшенную на плечи кофточку и подошла ближе к костру. Видно, несмотря на то, что она шла быстро, она озябла, идя через сырой луг. Голова ее была не покрыта, волосы зачесаны назад и слегка растрепались. Была она уже не молода, но сухощава, и это делало ее моложе.

   – Он давно у вас?

   – Нет.

   – Он не пил?

   – Нет.

   Женщина ничего не сказала, но я понял, что она не поверила.

   – Честное слово. У нас нет ничего. Мы заблудились. Мы пошли с сыном в лес и заблудились. Мы остановились на кордоне. Вы не знаете, он далеко?

   – Кордон? По-моему, в той стороне… Ночью вы не найдете дорогу… Сколько вашему сыну?

   – Скоро шесть.

   – Заснул?

   – Да.

   – Пусть спит. Вам лучше дождаться рассвета… На рассвете появятся рыбаки. Спросите у кого-нибудь…

   – Спасибо…

   Мы помолчали.

   – Вы говорили о детях? – спросила женщина тихо.

   – Нет… То есть и о детях тоже, но больше о людях вообще. И о Космосе. Его очень занимает вопрос, зачем люди стремятся в Космос. Вам, наверно, холодно. Я могу сходить поискать еще дров. По-моему, он устал. Не стоит будить его.

   – Мне не холодно. Мы сейчас пойдем.

   – Как вы догадались, что он здесь?

   – Я увидела костер. Его всегда тянет на костры… Как бабочку… В трех километрах отсюда еще один… Я думала, он там… Пока дошла, он погас. Я вернулась Муж никогда не сидит у потухшего костра А потом я увидела ваш…

   – Он тоже почти погас.

   – Больше нигде огня нет.

   Женщина протянула руки к потухающему костру. У нее были тонкие бледные руки. Настолько тонкие, что через ладони просвечивал огонь. Сейчас она была похожа на заклинательницу огня.

   – И вам часто приходится… совершать такие путешествия?

   – Нет… Когда он выпьет… Сегодня он немного выпил. Вообще-то он совсем не пьет, но сегодня почему-то выпил. Может быть, из-за того, что такая темная ночь. Его тянет куда-то в темные ночи. Когда темная ночь и он выпьет, то ходит по чужим кострам… Обычно я иду следом, но сегодня не заметила, как он ушел. У нас было очень шумно. Песни пели. Мы редко поем песни, как-то неловко, даже страшно петь, когда кругом такая тишина, кажется, что оскорбляешь и этот простор, и тишину. Но сегодня мы много пели. Может быть, потому, что больше, чем следовало, выпили, и не заметила, как он ушел… Вы, наверно, здесь первый раз?

   – Да.

   – А мы каждый выходной приезжаем.

   – Вам нравится проводить так выходные?

   – Мужу нравится.

   – Я спросил про вас.

   – Мне… Я из-за него приезжаю… Я горожанка… И мать, и отец, и деды… Мой дед был старостой цеха маляров… Наверно, это наследственное. Я люблю проводить выходные в городе, бродить по улицам… Народу мало, пахнет как-то особенно, воскресеньем… Женщины на балконах развешивают белье… Еще не застыл асфальт, положенный в пятницу… Со строек тянет краской и битумом… Город такой сонный, словно потягивается… Мальчишки уже возятся в песке, носятся по пустырям. Воскресный город, по-моему, – это город мальчишек. У взрослых сейчас мода – чуть свободное время – на природу, а детей бросают на бабушек и дедушек: с ними трудно в походах, да и отвлекать будут во время отдыха. Вот мальчишки и остаются властелинами города. Я тоже была городским ребенком, да так и осталась горожанкой. Не люблю я бродить по топям, в палатке холодно, комары. И страшно… Мне как-то не по себе становится, когда я остаюсь один на один с этим молчаливым огромным лесом. Чего он молчит, о чем думает? Уж во всяком случае не обо мне. Видал он таких за свою жизнь… По-моему, вы все для него одинаковые: и гусеницы, и зайцы, и муравьи. Как вы считаете?

   – Я не думал над этим. Но мы все из одного корня, из одной клетки…

   – Все равно. Он старше нас, он знает больше. Может быть, он считает нас просто несмышленышами, а мы гордимся своими электронными машинами, ракетами… Я где-то читала: растения реагируют на все, что происходит вокруг. Они говорят по-своему, обмениваются информацией… Меня поразил опыт. К одному растению подключили электрический датчик, и мимо прошли шесть человек Один из них был «убийца», он «на глазах» этого растения вырвал с корнем и растоптал другое растение. И что бы вы думали? Пятерых людей растение пропустило спокойно, а на шестого реагировало бурей электрических разрядов, это была буря ненависти и страха. Потом «убийца» так же вызывал страх у детей этого растения. И у детей этих детей. И зачем я только узнала про это? Я теперь не могу ходить по лесу. Мне кажется – деревья думают: вон идет убийца, которая растоптала папоротник, сломала ветку, отравила бензиновым чадом молодую поросль у дороги. Идет свинья, которая разбрасывает консервные банки, полиэтиленовые мешки, стирает в речке белье ядовитым порошком, от которого гибнет все живое…

   – Вы слишком много читаете. Наверно, у вас много свободного времени.

   – Да… Времени хватает… Я оператор ЭВМ. Но читаю я мало. Я больше вяжу.

   – Все равно, вязание настраивает на философский лад. Разгадывайте лучше кроссворды или болтайте по телефону. У вас есть телефон?

   – Дело не в этом… Я возле своей ЭВМ не думаю о таких вещах. ЭВМ как бы моя подруга, мне с ней не страшно. Мне страшно здесь… Даже в речке, когда купаюсь… В солнечный день, в самой мелкой речке, как вот эта, например… Мне кажется, что снизу за мной кто-то следит… И только ждет момента… Я понимаю, что никого нет, никто не может следить, но все же очень страшно. Наверно, это следит река… Вода тоже, наверно, нас ненавидит… По-моему, все окружающее нас ненавидит, все живое. Мы думаем, что они ничего не понимают, ничего не видят, а они все видят и все понимают. Я вам больше скажу…

   Ночная гостья понизила голос. Она отняла руки от костра, зачем-то посмотрела на них и спрятала под кофточку.

   – Я давно об этом думаю… По-моему, они даже борются против нас. Как могут. Мы даже не знаем, как они борются. Мы просто не обращаем на них внимания… А они, может быть, придумывают такое… такое… У них нет, конечно, как у нас, техники. Но, может быть, их цивилизация пошла по другому пути… Они совершенствуют какие-то биологические связи. Готовят какое-то биологическое оружие. И вот в один прекрасный момент, вернее – страшный момент, человечество перестанет существовать как вид…

   – Почему вы так обобщаете? Некоторые животные искренне привязаны к человеку.

   – Да, да… Собаки, дельфины…

   – Еще лошади.

   – Про лошадей я не знаю. Близко не приходилось сталкиваться.

   – Лошади тоже. Поверьте мне.

   – Ну хорошо, пусть лошади… Они бездумно нам доверились… А может, не доверились, а просто добрые по натуре… Помнят, что когда-то их приручили и тем самым спасли от голодной жизни и вымирания.

   – Дельфинов мы ни от чего не спасали.

   – С дельфинами пока не все ясно. Может быть, это и есть представители той цивилизации, которую мы губим… И они хотят установить с нами контакт… Жесты мира… Знаете, когда дикие племена хотели сказать друг другу, что они не желают войны, они делали жесты мира: клали на землю оружие, улыбались… Дельфины тоже нам улыбаются…

   – Вы здорово продумали вопрос. Я не готов с вами спорить.

   Женщина посмотрела на меня грустно.

   – Только не считайте, что я затеяла этот разговор, чтобы поразить вас оригинальностью своего ума или эрудицией. Просто мне надо было когда-то сказать то, о чем я давно думаю… Муж даже не хочет говорить со мной на эту тему. Он просто меня не понимает… Он без ума от речки, леса, травы, рыбы, птиц. Он чуть ли не преклоняется перед ними…

   – Может, он шпион той цивилизации? – Я сам почувствовал, как глупо прозвучала моя шутка.

   – Я хочу его понять, но не могу… Может быть, поэтому и езжу с ним сюда… Здесь мне очень тяжело. Здесь все чужое. В городе по-другому. Город создан нами, он наше дитя, пот и кровь наши. Он нам понятен, мы его не боимся. Я понимаю каждый дом, каждую улицу… И деревья в городе совсем другие, Привычные, домашние, добрые… Наверно, знаете почему? Когда побежденные слишком долго живут среди победителей, то невольно перенимают их обычаи и привычки… Начинают думать точно так же, как и победители… Так и деревья в скверах и парках. По-моему, если их пересадить из города в лес, они погибнут. Не смогут жить без шума, света фонарей, бензинового чада…

   Женщина замолчала. Костер уже почти совсем потух, только иногда разгорался какой-нибудь уголек и начинал сиять яркой белой звездой среда тлеющего серого пепла. Все меньше звуков доносилось с реки: уже почти не плескалась рыба, молча, приготовившись ко сну, стояли камыши… Острее пахло сыростью и свежими водорослями…

   – Нам пора… Хотите, пойдемте с нами, у нас палатка…

   – Нет, мы переночуем здесь. Если можно, оставьте бушлат, я завтра принесу его вам.

   – Хорошо. Можно посмотреть на вашего сына?

   – Пожалуйста… – Я был немного удивлен.

   Женщина подошла к Рису, опустилась возле него на колени и осторожно отвернула бушлат. При свете звезд, почти придвинув лицо к лицу моего сына, она долго и внимательно разглядывала его, потом коснулась лба ладонью…

   – Конопатый?

   – Конопатый.

   Женщина поднялась с колен, машинально отряхнула брюки, потом, вспомнив, опять закрыла лицо Риса бушлатом.

   – Пусть спит. Ему тепло…

   Я ощутил движение и невольно вздрогнул, увидев рядом с собой бородача. С полминуты назад он, казалось, крепко спал. Теперь у него был совсем не сонный, я бы даже сказал, бодрый вид. На меня он не обратил внимания, словно меня здесь и не было вовсе.

   – Ты все-таки пошла за мной. Я же тебя просил.

   – Тебя не было слишком долго, – спокойно ответила женщина – Пойдем. Бушлат мы оставим мальчику.

   – Да, да, конечно, – торопливо сказал мужчина. Только тут он посмотрел на меня. – Вы извините нас за вторжение.

   – Ну, что вы… Мне, право, неловко из-за бушлата.

   – А, ерунда…

   Они кивнули мне, он взял ее за руку, и вскоре их силуэты растаяли на фоне темного леса, словно они превратились в тени и слились с тенями леса.

   Мужчина и женщина ушли уже довольно далеко, как вдруг до меня совершенно отчетливо донесся отрывок их разговора. – …зачем же ты… ушел… ничего не сказал…

   – Я пошел гулять… а потом увидел этого мальчика… увидел мальчика…

   – Перестань…

   – У него и глаза… как…

   – Ну, хватит…

   – Когда я увидел этого мальчика…

   – Тебе вредно…

   – Когда я увидел…

   – Что же теперь сделаешь…

   – Он так похож… И конопатый…

   – Что же теперь сделаешь…

   Они замолчали. Еще некоторое время были слышны звуки шагов, особенно когда они спускались по крутому берегу к реке, вдоль которой, очевидно, вилась тропинка, но потом умолкли и шаги. Стало совсем тихо. Только едва слышно двигались камыши и где-то очень далеко монотонно гудел, вероятно, тихоходный самолет…

   «У них умер сын», – подумал я.

   Я повернулся лицом к костру, раздумывая о ночных пришельцах…

   Вдруг что-то большое пронеслось возле моей головы, опахнув сильной волной воздуха, и упало в костер…

* * *

   Человек подполз к костру, когда тот уже почти погас. Он полз осторожно, как ящерица, не издавая никаких звуков, прислушивался к каждому своему движению. Саперную лопатку он держал в правой руке. Уже пала роса, брюки и рубашка на груди намокли и издавали едва слышные хлюпающие звуки. Животом, локтями, коленями человек чувствовал все неровности холодной земли. Временами его больно кололи сук или камень, но ползущий не чувствовал боли. Он думал о том, что ему предстояло сделать.

   Мужчина сидел к ползущему спиной, смотря в затухающие угли. Мальчик спал.

   Человек для возмездия избрал этого мужчину. Пусть не он уничтожил его три деревца, но он должен нести ответственность за все. За погубленный заповедник, почти засохшую речку, уничтожение диких зверей. За его неудавшуюся жизнь… Пусть никто не будет знать, за что он убил его. Но будет знать он сам. И деревья, и речка.

   Человек вплотную подполз к мужчине. Теперь он уже не боялся, что его услышат.

   Человек приподнялся на колени, поднял лопату… Силуэт того, кому сейчас предстояло погибнуть, четко выделялся на красном пятне костра…

   Вдруг что-то беззвучно пронеслось возле головы стоявшего на коленях человека. Воздушная волна вздыбила волосы, опахнула лицо. Человек невольно отшатнулся и, удивленный, уставился на костер. Возле костра сидела крупная белая чайка…

   Трудно сказать, откуда она взялась. В этих степных местах чайки никогда не водились. Может быть, она прилетела с Цимлянского водохранилища? Зачем? В поисках пропавшего друга? Летела днем и ночью, выбиваясь из последних сил, и вот наконец, совсем обессиленная, почти упала на свет костра…

   Чайка сидела, расставив крылья, опираясь ими на землю. Она тяжело дышала, раскрыв клюв. Может, она была больна…

   Мужчина собрал что-то у костра и протянул на ладони чайке. Та, вытянув шею и скосив глаз, недоверчиво рассматривала ладонь, потом, взмахнув крыльями, сделала шаг, другой и осторожно клюнула.

   – Ешь, ешь, – сказал мужчина. – Устала, глупая… – Голос у него был добрый.

   Человек за спиной мужчины встал на ноги, повернулся и неслышно ушел во тьму.

   На траве, остро поблескивая в отсветах костра, осталась лежать саперная лопатка…

Часть четвертая РАССВЕТ, УТРО, ПОЛДЕНЬ

1

   Проснулся я от сильного холода. Мы лежали с Рисом на охапке осоки, которую я нарвал и бросил на потухший костер. С вечера мы накрылись бушлатом и тесно прижались друг к другу. Под утро замерзший Рис перетащил бушлат на себя, и я проснулся. Все было влажным от росы: одежда, волосы, руки, лицо. У меня стучали зубы. Вот когда я полностью понял выражение, которое сам часто употреблял, не придавая ему особого смысла: «Зуб на зуб не попадает».

   Чтобы хоть немного согреться, я побежал по тропинке вдоль речки. Было уже совсем светло. Восток ярко алел розовыми полосами. Полосы шли почти строго параллельно земле, они были разной длины и разной тональности. Казалось, кто-то специально раскрасил небо в ожидании праздника.

   Только теперь я смог хорошо рассмотреть место, куда мы попали. Это был большой луг. С одной стороны он упирался в сосновый лес, с другой – в железную дорогу (оттуда изредка, когда шла электричка, доносились низкие, стелющиеся по самой земле звуки). Третьей стороной уходил за горизонт. Луг весь зарос камышом, осокой и редкими деревьями (очевидно, на сухих местах): ветлой, тополем, осиной…

   По лугу петляла речка. Встававший над ней пар четко обозначил русло. Пар неподвижно висел над речкой, строго над водой, очень похожий на стену из белого тесаного камня. Отсюда, с обрыва, где был наш лагерь, пар особенно походил на творение человеческих рук. Словно осажденные, чтобы защитить свои владения, построили громадную крепостную стену.

   Со стороны железной дороги подул легкий, едва заметный ветерок, и хотя он почти тотчас же затих, картина на лугу мгновенно изменилась. Стена разом рухнула, и весь луг затянулся, словно пылью от ее падения, сплошным серым туманом. Только кое-где из тумана деревья тянули вверх ветви, похожие на руки утопающих…

   От бега я немного согрелся. Теперь можно было умыться. Я спустился по тропинке к речке. Вода тихо cтруилась возле берега. Была она темной, несла пучки травы и пожелтевшие, длинные, извивающиеся, словно живые существа, листья камыша. Речка словно вытекала из тумана, показывалась на поверхности совсем коротким темным отрезком и опять скрывалась в тумане.

   Я подошел вплотную к реке, опустился на корточки и, заранее ощущая обжигающий холод, опустил в воду ладонь… От неожиданности я отдернул руку. Вода была горячей! Не веря себе, я опять дотронулся до воды… Да, вода была именно горячей. Не теплой, не очень теплой, а горячей… Еще никогда мне не приходилось ни слышать о таком, ни ощущать самому ничего подобного.

   Продолжая недоумевать, я разделся и, дрожа от холода, окунулся в воду. Речка оказалась совсем мелкой, даже мельче, чем я ожидал.

   Надо мной, поверх тумана, кто-то пробежал по краю обрыва. Рядом посыпался песок.

   – Па-па-а-а-а! Где ты? Па-па-па-а-а!.. – раздался жалобный голос.

   Даже под бушлатом сын не выдержал рассветного холода.

   – Я здесь! – крикнул я. – Слева от тебя тропинка! Спускайся ко мне!

   Через минуту передо мной возникло утонувшее в бушлате синее дрожащее существо. Оно скулило и щелкало зубами. Но при виде меня, сидящего по горло в воде, Рис потерял дар речи. Он даже перестал щелкать зубами.

   – Ты что делаешь! – закричал Рис. – Вылазь, а то простудишься и умрешь! Кто тогда отведет меня домой?

   – Лезь, сынок, ко мне.

   – Что?!

   – Снимай бушлат, раздевайся и лезь! Вода-то горячая.

   – Еще чего. Хватит придумывать, я тебе не маленький!

   – Вода горячая потому, что днем ее нагрело солнышко, а потом вечером накрыл туман. Если, например, горячий чайник укутать полотенцем, он ведь долго будет горячим?

   – Чайник-то конечно, – сказал Рис раздумчиво. – То чайник, а то целая речка. Я сначала все-таки попробую, – сказал сын недоверчиво.

   Рис спустился к воде. По его лицу я видел, что он ни капельки мне не верит и боится очутиться в глупом положении. Он осторожно протянул вперед руку.

   – Прямо-таки горячая-прегорячая? – спросил сын. – А не обожгусь? – Это уже была явная насмешка надо мной.

   – Думаю, что нет.

   Сын осторожно опустил в воду палец… Сильное недоумение отразилось на его лице. Рис опять опустил палец и опять вынул его. Затем, подумав, он погрузил в воду всю ладонь.

   – И вправду горячая, – недоуменно сказал он. – А я думал, что ты все наврал. Специально, чтобы затолкнуть меня в реку.

   – Хватит болтать. Раздевайся быстрей, а то подует ветер, туман разойдется и речка сразу остынет.

   – Откуда ты знаешь, что подует ветер?

   – На рассвете всегда ветер.

   – А ты раньше был на рассвете?

   – Много раз.

   – Значит, когда я сплю дома, ты приезжаешь сюда и залазишь в речку?

   – Вот еще… На рассвете я бывал давно. Еще в детстве. Когда был таким, как ты.

   – Таким, как я? – удивился Рис. – Как же тебя пускали родители?

   – Я лошадей пас. Ходить в ночное называется. Ну, раздевайся…

   – Подожди… Разве лошади ночью не спят?

   – Нет. Ночью они пасутся. Ходят по лугу и едят траву.

   – Всю ночь?

   – Всю ночь.

   – Когда же они спят? Днем?

   – Нет, спят они ночью.

   – Но ты же сам сказал – ночью едят траву.

   – Когда пасутся, тогда и спят. Прикроют глаза и вздремнут немного.

   – Прямо стоя?

   – Ну да.

   – Вот дают! Я бы так не смог. Пап, а еще что ты знаешь про лошадей? Они кусаются?

   – Иногда между собой. Ты залезешь когда-нибудь?

   – Подожди. А людей кусают?

   – Кого любят.

   – Па, я тебя серьезно спрашиваю.

   – Честно. В детстве я очень дружил с одной лошадью. Так она всегда, когда была в хорошем настроении, подкрадывалась ко мне сзади и хватала зубами за плечо. Тихонько, конечно. Это она так шутила…

   – Ничего себе шуточки. А еще ты чего знаешь про лошадей?

   – Лезь ко мне, а то ты совсем замерз.

   – Сейчас. Ты только расскажи немного.

   – С чего это ты вдруг заинтересовался лошадьми?

   – Так… Понравились… Что ты еще знаешь?

   – Лошади очень любят мальчишек…

   – Почему?

   – Не знаю… Может, знают, что дети живут без обмана… А может быть, потому, что мальчишки больше всего с ними возятся. Кормят, поят, купают…

   – Купают? Во… А как же они их купают? В таких больших ваннах?

   – Что ты, сын, городишь. В каких там ваннах… В речке или пруду.

   – И ты купал?

   – Купал.

   – Расскажи.

   – Сначала лезь ко мне.

   – Расскажешь – и сразу залезу. Честно.

   – Купают лошадей обычно вечером. Когда они возвращаются с работы. Приходят лошади потные, пыльные, усталые… Сначала им дают немного остыть, потому что потную лошадь сразу купать нельзя: она простудится и умрет. Поэтому с час лошади прогуливаются по двору конюшни, кто сено ест, кто разговаривает – обмениваются новостями…

   – Пап, ты загибаешь.

   – Серьезно.

   – И прямо слышно?

   – Не слышно, а видно. Они трутся мордами, кладут головы друг другу на шеи, покусываются… Это и есть их разговор. Мальчишки всегда знают, о чем у лошадей идет речь: у какой лошади тяжелый день был, у какой легкий, кто в хорошем настроении, кто в плохом, кто пить хочет, кто есть. Когда приходят с работы лошади, мальчишки со всего села собираются их встречать. У каждого своя любимая лошадь. Ну, длинный рассказ. Сначала ты залезешь в воду.

   Рис нехотя поднялся, снял бушлат. На фоне белого тумана возникла его тоненькая дрожащая фигурка в коротких штанишках.

   – В-с-в-все с-с-сним-м-мать?

   – Все. Потом оденешься в сухое. Входи чуть левее, там мелко.

   Рис сбросил трусы, майку и побежал по тропинке вдоль речки.

   Со всего маха сын бултыхнулся в речку. Течение подхватило его и понесло в мою сторону, переворачивая, как валун. Здесь было совсем мелко, даже Рису еле по пояс. Я пошел сыну навстречу.

   – Ну как?

   – Ух, ты! Здорово! Прямо горячо! И пол твердый, как в ванной, и мелко!

   Я протянул Рису руку, помог ему перебраться через глубокое место.

   – Пап, я хочу поплавать, – захныкал сын, как только огляделся. – Очень мне нравится! Поплыли дальше?

   – Дальше я не был и не знаю, что там. Может быть, там омут.

   – Омут? Что такое омут?

   – Бездонное место.

   – Ух ты! Совсем дна нет?

   – Есть, конечно, но очень глубоко.

   – Ты нырял… в этот омут?

   – Приходилось. Тебе не холодно?

   – Нет, что ты! Только нос и уши мерзнут. Можно я окунусь?

   – Не надо. Голова станет мокрой – и можешь простудиться.

   – А в омуте кто живет? Водяной?

   – Мы думали, что он. Поэтому ныряли самые отчаянные.

   – Ты был отчаянный?

   – Мы ныряли из-за девчонок. Они сидели на берегу и дразнили тех, кто трусил.

   – И ты боялся девчонок?

   – Боялся.

   – Нет, честно боялся?

   – Честно.

   – Не загибай, пап.

   – Серьезно. Рассядутся, венки плетут из одуванчиков и насмехаются: «Что, слабо? А еще кудрявый!»

   – Ты был кудрявый?

   – Когда-то был.

   – Странно. Ты – и вдруг кудрявый. Ну ладно. И как ты нырял в этот… омут?

   – Очень просто. Возьмешь большой камень, разбежишься и с обрыва бултых прямо в воду. Открываешь в воде глаза и не дыша идешь на дно. По сторонам все зеленое, небо голубое, какая бы погода ни стояла, а внизу темным-темно. Как ночью. И вроде бы водяного глаза светятся. Ну вот, значит, опускаешься, а вокруг все темней и темней, дышать все тяжелей. Кажется, вот-вот легкие разорвутся или глаза выскочат. Воздух потихоньку из себя выпускаешь, по-морскому называется – стравливаешь… Если весь воздух сразу выдохнуть, то захлебнешься… Долго на дно идешь, кажется, что не выдержишь, сердце разорвется. Из последних сил рвешься ко дну, делаешь такой страшный рывок, когда чувствуешь, что на пределе находишься. Вот наконец и дно… Темнотища, ил липкий, по рукам что-то скользкое, какие-то усы…

   Рис приоткрыл рот.

   – Какие еще усы? Утопленника, что ли?

   – Нет, не утопленника, а длинные такие, жесткие…

   – Пап, если ты взялся, то рассказывай честно, без загибов…

   – Я честно и рассказываю. Это соминые усы. На дне омута сом жил. Старый-престарый, его еще деды, которые в первую империалистическую воевали, мальчишками когда были, помнили. И такой огромный был сомище, что в какое место омута ни нырнешь, обязательно на него наткнешься.

   Рис недоверчиво посмотрел на меня. Он стоял, глубоко погрузившись в воду. На поверхности оставались лишь его макушка, глаза, уши и кос.

   – Ух ты! Ну и силища. Я никогда большого сома не видел. Правда, видел в рыбном магазине, но они были маленькие и замороженные. Слушай, а может, они здесь есть?

   Рис с опаской посмотрел на камыши и подвинулся ко мне.

   – Навряд ли. Здесь речка мелкая.

   Восток стал совсем светлым. Там, за железной дорогой, уже было совершенно светло. Туман клубился в той стороне, занимая полнеба, но уже чувствовалось, что он начал движение в нашу сторону, хотя не было еще ни малейшего ветерка. Отчетливее и чище стали звуки: бульканье воды в камышах, всплески мелкой рыбешки, редкие далекие вскрики болотных птиц. Со стороны леса, откуда мы пришли, послышалось тарахтение мотоциклетного мотора, очевидно, кто-то торопился на рыбалку.

   – Ты не замерз?

   – Я замерз? Ты что, пап! Мне даже жарко! Смотри! – Рис храбро высунулся по пояс из воды, но тотчас же юркнул обратно. – Ну и холодно на улице! Давай сидеть здесь до обеда, пока солнце не начнет печь. Давай, а?

   – Через час «на улице» будет теплее, чем здесь.

   – Уйдет туман?

   – Ага.

   – Жалко. Пап, ты обещал рассказать, как купают лошадей.

   – Да… Ну вот, когда лошади остынут и наговорятся, мы, мальчишки, садимся каждый на свою и мчимся что есть духу к речке. Считалось, чья лошадь прибежит быстрее, значит, того мальчишку она больше любит. Лошади-то пришли с работы усталые, бежать особо не хочется, только из-за мальчишек и бегут. Чтобы любовь показать. Моя быстрее всех бегала…

   Туман на востоке опускался все ниже и ниже. Слабо зашелестели метелки камыша и тут же, словно испугавшись собственной смелости, утихли. Нерешительно квакнула первая лягушка. Запахи уже не были такими ломкими и прозрачными. Они словно отсырели… Небо в той стороне сделалось чуть розоватым, и очень высоко, там, где уже совсем приглушенно светила одинокая звезда, появилось вдруг яркое красное пятно, похожее на щеку ребенка в морозный день…

   – Сом! Папа, сом плывет!

   Рис испуганно показал налево. Из тумана по течению на нас надвигалось что-то черное, большое, продолговатой формы.

   – Бежим! Пап!

   – Подожди. Это не сом.

   – Сом! Точно тебе говорю!

   Рис выскочил из воды и стал карабкаться вверх по склону.

   – Вернись, надень бушлат!

   Я всматривался в приближающееся тело. Оно медленно двигалось по течению, затем нерешительно остановилось у входа в бочажок и двинулось прямо на меня.

   – Папа! Спасайся! – орал сверху Рис.

   Тело остановилось неподалеку от меня, приткнувшись к обрыву, словно отдыхая, потом не спеша развернулось вокруг своей оси и опять тронулось в путь, но теперь уже хвостом вперед. Совсем рядом со мной оно опять сделало один кульбит, и на меня уставились два огромных черных глаза. Клочья тумана цеплялись за косматую перепутанную гриву, и казалось, что чудовище продирается сквозь туман, словно через груды слежавшейся ваты.

   Чудовище придвинулось ко мне вплотную. Спутанная грива оказалась порыжелой травой, глаза – корнями камышей, а все – островком, оторванным от суши течением.

   Островок прошел возле моего подбородка, коснувшись груди и ног мохнатыми стеблями, и растаял в тумане, оставив после себя запах одновременно и гнили и свежести.

   Вернулся Рис, содрогаясь от холода.

   – Уплыл?

   – Уплыл.

   – Это был сом?

   – Если бы. Островок травы.

   – Нет, сом, – заупрямился Рис. – Я видел пасть и хвост. И вот такие ножищи. Аж шесть штук.

   – У сомов ног не бывает.

   – А у этого были.

   Рису, видно, очень хотелось, чтобы остров оказался сомом.

   – Ладно, лезь сюда скорей.

   Сын бултыхнулся в воду, я поймал его и поставил рядом с собой. Некоторое время он стоял молча, отогреваясь, потом сказал:

   – Знаешь, что я, пап, придумал? Ни за что не догадаешься.

   – Погнаться за сомом.

   – Нет, не угадал. Давай купим лошадь.

   – Лошадь?

   – Ну да. Я тоже ее буду скоблить и чистить. И кататься верхом.

   – Где же мы ее будем держать?

   – Да где же еще, – в квартире.

   – В квартире? – удивился я. – Она же там не поместится.

   – Поместится. Я уже все продумал. Мы ее первую половину будем держать на кухне, а другую половину в туалете. Все равно ей в туалет надо ходить. А в кухне станем кормить.

   – Здорово придумано.

   – Конечно. Только вот она по лестнице на пятый этаж сможет подняться? Как думаешь?

   – Не знаю…

   – Наверно, сможет. Ты же сам говорил, что она сразу двумя копытами умеет скакать. Вот и пусть скачет. Я знаешь за ней как ухаживать буду! Весь свой торт отдавать стану.

   – Лошади торт не едят.

   – Только траву?

   – Преимущественно.

   – Тогда я ей траву буду рвать, на газонах. Все равно ее косят и никто не берет.

   – Твои газоны ей на один укус.

   Рис задумался.

   – Знаешь тогда что? Я буду ездить на электричке каждое утро за город. Встану рано-прерано, еще до садика, съезжу, нарву и накормлю. Ну так как, купишь?

   – Это сложный вопрос…

   – Пап, я тебя очень, очень прошу…

   – Достать лошадь сейчас трудно.

   Рис пододвинул ко мне по воде синий мокрый дрожащий подбородок.

   – Если ты купишь лошадь, – сказал он голосом, каким обычно передают важные сообщения, – я все для тебя сделаю. И слушаться стану, и Маму дразнить не буду, и есть начну все. А за лошадь не беспокойся, с ней вам возиться не придется. Кормить я ее буду сам, мыть тоже и на прогулки водить. Все, как ты в детстве. Ну, пап, а? Говори только честно. Врать не надо.

   – Если честно – то ничего не получится.

   – Ну, пап… Чего тебе стоит…

   – Ничего не получится, сынок.

   – Значит, нет?

   – Значит, нет.

   – Ладно! Я тебе это припомню!

   Мордочка Риса, как поплавок во время клева, дернулась в сторону, и по воде пошли круги.

   – Делай что хочешь, но это невозможно.

   – Я очень сильно припомню!

   Из глаз сына покатились слезы и стали падать в воду, словно капли крупного дождя. Я погладил Риса по голове, влажной от осевшего тумана.

   – Лошадей, сынок, сейчас частным лицам не продают.

   – А ты скажи, что для тренировок…

   – Гм… Допустим… Но даже, если бы удалось достать лошадь, ее негде держать.

   – Я же придумал!

   – Ну что ты придумал: голова на кухне, а зад в туалете? Лошади, сынок, нужен простор. Что это за жизнь ты ей уготовил? Мы знаешь что лучше сделаем? Когда лошадь в заповеднике выздоровеет, мы попросим конюха, чтобы он разрешил нам ее купать. Каждое утро будешь на ней скакать. Я тебя научу. Согласен?

   Рис задумался.

   – А сколько здесь мы будем?

   – Месяц…

   – Только месяц…

   – А на следующий год уговорим Маму и все вместе поедем в какую-нибудь деревню, где есть речка и лошади. Снимем там домик, будем купаться, загорать, ходить по грибы и ягоды. Ты подружишься с какой-нибудь лошадью, станешь за ней ухаживать, кормить, поить, купать… Ну как?

   – Ладно уж… – «Поплавок» снова повернулся в мою сторону. – Только, чур, эта лошадь моя. Чтобы Мама ее у меня не отняла. А то знаю я ее…

   – На этот счет будь спокоен, – заверил я Риса.

   Горизонт на востоке стал чистым. Туман быстро тек в нашу сторону, освобождая все большее и большее пространство поймы. На фоне теперь уже совсем розового неба проступили черные столбы электрической дороги и белая будка сторожа на переезде… Вот граница между ясным небом и туманом переместилась уже к середине топи. И вдруг там, скрытое тьмою, что-то залопотало, забилось жалобно и тоскливо, словно стая птиц в смертельном испуге. В тишине эти одинокие звуки казались особенно сильными и тревожными.

   – Что там? – испуганно спросил Рис.

   – Сейчас увидим. Смотри, как быстро уходит туман…

   – Может, это сом кого поймал?

   – Дался тебе этот сом.

   Рис на всякий случай придвинулся ко мне поближе. В это время туман отошел дальше, и мы увидели большую старую осину. Ветер раскачивал ее ветви, рвал листья. Осина охала и беспомощно лопотала. Ярость ветра в каких-нибудь трехстах метрах казалась особенно странной, потому что у нас было абсолютно тихо.

   – Пора вылезать, – сказал я Рису.

   – Еще немного…

   – Давай, пока ветер до нас не добрался.

   Мы вылезли из воды, я вытер Риса своей рубашкой, одел, укутал в бушлат, сам тоже хорошо растерся, набросил пиджак поверх трико и крикнул:

   – Ну, кто вперед? Вон до того камня!

   Я побежал вдоль речки, Рис подумал, подумал и припустил вслед за мной. Пока добежали до камня, запыхались.

   – Уф! – сказал Рис. – Жарко! – Он сбросил бушлат. – На, грейся!

   – Нет уж, спасибо! Побежали назад!

   Вся излучина реки теперь была свободной от тумана. Туман громоздился только на темном западе огромной кучей, похожей на слежавшийся зимний снег, когда его сгребают бульдозеры в большие грязные валы вдоль тротуаров. Было ясно. С востока дул свежий, пахнущий инеем ветер. Там разливалась широкая алая заря. Вот-вот должно было взойти солнце.

   – Ух, и есть я хочу! – сказал Рис, когда мы прибежали на место стоянки. – Собаку бы съел! Чтоб меня ударило током!

   – Что-что? – удивился я.

   – Это божба такая.

   – Что за глупая божба!

   – У нас в садике все так божатся. Пап, а ты знаешь, откуда берется ток?

   – Конечно, знаю. Есть такие машины…

   – А как они называются?

   – Ну эт… как их… Забыл.

   – Эх, ты! Ток получается из генераторов! А какие бывают генераторы?

   – Большие и маленькие.

   – Xa! Постоянного и переменного тока. А что такое постоянный ток?

   – Где ты всего этого нахватался?

   – В садике.

   – В садике?

   – Ну да. Садик-то у нас физический.

   – Физический?! – поразился я. – Что это значит?

   – Как что? Физический и значит. Над нами завод шариковых подшипников шефствует. Приезжают инженеры, рабочие, разные фильмы показывают. Даже настоящий токарно-винторезный станок притащили. Двадцать человек волокли. Сам считал. Я все марки машин знаю и все стали знаю. Чем отличается легированная сталь от углеродистой? А?

   – Понятия не имею.

   Рис был очень доволен.

   – Ты, пап, – сказал он важно, – приходи к нам на занятия. А то еще, когда за мной придешь, тебя кто-нибудь спросит, а ты ничего в технике не смыслишь. От стыда умереть можно.

   Итак, мой сын растет физиком, а я ничего и не знаю. И Мама наверняка ничего не знает. И Бабушка! Может быть, Дедушка только в курсе. Наверняка Дедушка в курсе, потому что, когда он приезжает на своем самосвале, они с Рисом только и говорят о машинах, копаются в моторе… Даже изучают какие-то схемы в книгах…

   – Ну, а сказки-то в садике читаете?

   – Сказки? – Рис пренебрежительно фыркнул. – Мы их еще в младшей группе все прошли.

   – Все-все?

   – Все-все.

   – Братьев Гримм, Андерсена?

   – Ну да. Всех братьев и сестер в придачу. И дядюшек и тетушек. Ты вот лучше скажи, чем отличается понижающий трансформатор от повышающего? Неужели и этого не знаешь?

   Я поспешил перевести разговор на другую тему:

   – Сейчас мы пойдем ко вчерашнему волшебнику, перекусим, узнаем дорогу на кордон…

   – В животе бурчит, – сказал Рис и вдруг замолк, удивленно уставившись на лежащий на земле бушлат.

   Темный бушлат стал розовым. И остатки костра, и камыши, и трава аж до самого леса стали розовыми. Пораженный Рис перевел взгляд на свои руки. Руки были похожи на лапы гуся, только что вылезшего из студеной речки. Сын недоуменно повертел их перед глазами, потом догадался оглянуться назад. Из камышей, словно только что откованная в кузне, еще раскаленная, но уже слегка покрывшаяся окалиной, вылезла половинка солнца. Нижний ее край как будто был изъеден, выщерблен, оттого что касался стены камышей. Посередине диска, словно шрам, темнел столб железной дороги. Но верхняя часть была геометрически совершенна.

   Эта половинка, такая маленькая по сравнению с огромной поймой, лугом и начинавшимся неподалеку от нас высоким еловым лесом, преобразила все вокруг. И шоколадный камыш, и черная речка, и зеленая трава, и грязные валы тумана на западе, и серый угрюмый лес перекрасились в один цвет: темно-розовый… Так было в детстве, когда найдешь стеклышко от цветного пузырька, приставишь к глазу – и весь мир вдруг станет или зеленым, или красным, или коричневым…

   – Папа! – заорал Рис. – Солнце встает! Ура! Солнце! Я ни разу не видел, как оно встает!

   Рис подпрыгнул и стал плясать вокруг костра, кривляясь и издавая вопли. Наверно, в нем проснулась кровь наших диких предков, которые после длинной холодной голодной ночи вот так же радовались восходящему светилу.

   Наконец Рис устал и сел на край обрыва лицом к солнцу… Между тем диск постепенно уменьшался, бледнел ослепительной бледностью, и на него уже было больно смотреть. Розовая краска исчезла, словно облупилась, и с камышей, и с леса, и с облаков. Появились тени. Они были угольно-черными. Их отбрасывали каждая кочка, каждая травинка. Тень от сидящего на берегу Риса проходила мимо меня, тянулась по кочковатому лугу и, изуродованная тенями от бугорков и кочек, вливалась в огромную, черную, как подземное озеро, тень от леса… Вот Рис пошевелился, и что-то там задвигалось, замелькало, словно среди сосен кто-то таился, выжидая добычу… Тень от осины перечеркивала пополам почти всю пойму. Я тронул Риса за плечо.

   – Ну что, пойдем?

   – Пап, дай немного посмотреть… Я же ни разу не видел.

   Я присел рядом с сыном. Солнце быстро уменьшалось в размерах, превращаясь в ослепительный маленький шарик. Потом шарик превратился в косматую горячую медузу. Словно корчась от тепла, которое они не выносили, тени поспешно уползали в укрытия: в камыши, в лес, под осину, в ложбинки. Туман на западе отяжелел, набряк и начал таять. Мутные его потоки тянулись к горизонту, растекались по краю поймы, высвобождая нежно-голубое небо, и вскоре оттуда протянулись длинные тонкие солнечные лучи. Очевидно, в той стороне, скрытая горизонтом, была деревушка, и это окна домов пускали зайчиков. Звезда совсем погасла, и только если сильно присмотреться, можно было заметить слева от солнца маленькое бледное голубое пятнышко…

   Лицу и рукам было уже совсем тепло. Рис спустился вниз, устроился в ложбинке, в затишке от ветра, и грелся, закрыв глаза, поцарапанный, весь в глине, словно бездомный кот, наконец-то дождавшийся весеннего солнышка.

   Сырые запахи исчезли. Ветер теперь пах нагретыми полевыми цветами, подсыхающей тиной и слежавшимися сосновыми шишками. День обещал быть сухим и жарким.

   – Пойдем, сынок, пора.

   Рис поднялся наверх, я взял бушлат, и мы пошли с ним вдоль берега. Луг был мокрый от росы и весь сверкал под низкими лучами солнца. Хотя мы шагали по песчаной дорожке, вскоре ноги стали у нас мокрыми, так как дорожка была совсем узкой и трава нависала над ее краями, достигая почти середины… В туфлях захлюпало…

   – Знаешь что, пойдем-ка босиком.

   Рис охотно разулся, я связал его сандалии и свои туфли за шнурки и повесил через плечо. Рис засверкал впереди меня розовыми пятками.

   – Здорово! И совсем не холодно! А мягко как! Пап, ты раньше ходил босиком?

   – В детстве все время. У меня не было ни туфель, ни ботинок, ни сандалий.

   – Ну? – спросил Рис уважительно. – Ты и по снегу ходил босиком?

   – Нет… Хотя иногда приходилось выскакивать по первой пороше в одних трусах. За дровами в сарай или еще куда… Не хотелось одеваться… А вообще-то для осени и весны у меня были кирзовые сапоги. Я их очень берег… А для зимы валенки, подшитые-переподшитые…

   – Валенки, валенки, не подшиты, стареньки…

   – Вот-вот. А так все время босиком. Как только солнце весной пригреет, подсушит землю, так выскакиваешь из дома босиком и бегаешь до самой глубокой осени. Подошва на ногах задубеет, пальцы станут коричневыми, толстыми, словно каучук. А пятка! Дрова колоть можно. На разбитую бутылку со всего маху напорешься – и хоть бы что.

   – Пап, ты же знаешь, я не люблю…

   – Честное слово, не загибаю. Один раз случай был. Со всего маху с обрыва в речку сиганул и прямо на разбитую стеклянную банку напоролся. И ничего. Только царапина осталась.

   – Вот бы мне такие пятки! – Рис взял меня за руку и пошел рядом по мокрой траве, сшибая ногами лютики. Совсем как когда-то делал я: захватишь стебель между пальцами, махнешь ногой, и лютик у тебя на ноге. Неужели это наследственное? Или мальчишеский инстинкт?

   – Пап, расскажи еще чего-нибудь из своего детства. – За Рисом оставался широкий темный след, словно по траве проволокли бревно или еще какую-нибудь вещь…

   – Что же тебе рассказать?

   – Только не про то, как ты вкалывал со страшной силой. Это я уже сто раз слышал. Расскажи, как ты играл. В какие игры вы играли?

   – В войну играли. Это у нас любимая игра была. Вы в войну не играете?

   – Нет. Так, в гангстеров немного поиграем… А больше в прятки. Только у нас прятаться негде. Еще разные другие игры… У воспитательницы такая толстая книга есть. Там все игры… даже негритянские. Но мы в основном в слова играем… Кто-нибудь слово скажет, а к нему надо синоним придумать.

   – Синоним?

   – Ага. Не слышал? Это такое слово, на другое похожее. Интересно. Только слова надо технические придумывать. Например, вездеход – тягач. Или синхрофазотрон – ускоритель частиц. Еще мы загадки разные отгадываем…

   – Например?

   – Например… Крутится, вертится, с места не сходит, а в руки взять нельзя. Что?

   – Пчела.

   – Ха… Пчела… Разве пчела с места не сходит? Шпиндель!

   – Ах, шпиндель…

   – Конечно, шпиндель. Это и дураку ясно. Еще мы мультики смотрим. Только не такие дурацкие, которые по телику крутят – про волков да про зайцев там всяких. Мы мультики по устройству машин смотрим, а потом рассказываем… подшефным дядям.

   – Ну, а у нас все по-другому было. Рыбалку мы здорово любили. Особенно по первому льду карасей ловить.

   – Как это по льду карасей ловить? – удивился Рис. – Разве караси на льду живут?

   – А вот слушай… Готовились к зимней рыбалке еще с осени, когда дожди шли. Уроки приготовишь, по хозяйству матери поможешь, и делать нечего. Осенние вечера длинные. Телевизора, ты знаешь, у нас не было, читать тоже мать долго не разрешала – керосин в лампе берегла, вот и идешь к дяде Игнату на кузню. Дядя Игнат, здоровенный, с бородищей, в кожаном фартуке, ворочает огромные красные бруски в горне – лемехи к весне кует, а Васька-молотобоец – щуплый такой парнишка а сила ужасная, – молотом поигрывает на наковальне, ждет, когда дядя Игнат брусок на наковальню бросит. Кузнец дядя Игнат очень любил мальчишек, всегда нас привечал. Яблоками нас угостит или пирогом с картошкой и луком – жил он неплохо, в то время кузнец на деревне первым человеком был. Сало никогда не переводилось. Копченое.

   – Пап, я тебя еще раз прошу – не надо про еду.

   – Ладно. Вот рассядемся возле горна, уминаем пироги… извини, забыл… и слушаем дядю Игната, он много разных историй знал, еще про крепостное право… Ну вот, как разойдется, придет в хорошее настроение, тут уж лови момент, проси, что тебе надо отковать, – все сделает. Мы в основном крючки ковать просили. Ну и грузила, конечно… Но грузила это так, от жира… Грузила и самому можно сделать – гайку где достал или кусок свинца от негодного аккумулятора. А крючок сам не сделаешь. Их ковать надо. Да еще и не каждый кузнец откует… Крючки на крупную рыбу особенно были у нас большим дефицитом… Правда, раза два за лето к нам приезжал тряпичник и пополнял наши запасы.

   – Какой еще тряпичник? Человек в тряпках?

   – Нет. Продавец такой специальный. Ездил – кости, тряпки собирал. Лошадь у него была, телега с высокими бортами. Вот он едет по деревне и кричит: «Тряпки, кости собираю! Тряпки, кости собираю!» Ну, а мы, мальчишки, уже заранее в сараях по две кучи приготовили. В одной всякие ненужные вещи, а иногда и нужные – тайком от матери утащишь, а в другой кости. По оврагам, по пустырям насобираешь. Где волк овцу задерет, где лошадь дохлую закопают, да потом вода вымоет кости до блеска, а где еще и с войны остались. Через нашу деревню много беженцев шло, коровы и лошади часто дохли, их в сторону стаскивали, не до закапывания было, кости так и остались.

   – А зачем он все собирал, этот тряпичник? Он что, шизик был?

   – Почему шизик. Самый нормальный человек. Свою добычу он сдавал в «Утильсырье». Из тряпок бумагу делали, а из костей – клей.

   – Так ведь клей синтетический. Из нефти.

   – Тогда не было ничего синтетического. Ну так вот… Только остановится тряпичник, распряжет лошадь, пустит ее пастись, а ты уже мчишь к нему со всех ног, волочишь за собой тачку со всякой всячиной. Весов никаких, конечно, у тряпичника не было. Вес на глаз определял, хоть и одноглазый был. Сверкнет, бывало, глазом на твою тачку и буркнет: «На крючок». У тебя так сердце и замрет. «На какой, дядь? – робко спрашиваешь. – На щучий или на карасиный?» – «На карасиный!» Ну тут и начинаешь клянчить: «Дядь, ну дай щучий, у меня ведь целый лошадиный череп». Щучий крючок намного лучше карасиного. Он и больше, и прочнее, и острее. На него почти любую рыбу можно поймать.

   – И сома?

   – Сома, конечно, нет. Но все равно… Тряпичник ни в какую… Прижимистый дяденька был. Берет такую большую жестяную коробку, открывает крышку, а там чего только нет! И крючки разные, и поплавки фабричные красивые-прекрасивые, все разноцветные, и грузила настоящие, и катушки ниток, и иголки цыганские…

   – Что за цыганские?

   – Большие такие, с широким ушком… И ножички перочинные, и пуговицы всякие, даже военные, и звездочки на шапку. В общем, чего хочешь.

   – А за деньги можно было купить?

   – Не. В том-то и дело. Только за тряпки и кости… Конечно, если много насобираешь, тачки две-три, дядька давал побольше. Иногда по целых три крючка: один щучий и два карасиных, а когда бывал выпивши, то и поплавок в придачу даст. Но это редко. Дядька за собой эту слабость знал и выпивши редко когда торговал. Мать тоже тряпки собирала…

   – Бабушка тоже тряпки собирала? – удивился Рис.

   – Конечно. У нее возможностей было побольше. Она могла еще и совсем не старые вещи сдавать. Сама ведь себе хозяйка. Тряпичник платил за эти вещи отдельно. Может, себе оставлял, а может, перепродавал кому – не знаю. Но платил не за вес, а за каждую вещь отдельно. Откроет мать сундук, пороется там, вытащит оттуда какую-нибудь плюгавую кацавейку.

   – Что такое кацавейка?

   – Безрукавка такая. Рукавов нет.

   – А почему нет рукавов?

   – Чтобы работать было удобнее. Ну вот… бежит мать с этой самой кацавейкой…

   – Пап, не называй только так. Мне эта кацавейка почему-то на нервы действует.

   – Ну хорошо. Бежит мать с этой безрукавкой к тряпичнику, да со всех ног, чтобы другие бабы, женщины то есть, товар не разобрали. Одноглазый тряпичник долго мнет каца… безрукавку то есть, дергает за полы, крепко ли пришиты, на свет смотрит – сильно ли моль побила, потом небрежно бросает в кучу тряпья и спрашивает: «Ну и что же, баба, хочешь за эта барахло?» – Ну вот… Торгуется мать, а ты возле вертишься. Подбиваешь: «Мам, возьми катушку и две цыганских». Одну, значит, на крючок. Ну, конечно, мать ни в какую… Поэтому мы и крутились возле кузнеца дяди Игната. Не только из-за крючков, конечно. С ним вообще было интересно. Он как отец вроде бы нам был. У нас отцов-то ни у кого не было: кого на фронте поубивало, кто без вести пропал, кто в Германии находился, – хоть война уже закончилась, но солдат домой еще не всех поотпускали. Ну вот… дождешься, когда дядя Игнат разговорится, подобреет, тут ему, как бы между прочим, и говоришь: «Дядя Игнат, щука пошла, видимо-невидимо». А кузнец отвечает: «Это хорошо, что она пошла. Жареная щука очень вкусна с вареной картошкой».

   – Пап!

   – Ладно. Не буду. «А крючков нет», – забрасываем мы удочку. «Так где же я вам их возьму?» – «Ясно, где: накуйте». – «Кто же крючки в кузне кует? Это же дело тонкое, деликатное», – прикидывается кузнец. Тут самый раз и ввернуть: «Так вы и блоху подкуете, как тот Левша». Ну, тут дядя Игнат расплывается в улыбке. Очень он к похвале неравнодушен был. «Ладно ужо, – говорит. – Вот плуги покую». Закончит плуги и за крючки возьмется. У него такой маленький молоточек был, медицинский, весь блестящий, никелированный, и маленькие щипчики, тоже никелированные. Все трофейное. У фашистского убитого врача взял. Вот и пойдет он с этими трофейными штуками колдовать. Возьмет кусок проволоки, раскалит ее в горне и пошел стучать молоточком, щипчиками поворачивать, потом хлоп в воду или масло. Ну и крючочек получается! Граненый, острый (потом его на камне доводишь), вороненый, всеми цветами радуги переливается, то, что и нужно для зимней рыбалки. Куда там фабричному! Накует дядя Игнат с десяток и говорит: «Только, чур, первая щука моя!» Очень щук он любил. При нас прямо в кузне жарил. На лемехе. Возьмет лемех, смажет подсолнечным маслом, обваляет щуку в муке… Ах, да, прости, забыл… Ну вот… И на щук крючки делал, и на сомов, и на карасей. На карасей – так те совсем маленькие, тоненькие, беленькие, положишь на ладонь, почти не видно. А иначе и нельзя, потому что карась – рыба очень хитрая. Если увидит, что из червяка крючок торчит, ни за что и близко не подойдет. А есть хулиганы-караси, так нарочно червяка со всех сторон обглодает, и поминай как звали! Еще и дернет на прощание так, что у тебя сердце в пятки уйдет, – думаешь, что рыбина преогромнейшая попалась… С ума сошел потом дядя Игнат… Прямо в кузне… Ну, да ладно, то другая история.

   – С ума? Почему? Разве люди нормальные сходят с ума?

   – Нормальные-то и сходят. Сразу двух сыновей у него убили. Принесли одну «похоронку», а на второй день – другую… Уже после войны. Вот он и не выдержал.

   – А как он сошел? На людей стал кидаться?

   – Нет… Ладно… Потом как-нибудь расскажу.

   – Это потому, что я еще маленький? Да? Я вовсе не маленький, к твоему сведению. Рассказывай. Что-нибудь ужасное? С убийством?

   – Да нет, никакого убийства не было. Он тихо… Просто нет его долго и нет. Закрылся в кузне и кует. Целую неделю ковал. И на стук в дверь не отвечал. Потом взломали дверь… А он своих сыновей из железа отковал… Лежат на полу два железных человека, ну просто как живые. И лицами похожи… Это он их своим молоточком так отковал. Ну вот… Напасти? крючков с осени – это самое главное для зимней рыбалки. Остальное проще. Удочки короткие из клена настругаешь, лески из конского хвоста сплетешь. (Вот тогда «свой» конь пригодится. Только свой и даст надергать волоса из своего хвоста.) Ну, а грузила – так это ерунда! Или кусок толстой проволоки, или небольшая гайка – вот и все дела. Удочки три-четыре сделаешь и ждешь первого морозца. Конечно, не самого уж первого, тот совсем слабый, воду лишь у самых берегов прихватывает, а ждешь настоящего первого. Знаешь, как определить настоящий первый?

   – Когда уши мерзнут.

   – Нет. У нас всегда в сенях бадейка с водой стояла, деревянное ведро такое большое. Колодец в огороде, по морозу за водой особо не набегаешься, вот и делала себе каждая семья по бадейке, а то и по две. Туда ведра три входило. Когда просто морозец – вода в бадейке тоненькой-тоненькой корочкой покроется… Зачерпнешь кружкой и пьешь с ледком, сцепив зубы, чтобы лед не проглотить.

   – А если проглотишь, то что будет?

   – В животе холодно.

   – И все?

   – А чего ж ты еще хотел?

   – Гриппом заболеть, например, можно.

   – Тогда мы не знали, что такое грипп.

   – Он не родился, что ли?

   – Просто он нас не брал. Не по зубам мы ему были.

   – Сыворотку принимали? Противогриппозную?

   – Никаких сывороток… Мы закаленные были. До самых первых морозов босиком бегали. Когда лишь трава инеем покроется, тогда обуваемся… И не кутались, как ты… Воздухом холодным дышали… Когда печь топится, в доме столько дыма, что дверь в сени всегда настежь.

   – Я теперь тоже закаляться стану. Ну их к черту, эти гриппозные бациллы. Прижились, гады, на мне. Конечно, тепло и блохи не кусают. Буду тоже воду со льдом пить. Вот только где ее брать. Снег грязный… Ладно, буду в холодильнике делать. И босиком начну по снегу ходить.

   – Закаляться надо постепенно. Начни с обтирания мокрым полотенцем…

   – Ладно, это я знаю. Давай дальше. – По лицу Риса я видел, что он твердо решил есть лед и ходить босиком по снегу.

   – Так вот… Когда первый настоящий мороз – воду уже не зачерпнешь. Бьешь, бьешь кружкой – ни в какую.

   – Так и ходишь не питым?

   – Почему же… Принесешь бадейку, поставишь ближе к печке, лед от ведра минут через пятнадцать и отстанет. Поплывет по воде такой толстый прозрачный круг. На край надавишь кружкой и зачерпнешь воды… Вот когда такой круг образовался, значит, и Карасиный пруд замерз. Километрах в трех от нашей деревни пруд большой был. Мы его Карасиным прозвали. Потому что карася там было видимо-невидимо. Но летом карася поймать почти невозможно. Он совсем не клюет. Да и зачем ему на крючок лезть? Пруд илистый, червей, улиток, личинок там разных навалом. А карасю только это и надо. Залезет в ил по самую макушку и лазит там. Он и не видит даже, что ты червяка над ним повесил. А зимой другое дело. Зимой в ил особо не закопаешься. И так подо льдом дышать нечем, а в иле и вовсе задохнешься. Вот на этом-то обстоятельстве вся зимняя ловля и построена.

   – Подожди, пап, чем это так пахнет?

   – В самом деле…

   Я принюхался. Со стороны поймы тянуло дымком. Уже было видно место, где, по всей вероятности, ночевал владелец бушлата. От луга, по краю которого мы шли, в сторону топи тянулась едва заметная тропинка. Дальше в той стороне виднелся небольшой островок; он чуть приподнимался над местностью и резко выделялся цветом. На фоне сочной зелени болота островок выглядел седой прядью в прическе модницы. Островок весь светился и переливался – именно так издали выглядит заповедный ковыль… Посередине островка росла та самая осина, которая так напугала Риса. Она трепетала от ветра и постоянно меняла цвет: то становилась бледно-зеленой, и тогда хорошо была видна на фоне ковыля, то делалась молочно-бледной, и в этот момент сливалась с ковылем, почти исчезала в нем…

   Вокруг осины на небольшом расстоянии трехметровой стеной возвышались густые, непроходимые заросли камыша.

   Под осиной стояла большая шестиместная брезентовая палатка. Возле нее и вился дымок. Ветер подхватывал дымок, разбрасывал широким плоским веером, прижимал к земле и уносил в сторону леса. Густой, настоянный на хвое воздух леса не принимал дыма.

   – Варят что-то, – сказал Рис с надеждой.

   – Вряд ли, – разочаровал я сына. – Если бы варили… Дым всегда в себя все вкусные запахи впитывает… Просто чадит со вчерашнего вечера. Забыли на ночь водой залить.

   Послышался треск мотоцикла. Нас обогнал молодой парнишка с заспанным недовольным лицом. К боку мотоцикла были приторочены удочки. Одна удочка размоталась, и леска волочилась по траве. Наверно, рыбак поздно пришел со свидания и проспал…

   Мы свернули на тропинку, ведущую к островку. Солнце уже поднялось довольно высоко и пригревало вовсю На востоке, за солнцем, появилось легкое марево, даже не марево, а так, намек, тонкая дрожащая полоска, словно муаровая ленточка. Я знал, что это означает: к полудню вся пойма будет дрожать и плавиться, словно в раскаленной печи. Камыши растопятся, будут течь, словно воск, вода в речке как бы поднимется и смешается с небом… Настанет горячее белое половодье… После обеда, часам к трем, воздух сгустится…

   – Пап, рассказывай дальше.

   – Ну и вот… Как только ты обнаружил, что круг в ведре толстый, и если это дело произошло в воскресенье, ты, даже не позавтракав, хватаешь свои снасти и мчишь к друзьям. Матери ругаются, не готовы они к этой неожиданной рыбалке: то валенки не подшиты, дырявые, то рукавицы куда-то задевались, то у полушубка рукав не пришит, то у шапки ухо отодрано щенком. Понабрасывает на себя братва чего-нибудь, то отцово, то материно, то братово, и бегом к пруду. А темно еще. Дороги, естественно, нет, к пруду никто не ездит, бежим по целине. Снег по колено. Ветер в будыльях свистит…

   – Что такое будылья?

   – Стебли подсолнечника или кукурузы. Шляпки и початки осенью поубирают вручную (тогда никаких комбайнов и в помине не было), а стебли зимовать остаются. Зимой их обычно на топку ломают… Ну вот, значит, прибегаем на пруд, а самые лучшие места уже заняты. Мальчишки из соседней деревни тут как тут, сидят у самой плотины, под ветлой. Там самый клев. Как рано ни вставай, а они все равно опередят. Их деревня совсем рядом с прудом.

   – И вы соглашались на худшие места?

   – Когда как. Если их меньше, чем нас…

   – Драка была?

   – Бывало… Но, в общем-то, и в хвосте пруда неплохо брало, только караси там поменьше. Но ясное дело, у плотины лучше, хоть и опасней. Первый лед совсем тонкий, а глубина там метра четыре.

   – Ух ты!

   – Да… Поэтому мы ползком по льду передвигались, по-пластунски…

   – Как разведчики!

   – Вроде этого.

   – Здоровски!

   – Ляжешь животом на лед, а скользко-прескользко, дернешься в одну сторону, а тебя в другую несет. Принцип реактивности. Знаешь?

   – Еще бы! Про принцип реактивности любой сопляк знает.

   – Вот… Поэтому у нас с собой ножи были.

   – Перочинные или столовые?

   – Трофейные… Финские, австрийские. Выбросишь руку с ножом вперед, вонзишь в лед и подтягиваешься… Потом опять… И так до тех пор, пока не отползешь метров на пять от берега.

   – Страшно было?

   – Честно говоря, жутковато. Лед такой тонкий и прозрачный, что под тобой до самого дна видно. Водоросли, рыбы плавают, раки спят.

   – Шутишь?

   – Вот еще… Все абсолютно видно. Кажется, что паришь в воздухе над самой водой. Дыхнуть боишься. Такое чувство, если воздух из себя выпустишь, сразу на дно пойдешь. Так, едва дыша, и начинаешь лунки долбить.

   – Лежа?

   – Конечно. А как же? Вставать нельзя. Попытаешься встать – сразу под воду уйдешь. Два-три удара ножом, и лунка готова. Сразу надо отползти, потому что вода так фонтаном и ударит. Подождешь, пока вода успокоится, подползешь к лунке …

   – Прямо по воде?

   – Да… Она тонкая и сразу на одежде в лед превращается… Опускаешь в лунку крючок с наживкой, в основном на мотыля ловили. Удочку поперек лунки кладешь, чтобы карась под лед не утащил. Чуть подальше другую лунку делаешь. Штук пять-шесть. Потом ползешь назад к берегу…

   – Зачем назад-то? Там бы и лежал.

   – Во-первых, холодно. Во-вторых, ему снизу все видно…

   – Кому?

   – Ну карасю, кому же еще… Ни за что не подойдет, если ты разляжешься возле лунки. На берегу костер разложим, картошки испечем, чай в котелке вскипятим. К тому времени солнце взойдет, все вокруг заискрится, засверкает, лед совсем прозрачным сделается, кажется, что он и вовсе растаял. Позавтракаешь, чайку попьешь и снова ползешь к лункам… Карасям подо льдом воздуха не хватает, вот они и собираются к лунке. Целая стая стоит, дышит кислородом. Подползешь, значит, а они врассыпную, только, один ходит кругами – попался. Осторожно подводишь его к лунке, а потом рывком на лед. Возьмешь в ладони, а он по сравнению со снегом и льдом теплым-претеплым кажется. Подержишь в руках, а потом со всего маху бросаешь на лед, поближе к берегу, чтобы подобрать на обратном пути. Ну и зрелище, я тебе скажу! Прямо как в сказке! Лед под солнцем голубой-преголубой, а карась красный-красный: здоровый, сильный, словно огнем налитый, скачет аж на полметра. Подпрыгнет вверх, несколько раз перевернется в воздухе и шлеп на лед, аж стон по пруду пойдет. А потом уже ниже прыгнет, еще ниже и реже, реже, пока не затихнет на льду, лежит неподвижно, а потом как вдруг взовьется! Как рванет вверх, еще выше, чем в первый раз! Словно осколок радуги промчался по серому зимнему небу! И все… Уже не шевелится больше… Как камень… В других лунках тоже по карасю сидит… Отцепишь, бросишь на то место, что и первого, зарядишь снова удочки и ползешь назад к плотине. По дороге собираешь улов…

   – Живые еще?

   – Нет, конечно. Застынут… Только последний еще слегка бьется… Всех по карманам рассуешь, а его, полуживого, в руке держишь, чтобы не выскочил из кармана и не ускакал. А рука-то теплая, без варежки, так что с живым до плотины и доползешь. Этих, полуживых в котелок с теплой водой пускали, чтобы отогрелись. А они думают, наверно, что весна наступила, а может, и лето, резвятся, вскидываются, друг на друга налазят, рты раскрытые на поверхность высовывают, словно мошек ожидают… Мы их живыми так домой и приносим, интересно ведь матери показать, а если у кого есть младшие сестренка или братишка – радости-то сколько! Улов ссыпа?ли в холщовые сумки… У каждого была такая сумка через плечо…

   – Как у нищего в сказках Андерсена… Я по телику видел…

   – Приблизительно… Удобная, между прочим, штука, на пруд в ней продукты несешь, а с пруда карасей. Иногда, когда день ясный, да морозец легкий, да ветра нет, да удача за тобой по пятам ходит, по полной сумке приносили. Вывалишь на стол, а они расползутся по всей поверхности, как бруски смазанной маслом бронзы… Мать положит их в теплую воду, отогреет, почистит, достанет из-под лечи огромную-преогромную чугунную сковородку и начинает жарить… Потом все в чугун уложит, луком засыплет, сметаной зальет и рогачом шерх в угли, в самую печь, в самое пекло…

   – Пап…

   – Ладно уж тебе, послушай… А ты сидишь на лавке, ждешь не дождешься, как кот облизываешься… А потом с хлебом да простоквашей как дашь! Полчугуна как не бывало, а чугун почти в мой обхват…

   Рис угрюмо проглотил слюну.

   – Никогда карасей не ел, но палтус тоже ничего рыба, – заметил он.

   – Конечно, ничего, но все же никакого сравнения.

   – Верю, – кивнул Рис. Видно, рассказ про карасей произвел на него впечатление. Никогда Рис так охотно не соглашался. Обычно он до конца отстаивал собственное мнение.

   – Конечно, не всегда так рыбалка гладко проходила. Бывали случаи, кто-нибудь проваливался под лед. Вот тогда жарко нам приходилось! Выловим пацана из проруби и бегом к скирде соломы – неподалеку скирда соломы стояла, – разденем его догола, закопаем в солому, а сами скорей давай одежду на костре сушить. Да разве она на морозе так быстро высохнет? Так в мокрой и бежит пацан в деревню. Ну, конечно не к себе домой, потому что от матери такая порка будет, что вовек не забудешь, а к кому-нибудь из друзей. Залезет на печку, отогреется, а одежда его прямо в печи сушится. Выгребут уголь, затолкают туда одежду, и к вечеру все в порядке. Только вот валенки высохнуть не успеют. Но это уже ерунда. Мол, в сугроб попал, снег и насыпался, соврет пацан.

   – А тебе тоже проваливаться приходилось?

   – Раза два.

   – И в соломе сидел?

   – Конечно, сидел.

   – Колется небось?

   – Еще как. Так солома надерет, что тело все в красных пятнах. Неделю потом ходишь, чешешься.

   – Страшно было проваливаться?

   – А то нет? Сразу камнем идешь ко дну. Одежда-то тяжелая. Особенно валенки… Да еще вода туда нальется… Гирями тянут… Самое главное, когда провалился, не барахтаться… Цепляйся за край проруби и жди, пока тебя друзья не выручат. Если же начнешь барахтаться, то унесет от проруби и будешь тыкаться головой об лед, пока тебе каюк не придет. Называется, затянуло под лед. Самая опасная штука.

   – Ну, а были такие, которые барахтались?

   – Один так и не выплыл…

   – Совсем?

   – Совсем. Потыкался в лед…

   Между тем мы были уже у цели.

* * *

   Дом был холоден и пуст, как может быть холодно и пусто жилище, в котором никто не ночевал.

   Лесной сырой воздух через открытое окно на веранде проник в комнаты и вытеснил домашние запахи: пищи, человека, вещей. Женщине даже показалось, что предметы в комнате покрыты утренней росой, и она машинально провела рукой по клеенке стола, но клеенка оказалась сухой и неожиданно теплой. Женщина любила эту старенькую, изрезанную клеенку в голубых цветочках – спутницу ее молодости. Клеенка была очень стара, но все же сохранила слабый запах резины, и этот запах волновал женщину, напоминал ей о том, что когда-то здесь, за столом, покрытым этой клеенкой, собиралось много дорогих ей людей. От людей уже ничего не осталось, клеенка жива…

   Он тоже любил эту клеенку. За ней они вдвоем отмечали праздники: всегда таинственный Новый год, буйный веселый май, звонкий октябрь… Тогда она плотно занавешивала окна, закрывала двери, включала погромче телевизор, чтобы с улицы не было слышно их разговора, хотя они почти не разговаривали, и начиналось длинное грустное застолье.

   Он поднимался из своего убежища побритый, в черном костюме, белой накрахмаленной рубашке с кружевными манжетами, какие были в моде полвека назад и неожиданно стали модными опять, в черном галстуке, лакированных туфлях, такой старый и такой еще красивый…

   «Ну что ж, начнем, пожалуй…», – говорил он и небрежным жестом поправлял галстук. Ее всегда волновали и этот его, такой странный среди деревенской избы, наряд, и этот небрежный жест…

   Он сам открывал сардины, откупоривал шампанское… За сардинами и шампанским она ездила на электричке в город…

   Дни рождения они не отмечали. Они уже давно договорились не отмечать их, и она почти не помнила, по скольку лет им обоим.

   Теперь женщина сидела на табуретке, положив локти на стол, и ждала знакомый звук шагов.

   Эти шаги – все, что у нее осталось в жизни.

* * *

   Ковыль покрывал весь островок. Был он чистым, сухим, высоким, Рису почти по пояс. Только широкая колея от проехавшей по середине поляны машины обезображивала ее двумя грязными глубокими шрамами (ехали поздно вечером, по росе) да выделялся черный до синевы круг костра. От костра остались потухшие головешки, только посередине тлело большое бревно. Край бревна был покрыт слоем серого пепла, через который просвечивал огонь.

   Здесь, среди зарослей камыша, было очень тихо. Лишь тонко, словно шерстяная пряжа, шелестел ковыль да временами играл камышом ветер. Ветер все время бродил неподалеку в болоте, то затихал совсем, затаивался, как зверь в трущобе, то начинал яростно трепать стебли. Иногда он, пригнув метелки камышей почти до земли, прорывался на островок, и тогда до самой середины поймы прокладывалась широкая, удивительно ровная, устланная камышом дорога; ветер устремлялся по этой дороге, как по трубе, и островок сразу превращался в буйное царство. Бился в испуге ковыль, бешено трепетала осина, хлопала боками палатка, покрывалась крупной рябью зеркально-гладкая речка, а дым от костра метался из стороны в сторону, затягивая все вокруг горьковатой синей пеленой. Вдруг становилась видна и железная дорога с ее столбами, проводами и будкой стрелочника на переезде, черные фигурки рыбаков, одинокая надувная лодка, упрямо продвигавшаяся по речке Один раз в прорези стены камышей длинной зеленой ящерицей мелькнула электричка, долетел звук гудка…

   Электричка гудела весело и призывно, словно звала вместе с ней мчаться среди темных лесов и солнечных перелесков, среди покрытых дымкой поспевающих хлебов, полных тумана больших лощин из доисторического известняка, где раннее утро, куда не достигли лучи солнца и где на дне еще сверкают электрическими огнями села и деревушки…

   Мы подошли к палатке. Возле нее грудой была свалена одежда, валялись пустые бутылки из-под пива и ситро, смятые пакеты с надписью «Молоко», консервные банки с грубо разодранными крышками. Здесь же стоял котел, накрытый доской, и различная посуда. Вчера, видно, на поляне было приличное пиршество.

   Мы с Рисом нерешительно остановились около палатки. Оттуда доносился мощный храп. Может, просто положить бушлат поверх одежды и уйти? Но мне хотелось поблагодарить вчерашних гостей. Что было бы с Рисом без бушлата? Да и съестного не мешало бы добыть.

   Вдруг храп резко прекратился и внутри палатки послышалось движение. Мне было неловко стоять возле вещей, и я отошел к берегу реки. Дверь палатки распахнулась, и наружу, тяжело кряхтя и отдуваясь, вылезло что-то огромное, заросшее шерстью, очень похожее на медведя.

   Вылезший был в одних трусах. Немного очухавшись, он довольно проворно привстал, присел, сделал попытку пробежаться, но потом остановился и вроде бы задумался.

   – Не помешает, – пробормотал человек. Он вернулся к палатке, к тому месту, где стояла посуда, и начал копаться там, гремя крышками. Вскоре человек нашел то, что искал. В одной руке у него оказалась синяя, без этикетки бутылка, в другой стакан. Человек залпом, морщась, выпил и снова полез в кастрюли. Теперь в руках у него были соленый огурец и куриная нога. «Медведь» съел все, стряхнул крошки и капли рассола с волосатой груди, крякнул, потянулся и вдруг увидел нас. Некоторое время он вглядывался в нас очень внимательно, возможно, посчитал нас за хмельное видение, он даже помотал головой. Мы в свою очередь рассматривали необычного человека. Человек был очень толст, но полнота не безобразила его. Он, если так можно выразиться, был красиво толст. Бородища-лопата делала его еще эффектнее.

   Если мы с Рисом рассматривали это чудовище с большим вниманием, то бородач, очевидно решив, что мы не можем быть кошмарным видением, потерял к нам интерес. Он опять зевнул, запустил пятерню в бородищу, кое-как расчесал ее и снова скрылся в палатке. Наверно, опять завалился спать.

   Я уже пожалел, что увлекся разглядыванием бородача и не сказал ему о бушлате, как волосатый появился снова, держа в руках какой-то желтый брусок и коробку спичек. Затем он направился по тропинке прямо к нам.

   – Здравствуйте, дядя, – сказал Рис вежливо.

   Бородач хмуро посмотрел на него и ничего не ответил. Он обошел нас, как неодушевленные предметы – мы стояли прямо на дорожке, – и спустился к реке. Бородач, видно, собрался купаться. Он потоптался возле самой воды, потом внимательно осмотрелся.

   Вдруг мы увидели, как бородач размахнулся, что-то мелькнуло в воздухе, и секундой позже послышался плеск, а затем сразу же глухой подводный взрыв. Высоко над камышами взметнулся грязевый фонтан. Фонтан немного повисел в воздухе фантастическим видением, потом рухнул вниз, шлепая по воде илом, камнями, ракушками, пригибая и пачкая камыши.

   Мы с Рисом стояли, разинув рты от неожиданности. Потом Рис спохватился и спрятался за мою спину.

   Вместо речки теперь мимо нас тек грязно-бурый поток, увлекая за собой траву, водоросли, растерзанные кувшинки и лилии, вырванный с корнем камыш. Резко запахло порохом. Густой ядовитый дым от взрыва медленно проплыл мимо нас, цепляясь за ковыль коричневыми, гноящимися лапами, смешался с дымом от костра и сделал кромку леса почти невидимой.

   Толстяк стоял на берегу и вглядывался в воду. Видно, он что-то там увидел. Я прошел чуть вперед, чтобы посмотреть на то, что увидел в воде бородач.

   Возле камышей вверх брюхом плавала крупная красавица щука. Живот серебристый, бока – темно-зеленые в черных пятнах, а голова длинная, сильная.

   Щука была жива. Она медленно открывала и закрывала полную острых тонких зубов пасть, словно смеялась. Голова ее развернулась в нашу сторону, и мне показалось, что я уловил ее почти осмысленный взгляд. «Ну и шутник, – словно говорила рыбина. – Перевернул вверх животом. Смех один. Никогда так не плавала».

   Вокруг щуки, тоже вверх животами, теснилось много мелкой рыбешки: красноперок, окуньков, пескарей, плотвы… Их слегка покачивало, вращало течение, и казалось, это подданные подводного царства исполняют ритуальный танец в честь своей повелительницы…

   На траве, возле воды, валялись три оглушенные лягушки, лапки которых конвульсивно дергались. Два больших рака, выброшенных взрывом на берег, торопливо пятились назад, в родную стихию… Еще один рак с оторванной клешней корчился на прогнутых, залитых глиной камышах…

   Над местом взрыва висела тонкая водяная пыль, и в ней, словно яркая вещь, положенная в полупрозрачный полиэтиленовый мешок, просвечивался толстый короткий кусок радуги…

   Вдруг из леса пришел еще один звук взрыва, более низкий, глухой, чем первый. Потом еще глуше – со стороны железной дороги. Потом еще и еще… Гудела, грохотала вся долина… Это пришло запоздалое эхо…

   Бородач немного постоял, прислушиваясь. На его лице было легкое удивление, видно, он не ожидал такого резонанса от своего броска.

   В этот момент щука сильно ударила хвостом. Она начала приходить в себя. Бородач заторопился. Он решительно вошел в воду, плеснул себе на грудь, с уханьем окунулся по шею и направился к камышам, брезгливо разгребая ладонями зеленую ряску.

   Щука перевернулась со спины на живот и, слегка погрузившись в воду, слабо шевелила плавниками. По-моему, ей нужно было всего несколько секунд, чтобы окончательно очухаться и скрыться. Понимал это и толстяк. Стремительным броском, неожиданным для его такого огромного тела, бородач преодолел оставшееся расстояние и тоже неожиданно проворно – сразу чувствовалась сноровка в этом деле – схватил щуку под жабры., Рыбина забилась на его пальцах, словно кукла, надетая на руку артиста театра кукол. Толстяк с довольным видом осмотрел свою добычу, широко размахнулся и швырнул ее на берег.

   Выбросив на берег еще двух-трех окуньков, что покрупнее, бородач полез в камыши, согнувшись и разгребая стебли руками, – очевидно, он надеялся найти там добычу посолиднее, чем эти окуньки. Волосы, свесившись вниз, мешали ему смотреть. Толстяк смочил их, пригладил; струйки воды стекали по его лицу, капали с носа, на затылке торчал хохол.

   Мы с Рисом подошли к щуке. Полет по воздуху и удар о землю окончательно оживили ее. Щука извивалась и прыгала по траве, словно зеленая молния. Длина рыбины, наверно, с полметра, толщина в руку, в пасть пролезет кулак. Если идти на эту зверюгу с удочкой, то с ней пришлось бы здорово повозиться… И еще неизвестно, чья бы взяла. Но это была бы честная схватка.

   Рис с интересом рассматривал хищника, держась на почтительном расстоянии, отбегая всякий раз, когда щука делала бросок в его сторону.

   – Совсем как в сказке «По щучьему велению». Видел по телику?

   – Видел… А потому пусть живет, как в сказке.

   Я выбрал момент, когда щука затихла на секунду, схватил ее под жабры и запустил в речку. Щука перелетела через камыши, задев метелки, отчего на воду посыпалась коричневая пыльца, и с шумом плюхнулась в воду. Взбаламученная ее падением вода тут же стала прозрачной, – таким сильным было течение.

   Некоторое время щука неподвижно стояла в воде, шевеля плавниками, очевидно окончательно сбитая с толку теми приключениями, которые выпали на ее долю в это утро, потом повела хвостом и совсем незаметно, как-то постепенно, будто кусок сахара, брошенный в крепко заваренный чай, растворилась в черной воде. Ни одного круга не образовалось, ни единого пузырька не поднялось в том месте… Родная стихия приняла в свое лоно дочь…

   Сын наблюдал за мной с величайшим изумлением. Он, наверно, ожидал, что я немедленно помчусь с щукой к костру и примусь варить ее или жарить.

   – Ты что наделал! – закричал Рис, опомнившись, когда дело было сделано и я вытер руки сорванным лопухом. – Зачем ты ее отпустил?

   – Рыба добыта не по-честному.

   Я подобрал оглушенных окуньков и тоже бросил их в воду. Сын совсем онемел от негодования.

   – Ну ладно, – сказал он наконец. – Я тебе это припомню! Я тоже тебе все буду делать назло!

   – Чудак…

   Я притянул сына к себе, но он вырвался.

   – Пусти! Такую щуку выбросил! Это потому, что не ты поймал! Тебе завидно стало! Я тоже лягушек повыбрасываю! – воскликнул сын без всякой логики, брезгливо схватил лягушку за лапу и бросил в камыш. Лягушка не долетела до воды и растянулась на песке. Рис не поленился, сбегал к ней и спихнул ногой в воду. Затем сын вернулся ко мне, взъерошенный и возбужденный.

   – Сам так своих карасей охапками греб!

   – Послушай, – сказал я Рису. – Ты же неглупый парень, должен понять. Есть честная борьба, а есть нечестная. Так ведь?

   – Ну так, – буркнул Рис.

   – Какая борьба, например, нечестная?

   – Ну, подножка когда…

   – Вот видишь… Я ловил карасей по-честному. Хитрость на хитрость. Кто кого. Пятьдесят процентов на пятьдесят. У карася пятьдесят и у меня. Плюс я еще рискую жизнью, если ловля зимняя и я ползу по льду. А этот человек боролся не по-честному. Он подставил рыбам ножку. Бросил в речку тол. У него самого было сто процентов, а у рыб ноль. А за что пострадали лягушки, раки? А сколько осталось на дне – мы не знаем… Небось раскромсаны сотни ракушек, улиток, погибли тысячи мальков, головастиков, мелкой всякой твари… Разве тебе их не жалко?

   – Чего их жалеть, подумаешь, мелочь пузатая, – проворчал Рис, но как-то неуверенно, видно, слова про борьбу честную и про борьбу с подножкой произвели на него впечатление. – Щука жива осталась, а мелочь снова вырастет, – Рис попытался сгладить действия браконьера.

   Между тем бородачу надоело лазать по камышам. Добычи больше не было, и он, чертыхаясь и сгребая с рук ряску и кашицу из камыша, образовавшуюся от взрыва, направился к берегу. По пути он выловил совсем маленькую плотвичку, не представлявшую, на мой взгляд, никакой ценности, и кинул ее в то место, где, как он предполагал, лежало, дожидаясь котла, все остальное. Улов, видно, привел браконьера в хорошее расположение духа. Он как-то игриво поводил плечами и подергивал свою мокрую бороду. Посередине речки толстяк издал громкий ухающий звук и ударил по воде ладонями. Со стороны леса прилетело маленькое эхо.

   – И жизнь хороша, и жить хорошо, – сказал бородач басом и с выражением.

   Я заметил, что он имел привычку разговаривать вслух.

   – Искупаться, что ли? – спросил он нерешительно сам себя и тут же ответил: – Не помешает.

   С этими словами бородач кинулся грудью на воду. От этого мощного броска пошла большая, беззвучная волна – для маленькой речки это был настоящий цунами. Тревожно залопотали камыши, у берега захлюпало, забурлило, оглушенную рыбешку, которой, наверно, уже не суждено было проснуться, и белобрюхую лягушку, брошенную Рисом с целью отомстить мне, «цунами» подбросил вверх, сбил в кучу и зашвырнул на поваленные взрывом камыши… Волна обогнула утес, следуя извилистому руслу речки, и исчезла из вида.

   Толстяк продолжал резвиться и ухать, поднимая грудью все новые и новые волны… Мне это уханье и эти движения резвившегося крупного зверя показались знакомыми. Какое-то смутное воспоминание, как неясное пятно в толще воды, возникло в моей памяти, но тут же исчезло. Я еще раз напряг свой мозг, но так ничего и не вспомнил.

   – Ну и силища, – сказал Рис уважительно, наблюдая, как и я, за всеми этими делами. – Он и без пороха рыбу глушить может. Как ахнет кулаком, и готово! Пойдем, пап, отсюда скорее, а то он знаешь как разозлится из-за щуки.

   – Нет, Борис, – сказал я. – Сейчас мы не можем уйти. Мы должны сказать ему, что щука в воде, а то он может подумать, что мы украли ее.

   – Ну и пусть думает себе на здоровье.

   – Вот еще… Тебе хочется, чтобы о тебе думали, как о воре?

   – Конечно, нет.

   – Тогда остаемся. Да и за бушлат надо дядю поблагодарить.

   – Мы пропали, – сказал сын грустно. – Он нас уничтожит.

   Между тем бородач закончил купание и, смыв с плеч и с груди ряску и камышовую кашицу, полез на берег.

   По мере того как он приближался, Рис все больше отступал в тыл, а когда до нас оставалось шагов десять, не выдержал и ударился в позорное бегство.

   Бородач подошел к месту, куда он только что кидал добычу, и растерянно оглядел его. Добычи не было. Только валялась дохлая лягушка да один из раков никак не мог уползти в какое-нибудь укрытие; то ли у него был поражен центр ориентации, то ли он свихнулся от взрыва, но рак все время двигался наоборот, то есть полз головой вперед, причем по замкнутому кругу.

   Браконьер обошел несколько раз поляну, даже заглянул под лопух. Затем он вернулся на поляну, где были мы, и немного постоял, задумавшись.

   Мне было ясно, в каком направлении работала мысль бородача, потому что он все чаще и чаще поглядывал на меня исподлобья. Его взгляды не обещали ничего хорошего.

   – Слышь, – наконец грубо обратился он ко мне. – Ты рыбу не видел?

   – Видел.

   Толстяк никак не ожидал услышать от меня столь быстрого признания. Он даже немного растерялся.

   – Ну и куда она делась? – спросил он помягче, но все еще с ноткой угрозы.

   – Я ее выбросил в речку, – честно признался я.

   Браконьер опешил:

   – В речку? Зачем?

   – Глушить ведь рыбу нельзя.

   Толстяк помолчал. Он, видно, не знал, как ему поступить. Может, я представитель рыбинспекции?

   – Ты… из охраны, что ли… этой… как ее…

   – Нет.

   – А кто ж ты тогда?

   – Да просто человек.

   – А зачем же рыбу тогда выбросил? – искренне удивился браконьер.

   – Так ведь глушить-то нельзя. Это во всех газетах пишут и по телевидению говорят. Вы разве не слышали? Ну, ладно… Мы пошли. Я вас попрошу – отдайте бушлат своему товарищу. Кстати, вы не знаете, как пройти на кордон?

   Бородач пристально посмотрел на меня: уж не смеюсь ли я над ним? Я выдержал его взгляд.

   – Ах, чмырь! – прохрипел он. – Чмырь поганый.

   Видно, драки было не избежать.

   – А вы знаете, что такое чмырь? – спросил я. – Чмырь водится в болоте и довольно безобидное существо.

   Не говоря ни слова, толстяк ткнул меня в грудь своим огромным волосатым кулачищем.

   От здоровенного удара у меня зазвенело в ушах, но все же я сдержался и лишь сказал:

   – Слышите, вы, василиск, будьте поосторожней.

   Может быть, моя пассивность раззадорила бородача, а возможно, слово «василиск» было ему незнакомо (замечено, что незнакомые оскорбления действуют сильнее всего), но толстяк, после моей фразы рассвирепел.

   – Прибью! – прохрипел он и всей массой ринулся на меня, кровожадно растопырив перед собой пальцы, как опереточный разбойник.

   К несчастью, я провел прием слишком близко к палатке, и мой противник, падая, стукнулся головой о кол, поддерживавший палатку. Разумеется, ни колу, ни тем более чугунной голове толстяка ничего не сделалось, просто палатка пришла в сильное движение и накренилась на один бок. Пытаясь перевернуться со спины на живот, «василиск» инстинктивно уцепился за этот кол, и все сооружение рухнуло.

   В палатке послышался женский визг и сонное мужское бормотание. Брезент забился, как силок, накрывший перепелов. Иногда кто-нибудь пытался встать, но тут же валился под тяжестью брезента, дергаемого в разные стороны.

   Я так был увлечен этим зрелищем, что на некоторое время забыл про своего противника. И совершенно напрасно. «Василиск» был уже всего в двух шагах от меня. За считанные секунды он ухитрился выйти из положения перевернутого на спину жука, вскочил на ноги и, приняв боевую стойку, приготовился к последнему броску.

   И тут я узнал его.

   Это был Человек-гора!

   Вот так встреча! Несмотря на все, я даже обрадовался. Все-таки приятно встретить человека из своей юности.

   – Друг! Здорово! – воскликнул я, улыбаясь. – Тебя сразу и не узнаешь! Помнишь секцию классической…

   Я не успел договорить. Человек-гора, с хриплым шумом выдыхая воздух, уже мчался на меня, нагнув свою могучую шею. Еще секунда, и он сшиб бы меня, как скорый поезд может сбить поставленную на его пути кеглю, но в этот момент инстинкт бросил меня толстяку под ноги. Это было, конечно, не совсем по правилам классической борьбы, но вряд ли Человек-гора стал бы отрабатывать на мне классические приемы.

   Человек-гора на бреющем полете перелетел через меня, пробежал на четвереньках, как настоящий орангутанг, с добрый десяток метров и рухнул с обрыва в речку. Послышался всплеск, не меньший по силе, чем когда сваливается утес. Над обрывом поднялся фонтан брызг.

   Я направился к палатке. Сейчас палатка напоминала поверхность бурно кипящего котла. Из «котла» возникали очертания то ноги, то головы, слышались ругань, смех, бормотание… Я приподнял край брезента в том месте, где был выход, и наружу тотчас же выглянула блондинка с растрепанной прической.

   – Ой! – испуганно воскликнула она, увидев меня, и нырнула назад, под брезент.

   – Вылазь! Чего ты возишься! – послышались недовольные голоса.

   – Дайте мне расческу!

   – Зачем тебе расческа?

   – Там какой-то мужчина!

   – Какой еще мужчина?

   – Симпатичный, вот какой!

   – Нинка, хватит дурочку валять!

   – Ей-богу, не вру! Это он нам палатку поднял.

   – Разве это не Коля? Где же Коля?

   – Откуда я знаю?

   – Человек! Эй, человек! Есть тут кто-нибудь? Помогите выбраться!

   – Нинка, да уйди ты отсюда со своей расческой!

   – Не могу же я вылезти растрепахой!

   – Пропустите меня! Я не боюсь, предстать в неглиже!

   После этих слов из дверей вылез щуплый человек с аккуратной интеллигентской бородкой неопределенного цвета.

   – Доброе утро, – сказал он вежливо. – Разрешите, я помогу вам.

   Незнакомец с бородкой взялся за другой угол палатки, мы растянули переднюю стенку, приподняли ее.

   – Все в порядке! Можете вылезать! – объявил интеллигент приятным тенором. – Живее!

   – Мужчина не ушел? – спросил голос блондинки.

   – Нет, здесь стоит.

   – Попросите, чтобы он отвернулся.

   – Отвернитесь, пожалуйста.

   Я отвернулся. Кто-то торопливо, шурша травой, пробежал к речке.

   – Теперь можно? – спросил я.

   – Минуточку. Больше никто не боится мужчины? – спросил интеллигент.

   – Нет.

   С этими словами из палатки показался совсем молодой парень без бороды, зато с длинными кудрявыми волосами почти до плеч. В одной руке он держал приемник «ВЭФ», в другой – гитару.

   – Так и концы отдать недолго, – сказал он, зевая. – Ты, что ли, завалил?

   – Не совсем, – сказал я.

   – Сейчас мы тебя бить будем, – парень почесал безволосую цыплячью грудь. – Вот только Коля придет. Ты не видел Колю?

   – Коля, по-моему, купается.

   – Вот подожди, Коля придет, он тебе как следует бока намнет. Будешь знать, как хулиганить.

   Кудрявый парень уселся на землю, скрестив ноги по-турецки, вытащил из приемника антенну и стал сосредоточенно крутить ручку, насторожив левое ухо. Про меня он сразу забыл.

   Остальные двое, вылезшие из палатки, оказались моими знакомыми. Это были мужчина и женщина, которые приходили ночью к нашему костру. Женщина была в спортивном костюме, голова повязана цветной косынкой. Она сразу узнала меня, сдержанно кивнула.

   – А где же ваш мальчик?

   – Вон стоит.

   – Не холодно было ночью?

   – Спасибо вам. Если бы не вы… Я принес вам бушлат. Кто-нибудь из ваших знает, как пройти на кордон?

   – Он знает, – женщина кивнула в сторону юнца с приемником, – но сначала мы вас чаем напоим. Хотите чаю?

   – С вареньем? – спросил Рис издали. У моего сына был отличный слух.

   – Варенья у нас нет, – сказала женщина. – Но печенье найдется. Сейчас я только умоюсь, и мы начнем с тобой разводить костер. Умеешь?

   – Конечно, – небрежно сказал Рис. – Мы с папой вчера знаете какой разожгли!

   – Вот и хорошо.

   Мужчина, ее муж, сначала смотрел на нас удивленно, потом узнал, кивнул:

   – А-а, вчерашний таинственный незнакомец… Выпить хотите?

   – Рано еще.

   – В самый раз. Перед шашлыками. Сейчас придет Коля и нажарит шашлыков. А пока мы под курицу…

   – Но вчера вы были против спиртного.

   – Я интеллигенция. Мне можно.

   Мужчина ушел к палатке, повозился в посуде и вернулся с бутылкой, стаканчиком и куском курицы.

   – Осталась одна шея, – проворчал мужчина. – Какой-то тип ночью обглодал всю курицу. Я точно помню, что была половина курицы. Шею мы отдадим подрастающему поколению. Хочешь? – вчерашний знакомый протянул Рису остатки курицы.

   Мой сын молча схватил шею и впился в нее зубами.

   Мужчина вытряс из стаканов крошки, налил из бутылки, и мы выпили.

   – Давайте теперь познакомимся, что ли, – мужчина протянул руку. – А то как-то неудобно получается: философствуем, а имени друг друга не знаем, как трое в магазине. Геннадий… – Мужчина подумал, словно прислушиваясь к слову, потом добавил: – Геннадий Васильевич. А вас?

   – Анатолий. Дальше не надо. Я пока еще не привык.

   – Вы, наверно, инженер?

   – Почему вы так решили?

   – Сейчас все инженеры. Днем клепают машины, а вечером рассуждают, кто кого победит, люди или машины. Лучше бы перестали клепать, и сразу бы вопрос решился в нашу пользу.

   – Я спортсмен.

   – Футболист? Футболисты тоже интересные люди. Днем гоняют мяч, а вечером спорят, какая команда победит. Они глубоко убеждены, что это самое главное в мире.

   – Нет, я не футболист. Я борец.

   – Это уже лучше. Честная борьба – самое достойное, чем только может заниматься человек. С этого начинался мир, наверно, этим все и закончится. Честной борьбой. То есть спортом. Может, не было бы ни войн, ни этих вонючих машин, если бы человечество сразу стало соперничать лишь в области спорта.

   – А вы инженер?

   – Нет.

   – Или кандидат наук? Кандидатов наук, по-моему, даже еще больше, чем инженеров.

   – Нет. У меня необычная профессия. Угадывать движения человека.

   – Угадывать движения человека?

   – Да. Знать, что он сделает в следующий момент.

   – Странная профессия.

   – Очень странная. Я должен знать, если человек пошевелил рукой, то что он сделает в следующий момент. Я должен узнать это по глазам, по походке, по позе, по выражению лица. Это целая наука. За два-три взгляда я должен определить убийцу и выстрелить первым.

   – Вот как… Кто же вы такой? Милиционер?

   – Инкассатор.

   – Ах, вот как.

   – Вы удивлены? Потому что я назвался интеллигентом?

   – Нет… Но, однако…

   – Я пошел в инкассаторы, потому что недоволен устройством мира. Причем свое недовольство я тут же реализую: убиваю опасных для общества людей.

   – И вам… приходилось?

   – Да. Два раза. И три раза просто задержал. Я почти не ошибаюсь, когда смотрю на человека и жду от него следующего движения.

   У Геннадия Васильевича опять, как тогда у костра, взгляд стал отсутствующим.

   – Еще по глотку? – спросил он, словно отогнав от себя какое-то воспоминание.

   – Что-то очень крепкое.

   – Это спирт. Лишь слегка разбавленный. Мне дали его на одном заводе. Я им спас миллион семьсот тысяч. Правда, ведь кругленькая сумма? За нее не жалко отдать литр спирта. Как вы считаете?

   – Думаю, что не жалко.

   – И взяткой это нельзя считать? Ведь правда?

   – Ну какая это взятка…

   – Так что пейте спокойно, это спирт не ворованный.

   Мы выпили. Спирт был теплый и отдавал железом. Наверно, хранили его в железной канистре.

   – А как вы спасли им… этот миллион? – спросил я.

   – Миллион семьсот тысяч.

   – Да, миллион семьсот тысяч.

   – А-а… Шел я с сумкой к проходной и вдруг вижу, плюгавенький такой тип объявления о найме читает. Мне он сразу показался подозрительным. Неестественно как-то читает. По его спине было видно, что не читал он, а следил за мной. Нервная у него спина была какая-то, и руки он в карманах держал, наверно, чтобы не дрожали. Да и вообще, кто это в наше время подолгу изучает объявления о найме? А? Ясно, что требуются всюду одни и те же: токари, слесари да фрезеровщики. Объявления о приеме главных инженеров не вывешиваются. Правда ведь?

   – Нет, конечно.

   – Вот видите. А этот тип изучал список так, как будто искал там сообщение о приеме главного инженера… Я и приготовился к прыжку. Когда он мгновенно обернулся и выстрелил, я уже прыгнул в сторону. У меня очень быстрая реакция. Через секунду этот тип был уже трупом. Я хорошо стреляю. Я в армии был снайпером. У меня, правда, на счету немного было, но я поздно войну начал. Я считался хорошим снайпером. Видите, я все же интеллигент. Я мыслю, я психолог. Если бы я не определил со спины, что этот тип убийца, я бы сам был мертв, а государство пострадало бы на миллион семьсот тысяч. Вот видите, я интеллигент – убийца убийц.

   – Ну зачем вы так…

   – Разве не правда? Вы думаете, я занимаюсь самобичеванием, стыжусь своей профессии? Нисколько! Я горжусь своей профессией. Я очищаю общество от скверны. В обычных условиях распознать и обезвредить убийцу очень трудно. Как правило, убийца готовится к своему делу тщательно, убивает почти не оставляя следа, его потом долго ловят, поймают или нет – неизвестно, а, если поймают, то возятся потом с ним, ищут улики, а он оправдывается состоянием аффекта, невменяемости, ревности… Сколько возни. У меня же все решается в доли секунды…

   – Но вы рискуете собой.

   – Да. Тут уж ничего не сделаешь. Я как подсадная утка. Они слетаются на мою сумку, как мотыльки на огонек. Я их ненавижу… Вы их тоже ненавидите. Вы ненавидите их, как смерть. Смерть ведь все живое ненавидит и боится. Я же ненавижу их совеем по-другому. Я ненавижу их не из-за страха. Я ненавижу умом. Понимаете, не телом, а умом. Вы ненавидите убийц инстинктивно, я же сознательно. Вы их не считаете за людей. Признайтесь, вы думаете, что это выродки рода человеческого. Нечто вроде хищных зверей…

   – В некотором роде…

   – Конечно, вы не правы. Зверь очень естественное существо. Он не убивает из-за страсти к накопительству, алчности или еще почему. Он убивает потому, что голоден и не знает другого способа утолить голод, нежели убийство. Если бы он знал другой способ, он бы не убивал. Во всяком случае, мне так кажется. Как вы считаете?

   – Да, но природа не дала ему возможности выбора…

   – К сожалению. Давайте выпьем…

   Стоявший рядом Рис потянул меня за рукав:

   – Ты, пап, больше не пей, ладно? Мы тогда дорогу домой не найдем. Договорились?

   – Договорились.

   – Вот у вас какой умный сын, – Геннадий Васильевич взъерошил Рису волосы.

   Его слова, видно, польстили Рису.

   – Я вообще не люблю алкоголиков, – сказал мой сын доверительно. – Они как придурки какие-то. Хуже пацанов из младшей группы. К нам в садик под грибок приходят иногда алкоголики водку пить, особенно когда дождь идет. Напьются, как понесут какую-нибудь чушь, аж уши вянут. С играми какими-то дурацкими к нам пристают. Один все время на четвереньки становится и лает, он думает, что в собаку играет. Думает, нам приятно.

   – Правильно, дружок, вырастешь – в рот не бери это зелье поганое.

   – Конечно, – сказал Рис. – Один раз я лизнул из стакана – так потом весь день тошнило. Так что не сомневайтесь.

   – А я и не сомневаюсь, – сказал Геннадий Васильевич. – Ты есть сильно хочешь?

   – Очень, – честно признался Рис. – Мне эта шея – так… Я бы сейчас тыщу таких шей съел.

   – Шашлыки любишь?

   – Это такие куски мяса…

   – Точно. Вот сейчас придет дядя Коля, вы и займетесь с ним…

   Едва он произнес эти слова, как сзади послышался какой-то хриплый рык. Я быстро обернулся. В трех метрах от нас стоял «дядя Коля», держа в руках огромный грязный камень. «Дядя Коля» стоял полусогнувшись, в позе, в которой обычно рисуют наших прародителей в учебниках по истории: с камнем или палкой в руках, внизу подпись: «Труд создал человека».

   Человек-гора, снедаемый жаждой мести, даже не нашел времени обмыться. Плечи, ноги, грудь были у него в грязных подтеках и заляпаны зелеными водорослями. С мокрой бороды-клина капала вода.

   – Ах, чмырь! – прохрипел «дядя Коля», имея в виду меня. – Он еще водку дует!

   Человек-гора присел, крякнул, как подсадная утка, и взметнул над головой камень. Я инстинктивно бросился плашмя на землю. Камень просвистел надо мной и грохнулся в кастрюли. Полетели черепки, алюминиевые ложки…

   Не успел я приподняться, как Человек-гора насел на меня и принялся мять, душить, мутузить кулаками… Я попытался применить прием, но наши весовые категории были слишком неравны.

   – Вот тебе за щуку! – ревел Человек-гора, поддавая мне под дых. – За окуней!

   Не знаю, чем бы кончилась эта неравная схватка, если бы на «дядю Колю» не набросился Геннадий Васильевич и человек с интеллигентской бородкой. Кроме того, мне на помощь спешила блондинка, которая первой вылезла из палатки.

   – Коля! – кричала она. – Перестань сейчас же! Ты не можешь представить, с кем связался! Это же наш чемпион! Погнешь ему ребра – отвечать придется!

   Как ни странно, слово «чемпион» остановило Колю. Он поднялся, тяжело дыша.

   – Какой еще такой чемпион? – спросил браконьер недоверчиво.

   – Чемпион города по классической борьбе, – блондинка подбежала к нам. – У них скоро соревнования в Махачкале, а ты можешь его изувечить.

   Я был поражен такой осведомленностью блондинки. Никто, кроме начальства и моих самых близких друзей, не знал, что я еду на соревнования в Махачкалу.

   Трико на коленях и локти у меня были зелеными от раздавленной во время борьбы травы… Я послюнявил палец и стал оттирать травяные пятна.

   – Это надо замыть, – сказала блондинка Нина. – Снимите, пожалуйста, одежду, я быстро. И извините, ради бога, моего мужа. Он, когда разъярится, сам себя не помнит. Коля, иди искупайся, как тебе не стыдно! Сколько раз тебе говорила – держи свои нервы в кулаке. Человеку настроение испортил, посуду всю побил. Эх ты, недотепа глупый…

   – Да… – пробормотал Коля, постепенно успокаиваясь от слов жены. – Он щуку выбросил… Вот такая щука была… (Человек-гора до отказа развел руки).

   – Коля, да он правильно сделал, что выбросил эту дурацкую щуку, – блондинка разговаривала с мужем, как с маленьким. – Я же тебя просила – не глуши больше рыбу. Это нехорошо с этической стороны и опасно, кроме того, для жизни. А если ты попадешься охране, тогда хлопот не оберешься… Начнут спрашивать, где тол брал…

   – Я честно купил, – пробормотал Коля. – Я его за баранью ногу выменял.

   – Ну, допустим, за баранью ногу. А тот человек где тол взял?

   – Он его из старого снаряда вытопил. Тоже жизнью рисковал, между прочим…

   – Эх, дурачки вы, дурачки… Из-за щуки рискуют чем… Ведь судак же есть…

   – Он замороженный.

   – Мяса вон сколько. Иди, Коля, обмойся, а то перед людьми неудобно. Да и шашлыки пора делать. Мы все голодные.

   Блондинка Нина нежно, как малыша, погладила Человека-гору по плечу, выбрала из волос на голове и на груди водоросли и подтолкнула к реке:

   – Иди, иди, глупенький…

   Посмотрев на меня волком, Коля пошел обмываться.

   – Вы уж на него не обижайтесь, – сказала Нина, беря меня под руку и заглядывая в лицо. – Он вообще-то добрый, только вспыльчивый очень. И не любит, когда его не боятся. Вы, наверно, его не испугались, Анатолий Петрович?

   – Откуда вы знаете, как меня зовут? – удивился я.

   Блондинка улыбнулась, поправила волосы. Теперь они были у нее собраны в узел на затылке.

   – Я же ваша болельщица. И как каждая нормальная болельщица, знаю о вас все. Даже как зовут вашу жену и даже то, что она любит облегающие костюмы.

   – Моя жена в самом деле любит облегающие костюмы, – пробормотал я растерянно.

   – Вот видите. Но вы ей скажите, что ей такие костюмы не идут. У нее не совсем правильная фигура.

   – Разве? – удивился я. До сих пор мне нравилась фигура моей жены.

   – Видите ли… у нее… – Блондинка собиралась развивать эту тему дальше, но я поспешил увести разговор в сторону.

   – А почему вы болеете именно за меня?

   Нина кокетливо поправила волосы.

   – Видите ли, это не совсем скромный вопрос, – блондинка опять поправила прическу. Видно, она считала, что у нее красивые волосы. Теперь я посмотрел на свою собеседницу более внимательно. Волосы, во всяком случае, она поправляла не без оснований; они в самом деле были красивыми – длинными и пушистыми. Слегка веснушчатое лицо так и светилось свежестью после купания.

   – Но если нескромный…

   – Вы обиделись? Ну хорошо, я могу ответить… Вы, по-моему; артистично работаете в партере. И потом, вы технично бросаете через левое плечо. Это ваш фирменный бросок. Однажды, кажется, это было в Минске…

   – Простите, как вы очутились в Минске?

   – Я поехала посмотреть Всесоюзные соревнования по борьбе.

   – Вот как…

   – Ну да. Что здесь такого? Ездят же болельщики на футбол в другие города. Вот и я поехала посмотреть на борьбу. Но, честно говоря, поехала из-за вас. На вас было тогда синее трико с белой эмблемой на груди. Так ведь?

   – Возможно.

   Я был польщен. Значит, я настолько известен среди любителей, что болельщики ездят смотреть на меня даже в другие города.

   – Папа очень сильный, – подал голос Рис. – Я с ним стараюсь не связываться.

   Блондинка погладила моего сына по голове.

   – Да. Папа твой сильный. Я о нем все знаю. И о тебе тоже. Тебя зовут Борисом. А прозвище у тебя Рис-Барбарис Объелся Дохлых Крыс. Точно?

   Рис кивнул:

   – Точно. А откуда вы знаете?

   – Через горсправку. После завтрака мы будем плавать с тобой на надувном матрасе. Ты когда-нибудь плавал на надувном матрасе?

   – Нет.

   – Это очень здорово. Не жарко даже в самую что ни на есть жарищу. Наплещешь на себя воды, ляжешь на спину, плывешь и глядишь в небо… А по небу – облака разной формы. То бараны, то замки, то роща какая-нибудь возникнет… Ты когда-нибудь смотрел в небо?

   – Разумеется.

   – Только долго.

   – Долго нет. Гляну и дальше бегу. Чего интересного? Конечно, если самолет… другое дело. – Рис кончил обгладывать шею и запустил кости в погасший костер.

   – Самолет – это, конечно, интересно… Хочешь, я тебя научу играть на небе?

   – Играть на небе? Разве можно играть на небе? Сроду никогда не слышал. Как туда залезть?

   – Давай научу.

   – А конфеты у вас есть? – Рис по своей натуре был закоренелым материалистом и всегда пытался извлечь выгоду из любой ситуации.

   – Конечно, есть, я страшная сластена.

   – Я тоже.

   – Ну тогда давай дружить, – блондинка Нина протянула моему сыну руку. Рис в знак согласия хлопнул по ней своей.

   – Что ж, давай.

   – А сейчас пошли умываться.

   – Ладно, пошли.

   Сын и блондинка взялись за руки и направились к реке. Я не узнавал Риса: сколько дома было крика и разговоров, когда наступало время умыться и почистить зубы.

   Я подошел к парню с транзистором. Он сидел в прежней позе, поставив себе на колени приемник, и ловил какую-то умело ускользавшую, словно это было живое скользкое существо, джазовую мелодию.

   – Давай послушаем последние известия, – предложил я. – Сейчас как раз время.

   Парень – я сразу прозвал его Радиоманом – не услышал меня. Я тронул его за плечо.

   – Что? – нервно встрепенулся Радиоман.

   – Последние известия.

   – Какие последние известия?

   – Послушаем последние известия.

   Взгляд у Радиомана стал осмысленным.

   – А, это ты… хулиган… Нашел Колю?

   – Да вроде бы встретились.

   – Вломил он тебе?

   – Обошлось.

   – Жаль. Тебя следовало бы как следует отутюжить. Ишь чего натворил. Я бы обязательно тебя избил, если бы силы хва…

   Радиоман умолк на полуслове, так как схватил наконец мелодию.

   – Да брось ты ее, – попросил я. – Послушаем известия. Что там на Кипре?

   – На каком Кипре?

   – Как на каком? На острове.

   – Что?

   – Я говорю, давай послушаем, что там на острове Кипр делается.

   – Что ты привязался со своим Кипром! – вскипел вдруг Радиоман. – А то сейчас позову Колю! – Радиоман хотел добавить еще что-то, очевидно крепкое, но тут вдруг чисто и сильно наконец-то зазвучала ритмичная мелодия, и парень как-то сразу обмяк, расслабился. Глаза его сделались невидящими, губы что-то зашептали, плечи стали подергиваться в такт мелодии.

   От палатки шел человек с интеллигентской бородкой. На нем была голубая рубашка, удобные брюки спортивного покроя в зеленую полоску, темные защитные очки в массивной оправе. В руках он держал белую нейлоновую веревку.

   – Не желаете прогуляться в лес по дровишки? – спросил человек в очках.

   – С удовольствием. Но мы уже собрались уходить.

   – Куда вы пойдете в самую жару? В жару надо купаться. Вам на станцию?

   – Нет. На кордон.

   – Тем более. Это далеко. Я знаю. Туда километров семь, если не больше. Вам лучше переждать жару здесь. У нас палатка, тень от осины. Шашлыков нажарим. Потом я вас провожу до тропинки. Она приведет вас прямо на кордон.

   Я заколебался.

   – Хозяйка будет волноваться… Мы ведь не пришли ночевать.

   – Теперь какая разница? Придете позже… Да и ночевка в лесу здесь не редкость. Она так и подумает: встретили знакомых, заночевали. Зато сын шашлыков отведает. Я слышал – вы заблудились. Он же голодный, как звереныш.

   – Ладно. Уговорили.

   Я крикнул Рису, что скоро вернусь (над берегом торчала его намыленная фыркающая физиономия), и мы зашагали к лесу.

   Моего спутника звали Володей. Он работал архитектором в областном управлении. Фамилия Володи была Железнов.

   – У вас пестрая компания, – заметил я, когда мы вышли на тропинку. – Инкассатор, архитектор, борец…

   – Борца нет.

   – Этот, как его, Коля…

   – А-а, занимался когда-то классической борьбой. Сейчас он продавцом в мясном магазине.

   – Парень с транзистором, по-моему, интересная личность. Своеобразная какая-то…

   – Это мой брат.

   – Извините. Я не знал.

   – Ничего. Когда он с транзистором, действительно выглядит каким-то невменяемым. Но вообще-то цели у него благородные. Он студент лесотехнического института. Проходит на кордоне практику. Он и открыл это место. Правда, здесь хорошо?

   – Очень. Я даже не представлял, что еще могут существовать совсем недалеко от города такие девственные уголки…

   Солнце уже припекало по-настоящему. Тени слились с травой, с камышами, стали бледными, трепещущими, почти не заметными. На небе не было даже признака облаков. Оно выглядело синим льдом. В детстве у нас на лугу вымерз однажды небольшой пруд, и осталась только ледяная шапка. Мы спускались под эту шапку и смотрели через лед на небо. В солнечный день оно было точно таким, как сейчас. Архитектор снял очки, аккуратно протер их белоснежным носовым платком.

   – Да, вы правы, – сказал он. – Компания довольно разношерстная, поэтому, наверное, и интересная. Мы познакомились в совхозе, где убирали картошку. Сначала нас было много, я имею в виду тех, кто приезжал сюда. Потом в результате естественного отбора остались лишь самые упорные. Ведь так и должно произойти в результате эволюции? Как вы считаете?

   – Наверное, так…

   – Да, остались лишь самые упорные, способные выжить в этой несуразной компании. И у каждого какой-нибудь свой «приветик».

   – У вас тоже есть?

   – Разумеется! Иначе я бы давно вымер, как мамонт.

   – Какой же, если не секрет?

   – Нет, не секрет. Я убежден, что человек – часть природы. Это моя идея «фикс».

   – Какой же это «приветик?» – удивился я. – Это общеизвестно.

   Архитектор усмехнулся.

   – В том-то и дело, что каждый знает. Но сам он, этот «каждый», хочет он того или нет, систематически и планомерно вместе со всем человечеством ведет наступление на природу.

   Архитектор постепенно стал возбуждаться. Веревка, которую он смотал и небрежно перебросил через плечо, соскользнула на землю и потянулась следом, извиваясь в ковыле, как тонкая хищная змейка.

   – Лично я не веду наступление, – сказал я.

   – Это вам только кажется.

   Некоторое время мы шли молча. Неожиданно архитектор резко нагнулся.

   – Посмотрите, какой великолепный сук…

   Мой собеседник поднял большой сук. Это был действительно красивый сук – сухой, со слегка облупившейся корой, под которой проступало гладкое смуглое тело, оно тихо светилось среди ковыля…

   – Природа даже в смерти красива, – сказал архитектор. – Если, конечно, смерть естественная. Нет ничего страшнее неестественной смерти природы. Вы когда-нибудь видели отравленную реку? Течет среди зеленых берегов тяжелая темно-коричневая вода. И ни всплеска, ни кваканья, ни единого проявления жизни. Только шелестит пожухлый мертвый камыш да у берегов бьется желтая пена. А пена-то не такая, какая бывает у обыкновенной речки, а какая-то особая: пористая, устойчивая, какая получается у хозяек, когда они стирают синтетическим порошком. Скоро и эта речушка станет такой.

   – Почему вы так предполагаете?

   – Я не предполагаю, я знаю точно. Здесь будет построен небольшой кожевенный заводик по переработке местного сырья. Очистные сооружения, конечно, предусмотрены, но строить их будут лет двадцать. Артезианских колодцев тоже никто рыть не станет. Зачем иначе этот заводишко хотят строить на речушке? Ясно, что собираются черпать воду из реки, а в нее спускать отходы. Так что годика через три вместо этой цветущей долины вы увидите зловонную лужу.

   – Но ведь здесь заповедник, – возразил я. – Кто же разрешит строить в заповеднике?

   – Вы думаете, что те, кто проектирует, дураки, что ли? Они построят этот вонючий заводишко за пределами заповедника. Так что никто не придерется.

   – Почему вы так пессимистически настроены? Ведь можно доказать. Написать куда-нибудь… Существуют ведь различные инстанции.

   – Конечно же, испишут ворох бумаги, станут негодовать газеты, появятся статьи в научных журналах, протесты общественности… Пока все это будет продолжаться, строители быстренько отгрохают заводишко. У них план, лимиты, прогрессивка, фонды, им некогда читать газеты. Разрежут быстренько красненькую ленточку и начнут скоблить кожи. Попробуй тогда выкорчуй отсюда заводишко. Сто лет будешь корчевать, пока не надоест.

   Архитектор замолчал. Молчал он долго и зло. Очевидно, сдерживал себя, чтобы не наговорить лишнего в адрес будущих строителей и скорняков кожевенного завода.

   Мы подошли к опушке леса. Здесь сплошь росла сосна, только кое-где между желтых стволов мелькали тоненькие беленькие березки с маленькими, уже желтеющими листиками и совсем редкой кроной – очевидно, среди мрачных гигантов им жилось несладко. Деревья росли так плотно, что в лесу было сумрачно и сыро, хотя верхушки сосен совсем недалеко сияли и плавились от солнечного жара. Толстый наст из рыжих иголок заглушал шаги. Иголками было усыпано все: земля, пни, редкий тонкий, тянущийся вверх папоротник, словно ребенок-акселерат, маленькие ложбинки со светлой водой на дне – наверно, следы бывших окопов и траншей.

   Пахло свежей и гниющей хвоей одновременно.

   – Здесь еще утро, – указал архитектор и поежился. Его руки с закатанными выше локтей рукавами рубашки покрылись мурашками. – Давайте присядем. Как здесь хорошо. Отдохнем от этого пекла. Это бруствер окопа, как вы думаете? Ну да, вот каска. Откуда она взялась? Ведь ее давно должно было засыпать слоем земли.

   Железнов взял в руки сплющенную с боков, проржавевшую каску.

   – Чья же, интересно, наша или немецкая?

   – Немецкая, – сказал я.

   – Откуда вы знаете?

   – В детстве насмотрелся.

   – Уже прогнила насквозь… Как его убили?.. Теперь уже никто никогда не узнает…

   – Разрешите? – Я взял из рук архитектора каску и осмотрел ее. – Убит из пулемета. Стреляли издалека. Очевидно, от речки, вдоль опушки. Да… Так оно и есть, здесь совсем молодые деревья. Раньше их, конечно, не было. Немец высунулся из этого окопа, тут его и накрыло очередью.

   – Может, вы скажете, какого цвета у него были глаза? – В голосе Железнова прозвучала ирония.

   – Цвета глаз не знаю, но, судя по каске, детина был приличный. Вы, наверно, не верите тому, что я рассказываю. Все это довольно просто для тех, у кого было военное детство. Видите, как вы выразились, прогнившую насквозь дыру? Это когда-то было пулевым отверстием. Посмотрите, один край его сохранил контуры пули. Каска лежала вниз этим отверстием, поэтому и впечатление, что она прогнила. А вот рядом второе отверстие, оно забито землей, потому вы его и не заметили. Отверстия недалеко друг от друга. Значит, стреляли из пулемета.

   – А может, из автомата?

   – Вряд ли. Автомат применялся в ближнем бою. Обратите внимание, отверстие только на входе, на выходе его нет. Значит, били издалека. Пули уже находились на излете и застряли в голове. Теперь посмотрите, как расположена траншея. Поперек бывшей тут в то время опушки, бруствером к речке. Значит, наши были прижаты к болоту. Они удерживали железную дорогу, по которой вы сюда приехали…

   – Может, это было наступление?

   Я покачал головой.

   – Вряд ли. Через болото трудно наступать, и его легче было бы обойти.

   – Довольно логично. А откуда взялась каска?

   – Наверно, ее вымыло дождями из бруствера, и она скатилась на дно.

   – Вы прямо как Шерлок Холмс.

   – Просто у нас в детстве была такая игра: по каскам узнавать, кто как погиб. За нашей деревней все поля были изрыты траншеями, противотанковыми рвами, окопами. Мы собирали там для нашего кузнеца всякий металл. Я и сейчас могу разобрать и собрать с закрытыми глазами немецкий автомат.

   Архитектор отшвырнул каску. Он сидел, задумавшись, жуя травинку.

   – Вот этот немец… – сказал Железнов. – Он здесь лежал, быть может, в такое же утро. Как вы утверждаете, на опушке, лицом к речке. За его спиной качались сосны, пахло хвоей, прыгали птицы. С реки тянул ветерок, квакали мирно лягушки… Немец лежал среди цветущей травы и выискивал себе цель… А от реки за ним следили другие глаза. Глаза нашего пулеметчика. И тоже ждали неосторожного движения. Чтобы убить… Один пришел, чтобы захватить этот лес, эту речку, другой – чтобы не отдать. Сколько веков существует человечество, столько идет борьба за лес, за речку, за поле… Люди никак не могут поделить землю.

   Архитектор выплюнул травинку и стал опускать закатанные рукава рубашки: ему стало зябко. Я тоже чувствовал, как лесная свежесть постепенно начинает заползать под пиджак.

   – Начнем собирать сучья? – предложил я.

   – Пожалуй. Но сначала я закончу мысль… И вот через несколько лет не будет ни этой речки, ни островка, да и сам лес может исчезнуть. Я, может быть, выскажусь слишком высокопарно… Не кажется ли вам, что те, кто планирует здесь этот кожевенный заводик, те, кто его потом будет строить и эксплуатировать, поступают кощунственно по отношению к памяти тех ребят, что защищали это место?

   – Вы слишком категоричны.

   – Нисколько. Возьмите вертолет и облетите хотя бы наши края. Много ли осталось в наших краях лесов, речек, ковыльных степей, пойменных лугов? Луга запаханы, речки пересохли или пересыхают, на месте ковыльных степей расположились хаотично, как кому вздумается, деревни и поселки с улицами чудовищной длины и ширины. Овраги, где раньше били родники и рос хоть маленький, но густой и тенистый лесок, теперь тоже распаханы, раскорчеваны, исколупаны в поисках мела, песка, камня. И если, не приведи бог, что-то найдено в приличных количествах, то вся округа или засыпана цементной пылью, или испещрена карьерами с широченными дорогами, или покрыта копотью асфальтового заводишка…

   – Довольно мрачная картина, – заметил я, когда архитектор замолчал.

   – Нужна картина еще мрачнее, чтобы человек по-настоящему испугался. Когда-то он боялся остаться один на один с природой. Теперь человек должен испугаться полного одиночества. Его должен охватить страх остаться без птиц, зверей, лесов и рек, страх остаться одному в окружении химчисток и синхрофазотронов. Может быть, он тогда возьмется за ум и будет выращивать леса и восстанавливать виды животных.

   – Но в этом случае получается парадокс. Чтобы быстрее наступило прозрение, надо интенсивнее уничтожать природу. Вы призываете к этому?

   – Глупо, конечно, проповедовать подобную мысль. Но объективно получается так. И тут ничего не поделаешь.

   – Значит, надо сидеть и ждать?

   – По маленькому счету – нет. То есть, конечно, надо бороться за каждую травинку, за каждого пескаря, но… Все-таки по большому счету – да…

   – Сидеть и ждать?

   – Я же сказал: в целом смысле, а не в каждом конкретном случае.

   – Но ведь целое складывается из отдельных конкретностей.

   Архитектор усмехнулся.

   – Сейчас мы с вами затеем схоластический спор.

   – Все-таки скажите яснее.

   – Пожалуйста. Можно сражаться с этим кожевенным заводиком, употребить массу энергии, бумаги, чернил… Маловероятно, но все же возможно, вам удастся победить этот кожевенный заводик. Ну и что дальше? Через год-два на этом месте возникнет другой. Может быть, еще похуже. Кому-нибудь обязательно потребуется дармовая чистая водичка… Так что вы своей бурной деятельностью даже можете повредить природе.

   – Значит, на ваш взгляд, все идет нормально?

   – В объективном смысле. Только в объективном.

* * *

   Сильно кружилась голова. Может быть, оттого, что ушел из дома не позавтракав, а может, и потому, что понервничал там, у реки… Человек сел под деревом отдохнуть. Рассвет застал его в пути, и он решил провести день в лесу, так как возвращаться на кордон ранним утром было опасно. Могли встретиться люди: шли рыбаки, грибники, выгоняли на выпас скотину, начинал дневной обход егерь…

   Сначала человек устроился под большой мохнатой елью, закидав себя хвоей так, что его не было видно даже с самого короткого расстояния, и уже чуть было не заснул, но потом близкие голоса матери и дочки, искавших грибы, встревожили его, и человек перебрался подальше в чащу, нашел заросший крапивой окоп и залег там – уж в крапиву-то никто не полезет… Было тепло, жужжали пчелы, пахло земляникой, ржавым железом, крапива почему-то не жглась, и человек вскоре задремал…

   Он проснулся от шороха. Сквозь кусты ежевики на него кто-то смотрел. Человек приподнялся на локте. Земля вокруг дрожала от испарений, как потревоженное желе. За кустами никого не было. Краснели начинающие поспевать ягоды. Трепетала в ознобе молоденькая осинка. Дальше темной неулыбчивой горой росла ель. И все-таки на него кто-то смотрел.

   – Это ты, Каучуров? – шевельнул спекшимися губами человек.

   Ни звука, ни движения, лишь билась, словно хотела сорваться с места и убежать, осинка.

   – Что тебе еще от меня надо?

   Человек устало всматривался в кусты ежевики.

   – Почему же ты молчишь?

   Низко, неторопливо жужжа, пролетел большой черный шмель.

   – Ты пришел сказать мне спасибо? Мне наплевать на твое «спасибо»!

   Ни звука, ни движения. Легкие белые облачка пушинками облепили кусок голубого неба, как пчелы вход в улей.

   – Знаю… А что ж ты за себя не скажешь спасибо? А? Ты! Прах! Земля! Тина! А? – Человек вроде бы кричал, но его губы шевелились так медленно, что кружившая возле оса приняла их за засохший пыльный репейник, села и стала недоверчиво ощупывать своим хоботком…

   Две большие желтые, как лицо человека, капли медленно выползли из уголков глаз, проползли до висков и застряли там в седых волосках. Оса, почувствовав влагу, переползла с губ на виски.

2

   Архитектор развязывает скользкую, словно мокрую, нейлоновую веревку, подкладывает дрова в огонь. По ту сторону костра сидит «дядя Коля», нанизывает на шампуры куски мяса и злобно смотрит в мою сторону. Красный мясной сок стекает с пальцев Человека-горы, и сейчас мой недоброжелатель похож на разбойника с большой дороги, готовящего себе неправедно добытый ужин.

   Поваром Человек-гора оказался отличным. Шашлыки были в меру прожаренными, в меру сочными, они аппетитно пахли дымом и горелым бараньим салом.

   – Шашлыки – это вещь, – говорил Рис, срывая зубами с шампура кусок за куском. – Я не знал, что они такие вкусные. Я теперь их каждый день буду есть. Скажу Деде, у моего Деда личный самосвал, он сгоняет в лес, нажарит, в термос положит, и до утра они будут горяченькими.

   – Ты лучше не разговаривай, а ешь побольше, деточка, – подсовывала блондинка моему сыну лучшие куски. – От мяса ты будешь сильным и смелым.

   – Я и так сильный и смелый.

   – А будешь еще сильнее и смелее.

   – Сам знаю.

   Я искоса наблюдаю за сыном. Как только Рис попал в привычную обстановку обожания его личности, он опять сделался прежним.

   Ветер был уже совсем горячий… Солнце близилось к зениту… Меня клонило в сон… Кто эта женщина? Почему мне так странно знакомы ее движения, ее смех?..

   – Деточка, ты наелся?

   – Да. Полный живот.

   – Пить хочешь?

   – Нет.

   – Пойдем поплаваем на матрасе.

   – Я устал.

   – Тогда давай играть на небе.

   – Давай.

   Я отхожу на несколько шагов от костра, ложусь в ковыль лицом вверх. Небо бледно-голубое, с маленьким кружочком солнца посередине. Кружочек солнца плавает в мареве, как прозрачная льдинка в начинающей замерзать воде… Наверно, будет дождь… Надо успеть добраться до кордона… Какое светлое и праздничное небо… Даже не верится, что через несколько километров – абсолютный холод, конец жизни… Только угадываются немигающие и далекие миры…

   – Ну скажи, на что похоже вон то облако?

   – На токарно-винторезный станок!

   – А вот и не на станок!

   – На трубу, когда дым идет!

   – А вот и не на трубу! Посмотри внимательней!

   …И вовсе мы не цари природы… Ну какие мы цари природы? Что-то немножко узнали. Совсем немножко. Мы просто…

   – Похоже на ГАЗ-64!

   – Какой же ты неисправимо индустриальный ребенок! Это облако похоже на твоего папу!

   – Папу?

   – Ну да! Посмотри! Вон подбородок, вон глаза, вон лоб!

   – Где глаза?

   – Справа от солнца! Вон, где курчавый завиток. Нашел?

   – Нашел.

   – Вон рядом правый глаз. Нашел?

   – Нашел.

   – Ну теперь ищи нос!

   – Вон он! – радостно воскликнул Рис. – Только он не папин! У папы нос курносый…

   …Как это, наверно, скучно быть царем природы. Надо сидеть в наглухо застегнутой одежде, положив руки на золотые подлокотники трона, и, нахмурив брови, изрекать, учить, взрывать, расцеплять, соединять… Нет, мы не цари… Мы дети… Маленькие-маленькие дети чего-то большого-пребольшого…

   – Зачем ты так говоришь? У твоего папы вовсе нос не курносый. У него орлиный профиль.

   – Орлиный? Ха-ха! Скажете тоже – орлиный! У орла носище – во! С полметра! Я по телику видел!

   …И, возможно, мы одни. На крошечно-прекрошечной планетке среди бесконечного множества миров, движущихся с пугающей точностью, по непонятным законам… Нам бы насладиться душистыми ветрами земли, голубыми ливнями, красотой цветов, шорохом песчаных дюн… Радостью общения… Любовью… Мы же злобимся и убиваем друг друга… Убиваем и злобимся…

   Мгла на небе становится все гуще и гуще, кружочек солнца почти совсем растаял, и только то место, где он должен быть, жжет бесцветным, нестерпимо жарким пламенем…

   В густом небе постепенно начинают рассасываться белые курчавые облака, их ранее четкие границы теперь размыты. Мой «нос» опускается на «подбородок», «подбородок» сдвигается в сторону, «глаза» закрываются, и вскоре в небесном исполнении я перестаю существовать вовсе.

   Что-то обжигающе холодное, скользкое прыгнуло мне на спину, схватило за шею и принялось душить. Я вскочил от неожиданности. Это был Рис. С довольным смехом хулиган скатился с моей спины на траву и заболтал ногами, руками и головой, как отряхивающийся после купания щенок.

   – Здорово испугался? Я тебя хотел водой окатить, да не в чем было принести.

   – Вода хорошая?

   – Ничего. Приличненькая.

   Рис пододвинулся и устроился со мной рядом, лязгая зубами. Тело его покрылось пупырышками, белые волоски вдоль позвоночника вздыбились, с синего носа на траву капала вода.

   – Нельзя купаться до такой степени.

   – Мы с тетей Ниной на матрасе… Ну и здорово! Матрас горячий-прегорячий. Нажаришься на нем – в воду! Охладился – потом опять жарься!

   – То-то я и вижу, как ты нажарился.

   – Это тетя Нина на корягу наскочила, когда матрас со мной толкала, и я чуть не утонул.

   – Будет сочинять.

   – Чесслово. Там ямища оказалась глубокая-преглубокая. Я на самое дно упал. Лежу, а вокруг рыбы плавают, раки ползают. Над головой темно-претемно. Только в одном месте свет виднеется. Я уже задыхаться стал. Круги красные перед глазами засверкали. Знаешь, когда в глаз дадут – такие круги бывают. Знаешь?

   – Знаю.

   – Ну, думаю, утонул я. Пап, а если бы я утонул, вы бы меня на кладбище похоронили или в крематории сожгли?

   – А как бы ты хотел?

   – На кладбище, конечно.

   – Почему?

   – Сжигаться больно.

   – Ничуть не больно. Ты же мертвый будешь.

   – Все равно больно. Тело-то мое останется. И потом, как я снова рожусь, если у меня ни капельки тела не будет?

   – А ты собираешься снова родиться?

   – Конечно.

   – Так не бывает.

   – Почему это не бывает? Разве человек умирает навсегда?

   – Навсегда, сынок.

   – Навсегда-навсегда?

   – Да.

   Рис задумался, потом решительно тряхнул головой.

   – Я тебе не верю. Лежать-то в могиле буду я. Значит, если захочу, я могу вылезти из гроба.

   – Оттуда, сынок, никто не вылезает.

   – Значит, так и лежать всю жизнь?

   – Значит, так и лежать.

   – И не пить, не есть, не бегать, не дышать?

   – Да…

   – Страшно скучно и противно.

   – Еще как.

   – И все-таки оттуда, наверно, можно выбраться. Пап, если я вдруг умру, ты не очень глубоко меня закапывай и крышку не забивай. Договорились?

   – Договорились.

   – Честно?

   – Честно.

   – Поклянись.

   – Клянусь… Ну и чем же кончилось твое приключение на дне?

   – Да… Потом я вспомнил, как ты из проруби выбрался. Взял и нырнул на свет. Вот и все. Вынырнул, а тети Нины нет. Оказывается, она тоже утонула и лежит на дне. Я снова нырнул, схватил ее за волосы и вытащил на берег сушиться.

   – Ты правильно сделал. – Я не стал сомневаться в правдивости его рассказа.

   Рис прямо раздулся от важности.

   – За это она обещала показать мне, где живут дикие пчелы. Их надо, оказывается, обдуть дымом, они уснут, и тогда можно есть дикий мед сколько влезет, хоть ложками. Тетя Нина говорит, что дикий мед очень вкусный и пахнет цветами. Не врет, как ты думаешь?

   – Нет. Точно.

   – А еще тетя Нина обещала…

   – Что-то много она тебе обещала.

   – Так ведь я ей жизнь спас.

   – А… Ну тогда конечно.

   – Она хочет попросить дядю Алика научить меня собирать как это… когда травы сушеные…

   – Гербарий?

   – Ну да.

   – А кто такой дядя Алик?

   – Тот, который с транзистором.

   – Разве он умеет собирать гербарий?

   – Конечно. Он же лесник. Ну не совсем лесник, а учится на лесника. У него в этом лесу тренировка, что ли…

   – Вряд ли он умеет собирать гербарий, – сказал я с сомнением.

   – Должен уметь, если лесник, – возразил Рис.

   Мой сын уже обсох и согрелся. Он перевернулся с живота на спину и подставил солнцу свой белый, с прилипшими травинками, весь в рубцах от лежания живот.

   – Я хочу спать.

   – Поспи…

   – Мы скоро пойдем домой?

   – К вечеру.

   – Не хочется. Здесь хорошо…

   Сын замолчал. Я тоже повернулся лицом к солнцу. Потом я на ощупь сорвал листок подорожника и приклеил его на нос. Запахло свежестью родника и тенью дубовой рощи на солнце…

   – Пап, а пап…

   – Ты бы поспал, сынок…

   – Не спится… Я сейчас опять купаться пойду… Мы с тетей Ниной договорились…

   – Дай тете Нине обсохнуть.

   – Она уже обсохла. Она знаешь как быстро обсыхает, еще быстрее, чем я. Как собака. Собаки быстро обсыхают. Только вылезет из воды, отряхнется – и уже сухая. Мы в садике всегда в бассейн собак кидаем. Пап, а ты женился бы на тете Нине?

   – На тете Нине? Чего это тебе такая ерунда пришла в голову? Я уже женат на нашей Маме.

   – Это я знаю… Я так просто спросил… Вообще… Раньше… Еще до Мамы… Если бы тебя тогда на танцах пригласила не Мама, а тетя Нина. А? Женился бы?

   – На каких еще танцах? – пробормотал я.

   Вот результат наших с Мамой перепалок. Мы-то думаем, что Рис спит или занят своими делами…

   – Сам знаешь… На каких вы познакомились. Вот если бы тебя тетя Нина пригласила. Тогда что? А? Тогда тетя Нина была бы моей мамой. А? Только честно.

   – Вообще-то, конечно, если бы мы не познакомились с Мамой, то твоей мамой был бы кто-нибудь другой.

   – Эх, черт возьми!

   – Что ты сказал?

   – Я говорю, что тогда бы была тетя Нина.

   – Разве тетя Нина тебе нравится большей нашей Мамы? – удивился я.

   Рис засопел. Видно, ему не очень хотелось отвечать на этот прямой, не терпящий компромиссов вопрос.

   – Ну так что же ты молчишь?

   – Купаться хочется, – сказал Рис неискренним голосом.

   – Не увиливай. Отвечай честно. Будь мужчиной.

   Рис колебался. По его конопатой рожице я видел, что, с одной стороны, ему очень хотелось увильнуть, так как за правду вполне можно было схлопотать затрещину, а что еще хуже – дойдет до Мамы, тогда на целый год упреков хватит; с другой стороны, Рису хотелось быть настоящим мужчиной. Желание стать мужчиной победило.

   – Тетя Нина… лучше… – пробормотал Рис.

   Мы помолчали. Вообще-то по законам педагогики Рис должен был понести какое-нибудь наказание.

   – Чем же тетя Нина лучше?.. – спросил я.

   Рис понял, что пронесло.

   – С тетей Ниной интересней, – сказал он, оживившись. – Она рассказывает разные истории… И вообще… мы как бы наравне… Только она немного больше знает (Рис остается Рисом). И она справедливая.

   – За такой короткий срок нельзя узнать столь важную черту характера, как чувство справедливости, – произнес я. Фраза получилась нравоучительной.

   – А я вот узнал.

   – Каким же образом?

   – Я сказал, что у нее уши торчат, как у кошки… А она даже не обиделась. Говорит, что правда у нее плохие уши. А я нарочно про уши сказал… Уши у нее в норме… Просто так, чтобы подразнить… Мама знаешь как бы рассердилась… Было бы дело!

   – Какая же это справедливость? Ты ее оскорбил, а она ничего с тобой не сделала. По справедливости надо было влепить тебе как следует.

   – А она вот не влепила.

   – И это ты считаешь справедливым?

   – Да.

   – Странная логика.

   – Ничего не странная. Нормальная.

   Мы опять помолчали.

   – И потом, – продолжал Рис, как бы оправдываясь, – Мама много кричит. И не поймешь, когда она заплачет, когда засмеется. Как маленькая девчонка. У нас в садике есть такие. Покажешь палец – когда засмеется, а когда рассердится и заплачет. Никогда заранее не угадаешь.

   – Как тебе не стыдно говорить такое! Мама тебя очень любит.

   – Тетя Нина тоже любит.

   – Она знает тебя всего три часа.

   – Тетя Нина уже несколько лет за мной следит. Правда, издали, когда мы гуляем по проспекту.

   – Мало ли кто за тобой следит. Следить легко. А Мама тебя воспитывает.

   – Воспитывает… – буркнул Рис. Он хотел еще что-то добавить, но передумал.

   Мы снова замолчали. Камыши затихли, как всегда бывает незадолго до дождя. Неясное пятно солнца совсем затянуло белой пеленой, и оно не светило, лишь жгло.

   Стало душно. Тяжелый белый зной давил на тело, растекался по груди, ногам, рукам и, казалось, капал на траву. Надо было бы искупаться, но зной сковывал все тело, не хотелось шевелиться.

   – Пап, а пап, а ты мог бы пережениться?

   – Нет.

   – Почему?

   – Хватит болтать чепуху.

   – У нас в садике у некоторых родители пережениваются.

   – Меня это не касается.

   – У Вовки Барабаша мать была знаешь какая плохая… Драла его почти каждый день за уши. У него уши сделались длинными-предлинными и висели, он даже хлопать ими научился… Так Вовка упросил отца пережениться. Вторая мать очень добрая оказалась. Все ему покупает, что ни попросит. И справедливая. Даже очень! А красивая какая! Когда нас родители из садика забирают, то все на нее смотрят. Волосы большие-пребольшие, как телебашня, и красные-красные, как у индейца… Пап, а ты считаешь, тетя Нина красивее Мамы?

   – Думаю, что нет.

   – А я думаю, что да.

   – Ну это твое личное дело.

   – Конечно.

   Рис повернулся на бок и стал смотреть в сторону речки, очевидно, в сторону тети Нины, чтобы подкрепить свои впечатления.

   Я хлопнул сына пониже спины.

   – Может, ты и отца себе другого найдешь?

   – Вполне можно, – ответил Рис нагло. – Знаешь, есть какие хорошие отцы. Дети из них веревки вьют.

   – Значит, я плохой?

   Рис искоса глянул на меня.

   – Только, чур, не драться.

   – Конечно.

   – Честно?

   – Честно.

   – За правду не бьют, – на всякий случай напомнил Рис.

   – Это я знаю.

   Рис помолчал. Я приготовился к самому худшему.

   – Понимаешь… Ты какой-то… неподдающийся.

   – То есть?

   Рис дотянулся до лежащей рядом хворостины и стал ковырять ею землю перед собой, одновременно болтая ногами. Я боялся даже смотреть в его сторону, чтобы не вспугнуть взглядом, так как понимал, что наступила минута откровенности.

   – Понимаешь, – между тем продолжал Рис, – мне все поддаются. И Бабушка, и Дедушка, и Мама… Мама, правда, думает, что не поддается, а на самом деле поддается. Только с ней надо по-другому, чем с Дедушкой и Бабушкой… По-хитрому… Я ведь страшно хитрый, Маму сначала разозлить надо, чтобы она как тигр сделалась… Чтобы накидывалась на меня, била… разными словами оскорбляла… А мне реветь надо изо всех сил… Хотя, конечно, дерется она не очень больно… После этого надо с ней не разговаривать, вроде бы ты здорово обиделся… Ну, а она через час-два и начнет подлизываться… Что хочешь с ней тогда делай… Мне и в садике все поддаются… Даже самые сильные. Что скажу, то и делают. Сам не знаю почему… Наверно, потому, что я всех хитрее. Я и воспитательниц обхитриваю. Чего-нибудь им такое заправлю, вроде бы я совсем маленький, а на самом деле, я совсем как взрослый… Все понимаю… Ты даже не знаешь, какие взрослые попадаются глупые. Особенно когда они хитрят с нами. Когда хитрят, так я их за сто километров вижу. Они нас, маленьких, за дурачков считают.

   – Ну, расхвастался.

   – Серьезно. Все дети взрослых обдуривают. Это я тебе по секрету говорю. Только не проболтайся.

   – Будь спокоен.

   Рис отбросил палку.

   – Только ты мне не поддаешься, – сказал он грустно. – Тебя никогда не проведешь.

   Я был польщен.

   – Разгадываю твои планы?

   – Ага. И вообще… Всегда против меня… Сказать честно?

   – Скажи.

   – Драться не кинешься?

   – Мы же договорились.

   – Я тебя ненавидел. Вот! Можешь драться.

   Рис ковырнул опять землю. Я погладил его по еще чуть влажной лохматой голове.

   – Молодец, что сказал правду. И сейчас ненавидишь?

   – Сейчас нет… Ты какой-то не такой оказался… И вообще… Пап, я пойду купаться…

   – Иди…

   Стало еще душнее, но мне купаться не хотелось. Почему-то казалось, что вода ледяная. Я лежал на спине и слушал звуки, долетавшие со стороны лагеря: приглушенную музыку, неясные голоса, звон посуды – очевидно, там готовили обед.

   – …Этот тип… Я его знаю… мы были с ним в одной секции, – вдруг услышал я голос рядом с собой.

   – Ты уже мне говорил.

   – Говорил, так еще послушаешь.

   – Ну болтай, если тебе так хочется.

   Я узнал голоса Человека-горы и блондинки. Наверно, они лежали неподалеку. Было слышно каждое слово.

   – Этот тип… он очень наглый… Почему он к нам пристал?

   – Мы его пригласили.

   – Я не приглашал.

   – Так я приглашала.

   Человек-гора пропустил эти слова мимо ушей.

   – Наглый, очень наглый. Пришел, все еще спали, устроил драку, я поскользнулся, упал в речку…

   – Ты не поскользнулся. Он тебя туда просто-напросто забросил. Ты совсем потерял форму. Ты слишком много пьешь и ешь. И не тренируешься. Ты же мне давал слово…

   Наступило молчание. Мне было неприятно присутствовать при семейной сцене, я кашлянул и пошевелился, давая понять, что я рядом, но они не обратили на меня внимания. Очевидно, разговор начался давно и становился все горячее.

   – Да, я потерял спортивную форму, – сказал Человек-гора раздраженно. – Но кто в этом виноват?

   – Может быть, скажешь, я?

   – Да. Ты. Ты настояла, чтобы я пошел рубить это чертово мясо, будь оно проклято!

   – Ты же сам хотел машину.

   – Я бы мог стать чемпионом мира… У меня были данные… А кем стал? Вором и выпивохой.

   – Зачем наговариваешь на себя? Ты же не вор.

   – Брось, приношу ведь…

   – Что ты там приносишь? Жалкий кусок мяса.

   – Мясо! Мясо! Мясо! Только и слышу день и ночь.

   – Можно рубить мясо и заниматься спортом.

   – Нет! Нет! Это несовместимо. Понимаешь? Несовместимо! Если мясо – значит, жратва и пьянки! Значит, возле тебя какие-то типы вечно крутятся, что-то суют, что-то комбинируют.

   – Просто ты слабый, бесхарактерный человек.

   – Возле мяса нельзя быть характерным.

   – Можно. Вон твой друг… Не пьет, не курит. Дачу какую отгрохал.

   – Мой друг – стяжатель.

   – А ты пьяница. Ты все пропиваешь.

   – Лучше быть пьяницей.

   – Все мне завидуют. Как же, муж – продавец в мясном магазине. А у меня даже костюма приличного нет.

   – В понедельник я украду машину с тушами. Тебе хватит?

   – Я разведусь с тобой… У меня уже нет сил…

   – Ты давно к этому клонишь, – в голосе Человека-горы слышалась злость.

   Наступило молчание. Потом до меня донеслось всхлипывание. Блондинка плакала.

   – Ну перестань, – забормотал растерянно бывший спортсмен. – Перестань, Нинусь… Слышишь? Ты просто расстроилась. Во всем виноват этот тип… Ты из-за него расстроилась. Я же вижу… Ты что, знала его раньше?

   – И ребенка у нас нет… Ты вечно пьяный…

   – Я больше не буду, Нинок. Слышишь? Клянусь! Чем угодно. Хочешь, матерью поклянусь?

   – Ты уже клялся.

   – Матерью еще не клялся. Вот посмотришь. Прямо с сегодняшнего дня… Посмотришь. За ужином и глотка не сделаю. И на работе тоже. Как бы ни соблазняли… У меня слабый характер… У нас каждый день пьют… Понимаешь, с обеда… Как обед наступит, так и пошло. И директор тоже. В кабинете у него плитка электрическая и кастрюля… Не в самом кабинете, конечно, а чуланчик такой есть. Вот Мишка там с утра и возится… Мишка – грузчик наш… Курицу сварит, мяса нажарит. А если мимо рыбного едет с грузом, там завмаг, дружок директора нашего, обязательно передаст икры, осетрины… К обеду все готово… Закроем магазин, нa перерыв все соберемся, даже уборщица…

   – Ты и с бабами стал…

   – Какие у нас бабы? Ни одной приличной нет. Просто мы все дружные. Никто ни под кого не роет. И директор демократичный. Всегда всех приглашает. Вот и идут. Бесплатно ведь. Только на водку по рублю сбросимся…

   – Неужели нельзя обедать без водки?

   – Так ведь разве устоишь? Закуска-то какая… Ну, а с обеда и пошло… Рубишь, рубишь… Целый день перед глазами ребра, ребра, ребра. Рыла лезут: «Мне вон тот, мне этот… Одно сало наложил…» Устаешь сильно… Забежишь в тот закуток, пропустишь стаканчик… Мы после обеда только красное пьем. Честное слово. «Портвейн-72». Директор его очень уважает, да и дешево… Выпьешь – и легче становится… Я понемножку… Ей-богу, всего и выпьешь стаканчика два-три. Что это для моей комплекции?

   – Уходи, Коля…

   – Куда? У меня нет специальности.

   – А если снова в борцы?

   Человек-гора закашлялся. Он кашлял долго, с присвистом, словно у него болело что-то внутри. Потом оказалось, что это бывший борец так смеется.

   – У меня же теперь сердце ни к черту. И печень… Ха-ха-ха! Ты видела, какая печень у алкоголиков? В банке? В школе показывали? Ха-ха-ха!

   – Перестань! – Не видя, я почувствовал, как блондинка поморщилась. – Что ж дальше? Как мы будем жить дальше?

   – Почему ты именно сейчас затеяла этот разговор? Что-нибудь придумаем. Пить я брошу. Я же тебе поклялся.

   – Я затеяла этот разговор потому, что сейчас ты относительно трезвый. С пьяным говорить бесполезно.

   – Ты затеяла его из-за этого типа. Я же вижу. Не слепой. Как же, спортсмен. Красавец мужчина. Чемпион… Может быть, диссертацию кропает… «О влиянии морально-политического уровня на бросок противника через левое плечо».

   – Перестань. Я серьезно.

   – Я тоже буду учиться. Вот! Я поступлю в Институт ядерной физики! Поняла? У меня в школе было по математике всегда «отлично». И по физике я был лучше всех. Я задачки как орешки щелкал. Я опыты необычные производил, экспериментировал…

   Духота стала невыносимой. Пора было искупаться и трогаться в путь. Я приподнялся. Человек-гора сразу замолчал, положил голову на руки и сделал вид, что спит. Из травы глыбилось его огромное тело в трусах, которые закрывали полспины и спускались ниже колен. Это были остатки борцовского трико. Блондинка посмотрела в мою сторону. Она задержала взгляд, очевидно пытаясь узнать по моему лицу, слышал ли я их разговор. Я сделал сонный вид. Блондинка успокоилась. Уже когда я подходил к речке, до меня донеслись обрывки разговора:

   – Эх, Коля, не нужно мне ничего… Пить бы бросил… Зажили бы, как все люди. В кино бы ходили. А то в кино ты спишь. Приятно, что ли, с пьяным… Разбудишь тебя потом, ты отбиваешься, люди смотрят, смеются…

   – Сказал же…

   – Господи, дай тебе силу!

   – И силы никакой не надо. Не буду пить, да и все…

   Я осторожно вошел в воду. Вода казалась холодной. Неподалеку торчала посиневшая физиономия Риса.

   – Пап, ты осторожней! Там консервная банка! – закричал он. – Я себе ногу распорол! Знаешь как сильно! Кровь так и хлещет!

   – Что же ты сидишь в воде?

   – На берегу кровь больше течет, а в воде совсем почти нет. И болит меньше. Пап, теперь что будет? Если банка ржавая, то заражение крови будет? Да?

   – Вылазь! Немедленно! И готовь уши, чтобы впредь осторожней был.

   – Уши у меня всегда готовы, – нагло объявил Рис.

* * *

   Рокот моторов вывел женщину из состояния забытья, в котором она провела несколько часов. Она вздрогнула и подбежала к окну. Возле дома остановились два зеленых газика. Облако пыли отмечало дорогу, по которой приехали машины.

   Моторы разом заглохли. Из машин стали выскакивать вооруженные люди. Размявшись, люди направились к калитке ее дома…

   Люди шли весело, кучно, и женщина, застывшая у подоконника, хотя никогда не была военной, подумала, что отсюда, из окна, ей легко было бы снять всех одной автоматной очередью…

* * *

   Рана оказалась пустяковой. Можно сказать, это была не рана, а царапина. И кровь из нее не хлестала, но тем не менее у костра все переполошились. Возле Риса произошел срочный консилиум в составе жены инкассатора и блондинки Нины. Кто-то из них что-то разодрал, и на свет появились нейлоновые бинты. Ногу срочно забинтовали, а поверх надели чей-то толстый шерстяной чулок. Рис стал похож на настоящего инвалида. До того похож, что сам перепугался.

   – Да, плохи мои дела, – бормотал он, поглядывая на свою забинтованную ногу. – Очень плохи. Может быть, отрежут…

   Рис до того расстроился, что просто уже не мог и ступать на левую ногу, и архитектор влез на ветлу и вырезал острым охотничьим ножом толстую палку, на конце которой был тоже толстый пологий сук, так что можно было ходить, опираясь на этот пологий сук, как на костыль. Если бы костыль попался сейчас на глаза Маме или, упаси боже, Бабушке, какие вопли потрясли бы окрестности, сколько слез было бы пролито!

   Небо уже погромыхивало, и туча двигалась явно в нашу сторону. Но ветра по-прежнему не было, и я надеялся, что дождь прольется не раньше, чем через пару часов, а за это время мы успеем добраться до кордона.

   – Может, все-таки переждать здесь? – спросила блондинка Нина. – Палатка большая, мы все поместимся, да и Рис немного придет в себя. Ему сейчас вредно ходить, пусть рана немного затянется.

   – Ничего. Я дойду. – Рис страшно сморщился и проковылял несколько шагов. Весь его вид показывал, каких неимоверных усилий стоили ему эти шаги.

   – Он же еле ходит, – блондинка Нина обняла Риса за плечи. – Я его никуда не пущу.

   – Ну хватит, – вдруг резко сказал инкассатор. – Что вы комедию разыгрываете? У мальчишки просто царапина. И им в самом деле пора идти.

   Его слова прозвучали неожиданно и грубо. Наступило неловкое молчание.

   – Гена… – предостерегающе сказала женщина в цветной косынке.

   – А что вы, в самом деле, десятеро вокруг одного вертитесь? – Инкассатор отбросил палку, которую строгал (очевидно, это был новый кол для палатки взамен сломанного Человеком-горой), и ушел к печке. Жена поспешила за ним.

   – Очень нервный дядя, – сказал Рис. – Он всегда такой нервный? Или временами находит? На меня, например, временами находит.

   Ему никто не ответил.

   – Пойдем, – я потянул сына за руку. – А то не уйдем до дождя.

   – Я вас провожу немного, – сказал архитектор. Ему, видно, хотелось загладить неловкость.

   Блондинка протянула Рису ладонь.

   – Держи! Крепись и будь героем!

   – Мы больше никогда не увидимся? – спросил Рис.

   – Обязательно увидимся. Вы на кордоне остановились?

   – Ага.

   – Ну вот и приходите на этот остров. Мы сюда каждую пятницу приезжаем. Часов в восемь – уже здесь. Придете? – Блондинка дотронулась до моей руки.

   – Придем.

   – Точно?

   – Точно.

   – Я сварю тогда холодец.

   Я рассмеялся.

   – При чем здесь холодец?

   – Разве вы не любите холодец?

   – Люблю.

   – Тогда в чем же дело?

   – Действительно, ни в чем.

   – Вот и прекрасно… – Блондинка Нина отвернулась и пошла к палатке.

   Рис оперся на костыль, поджал левую ногу и сделал скачок, потом другой. Архитектор пошел со мной рядом.

   – Я вам покажу развилок, – сказал он. – Здесь будет развилок. Одна дорожка пойдет в сторону станции, а другая на кордон.

   – Не стоило себя утруждать. Мы бы сами разобрались.

   – Какой это труд? Мне приятно поговорить со свежим человеком. Мы уже все друг о друге знаем. Не успеет кто-нибудь рот раскрыть, а уже догадываешься, что он скажет.

   – Подождите! – донеслось до нас.

   Мы остановились. К нам быстро шла женщина в цветной косынке, жена инкассатора. В руках она держала бушлат.

   – Это вам… Гена передал… Вашему мальчику… Он очень теплый…

   – Ну что вы, в самом деле! – Я решительно отвел руку с бушлатом. – Нам не надо. У нас все есть. Через час мы будем дома.

   – Возьмите, прошу вас.

   – Бушлат – это вещь, – сказал Рис. – Чего ты, пап, отказываешься?

   – Возьмите, – сказал архитектор. Он сказал это как-то особенно, и я невольно взял бушлат из рук женщины.

   – Благодарю вас.

   – Приходите к нам еще…

   Женщина повернулась и быстро ушла.

   Из травы впереди нас неслись звуки музыки. Мы поравнялись с Радиоманом. Тот лежал на спине, поставив приемник на свою цыплячью белую грудь, и дергал плечами в такт мелодии. Музыка была какая-то судорожная, рваная, нервная, и движения Радиомана были такие же. Он хрипло, рывками подпевал приемнику. Мелодия убыстрялась, движения Радиомана тоже, и казалось, с младшим братом архитектора вот-вот сделается истерика.

   – До свидания, – сказал я.

   Радиоман не услышал. Он, наверно, и не видел нас, хотя смотрел в упор остановившимися белыми глазами.

   – Дядя, до свидания. Мы пошли. – Рис пощекотал палкой грязную пятку Радиомана. – Заслушался, бедняга.

   Архитектор наклонился и выключил приемник. Радиоман несколько секунд еще дергался по инерции, потом затих. Взгляд его постепенно делался осмысленным, словно глаза медленно размораживались.

   – А-а, это ты, хулиган… Ты еще здесь?

   – Мы уходим. До свидания.

   – С приветом. Будешь еще палатку валять – так накостыляем… Ты Колю видел?

   – Видел.

   – Хорошо он тебе врезал?

   – Хорошо.

   – Всегда помни о Коле, когда захочется хулиганить.

   Радиоман включил приемник и сразу как бы ушел от нас. Тело его напряглось, завибрировало, словно впитывало несущиеся нервные звуки.

   – Очень любит музыку, – сказал я, когда мы отошли.

   – Это не то слово, – архитектор слегка ударял прутиком по метелкам ковыля. – Он с ней сживается. Музыка и он – одно и то же. У него три тысячи магнитофонных кассет.

   – Три тысячи? – удивился я.

   – Может быть, сейчас больше. Музыка почти всех народов мира. В квартире негде повернуться. У вас, наверно, создалось впечатление, что он не совсем нормальный? Так ведь?

   – Так, – опередил меня Рис. Ему уже надоела роль инвалида, он отбросил палку, посрывал бинты и бежал впереди нас – гонялся за бабочками.

   – На самом деле он вполне толковый парень. Когда дело, конечно, не касается музыки. Как услышит мелодию, любую, пусть даже самую скверную, насторожится и сразу уходит из реального мира. Вы, наверно, думаете, что он только джаз любит? Ничего подобного. Просто в это время суток больше джазовую передают. А на магнитофоне у него и классической много записано, но он с собой магнитофон не берет, очень уж редкий какой-то…

   – Наверно, японский, – сказал Рис, который бежал далеко впереди, но по привычке подслушивал – у Риса был слух, как у индейца.

   – Алик всех композиторов знает. Даже, представляете, немного сам сочиняет, вернее, импровизирует.

   – Почему же он тогда пошел в лесотехнический? Можно ведь было в консерваторию, – удивился я.

   – Видите ли… Брат пробовал. Но он одержимый. Производит странное впечатление… Хотя все сдавал, но как-то странно, по-своему. Спорил. Один раз даже кулаком по столу стукнул… Согласитесь, кто же такого возьмет? Небось думают – психопат какой-нибудь. Своих, мол, психопатов полно, зачем брать лишнего? Вот он помыкался три года… Дошел до того, что устроился в Дом культуры. Три дня поиграл – выгнали. Спорил с руководителем… Да что Дом культуры! В похоронное бюро устроился! Полдня всего и поработал. До первого покойника. Как покойника из дверей понесли, музыканты заиграли, разумеется, кто в лес, кто по дрова. Он схватился за голову да как заорет: «Боже мой, какие идиоты! Это же вакханалия!» Полгода без работы болтался… А тут оказия подвернулась, нашего хорошего знакомого деканом лесотехнического назначили. Он и помог… А вообще-то зря его по музыкальной части никуда не взяли. В каждом деле хоть один одержимый человек должен быть. Пусть даже бред какой-нибудь несет… Иногда бред великой идеей оказывается. Так сказать, от бреда до великого один шаг… Я не об Алике говорю, а так, вообще… Вот теперь он будет лесником… Зачем? Почему? Кому это нужно? Лесу? Нет. Брату? Тоже нет. Государству? Нет.

   – Лесу, наверно, будет даже вредно.

   – Ну, я не сказал бы, что уж особенно вредно. Брат – человек добросовестный и аккуратный. Но вообще-то вы правы, лесу больше пользы принес бы человек, любящий свое дело.

   – Одержимый… Как Барин. Вы слышали легенду о Барине?

   Архитектор снял массивные очки в дымчатой оправе и машинально протер их наутюженным платком.

   – Барин… Барин… ну как же, слышал. Он основал этот заповедник. Да-да. Говорили даже, что он партизан выдал, чтобы лес этот сохранить. В землянке скрывалось несколько партизан, бойцов наших, бежавших из плена, так немцы объявили: если жители не укажут место, где они скрываются, то и лес, и кордон будут сожжены полностью… Ну, якобы Барин и выдал… Лес ему дороже людей был… А может, и вранье все это. Почти каждая гора, каждая речка имеет свою легенду. Они слишком долго живут по сравнению с нами, вот и обрастают историями, как мхом.

   Погромыхивание становилось сильнее. Мы свернули в лес. Вдруг по верхушкам сосен пробежал короткий ветерок и тут же стих. Я оглянулся: огромная черная туча заслоняла почти полнеба. На ее фоне, как стайка мотыльков, летели несколько белых голубей. Голуби то резко падали вниз, до самых камышей, почти касаясь их, то взмывали вверх, пересекали всю тучу и исчезали среди белой блестящей мглы, то выныривали, словно сгустки этой мглы, и опять метались на черном фоне, удивляя своей стремительностью и согласованностью движений.

   На черную хмурую сосну, тяжело хлопая крыльями, прилетела и села огромная ворона. Она посмотрела на нас сверху вниз, потом покосилась на тучу и как-то мерзко, совсем как в страшной сказке, каркнула.

   Рис вздрогнул и посмотрел на меня.

   – Какая плохая ворона.

   Я кинул в ворону толстым суком. Ворона неохотно, тяжело улетела, неуклюже лавируя между стволами. Уже издали донеслось до нас еще одно карканье.

   – Себе на голову каркай, – сказал архитектор и взялся за пуговицу. – Примета есть такая, – пробормотал он смущенно. – Что-то сегодня плохое случится.

   – Мы, пожалуй, пойдем, – сказал я. – Теперь я уже представляю, где дорога.

   – Нет, я все же доведу вас до развилки.

   – Вы промокнете. Туча совсем близко. Мы-то в лесу спрячемся.

   – Ничего. По-моему, она еле плетется. Тяжелая, видно, очень. Как стельная корова. Ну и дождище будет!

   Мы пошли дальше. Мне нравился архитектор.

   – Скажите, – спросил я, поколебавшись, – вы как-то упомянули, что у каждого из вашей компании есть «пунктик»… Вот этот инкассатор… Он производит странное впечатление… Мрачный какой-то…

   – Да, при первой встрече он действительно кажется странноватым. Но потом привыкаешь. Впрочем, вы правы, у него необычный взгляд. Как будто смотрит сквозь тебя. Вы знаете, я с ним знаком не очень давно, но, по-моему, он верит во что-то потустороннее.

   – В загробный мир?

   – Ну, может, не совсем в загробный… Но он, по-моему, все понимает как-то по-другому, чувствует вещи изнутри, что ли. Я не могу это передать словами. Может быть, глупо то, что я скажу, но, по-моему, он верит в переселение душ или во что-то в этом роде. Я как-то случайно подслушал. Когда он был один… Он разговаривал с речкой. Что-то ей говорил такое… малопонятное. И так, вообще… Особенно вечером у костра. Он странно смотрит на все: на лес, звезды, туман. Как будто чего-то ждет… У него произошла такая страшная трагедия. Вам никто не рассказывал?

   – Нет.

   Еще раз громыхнуло, уже ближе. Тропинка сворачивала в чащобу. Я последний раз глянул на тучу. Она была неестественно черной. Огромной антрацитовой глыбой нависла она над беленькой будочкой стрелочника. Голуби все летали. Их стайка панически металась под тучей.

   Вдруг туча вспыхнула изнутри, и на ее поверхности засветилось гигантское дерево. Ствол уходил в землю, ветви с осыпавшимися листьями разбросались по всему небу. Часть ветвей упала на стайку голубей, как проволочная раскаленная сеть… Голуби забились, затрепетали, рассыпались в разные стороны, впервые нарушив свои синхронные движения. Дерево держалось всего мгновение, потом исчезло, словно оно было какой-то светящейся декорацией на сцене и его неожиданно выключили из электросети. На том месте остался след, словно бы пепел. Голуби успокоились и опять сбились в стайку.

   Рис убежал по дорожке. «Земляника! Я нашел землянику!» – донесся до нас его крик.

   – Наверно, что-то с сыном? – спросил я, продолжая начатый разговор об инкассаторе.

   – Да, – ответил тот. – Нелепая и страшная история. Они были очень дружны со своим сыном. Можно сказать, неразлучны. В отпуск всегда вдвоем. Жена от него ушла уже давно. Вышла замуж за иностранца и уехала куда-то далеко, в Новую Зеландию, что ли. Женщина, которую вы видели, с ним сравнительно недавно… Летом они втроем с сыном на байдарке по северным рекам ходили. Всю Сибирь прошли, Даже в Ледовитый океан один раз заплыли. Правда, Геннадий Васильевич мужик крепкий, жилистый, да и сын у него был большой. Пятнадцать сравнялось… И в выходные дни они неразлучны были… В пятницу соберут рюкзаки, байдарку за плечи – она у них легчайшая была, самодельная – и поплыли по речке. Они часто сюда приезжали. Любили эти места. А потом, когда сына не стало, Геннадий Васильевич только здесь выходные со своей женой проводит… Тянет его. Всю ночь бродит по пойме… Если бы не жена, утонул бы давно… Со второй женой ему повезло… Добрая душа попалась. Есть ведь еще на Руси такие люди. Ей бы пожить в свое удовольствие, повеселиться, молодая еще, а она с ним горе его тянет… Казалось бы, зачем?

   – Сын-то… как?

   – Случайность. Глупость. В ту роковую пятницу они как решили… Чтобы их знакомый шофер инкассаторской машины к вокзалу подбросил, на электричку. С рюкзаками да байдаркой по трамваям трудно… Три пересадки надо делать… А с такси, сами знаете, как… Вот они и договорились с шофером. Тот уже освободился. По пути шофер говорит: «Слушай, Ген, я забегу, мне купить кое-что надо».

   Остановились они возле гастронома. Геннадию Васильевичу тоже что-то надо было, вот они и пошли вдвоем, а сын в машине остался. Заходят они, значит, в этот гастроном. И вдруг какой-то знакомый «под градусом» узнает шофера и орет на весь магазин: «А, привет инкассатору! За выручкой приехал? Или за бутылкой? Чего ж вы это машину с деньжищами на улице бросили? Вот головы! Небось там миллиончик лежит! Ха-ха!»

   А неподалеку один тип стоял, медяки пересчитывал в кармане. Он и усек этот разговор. Актером звали. Так, бросовая личность… Водка да девки на уме. Осветителем в театре работал. Мнил себя гением. Неизвестно только, на каком основании. Все в артисты рвался. Ну, иногда включали его в спектакль по какой-нибудь мелочи, слово там какое-нибудь скажет и уйдет. Есть такие роли. Но не в этом дело…

   Как потом выяснилось, у Актера в этот вечер такая драматическая ситуация сложилась. Бабник он был, но одна девушка нравилась по-настоящему, однако в руки не давалась. Обхаживал он ее чуть ли не целый год, а ничего не получалось. И надо же такому случиться – именно в тот вечер, в пятницу, она позвонила ему по телефону и сказала: «Ты дома? Я сейчас приду к тебе. Мне надо посоветоваться». (Потом стало известно, что ей кто-то там сделал предложение, и она была в растерянности: партия выгодная, но уж больно старый…) Актер заметался после звонка. Дело в том, что в это время в его квартире (у него от театра была однокомнатная квартира) находилась компания таких же забулдыг, как и он. Кто спал, кто танцевал. В общем, как сказал бы мой брат, была полнейшая вакханалия. Актер очутился в критическом положении. Привести девушку в этот сброд нельзя, уйти с нею куда-нибудь, бросить квартиру – тоже рискованно: все настолько пьяны, что могут дом сжечь. Тогда он решил закрыться с ней на кухне… Я потому вам так подробно рассказываю… От каких иногда ничтожных деталей зависит наша жизнь… Итак, на кухню… Но где взять спиртное? (Без бутылки актер разговора с девушкой не представлял.). Все давно вылакано, у забулдыг за душой ни копейки. На столе валялись лишь полбатона да мятые помидоры. Сам Актер в расчете на близкую получку истратил все деньги. У него оставалось лишь три рубля сорок восемь копеек. В гастрономе же продавалась тогда только «Экстра». А она стоит четыре рубля двенадцать копеек. Обратите внимание на эти цифры. Убийство произошло лишь из-за шестидесяти четырех копеек.

   Да, так вот Актер обшарил висевшие на вешалке пиджаки своих собутыльников, ничего там не нашел, и пошел в гастроном, рассчитывая встретить там кого-нибудь из знакомых и занять рубль.

   Если бы удалось занять рубль, мечтал Актер, то останется еще на сто граммов сыра или даже на селедку. Он мотался по магазину целых полчаса, до приезда девушки оставалось совсем немного времени, а никто из знакомых не появлялся. Актер дошел даже до того, что встал у кассы и смотрел, не уронит ли кто монету… Это он сам рассказывал на суде… Девушка должна была приехать через пятнадцать минут… Актер был в отчаянии. Наконец он решил просто броситься через прилавок, схватить бутылку и рвануть со всех ног… Будь что будет… Не забывайте, что он пил с утра и почти уже ничего не соображал.

   Возможно, он так бы и сделал, но тут-то и раздался тот самый возглас знакомого шофера. Из всего пьяного выкрика Актер понял лишь то, что машина с деньгами стоит возле магазина и что там никого нет. Конечно, машина закрыта… Это Актер сообразил сразу, поэтому, выходя из магазина, он прихватил с собой кирпич, который подкладывали к двери, чтобы она не хлопала.

   Возле гастронома стояло несколько машин, но все это были «Жигули». Актер же, хоть и был пьян, сообразил, что до сих пор «Жигули» почему-то инкассаторами не использовались. Поэтому он сразу направился к «Москвичу»-пикапу. Там сидел мальчик. «Инкассаторская?» – хрипло спросил Актер. «А вам какое дело?» – ответил мальчик. Наверно, ему не надо было так отвечать. В этом ответе уже содержалось полупризнание.

   Сначала, по словам Актера, он не хотел совершать преступления, а просто потребовал у сына Геннадия Васильевича рубль.

   «Слышь, дай рубль!»

   «Отстаньте от меня!»

   «Дай, иначе хуже будет!»

   «Нет у меня рубля!.. Отойдите, сейчас придут люди и вас заберут».

   Это окончательно убедило Актера, что перед ним инкассаторская машина.

   «Давай деньги, щенок!» Актер схватил мальчика за плечо. Тот нажал на сигнал. На звук никто из прохожих даже не обернулся. Двое разговаривают, кто-то случайно нажал на руль.

   Мальчик стал отталкивать Актера. Во время борьбы Актер случайно заглянул внутрь машины и увидел на заднем сиденье два огромных зеленых рюкзака. Актер не готовился к ограблению, он вообще не был вором и не знал, как выглядят инкассаторские сумки. В его пьяной голове пронеслось, что это и есть набитые деньгами инкассаторские мешки.

   Он поднял с асфальта кирпич, который принес с собой, и изо всей силы ударил мальчика в правый висок. Тот не успел даже вскрикнуть.

   Актер лихорадочно открыл заднюю дверцу, схватил один из мешков, который был поближе, надел его на спину и зашагал к дому. У него хватило сообразительности не бежать. Да за ним никто и не гнался. Все произошло очень быстро, народу возле не было. Кроме того, мальчик упал от удара влево на руль, кровь стекала вниз, волосы у него были длинные – курчавые белокурые волосы, – закрыли рану, и со стороны казалось, что мальчишка набегался за день, устал и спит. Когда вернулись Геннадий Васильевич и шофер, мальчик был уже мертв. Он умер сразу…

   – Убийцу быстро нашли?

   – Нет… Я уже говорил, что никто не видел, как он ударил кирпичом и вытащил рюкзак. Ну, а так как он шел по улице не спеша, на него никто не обратил внимания. Мало ли людей ходят по улицам с рюкзаками? Актер не сомневался, что в рюкзаке деньги. Он незаметно пронес его на кухню, спрятал под стол, потом встретил девушку и провел с ней на кухне весь вечер. Взять из рюкзака деньги и сходить за водкой Актер не решился. Только утром, раскрыв рюкзак, он вместо денег обнаружил сковородку, крупу, другие принадлежности туристского быта. Между прочим, там оказалась и бутылка водки. Актер тут же ее выпил и заснул мертвецким сном. Его так и взяли пьяным… Геннадий Васильевич чуть с ума не сошел… Месяца три в больнице лежал. А потом внушил себе, что это неправда, что сын жив… Может, потому и выжил… А сейчас все выходные с женой здесь проводит. Днем еще ничего, рыбу ловит, книгу читает, а как вечер наступит, так и тянет его на пойму… особенно когда туман и выпьют немного. Кричит чего-то… Я слышал… Может быть, сына зовет… Вот после сына он и пошел в инкассаторы… До этого он учителем работал… Учителем литературы…

   – Вчера он вышел из тьмы… Мы с Рисом сидели у костра. Мне тогда он показался чрезвычайно странным. Теперь я понимаю.

   – Он вернулся… Весь дрожал… Хотел идти опять к вам, но мы не пустили. Он, наверно, пытался себя уверить, что ваш Рис – это его погибший сын, хоть и возраст разный. Он и бушлат поэтому подарил чтобы, когда вы придете еще, сходство больше было.

   – Погибнуть за шестьдесят четыре копейки. Как это страшно…

   – Всякая смерть страшна, но бессмысленная и нелепая кажется особенно обидной. В этом есть какой-то парадокс. Если бы в рюкзаке действительно оказались деньги, тогда… ну тогда не так, что ли, было бы обидно… А то ведь сковородка да ячневая крупа. В городе прямо так и говорят: убил за шестьдесят четыре копейки. А если бы за десять тысяч? Что бы изменилось? Ровным счетом ничего. Человека нет и никогда не будет. Вот как вещи и деньги влияют на нас. Они настолько поработили нас, что даже свою жизнь мы оцениваем в рублях… Вот поворот на ваш кордон.

   Архитектор остановился, протянул мне руку.

   – Рад был познакомиться.

   – Я тоже.

   – Да, вот еще что. Чтобы вы не питали никаких иллюзий относительно моей личности. Открою вам свои отрицательные качества. Может, так случится, что мы никогда и не встретимся, и вы будете считать: дескать, вот довелось поговорить с умным, хорошим человеком, который все понимает, широко мыслит. Я действительно все понимаю и широко мыслю, но тем хуже… Я трус, демагог и болтун…

   – Ну что вы…

   – Да… Я вот рассказывал вам про кожевенный заводик. Ну, который отравил бы речку, лес… Так вот, заводик здесь скоро будет… Только завод по выработке химических красителей, чернил, туши и прочего… И знаете, кто автор проекта? Я. То есть инициатор строительства, конечно, не я, нам этот заводик спустили по разнарядке из министерства. Ну, а подкинули его мне. Работа нетрудная, я архитектор так себе, средней руки, вот главный и кинул его мне: дескать, справится. Я и справился. Решил его на этой речке соорудить, чтобы дешевле было. Вода дармовая, шоссейная дорога – подвозить материалы – рядом, поселок под рукой – значит, рабочая сила есть. Ни артезианских колодцев не рыть, ни дорогу не прокладывать, ни жилья не строить. Дешевенький заводик получился. Я его за три месяца сварганил. А что сделаешь? Не я, так кто-нибудь другой. Такова жизнь. Строительство начнется через год и будет продолжаться два года. Так что спешите насладиться, потом здесь будет вонючее болото. Ну, пока.

   Архитектор повернулся и, не подав мне руки, ушел назад по тропинке.

   – Пап, он что, злой волшебник? – спросил Рис задумчиво. Оказывается, он слышал весь разговор.

   – Вроде этого.

   – Может уничтожить и речку, и лед?

   – Ну да.

   – Движением волшебной палочки?

   – Наподобие. Росчерком пера.

   – Ну и ну, – Рис покачал головой. – Я думал, такое только в сказках бывает. А вон оно что. Какой оказался. Речку хочет уничтожить! Черт!

* * *

   Свинцовая пуля ударила человека в лоб. Он вскочил, ощущая, как по лбу растекается кровь. Машинально закрыл рану ладонью…

   Вторая пуля попала в затылок. Третья в шею…

   Человек отнял руку от лба. Она была влажной и пахла растертой земляникой.

   Человек сел. Дождь стал чаще и мельче. Он барабанил по листьям крапивы, по брустверу окопа, по консервной банке на дне (вот почему пахло ржавым железом). Намокшая осинка сникла, перестала трепетать. Хмурая ель, наоборот, повеселела, расправилась, распушилась.

   Под этой елью, наверно, можно было переждать дождь, но человек не сделал попытки укрыться. Он сидел на дне окопа, подтянув колени к подбородку, и вода стекала по его слипшимся волосам на грудь, за шиворот… Косые струи секли морщинистое, старое, словно сделанное из промасленной оберточной бумаги лицо и не выдавливали из него ни капли краски, не меняли выражения: оно по-прежнему оставалось желтым и усталым.

   Только один раз судорога зигзагом пересекла его щеки. Человек улыбнулся…

* * *

   Вершины сосен слабо зашелестели. Порыв ветра, легкий, почти невесомый, прошел со стороны речки в глубь леса. В тишине было слышно, как он натыкался на более высокие деревья, обходил их стороной, ломал мелкие сухие сучья. Потом опять все стихло. Лишь слышался испуганный писк какой-то птахи, боявшейся идущей грозы, да доносилось глухое слабое ворчание, словно очень далеко порыкивал большой голодный зверь.

   Мы быстро шли по тропинке, спотыкаясь о большие перебегавшие дорогу корни, похожие на вздутые коричневые жилы, обходя глубокие лужи, покрытые желтой хвоей и сухим дубовым листом. Изредка встречались высокие кусты ежевики с почти черными ягодами, и Рис торопливо, боясь отстать от меня, срывал самые крупные и самые спелые.

   Второй порыв ветра, более сильный, но медленнее первого, прошумел поверху. Теперь пришли в движение не только верхушки деревьев, застонали, заскрипели небольшие стволы. Посыпались ветки, листья, шишки. Птаха вскрикнула и затихла, очевидно покорившись своей судьбе. Наступила тревожная тишина. Наверно, все зверье затаилось в норах, дуплах, берлогах. Рис перестал бегать за земляникой, подошел и взял меня за руку.

   Вдруг рядом страшно рвануло, словно все пространство над нами раскололось пополам. Я даже машинально присел, настолько сильным был удар.

   – Горит! Пап! Горит! – закричал Рис. Впереди, недалеко от нас, вздымался вверх столб дыма. Отчетливо слышалось гудение пламени и треск сгоравших ветвей.

   Сын потянул меня за руку.

   – Пап, бежим посмотрим!

   Мы побежали по дорожке. Со стороны пожара, лавируя между стволами и непривычно торопливо маша крыльями, пролетела ворона.

   – Белка, пап!

   Я посмотрел вверх. Действительно, с сосны на сосну проскакала белка.

   Наша тропинка вильнула немного вправо и уперлась в большую, почти идеально круглую поляну. В центре поляны рос огромный полузасохший дуб. Почти вся правая его сторона была сухой. Эта-то сторона и горела. Живая левая часть дуба еще сопротивлялась, чадя, треща и фыркая, правая же вся была охвачена огнем. Дуб гудел и стонал.

   Мы остановились поодаль, наблюдая за лесным пожаром. Мне первый раз приходилось видеть, как горит пораженное молнией дерево. Рис же был совершенно потрясен.

   – Ну и силища, черт возьми! – то и дело повторял он. – Надо же – поджечь такую громадину! А если бы в человека? Сгорел бы, как фантик!

   От верхушки дуба отломился сук и, крутясь, как огненный круг, в который прыгают звери во время циркового представления, отлетел в сторону. Зеленая трава в том месте зашипела, над землей поднялось небольшое облачко пара, взвилось было, похожее на яркий шелковый платок, пламя с искрами, но тут же опало, сук вдруг подскочил, выпрыгнув из травы черной змеиной головой, и опять исчез в траве. Лишь небольшая струйка дыма выдавала его присутствие.

   Постепенно огонь охватывал все дерево. Оно горело тремя полукольцами: верхним – наиболее слабым, средним и нижним – самыми мощными. Нижнее полукольцо почти уже сомкнуло свои концы: листья между ними пожухли, некоторые уже обуглились, другие раскалились и на фоне черного ствола были похожи на фигурные изделия из золота. Вверху же еще было много совсем зеленого, там жизнь отчаянно боролась со смертью. Листья испускали густой желтый дым, словно изо всех сил призывали на помощь. Однако огонь медленно, но неуклонно сокращал зеленые островки. Видно, ему было трудно превращать в пепел толстые, налитые соком ветви, сжигать источающие влагу листья. Надо было сначала все это умертвить, высушить, раскалить.

   «На помощь… на помощь… погибаем…», – шипели и выдыхали листья и ветви.

   И помощь пришла. Послышался мягкий и осторожный шорох. По сравнению с гулом и треском, исходящими от горевшего дерева, шорох был слишком слабым, почти неслышным, но уверенным и настойчивым.

   Я обернулся. Дальняя сторона поляны, что простиралась за горевшим дубом, как бы затуманилась. Оттуда и исходил слабый шорох.

   Рис тоже обернулся в ту сторону.

   – Что там? – спросил мой сын. Его лицо выражало недоумение. Видно, Рис в любой момент ожидал от природы всяких гадостей. – Не стая ли кабанов?

   – Не похоже.

   Гул нарастал. И вот из леса медленно вылезла и двинулась в нашу сторону белая зыбкая пелена. Она ползла неровно, пригибая ветви деревьев, втаптывая в землю траву, треща мелкими сучьями.

   – Что это? А, пап? – вцепился в мою руку сын.

   – Дождь… – сказал я неуверенно. Мне еще не приходилось видеть вот такую движущуюся стену дождя.

   – Дождь? – не поверил Рис. – Если это дождь, то должен лить сверху, а не ходить по земле. Это не дождь…

   Вдруг с противоположного конца поляны из леса вынырнула сильная упругая струя ветра, промчалась над нами и ударила в стену дождя. Надвигающаяся пелена на мгновение остановилась, нерешительно заколебалась; ее низ, отороченный белой пеной, затрепетал, забился по земле. Стена остановилась совсем недалеко от горевшего дуба. Было странно видеть рядом огонь и воду. Факел вздымался параллельно дождевой отвесной пелене и казался яркой солнечной брешью в серо-темной стене. До нас доносились сложные запахи: горевшего сухого дерева, едко дымящих сырых листьев, мокрой земли, обмытой дождем хвои, смоченной коры, прибитой к земле паутины.

   Стена дождя проглотила порыв ветра и так же не торопясь двинулась дальше. До нас уже долетали мелкие брызги, словно от морского прибоя, сверху упало несколько крупных тяжелых капель. Теперь даже Рис не сомневался, что дождь не только может лить сверху, но и ходить по земле.

   – Давай вон под ту ель! – Я побежал назад к еще сухому и пыльному лесу, откуда мы только что вышли. Как раз возле дорожки росла мохнатая приземистая ель. Под нею было сухо и чисто, словно землю кто-то подмел веником. На самом деле это рыжие иголки сбились в плотный наст, и теперь земля напоминала паркет. Пахло пыльной кладовкой, где хранится всякая рухлядь.

   Рис посмотрел вверх.

   – Ты думаешь, не промочит? – спросил он.

   – Думаю, что нет.

   – А я думаю, что да. Какие-то там ветви. У нас в садике веранда, и то в ливень промокает.

   – Если бы эта ель промокала, – заметил я, – то под ней что-нибудь бы да росло.

   Рис огляделся вокруг. Под елью в самом деле ничего не росло: ни кустика, ни травинки, ни гриба.

   Только по самому краю, там, где ветви дерева почти касались земли, бугрилась густая зеленая трава вперемешку с молодыми побегами березы. Во время дождя вода, наверно, стекала по наклонным лапам ели, как по желобу, и обильно орошала землю. Мы сидели словно бы в закрытом со всех сторон шалаше. Только из щели, в которую мы пролезли, открывался вид на поляну, горевший дуб и вышедшую из леса стену дождя. Я посмотрел на дуб.

   Теперь, проглотив так неожиданно вылетевший порыв ветра, дождь быстро шел по поляне. Вот первые струи коснулись зеленой части дуба; она тут же окуталась паром, потом пар смыло плотным потоком воды, и нам открылось удивительное зрелище: одна половина дуба стояла зеленая, мокрая, торжествующая, другая пылала ярким огнем. Огонь горел вовсю, не обращая внимания на брызги, лишь недовольно фыркая, словно сдувая с себя надоедавшие капли, как лошадь отфыркивается от слепней и мух. Но вот стена дождя разом обрушилась на огонь, и вскоре все было кончено. На месте яркого, казалось, неукротимого вечного пламени высились черные, как протянутые вверх в мольбе руки, обгорелые головешки.

   Дождь пересек поляну и стал двигаться к ели, под которой прятались мы; он звонко стучал по утоптанной дорожке, по корням, выбившимся из-под земли хлебнуть воздуха, по траве. В том месте, где дорожка проходила через песчаную залысину и была покрыта толстым слоем пыли, взвились вверх мучные фонтанчики.

   Добравшись до ели, дождь навалился на нее всей тяжестью. Заскрипели, застонали сучья, посыпались иголки, шишки. Вокруг нас хлынули потоки воды, но внутрь не просочилось ни капли. Один раз мне в детстве пришлось поднырнуть под водопад. Сейчас было точно такое же ощущение.

   Рис недоверчиво поглядывал вверх. Он сомневался, что ель выдержит такой напор.

   Стена воды ушла дальше, треща сучьями, сопровождаемая пугливым писком птиц. Дождь сделался тише, ровнее. Он бесконечно барабанил по хвое. Небо вокруг было сплошь серым, хмурым, словно в лето прорвался сентябрь.

   – Ну теперь до ночи не пройдет, – уныло сказал Рис. – Так и придется здесь сидеть. А потом тащиться по мокрому лесу.

   – Ничего страшного, – я постарался подбодрить сына. – Разуемся и пойдем босиком. Надо, сынок, привыкать к трудностям. Вдруг ты станешь… допустим… геологом. Геологам знаешь как достается! Будь здоров! И в грязь, и в снег, и в жару, и в холод.

   – Я не буду геологом, – сказал Рис.

   – Боишься?

   – Нет… Просто не буду, и все.

   – А кем же ты хочешь стать?

   – Никем.

   – То есть?

   – Никем, и все.

   – Гм… А кто же тебя в таком случае кормить станет? Я, например, категорически отказываюсь. Я не хочу, чтобы мой сын рос тунеядцем. Кто не работает, тот не ест. Слышал?

   – Слышал… Но есть такие, что не работают, а едят.

   – Есть, конечно. Но очень мало.

   – Вот я и буду этим малым. А кормить меня Бабушка с Дедушкой станут.

   – Ты уверен?

   – Уверен. Бабушка уже сказала.

   – Но ведь бездельничать скучно.

   – Ничего. Как-нибудь перебьюсь. Я люблю бездельничать.

   – Хорошо, допустим… Но ведь Бабушка с Дедушкой не могут кормить тебя вечно.

   – Когда они умрут?..

   – Хотя бы.

   – Они оставят мне наследство.

   – Наследство? – Я был очень удивлен. – Какое там у них наследство…

   Рис хитро прищурился.

   – Только, чур, никому. Это я тебе сейчас по дружбе говорю. Поклянись.

   – Клянусь.

   Рис самодовольно привалился спиной к стволу ели. По всему было видно, что он готовился сразить меня наповал.

   – У Бабушки с Дедушкой, – начал он торжественно, – на книжке три тысячи восемьсот рублей. Когда они умрут, книжка будет моя. Бабушка мне сама читала такую бумагу с печатью. Понял? А у тебя сколько?

   – У меня тоже прилично, – пробормотал я.

   – У тебя ничего нет, – с торжеством сказал Рис. – Бабушка говорит, что ты гол как сокол. Вы все с Мамой проедаете и проодеваете. И знаешь, почему?

   – Почему?

   – Потому что вы не умеете жить.

   – Это тебе Бабушка сказала?

   – Я и сам знаю. Вы набиваете холодильник продуктами, а потом все выбрасываете. У Мамы знаешь сколько нарядов?

   – Сколько?

   – Восемнадцать!

   – Откуда ты взял?

   – Сам считал. А женщине в ее возрасте хватит трех. Понял? Ты за этим должен следить, а ты не следишь. Потом, зачем вы меня балуете? Зачем вы машин мне столько понакупили?

   – Но ты же сам просишь…

   – Мало ли чего ребенок не попросит. Ребенка надо держать в ежовых рукавицах. Я своего сына буду в ежовых рукавицах держать. Он у меня пикнуть не посмеет, по ниточке ходить станет (все это были любимые Бабушкины выражения). Никаких шоколадов, пирожных и игрушек!

   Я был удивлен такой жестокостью Риса по отношению к своему будущему сыну.

   – Но ведь ты сам…

   – Это мне такие родители достались. Не строгие. Размазни…

   – Что?

   – Я сказал… размаз… разбазаривающие деньги. А мы с сыном будем жить экономно. Нам этих трех тысяч восьмисот на всю жизнь хватит.

   – На всю жизнь не хватит.

   – Кроме того, мне Бабушка три золотых кольца отдаст, а моей жене золотые серьги и янтарные бусы. Кроме того, у нее чайник есть из чистого серебра.

   – Все равно это ерунда. И на три года не хватит.

   – А приданое?

   – Какое приданое? – Рис удивлял меня все больше. Я и не подозревал, что он думает о таких вещах.

   – Как это какое? Моей жены. Я женюсь на богатой. Это ты взял Маму бедную. Когда ты на ней женился, что за нее получил? А?

   – Разве дело в этом?

   – Ты получил от нее перину, две подушки и одеяло. Вот?

   – Ну и что?

   – Ничего. А у моей жены приданое знаешь какое?

   – У тебя есть разве жена?

   – Есть… – Рис прикусил язык. – То есть, в смысле наоборот…

   – Выкладывай уж, если проговорился.

   Рис покосился на меня.

   – Ладно уж… Как другу… Только поклянись, что никому. Только Бабушка знает…

   – Клянусь.

   Рис дотянулся до валявшейся шишки и стал ковырять ею землю.

   – Я женюсь на Мартышке. В нашем садике есть такая. Как школу закончу, так и женюсь. Мы уже договорились. Она знаешь какая богатая… У нее отец зубной врач. Золотые зубы делает… Он и ей, когда она вырастет, золотые зубы вставит. И мне, если женюсь на Мартышке. Только сначала свои выбить надо… Он и выбивать умеет… Бесплатно выбьет и вставит…

   – Ну и какое приданое твой врач дает за Мартышкой?

   Рис ехидно посмотрел на меня.

   – Да уж не как за нашей Мамой. Немного побольше.

   – Сколько же?

   – Два килограмма золота, машину и четыре чемодана разной одежды! Вот сколько! И еще квартиру обещал купить. Мартышка сама в садике хвасталась. А игрушек у нее сколько – не счесть! Куклы заграничные. Пищат и разговаривают, не по-нашему только.

   – Здорово!

   – Еще бы. Ты бы женился на такой?

   – А кто бы не женился?

   – Да… – Рис раздулся от важности. – Думаешь, так легко было ее у Крысы отбить? Сначала Крыса на ней хотел жениться, да только я его поколотил, и он отстал от Мартышки. Теперь она моя невеста. Бабушка говорит, чтобы я с ней все время дружил.

   – Значит, Бабушка в курсе твоих сердечных дел?

   – Конечно. Я Бабушке все рассказываю.

   – Выходит, Бабушка тебя учит, чтобы ты не работал, а жил на ее наследство и приданое своей жены.

   Рис посмотрел на меня подозрительно.

   – Ты ее будешь ругать?

   – Нет. Не буду.

   – Поклянись.

   – Клянусь.

   Рис успокоился.

   – Не… Она так не говорит. Она просто не хочет, чтобы я был кем-нибудь простым. Она хочет, чтобы я побольше учился. Она говорит: «Пока я жива, чтобы ты три института кончил. Учись, а мы с Мартышкой тебя будем кормить».

   – Какие же это – три института?

   – Разные, где на иностранцев учат. Чтобы по-иностранному разговаривать. Я хочу сто языков выучить. Вот житуха будет! Катай себе по разным странам да болтай по-иностранному. Разве плохо? Бабушка говорит, чтобы я ей шубу из выдры в Америке купил. Я обязательно куплю. А тебе костюм тренировочный нейлоновый в Японии. Они сильные костюмы делают, а то у тебя совсем старый. А Маме сандалеты на «коровьем копыте» привезу, она никак на «коровьем копыте» не достанет. Дедушке камеры достану, у него всегда камеры лопаются. Я что хочешь могу тогда достать. Бабушка говорит, что быть переводчиком выгоднее всего. А то ты бедный, Мама бедная, Дедушка простой шофер, калымить он не умеет. Одна только Бабушка еще ничего себе… среднебогатая. Вообще, мне не повезло – родители достались обыкновенные.

   – Как это – обыкновенные?

   – Только, чур, не драться, – спохватился Рис.

   – Вот еще… За правду ведь не бьют.

   – Конечно…

   – Так что смело можешь говорить, чем тебе не нравятся родители.

   – У других детей отцы министры, космонавты, зубные врачи, а у меня спортсмен да… инженер какой-то, самый обыкновенный…

   – Ах, вот оно что… Не всем же быть министрами и зубными врачами. А по-моему, ты должен быть доволен своими родителями. Мать у тебя инженер-технолог… Не каждая женщина…

   – Сейчас почти все инженеры, – перебил меня Рис. – Подумаешь, технолог… Сто десять рублей…

   – Отец твой мастер спорта.

   – Подумаешь, мастер спорта… Сейчас… – Рис замолк. Он хотел сказать: «Сейчас все мастера спорта», но вовремя сдержался. Наверно, вспомнил про утреннюю зарядку в садике – не так-то легко стать мастером спорта.

   – Может быть, со временем меня включат в сборную страны, пошлют на Олимпийские игры. Будешь смотреть меня по телику.

   – Тебя никогда не пошлют, – убежденно сказал Рис.

   Меня неприятно задела такая уверенность.

   – Почему же ты так считаешь?

   – Бабушка говорит – у тебя нет способностей. Ты ленивый. Мало тренируешься. Много отдыхаешь. Лежишь на спине и думаешь. А Бабушка говорит, что думать спортсменам вредно. Почему ты не пошел в писатели? Бабушка же тебе говорила – иди в писатели. Сиди себе да пиши что в голову придет да деньги получай.

   – Твоя Бабушка чересчур умная, – не удержался я от критики в адрес Бабушки.

   – Да, – сказал Рис уверенно. – Бабушка умная. Она все знает. Я ее всегда слушаться буду. Ты вот не слушался и потому такой бедный.

   – Что за чушь! – возмутился я. – Какой я бедный? Ты что плетешь?

   – Чур не драться. За правду не бьют.

   – Я и не собирался. Тем более, какой я бедный? У нас есть все, что необходимо.

   – Нет, не все, раз денег не хватает.

   – Кто тебе вбивает это в голову? Нам вполне хватает денег.

   – Ты просто не знаешь.

   – Что? – Я был глубоко оскорблен как глава семьи. – Как это не знаю? Я все знаю.

   – Ага, все… Только поклянись, что никому… Я тебе как другу.

   – Ну… никому…

   – Бабушка с каждой пенсии дает Маме по тридцать рублей.

   – Гм… Тридцать рублей, – я удивился. – Это зачем же?

   – На меня. Чтобы мне лучше жилось.

   Вон оно что… Сын открывал отцу семейные тайны… А Мама, значит, молчок. Получает каждый месяц пособие и помалкивает. Выходит, я и в самом деле несостоятельный человек.

   Рис покосился на меня. Наверно, по моему лицу было видно, что я сержусь.

   – Ладно, – сказал Рис. – Жить можно. Хочешь, я тебе про Дедушку расскажу? Я вижу, ты совсем ничего не знаешь.

   – Давай.

   Дождь шел ровно, не ослабевая. Он шумел только наверху ели, по лапам же вода спускалась на землю совершенно бесшумно. Только у земли длинные белые нити дождя заигрывали с травой, раскачивали верхушки молодых побегов, шелестели опавшей желтой хвоей. Большая тяжелая капля шлепнулась возле меня на сухой утрамбованный наст и стала расползаться темным бесформенным пятном. Если дождь будет идти долго, наверно, еловая крыша все же не выдержит.

   – Так что ты хотел рассказать насчет Дедушки?

   – Дедушку скоро выгонят с работы…

   – Что ты опять плетешь?

   – Чесслово. Он мне сам рассказывал. У него уже есть один строгий выговор.

   Я был поражен. Дедушка всю жизнь работал хорошо, на одном месте, имел целую кипу почетных грамот и через два года собирался на пенсию. Ни о каком уходе с работы Дедушки у нас в семье не было и речи.

   – За что же его собираются выгнать? – спросил я, чувствуя некоторую неловкость. Как-то нелепо получается: сын больше в курсе семейных дел, нежели отец.

   – У него начальник новый. Заставляет его работать «налево», кирпич, доски возить, а Дедушка не хочет. Он хочет после работы со мной играть.

   – За это и выговор?

   – Не… Дедушка один раз за мной в садик заехал и ребят наших покатал… А начальник как раз мимо ехал на легковушке и увидел… А потом он нас с Дедой засек, когда мы в воскресенье в лес ездили. И хочет выгнать с работы.

   – Ничего у него не выйдет, – заверил я.

   – Из-за меня Деда с Бабой часто ссорятся. Кем мне быть. Баба хочет, чтобы я стал переводчиком, а Деда – чтобы колхозником. Представляешь? Простым колхозником! Трактористом! Ха-ха! – Рис рассмеялся. – А Деда знаешь как за них заступается! Он сам, когда молодым был, трактористом работал. Деда хочет, чтобы я в селе жил, чтобы у меня дом, огород был, а они бы с Бабой ко мне в гости приезжали. А перед смертью, может быть, и насовсем приехали. Деда хочет на деревенском кладбище лежать. Он говорит, что деревенские кладбища не пашут по сто лет, а городские – как двадцать пять лет, так и перепахивают. Или дома строят, или парк делают. Плохо ведь, когда над тобой дом стоит или танцплощадка будет? Правда ведь? А Деда говорит, что по деревенскому кладбищу только коровы ходят, а коров он не боится, даже приятно. Деда говорит: все что-то живое рядом будет. А Баба всегда сердится. Старым дураком его называет. Она сжигаться хочет…

* * *

   Войдя в калитку, вооруженные люди рассыпались по двору. Толстяк с ружьем через плечо, судя по повадкам, самый главный, направился к туалету, двое с ружьями в руках подошли к летней печи и стали деловито разглядывать ее. Один тяжело нагнулся и заглянул внутрь, что-то недовольно сказал товарищу.

   Остальные трое, топоча сапогами, взбежали на крыльцо, застучали в дверь. Вернее, стучали двое, а третий, с большим охотничьим ножом, пристегнутым к поясу, держался за их спинами и кашлял в кулак сухим кашлем.

   Двоих из этих трех женщина знала. Это были местные. Тот, что кашлял, работал егерем в их лесничестве. Второй, садивший кулаком в дверь, был самым страшным для нее человеком. Потом узнала она и толстяка.

   Тяжело ступая, женщина вышла на крыльцо.

   – Что надо, Захарович? – спросила она.

   – Аль не знаешь, чего? – нахально заулыбался Наум Захарович. – Первый год, что ли, замужем? Принимай гостей, Васильевна. – И, нагнувшись к самому уху, шепнул: – Шприц-то пригодился?

* * *

   Сзади послышался шорох. Я оглянулся. Из травы на меня уставились два пристальных глаза. Два глаза, курносый нос и челка на лбу.

   – Смотри, ежик… Только резко не шевелись. Спугнешь.

   Рис осторожно повернулся. Ежик быстро глянул на него, сморщил нос, фыркнул, потом опять уставился на меня. Очевидно, по его соображениям, я был главной опасностью. Хотя, конечно, это было не так.

   Ежик насквозь промок. С его носа капали светлые капли. На спине у него были наколоты два дубовых листа и маленькое сморщенное яблоко. Наверно, ежик спешил к себе домой, но не успел до дождя, спрятался под какое-то дерево, дерево быстро промокло, и ему пришлось искать более надежное убежище. Маленький водопад, лившийся с еловой лапы, отделял ежика от сухого пространства. Здесь можно отряхнуть лапы от грязи, просушить иголки, отдохнуть. Но два человека успели занять сухое место. Маленький человек еще ничего, не очень страшный, и голова его похожа на ежиную спину: слипшиеся после купания волосы торчали в разные стороны, как иглы, и нос курносый. Но вот большой человек… Сидит, раскинул ноги на половину сухого пространства, волосы гладкие, голос грубый, похож на медведя. Как двинет лапой – мокрое место останется.

   Ежик сидел в двух метрах от нас, дрожал, морщил нос и фыркал. Наверно, он подхватил насморк. Дождь барабанил по траве, по листьям молодых березовых побегов, стекал прямо на ежиную спину. Ежик шевелил иголками, но это не помогало. Не защищали от дождя и два листа с яблоком. Ежик поджал правую лапку и умоляюще посмотрел на меня.

   – Иди сюда, дурачок, – сказал я.

   – Кис, кис, кис, – позвал Рис и поманил пальцем.

   Ежик вздрогнул всеми иголками, прижал их и быстро-быстро засеменил лапками в сторону корня, под которым виднелось темное отверстие, набитое желтыми сухими иголками.

   Когда ежик пробегал мимо меня, я демонстративно отвернулся. Ежик, наверно, облегченно вздохнул.

   Большой человек, похоже, порядочный растяпа. Ну, а маленького нечего опасаться.

   Как раз маленького-то и надо было опасаться. Лишь только ежик поравнялся с Рисом, как тот изо всей силы цапнул его за спину. Спина была гладкая, как морской камень, обкатанный волнами. Но Рисова рука не успела еще дотронуться до спины ежика, как тот мгновенно превратился в моток колючей проволоки. Рис взвыл от боли.

   – Ах ты гад! – закричал Рис. – Колоться! Черт?

   Разъяренный сын вскочил на ноги и стал оглядываться в поисках палки или еще какого-нибудь тяжелого предмета. Ежик, свернувшись в клубок, запугивающе шипел у его ног. Не найдя подходящего предмета, Рис поддал ногой ежа, как футбольный мяч, и зашвырнул его в березовые кусты.

   – На! Получай!

   Рис сел на прежнее место и стал рассматривать руку, которой он цапнул ежа. На указательном пальце виднелась бусинка крови.

   – До крови гад укусил!

   – Не он тебя, а ты его.

   – Он! Я хотел только погладить его по спине.

   – Диких животных не гладят по спине.

   – Это почему же?

   – Дикие животные никому не верят. В том числе и человеку.

   – Теперь будет верить, – мстительно сказал Рис.

   – Наоборот. Раньше он, наверно, немножко верил людям, иначе бы не вылез из травы. А теперь верить не будет. Раньше он думал, что его враги волк и лиса, а сейчас к ним прибавился человек.

   – Пусть прибавился, – буркнул Рис. – Не будет следующий раз колоть невинного человека.

   – Он просто испугался и свернулся в клубок. А ты его саданул ногой. Наверно, весь бок отбил. У него и так насморк был. Слышал, как чихал?

   – Пусть насморк… У меня тоже насморк, – Рис неестественно чихнул.

   – Я не знал, что ты такой злодей. Не любишь животных.

   – Люблю. Я всегда по телику «В мире животных» смотрю.

   – Эх, ты…

   – Ладно, ладно. Может, еще кто прибежит. Везде мокро, а здесь сухо. Может, лиса прибежит.

   Рису было неловко за свой поступок. Он сел, обхватив колени, и несколько минут молчал. Я тоже смотрел, как с еловых лап бесшумно льется светлая вода. Мне было жаль несправедливо обиженного ежа.

   – Хочешь, я тебе про Маму что-то расскажу? – спросил Рис. Он, видно, хотел загладить свою вину.

   – Хватит. Ты и так мне много нагородил. И вообще ябедничать нехорошо.

   – Это не ябеда. Важное сообщение. Мы с тобой подружились, поэтому я и рассказываю. А то бы никому не проболтался. Наша Мама не обедает. Скоро у нее будет язва, – брякнул Рис. – Она уже три года, как не обедает. Только пьет газированную воду. У них там в литейном цехе вода газированная соленая есть. Бесплатная. Пей сколько влезет. Мама по три стакана выпивает, чтобы в животе не бурчало.

   – Почему же она не обедает? – задал я вопрос и сам почувствовал, как нелепо он звучит в моих устах, устах мужа и отца.

   – Она не обедает потому, – тут же ответил Рис, – что экономит деньги. Ты сколько берешь на обед?

   – Рубль тридцать, – ответил я. – А что?

   – Это потому, что ты спортсмен. Мама берет восемьдесят копеек.

   – Куда же она их девает, если не обедает?

   – Это и есть самый главный секрет. Не выдашь?

   – Нет, – ответил я, заинтригованный.

   Да, как недооценивали мы собственного сына. Оказывается, он все видит и слышит. Прямо справочное бюро. Хранитель семейных тайн.

   – У них на работе есть игра. Дарить на день рождения что кто захочет. Только за свои деньги. У них есть такая касса, общая. Туда кладут все поровну. Каждый накопит на что хочет – и получай подарок на день рождения. Правда, здорово? У Мамы уже почти семьсот рублей накопилось.

   – Вот как… Откуда же ты это узнал?

   – Подслушал. Мама кому-то по телефону рассказывала.

   – Подслушивать нехорошо, – сделал я машинально замечание. Я был очень удивлен. Не подозревал, что Мама такая скрытная.

   – Я нечаянно. В шкафу сидел… Как только Мама накопит тысячу, так ей купят шубу. Маме еще полтора года надо копить.

   – Почему же она не берет из дома бутерброды? – вырвалось у меня: из головы не шли слова Риса, что Мама не обедает. – Вот дурочка!

   – Конечно, – охотно подхватил Рис. – Я бы дома налопался вот так! Или карманы конфетами набил. Один раз ты меня без ужина оставил, так я ночью в холодильник залез и весь торт смолотил. И колбасу. Торт с колбасой – знаешь, как вкусно. Только потом понос напал… Вообще-то она берет иногда бутерброды. Когда тебя дома нет. А когда ты дома, она боится.

   – Почему же она меня боится? – спросил я.

   – Если ты узнаешь, что она копит на шубу, ты ей запретишь. Ведь запретишь?

   – Конечно.

   – Ну вот видишь. А ей очень хочется шубу. Из кошки какой-то.

   – Может быть, котика?

   – Да… Ты, пап, не делай зарядку на кухне. Подожди, когда она уйдет. Тогда она будет успевать делать бутерброды. А то ты крутишься все время на кухне. Ты сначала в ванну иди, а потом зарядку делай. Ладно?

   – Ладно… – пробормотал я.

   Я в самом деле каждое утро делаю зарядку на кухне, чтобы не мешать Маме и Рису собираться. Кухня у нас просторная, и я успеваю и сделать зарядку, и приготовить завтрак, и накрыть на стол. До сих пор в душе я очень гордился собой, что я такой хороший семьянин, а оказалось, что я мешаю Маме делать бутерброды и порчу ей желудок.

   – Чего ж ты не сказал мне раньше? – спросил я Риса.

   – Драться не будешь?

   – Нет.

   – Честно?

   – Конечно.

   – Раньше я на тебя сильно злился. Ты был моим первым врагом. Да. Я тебе все время сильно вредил.

   – Вредил? Чем же?

   Рис колебался. Говорить или нет?

   – Драться точно не будешь?

   – Точно.

   – Я погубил все твои цветы.

   – Цветы…

   – Да, – прошептал Рис.

   Мои кулаки невольно сжались. Правая рука сама собой дернулась, чтобы дать Рису увесистую затрещину, но я сдержался.

   – Каким же образом? – спросил я.

   Перед моими глазами стояли горшки с засохшими цветами. Я очень люблю цветы. Я разводил их несколько лет. В одно прекрасное утро (вернее, несчастное утро) я обнаружил, что буквально все мои цветы завяли. Это было для меня страшным ударом. Я начал все сначала… Я заново сменил горшки и землю. Я думал, что в горшках или в земле поселились какие-то бактерии-цветоубийцы. Оказывается, цветоубийца – мой собственный сын.

   – Так как же ты с ними разделался?

   Рис молчал.

   – Полил какую-нибудь гадость? – подсказал я.

   – Не…

   – Ошпарил кипятком?

   – Не… Ножом… Втыкал нож… в горшки… чтобы корни… Они и засохли… А потом заровнял землю – и ничего не видно…

   – Ах, вот как… Очень просто.

   Рис потупил голову.

   – Я больше не буду. Честно. Теперь ты стал моим другом. А друзьям не вредят… Если бы ты и дальше был моим врагом, я бы и эти подрезал. Я уже хотел… Но ждал, чтобы подросли… Чтобы ты больше злился…

   – Ну и мстительный же ты тип, – сказал я.

   – Да, я очень мстительный. Кто против меня идет – тот пропал.

   – Выходит, с тобой нельзя ссориться?

   – Выходит, так. Только мы с тобой не будем больше.

   – Я тоже так думаю.

   Мы посидели молча.

   – Придется мне заняться Мамой как следует, – вслух подумал я.

   – Ага, – одобрил Рис. – Главное, не заходи в кухню, когда она завтракает. Посиди пока в ванной или туалете.

   – Хватит умничать, – оборвал я не в меру разошедшегося советчика. – Давай собираться. Дождь, кажется, прошел.

   Я выглянул из-под ели. С лап еще лилась вода, хотя и не так сильно. Но между деревьями уже было светло, лишь слегка моросило, да иногда с ветвей срывались и били по траве длинные светлые струи, как пулеметные очереди.

   – Разувайся.

   Мы сняли обувь, связали шнурки, перебросили сандалеты через плечо и пошли по мокрой, скользкой, разъезжавшейся под ногами дорожке. Только сейчас было видно, насколько сильный прошел ливень.

   Тропинка пересекла небольшую поляну и нырнула в заросли терна. Тут было сыро, ухабисто, и нам пришлось снова обуться. Терн, еще совсем не спелый, свисал над дорожкой ветками, усыпанными дымчато-голубыми ягодами. При виде терна мне невольно свело скулы. Сколько его пришлось поесть в свое время. Ягода моего детства. Ягода-кормилица. Терн обладал удивительной особенностью: чем сильнее били его морозы, тем слаще он становился. И не осыпался. Он мог держаться всю зиму и часть весны, до самого жаркого солнца. Леса вокруг нас изобиловали терном, и, возможно, эта ягода спасла не одну жизнь от голодной смерти…

   Собирать терн обычно шли гурьбой, в основном старики и дети. В теплый солнечный день из деревни выходила вереница людей в черных длинных пальто, полушубках, шинелях, с мешками, лукошками, ведрами, некоторые везли санки. Стоял веселый гомон, мальчишки кидались снежками, деды густо дымили пахучим самосадом. Сбоку бежали, обнюхивая редкие будылья подсолнечника, деревенские дворняжки с хвостами-кренделями.

   Если с нами были взрослые девчата, непременно запевалась какая-нибудь песня с нехитрой мелодией. Песня летела через бесконечные белые поля, натыкалась на далекий лес и возвращалась назад тихим эхом-шепотом…

   Терн начинался километрах в пяти в неглубокой балке. Издали казалось, что на снегу расплылось синее чернильное пятно. Потом балка становилась глубже, терн выше и гуще; балка с ходу врезалась в лес и исчезала в нем, а терн, рассыпавшись, охватывал лес полукольцом. Синее пятно, разлившееся в чистом поле, привлекало к себе все живое: и птиц, и людей, и зверье. Еще за полкилометра был слышен птичий гомон, особенно в тихий солнечный день. Полакомиться сочным терном прилетали воробьи, сороки, щеглы, клесты… Птиц было так много, что кусты раскачивались, как в сильный ветер. Людей птицы не боялись, и только если наши интересы сталкивались на какой-нибудь соблазнительной ветке, птицы неохотно отлетали в сторону, а сороки иногда, когда были особенно голодные, раскрывали клювы и издавали злобные звуки, устрашающе кося глазом.

   К обеду обычно все успевали набрать терну. На рыжем от прошлогодней травы склоне оврага, обращенном к солнцу, выставлялись котелки, ведра, лукошки, полные дымчато-серых ягод, на которых виднелись следы пальцев тех, кто их собирал. Раскладывали два-три, в зависимости от количества людей, костра, ставили принесенные из дома солдатские котелки, и вскоре, тревожа, волнуя все живое, по косогору, по терновнику растекался перемешанный с дымом запах каши…

   На сбор терна выходили, как на праздник, и уж кто-нибудь обязательно припасал завернутый в тряпочку кусочек сала, сохранившийся бог ведает как с довоенных времен или выменянный на что-либо на райцентровском базаре. Сало мелко крошил трофейным ножом на своей загрубевшей, как гладильная доска, ладони дед-старейшина, получались тоненькие розоватые льдинки, потом дед резал их поперек – выходили кубики, пригоршня шевелящихся на дедовой ладони розоватых кубиков… Дед медлил перед тем как бросить их в котел. Все вокруг затихали, не сводя глаз с руки-лопаты, и чего-то ждали… И дед чего-то ждал. Может быть, мы ждали, что наш старейшина, не совладав с искушением, съест эти кубики.

   Дед, наверно, знал об этих наших тайных мыслях. Подавив вздох, он разом бросал кубики в кипящий котел. Два-три кубика обычно прилипали к дедовой изрезанной глубокими морщинами ладони, а может, старик нарочно сжимал свои морщины так, что в них застревали кубики.

   – Во, прилипли, – говорил дед, с удивлением глядя на кубики. – А ну, кто смелый, налетай.

   Смелых не было. Дед знал, что их не будет.

   – Иди ты, мальчонок, – манил старшина корявым, как сук, пальцем самого маленького и квелого. – Иди, полакомься…

   Деды приносили с собой потертые военные фляжки с самогоном. Перед кашей они пускали их по кругу. Прикладывались по очереди: и старухи, и молодухи, и ребята, кто постарше. Потом старейшина честно разливал еду по деревянным самодельным, изготовленным местным безногим плотником чашкам; все молча, быстро ели и, завернувшись в фуфайки или шинели, ложились на бугор отдохнуть. Деды закуривали крепкий самосад, дым облаком повисал над всеми, и было не так холодно…

   Кто-нибудь затягивал песню. Военных песен тогда еще не пели. Пели старинные, дореволюционные, сложенные еще во времена крепостного права и бог весть как сохранившиеся в памяти. Пели про страдания девушек, насильно отдаваемых замуж за нелюбимого или поруганных барином; про нестерпимое солнце и бесконечное жнивье, про руки в кровавых мозолях, которые уже не могут держать серп. Но чаще всего это были любовные песни, тягучие, жалостливые песни, мол, разлюбил милый, ушел к другой…

   И тут кто-нибудь из женщин, из тех, у кого была «похоронка», начинал тихо плакать. К ней присоединялась другая, третья, плач превращался в монотонный бесконечный крик…

   Я ложился на мерзлую землю, где мертвая желтая трава была погуще, чуть поодаль от костра, чтобы не мешал дым и меньше был слышен этот жуткий крик.

   Плотнее завернувшись в фуфайку, подтянув ноги к коленям, я поворачивался на бок, лицом к солнцу и смотрел в близкое мутное небо. Горизонт был совсем рядом, сразу за балкой с терновником. Широко открытыми глазами я смотрел на солнце, слушал глухой кашель стариков, курящих самосад, тихий заунывный плач женщин, осторожные голоса мальчишек, которые говорили о том, где еще можно достать топку: несломанные стебли кукурузы, будылья подсолнечника, – и о предстоящем походе за пятнадцать километров в настоящий лес, где можно найти, если посчастливится, волчьи ягоды для чернил (ах, какие получались прекрасные чернила из волчьих ягод и самогонки: густые, черные, быстро высыхающие, не расплывающиеся, не боящиеся даже самых сильных морозов).

   Я слушал треск сучьев в костре, шелест поземки у своего лица, которая обтекала меня, поднимаясь вверх по склону, накапливалась у подошв валенок маленькими сугробами, насыпала под спину мягкого, хрусткого, как крахмал, снега, так, что мне вскоре становилось очень удобно лежать; слушал стук ветвей в недалеком терновнике, неуютный, тревожный; негромкий, неуверенный писк птиц, которые торопливо клевали ягоды, постоянно прислушиваясь и оглядываясь – их пугала усиливавшаяся пурга. Слушал стук своего замерзающего сердца. Сердце билось еле-еле, и временами мне казалось, что оно остановилось, и я живу просто так, без сердца, по привычке. И буду лежать вечно. Никогда не наступит весна, никогда не кончится война, никогда не вернется отец.

   – Вставай! Ты же совсем замерз! – Мать теребит меня за плечо. – Боже! Щеки-то! Щеки совсем белые!

   Мне трут снегом щеки, дают пригубить из фляжки. Становится тепло…

   Однажды я отстал. Это случилось в марте, во время сильного тумана. Туман налетел, как это всегда бывает в начале весны, неожиданно. Только что чуть ли не по-летнему припекало солнце, похрустывал под ногами снежок, слепленный легким морозцем, звонко сияли дали, припорошенные, точно угольной пылью, щеткой оживающего, готовившегося к жизни леса; склоны оврагов и балок блестели тысячью зеркал, и было совсем здорово, если с собой захватил ледяной круг; мы иногда брали с собой ледяные круги, чтобы по пути покататься с горок.

   – Эге-е-е-ей! Я здесь! – закричал я, но туман словно липнул к звукам, обволакивая их, как ватой, и осторожно укладывал на землю.

   Затем я отчетливо услышал, что кто-то отозвался на мой зов, хотя совсем с другой стороны, нежели я ожидал. Это было странно. Может быть, они обошли овраг цепью? Мы всегда искали пропавших цепью – этому мы научились у немцев, когда они прочесывали нашу местность в поисках партизан.

   Я пошел на крик. Выбрался из оврага, началось поле, но крик больше не повторился и вокруг не было никаких следов. Я остановился и прислушался. Было абсолютно тихо. Только слышался слабый-слабый, как шум в ушах, шорох. Наверно, это туман ел снег…

   И вдруг рядом грохнул взрыв. Взрыв раздался очень близко, наверно, в какой-то сотне метров, потому что на мгновение толща тумана разорвалась и стало видно блеклое небо, рыжие клубы дыма и ржавые зигзаги огня.

   Мина? Конечно, мина… Все места вокруг деревни были дважды заминированы: когда наши отступали в начале войны, когда отступали немцы. Правда, потом минеры основательно прочистили поле и лес, но кое-где мины еще оставались. Раздававшийся время от времени в поле взрыв напоминал об этом: заяц или человек продолжали работу по расчистке…

   Неужели кто-то из наших напоролся? Я побежал в сторону, где только что, как стеклянный колпак на керосиновой лампе, лопнул взрыв. Я бежал, ничуть не думая о себе, о том, что мины обычно не лежат одиноко.

   И тут я увидел кровавое пятно… Пятно расползлось по снегу кляксой. Вернее, от кляксы остались только длинные красные щупальца, а в середине пятна все смешалось: земля, кровь, снег.

   Я с ужасом вглядывался в это месиво Там не было того, что невольно искали мои глаза… В туман от места взрыва уходил длинный широкий кровавый след… Человек остался жив и пополз. Почему он ползет, разве некому взять его на руки, соорудить носилки?

   Я бежал по кровавому следу, боясь отвернуть в сторону, чтобы не потерять его, и мои ноги выше колен и фуфайка были в крови.

   И вдруг след оборвался, и я увидел его. Это был волк. Он сидел на снегу, расставив передние лапы, и в упор смотрел на меня. Очевидно, он давно слышал мои шаги, мое хриплое загнанное дыхание и приготовился к схватке за остатки своей жизни. Он не сомневался, что кто-то сильный, голодный, здоровый бежит по его следу, чтобы добить. Он ведь тоже так всегда делал. Кто же это может равнодушно пройти мимо свежего, еще дымящегося на морозе, волнующего до спазм в желудке запаха свежей крови?

   Волк встретил меня сидя. В его глазах я прочел тоску и отчаяние. Сейчас выскочит длинное острое пламя, насквозь пронзит… Я остановился в двух шагах от зверя. Значит, не кто-то из наших, а волк… Сам того не подозревая, волк спас кому-то жизнь…

   Волк смотрел на меня, чуть наклонив свою большую лобастую умную голову. Во мне вдруг возникло странное чувство. Мне стало жаль волка. Я шагнул к нему и совершенно неожиданно для себя погладил волка по лобастой голове, между ушами, как гладят собаку. И волк поступил так же, как собака: он нагнул голову и закрыл глаза…

   Потом я ушел. Сделав три шага, я оглянулся. Туман уже скрыл раненого зверя, но все равно сквозь туман я чувствовал его взгляд. Мне казалось, что взгляд выражал недоумение…

   Вскоре я нашел своих, но ничего им не сказал про волка: в то время волки были для нас большими врагами и, наверно, старики захотели бы его добить.

   Не знаю, выжил ли тот зверь. Скорее всего нет, уж очень тяжело был он ранен, но с тех пор я не боюсь волков.

* * *

   До дома оставалось совсем немного. Здесь, чуть в стороне, был густой, почти непроходимый ельник, устланный толстым ковром из слежавшейся хвои. Он знал про этот ельник. Тут можно было переждать до темноты. Сюда никто не полезет, слишком густые заросли. И нет грибов…

   Он уже хотел свернуть с тропинки, как вдруг острая судорога прошла через все тело, прямо через сердце… Он даже не успел испугаться… Прислонившись к дереву, человек прислушался к своему телу. Такого еще никогда не было. Правда, в последний год сердце пошаливало, но чтобы так… Наверно, он сегодня слишком понервничал там, у костра …

   Человек постоял еще, но судорога больше не повторилась, и он потихоньку, стараясь не нагибаться, пошел в сторону ельника. Лечь, скорее лечь на мягкий ковер… Ему оставалось пройти совсем немного, как вдруг второй удар, еще более сильный, более острый, рассек, будто ножом, его сердце. Человек остановился, схватившись за грудь, покачиваясь. Боль была острой, кровоточащей…

   Человек хотел опуститься на землю прямо у сосны, где стоял, но понял, что если он сейчас ляжет, то больше не поднимется. Надо идти домой… Дома лекарства… Он слишком понадеялся на себя… Надо было взять нитроглицерин…

   Придерживаясь за стволы, человек побрел в сторону кордона…

   До кордона было с километр, но ему потребовалось около двух часов, чтобы добраться до опушки, откуда был виден дом… Сердце еще раза три схватывало, но не так сильно, как вначале… Боль была тупой, постоянной, не позволяла делать резких движений, поэтому он брел медленно, едва переставляя ноги. Со стороны, наверно, казалось, что это идет пьяный…

   Он рассчитывал увидеть свой двор пустынным, но неожиданно двор оказался полон людей… Незнакомые люди пировали, смеялись в его усадьбе…

   Человек прислонился спиной к стволу сосны и постоял с полчаса, ожидая, что гости уедут, но они и не думали уезжать. Наоборот, пиршество все усиливалось. Начали петь…

   Тогда он впервые за многие годы смело, не таясь, пошел к своему дому… Он открыл калитку, прошел по дорожке мимо веселившихся людей и открыл дверь на веранду… Никто не обратил на него внимания. Только жена почувствовала его присутствие, хотя стояла к нему спиной, – она что-то жарила на летней плите… Она обернулась и посмотрела на него.

   Человек оперся о косяк, схватился рукой за горло, не имея сил сделать больше ни шагу, и слушал, как приближаются торопливые шаги жены…

Часть пятая ВЕЧЕР, НОЧЬ, РАССВЕТ

1

   Увидев нас, Анна Васильевна запричитала:

   – Господи, нашлись-таки! Уж чего я не передумала! У нас и кабаны дикие и лось может зашибить! Слава богу, рыбак через нас на мотоцикле проезжал, сказал, что видел мужчину с мальчонкой. К людям, сказал, идут, что да острове у осины. Ну я и успокоилась. Значит, заплутались, думаю, а люди и накормят, и дорогу укажут. У меня гости нонче… Начальник, давеча про кого рассказывала, приехал. Идите, идите, покушайте с дороги… Покормили вас хоть у костра-то? Уж сколько я о вашем сынишке переволновалась.

   Мы подошли к врытому в землю столу, за которым завтракали утром. Стол был весь уставлен всевозможными яствами, бутылками коньяка, водки, пива, минеральной воды. Изо всех комнат, в том числе и из нашей, вынесли все, на чем можно было сидеть. Вокруг стола разместилась группа мужчин. Их было около десяти. В центре стола, судя по манерам, сидел самый главный из них. Он важно держал в руке стакан, наполовину наполненный коньяком, и когда начинал говорить, все замолкали. В тот момент, когда мы вошли во двор, мужчина как раз собрался произнести тост. Он поднял руку, кашлянул и уже было открыл рот, но тут увидел нас. В первый момент мужчина нахмурил широкие белесые брови, но потом, видно, вспомнил что-то (наверняка Анна Васильевна ему говорила о нас) и сделал радушный приглашающий жест:

   – Милости просим к нашему шалашу.

   Мне не хотелось ни есть, ни пить, я по дороге купил пачку газет и хотел часок отдохнуть после столь утомительного похода, но отказываться было неудобно.

   Анна Васильевна принесла старый ящик из-под бутылок, застелила его газетами, все потеснились, и я сел. Рис, не дожидаясь персонального приглашения, примостился со мной рядом, поглядывая на стол.

   Безусловно, стол заслуживал того, чтобы на него смотреть. На клеенке, на обрывках оберточной бумаги была нарезана колбаса твердого копчения, буженина, красная рыба; стояли открытые банки консервов: шпроты, лосось, красная икра; лежали горки крупных оранжевых апельсинов, краснобоких яблок. Кроме того, Анна Васильевна поставила яства собственного приготовления: соленые огурцы в глубокой тарелке и помидоры в большой деревянной миске, прямо в рассоле, с дубовым и смородиновым листом; стояла тарелка с маринованными маслятами, в деревянном ковше топорщились белые соленые грузди; на уже знакомой нам сковороде вперемешку с прозрачными кусками сала дымилась, залитая толстым слоем яиц, нарезанная крупными кругами картошка; отдельно грудкой лежал крупный белый чеснок; на краешке стола, примостился пучок редиски с зеленой ботвой, еще не увядшей; видно, редиска была только что с грядки, даже еще поблескивала влажными боками после мытья…

   Но, конечно, затмевало все вокруг блюдо, стоявшее посередине стола. Это был целиком зажаренный поросенок. Он возлежал на фарфоровом блюде со сценками из жизни сытой, любящей соленую шутку Саксонии. Даже глубокому профану в вопросах фарфора было ясно, что это старинное и очень дорогое блюдо. Вряд ли это блюдо принадлежало Анне Васильевне или было позаимствовано у кого-то на кордоне. Скорее всего, его привезла с собой компания, восседавшая за столом, да и сомнительно, чтобы сам поросенок был запечен именно здесь. Слишком уж он со знанием дела был приготовлен. Со всех сторон покрыт равномерной румяной ломкой корочкой, нигде ни подпалинки, ни белого местечка.

   Здесь же поросенок был просто подогрет на сковороде, облит горячим жиром и в рот ему была вставлена ветка петрушки. На тонкий розовый, тоже румяный, хрустящий хвостик колечком кто-то из озорства привязал голубой бантик.

   Я осмотрел сидящих за столом. Все прибывшие были люди упитанные, солидные, сразу видно, что привыкли распоряжаться. Одного из сидевших за столом я знал. Это был заместитель по хозчасти Наум Захарович. Он примостился на краешке стола, рядом с худым, постоянно покашливающим человеком. Я почему-то сразу догадался, что это был тот самый больной егерь, про которого рассказывал фельдшер Айболит. Оба держались скромно, и чувствовалось, что в послужном списке из сидевших за этим столом они стояли в самом конце.

   – Я вам говорил про него, – скороговоркой произнес Наум Захарович, словно оправдывая мое присутствие за этим необыкновенным, ломящимся от яств столом. – Это известный тренер из министерства… министерства…

   – Сельского хозяйства! Ха-ха-ха! – загрохотал главный начальник с белесыми бровями. Все поддержали его смех.

   – Он негра тренировать будет, – продолжал Наум Захарович. – Я этого негра к культурно-массовой работе привлечь хочу.

   – Молодец! – одобрил Главный. – Так выпьем за международную дружбу и солидарность всех народов!

   Мне уже успели налить в стакан коньяку, положили в одну тарелку с Рисом на двоих закуску (Рис долго крепился, но потом принялся тихо ее уничтожать, однако не сводя глаз с поросенка).

   – Хороший тост! – одобрительно зашелестело по столу. – Василий Андреевич если уж скажет…

   Все выпили, задвигались, потянулись к закускам, застучали вилками, задвигали челюстями.

   Постепенно про нас с Рисом забыли, и разговор вернулся в прежнее русло, из которого его выбил наш приход.

   На рассвете затевалась большая охота. Василий Андреевич привез лицензии на отстрел пяти кабанов и трех лосей. Поскольку все прибывшие с Василием Андреевичем тоже желали принять участие в охоте не в качестве зрителей и егерь не мог сразу всех страховать, то охоту решено было провести в два приема: меньшая группа должна была уйти вскоре, прямо из-за стола, а бо?льшая – сначала отоспаться, опохмелиться и двинуться уже ближе к рассвету.

   Выяснилось, что лучшим стрелком из всех присутствующих был Василий Андреевич. На его счету было уже двадцать три кабана, восемнадцать лосей и один медведь. Медведя Василий Андреевич подстрелил в сильном подпитии в одном южном лесничестве, где они не водились. Василий Андреевич вышел на рассвете из избушки лесника по своим делам и вдруг увидел, что возле сарая чавкает и роется огромный медведь.

   Василий Андреевич не растерялся, тут же сбегал за ружьем и бабахнул в лесного зверя сразу из двух стволов.

   Потом выяснилось, что этим медведем оказался выбравшийся из-за изгороди теленок лесника.

   За столом дружно и громко смеялись, хотя наверняка уже слышали эту историю много раз. Я обратил внимание, что Рис перестал есть и внимательно слушает все разговоры вокруг. Мне это не понравилось. Я не люблю, когда мой сын перестает есть и начинает внимательно слушать разговоры взрослых. Значит, он собирается высказаться, изречь какую-нибудь истину, наставить на путь истинный.

   – Попробуй груздя, – посоветовал я. – Знаешь, какой вкусный. Больше ты такого нигде не попробуешь.

   Рис пропустил мои слова мимо ушей. Это было второй верной приметой, что он собирается высказаться.

   – Мне никакого егеря не надо! – громко разглагольствовал Василий Андреевич, выпив еще полстакана, предусмотрительно налитых ему соседом. – Пусть спит себе дома, а то всех зверей в лесу своим кашлем пораспугает. Ты что, простудился?

   – Нет, Василий Андреевич, – егерь слегка привстал. – Это у меня от природы.

   Главный поймал на вилку груздь.

   – Ты спи себе, мы сами управимся. И завхоз пусть спит. Мы сами дорогу найдем. Слышь, завхоз, как тебя…

   – Наум Захарович…

   – Наум, значит. Слышь, Наум, ты иди спи спокойно. Иди отдыхай. Сейчас тяпни еще пару раз и иди себе спи спокойно. Я один пойду. Возьму ружье. И нож. Я с ножом смотри как умею обращаться.

   Главный схватил лежащий на столе нож и запустил его в ближайшее дерево. Нож ударился о дерево и шлепнулся на землю. Анна Васильевна засеменила к дереву.

   – Не надо, слышь, Васильевна, я тебе свой охотничий подарю. Из нержавейки! Сила! Одним ударом сердце пробивает хоть кабану, хоть кому… Я один раз как полосну оленя по горлу, так голова напрочь!

   – Тихо! – вдруг закричал Рис срывающимся голосом. – Я запрещаю убивать животных!

   Василий Андреевич осекся на полуслове и медленно повернул свою массивную красивую голову в нашу сторону. Мне даже показалось, что в его глазах промелькнул испуг.

   – Что такое? – пробормотал он.

   – То! – продолжал кричать Рис. – За что вы убиваете кабанов и лосей? Что они вам сделали?

   – У нас лицензия, – сказал неуверенно Василий Андреевич, видно совсем забыв, что перед ним не охотинспекция, а ребенок.

   – Плевал я на ваши лицензии! Животных нельзя убивать просто так!

   Главный успел прийти в себя.

   – Смотрите, какой умный ребенок… Но ведь ты ешь мясо, и ешь потому, что зарезали свинью. А? Что ты на это скажешь?

   – То резать для еды, а то убивать, как в тире! – парировал Рис. – А вы убиваете, как в тире! Вы стреляете из винтовок, заставляете больного человека ходить с вами ночью по лесам! – показал Рис пальцем на егеря.

   – Больного? – растерялся Василий Андреевич.

   – Ну что вы… – Егерь кашлянул. – Мальчик шутит.

   – И потом вы убили человека. Его сожрали кабаны.

   – Ну хватит молоть чушь, мальчик. Ты очень нервный и впечатлительный ребенок. Не представляй меня этаким чудовищем, который только стреляет в животных. Это я так, между прочим, отдыхаю. А приехал я сюда совсем не за этим. Я приехал изучить возможность строительства трехэтажного жилого дома для ученых и клуба. Понял, мальчик?

   Главный поднял палец.

   – Трехэтажного дома для ученых и клуба! Вот что здесь скоро будет! Понял? И фильм можно будет посмотреть в культурных условиях, и негру в спокойной обстановке выступать. Не говоря уже об ученых, которые станут приезжать сюда и жить не по квартирам, а в приличных жилищно-бытовых условиях. Понял? Вот так, мальчик, сначала разберись, а потом бухай во все колокола. Многие подвержены этому пороку – сначала наорут, накричат, а потом ходят извиняются, скулят под дверью.

   – Но все-таки вы их будете сегодня убивать? – тихо спросил Рис.

   Василий Андреевич снова поднял вверх палец и сказал назидательно:

   – Не убивать, а отстреливать по лицензии. Это большая разница.

   Разговор, видно, уже надоел Главному.

   – Ты вот лучше молочного поросенка попробуй. Ты когда-нибудь ел молочного поросенка? Ну-ка, там кто-нибудь, отрежьте мальцу ножку!

   Один из сидевших поблизости гостей быстро и ловко – чувствовалось, что делает он это не первый раз, – открутил у поросенка заднюю ногу. Нежно-розовая, обливающаяся собственным соком, она пошла по рукам и легла на нашу тарелку.

   Рис взял ногу и внимательно ее осмотрел. Нога действительно была что надо, я невольно проглотил слюну. Как вдруг мой сын с криком: «Меня не купишь!» – запустил этой ногой в Главного.

   Надо сказать, что Рис умел прицельно метать различные предметы, в частности перегоревшие лампочки, и нога угодила прямо туда, куда и предназначалась, – в лоб Василию Андреевичу.

   – Ах, гаденыш! – вырвалось у Василия Андреевича. Очевидно, в таких ситуациях всегда вспоминается детство. Главный неожиданно быстро для своей комплекции вскочил на ноги и закричал: – Держи его!

   Но Риса уже и след простыл. Я вышел из-за стола и поспешил за сыном. Вдогонку мне понеслись возмущенные возгласы, крики: «Хулиган! Ну и дети пошли! Раньше розгами секли – оно лучше было!»

   Рис мчался во всю прыть, справедливо ожидая погони. Но никто за ним не гнался, и Рис остановился, уставившись на осколок стекла, который сиял всеми цветами радуги. Это был настоящий обломок радуги. Я тоже остановился возле осколка. Садилось солнце, то цепляясь за верхушки деревьев, то снова как бы приподнимаясь над лесом, словно скачущий по стадиону мяч, показанный в замедленной съемке, Видно, только что прошло стадо коров сотрудников заповедника, потому что в воздухе висело густое облако пыли, пахнущей молоком, свежим навозом, потной коровьей шерстью…

* * *

   – Ну что, Васильевна, подпишешь дом? – Наум Захарович пьяно обнял старушку за плечи. – Ведь обещала, а? Договор дороже денег.

   – Пусти, – Анна Васильевна отстранилась. – Раз обещала, подпишу.

   – Ну ладно, ладно – пошутил, – заместитель по хозчасти поцеловал хозяйку в щеку. – Я не такой живодер, как ты думаешь… Бери шприц и пользуйся на здоровье… В память былого, так сказать… Ух, и хороша ты была в девках, Васильевна… Ох, и хороша!

   – Отстань, люди же смотрят…

   – Эк удивила, «люди смотрят»… Теперь не будут смотреть, Васильевна, ничего интересного нет. А вот раньше было на что глянуть. В яблоневом саду… Помнишь? Помнишь, где я назначал тебе свидания… А сейчас… Посмотри, где теперь мы встречаемся, Васильевна. Извини… но такова жизнь… у туалета…

   Они стояли в тени дерева. Свет лампочки не доставал сюда. От стола доносились крики пирующей компании.

   – А все-таки скажи, Васильевна, для чего тебе шприц, а? Скажи, не бойся, – Наум Захарович икнул. – Ну ладно, не говори. Я все и так давно знаю… Наркотики ты изготовляешь, Васильевна… Ведьма старая… Замечал… Ночью… Тени вокруг твоего дома бродят… Замечал… А может, сама колешься, а, Васильевна?

   – Дурак ты, Наум…

   – Ладно. Не мое дело. Все мы грешны, Васильевна…

2

   – Сынок, а сынок, тебя к телефону. – Сзади неслышно подошла и тронула меня за локоть Анна Васильевна.

   – Меня? К телефону? – удивился я.

   – Ну да. У нас же есть телефон. Я тебе говорила.

   – Кто же может быть?

   – Уж чего не знаю, сынок, того не знаю. Просили тебя позвать. Трубка на столике у меня в комнате лежит. Как войдешь, сразу столик и стоит-то…

   Я торопливо прошел через двор к дому. Уже совсем стало темно. Похолодало. Ветра не было. Еще слегка розовое небо над лесом затягивалось тучами. Наверно, опять будет дождь…

   Во дворе, на столбе, что стоял возле стола, горела тусклая лампочка, освещая все вокруг колеблющимся неверным светом. Гости Анны Васильевны продолжали пиршество. Некоторые уже осоловели и вяло ковырялись в тарелках. Двое – Главный и заместитель по хозяйственной части Наум Захарович – плясали под фонарем гопака. Плясали они грузно, равнодушно, будто их кто-то заставлял.

   – Эй! – крикнули от стола. – Квартирант! Иди выпей!

   В доме было темно, но я не стал включать свет. Я открыл дверь комнаты Анны Васильевны и сразу увидел лежащую на столе черную трубку. Почему-то мне стало не по себе.

   Я поднял трубку. Она глухо гудела, словно я приник ухом к длинной, уходящей в землю трубе, которая вбирала в себя все шорохи, все звуки огромной глубины.

   – Алло, – сказал я. – Слушаю…

   Трубка молчала.

   – Я слушаю, – повторил я.

   Трубка продолжала молчать. Но я чувствовал, что на другом конце провода кто-то был, кто-то дышал…

   – Слушаю…

   Я был почти уверен, что слышу чье-то дыхание. Частое, взволнованное.

   – Я знаю, кто вы, – сказал я. – Вы Нина… Вы мне всегда звонили и молчали… Что же вы молчите? Ведь я догадался.

   Я не знаю, откуда у меня взялась уверенность, что звонила блондинка Нина.

   – Ну так что? Мне положить трубку?

   – Да… это я… – донесся издалека тихий голос, почти шепот. – Я всегда звонила вам… Когда у меня было тяжело на душе…

   – Что случилось? Откуда вы говорите?

   – Я звоню из телефонной будки на станции… Мы ждем электричку… У нас идет дождь… Вокруг пусто… По стеклу ползут капли и светятся… Они как жуки… У вас идет дождь?

   – Нет.

   – Значит, скоро будет… Я тут одна… Наши сидят в буфете и пьют пиво…

   – У вас тяжело на душе и поэтому вы позвонили?

   – Я вам кое-что должна сказать… Мы больше никогда не увидимся…

   – Но почему же?

   – Да… Не спорьте…

   – Я буду здесь целый месяц. Возможно, когда-нибудь на речке…

   – Нет, нет… Я больше никогда не приеду на это место. И звонить вам больше не буду. Все это глупо. Просто когда мне становилось особенно тошно, я хотела слышать ваш голос…

   – Вы можете звонить…

   – Нет. Нельзя же до бесконечности играть в эту детскую игру… Да и муж обещал бросить пить. Так-то он, когда трезвый, хороший человек. Водка на него сильно действует. Я остаюсь словно одна… не к кому прислониться… А тут еще воспоминание… Ведь мы знакомы…

   – Я узнал вас… Вы не пришли тогда на свидание…

   – Да. Вот как бывает в жизни… Сколько я проклинала себя… Потом. Я часто шла следом, когда вы гуляли с семьей, сидела на одной с вами скамейке, когда вы отдыхали… Я следила за вами. Я ездила туда, где вы соревновались… Только не задирайте нос. Это потому, что я всегда одна… Муж пьяный… и я одна… Наверно, приди я тогда к вам на свидание, Рис был бы сейчас нашим сыном… До свидания… Вернее, прощайте.

   – Подождите…

   – Вам что-то хочет сказать Володя.

   С полминуты в трубку кто-то хрипло дышал, потом икнул, и голос пьяного человека сказал:

   – Слышите… это я, Володька… архитектор… вы слушаете?

   – Да.

   – Я пьяный.

   В трубке опять икнули.

   – Я пьяный… Слышите… но я трезвый. Вы меня понимаете? Тело пьяное, а голова трезвая. Так бывает. Понимаете?

   – Понимаю.

   – Я вам хочу сказать… Я разорву свой проект того вонючего заводика… Приду завтра на работу… возьму у нашего главного чертежи… мол, на доработку… и разорву. Прямо на глазах… Пусть что хотят делают. Хоть выгоняют… Вы верите?

   – Верю.

   – Потом… Даже если меня выгонят, я все равно буду бороться… за эту речку до конца… Верите?

   – Да.

   – А почему?

   – Так надо…

   – Да. Вы правы. Так надо… Я вам скажу… Чего уж там… Вряд ли когда мы встретимся… Да и теперь все равно… Я люблю эту женщину… Любу… Жену Геннадия Васильевича. Она прекрасный, благородный человек… Такие редко встречаются… Она даже не догадывается… Ей просто некогда… Она ухаживает за ним… Когда он потерял сына… Вот… Вы слушаете?

   – Да.

   – Вот… Я ее здорово люблю… Да… Мысли немного путаются. Так вот… Она как одержимая за ним ухаживает. Хотя не любит… Я уверен, что не любит… Из чувства долга. Она считает своим долгом… Она устала. Вы слушаете?

   – Да.

   – Это только вам я говорю, потому что больше никогда вас не увижу. Вот… Вы слушаете?

   – Да.

   – Потому что вы никто. Для меня вы не существуете. Я словно сам с собой говорю… Словно с совестью… Сидите где-то далеко-далеко в темной комнате… У вас темно в комнате?

   – Да.

   – Вот видите… Я так и знал. Ну вот и все, что я вам хотел сказать… Извините, что отнял время… Здесь в будке крыша протекает…

   В трубке послышались частые гудки. Я немного послушал их, затем осторожно положил трубку на рычаг.

   С полчаса я просидел в темной комнате, ожидая почему-то, что телефон зазвонит снова, но он не звонил. Не знаю почему, но мне хотелось, чтобы снова раздался звонок и чтобы на той стороне было ожидающее молчание…

   Пришла Анна Васильевна, привела с собой Риса.

   – Поговорили? А чего ж вы сидите в потемках? Там дождь начинается. Мальцу спать пора…

* * *

   Рис заснул сразу, едва коснулся щекой подушки. Я подошел к окну и открыл его. Начинался тихий дождь. Он шелестел в иголках росшей у окна сосны, шуршал по крыше. За сосной чуть погромче звучала утрамбованная дорога, а за дорогой глухо ворчал, вздыхал потревоженный дождем уже заснувший лес. Зябко потянуло свежей, только что зародившейся, еще пронизанной дневным теплом и пылью сыростью…

   Где-то под дождем мчится сквозь ночь электричка, унося людей, каждого со своими думами, страхом, счастьем, ненавистью, любовью… Сгусток мысли, пронизывающий отдавшуюся дождю, равнодушную к нам природу…

   Несет свои темные воды маленькая речка, шуршат, склонив темные метелки, камыши, лепечет невнятно на том островке ветла. Еще, наверно, не поднялась трава на месте, где только что стояла палатка, сидели мы с Рисом, Люба… Как там сейчас неуютно…

   В сенях скрипнула половица… Я резко обернулся на посторонний звук, но все было тихо. Посапывал во сне Рис, сильнее, настойчивее шумел за окном дождь…

   Опять скрипнула половица… Не так, как скрипят по ночам рассохшиеся старые доски, а резко и тяжело, словно кто-то переступил с ноги на ногу…

   За дверью кто-то был.

   Мне вдруг стало, не знаю отчего, страшно. Я не закрылся на крючок, не повернул в замке ключ… Кто же это может быть?.. Что ему нужно?

   Я шагнул к двери и рывком распахнул ее.

   В темном коридоре стояла Анна Васильевна. В первый момент я не узнал ее. Даже в темноте было видно, что у нее черное лицо, тело все напряглось. Мне показалось, что у нее дрожат руки.

   – Что случилось? Почему вы здесь стоите? – Вопрос получился резким, почти грубым.

   Анна Васильевна молчала. Она как-то сразу сникла, стала жалкой. Мне сделалось стыдно.

   – Что случилось, Анна Васильевна? – спросил я мягко и дотронулся до ее плеча.

   – Сынок-то ваш заснул? – спросила моя хозяйка глухо.

   – Заснул… А что?

   – Под дождик сон-то крепкий…

   Я промолчал.

   – Хороший у вас сыночек… Устал он сегодня…

   – Вы плохо себя чувствуете?

   – Я? Нет…

   – Тогда идите спать.

   – Сейчас…

   Анна Васильевна сделала шаг, чтобы повернуться и уйти. Поворачивалась она медленно, страшно трудно, словно старый, заржавевший механизм.

   Я опять дотронулся до плеча хозяйки.

   – Все-таки что-то случилось?

   Анна Васильевна застыла на месте, словно только и ждала моего прикосновения.

   – Сынок… я сердцем чую… ты добрый человек… Помоги мне… Больше мне не к кому… Одна я на свете…

   – Пожалуйста, Анна Васильевна, что от меня требуется, я готов…

   – Тогда пойдем со мной, сынок…

   Анна Васильевна пошла вперед, привычно двигаясь в темноте, я двинулся за ней на ощупь, словно слепой.

   Мы вышли из длинного темного коридора на веранду. Она была слабо освещена настольной лампой под синим абажуром.

   За столом перед бутылкой коньяка сидели Главный и заместитель по хозчасти. Василий Андреевич был красен, несмотря на синюю лампу, и держал перед лицом Наума Захаровича огромный, синий от лампы кулак.

   – Вы у меня вот здесь! – говорил он. – Захочу – заказник из вас сделаю! Захочу – национальный парк. Захочу – парк отдыха и культуры!

   Наше появление прошло незамеченным. Анна Васильевна, а за ней и я пересекли веранду, вошли в большую темную комнату, где, очевидно, спали прибывшие гости, стоял мощный храп и пахло водочным перегаром.

   Анна Васильевна прошла в самый дальний угол, заскрежетал в замке ключ, и мы очутились в маленькой комнатке без окон. Я сразу почувствовал, что она маленькая, хотя было абсолютно темно.

   Анна Васильевна щелкнула выключателем. Под потолком зажглась голая, без абажура, тусклая лампочка, свисавшая на белом шнуре. Я догадался, что это была комната хозяйки. Небольшой стол в углу, там какое-то шитье, зеркало, коробка, очевидно, с иголками и нитками. Узкая железная кровать с ржавыми, когда-то никелированными шарами, застеленная простым, но белым, чистым одеялом.

   Две покрашенные светло-коричневой краской табуретки. Большой деревянный сундук. Больше в комнате ничего не было.

   Анна Васильевна, легко взявшись за ручку, отодвинула сундук в сторону. Затем она наклонилась и вынула из пола доску. Это была обыкновенная сосновая крашеная доска, какими обычно в добротных сельских домах застилают полы. Затем она подняла вторую и третью доски, и в полу открылась черная дыра.

   – Здесь у вас погреб? – спросил я.

   Хозяйка ничего не ответила Она подобрала юбку, присела на край дыры, свесила внутрь ноги, нащупала что-то, наверно, лестницу, и стала медленно спускаться, словно погружаться в черную прорубь. Некоторое время я слышал, как скрипит под ней лестница, потом перестала скрипеть, наступила тишина, легкий прыжок, опять тишина, щелчок выключателя.

   – Лезь сюда, сынок, – глухо донеслось из-под земли.

   Я нагнулся над чуть посветлевшим квадратом. Довольно глубоко внизу возле лестницы стояла Анна Васильевна и смотрела на меня. Свет лился снизу, и мне показалось, что она смотрит на меня пустыми глазницами.

   – Закрой дверь и выключи свет.

   Словно загипнотизированный этим пустым черным взглядом, я послушно накинул на петлю двери крючок, выключил свет и подошел к люку.

   – Осторожненько, не упади. Первая перекладинка шибко далеко…

   Почему-то не решаясь спускаться под пол спиной к Анне Васильевне, я опустил вниз ноги, оперся на руки и, мысленно прикинув расстояние до пола погреба, прыгнул…

   Я не ожидал, что пол здесь будет не земляным, а тоже из досок. Мой прыжок сотряс все помещение. Что-то сдвинулось со своего места, зазвенела посуда… Я приземлился не упруго, как рассчитывал, поэтому не удержался и упал на одно колено.

   – Ты бы по лесенке, сынок… – Хозяйка поддержала меня за локоть.

   – Ничего…

   Я машинально отряхнул брюки и только потом обнаружил, что пол блестит чистотой, словно его только что вымыли стиральным порошком. Это меня удивило. В погребах не бывает таких полов.

   Затем мой взгляд упал на противоположную стену. На чисто выбеленной стене висел в золоченой рамке портрет какого-то ученого. Портрет был старый, потрескавшийся, темный от времени. И ученый, на нем изображенный, был тоже старый-престарый, с седыми волосами и седой бородкой. Белое жабо облегало его шею, чуть провесившись на груди. Ученый сидел за столом, устало положив перед собой руки. Руки были выписаны особенно хорошо. С крупными синими венами, сильными пальцами, в желтых мозолях и узлах. Видно, это был какой-то средневековый ученый-практик, ученый-труженик. Глядел он пристально, чуть-чуть сощурившись, куда-то мимо зрителя, словно пытался рассмотреть что-то за его спиной.

   Это было так неожиданно: прыгать вниз, в погреб, ожидая упасть на песок, почувствовать запах подгнивающей капусты и соленых огурцов, и вдруг приземлиться на крашеный стерильный пол и встретиться с взглядом человека, смотрящего на тебя со старинного портрета.

   С трудом оторвавшись от портрета, я оглядел помещение.

   Оно было до того удивительным, что в первое время я стоял неподвижно, боясь пошевелиться.

   Это был не погреб, а очень просторная комната с высоким потолком, с которого свисала современная люстра, в дальнем углу стоял черный резной, старинной работы стол со старомодным стеклянным чернильным прибором, стопкой чистой бумаги и стопкой книг. Возле стола находилось тоже старинное кресло с высокой спинкой и подлокотниками. Дальше вдоль стены возвышались шкафы, битком набитые книгами. Многие из них тускло поблескивали золотыми корешками. На шкафах стояли чучела птиц и зверей: совы, зайца, бурундука, орла. Чучела были сделаны умелыми руками. Они стояли, скосив глаза вниз, словно разглядывая меня. Взгляд у них был неприязненным, почти враждебным.

   «А-а, прибыл наконец, – как будто говорили они. – Ну мы теперь тебе покажем…»

   Я поспешил перевести взгляд дальше и наткнулся на узкую железную, такую же, как у Анны Васильевны, кровать. Даже шары были похожими: ржавыми, с кое-где еще сохранившимся никелем. На кровати, накрывшись с головой одеялом (тоже как у Анны Васильевны), лежал человек. Он лежал неподвижно, наверно, спал…

   Я сразу почувствовал всю нелепость своего грохочущего прыжка.

   Возле кровати стоял небольшой столик, уставленный пузырьками, очевидно, с лекарствами. Графин, стакан, блокнот и шариковая ручка. Шариковая ручка лежала с выдвинутым стержнем – очевидно, человек писал перед тем, как заснуть.

   – Ты, сынок, прости меня, старую, – продолжала между тем Анна Васильевна. – Но мне больше не к кому обратиться… Родственников у меня здесь нет, знакомых хороших тоже… Не любят меня здесь… считают ведьмой, что ли… Может, потому, что я с травами да с ягодой дело имею… А ты, похоже, добрый человек… Вот я и подумала, может, ты поможешь…

   Говоря так, хозяйка медленно приближалась к кровати. Я со страхом следил за ней. Я чувствовал, что сейчас она сделает такое, после чего не сможешь вернуться назад в свою уютную, пахнущую хвоей и дождем комнату, лечь на чистую холодную простыню, расслабить уставшие за день мышцы и заснуть спокойно, без сновидений…

   Сейчас надо будет принять какое-то решение…

   «Остановитесь! Я уйду!» – хотел крикнуть я, но не успел.

   Анна Васильевна осторожно потянула с лица спящего одеяло.

   Под одеялом лежал мертвец. Я сразу понял, что это мертвец, хотя лицо у него было спокойным, как у спящего, и руки не были скрещены на груди, а лежали вдоль туловища.

   Но смерть успела сделать свое дело. Лицо человека выдавало это… Оно было слишком спокойным для спящего. Слишком хрупким, словно маска из парафина…

   – Кто это? – спросил я. Мой голос неожиданно громко прозвучал в этой подземной комнате.

   – Муж… – почти прошептала Анна Васильевна.

   – Муж? Разве у вас есть муж? – удивился я. Почему-то я даже и мысли не допускал, что у моей хозяйки может быть муж.

   – Да, муж… Он умер… Недавно… Вы разговаривали по телефону…

   – Отчего он умер? – спросил я, лишь бы что-либо спросить.

   – Не знаю… В последнее время все на сердце жаловался… Я ему уколы от сердца делала… В войну врачихе помогала, вот и научилась… А может, и не от сердца… Время пришло… Старенький он уже…

   – Почему же вы не вызвали врача? – удивился я и вдруг сам не знаю отчего понял, что этого вопроса задавать не следовало.

   Но Анна Васильевна с готовностью ответила:

   – Враг он, – сказала она грустно. – Чего уж теперь скрывать… Все одно… Враг он всем… был…

   – Чей враг?

   – Вообще… Незаконный…

   Хозяйка присела – на кровать в ногах мертвеца, я продолжал стоять.

   – Барин это… Молодой Барин, может, слыхали?

   – Барин? Какой барин? – пробормотал я и вдруг вспомнил: – Ах, Барин… Тот самый… Но ведь его убили… Не то немцы, не то партизаны… Легенда это…

   Анна Васильевна покачала головой:

   – Какая уж легенда, если мужем он был мне, сынок, все это время… И умер своей смертью… Час назад… Может, укол не успела ему вовремя сделать… Шприц разбился… Чугунок с водой на шприц упал – он и разбился… Пока другой достала… он в лес ушел, к деревьям своим подался… Никак прожить без них не мог… А может, и не в шприце дело… Земля позвала…

   – Ну, а с немцами было у него что-то? – не удержался я, чтобы не задать этот вопрос.

   Наверно, это был сейчас нетактичный вопрос, но я столько наслышался о Барине…

   – Длинная это история… – Анна Васильевна опять покачала головой. – Вам уж расскажу… Ему все равно теперь… А мне… Чует мое сердце, не заживусь долго… Что теперь мне одной на земле делать? К нему пойду… Да ты, сынок, садись… расскажу.

   Анна Васильевна пододвинула мне табуретку, стоявшую возле столика. Я присел. Хозяйка призадумалась.

   – Жизнь вроде большая прожита, – сказала она наконец, – а рассказывать и нечего… Тутошняя я… И родители здесь родились… Почитай, весь наш род на этой земле жил… Из всего рода я тут одна осталась. Кого куда судьба разметала… Да то другая история…

   Царскую власть еще помню… Мне восьмой годок шел, когда революция произошла… Старого Барина тоже захватила… Это он лес наш насадил… Раньше тут одна степь голая была… А потом и речка откуда взялась, и звери из других мест понабежали. Ну да небось читал в газетах… Все правильно пишут…

   У старого Барина семья была: жена да мальчонка, – молодой Барин, значит… Старый и мальчонку к лесу да зверью приучил тоже… Вместе сажали, вместе с ружьями на лошадях по лесу скакали – от лихих людей владения свои охраняли, значит.

   Потом революция, значит, произошла… Решили землю барскую поделить, а дом барский сжечь… Дом-то не очень богатый был, да и на самого Барина зла у людей особого не было, поскольку считали, что он не в своем уме, тогда таких божьими людьми называли… Ну да в других местах бар жгли, вот и наши решили… А еще тут много с соседних сел чужих понабежало – у старого-то Барина большое подземелье с вином было… Бутыли там разные, может, по сто лет им, бочки… Ну, а мужики, известно, до выпивки больно охочи…

   Мне тогда восьмой годок шел, я тоже со всеми побежала смотреть, как Барина жечь будут… Самого-то Барина не было… Не-то в Австрии, не то в Париже… За семенами, что ли, для леса поехал… Он по всем странам ездил, семена искал…

   Барыня да Алексей – молодой Барин – только и оставались. Ну… дом мужики жечь не стали… Зачем жечь добро? По домам вещи растащили, а погреб взломали… Вина там было ужас сколько…

   Во дворе пили-то они, мужики, возле погреба… Мальчонка-то, Барин молодой, за ружье схватился, так его связали вожжами… Ну, мужики перепились, а бабам жалко стало бар, развязали барчука, посадили на телегу с матерью – и на все четыре стороны…

   Потом-то уж мне Алексей, молодой Барин, рассказывал – к отцу они все пробивались… и через Сибирь, и через Крым, и через Мурманск, и через Украину… Да, видать, не судьба… домой вернулись… Это уж… дай бог памяти… в двадцать четвертом было… Через семь лет, значит… Молодому Барину тогда уж восемнадцатый годок шел… Вернулись тощие они, больные, голодные… как собаки. Ну наши мужики на них зла не таили… Подвал им, значит, в доме их бывшем отдали, хороший подвал, светлый, сухой… В самом доме уж тогда клуб был… Барчонка сторожем в лесе поставили, егерем, по-нынешнему…

   Тут, правда, ему дружок его бывший помог… Колька Каучуров… В детстве они дружили, хотя отец и не хотел, все гнал Кольку из своего дома… Да и понятно, что там крестьянскому пацану делать… Но они все равно голубей вместе гоняли, рыбачили, на лошадях скакали – известное дело, мальчишеское…

   Колька-то – он года на два постарше Алексея был – тогда уже, в двадцать четвертом, в комсомольских вожаках ходил… Ну и помог бывшему товарищу… Можно сказать, спас его… время тогда такое было… Враг все-таки, барин…

   Барыня, правда, умерла вскорости… В лесу ее похоронили… Еще и сейчас камень лежит в папоротнике…

   Анна Васильевна задумалась. Голова ее поникла, руки неподвижно лежали на коленях.

   – А потом что? – спросил я, испугавшись тишины, шедшей от покойника…

   – Потом? Потом… – Старушка подняла голову. – Уж больно хорош молодой Барин был… Плечистый, кудрявый, сильный… Девки все на него заглядывались. Но он ни с кем… Задумчивый все ходил, мрачный такой. Оденет ружье на плечо и пошел… И не стрелял никогда, не кричал, а все равно боялись его… Может, оттого, что чем старше становился, тем больше на отца походил… Идет навстречу – вылитый старый Барин. Мужикам, которые посовестливее, даже неловко как-то было… Снесли Алексею назад, что осталось еще из взятого: посуду там, одежду… Вот по праздникам оденет он отцовскую одежку: костюм черный, рубашку белую, краги… и идет по поселку… Ну, Барин старый, да и только…

   Но известное дело: сын за отца не ответчик…

   Да и Алексей к тому времени старался работать, Кольке Каучурову помогал. Тот по ученой части пошел… Какие-то деревья необыкновенные выращивал. Дуб какой-то необыкновенный… Чтобы зеленый зимой и летом был… Людям, мол, для красоты, снегозадержание больше получается, а листья зимой на корм скоту… В общем, кругом польза… Колька сажал, значит, а молодой Барин помогал ему, охранял… С душой оба работали… Большую посадку заложили по-над речкой… Да, видно, не очень у них получалось… Дубки-то те облетали каждую осень…

   Чего уж скрывать теперь… Любила я молодого Барина сильно… Так любила, что по ночам деревья те, что он понасажал, что его руки касались, целовала… Проберусь ночью, обниму саженец, прижмусь и целую его, будто милого…

   Но он, Барин-то молодой, женился вскоре… Цирк к нам приехал… Ну, он и женился на циркачке… Красивая, правда, была и гибкая, как лоза… Цирк уехал, а она осталась… Да разве, кто к нашей жизни не привык, выдержит долго?.. Лес, скука, зимой волки воют… И года не выдержала – убежала… Барин совсем нелюдом стал. Только и знает вокруг той посадки бродит… Одно, значит, у него осталось…

   А у меня… У меня тоже нескладна девичья жизнь сложилась. Чего скрывать… Был грех… Чего уж там… Не соблюла я себя. Парень молодой да хваткий был… На восемь лет моложе меня. Лесником при лесе нашем. Лес-то с самого начала научным сделали… Ну вот… Парень тот вроде бы лесником числился, а сам браконьерством промышлял… Рыбы наловит, зверя какого убьет, у него и хлеб, и деньги всегда были, несколько раз сватался, да я не шла. Противный он был, прыщастый какой-то, морда круглая, да и жестокий… Скот резал: свиней, овец, коров – кто попросит. «Резак» – тогда называли…

   Вот один год неурожайный выдался, уж не помню, какой… Все звери поразбежались, подохли, рыбу в речке повыловили, траву покосили… Лось один оставался, не трогали его, на развод берегли… А у нас много в семье малышни было… Посинели все, распухли… Вот он лося последнего и убил… Приволок и говорит: «Пойдешь за меня – отдам». Ну я не пошла, перед людьми стыдно было… а так… встречалась с ним тайно…

   Анна Васильевна опять замолчала.

   – И где он сейчас? Жив? – спросил я, опять лишь бы что-нибудь спросить.

   – Жив… Да вы его знаете… Это Наум… наш заместитель по хозяйственной части… Наум Захарович.

   – Вот оно что… – Я почему-то не удивился.

   – Да… Ну что было, то давно прошло… А дальше что?.. Перед самой войной Колька академиком стал. Не за те деревья, а за что-то другое. За травы там какие-то… А та посадка выросла, как обычная… Только на одном дубке зеленый листочек всю зиму трепыхался… Идешь по снегу и чудно как-то: дубки стоят черные, голые, и только один листочек зеленый бьется… Может, и случайно засох зеленый такой, но они, Колька-то академик с Барином, давай скорей с него желуди собирать да новую посадку закладывать… Перед самой войной, значит, было… Посадка-то уже подросла немного, когда наши стали уходить от немцев… С боями… За каждый бугорок цеплялись… У нас тут, сынок, большие бои были…

   Ну вот из-за посадки-то этой все и получилось. И Кольку-академика, и Барина в армию не взяли. У одного бронь была. Тот до последнего часа все на Урал имущество заповедника отправлял… А у другого во время охоты еще в тридцатом году дробью всю правую руку размозжило…

   Вот они с последней телегой уезжать стали, а тут фронт накатился. Наши блиндажи рыть… да прямо на той посадке… Что из дубка с зеленым листком посажена… Барин на них налетел, кричит: «Не смейте рыть!» – про ценность объясняет… И Колька-академик тут же… «Ройте, – говорит, – Другие после войны насадим…» Ну потом ссора у Кольки-академика с Барином вышла из-за этих дубков… Барин говорил мне после, что даже… драка была… Колька-то академик, мол, поскользнулся и головой об камень трахнулся да и помер… Барин его в речку сволок, чтоб на него не подумали… А может, и не так все было, кто теперь узнает… Той же ночью немцы пришли… Барин и спрятался у меня в доме, в погреб… Мне государство за хорошую службу домик построило… Не насовсем, конечно, а вроде бы как дом приезжих. Ученые у меня останавливались из области, из Москвы…

   Вот он пришел и говорит: «Спрячь меня, Аня… Не хочу я немцам служить… Я ни за тех, ни за этих, я за лес…» Он знал, что я любила его… Ну я и спрятала… Мы ночами подпол этот с ним вырыли… Тут он и жил… А когда наши пришли, боялся выйти из-за Кольки-академика.

   Анна Васильевна запнулась, пожевала тонкими серыми губами, точно раздумывая, говорить мне или нет, потом качнула головой и продолжала:

   – Тут такое дело, сынок… Наши-то думали, что он с немцами убег… Мол, к отцу убег… И не искали его… Если б искали, так давно нашли… Наум видел, как он Кольку-то к речке нес, Вот в чем дело, сынок…

   – А разве Наум не был на фронте?

   – У Наума-то как получилось… Лось его на третий год войны копытом в голову ударил… Вот его и не взяли в армию… Раненый вроде бы… А это где же видано, сынок, чтобы лоси лягались? Темная эта история… Ну да бог ему судья… Ну так вот Наум видел, как Барин Кольку-академика в речку волок… После войны и заявил. Ходили по домам, расспрашивали про Барина… Взяла грех на душу, сынок, сказала, что с немцами убег… Ну и перестали искать…

   Так и жил у меня под домом сколько лет… Книги читал, писал что-то… Книги я ему в городе покупала… Ученым настоящим стал, прямо как Колька-академик; ну, может, и не как Колька, но много книг прочел…

   В лесу он посадочку опять с дубками заложил… Желуди, где наши блиндажи рыли, нашел… Из желудей и заложил посадочку… Почти каждую ночь ходил туда, все поливал, ухаживал…

   Недоглядела я за ним сегодня. Не надо ему было ходить к своим дубкам… Уж больно плох был в последнее время… За шприцем к Науму побежала, глянь, а его уже нет… Ушел… Вернулся… белее снега… «Прощай, – говорит, – Аннушка… Извини, если что не так…» Лег и помер…

   Анна Васильевна на минуту замолкла, провела ладонью по сухим глазам.

   – Дите у меня должно было от него народиться… Так мы того… Чтобы уж его не выдавать… Знали все, что я ни с кем… Еще догадался бы кто… Сынок мог быть…

   Хозяйка замолчала. Я тоже не знал, что сказать. Странная жизнь, странная смерть…

   – Ты поможешь мне могилку вырыть, сынок? – спросила Анна Васильевна. – Он хотел, чтоб его в лесу похоронили, и место показал… Ты бы могилку утром вырыл, а я бы в сельсовет сходила, смерть заявить…

   – Хорошо, Анна Васильевна…

   Мы молча вылезли из подземелья. Гостей уже не было, веранду заливал лунный свет. Я пошел к себе в комнату.

   Рис сонно возился на кровати.

   – Пап, ты где так долго? – спросил он недовольно.

   – На улицу ходил. Ты почему не спишь?

   – Я заснул, а потом проснулся, а тебя нет… Вот и жду. Ты больше никуда не уйдешь?

   – Нет…

   – И завтра мы опять пойдем в лес?

   – Да.

   – Хорошо было, – сказал Рис, уже засыпая. – И лес, и речка, и дождь, и ежик… Только ты сказки не умеешь рассказывать… Глупая сказка какая-то…

   Рис еще шевельнулся и затих.

   Я разделся и лег на кровать. В окно уже тянуло предрассветной прохладой. Серый свет в окне забивал молоко луны. Из леса доносились предутренние шорохи: потягивание просыпавшихся деревьев, возня птиц…

   Вдруг раздались глухие выстрелы, лай собак… Началась охота.