Остров первой любви

Айрис Джоансен

Аннотация

   Отель «Санта-Флорес» будто создан, чтобы соединять любящие сердца. Его владелец, Стив Джейсон, опекун Дженни, влюблен в свою подопечную, но, все еще видя в ней маленькую девочку, сдерживает страсть, не ведая, что в сердце прелестной Дженни бушуют не менее пылкие желания.





Айрис ДЖОАНСЕН
ОСТРОВ ПЕРВОЙ ЛЮБВИ

1

   Он был самым красивым мужчиной из всех, которых она когда-либо видела. Он напоминал ей Аполлона, бога, сошедшего с Олимпа…

   Не замечая, что за ним наблюдают, он быстрым шагом направлялся к воде. Лучи восходящего солнца скользили по его загорелому мускулистому телу и играли бликами в густых золотисто-русых волосах. Весь его облик говорил о силе и неиссякаемой жизненной энергии. Ей казалось, свет, рассеявший утренний туман, исходит не от солнца, а от этого человека. Его лицо было так красиво, что захватывало дух: высокие скулы, четкая линия губ, твердый подбородок и синие, как море, глаза. В его облике все было идеально, все вызывало восхищение… Для Дженни он был само совершенство.

   Она сидела на песке, скрестив ноги, совсем позабыв о песочном замке, который строила. Вот уже несколько дней девочка наблюдала за ним. Каждое утро она приходила сюда чуть свет и с нетерпением ждала той минуты, когда он выйдет из отеля и спустится на пляж. Бросив на песок полотенце, он заходил в воду, и каждое его движение выдавало то наслаждение, которое он при этом испытывал. И тогда она сравнивала его не с богом Солнца, а с богом Моря.

   Дженни не осмеливалась заговорить с ним. Но она это сделает, она сегодня обязана удержать его от купания!

   – Не заходите в воду, – крикнула девочка.

   Мужчина резко обернулся на звук ее голоса. Нахмурившись, он обвел взглядом пустынный в этот утренний час пляж – он был рассержен: кто-то пытался помешать его купанию. Но сразу улыбнулся, как только увидел худенькую девочку, сидящую на песке.

   – Почему я не должен заходить в воду? – осведомился он, приподняв бровь.

   Дженни ответила не сразу. Она внезапно оробела под взглядом его синих глаз. Опустив голову, она уставилась на свой недостроенный песочный замок.

   Мужчина разглядывал ее с любопытством. Девочке было на вид лет девять, не больше. Она была маленькой, со смуглым скуластым лицом и длинными темными волосами, струящимися по спине. Девочка выглядела такой беззащитной…

   Когда она снова посмотрела на него, он невольно отметил про себя, что у нее на редкость красивые глаза – дымчато-серые, опушенные невероятно длинными ресницами, такими же темными, как и волосы; они казались огромными на ее маленьком личике. Взгляд девочки был не по годам серьезным, и ее голос тоже прозвучал совсем по-взрослому, когда она заговорила.

   – Сегодня нельзя купаться – там полным-полно ядовитых медуз, – сказала она, кивнув в сторону моря. – Они появились еще вчера вечером. Эсмеральда говорит, эти медузы очень опасны.

   Мужчина кивнул. С тех пор как он открыл несколько отелей на Багамских островах, он много слышал об этих обитателях моря. Жители маленького острова Санта-Флорес утверждали, что их яд губителен для человека. Он способен вызвать серьезные заболевания нервной системы и даже смерть.

   – В таком случае ты права – сегодня не стоит купаться, – согласился он. – Но кстати, кто такая эта всезнающая Эсмеральда?

   – Эсмеральда Хаскинс. Она работает горничной в отеле, – деловым тоном пояснила девочка, указав на высокое белое строение на противоположном конце пляжа. – Эсмеральда помолвлена с Джо Сен-Клером. Он здесь ловит рыбу.

   – Наверное, это Джо сообщил Эсмеральде о появлении ядовитых медуз? – предположил мужчина.

   Девочка кивнула и снова занялась строительством песочного замка, украшая его башенками. Казалось, это занятие полностью поглотило ее внимание. Кто ее родители? Почему они оставляют девочку без присмотра? Он уже видел ее на пляже раньше, она всегда была одна. Вероятно, ее родители – служащие отеля. Слишком уж бедно она одета для дочери кого-нибудь из отдыхающих – в голубые старенькие шорты и вылинявшую рубашку. Человек, которому по карману загорать на таком фешенебельном курорте, как Санта-Флорес, никогда не станет одевать свою дочь как оборванку.

   – По-моему, ты еще мала, чтобы приходить одна на пляж в такой ранний час, – обратился он к девочке.

   – Мне уже одиннадцать лет, – серьезно ответила она. – Я очень медленно расту, и потому кажусь маленькой.

   – Ты уверена, что твои родители не станут тебя искать?

   Девочка покачала головой.

   – Меня никто не будет искать, – сказала она и снова сосредоточила свое внимание на замке.

   Мужчина пожал плечами, решив, что продолжать расспросы нет никакого смысла – девочка показалась ему не слишком общительной. Но он обязательно выяснит, кто ее родители, и переговорит с ними, чтобы впредь не оставляли дочь без присмотра. Его самого удивляло, с чего он вдруг заинтересовался судьбой этого ребенка. Он никогда не питал нежности к детям, скорее они вызывали у него раздражение. Но в девочке было что-то не свойственное другим. Она держала себя очень независимо и казалась самостоятельной, словно с ранних лет свыклась с одиночеством и научилась полагаться только на саму себя… Наверное, родители не баловали ее вниманием.

   Он поднял с песка полотенце и уже собирался уйти, когда девочка снова заговорила с ним.

   – Вы работаете в отеле, сэр? – спросила она, устремив на него взгляд своих огромных дымчато-серых глаз.

   – В некотором смысле, да, – уклончиво ответил он, останавливаясь в нескольких шагах от нее. – Как ты об этом догадалась? Может, я просто приехал сюда на отдых?

   – Отдыхающие никогда не приходят на пляж рано утром. В таком отеле, как этот, где есть казино, они играют до самого рассвета, а потом спят до полудня, – со знанием дела ответила девочка.

   – А ты, однако, наблюдательна, – насмешливо проговорил он.

   И тут же поймал себя на том, что разговаривает с девочкой, как со взрослой. Но с детьми нельзя разговаривать иначе – любая фальшивая нота их может обидеть. Он почувствовал себя чуть ли не злодеем при мысли, что его слова могли обидеть это хрупкое беззащитное создание.

   Девочка внимательно посмотрела на него темными бездонными глазами. В ее взгляде был интерес, любопытство, но было в нем и что-то неуловимое. Ему вдруг захотелось понравиться девочке, и он улыбнулся ей.

   – Я забыл поблагодарить тебя за предостережение насчет медуз, – сказал он. – Вполне возможно, что ты спасла мне жизнь.

   Она оставила его слова без ответа. Он приблизился еще на шаг и наклонился к ней.

   – Меня зовут Стив Джейсон. Я считаю, что нам пора представиться друг другу?

   – Меня зовут Дженни, – тихо проговорила девочка. – Дженнифер Антония Кэшмэн.

   В течение долгой минуты она смотрела ему в глаза, как будто решая про себя, можно ли ему доверять, и наконец улыбнулась. Неожиданно Стив почувствовал, как облако нежности окутало его при виде этой открытой доверчивой улыбки.

   Улыбка преобразила ее серьезное, смуглое, как у цыганки, лицо – оно словно осветилось изнутри, стало удивительно приветливым.

   – Очень рада знакомству с вами, мистер Джейсон, – сказала она тоном благовоспитанной леди.

   Стив медлил – ему не хотелось оставлять ее одну на пустынном пляже.

   – Почему бы тебе не вернуться в отель вместе со мной? – предложил он. – Твои родители наверняка будут ждать тебя к завтраку.

   Она тряхнула головой и опустила глаза.

   – Нет-нет, спасибо, я побуду здесь еще немного.

   Стив начинал терять терпение.

   – Тогда ответь хотя бы, как зовут твоих родителей и где они сейчас. Чтобы они не волновались, я скажу, что ты на пляже.

   – В этом нет необходимости, мистер Джейсон.

   – Дженни, кто твои родители?

   Дженни подняла к нему глаза.

   – Моего отца зовут Генри Кэшмэн. Он сейчас в казино, – спокойно сказала она. Стив не понял ее.

   – Он – крупье?

   – Да нет же. – Дженни покачала головой. – Мой отец игрок. Он зарабатывает на жизнь, играя в карты и в рулетку.

   Внезапно она вскочила на ноги и бросилась бегом через пляж в сторону отеля, словно чего-то устыдившись. Стив смотрел ей вслед, пытаясь осмыслить то, что она сказала. Бедняжка была дочерью игрока… Он мог себе представить, какую жизнь ведет ее азартный папаша. Неудивительно, что Дженни предоставлена себе самой.

   Вздохнув, он перекинул через плечо полотенце и неторопливо направился к отелю.

* * *

   – Почему ты все время меня разглядываешь, маленькая леди? – с улыбкой осведомился Стив, усаживаясь на песок рядом с Дженни. – Может, я не такой, как другие люди?

   За последнюю неделю между ними возникло что-то вроде дружбы. Каждое утро Стив, выходя на пляж, встречал Дженни, с задумчивым видом сидящую на песке, занятую строительством очередного песочного замка. После купания, прежде чем вернуться в отель, он обычно проводил несколько минут рядом с ней, греясь в лучах утреннего солнца.

   В обществе девочки он отдыхал душой. Дженни всегда с интересом слушала его, что бы он ей ни рассказывал – а он разговаривал с ней на самые разные темы, иногда касаясь предметов, недоступных пониманию большинства детей. Но у Дженни был не детский ум, в этом он уже успел убедиться за время их бесед. В характере ее тоже не было ничего ребяческого. В ней была какая-то внутренняя сила, спокойствие. Стиву нравилась ее искренность, ее прямодушие. Если ей задавали какой-то вопрос, на который она не хотела отвечать, Дженни просто молчала, но никогда не лгала.

   Нередко он ловил на себе ее внимательный взгляд. Это немало удивляло Стива – он понятия не имел, чем мог быть интересен девочке. И однажды Стив спросил ее об этом.

   – Вы мне напоминаете одного мужчину, – ответила Дженни после минутного колебания.

   – Могу я спросить, кого?

   Она опустила голову, машинально перебирая пальцами песок.

   – Аполлона, – прошептала она и залилась краской смущения.

   Стив не смог удержаться от улыбки. Лицо Дженни стало пунцовым, и она обиженно прикусила губу. Он подавил улыбку, поняв, что его смех мог показаться девочке обидным.

   – Вы похожи на Аполлона, – повторила Дженни, поборов смущение. – Я заметила это в то утро, когда впервые увидела вас.

   Стива это сравнение не очень удивило. Он не был тщеславен, однако знал, что очень привлекателен.

   – Наверное, Аполлон – твой старый друг? – пошутил он.

   Дженни взглянула на него с укоризной. Его насмешливо-снисходительный тон не понравился ей – обычно он разговаривал с ней как с равной.

   – Аполлон – это статуя, да будет вам известно, – серьезно пояснила она. – Она находится в Ватикане. Я видела фотографию этой статуи в одной книге.

   – Ты читаешь книги по искусству? – удивился Стив. – Мне кажется, ты еще слишком мала, чтобы интересоваться такой серьезной литературой.

   – Я неверно выразилась. Это был путеводитель для туристов, – совсем по-взрослому уточнила Дженни. – Я собрала очень много таких путеводителей, когда была в Риме.

   Впервые за все это время она коснулась в разговоре своего прошлого – до этого Дженни ни словом не обмолвилась о том, где она была прежде, чем приехать на остров Санта-Флорес.

   – Ты бывала в Ватикане? – поинтересовался Стив.

   Дженни отрицательно покачала головой.

   – Нет, к сожалению. Но я изучила много путеводителей. Я обожаю смотреть их – там такие красивые снимки! Когда мы были в Афинах, я тоже собрала много разных брошюр. У меня есть брошюра с фотографиями Парфенона. Туристы часто оставляют такие брошюры в гостиничных номерах, когда выезжают. Ариадна всегда отдавала их мне, если находила во время уборки.

   – Ариадна? Наверное, так звали горничную в афинском отеле? – догадался Стив.

   – Да, – Дженни кивнула. – Ариадна Аристофас. Вам нравится это имя? Она очень красивая. Она собиралась выйти замуж за Деметриуса Пополуса и работала в отеле, чтобы заработать себе на приданое. Ариадна говорила, муж не будет ее уважать, если она придет к нему без приданого.

   Все было сказано серьезным, почти торжественным тоном. Стив невольно улыбнулся. Желая узнать побольше о прошлом Дженни, он спросил:

   – И где же ты еще побывала, кроме Афин?

   Она назвала ему с десяток европейских городов, не забыв похвастаться своей обширной коллекцией путеводителей. Стив присвистнул от удивления.

   – Оказывается, ты много путешествовала, Дженни, – заметил он.

   – Да, я много путешествовала, – рассеянно повторила девочка.

   Сейчас она мысленно листала путеводители. Лишь благодаря им ей удалось хоть что-то узнать о городах, в которых она побывала с отцом. Отцу было некогда показывать ей достопримечательности – она вообще не видела ничего, кроме аэропортов и отелей.

   – Больше всего мне понравился Лондон, – сказала она и на минуту задумалась. – Только я не понимаю, почему англичане так любят красный цвет. У них даже телефонные будки выкрашены в красный цвет, представляете?

   – Я как-то не задумывался над этим, хотя много раз бывал в Лондоне. Могу лишь сказать, там есть на что посмотреть.

   – Вообще-то я видела только Трафальгарскую площадь, – сказала Дженни, немного смутившись. – Мы проезжали мимо нее по пути в аэропорт. Остальное я знаю из путеводителей.

   Стив с трудом сдержал ругательство, адресованное отцу Дженни, этому шалопаю Генри Кэш-мэну. Движимый любопытством, он уже навел кое-какие справки о Кэшмэне. Насколько ему было известно, Генри Кэшмэн принадлежал к категории профессиональных игроков. Его единственным средством к существованию был выигрыш, причем далеко не всегда честный. Такие люди путешествуют по всему свету, словно в погоне за удачей, но им никогда не удается сколотить себе капитал – деньги достаются им легко и так же легко ускользают из их рук.

   Решив понаблюдать за Кэшмэном, Стив отметил, что тот одевался очень элегантно, как, впрочем, большинство завсегдатаев казино. Однако этот подонок не подумал о том, чтобы прилично одеть свою дочь. На Дженни всегда были одни и те же вылинявшие шорты и рубашка – он мог поспорить, что, кроме этих вещей, у нее нет ничего из одежды. Похоже, Кэшмэна ничуть не интересовало, сыта его дочь или нет. Дженни была такой маленькой и худенькой! А может, ей приходится голодать? От этой мысли Стиву становилось не по себе.

   Стив задавался вопросом, почему его так беспокоит неустроенность этой девочки. Никогда он не интересовался судьбой другого человека. Он – одиночка. У него никогда не было ни семьи, ни настоящего дома, не было друзей, не было любимой женщины. В том мире, в котором он существовал, под дружбой подразумевалась профессиональная поддержка, а любовь заменял секс.

   Стива устраивала такая жизнь. Ему нравилось, когда о нем говорили: «Стив – законченный эгоист». Почему же сейчас, черт возьми, он, как боец Армии спасения, печется об этом ребенке, о существовании которого понятия не имел еще пару недель назад.

   Тряхнув головой, он резко поднялся на ноги. Дженни удивленно взглянула на него.

   – Вы уже уходите? – разочарованно промолвила она.

   – Нет, я еще не ухожу. Просто мне захотелось поплавать.

   Стив понял, что ему надо немедленно нырнуть в холодную воду. В нем кипели противоречивые чувства: гнев на Кэшмэна, жалость и нежность к Дженни, желание оградить ее от превратностей судьбы, досада на себя самого за то, что он позволил ей завладеть его сердцем… Тяжелее всего было сознавать собственную беспомощность. Что он мог сделать для девочки? Да ничего. Скоро Кэшмэн увезет ее отсюда, и он даже не узнает, как сложится ее дальнейшая судьба.

   Стив подавил вздох и направился было к воде, но на полпути остановился.

   – Кстати, почему ты никогда не купаешься? – спросил он, поворачиваясь к Дженни.

   – Я не умею плавать, – ответила она.

   – Я научу тебя – это не так уж сложно. Завтра надень купальник.

   Дженни залилась краской стыда.

   – Я… у меня нет купальника, – пробормотала она, отводя взгляд.

   Стив тихо выругался. Черт побери, этот ублюдок Кэшмэн привез свою дочь на этот «остров в океане» и даже не купил ей купальник! Разбежавшись, он нырнул в прохладную воду.

   Дженни следила за ним взглядом, пока он плыл крупными, энергичными бросками, распространяя вокруг себя целое облако брызг. В глазах стоял вопрос, чем же она так рассердила Стива.

* * *

   Стив улыбался, глядя на хрупкую угловатую фигурку девочки, идущей перед ним. Они только что вышли из воды и направлялись туда, где лежали их полотенца. На Дженни был купленный им купальник. Вчера вечером, повинуясь необъяснимому порыву, Стив послал купальник с горничной в номер Кэшмэна. Весь вечер он злился на себя, думая, что поступает, как сентиментальный идиот, заботясь о чужом ребенке. Даже самому себе он не мог объяснить, что же с ним происходит. Однако сегодня утром, едва проснувшись, он поспешил на пляж, зная, что Дженни уже ждет его там. Они провели в воде около часа. Дженни оказалась на редкость способной ученицей и с невероятным упорством следовала его инструкциям.

   – Вытрись, маленькая русалка, – он бросил ей полотенце. – Ты действительно похожа на русалку, Дженни, только русалки, наверное, плавают лучше.

   Дженни улыбнулась, отбрасывая назад мокрые пряди волос. Ее лицо буквально светилось от счастья.

   – Я научусь плавать, как русалка, – заявила она.

   – Охотно верю, – отозвался он. Стив быстро вытерся и, расстелив на песке полотенце, сел. Дженни устроилась рядом с ним и принялась отжимать длинные темно-каштановые волосы.

   – Ты, кажется, выпачкалась, – сказал Стив, коснувшись ее плеча – на нем было темное пятно. – Дай-ка я вытру.

   Дженни резко отстранилась и обернулась полотенцем.

   – Нет-нет, не надо, – она старалась не смотреть ему в глаза. – Как вы думаете, сколько понадобится времени, чтобы научиться плавать так же хорошо, как вы? – осведомилась она неестественно звонким голосом.

   Стив, заподозрив неладное, протянул руку и сбросил полотенце с ее плеч.

   – О Боже! – воскликнул он, поняв, что темное пятно на ее плече – не что иное, как синяк. Он приподнял ее волосы: другое плечо тоже было в синяках. – Кто это сделал?

   Стив чувствовал, как гнев нарастает в нем. Он был готов убить подлеца, который ударил Дженни. Кажется, он уже успел смириться с тем, что этот мир жесток – ведь ему в свое время тоже пришлось достаточно натерпеться. Но сейчас, глядя на следы побоев на плечах этой девочки, Стив испытывал почти физическую боль.

   – Кто это сделал, Дженни? – повторил он вопрос.

   – Это не имеет значения, – прошептала она, глядя в сторону.

   – Нет, черт возьми, это имеет значение! Отвечай, Дженни. Кто-то тебя избил?

   Она молчала, упорно избегая его взгляда. Он заметил, что ее смуглое лицо побледнело. Стив пробормотал себе под нос самое пошлое ругательство, которое знал. Он не сомневался в том, что это сделал Генри Кэшмэн – кто же еще? Стив готов был придушить этого ублюдка, окажись он рядом.

   – Это сделал твой отец, Дженни? – Стив осторожно взял ее за подбородок и заглянул ей в лицо. – Пожалуйста, скажи мне всю правду. Я найду способ защитить тебя от отца, если он тебя бьет.

   Она на мгновение опустила глаза, потом ее длинные ресницы взметнулись вверх. Стив испугался, что она вот-вот заплачет, но ее глаза были совершенно сухими.

   – Я думаю, это больше не повторится, – спокойно сказала девочка. – Он никогда не бил меня раньше. Вчера он очень рассердился, когда вы прислали мне купальник – он подумал, что я сама попросила вас купить его мне.

   С этими словами Дженни поднялась на ноги и побежала прочь. Стив покачал головой, глядя, как ее маленькая фигурка в бирюзовом купальнике удаляется по направлению к отелю. Теперь он винил в случившемся себя самого. Не надо было ему вмешиваться в ее жизнь. Но ведь Дженни так нуждалась в заботе! Она отчаянно нуждалась в ком-то, кто смог бы дать ей немного ласки, тепла, хоть и не показывала этого.

   Стив не переставал удивляться себе. Он бы никогда не подумал, что способен испытывать такое сострадание к другому человеческому существу.

   Наверное, дело в том, что у него самого было нелегкое детство: сирота, он вырос в ^приюте в одной из трущоб в западной части Нью-Йорка. Его детство прошло без любви, без родительских ласк. Сейчас, когда Стив, пройдя через многочисленные трудности, разбогател и добился положения в обществе, он хотел одарить эту девочку всем тем, чего сам был лишен в детстве.

   Стив достал из нагрудного кармана рубашки сигареты и закурил. Он не мог объяснить даже себе самому, почему его так влекло к Дженни. Может, это были отцовские чувства – а может, просто чувства старшего брата к младшей сестренке, которая нуждается в его защите. Да, он хотел быть защитником Дженни, хотел защитить ее от жестокости окружающего мира и даже от Кэшмэна. В его привязанности к ней с самого начала было что-то особенное, почти мистическое: ему казалось, он с незапамятных времен ждал того дня, когда она появится в его жизни. Это его девочка! Дженни не нужна Кэшмэну.

   Если бы он только мог забрать ее! Вряд ли Дженни стала бы тосковать по такому отцу. Но суд никогда не позволит ему взять ее под свою опеку – у Дженни есть отец, даже если Кэшмэн недостоин называться отцом… Хотя кто знает, может, ему удастся доказать в суде, что Генри Кэшмэн не в состоянии заботиться о своей дочери.

   Он в последний раз затянулся сигаретой и раздавил окурок в песке. Все бы обстояло совсем иначе, если бы у Дженни были любящие, заботливые родители. Тогда он бы не посмел вмешиваться в ее жизнь. Но с таким отцом, как Кэшмэн… О нет, он не побоится затеять судебный процесс, чтобы вырвать бедную девочку из лап этого негодяя.

   Стив медленно встал, надел рубашку и поднял с песка полотенце. Возвращаясь в отель, он раздумывал над тем, что следует предпринять, чтобы заполучить Дженни. Конечно, это будет нелегко – но он никогда не останавливался перед лицом трудностей и всегда достигал намеченных целей. Теперь, когда он признался себе самому в том, что для него очень важно стать опекуном Дженни, иметь возможность заботиться о ней, он начнет действовать.

* * *

   – По заключению врача причиной смерти был сердечный приступ.

   Джо Магрудер, управляющий казино, только что сообщил своему боссу о смерти одного из постояльцев. Джо предстояло уладить все формальности. Стив лишь требовал, чтобы его ставили в известность обо всех происшествиях, имевших место в отеле.

   Услышав имя Генри Кэшмэна, Стив забросал Магрудера вопросами, желая узнать все подробности. Управляющий был немало удивлен: в том, что один из завсегдатаев казино скончался, не выдержав нервного напряжения, не было ничего из ряда вон выходящего. Это случалось время от времени. Вряд ли Стив был лично знаком с Кэшмэном. Стив редко заходил в казино, довольствуясь подробными отчетами, которые представлял ему Магрудер. А Кэшмэн проводил ббльшую часть своего времени за рулеткой.

   Магрудер искренне восхищался своим боссом. Он еще никогда не встречал такого энергичного и обаятельного человека, как Стив Джейсон. А подумать, чего ему удалось достичь к тридцати годам!

   Он построил несколько отелей на Багамах и намеревался расширить свой бизнес в Лас-Вегасе. Магрудер знал, что Стив прошел нелегкий путь, прежде чем выбиться в люди – он родился в одной из нью-йоркских трущоб, рано потерял родителей и вырос в сиротском приюте. Если принять во внимание все это, его сегодняшний успех был просто феноменален.

   – Я распоряжусь, чтобы тело переправили в магистратуру Нассау, – сказал Магрудер. – Вероятно, понадобится судебная экспертиза, чтобы выписать свидетельство о смерти. У этого человека британский паспорт и, насколько мне известно, он был профессиональным игроком. – Управляющий поморщился. – Кстати, он задолжал кое-какие деньги казино, но теперь, думаю, уже поздно говорить о его долгах. – Помолчав немного, он добавил:

   – У Кэшмэна есть дочь, девочка лет девяти. Она проживает вместе с ним в отеле.

   – Ей одиннадцать лет, – рассеянно поправил Стив.

   – Что-что?

   – Я сказал, дочери Кэшмэна одиннадцать лет. Теперь Магрудер не сомневался – Стив близко знаком с Кэшмэном.

   – Завтра же мы отправим девочку в Нассау, – продолжал он. – Власти Нассау определят ее в приют и свяжутся с родственниками Кэшмэна…

   – Нет! – Стив вдруг ударил ладонью по столу. Этот возглас невольно вырвался из самых глубин его существа, но он тут же взял себя в руки. Дженни отправят в приют? Этого нельзя допустить даже на время. Он знал по опыту, что из себя представляют приюты. Знать, что девочка попадет в такое место, не говоря о том, что будет жить там, было невыносимо.

   Только вчера он раздумывал над тем, как бы забрать Дженни к себе, возможно ли добиться опекунства, строил сложные планы… И вдруг все стало так просто! Кэшмэн умер. Дженни осталась сиротой, и теперь он распоряжается ее судьбой. Когда случается такое, поневоле уверуешь в судьбу.

   – Дженни Кэшмэн побудет здесь до тех пор, пока мы не разыщем ее родственников, – сказал он, не желая раскрывать свои планы. – Скажите служащим отеля, что она будет проживать в том же номере. Девочке сейчас лучше не оставаться одной, поэтому попросите Эсмеральду переселиться на время к ней.

   – Эсмеральду?

   Магрудер недоуменно смотрел на своего босса.

   – Эсмеральду… Хаскинс, кажется, одну из горничных, – нетерпеливо пояснил Стив, вставая из-за стола.

   – Девочка еще не знает о том, что случилось с ее отцом. Сказать ей об этом сейчас – или подождать до утра?

   Стив покачал головой.

   – Я сам скажу ей об этом. Это следует сделать немедленно. Распорядитесь, чтобы ее разбудили и привели сюда. – Когда Магрудер уже направился к двери, он добавил:

   – Продумайте, как это сделать, чтобы не напугать ее. Пошлите к ней кого-нибудь из горничных, ту же Эсмеральду, если она сейчас в отеле.

   Управляющий покинул кабинет Стива в недоумении. Почему Джейсон так заинтересован в судьбе ребенка какого-то игрока? Магрудер работал у Стива уже несколько лет и за эти годы успел хорошо узнать своего босса. Обязательный, на редкость обаятельный, Стив был прагматичным, расчетливым бизнесменом до мозга костей и в жизни руководствовался разумом, а не эмоциями. А теперь вдруг проникся состраданием к этой девочке, дочери Кэшмэна.

   Когда Дженни вошла в кабинет Стива в сопровождении горничной, на ней была ее обычная одежда – шорты и рубашка. Стив подумал, что ей, видимо, в самом деле больше нечего надеть. Он вдруг опять почувствовал прилив нежности, смешанной с жалостью. Заспанные глаза Дженни сразу же прояснились, как только она увидела Стива, и девочка радостно улыбнулась. Она ничуть не удивилась тому, что ее вытащили посреди ночи из постели – с таким отцом, как Генри Кэшмэн, наверное, это было для нее в порядке вещей.

   – Горничная сказала, вы хотели меня видеть, – Дженни шагнула к столу Стива, продолжая улыбаться. – Значит, вы – владелец отеля «Санта-Флорес», Стив?

   Он кивнул, раздумывая над тем, как бы сообщить ей о беде. Нужных слов он так и не подобрал.

   – Тебя удивляет то, что этот отель принадлежит мне? – осведомился Стив, заставив себя улыбнуться в ответ на ее улыбку.

   – Да нет, не очень. Я сразу поняла, что вы человек богатый и с определенным положением, что вы не просто служащий отеля, – рассудительно проговорила Дженни.

   При других обстоятельствах эти слова рассмешили бы Стива, но сейчас его мысли были сосредоточены на том, как сообщить Дженни о смерти ее отца. Решив, что нет никакого смысла медлить, он сказал:

   – У меня плохие новости для тебя, Дженни. Твой отец скончался сегодня ночью.

   Ее дымчато-серые глаза округлились, скуластое личико побледнело. Стив почувствовал укол совести. Еще несколько минут назад он радовался смерти Генри Кэшмэна. Но все то, что причиняло боль Дженни, причиняло боль и ему. Казалось, они чувствовали одной душой…

   Дженни медленно опустилась на стул.

   – Мне очень жаль, Дженни. Твой отец умер мгновенно – с ним случился сердечный приступ. Ему не пришлось страдать. Это должно немного утешить тебя.

   – Наверное, я должна плакать? – Голос Дженни звучал глухо – девочка словно оцепенела. – Он был моим отцом – значит, я должна плакать?

   Стив почувствовал, как какая-то невидимая рука сдавила ему горло. У Дженни был такой беспомощный вид!

   – Каждый человек переживает горе по-своему, – тихо сказал он. – Далеко не все изливают свою скорбь в слезах.

   Дженни подняла глаза. В ее взгляде было беспросветное отчаяние.

   – Он не любил меня, – сказала она. – Никогда. Я только путалась у него под ногами – он часто говорил мне это.

   Снова Стив почувствовал гнев к теперь уже умершему Генри Кэшмэну. Черт побери, этот тип был настоящим подонком! Сделав глубокий вдох, он попытался умерить свою ярость.

   – Какое-то время тебе придется пожить здесь, в отеле, пока мы не найдем кого-нибудь из твоих родственников. – Надеюсь, ты не будешь против? – обратился он к девочке.

   – Значит, вы не отошлете меня в приют?

   В ее дымчато-серых глазах засверкал огонек надежды. Теперь Стив понял, чти означало отчаяние в ее взгляде.

   – Нет-нет, что ты, – он ласково коснулся ее руки. – Я попрошу Эсмеральду заботиться о тебе. Никто не станет никуда тебя отсылать. – Понизив голос, он добавил:

   – Ты вольна распоряжаться своей судьбой, Дженни.

   – Я хочу остаться на острове Санта-Флорес, – сказала она, ни секунды не колеблясь. – С вами, Стив.

* * *

   Море в то утро было невероятно спокойным и дышало свежестью. Его зеркальная поверхность ловила солнечные лучи и отражала безмятежную синеву неба. Стив стоял у кромки воды, поджидая Дженни. Сегодня она почему-то запаздывала.

   Наконец она вышла из отеля и медленно направилась через пляж к нему. Когда Дженни приблизилась, Стив прищурил глаза, внимательно изучая ее лицо: определенно девочку что-то беспокоило. У него сразу же упало настроение. Прошло четыре месяца с тех пор, как Дженни появилась в его жизни. За это время он уже успел привыкнуть к тому, что каждое пережитое ею мгновение грусти отдается болезненным эхом в его собственной душе.

   Впрочем, Дженни почти всегда была весела. Что же так опечалило ее сегодня?

   – У тебя ушло минут десять на то, чтобы проделать этот путь, – сказал он с улыбкой, когда Дженни остановилась перед ним. – Обычно ты пролетаешь весь пляж за пару минут.

   – Я должна кое-что сказать тебе, Стив, – серьезно проговорила она, поднимая к нему лицо. Он недоуменно взглянул на нее.

   – Может, сначала искупаемся? – предложил он.

   Теперь Дженни плавала, как дельфин. Она обожала море, и вытащить ее из воды была задача не из легких.

   – Нет, давай сначала поговорим.

   – Это так важно?

   – Да.

   Стив сел на полотенце, разостланное на песке, и жестом пригласил ее сесть рядом.

   – Эсмеральда сказала, ты тратишь кучу денег на частных детективов, чтобы разыскать моих родственников, – быстро проговорила Дженни, не поднимая глаз.

   Стив заметил, что девочка очень бледна – наверное, она плохо спала в эту ночь.

   – Эсмеральда, как всегда, очень хорошо осведомлена. Наверное, эту новость тоже сообщил ей ее жених, рыболов Джо? – пошутил он.

   – Нет, она узнала об этом от твоей секретарши, – Дженни нервно переплетала пальцы обеих рук. – Зачем ты тратишь такие деньги, Стив?

   – Я могу себе это позволить, Дженни, – мягко сказал он.

   – Ты выбрасываешь деньги на ветер! – воскликнула девочка. Немного помолчав, продолжала более спокойным тоном:

   – Прости, Стив, что я не сказала тебе об этом раньше. Родственников, которые захотели бы взять меня к себе, не существует. Моя мама, как ты знаешь, умерла во время родов. Отец связался с ее родными, но они и слышать не хотели обо мне. Отец с превеликой радостью избавился бы от меня, если бы только мог – я путалась у него под ногами. Он сам говорил мне об этом.

   Стив шумно втянул в себя воздух.

   – Просто чудо, а не отец, – сказал он сквозь зубы. Чем больше он узнавал о Генри Кэшмэне, тем больше его ненавидел. Мир явно стал лучше без него.

   – Конечно, теперь ты будешь сердиться на меня, – тихо промолвила Дженни, не правильно истолковав гримасу гнева, исказившую его черты. – Ведь если бы я сказала об этом сразу, ты бы не стал тратить попусту деньги. Но я… мне хотелось побыть еще немного здесь, с тобой. Я боялась, что ты отошлешь меня в приют в Нассау, когда узнаешь, что искать моих родственников бесполезно.

   Стив проглотил комок в горле.

   – Послушай меня внимательно, Дженни. Еще два месяца назад я получил подробный отчет от детективного агентства, в котором мне сообщили, что разыскать твоих родственников не удалось. Честно говоря, меня это обрадовало.

   Дженни вопрошающе смотрела на него. Осторожно убрав с ее лба сбившуюся прядь волос, он продолжал:

   – Я хотел сделать так, чтобы ты привыкла ко мне, а уж потом посвятить тебя в свои планы. Но теперь, думаю, пришло время все тебе рассказать. Сразу же после смерти твоего отца я обратился в суд с просьбой сделать меня твоим опекуном. Надеюсь, ты не против.

   Взгляд Дженни был полон радостного удивления.

   – Но почему, Стив? – шепотом спросила она. – Почему ты решил стать моим опекуном?

   – Это трудно объяснить, Дженни. – Стив подавил вздох. – Я не могу объяснить даже себе самому, почему я так привязался к тебе. Быть может, дело в том, что у меня никогда не было семьи… Когда ты рядом, мне кажется, что она у меня есть. Ты – моя семья, понимаешь? – Его голос предательски дрогнул. – Я совершенно не умею обращаться с детьми, Дженни, и из меня никудышный отец. Я и пытаться не буду заменить тебе отца. Я стану твоим старшим братом или просто другом – как тебе нравится. Я хочу заботиться о тебе, хочу сделать твою жизнь счастливой… Черт, я никогда не умел выражать свои чувства словами – но я надеюсь, что ты меня поняла.

   Дженни смотрела на Стива повлажневшими глазами. За всю свою жизнь она не слышала таких чудесных слов.

   – Я тебя поняла, Стив, – сказала девочка едва слышно.

   – Я рад, что ты согласна стать моей подопечной. Потому что суд уже удовлетворил мою просьбу. Три недели назад меня сделали твоим опекуном.

   – Значит, все уже улажено? – Дженни улыбнулась. Стив еще никогда не видел такой счастливой, лучезарной улыбки. – Значит, теперь я стану твоей, Стив?

   «Станет моей». Ведь это самое заветное желание, именно к этому он стремился, чтобы Дженни безраздельно принадлежала ему. Он будет заботиться о ней лучше, чем кто бы то ни было, он сумеет сделать ее детство счастливым.

   Он взял ее маленькую руку в свои ладони.

   – Да, Дженни, – тихо сказал он. – Да, теперь ты моя. Мое сокровище.

2

   – Я бы хотела увидеть мистера Джейсона.

   Пэт Марчант посмотрела поверх очков на девочку, стоящую перед ней. Девочке было на вид лет четырнадцать. Она была одета в синюю юбку и куртку спортивного покроя – что-то вроде школьной формы. Длинные темные волосы девочки были завязаны на затылке голубой лентой, а на лице не было никакой косметики. Пэт отметила про себя, что у девочки на редкость красивые глаза – дымчато-серые, огромные, они были похожи на два горных озерца.

   – Боюсь, это невозможно, – вежливо проговорила она, не забыв улыбнуться юной посетительнице. – Мистера Джейсона нет на месте и не будет целый день. Если вы скажете, какое у вас к нему дело, я, быть может, смогу вам помочь.

   Секретарша решила, что девочка – представительница какой-то школьной организации, пришедшая к Стиву за пожертвованиями. От такого рода посетителей не было отбоя: к кому еще идти, как не к Стиву Джейсону, владельцу одного из самых крупных отелей в Лас-Вегасе.

   Дженни прикусила нижнюю губу, разочарованно глядя на секретаршу. Впрочем, она должна была знать заранее, что пробраться к Стиву будет не так-то легко – он человек занятой. Она вовсе не была уверена, что Стива действительно нет на месте. Секретарша разговаривала с ней очень мило, но, вероятно, ей было наказано не пропускать к Стиву всех подряд.

   – Пэт, я принес выручку из казино, – услышала она знакомый голос за спиной.

   Обернувшись, Дженни увидела Джо Магрудера.

   – Джо, как хорошо, что вы пришли! Я не знаю, что мне делать, – призналась она.

   Джо Магрудер взглянул на нее с удивлением.

   – Дженни? Что ты здесь делаешь? Ты ведь должна быть сейчас в Швейцарии, в школе. – В его карих глазах промелькнула тень подозрения. – Стив знает о том, что ты уехала из школы? – осведомился он.

   Дженни устало покачала головой.

   – Он об этом не знает. Я уехала от мадам Жюно вчера утром и прилетела в Лас-Вегас только сейчас.

   – Ты путешествовала одна? Могу себе представить, что скажет Стив, когда узнает об этом, – недовольно проговорил Джо.

   – О Господи, Джо, мне уже девятнадцать лет! – воскликнула Дженни. – Перестаньте обращаться со мной, как с маленькой.

   Джо быстро подсчитал в уме.

   – Да, в самом деле, – согласился он. – Но с виду ты совсем ребенок.

   – Я знаю, – вздохнула Дженни. – Так сказать, хорошо сохранилась… – Улыбнувшись, она заявила:

   – Но все-таки за последний год я заметно выросла.

   Джо окинул скептически взглядом ее хрупкую фигурку в синей школьной форме.

   – Я в самом деле выросла, – повторила Дженни. – И, уверяю вас, именно потому что я выгляжу моложе своих лет, мне не грозила никакая опасность, пока я летела сюда через океан. В основном я привлекала внимание пожилых леди, которые думали, что я нуждаюсь в их опеке.

   – Боюсь, мужчины тоже поглядывали в твою сторону, – негромко сказал Джо.

   Он внимательно разглядывал худое скуластое личико Дженни. Красавицей ее нельзя было назвать – однако в ее внешности было что-то такое, что притягивало взгляд. Такие девушки, как Дженни, пользуются успехом у мужского пола, отметил про себя Джо.

   – Я должна поговорить со Стивом, и как можно скорее, – сказала Дженни, тряхнув головой. – Где он сейчас?

   – Я этого не знаю, Дженни. – Джо повернулся к секретарше. – Стив говорил тебе, куда уехал, Пэт?

   – Мистер Джейсон поехал по делам в Сан-Франциско и вернется сегодня во второй половине Дня, – быстро ответила та.

   – Я лучше отведу тебя в его апартаменты, – Джо взял Дженни под локоть. – Где твои вещи?

   – Вот они.

   Дженни указала кивком на небольшую дорожную сумку, которую поставила на пол возле стола секретарши.

   – И все? – Джо недоуменно приподнял брови.

   – И все, – спокойно подтвердила Дженни, не объяснив, почему путешествует без багажа.

   Подняв с пола сумку, она перекинула ее через плечо.

   Джо протянул секретарше металлическую коробку с выручкой казино.

   – Когда Стив вернется, передай ему, чтобы он первым делом связался со мной, – попросил он. И добавил:

   – Не говори ему о приезде Дженни, Пэт. Я сам скажу ему об этом.

   Поддерживая Дженни под локоть, Джо поднялся с ней в лифте в пентхаус, в роскошные апартаменты Стива. Тем временем он задавался вопросом, почему вдруг девушка решила уехать из школы, даже не уведомив об этом Стива, и как тот прореагирует на ее внезапный приезд. Конечно, Джейсон не погладит ее по головке.

   Дженни с восхищением разглядывала отель, который назывался так же, как и тот остров, где восемь лет назад они встретились со Стивом. Все эти годы она находилась под опекой Джейсона, не испытывала нужды ни в чем – он словно задался целью защитить ее от агрессивности внешнего мира, сделать ее детство и юность счастливыми и беззаботными. Сейчас Дженни вспомнила о той девочке, какой она была при жизни своего отца. Она разъезжала вместе с ним по таким же отелям, как этот, оставалась целыми днями одна, иногда ей было даже нечего надеть… Да, она была беспризорным, одиноким ребенком. Но почему-то ей казалось, что тогда она была более независимой, более решительной и сильной духом. Стив избаловал ее, Стив сделал из нее изнеженную принцессу… Конечно, легкая жизнь нисколько не способствует воспитанию силы воли.

   – Почему Стив назвал этот отель «Санта-Флорес»? – спросила она, когда перед ними распахнулись дверцы лифта.

   Ее спутник пожал плечами.

   – Кто знает. Стив никогда не объясняет окружающим, почему он принимает то или иное решение. Я подозреваю, что он в глубине души – сентиментальный человек, хоть и не показывает этого. У Стива никогда не было своего дома. А с островом Санта-Флорес у него связаны какие-то дорогие ему воспоминания.

   Дженни задумчиво кивнула, входя в просторный холл.

   – Майка в это время дня обычно нет, – деловым тоном продолжал Магрудер. – Он, наверное, в бассейне. Любуется на девушек в бикини. Стив дал мне на всякий случай ключи от апартаментов.

   – Майк тоже здесь? – обрадовалась Дженни. – Я думала, он остался на Багамах.

   – Стив вызвал нас обоих сюда, как только открыл этот отель, – пояснил Магрудер. – Майк теперь его личный повар. – Он мягко подтолкнул Дженни в сторону кухни. – Пойдем, я приготовлю тебе сандвич. Ты, наверное, проголодалась с дороги.

   Дженни прошла вслед за Джо в большую ультрасовременную кухню с огромной электрической плитой, посудомоечной машиной и начищенными до блеска медными кастрюлями.

   – Майк должен чувствовать себя здесь, как в раю, – заметила она, оглядевшись.

   – Он действительно очень гордится этой кухней, – подтвердил Джо. – Майк здесь сам все спроектировал, сам выбрал нужное оборудование. – Он открыл дверцу холодильника. – Присядь, Дженни. Ты ведь устала.

   Дженни опустилась на один из хромированных стульев, обитых мягчайшей алой кожей, и с облегчением вздохнула. Присутствие Майка было ей на руку – они были давними друзьями, и Майк, конечно же, возьмет ее сторону, если Стив станет ругать ее за то, что она уехала из школы. На острове Санта-Флорес Майк Новачек был для Дженни чем-то вроде няньки. Она проводила целые дни на кухне, наблюдая, как Майк усердствует в кулинарном искусстве, и болтая с ним на различные темы. В то время как Стив вызывал у нее благоговейное восхищение, с Майком она чувствовала себя на равных и могла поверять ему все свои секреты.

   Восемь лет назад Майку было двадцать с небольшим. Раньше он был коком на каком-то судне. Стив сразу приметил рослого и сильного парня и взял его вышибалой в свое казино. Потом, узнав о его кулинарных способностях, он сделал Майка шеф-поваром в ресторане отеля, а по совместительству телохранителем Дженни. К тому времени Эсмеральда вышла замуж и поселилась на другом конце острова. Она больше не могла опекать девочку, а Майк сразу же проникся к Дженни симпатией.

   Стив не ошибся, доверив ему заботу о ней. Майк, жизнерадостный молодой человек, так и сыпал шутками. Он всегда умел рассмешить Дженни, когда она, бывало, грустила. Майк любил девушек, любил хорошую еду, обожал готовить. К Дженни он относился как к младшей сестренке. Стив, которому дела не позволяли уделять много времени девочке, чувствовал себя спокойно, оставляя ее с Майком. Но потом он все-таки надумал отправить Дженни в частную школу, в Швейцарию, решив, что девочка должна получить хорошее образование.

   Джо поставил перед Дженни тарелки с сандвичами, налил стакан холодного молока и сел за стол напротив нее.

   – Ешь, – сказал он.

   Дженни надкусила сандвич. Это был ее любимый сандвич с ветчиной и сыром, и он показался ей невероятно вкусным после еды, которой ее кормили в самолете.

   Джо терпеливо ждал, пока она ела. Лишь когда Дженни отодвинула от себя пустую тарелку, он заговорил.

   – А теперь, может, все-таки объяснишь, почему ты уехала от мадам Жюно? Я скорее сумею убедить Стива не отсылать тебя назад, если буду знать, в чем дело.

   – Мне уже девятнадцать лет, Джо, – спокойно ответила Дженни, допив молоко. – Я пробыла в школе мадам Жюно шесть лет! Могу себе представить, во что это обошлось Стиву. Стив никогда не жалел на меня денег, но теперь, когда я стала взрослой, я больше не собираюсь злоупотреблять его щедростью. Я хочу сама зарабатывать себе на жизнь. Я подыщу себе какую-нибудь работу.

   Выслушав это, Джо критически покачал головой.

   – Стив ни за что не позволит тебе работать. Даже не надейся.

   – Это мы еще посмотрим, – упрямо заявила Дженни.

   – Если тебе не нравится у мадам Жюно, Стив подыщет какую-нибудь другую школу. Он хочет, мечтает о том, чтобы ты получила хорошее образование.

   – Я знаю, – кивнула Дженни. – Он писал, что будущей осенью собирается отправить меня учиться в Париж. Но я не хочу, чтобы Стив платил еще четыре года за мое обучение. И вообще я больше не собираюсь жить на его деньги. Он и так был слишком щедр все эти годы.

   – Стив вовсе не считает это щедростью, – мягко возразил Джо. – Просто ему доставляет удовольствие заботиться о тебе. Думаю, дать тебе все то, чего он сам был лишен в юности, стало смыслом его жизни. – После минутной паузы Джо задумчиво добавил:

   – Вообще Стив – очень странный человек. Тогда, восемь лет назад, он всех удивил, став твоим опекуном. Стив всегда был одиночкой, ему не было дела ни до кого. Наверное, ты, Дженни, единственный человек, который дорог ему. Достаточно увидеть вас вместе, чтобы понять, как много ты для него значишь.

   – Джо, мы со Стивом не виделись почти два года! – выпалила Дженни. – И после этого вы говорите, что я ему дорога…

   – Он был очень занят в последнее время. Он работал днем и ночью, прежде чем открыть этот отель. У него не было никакой возможности встретиться с тобой.

   – Но отель, насколько мне известно, уже полгода как открылся, – сказала Дженни, глядя в сторону.

   – Дженни, ты не можешь упрекнуть Стива в том, что он не заботился о тебе!

   – Вы не правильно меня поняли, Джо. Я ни в коем случае не жалуюсь на Стива, – в голосе Дженни зазвенели слезы. – Да могу ли я жаловаться после всего того, что он для меня сделал? Он не жалел на меня денег, покупал мне дорогие вещи, каждый год мы куда-нибудь уезжали на каникулы. Благодаря ему я увидела столько замечательных мест…

   Она внезапно умолкла, борясь со слезами.

   – Тогда в чем же дело, Дженни? – спросил Джо, пытаясь заглянуть в ее глаза.

   – За эти годы я привыкла во всем зависеть от Стива. Я никогда не смогу отблагодарить его за щедрость, за все то, что он сделал для меня за эти годы. Попытайтесь понять меня, Джо: ведь я потеряю уважение к себе самой, если и впредь буду жить вот так.

   – Но Стив и не ждет от тебя ничего взамен, Дженни. Ему нужно лишь одно: чтобы ты была счастлива.

   – Я знаю, – Дженни грустно улыбнулась, справившись наконец со слезами. – Но я не могу пользоваться его великодушием. Теперь, когда я в состоянии сама зарабатывать себе на жизнь, я больше не позволю ему тратить на меня бешеные деньги.

   Сказав это, она поднялась из-за стола, сполоснула над раковиной тарелку и стакан и поставила их сушиться. Потом снова повернулась к Джо.

   – Я ведь могу рассчитывать на вашу помощь, не так ли? Пожалуйста, Джо, объясните Стиву: пришло время мне начать жить самостоятельно. Вас он, быть может, послушает.

   Джо подавил вздох.

   – Боюсь, что Стив не послушает меня, – пробормотал он, вставая. Подняв с пола сумку Дженни, он жестом пригласил ее следовать за ним. – Пойдем, я покажу тебе твою комнату.

   Комната для гостей, в которую провел ее Джо, поразила Дженни своим роскошным убранством. Она была отделана в синих и зеленых тонах – пушистый голубой ковер на полу, светло-зеленые обои и такого же цвета шторы, небесно-голубое покрывало на кровати. Кроме кровати здесь стояли изумрудно-зеленые бархатные кресла, низкий столик и огромный шкаф с зеркальными створками. В глубине спальни была дверь в туалетную комнату.

   – Почему бы тебе не прилечь и не вздремнуть пару часов? – сказал Джо, ставя ее сумку возле кровати. – У тебя усталый вид, а Стив все равно появится только к вечеру.

   – Я так и сделаю, – согласилась Дженни. – Спасибо за все, Джо.

   Когда Магрудер ушел, Дженни развязала ленту, стягивающую волосы, и устало провела рукой по длинным шелковистым волосам, которые тут же рассыпались по ее спине и плечам. Потом, расстегнув «молнию» дорожной сумки, извлекла оттуда старые голубые джинсы и розовую пляжную майку-топ. На дне сумки лежала фотография Стива, которую Дженни сразу же поставила на тумбочку у изголовья кровати.

   Этот снимок она сделала сама еще три года назад, когда Стив возил ее на каникулы в Индию. Стив стоял на палубе яхты. С улыбкой он смотрел прямо в объектив. Его густые золотисто-русые волосы были взлохмачены ветром, лицо было темным от загара. Фотография вышла не очень четкой, но она была дорога Дженни. Все эти три года фотография простояла на туалетном столике возле ее кровати в пансионе мадам Жюно. Дженни улыбнулась, вспомнив, с каким интересом подруги разглядывали фотографию Стива. Все, как одна, называли его на редкость привлекательным мужчиной и старались выпытать у Дженни, не влюблена ли она в своего опекуна. Всякий раз их вопросы заставляли ее заливаться краской смущения.

   Влюблена?.. Дженни грустно покачала головой. Нет, она не может допустить этого, ни в коем случае. Стив никогда не ответит на ее любовь. Для него она так и осталась ребенком, о котором нужно заботиться. Ничто не изменилось в их отношениях за эти годы – он всегда будет видеть в ней ту девочку, которую встретил на острове Санта-Флорес. Вряд ли когда-нибудь он посмотрит на нее иными глазами, вряд ли увидит в ней привлекательную женщину.

   С этой мыслью Дженни отправилась под душ. Она долго стояла с закрытыми глазами под теплой струей воды, задаваясь вопросом, как прореагирует Стив на ее внезапное появление. Ясное дело, он будет рассержен, когда узнает о ее планах относительно работы, но она обязательно настоит на своем.

   Обернувшись полотенцем, она высушила волосы феном, который нашла в ванной, и тщательно расчесала их. Много раз Дженни собиралась сделать стрижку, но все никак не решалась. А все-таки хорошо, что она не подстриглась, подумала Дженни, поворачиваясь перед зеркалом. Словно шаль блестящие шелковые волосы укрывали спину и плечи девушки – жаль отказываться от такой красоты.

   Конечно, ей не сравниться с теми женщинами, с которыми привык общаться Стив, с грустью подумала Дженни. Ни для кого не секрет, что Стив любвеобилен. Но то, что ни с одной из пассий его не связывали длительные отношения, внушало оптимизм. Дженни страдала в душе, если замечала, что Стив уделяет много внимания какой-то одной женщине. Это было, конечно, глупо, по-детски – кто она такая, чтобы ревновать Стива к его любовницам? Но она ничего не могла с собой поделать. Но все увлечения Стива проходили быстро, и ни одной женщине еще не удалось завладеть его сердцем. О том, что она занимает особое место в жизни Стива, Дженни знала. Но его чувства к ней были чувствами отца или старшего брата, он сам нередко говорил, что она – его семья. Он никогда не увидит в ней женщину, никогда не вспыхнет в его глазах огонь желания.

   Как бы Дженни ни старалась скрыть это даже от себя самой, ее чувства к Стиву уже не были только дружескими. Да, Стив был для нее самым любимым, самым близким человеком на этом свете. Но она выросла. Теперь она стремилась к совсем другим отношениям. Дженни тряхнула головой, стараясь изгнать эту безумную мысль. К чему лелеять пустые надежды? Стив, наверное, рассмеялся бы, если б узнал о ее тайных желаниях.

   Вернувшись в спальню, она отбросила с кровати покрывало и с удовольствием растянулась на свежих душистых простынях. Усталость сделала свое дело: через несколько минут Дженни погрузилась в глубокий сон.

   Когда Дженни проснулась, часы на тумбочке уже показывали семь – она проспала целых четыре часа! Наверное, Стив уже вернулся… Спрыгнув с постели, она принялась поспешно одеваться. Ей бы хотелось поговорить с Майком и заручиться его поддержкой, прежде чем она встретится со Стивом. Она натянула старенькие джинсы и топ, провела щеткой по растрепавшимся после сна волосам. Прежде чем выйти из комнаты, она остановилась на мгновение перед зеркалом и окинула критическим взглядом свое отражение. Вырез топа был глубоким, пожалуй, даже слишком. Но у нее не было с собой других вещей. Не надевать же ей школьную форму!

   Когда она вошла в кухню, Майк готовил ужин.

   – Майк!

   Дженни бросилась к нему, и он подхватил ее и сжал в крепком братском объятии.

   – Привет, малыш! Джо уже сказал мне, что ты приехала.

   – Ты совсем не изменился, Майк, – Дженни внимательно посмотрела на друга, когда тот опустил ее на пол.

   – Думаю, что я похорошел, Дженни, – ответил Майк, в свою очередь внимательно оглядывая ее.

   Майка никак нельзя было назвать красивым или даже привлекательным. Он прекрасно знал это и нередко подшучивал над своей внешностью. Громадного роста, с широченными плечами и грубыми чертами лица, он наводил страх одним только своим видом. Но открытая, всегда дружелюбная улыбка преображала его. Те, кто был знаком с Майком, знали, какой он замечательный парень. Майк Новачек был из тех людей, на которых можно положиться в любой ситуации.

   – А ты так и не выросла, Дюймовочка, – заметил Майк. – Хотя… – Его взгляд остановился на глубоком вырезе топа, и он улыбнулся. – Все-таки ты повзрослела, Дженни. Ты уже не ребенок.

   Дженни почувствовала, что краснеет.

   – Я так рада тебя видеть, Майк, – сказала она, поборов смущение. – Здесь лучше, чем на острове Санта-Флорес?

   – А кому может не понравиться в Лас-Вегасе? В этом городе столько красоток, что глаза разбегаются, – шутливо ответил Майк. – Работа нетрудная, и у меня масса свободного времени. А ты ведь знаешь, что я готов целыми днями смотреть на красивых девушек. – Повернувшись к плите, он быстро помешал что-то в кастрюле. – Лас-Вегас – город шоу-бизнеса, – продолжал он. – Здесь полным-полно всяких танцовщиц, певичек. Конечно, я не пользуюсь тем успехом у женщин, каким пользуется Стив. Но многие девушки рады знакомству со мной – они знают, что я работаю у Стива, и надеются через меня добраться до него.

   Дженни внезапно помрачнела.

   – Стив уже здесь? – наконец спросила она.

   – Да, он уже вернулся из Сан-Франциско. Пэт недавно позвонила и сказала, что он сейчас в офисе Джо Магрудера, а потом поднимется сюда. – Майк убрал с плиты кастрюлю и серьезно взглянул на Дженни. – Сомневаюсь, что Стив будет рад тому маленькому сюрпризу, который ты собираешься ему преподнести, – добавил он.

   Дженни подавила вздох. Она и сама прекрасно знала, что Стив будет сердит на нее за то, что она уехала из школы – не было никакой необходимости лишний раз напоминать ей об этом.

   – Ладно, будем надеяться, тебе не попадет, – Майк потрепал ее по щеке. – Ты ведь как-никак его сокровище, его маленькая принцесса.

   При этих словах Дженни улыбнулась.

   – Стив изменился за эти два года? – спросила она.

   – Ты имеешь в виду его характер?

   – Да.

   Майк на мгновение задумался.

   – Он стал более циничным, резким. Теперь он очень богат – намного богаче, чем был тогда, на острове Санта-Флорес. В его руках сосредоточена большая власть. А такие вещи, как деньги и власть, меняют характер человека. – Майк улыбнулся и наклонил голову, заглядывая ей в лицо. – Но можешь мне поверить, Дженни: во всем, что касается тебя, Стив нисколько не изменился.

   Во взгляде Дженни промелькнуло сомнение.

   – Как ты можешь это знать?

   – Как я могу это знать? – Майк с минуту колебался, словно решая что-то про себя. – Пойдем, Дженни, я покажу тебе кое-что, и ты сама поймешь, как ты дорога Стиву.

   Взяв Дженни за руку, он провел ее через холл и распахнул перед ней дверь одной из комнат.

   – Это спальня Стива, – объявил он.

   Дженни огляделась. Спальня была обставлена с той же роскошью, что и ее комната, только в несколько ином стиле. Ковер на полу был жемчужно-серым, и все убранство комнаты было выполнено в пастельных тонах. Ей бросилась в глаза огромная кровать, застланная черным бархатным покрывалом с серебряной бахромой.

   – Посмотри, – Майк развернул ее, взяв за плечи.

   В глазах Дженни застыло удивление, когда она увидела перед собой картину. Картина была написана талантливым художником – девочка, изображенная на ней, казалась живой… И этой девочкой была она.

   Девочка, поджав под себя ноги, сидела на песке и задумчиво смотрела на недостроенный песочный замок, а в нескольких шагах от нее синело море. Ее длинные темные волосы, слегка взлохмаченные ветром, струились вдоль смуглого скуластого лица и блестели в лучах утреннего солнца. У Дженни на мгновение перехватило дыхание: сходство было просто поразительным.

   – Боже, ведь это я! – в изумлении прошептала она. – Но кто мог написать мой портрет?

   – Картина была написана по фотографии, – пояснил Майк, с интересом наблюдая за ее реакцией. – Прошлой осенью Стив ездил по делам в Окленд и там случайно зашел в магазин, торгующий предметами искусства. Его сразу же поразила одна вещь: это был портрет рыбака, выполненный мастерски, так, что лицо человека казалось живым. Внизу значилось имя художника, Джоуэл Уайтинг. Владелец магазина помог Стиву разыскать этого Уайтинга, который оказался совсем еще молодым и безвестным художником. Он явно нуждался. Стив показал ему твой снимок, который сделал еще восемь лет назад на острове Санта-Флорес, и попросил написать с него портрет. Он пообещал, что не только хорошо заплатит Уайтингу, но и организует для него личную выставку в одной из самых престижных картинных галерей Южной Калифорнии. Представь себе, этот чудак вначале отказывался! – Майк неодобрительно покачал головой. – У парня, понимаешь ли, имелись какие-то принципы, он считал, что писать можно только с натуры, а копировать фотографию – это занятие, недостойное мастера. Но в конце концов Стиву удалось его уговорить. И, как видишь, получилось.

   – Да, действительно, это чудесная картина, – согласилась Дженни. Ее голос звучал глухо, а на глаза навернулись слезы. – Спасибо, Майк, что ты показал мне ее.

   Майк улыбнулся и похлопал ее по плечу.

   – Теперь, надеюсь, ты больше не сомневаешься в том, кто ты для Стива?

   Дженни медленно покачала головой, чувствуя, как горячая волна нежности нахлынула на нее.

   – Ну вот и хорошо, – удовлетворенно заключил Майк. – Я должен вернуться к своим обязанностям повара, Дженни. А ты пока пойди в гостиную и поставь на проигрыватель какую-нибудь пластинку – музыка поможет тебе успокоиться, – посоветовал он, заметив, что она все еще нервничает в ожидании прихода Стива.

   Дженни последовала его совету. Она выбрала пластинку Дебюсси. Подмяв под себя одну из подушек, свернулась калачиком на огромном диване. Музыка всегда действовала на нее умиротворяюще. Она закрыла глаза и затихла… Именно тогда она услышала знакомый голос, который прозвучал резко и сердито.

   – Дженни!

   Она вздрогнула и разомкнула веки. Стив стоял на пороге гостиной. Все такой же, каким она его помнила. Только его лицо было хмурым, как грозовая туча, что, однако, не помешало Дженни вскочить на ноги и броситься к нему.

   – Стив! – Она обвила руками его шею и спрятала лицо на его груди. – Я так соскучилась по тебе, Стив. Мы не виделись почти два года!

   Стив порывисто обнял Дженни и крепко прижал к себе – он тоже успел истосковаться по ней за это время. Но через несколько секунд он разжал объятия и, сощурившись, строго посмотрел на нее.

   – Почему ты уехала из школы, Дженни? – Его голос был строгим и холодным.

   – Неужели ты не рад меня видеть, Стив? – Дженни едва справилась со слезами.

   Стив вздохнул и после минутного колебания снова привлек ее к себе.

   – Ты прекрасно знаешь, что я рад тебя видеть, – прошептал он. Повысив голос, добавил:

   – Но это еще не означает, что ты можешь делать все, что тебе заблагорассудится. Не забывай, я твой опекун и ты должна меня слушаться. В конце концов, я ведь забочусь о твоем благе.

   – Да, Стив, я знаю, – прошептала Дженни, прижимаясь щекой к его груди и с наслаждением вдыхая такой знакомый запах, исходящий от него. – Конечно, ты заботишься о моем благе. Ты всегда заботился обо мне.

   Стив приподнял ее голову, осторожно взяв за подбородок.

   – Тогда скажи, кто тебе позволил так поступать?

   Дженни не ответила. Стив обнял ее за плечи и подвел к дивану. Когда они сели, он взял со столика сигареты и закурил. С минуту он курил молча, глядя на огонек сигареты, потом снова повернулся к ней. Его взгляд скользнул по ее лицу и остановился на глубоком вырезе ее пляжной майки.

   – О Боже, что это на тебе? – воскликнул он.

   Дженни опустила глаза, чувствуя, как краска приливает к щекам. Мягкий трикотаж обегал ее упругую грудь – сейчас она пожалела о том, что не надела бюстгальтер.

   – Откуда у тебя эта вещь? – осведомился Стив.

   – Ты сам купил мне ее в позапрошлом году, когда мы были в Афинах, – пробормотала она. – Разве ты не помнишь? – Помолчав, добавила:

   – Тогда топ был мне в самый раз, а теперь маловат, потому что я выросла за это время.

   – Маловат – это мягко сказано, – с ироничной улыбкой заметил Стив. – У меня такое ощущение, что он сейчас треснет по швам. Я бы посоветовал тебе надеть что-нибудь поприличней.

   – У меня с собой ничего нет.

   Стив недоуменно приподнял брови.

   – Ты приехала без багажа? Нет худа без добра. Завтра же отправишься обратно.

   Дженни вздохнула, призывая на помощь всю свою храбрость.

   – Но я не оставляла свои вещи у мадам Жюно, – тихо сказала она.

   – Где же они тогда?

   – Я… я все продала.

   – Продала?!

   Стив не верил собственным ушам.

   – Я устроила маленькую распродажу в нашем пансионе, – пояснила Дженни, заставив себя посмотреть ему в глаза. – У тебя замечательный вкус, Стив, и мои подруги это оценили. Они быстро раскупили всю мою одежду.

   – Но как тебе могло прийти в голову продавать своим школьным подругам вещи, которые я сам выбирал специально для тебя? – В голосе Стива слышалась обида.

   – У меня не было иного выхода, Стив. Мне нужны были деньги на билет в Лас-Вегас. – Дженни коснулась его руки. – Пожалуйста, не обижайся. Я все равно уже из всего выросла – ведь в последний раз ты покупал мне одежду два года назад.

   – То, что ты выросла, я уже заметил, – проговорил Стив, не сводя с нее внимательного взгляда. – А теперь будь добра, объясни, почему тебе вдруг вздумалось бросить учебу.

   – Джо уже что-то сказал тебе об этом?

   Стив кивнул.

   – Да. Только не рассчитывай, что я стану потворствовать твоим капризам. Ты вернешься к мадам Жюно немедленно, а осенью я пошлю тебя учиться в Париж.

   – Я больше не вернусь в школу, Стив, – Дженни серьезно покачала, головой. – И не поеду ни в какой колледж. Мне уже девятнадцать лет. Многие мои сверстницы сами зарабатывают себе на жизнь, и я тоже хочу найти работу. Я больше не позволю тебе содержать меня и тратить бешеные деньги на мое обучение.

   – Что это значит – не позволишь?! – взорвался Стив. – Я твой опекун и буду заботиться о твое и впредь. А насчет денег можешь не волноваться, у меня их предостаточно.

   – Пусть ты богат, Стив, но я больше не хочу пользоваться твоей щедростью, – упрямо возразила Дженни. – Я уже взрослая и могу сама заботиться о себе.

   – Взрослая? Но тебе всего лишь девятнадцать лет!

   Дженни серьезно посмотрела на него.

   – Я знаю, Стив, для тебя я всего лишь ребенок, – тихо сказала она и вдруг вспылила:

   – Многие девушки моего возраста работают и живут самостоятельно.

   Стив взглянул на нее из-под насупленных бровей.

   – И кем же ты собираешься работать, если не секрет? – не без иронии осведомился он.

   Дженни откинулась на спинку дивана и на мгновение задумалась.

   – Конечно, у меня нет никакой специальности, – со вздохом проговорила она. – В школе мадам Жюно девушек не учат ничему из того, что могло бы пригодиться в жизни. Я не умею даже печатать на машинке.

   – Что ж, ты сможешь получить профессию в колледже. Изберешь специальность, которая тебе по душе, и защитишь диплом. И если по окончании колледжа захочешь работать, я не стану противиться твоему желанию.

   – Я не собираюсь сидеть у тебя на шее еще целых четыре года, – решительным тоном заявила Дженни. – Я наймусь официанткой в какой-нибудь ресторан или бар, а вечером буду посещать курсы машинописи и стенографии. Через несколько месяцев я смогу работать секретаршей…

   – Официанткой? Секретаршей? – Стив не верил своим ушам. – Этого я не допущу, Дженни.

   – Все равно я найду себе работу, Стив, нравится тебе это или нет. Я больше не хочу жить за твой счет.

   – Дженни. – Стив протянул руку и погладил ее по волосам. Его голос стал мягким, почти ласковым. – Пожалуйста, выбрось из головы эти глупости. Представь себе, я так богат, что мне просто некуда девать деньги. А тебе вдруг вздумалось работать. Да это просто смешно! Послушай, Дженни, ты ведь прекрасно знаешь, что, кроме тебя, у меня больше нет никого на всем белом свете. О ком же мне еще заботиться, если не о тебе? Позволь поделиться с тобой богатством, дать хоть малую часть того, что у меня есть.

   – Ты уже и так дал мне очень много, Стив. Я всегда буду благодарна тебе за то, что ты для меня сделал, но злоупотреблять я…

   – Мне не нужна твоя благодарность, Дженни, – перебил он. – Мне нужно от тебя лишь одно: чтобы ты вела себя благоразумно.

   – То есть подчинялась во всем?

   – Да, Дженни, я хочу, чтобы ты слушалась меня, – твердо сказал Стив. – Но не потому, что мне хочется подчинить тебя своей воле. Поверь, я знаю, что так для тебя будет лучше.

   Дженни подалась вперед и положила руки ему на плечи.

   – Ты не всегда можешь знать, Стив, что лучше для меня. Пожалуйста, позволь на этот раз поступить так, как я считаю нужным, – сказала она, умоляюще заглядывая ему в глаза. – Попытайся меня понять, Стив. Я знаю, для тебя вполне естественно заботиться обо мне. Но я потеряю уважение к себе самой, если буду и впредь пользоваться твоей щедростью. Ты избаловал меня, ты дал мне все, чего только можно пожелать… Но иногда мне кажется, что в то время, когда мы еще не были знакомы, я была более независимой и сильной, чем сейчас.

   Стив долго смотрел на нее, не зная, что на это ответить, потом осторожно убрал ее руки со своих плеч и поднялся с дивана.

   – Пойдем ужинать, Дженни, – сказал он. – У нас еще будет время, чтобы вернуться к этому разговору.

   – Ты ведь не сердишься на меня, Стив? – спросила Дженни, когда он взял ее под локоть и повел в столовую.

   – Конечно, я сержусь на тебя, – ответил Стив, стараясь говорить строго. – Ты поступила глупо, уехав из школы. Что же касается твоих планов на будущее… – Заметив, что ее лицо омрачилось, он обнял ее и ласково погладил по волосам. – Если ты думаешь, Дженни, что мне очень хочется отправлять тебя в Швейцарию, ты ошибаешься. Ты самое дорогое, что у меня есть, и мне бы хотелось, чтобы ты всегда была рядом, – голос Стива предательски зазвенел. – Но я не хочу вести себя, как последний эгоист. Еще восемь лет назад я пообещал себе, что всегда буду думать в первую очередь о тебе, а не о своем собственном спокойствии.

   – А если я хочу остаться здесь, с тобой? – прошептала Дженни.

   Стив взял ее лицо в ладони и заглянул в ее огромные серые глаза, которые сейчас вспыхнули как-то странно.

   – Ты сама не знаешь, чего хочешь, – мягко сказал он. – Я старше тебя и лучше знаю жизнь. В любом случае в Лас-Вегасе тебе делать нечего. В ближайшие дни ты вернешься в Европу и продолжишь обучение.

   Дженни повернула голову и коснулась губами его ладони.

   – Я больше не ребенок, Стив, – тихо сказала она. – Раньше ты все решал за меня, но теперь, когда я выросла, позволь мне самой распоряжаться собственной судьбой.

   – Ты еще слишком мала для этого, Дженни.

   Стив и сам не знал, почему ему всякий раз становится больно при мысли о том, что рано или поздно ему придется отпустить Дженни, дать ей полную свободу действий. Тревога за нее смешивалась с другим, более эгоистичным чувством: он хотел всегда быть ее покровителем и защитником, хоть и знал, что наступит время, когда она перестанет нуждаться в его опеке. Дженни была неотделимой частью его жизни – частью его самого, быть может… Не желая, чтобы все это она прочла в его взгляде, он резко развернулся и решительно направился в столовую.

   Не желая испортить себе вечер, они больше не возвращались к этом разговору. Но всякий раз, поднимая глаза от тарелки, Дженни ловила на себе его внимательный взгляд – казалось, он обдумывает, как ему поступить с ней в сложившейся ситуации. Когда Майк подал кофе и удалился, Стив сказал:

   – Ну хорошо, подождем пару недель, Дженни. Ты давно не отдыхала. Давай устроим тебе каникулы. Сейчас я не стану принимать никаких решений, обсудим все снова, через две недели. Согласна?

   Дженни кивнула, глядя на него сияющими глазами. Похоже, Стиву действительно не хочется расставаться с ней, раз он не торопится отсылать ее назад в школу. А за эти две недели она обязательно найдет способ убедить его в том, что готова к самостоятельной жизни.

   – Не думай, Дженни, что ты победила, – сказал Стив, заметив торжествующий блеск в ее взгляде. – Я просто даю тебе маленькую отсрочку, потому что вижу, что ты действительно устала. Но я считаю, что тебе надо продолжить учебу, и менять свое мнение не собираюсь.

   Дженни ничего не сказала в ответ на это. Допив кофе, Стив продолжал:

   – А пока ты здесь, ты займешься пополнением своего гардероба. В отеле несколько бутиков, где можно найти все необходимое. Я предупрежу, чтобы твои покупки записали на мое имя.

   – Спасибо, Стив. Я верну тебе деньги, как только начну работать.

   Стив нахмурился.

   – Выбрось из головы эту чушь, Дженни, – процедил он сквозь зубы. – Я тебе это никогда не позволю. А что касается работы, то сейчас об этом не может быть и речи.

   – В таком случае, о моей новой одежде тоже не может быть и речи, – спокойно ответила Дженни. – В течение двух недель я буду носить вот это, – она дотронулась до розового топа. – Я не хочу тратить твои деньги.

   Стив выругался про себя, но сохранил самообладание. Упрямство Дженни не знало границ.

   – Ладно, это мы тоже обсудим через две недели, – сказал он, не желая больше вступать с ней в споры. – Но завтра же ты выберешь в магазинах отеля все необходимые предметы одежды – в противном случае этим займусь я. Я не допущу, чтобы ты одевалась, как оборванка.

   Дженни не сдержала торжествующей улыбки. Отбросив салфетку, Стив встал из-за стола.

   – Запомни, Дженни: то, что ты добилась двухнедельной отсрочки, ничего не значит, – в его голосе слышались стальные нотки. – А теперь мне пора идти. Увидимся завтра.

   – Ты занят сегодня вечером?

   Дженни почувствовала, как комок подступает к горлу. У Стива назначено свидание с какой-то женщиной, подумала она.

   – Да, я занят. Я ведь не мог знать, что ты приедешь, и назначил на сегодня кое-какие встречи, – холодно ответил Стив, направляясь к двери.

   Глядя ему вслед, Дженни думала, что, если бы она не вела себя так дерзко, он бы, наверное, отменил все встречи и остался с ней. Вполне возможно, что Стив наказывает ее за проявленное своеволие. Сейчас Дженни ругала себя. Ну зачем она весь вечер спорила с ним! Все равно эти споры ни к чему не привели – а теперь Стив ушел, чтобы провести время в обществе какой-то красотки. При этой мысли ей хотелось плакать.

3

   На следующее утро Дженни встала рано. Она была уверена, что встретит Стива за завтраком, однако, войдя в столовую, увидела, что стол накрыт только на одного человека. Значит, Стив уже позавтракал и ушел.

   Майк принес горячие ароматные тосты. Поймав ее вопрошающий огорченный взгляд, он объяснил:

   – Стив ушел примерно полчаса назад. Кажется, он пребывал в дурном расположении духа.

   Дженни вздохнула. Конечно, Стив все еще сердится. Он нарочно ушел пораньше, чтобы не столкнуться с ней за завтраком.

   – Можно, я позавтракаю с тобой на кухне? – спросила она у Майка. Ей не хотелось сидеть в столовой в одиночестве.

   Майк с минуту колебался прежде, чем ответить.

   – Нет, Дженни, Стив не одобрит этого. Одно дело когда ты была ребенком – но теперь ты взрослая, и ему может не понравиться, что ты ешь на кухне с прислугой.

   – Прислуга? – Дженни изумленно уставилась на Майка. В ее понимании он всегда был другом, старшим братом, но уж никак не слугой. – Но какая же ты прислуга, Майк! Ты – самый близкий мне человек, если не считать Стива.

   – Однако я работаю поваром у Стива, не забывай, – сказал Майк и снова скрылся на кухне.

   Через несколько минут он вернулся и поставил перед Дженни яичницу с ветчиной. Дженни поморщилась, глядя на еду – у нее вдруг пропал аппетит. Майк остановился возле ее стула и с любопытством взглянул на нее.

   – Ну и чем же закончился ваш вчерашний разговор? – поинтересовался он.

   – Да ничем, – Дженни налила себе апельсиновый сок из кувшина, стоящего посреди стола. – Мы решили обсудить все снова через две недели.

   Майк присвистнул.

   – О, ты добилась большего, чем я ожидал! Я, по правде сказать, был уверен, что Стив в самые ближайшие дни отошлет тебя в Швейцарию.

   – Я больше не вернусь в школу, Майк. Я хочу найти работу, чтобы остаться здесь. – Она надкусила хрустящий тост и на мгновение задумалась. – Ты бы не смог помочь мне в этом или, по крайней мере" посоветовать, куда я могу обратиться? Я ведь никого не знаю в Лас-Вегасе…

   Майк отрицательно покачал головой.

   – Пожалуйста, не впутывай меня в это дело, Дженни. Я очень дорожу своей работой, а Стив непременно уволит меня, если узнает, что я помогаю тебе в осуществлении плана, который он не одобряет.

   Дженни презрительно скривила губы.

   – Ты самый настоящий трус, Майк.

   – Хорошо, считай меня трусом, – согласился тот, ничуть не обидевшись. – Но прежде всего я должен быть лоялен по отношению к своему работодателю. Я Стиву многим обязан – если бы не он, я бы работал сейчас вышибалой где-нибудь в паршивом баре или коком на судне. Кстати, Стив оставил мне кое-какие инструкции касательно тебя. – Майк приготовился загибать пальцы. – Первое – он будет занят весь день, но к восьми вечера освободится, чтобы поужинать с тобой в «Комнате Идолов», это ресторан на первом этаже. Второе – ты немедленно, как только позавтракаешь, займешься своим гардеробом. Третье – когда у тебя будет во что переодеться, ты отдашь мне этот розовый топ, который на тебе сейчас, и я его сожгу.

   Дженни засмеялась и опустила глаза, оглядывая этот предмет одежды, который вчера вызвал такое резкое неодобрение Стива.

   – По-твоему, я действительно вульгарна в этом топе? – спросила она, совладав со смехом.

   Взгляд Майка остановился на ее груди, плотно обтянутой тонкой розовой материей.

   – Нет, только не вульгарно, – хмыкнув, ответил он. – Я бы сказал, что ты выглядишь очень соблазнительно. И я уверен, что Стив не имел бы ничего против такой формы одежды, надень ее любая другая девушка. Но на твой счет он мыслит несколько иначе. Для Стива ты – все та же маленькая девочка, которую он встретил восемь лет назад. А маленькая девочка не может выглядеть соблазнительно. Улавливаешь, что я хочу сказать? Дженни кивнула.

   – Но пройдет время, и я стану самостоятельной, независимой женщиной. Я не позволю ему считать себя маленькой девочкой. И Стиву придется смириться с этим.

   – Сомневаюсь, что когда-нибудь будет по-твоему, – сказал Майк, выходя из столовой.

   Глядя на дверь, закрывшуюся за ним, Дженни пожала плечами – Майк не верит в то, что ей удастся осуществить свои планы? Очень скоро он поймет, что она умеет быть сильной, когда это необходимо! Встав из-за стола, она взяла в спальне свою сумочку и вышла из номера.

   Дженни не торопилась делать покупки – у нее был впереди целый день. Сначала нужно изучить обстановку. Дженни не ожидала, что «Санта-Флорес», новый отель Стива, окажется столь роскошным. Здесь, видимо, могли останавливаться только состоятельные люди.

   Отель походил на маленький город: в нем было несколько дорогих бутиков, не меньше десятка ресторанов, бары, ночные клубы, спортзалы, бассейны и, конечно, казино. Несмотря на столь ранний час, казино не пустовало – люди, собравшиеся вокруг игорных столиков, делали ставки, возбужденно переговариваясь между собой. Все они были элегантно одеты, впрочем, так же, как и другие постояльцы отеля, попадающиеся на ее пути. Дженни подумала, что в джинсах и топе она, действительно кажется оборванкой среди всех этих элегантных людей. Конечно, она одета не безвкусно – ее потертые джинсы были не из дешевых и смотрелись стильно. Но джинсы и майка – это одежда простых девушек, у которых нет богатых родителей. Подопечная Стива Джейсона, владельца одного из самых крупных отелей в Лас-Вегасе, должна быть одета безукоризненно – в противном случае она своим внешним видом позорит его перед подчиненными и постояльцами отеля. Эта мысль заставила Дженни ускорить шаг, когда она увидела в противоположном конце коридора сверкающую витрину одного из магазинов одежды.

   Здесь можно было найти исключительно элегантные и очень дорогие вещи. Это она поняла сразу, как только вошла. Служащая магазина, поспешившая ей навстречу, словно сошла с обложки модного журнала: на ней был легкий брючный костюм светло-зеленого цвета и шелковая кремовая блузка. Волосы девушки были красиво уложены, на лице был тщательный макияж. Стив следит за тем, как выглядит персонал отеля, наверняка он придает этому большое значение, подумала Дженни.

   – Я могу вам чем-нибудь помочь, мисс? – вежливо осведомилась служащая, заметив, что Дженни нерешительно оглядывает вешалки и полки с одеждой.

   – Мне в самом деле понадобится ваша помощь, – призналась. Дженни. Улыбнувшись, представилась:

   – Я Дженни Кэшмэн. Я бы хотела обновить свой гардероб. Мне нужны самые разные вещи. Дело в том, что я недавно приехала из Швейцарии, к тому же совсем без багажа.

   – – Мистер Джейсон предупредил, что вы зайдете сегодня. – Голос продавщицы потеплел. Теперь она разговаривала с Дженни не как с обычной посетительницей. Еще бы: перед ней стояла очень богатая клиентка. – Меня зовут Дина Джеймс. Очень рада знакомству с вами, мисс Кэшмэн. Итак, с чего мы начнем?

   Они начали с белья, потом перешли к ночным рубашкам, пеньюарам и пижамам. За этим последовали элегантные платья разных цветов и фасонов, брючные костюмы, летние жакеты, юбки и блузки. Дженни уже хотела сказать, что с нее довольно, но мисс Джеймс, которая получила подробные указания от самого Стива Джейсона, подвела ее к полке со спортивной одеждой и купальными костюмами. Дженни выбрала несколько пар джинсов, два купальника и короткий махровый халат. Затем мисс Джеймс напомнила Дженни, что ей нужна обувь – сандалии, туфли на каблуке и без каблука, теннисные туфли.

   – А еще вам понадобится вечернее платье, – сказала мисс Джеймс под конец. – У меня есть на примете одно. По-моему, оно будет вам к лицу. Примерьте его.

   Когда Дженни вышла из примерочной, продавщица всплеснула руками.

   – Как вы хороши! – невольно вырвалось у нее. – Кажется, что это платье было сшито специально для вас.

   И в самом деле платье из дымчато-серого шифона удивительно соответствовало облику Дженни. Прозрачная ткань подчеркивала ее изысканную хрупкость, а цвет перекликался с цветом ее глаз. Длинная юбка позволяла различить стройные очертания ее ног, а тонкую талию подчеркивал серебристый атласный пояс. В вечернем платье Дженни казалась взрослее… в ее внешности даже появилось что-то соблазнительное.

   – Мне нравится, – улыбнулась Дженни, с удовольствием разглядывая себя в зеркале. Пальцы девушки играли складками ткани, она осязала прохладу струящегося шифона и наслаждалась этим.

   Мисс Джеймс улыбнулась.

   – Мы еще должны подобрать к нему туфли, – деловым тоном сказала она, помогая Дженни расстегнуть «молнию» на спине.

   Дженни вернулась в примерочную и переоделась в свои старые джинсы. Выйдя, она протянула продавщице шифоновое платье, чтобы та его упаковала. Мисс Джеймс уже выбрала для нее серебристые открытые туфли на высоком каблуке.

   – Я попрошу швейцара доставить все ваши вещи в апартаменты мистера Джейсона, – сказала она. Дженни кивнула.

   – Большое спасибо за помощь, мисс Джеймс.

   В эту минуту в магазин вошла новая посетительница, хорошенькая девушка с короткой стрижкой и большими орехово-карими глазами.

   – Какая красота! – воскликнула она, взглянув на ворох одежды на прилавке, потом на Дженни, стоящую перед ним. – Это всегда было моей самой заветной мечтой – войти в магазин и купить все, что мне нравится. Наверное, об этом мечтает каждая девушка. – Подойдя к Дженни, она приветливо улыбнулась ей и пред вставилась:

   – Меня зовут Кэрол Моррис, я приехала сюда из Лос-Анджелеса.

   – Дженни Кэшмэн, – в свою очередь представилась Дженни, улыбнувшись ей в ответ.

   Ей сразу же понравилась эта девушка, ее искренность и простота. Дженни окинула изучающе взглядом свою новую знакомую. Красивой Кэрол нельзя было назвать – у нее были не правильные черты лица и далеко не идеальная фигура. Но она была одета со вкусом, а ее светло-каштановые волосы были красиво подстрижены и падали густой блестящей челкой на лоб. У Кэрол была на редкость чистая, почти прозрачная кожа, а на ее щеках играл здоровый румянец. Похоже, они были ровесницы.

   – Значит, ты – подопечная Стива Джейсона? – с нескрываемым любопытством осведомилась Кэрол.

   – Да, Стив мой опекун, – подтвердила Дженни. – Ты знакома с ним?

   – К сожалению, я незнакома с ним лично, но видела его несколько раз, – Кэрол мечтательно улыбнулась. – Никогда в жизни не встречала такого привлекательного мужчины, как Стив Джейсон. Он буквально излучает обаяние. Тебе везет, что у тебя такой опекун.

   Дженни на мгновение отвела взгляд.

   – Мой брат, – продолжала Кэрол, – говорит, в Стиве столько обаяния, что хватило бы и на сотню мужчин. Надо собрать все это обаяние в пробирку и продавать по капле тем, кому его недостает. Он явно завидует ему.

   Слова девушки были всего лишь шуткой, но Дженни ответила на нее серьезно.

   – Обаяние невозможно продать или купить, – сказала она. – Вообще обаяние – это что-то, по-моему, врожденное. Оно заложено в генах человека. – О чем-то задумавшись, она через минуту поинтересовалась:

   – Ты приехала сюда вместе с братом?

   – Да, – Кэрол кивнула. – Моего брата зовут Скотт Моррис. Наверное, тебе знакомо это имя?

   Дженни удивленно взглянула на Кэрол.

   – Скотт Морис? По правде сказать, нет. Мне это имя ничего не говорит.

   – Мой брат известный футболист, он нападающий, – пояснила Кэрол. – Он нападающий в команде Лос-Анджелеса. О нем сейчас пишут все газеты – странно, что ты никогда не слышала о нем.

   – Я приехала сюда только вчера, а до этого я жила два года в Швейцарии, – извиняющимся тоном пояснила Дженни. – Я немного отстала от жизни…

   – В Швейцарии! – с энтузиазмом воскликнула Кэрол. – Знаешь, я уже давно мечтаю побывать в Европе. Родители обещали показать мне в будущем году Париж. Ты когда-нибудь была в Париже?

   – Да, три года назад. Я уверена, тебе там очень понравится.

   Кэрол взглянула на свои часики.

   – О Господи, я опаздываю! Мы с братом договорились позавтракать вместе, и он, наверное, уже заждался меня. Но мне бы хотелось еще встретиться с тобой, Дженни. Мы могли бы поболтать, ты расскажешь мне о Париже… Ты не против, если я как-нибудь позвоню тебе?

   – Я буду очень рада твоему звонку, Кэрол, – с улыбкой ответила Дженни. – Мне кажется, мы могли бы стать подругами.

   – Мне тоже так кажется.

   Махнув ей на прощание рукой, Кэрол поспешно вышла из магазина. Дженни тоже уже собралась уйти, когда вдруг вспомнила, что, кроме одежды, ей еще нужна косметика. В этом суперэлегантном магазине, кажется, было все, что только может понадобиться женщине. Прибавив к стопке одежды пакетик с косметикой, Дженни попрощалась с мисс Джеймс и еще раз поблагодарила ее за помощь.

   Поднявшись в апартаменты Стива, она обнаружила, что Майка там нет – наверное, он ушел загорать и любоваться девушками в бикини. Дженни приготовила себе сандвич и устроилась на кухне. К тому времени, когда она закончила есть, появились два служащих отеля, нагруженные коробками с одеждой и обувью.

   Дженни не стала сразу же развешивать в шкафу одежду – в конце концов, у нее еще будет на это время. День был жарким и ей не терпелось искупаться в бассейне. Найдя среди вещей купальник, короткий махровый халат и пляжные туфли, она быстро переоделась и спустилась вниз.

   Огромный овальный бассейн сразу же понравился ей. У воды стояли шезлонги, столики и стулья из белого пластика, а также яркие пляжные зонтики. В этот солнечный день здесь было много отдыхающих. Дженни сняла халат, оставив его на спинке шезлонга, сбросила туфли и направилась к воде. Она обожала нырять и плавать. Плавание стало ее самым любимым видом спорта после того лета, проведенного на острове Санта-Флорес. Стив оказался очень талантливым инструктором – впоследствии Дженни выиграла много призов на школьных соревнованиях как лучшая пловчиха и ныряльщица.

   Она взобралась на вышку, подошла к самому ее краю, сделала глубокий вдох и замерла перед прыжком. Дженни не видела то, что взгляды почти всех людей, собравшихся вокруг бассейна, устремлены на нее. Она стояла, вытянувшись в струнку и подняв руки, словно молясь какому-то языческому божеству. Стройная длинноногая фигурка в белом облегающем купальнике выделялась на фоне ярко-голубого неба. Это было эффектным зрелищем, и многие мужчины наблюдали за девушкой, не скрывая восхищения. Наконец, с силой оттолкнувшись, Дженни прыгнула вниз головой. Она вошла в воду плавно и бесшумно. Этот прыжок был достоин профессиональной ныряльщицы.

   Выныривая и отбрасывая рукой мокрые волосы, прилипшие к лицу, Дженни услышала шум аплодисментов. Только теперь она поняла, что стала центром всеобщего внимания. Это и смутило, и обрадовало девушку. Немного поплавав, она вышла из воды и вернулась к шезлонгу. Дженни отжимала волосы, когда кто-то вдруг бросил ей на колени полотенце.

   – Это шоу было для меня, не так ли? Если ты хотела завоевать мое внимание, то ты этого добилась. Я восхищен.

   Подняв глаза, Дженни увидела перед собой смуглого молодого человека. Темные глаза, обрамленные длинными ресницами, черные как смоль волнистые волосы и красиво очерченный чувственный рот. Он был высок и хорошо сложен. Его можно было назвать привлекательным, даже красивым.

   – Какое еще шоу? – недоуменно спросила Дженни.

   – Не притворяйся. Ты поняла, о чем я говорю.

   Незнакомец сверкнул белозубой улыбкой. В его глазах плясали озорные огоньки.

   – Я вас не понимаю! – В голосе девушки слышались нотки раздражения. – Я вижу вас впервые и вообще не знаю, кто вы такой. Почему вы решили, что я добиваюсь вашего внимания?

   – Послушай, красавица, шоу закончилось и нет больше никакого смысла притворяться. Ты добилась своего. Ты мне нравишься, и мне бы хотелось познакомиться с тобой поближе.

   Парень протянул руку и коснулся ее колена. Дженни вскочила на ноги, чуть не опрокинув шезлонг.

   – Да вы, наверное, сумасшедший! – закричала она. – Отстаньте от меня сейчас же, слышите?

   – Не надо переигрывать, – он взял ее руку, повернул ладонью вверх и положил на нее ключ. – Жди меня в номере. Я поднимусь через десять минут, – прошептал он, склонившись к ее уху.

   Этот тип – сексуальный маньяк. Теперь Дженни уже не сомневалась в этом. Ее раздражение сменилось гневом. День был испорчен. Все удовольствие, которое она получила от купания, куда-то испарилось. Да кто он такой? Он что, действительно, считает, что красивому парню достаточно поманить пальцем, чтобы любая девушка согласилась подняться в его номер?

   – Таких наглых бесстыдных людей нечасто встречаешь, – презрительно проговорила она. – Вы самая настоящая свинья…

   У нее перехватило дыхание от ярости при виде его дерзкой улыбки. Он стоял на краю бассейна с невозмутимой улыбкой и откровенно разглядывал Дженни. Казалось, он даже не слышал ее. Не долго думая, Дженни с силой толкнула его обеими руками в грудь. Потеряв равновесие, незнакомец упал в воду. Следом она выбросила туда же ключ, который он вложил ей в руку. Все еще дрожа от гнева, Дженни надела халат, сунула ноги в свои пляжные туфли и, развернувшись, направилась прочь. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как чья-то рука схватила ее за запястье.

   – Постой! Черт побери, я честное слово не хотел тебя обидеть.

   Что-то заставило Дженни обернуться. Его голос больше не звучал дерзко, тон был виноватым.

   – Если ты выслушаешь меня, я объясню тебе все, – парень провел рукой по мокрым волосам. – Пожалуйста, присядь на минутку. Клянусь, я больше не буду приставать к тебе.

   Дженни внимательно посмотрела на него – ей показалось, что он говорит искренне. Пожав плечами, она последовала за ним к столику под зонтом. Отодвинув для нее стул, незнакомец сел напротив.

   – Я – Джеф Броуди, – с расстановкой сказал он. – Теперь поняла, почему я был уверен, что ты хочешь добиться моего внимания?

   – Меня зовут Дженни Кэшмэн, – представилась Дженни, пропустив мимо ушей его последние слова, смысл которых от нее ускользнул.

   – Я – Джеф Броуди, – повторил молодой человек. – Только не говори, что ты никогда не слышала обо мне.

   Ничего не понимая, Дженни нахмурилась.

   – А что я должна была о вас слышать?

   Теперь настал его черед удивиться. Он был уверен, что ей должно быть знакомо его имя.

   – Я сейчас даю концерты в этом отеле, и у меня здесь масса поклонниц. Да и не только здесь. В последнее время успех сопутствует мне.

   – Вы – певец? – догадалась Дженни.

   – Популярный певец, – уточнил Джеф Броуди.

   – Что ж, я очень рада за вас, мистер Броуди, – с холодной вежливостью проговорила Дженни, поднимаясь со стула.

   – Постой, – он снова схватил ее за руку, заставив сесть. – Неужели ты действительно ничего не слышала обо мне?

   Дженни отрицательно покачала головой.

   – Похоже, что, если бы ты знала, что я – звезда эстрады, ты бы все равно спихнула меня в бассейн, не так ли? – с улыбкой осведомился Джеф.

   – Вы догадливы, мистер Броуди, – съязвила Дженни. – И если вы сейчас же не отпустите мою руку, то можете снова очутиться в воде.

   Джеф Броуди быстро убрал руку.

   – Только, пожалуйста, не уходи. Выслушай все до конца, – мягко сказал он. Его темные глаза смотрели на Дженни с нескрываемым восхищением. – Не может быть, что ты никогда не слышала обо мне, ведь я на самом деле очень известен. Меня знают не только в Лас-Вегасе, но и во всей Америке. За три последних года я записал несколько дисков. Я много езжу с гастролями. У меня толпы поклонниц, Дженни. Не думай, что я хвастаю. Поклонницы не дают мне прохода – дежурят у двери артистической уборной после концерта, пытаются пробраться в мой гостиничный номер. Иногда избавиться от них бывает довольно трудно.

   Теперь Дженни слушала его с интересом, не скрывая удивления. Поняв, что ему наконец-то удалось завладеть вниманием девушки, Джеф Броуди поспешил продолжить:

   – Когда ты прыгнула с вышки, я подумал: она это сделала для меня. Прости мое тщеславие, Дженни, но я привык к тому, что девушки из кожи лезут вон, лишь бы я только посмотрел в их сторону. Я ни на секунду не усомнился в том, что ты тоже относишься к числу моих поклонниц – потому и подошел к тебе… Конечно, я повел себя, как скотина. Но откуда мне было знать, что ты не такая, как все эти девицы, которые сами липнут ко мне. Пожалуйста, прости меня, Дженни.

   Он подался вперед, положив локти на стол, и заглянул ей в глаза. Искреннее огорчение, более того, раскаяние в его взгляде заставило Дженни улыбнуться.

   – Наверное, этот эпизод должен польстить мне, – шутливо заметила она. – Подумать только: популярный певец Джеф Броуди, у которого толпы поклонниц, остановил свой выбор на мне!

   – Вот именно, – серьезно отозвался Джеф. – Я никогда не даю своим поклонницам ключи от моего номера, но для тебя сделал исключение. Этим прыжком ты сразила меня наповал – но не только… Я сразу обратил на тебя внимание, как только ты поднялась на вышку. Я подумал, кто эта девушка, почему я ее здесь не видел раньше.

   – Потому, что я не являюсь вашей поклонницей.

   – А жаль, – заметил он.

   Дженни подумала, что этот парень ей чем-то симпатичен. Конечно, он избалован: слава, успех, поклонницы – но разве он в этом виноват?

   – Как вам удалось добиться такой популярности?

   Джеф небрежно пожал плечами.

   – Кумира творят публика и пресса, – просто ответил он. – Кстати, в течение ближайших двух недель я буду выступать в этом отеле, в «Комнате Идолов», а потом у меня начнутся гастроли в Европе. Приходи послушать меня в один из ближайших вечеров, я буду очень рад.

   – Сегодня вечером я ужинаю вместе с моим опекуном в «Комнате Идолов». Вы будете петь сегодня?

   – Да, – Джеф кивнул и улыбнулся. Дженни отметила про себя, что у него на редкость обаятельная улыбка. – Я надеюсь, что после концерта ты не откажешься потанцевать со мной, – добавил он.

   – С удовольствием.

   Джеф с облегчением вздохнул и откинулся на спинку стула.

   – Значит, ты простила меня. А я-то думал, что безнадежно все испортил, когда предложил тебе подняться в мой номер. Знаешь, мне бы хотелось понравиться такой девушке, как ты.

   – Не понимаю, почему для вас так важно сохранить хорошие отношения со мной. Ведь мы с вами едва знакомы.

   Джеф внимательно взглянул на нее.

   – Ты не такая, как те девушки, которых я знаю, – тихо проговорил он. – Ты не просто красивая девушка, Дженни Кэшмэн. Красивых девушек много, а в тебе есть что-то такое, что заставляет человека тянуться к тебе, искать твоей дружбы.

   Дженни почувствовала, что краснеет под его восхищенным взглядом.

   – Ты покраснела! – воскликнул Джеф. – Еще не перевелись девушки, которые краснеют. В наше время девушка, которая способна покраснеть, – это такая же редкость, как девственница.

   При этих словах лицо Дженни сделалось пунцовым. Джеф присвистнул, изумленно глядя на нее.

   – Не может быть, – прошептал он. – Неужели ты из…

   Дженни поспешно встала.

   – Мне пора, мистер Броуди, – сказала она, спеша положить конец этому разговору.

   – Ради всего святого, перестань называть меня мистером Броуди! – взмолился он, тоже поднимаясь со стула. – Просто Джеф, хорошо? С друзьями не разговаривают в официальном тоне – а я надеюсь стать твоим другом, несмотря на это глупое недоразумение. И ведь я пообещал, Дженни, что больше не стану позволять себе вольностей с тобой. Ты мне не веришь?

   – Я тебе верю, Джеф. Он улыбнулся ей.

   – Значит, я увижу тебя сегодня вечером, Дженни? Могу я рассчитывать на танец?

   Дженни кивнула. Она все еще была немного смущена.

   – До вечера, Джеф. Мне пора идти.

   Джеф смотрел ей вслед, пока она не скрылась за стеклянными дверями отеля.

* * *

   Всю вторую половину дня Дженни разбирала покупки и наводила порядок в своей комнате. Потом она приняла душ, расчесала волосы, присела к туалетному столику и открыла перед собой коробку с косметикой. Дженни сделала вечерний макияж, при этом она совершенно преобразилась. Лицо в зеркале преобразилось настолько, что показалось ей незнакомым. На нее смотрела красивая молодая женщина.

   Надев дымчато-серое шифоновое платье, она снова залюбовалась собой. Нет, она нисколько не походила на тех обольстительных красавиц, с которыми обычно общался Стив. В ее красоте было что-то романтическое – весь ее облик, казалось, дышал чистотой и свежестью. Сняв пробку с флакона духов, она коснулась ею мочек ушей и ямки на груди, затем надела серебристые туфли на каблуке. Как она в них будет танцевать?

   Пока Дженни шла через людный в этот вечерний час вестибюль отеля, она с удовлетворением замечала, что взгляды всех мужчин устремлены на нее. Конечно, в этом платье, словно позаимствованном из гардероба юной героини какой-то романтической истории, с длинными блестящими волосами, струящимися по спине, она была очень красива. Она ликовала, она торжествовала в душе – она надеялась, что Стив тоже заметит эту перемену, произошедшую в ее облике… Ее ждало горькое разочарование, когда у входа в ресторан она увидела рядом со Стивом высокую блондинку.

   Итак, он был с женщиной. А ведь Дженни была уверена, что они поужинают вдвоем!

   Воспользовавшись тем, что Стив, занятый разговором со своей спутницей, еще не заметил ее, Дженни замедлила шаг, приглядываясь к зеленоглазой красотке. Внешность ее была броской, почти вызывающей, женщина относилась именно к тому типу, который нравится Стиву. Полные чувственные губы были ярко накрашены. Длинное изумрудно-зеленое платье плотно облегало ее пышную грудь и крутые бедра. Таких, как эта блондинка, называют сексапильными. Дженни не без грусти подумала, что в сравнении с подругой Стива она сама, наверное, кажется каким-то бесполым существом, еще не оформившейся девочкой-подростком. Наверное, и это платье смотрелось на ней нелепо, уж не говоря о макияже.

   Стив увидел ее, когда Дженни уже была в нескольких шагах от них. В его взгляде промелькнуло неподдельное восхищение… Но это, наверное, ей почудилось, потому что через секунду он уже смотрел на нее со снисходительной улыбкой, как взрослый смотрит на ребенка.

   – Очень мило, – проговорил он, окинув быстрым взглядом ее шифоновое платье, и тут же повернулся к своей подруге:

   – Синтия, позволь тебе представить мою подопечную Дженни Кэшмэн. Дженни, это Синтия Дюран, очень талантливая певица. Она выступает в одном из ночных клубов в моем отеле.

   Синтия растянула губы в улыбке. Дженни уже успела заметить, что от этой женщины так и разит притворством.

   – Стив сказал мне, что ты учишься в частной школе в Швейцарии, а сейчас приехала сюда на каникулы. Надеюсь, ты не соскучишься здесь. Вообще-то Лас-Вегас не самое лучшее место для такой девушки, как ты.

   «Конечно, ведь я, по-вашему, еще ребенок, – подумала Дженни. – Наверное, вы считаете, что самое подходящее место для меня – это Диснейленд». Однако, заставив себя улыбнуться, ответила:

   – Я постараюсь не соскучиться в Лас-Вегасе. В конце концов, здесь столько увеселительных заведений. Больше, чем в любом другом городе.

   Стив бросил на нее подозрительный взгляд, но ничего не сказал. Они вошли в ресторан, и услужливый молодой официант провел их к угловому столику, заранее накрытому для них. В ресторане кормили отменно, но все равно это не шло ни в какое сравнение с тем, что готовил Майк – так, по крайней мере, считала Дженни. А может, у нее просто пропал аппетит из-за Синтии Дюран и она не могла оценить по достоинству блюда, которые им подавали.

   Во время ужина Стив разговаривал в основном с Синтией и очень редко обращался к Дженни. Синтия из вежливости иногда задавала ей какой-нибудь вопрос, касающийся ее жизни в Швейцарии, а потом снова переключала все свое внимание на Стива. Дженни подумала, что, если бы она внезапно исчезла, никто из них двоих даже не заметил бы этого.

   И вдруг, подняв глаза от тарелки, девушка поймала на себе внимательный оценивающий взгляд Стива. В его глазах она опять прочла восхищение, как и тогда, когда шла через вестибюль. На какое-то мгновение Дженни затаила дыхание, чувствуя, как радостная дрожь пробегает по спине… Но уже в следующую минуту Синтия снова завладела вниманием Стива, накрыв его руку своей, и Стив, казалось, тут же позабыл о Дженни.

   Но началось представление. Все внимание публики было приковано к группе невероятно красивых длинноногих девушек в сверкающих золотистых одеяниях, которые лишь слегка прикрывали их тела. Девушки выступали в туфлях на таких высоких каблуках, что Дженни удивлялась, как они вообще могут двигаться.

   Когда парад длинноногих красоток закончился, объявили Джефа Броуди. И зал взорвался аплодисментами. Теперь, в облегающих брюках из черного бархата и белой шелковой рубашке с длинными рукавами, Джеф показался ей еще более привлекательным. В этом костюме он был похож на корсара из какого-то романтического фильма. Когда он запел, Дженни поняла, что Джеф не солгал ей, сказав, что пользуется большой популярностью. Он вполне заслужил ее.

   Начав выступление с песни в быстром зажигательном ритме, а потом перейдя к исполнению сентиментальных баллад, он не оставил в зале равнодушных. Усевшись на высоком табурете и аккомпанируя себе на гитаре, он заставлял публику вслушиваться в слова песен, повествующих о любви и разлуке. В голосе певца звучала грусть, и грустью светилось его лицо. Джеф был хорошим актером, кроме всего прочего.

   Публика аплодировала ему стоя. Дженни с энтузиазмом присоединилась к аплодисментам, чем вызвала снисходительную улыбку у Синтии Дюран.

   – Броуди вам понравился, насколько я поняла, – заметила та. – Он вообще нравится тинэйджерам.

   Стив скептически приподнял бровь, глядя на Синтию.

   – Я бы не сказал, что Броуди нравится только молодым, – он указал кивком головы на людей в зале. – Здесь собралась публика разного возраста, и, как я вижу, все остались довольны концертом. Мне пришлось заплатить кучу денег, чтобы заполучить эту восходящую звезду эстрады, и я нисколько не жалею об этом. Вполне возможно, что я возобновлю контракт с Броуди, когда закончатся его гастроли.

   – Он чудесно поет, – вставила Дженни. Она не заметила, что Джеф Броуди уже подошел к их столику и стоит за ее спиной.

   – Мне очень приятно слышать это от тебя, Дженни.

   Дженни обернулась. Джеф уже успел переодеться – теперь на нем был смокинг. Его темно-карие глаза торжествующе блестели в обрамлении густых ресниц, а белозубая улыбка была такой обаятельной, что захватывало дух.

   – Я потрясена, Джеф, – призналась Дженни. – Теперь я понимаю, почему ты так популярен.

   Во взгляде Джефа засверкали озорные огоньки.

   – Ну, наконец-то меня похвалили! Когда мы встретились возле бассейна, мне был оказан совсем другой прием. – Повернувшись к Стиву, он вежливым тоном осведомился:

   – Как вам понравился концерт, мистер Джейсон? Я не знал, что вы будете здесь сегодня вечером.

   – Вы, как всегда, на высоте, – ответил Стив, переводя взгляд с Броуди на Дженни. – Я вижу, что вы уже знакомы с моей подопечной, поэтому не буду представлять вас друг другу. А с мисс Дюран вы, кажется, еще не встречались.

   Джеф холодно поздоровался с Синтией и тут же снова повернулся к Дженни.

   – Ты обещала, что будешь танцевать со мной сегодня вечером. Надеюсь, ты не передумала?

   Дженни улыбнулась и, встав из-за стола, в сопровождении Джефа направилась к площадке для танцев. Оркестр заиграл блюз. С минуту они танцевали молча, плавно покачиваясь в объятиях друг друга, потом Джеф, склонившись к ней, прошептал:

   – Ты не сказала мне, что твой опекун – Стив Джейсон.

   Она удивленно взглянула на него.

   – Для тебя это имеет какое-то значение?

   – Нет, конечно, это ничего не меняет, – согласился с ней Джеф. – Но, должен признаться, я был немало удивлен, узнав, что Стив Джейсон выступает в роли опекуна красивой юной девушки. Это все равно что поручить волку стеречь стадо овец.

   Дженни вспыхнула при этих словах.

   – Стив мне как отец или как старший брат, – резко сказала она. – Хотя, наверное, мало на свете отцов, которые заботятся о своих дочерях так, как Стив заботится обо мне.

   – Прости, Дженни, я ни в коем случае не хотел намекать на то, что тебя связывают со Стивом отношения интимного характера, – поспешил уверить ее Джеф. – Да по тебе сразу видно, что ты чистая. Но меня удивляет сам факт, что Стив является опекуном такого соблазнительного создания, как ты, и не ищет сближения с тобой. Ведь всем известно, что Стив Джейсон неравнодушен к женскому полу. Или он слеп и не замечает, как ты красива, или…

   Джеф замолчал, делая вид, что вслушивается в звуки блюза.

   – Или? – переспросила Дженни, чувствуя, что он чего-то не договаривает.

   – Или он просто тянет время, ждет, когда ты станешь совсем взрослой. Наверное, в душе он лелеет надежду, что рано или поздно ты станешь его любовницей.

   Дженни покачала головой.

   – Стив стал моим опекуном, когда мне было одиннадцать лет. Я так и осталась для него ребенком.

   – Но когда-нибудь он заметит, что маленькая девочка уже давно выросла и стала на редкость привлекательной девушкой. Тогда его отцовские чувства могут перерасти в нечто иное… – Джеф небрежно повел плечами. – Ладно, хватит о Стиве Джейсоне – терпеть не могу разговаривать с девушками о других мужчинах. Давай лучше танцевать.

   Дженни нравилось танцевать с ним – Джеф был наделен чувством ритма и был превосходным партнером. Что же касалось самой Дженни, то она умела танцевать все – от вальса до рок-н-ролла. В школе мадам Жюно девушек обучали танцам. А когда эти двое стали танцевать танго, другие пары, залюбовавшись ими, расступились, предоставив в их распоряжение танцплощадку. Она совсем выдохлась, и тогда Джеф отвел ее к столику.

   – Я бы с удовольствием танцевал с тобой еще, но мне пора готовиться к следующему выходу на сцену, – сказал он, вытирая со лба капельки пота. – Могу я позвонить тебе завтра?

   – Конечно, – не колеблясь, ответила Дженни. Чем ближе она узнавала Джефа Броуди, тем больше он нравился ей.

   Джеф скрылся за кулисами, а она посмотрела на площадку для танцев, где Стив и Синтия все еще продолжали танцевать. Заряд хорошего настроения, который она получила от Джефа, куда-то тут же делся, стоило ей только увидеть их в объятиях друг друга. Когда танец закончился, оба сразу же вернулись к столику.

   – Если тебе уже наскучило привлекать к себе всеобщее внимание, то мы можем уйти отсюда, – ледяным тоном проговорил Стив, глядя на нее так, словно она совершила какую-то непростительную оплошность.

   Но разве она нарочно привлекала к себе внимание присутствующих? Дженни даже не знала, что на них с Броуди смотрят – наверное, на них смотрели потому, что оба очень хорошо танцевали и были красивой парой. И что она сделала дурного, танцуя с ним? Дженни не могла понять, почему Стив так сердит.

   – Ты не должен сердиться на нее, Стив, – манерно проговорила Синтия. – Она ведь очень неопытна и не может знать, что с такими мужчинами, как Джеф Броуди, лучше не завязывать дружбу. Если бы она знала, сколько девушек побывало в его в постели, она бы, конечно, держалась от него подальше.

   – Не вмешивайся, Синтия. Это тебя не касается, – оборвал ее Стив. – Пойдем, Дженни.

   Он чуть ли не силой поднял ее со стула и, взяв под локоть, вывел из ресторана. Синтия последовала за ними. Дженни открыла было рот, собираясь сказать что-нибудь в свою защиту, но Стив только еще крепче сжал ее локоть.

   – Молчи, Дженни. Мы обсудим все, когда останемся одни.

   Дженни еще не видела Стива таким сердитым.

   За эти восемь лет уже случалось, что он сердился на нее за тот либо иной проступок – но он всегда был отходчивым. Стоило ему заметить слезы в ее глазах, и он тут же прижимал ее к себе и просил простить его за то, что был с ней слишком резок. А сейчас он даже не смотрел на нее. Когда они остановились перед лифтом, Стив сказал:

   – Поднимайся наверх, Дженни. Я приду, как только вызову для Синтии такси.

   – Но, Стив, мы ведь собирались ехать ко мне, – запротестовала его белокурая подруга.

   – В другой раз, Синтия. Сегодня вечером у меня есть дела поважнее.

   Поднимаясь в лифте, Дженни вспоминала эту сцену и думала, что ей бы не хотелось оказаться на месте Синтии. Хоть она и побаивалась предстоящего разговора со Стивом, но все-таки в глубине души торжествовала. Ведь если бы она не рассердила его, танцуя с восходящей звездой, Джефом Броуди, он бы наверняка провел остаток вечера и ночь с этой привлекательной блондинкой.

   Войдя в роскошные апартаменты на последнем этаже, Дженни включила свет в холле и прошла в гостиную. Не желая сидеть, как провинившийся ребенок, и ждать, когда ее отчитают за проступок, она поставила на проигрыватель первую попавшуюся под руку пластинку. Но нервы ее были так напряжены, что на этот раз даже музыка не помогла ей расслабиться. Она почти не слышала мягкого мужского голоса, который пел о любви, – ее мысли были заняты другим.

   – По-моему, достаточно музыки на один вечер, – войдя в комнату, Стив первым делом выключил проигрыватель. – Ты приехала сюда только вчера, Дженни, и уже успела спутаться с мужчиной, о любовных похождениях которого пишут все газеты, – продолжал он, остановившись перед вишневым бархатным диваном, на котором она сидела.

   – Мы всего лишь друзья, Стив. Дженни подняла голову и заставила себя посмотреть ему в глаза.

   – Где ты с ним познакомилась?

   – Джеф подошел ко мне, когда я купалась в бассейне. Я даже не знала, кто он такой, пока он сам не сказал мне об этом. Мы немного поболтали, вот и все.

   Стив достал из кармана пиджака сигареты и закурил, громко щелкнув зажигалкой. Его синие глаза потемнели от едва сдерживаемой ярости.

   – Ты приглянулась ему, и он решил сделать тебя своей очередной избранницей. Он собирался повести себя с тобой так же, как с этими сопливыми девчонками, которые сходят по нему с ума. Ты знаешь, сколько девушек у него было?

   – Меня не интересует, Стив, сколько девушек у него было. Но я не схожу по нему с ума, и Броуди прекрасно об этом знает. Между мной и Джефом не может быть ничего, кроме самой обыкновенной дружбы.

   Стив развязал галстук, избавился от пиджака и, расстегнув верхние пуговицы рубашки, сел с другого конца огромного дивана.

   – Такие мужчины, как Джеф Броуди, неспособны на братскую дружбу с привлекательными девушками, – сказал он тоном, не допускающим возражений. – Если он заинтересовался тобой, так это лишь потому, что преследует какие-то цели, весьма определенные цели. Он знает, что ты не относишься к числу его поклонниц, потому и не затащил сразу в свою постель. Но рано или поздно он бы это сделал. – Стив глубоко затянулся сигаретой и раздавил окурок в пепельнице. – Конечно, я не могу укорять тебя за то, что ты обменялась с ним парой фраз, когда вы встретились возле бассейна – в конце концов, ты даже не знала, что он из себя представляет. Но сегодня вечером ты танцевала с ним, позволяла ему обнимать себя, гладить по волосам…

   Стив внезапно умолк и, повернувшись к ней, посмотрел так, словно она совершила какой-то тяжкий грех. Дженни выдержала его взгляд. Когда он снова заговорил, его голос звучал глухо.

   – Сегодня вечером, наблюдая за тобой, я не мог поверить, что ты – та самая девочка, которую я встретил на острове Санта-Флорес.

   – Но я больше не та девочка, Стив, – прервала его Дженни, глядя на него глазами, полными слез. – С тех пор прошло восемь лет, и я уже не ребенок. Мне скоро исполнится двадцать. – Проглотив слезы, она продолжала:

   – Да и как я могла остаться той самой девочкой, если все эти годы жила, как принцесса? А если точнее, жила под стеклянным колпаком – ты защищал меня от внешнего мира, ты отправил меня учиться в частную школу, ты размягчил мою волю своими заботами. Я повзрослела физически – что же касается моего характера, я, напротив, стала беспомощной, как младенец. Я привыкла во всем полагаться на тебя, и теперь мне будет трудно начинать самостоятельную жизнь. Ту девочку, которую ты встретил на острове Санта-Флорес, сильную и независимую, было за что уважать. А теперь я стала слабой и безвольной.

   Стив сделал глубокий вдох и взглянул на Дженни с горькой усмешкой.

   – По-твоему, я – злодей, который испортил тебе жизнь? И все сложилось бы в твоей жизни удачно, если бы ты не встретила меня, не так ли? Но ты, наверное, не помнишь, что восемь лет назад была счастлива, когда узнала, что я стал твоим опекуном.

   Дженни нервно провела рукой по волосам.

   – Ты не правильно меня понял, Стив. Я даже представить себе не могу, что было бы со мной, если бы мы тогда не встретились. И я уже много раз говорила, как я благодарна тебе за все то, что ты для меня сделал, но… Дженни замолчала, подыскивая аргументы. Вспомни, какой я была восемь лет назад. Никто не ограничивал моей свободы, никто не следил за каждым моим шагом, никто не указывал мне, что можно и чего нельзя делать.

   И не найдя нужных слов, она выкрикнула:

   – В конце концов, я ведь не сделала ничего дурного сегодня вечером – я просто отдыхала, танцевала, смеялась…

   – Ты очень наивна, Дженни, если считаешь, что Джефу Броуди нужно от тебя только это: танцевать с тобой и смеяться, – иронически проговорил Стив. – И вообще я задаюсь вопросом, знаешь ли ты, какое значение придают такие мужчины, как он, глаголу «развлекаться»?

   – Такое же, какое придаешь ему ты, – вспылила Дженни. – Кстати, Джеф говорил мне о тебе примерно то же, что ты сейчас сказал мне о нем.

   – Вот как? – Глаза Стива гневно сузились. – Значит, ты обсуждала меня с Броуди?

   Дженни скрестила руки на груди, стараясь унять дрожь, сотрясающую все ее тело.

   – Я не обсуждала тебя с ним, Стив. Просто он сказал, что ты, мягко выражаясь, неравнодушен к женскому полу, вот и все. Впрочем, он не выдал тайны, я и так знала, что у тебя было очень много женщин.

   Стив внимательно посмотрел на нее.

   – Ты это знала, Дженни? – переспросил он. Она кивнула.

   – Знала, и притом давно.

   Он медленно поднялся на ноги и приблизился к ней. Сейчас его движения были плавными, одновременно в них чувствовалась угроза. Он походил на огромного ящера, готового броситься на свою жертву. Дженни невольно отстранилась.

   – Итак, ты знаешь, что у меня было много женщин, – медленно проговорил он. – И по-твоему, у меня имеется немалый опыт в области интимных отношений, не так ли? Именно поэтому я хорошо могу себе представить, чего хотят от женщин такие мужчины, как Джеф Броуди – ведь я сам принадлежу к той же категории, – Стив криво усмехнулся. – И я мог бы объяснить тебе весьма наглядным образом, как опытный мужчина совращает наивную девушку.

   Опершись обеими руками о спинку дивана, Стив склонился над ней. Его лицо было лишено всякого выражения, только синие глаза сверкали. Дженни почувствовала, как ею овладевает какое-то странное возбуждение, граничащее со страхом.

   – Я не понимаю, о чем ты говоришь, – прошептала она.

   – Сейчас ты это поймешь. Будет лучше, если этот урок преподам тебе я, а не кто-то другой.

   Он взял ее лицо в ладони и запрокинул назад ее голову. Его губы были так близко, что почти касались ее губ. У Дженни перехватило дыхание.

   – Закрой глаза, Дженни, – приказал он.

   Ей ничего не оставалось, как подчиниться – она была вся в его власти. Он стал целовать ее сомкнутые веки быстрыми, легкими поцелуями, похожими на прикосновение крыльев бабочки. Потом его губы скользнули вниз по ее щеке.

   Она устремилась навстречу ему, как цветок к солнцу. Их губы слились в долгом поцелуе, и его язык проник в ее рот. Дженни почувствовала, как все ее тело немеет от этого ни с чем не сравнимого, нового для нее наслаждения. Оторвавшись от ее губ, Стив зарылся лицом в ее волосы.

   – Дотронься до меня, Дженни, – хрипло прошептал он. – Я хочу, чтобы ты ласкала меня.

   Дженни подняла руку и просунула ладонь под его рубашку. Ее пальцы скользнули в робкой ласке по его груди. Удовольствие, которое она испытывала, прикасаясь к нему, удивило ее саму. Когда он тихо застонал, она обвила руками его шею и погрузила пальцы в густые мягкие волосы на его затылке. Он снова нашел ее губы, и все ее существо растворилось в захватывающей радости этого поцелуя.

   – Тебе это нравится, не так ли? – прошептал он, легонько теребя губами мочку ее уха. – Мне тоже это нравится, Дженни.

   Он поднял ее с дивана и крепко прижал к себе. Дженни почувствовала, что он возбужден не меньше, чем она. И все-таки ее глаза расширились от удивления, когда он прошептал:

   – Я хочу тебя – ты это понимаешь?

   Он подхватил девушку на руки и прижался губами к ее шее, потом положил ее на диван. Ласково перебирая пряди ее волос, он целовал ее лицо, ее сомкнутые веки, ее мягкие податливые губы. Потом он просунул руку под ее спину и расстегнул «молнию» на платье. Дженни почувствовала, что сгорает от желания.

   Приподнявшись на локтях, она повела плечами, чтобы избавиться от бретелек. Платье соскользнуло к ее талии.

   Сидя рядом с ней на диване, Стив долго ласкал и целовал ее обнаженную грудь. Он не спешил – казалось, у них впереди была целая вечность. Его пальцы касались ее затвердевших сосков, а Дженни изнемогала от желания, с трудом удерживаясь от того, чтобы не закричать. Ей бы хотелось, чтобы он овладел ею как можно скорее, сейчас, вот в эту минуту – она была не в силах ждать…

   – Я не знал, что ты ответишь на мои ласки с такой готовностью, – прошептал Стив. – Очень жаль, но придется ограничиться лишь этим…

   Она не слышала его слов. Сейчас для нее существовало только прикосновение его пальцев, его губ. Застонав, она изогнула спину, растворяясь по капле в этом невероятном, почти болезненном наслаждении… Именно тогда Стив резко отстранился.

   – Дженни, нам лучше остановиться сейчас, – его голос прозвучал неестественно громко. – Иначе это может зайти слишком далеко.

   Он встал и быстро отошел в противоположный конец комнаты – казалось, спешил уйти подальше от нее, избежать соблазна. Облокотившись о спинку кресла, закурил, не глядя на Дженни. У него дрожали пальцы.

   Только когда Дженни заплакала, закрыв ладонями лицо, он наконец посмотрел на нее.

   – Не плачь, Дженни. Я ничем не обидел тебя – мог бы обидеть, но вовремя удержался. – Помолчав, он добавил каким-то чужим, безразличным тоном:

   – Урок окончен. Теперь ты знаешь, как может повести себя опытный мужчина с неискушенной девушкой – именно это я и хотел тебе показать.

   Отняв ладони от лица, Дженни просунула руки в бретельки платья и дрожащими пальцами застегнула на спине «молнию». Еще никогда в жизни она не чувствовала себя такой опустошенной и разбитой. Минуту назад Стив осыпал ее ласками – а теперь вдруг стал совсем чужим. Конечно, для него все это было лишь игрой, он вовсе не желал ее – ей только казалось, что он ее желает.

   Она сидела на диване, и слезы текли по ее щекам, а ее тело все еще было в томлении от неутоленного желания. Наверное, Стив решил наказать ее за то, что она танцевала весь вечер с этим несчастным Джефом Броуди. Что ж, худшего наказания он бы не смог придумать. Он вознес ее на самую вершину чувственного восторга – а потом бросил в бездну. Как ей теперь выбраться из этой бездны?

   В одно мгновение Стив пересек комнату. Остановившись перед ней, взял ее за плечи и заставил посмотреть на него.

   – Теперь ты поняла, что такую девушку, как ты, очень легко соблазнить? Подумай, Дженни, чем бы это закончилось, если бы сегодня вечером на моем месте оказался другой. Он не стал бы рассуждать о том, что лучше для тебя. Он бы просто удовлетворил свое желание, воспользовался тем, что ты с такой готовностью ответила на его ласки. Ты должна быть осмотрительна и разборчива в выборе знакомых, Дженни. Ты чувственная девушка, и именно в этом заключается опасность для тебя.

   «Да если бы на твоем месте был другой, я бы просто не позволила ласкать себя вот так», – думала Дженни. Но она предпочла промолчать. К чему обнажать свои чувства перед человеком, который неспособен на них ответить?..

   – Я хочу, чтобы ты пообещала мне, что больше не станешь встречаться с этим менестрелем, – сказал Стив. – Теперь ты и сама должна понимать, к чему может привести твоя дружба с ним.

   – И именно для этого ты…

   У нее не хватило сил договорить, но он понял.

   – Да. Я показал лишь, насколько ты уязвима, как легко по неопытности попасться в ловушку.

   – Ты жесток, Стив.

   – Я не хотел быть жестоким, Дженни. Если я обидел тебя, прости. – Его тон немного смягчился. – Но я хочу, чтобы ты дала мне это обещание.

   Дженни молча встала и, пройдя мимо него, направилась к двери в свою комнату.

   – Дженни? – окликнул ее Стив. Она замерла.

   – Я не обязана давать тебе никаких обещаний, – твердо сказала она и скрылась в своей комнате.

   В течение долгой минуты Стив смотрел на дверь, закрывшуюся за ней, потом, проклиная все на свете, направился к бару и налил себе виски. Неутоленное желание смешивалось в нем с ревностью, ему казалось, он сейчас взорвется. Он закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Нет, так больше не может продолжаться. Он сойдет с ума с этой девчонкой.

   Девчонка! С кем она связалась!

   Глядя на то, как она улыбается этому парню, как танцует с ним, он чувствовал себя чуть ли не стариком. Но даже если Дженни больше не будет встречаться с Броуди, у нее наверняка заведется еще какой-нибудь молодой друг. Заботясь о ее же безопасности, он предостерег ее в отношении Броуди, но он не может запретить ей встречаться со своими сверстниками, заводить новые знакомства. Но когда-нибудь Дженни встретит человека, которого полюбит… При этой мысли все внутри Стива переворачивалось.

   Он залпом осушил стакан и плеснул себе еще виски, но не выпил. Все равно это не поможет ему обрести покой. Сейчас он казнил себя за то, что обошелся так жестоко с Дженни. Еще восемь лет назад он пообещал себе, что будет защищать ее ото всех горестей и невзгод – а сегодня вечером сам причинил ей боль. В его ушах все еще звучал ее плач.

   Присев на подлокотник кресла, Стив закурил. Он вспомнил, как хорошо, как просто они жили все восемь лет. Дженни была ребенком, он – ее старшим братом, ее другом и защитником. А между ними – ничего недосказанного, никаких мыслей или чувств, которые он скрывал. Он хотел лишь одного – заботиться о Дженни, сделать ее жизнь легкой и счастливой. Что же изменилось в их отношениях? Точнее, в его отношении к ней? Как это случилось, что он увидел в ней женщину. Женщину, обладающую столь притягательной силой, что он не мог держать себя в руках, когда она рядом, играть все ту же роль, которую взял на себя восемь лет назад – роль друга и защитника.

   Защитник! Стив горько усмехнулся. Как бы ему не пришлось защищать ее от себя самого!

   Два года назад, когда он возил ее на каникулы в Афины, его впервые посетило новое чувство. Дженни тогда уже исполнилось семнадцать лет и она отнюдь не была угловатым подростком. Именно тогда Стив решил, что должен видеться с Дженни как можно реже. Поэтому вот уже два года он не забирал ее из школы на каникулы, хоть и очень тосковал…

   А вчера она приехала сама, теперь уже совсем взрослая – и еще более желанная. За то время, что они не виделись, Дженни стала настоящей красавицей. И в ней осталась та внутренняя сила, которая поразила его еще восемь лет назад. Дженни говорила, что он избаловал ее своей заботой, сделал неженкой, но она не побоялась уехать из школы, даже не уведомив об этом его. А с тех пор как приехала в Лас-Вегас, вела себя очень своевольно. В глубине души Стив восхищался ее независимым характером – однако боялся, что в один прекрасный день Дженни полностью выйдет из-под его контроля, и он потеряет ее… Какой станет его жизнь, если рядом не будет Дженни?

   Его любовь к этой девочке теперь стала любовью мужчины к женщине. Только Дженни никогда не узнает об этой его любви. Сегодняшний эпизод больше не повторится – пока Дженни здесь, он, как и все эти годы, будет заботиться о ней, защищать ее от таких мужчин, как Джеф Броуди. А через две недели он отошлет ее в Европу, и кто знает, когда они увидятся снова.

   Стив уже знал, как невыносима разлука с Дженни, – но во сто крат хуже, когда она рядом. Всех его сил может не хватить, чтобы побороть его жгучее желание, которое пробуждает в нем она.

4

   В ту ночь Дженни долго не могла уснуть. Уткнувшись лицом в подушку, она плакала, чувствуя себя одинокой, как никогда. Конечно, Стиву она не нужна. Зачем ему наивная, глупенькая девушка, когда вокруг полным-полно опытных, зрелых женщин? На какое-то мгновение она поверила, что он желает ее так же сильно, как она желает его, но это оказалось всего лишь иллюзией. А теперь, когда иллюзия рассеялась, ей стало так горько…

   Чтобы избежать встречи с ним за завтраком, все утро она провела в постели. Ей было бы трудно смотреть Стиву в глаза, вести с ним непринужденную беседу после того, что произошло между ними вчера вечером. Но, когда, приняв душ и одевшись, она наконец вошла в столовую, Стив все еще был там, несмотря на довольно поздний час. Рассеянно помешивая ложечкой кофе, он просматривал деловые бумаги. Он даже не заметил ее появления.

   – Доброе утро, – прошептала Дженни, усаживаясь на свое место.

   – Доброе утро.

   Стив взглянул на Дженни. Ее лицо было бледным, под глазами обозначились темные круги… Не сказав больше ни слова, он снова погрузился в чтение.

   Только когда Майк принес для Дженни кофе и тосты, а затем удалился, Стив отложил папку с бумагами и, откинувшись на спинку стула, внимательно посмотрел на нее.

   – Нам надо поговорить, Дженни. Я специально дождался тебя, чтобы не откладывать этот разговор.

   Она резко вскинула голову.

   – Нам не о чем говорить, Стив.

   – Это не так, Дженни, – мягко сказал он. – Я знаю, ты в обиде на меня за вчерашнее. Я и сам ругаю себя за то, что потерял над собой контроль… Постарайся простить меня, если можешь.

   – Ты ни в чем не виноват передо мной, Стив. Он долго молчал, глядя куда-то поверх ее головы. Вздохнув, продолжал:

   – А еще я хотел сказать тебе, Дженни, что со мной ты в полной безопасности. Не знаю, что мог рассказать тебе обо мне этот Броуди, но я вовсе не из тех мужчин, которые соблазняют невинных девушек. Если бы я даже не был твоим опекуном, я бы все равно никогда не стал соблазнять такую девушку, как ты. Можешь не бояться, вчерашнее больше не повторится.

   Дженни опустила глаза, чтобы он не увидел отчаяния в ее взгляде. Конечно, вчерашнее больше не повторится – по той простой причине, что ему этого не захочется. Стив найдет себе сколько угодно женщин, а она так и останется его маленькой Дженни, чем-то вроде сестренки или дочери. Он ведь сам сказал, что неопытные девушки его не интересуют.

   – Это будет нелегко, Дженни, но мы сохраним наши отношения такими, какими они были все эти восемь лет, – заключил Стив, вставая. – Мне пора идти. Увидимся за ужином.

   Дженни рассеянно кивнула.

   Когда он ушел, она долго сидела неподвижно, глядя в свою чашку и размышляя над его словами. Для нее тоже было очень важно сохранить эту дружбу, возникшую восемь лет назад. Ведь она не может рассчитывать на нечто большее. Со Стивом были связаны все ее самые дорогие воспоминания – порвать отношения с ним было просто немыслимо для нее. Но сможет ли она когда-нибудь забыть о том, что произошло между ними вчера вечером? Ведь теперь, глядя на него, она всегда будет вспоминать о тех минутах близости, о его ласках поцелуях…

   Дженни решительно тряхнула головой. Она должна быть сильной, должна преодолеть это новое чувство, поселившееся в ее теле. Стив не оставил ей выбора: или братская дружба, или вообще ничего. И ей придется принять его условия – иначе она его потеряет. А без Стива ее жизнь станет пустой и бессмысленной.

   Дженни была так погружена в свои мысли, что вздрогнула от неожиданности, услышав голос Майка.

   – Тебя к телефону, Дженни. Пройди в холл, там есть аппарат. Это был Джеф.

   – Я хочу, чтобы ты узнала о том, что случилось со мной по твоей вине, сероглазая красотка, – притворно-жалобным тоном проговорил он. – Мне пришлось оставить свой роскошный люкс, и теперь я занимаю темную каморку над кухней. Кроме всего прочего, сегодня ночью мне не удалось по-человечески поспать.

   Дженни ничего не поняла.

   – Но при чем здесь я? – удивилась она.

   – Ты бросила ключи от моего номера в бассейн.

   – Не говори, что ты не мог войти в свой номер. Насколько мне известно, у портье всегда имеются запасные ключи.

   – Не в том дело. С ключами нет никаких проблем – скорее наоборот, их теперь слишком много.

   – Слишком много? – переспросила Дженни, все еще недоумевая.

   – Одна из тех длинноногих девиц, которые участвовали во вчерашнем шоу, видела, как ты бросила мои ключи в воду, – пояснил Джеф. – Она нырнула и нашла их на дне. Девица оказалась очень предприимчивой и тут же поняла, что может заработать на этом неплохие деньги. Она сделала не меньше дюжины копий и продала их своим подругам, которые, к несчастью, все, как одна, оказались моими поклонницами. Сегодня ночью мой люкс был забит до отказа длинноногими девушками в сверкающих бикини… Дженни расхохоталась.

   – Тебе эта история кажется очень веселой, не так ли? – Джеф сам с трудом сдерживал смех. – Хотел бы я, чтобы ты оказалась на моем месте… В довершение ко всему прочему, в отеле больше не нашлось свободного люкса. Я вынужден жить в этой убогой комнате до тех пор, пока не сменят замок на двери моего номера.

   – Мне очень жаль, Джеф, – успокаиваясь, сказала Дженни.

   – Я слышу, как тебе жаль, – отозвался он. – Но я звоню тебе не только для того, чтобы сообщить, через что мне пришлось пройти по твоей вине. Я хотел узнать, свободна ли ты сегодня. Если да, то мы могли бы встретиться. Один мой давний приятель устраивает барбекю у себя на ранчо. Мне бы очень хотелось, чтобы ты поехала со мной.

   Дженни раздумывала лишь секунду, прежде чем принять приглашение. Стив требовал, чтобы она больше не встречалась со своим новым другом – но ведь она не давала ему никаких обещаний. И вообще она вовсе не обязана во всем подчиняться Стиву. Пусть знает, что она уже не ребенок, что у нее есть своя жизнь, свои друзья. Джеф Броуди нравился ей – он умел рассмешить ее, умел поднять настроение. А сегодня Дженни, как никогда, нуждалась в ком-то, кто бы развеял ее тоску. И она условилась встретиться с ним через час в вестибюле отеля.

* * *

   «Феррари» Джефа Броуди мчался по залитому солнечным светом шоссе. Дженни смеялась над историями, которые он ей рассказывал, над тем, как его преследуют девушки во время гастролей, как иногда ему приходится спасаться бегством, чтобы толпа поклонниц не разорвала его на части. Джеф знал цену себе и своему таланту. Но относился с иронией к тому, что стал кумиром для девушек. Восходящая звезда эстрады, он в глубине души остался простым, бесхитростным человеком. Обилие поклонниц вовсе не мешало Джефу относиться с уважением к Дженни. Дженни знала, что с ним ей нечего бояться.

   Ранчо друга располагалось далеко за чертой города, в совершенно пустынной местности. Низкий дом с черепичной крышей стоял в глубине просторного двора, сейчас забитого до отказа машинами – вероятно, все гости уже собрались. Вокруг дома не росло ни деревца, все здесь было в запустении.

   – Мой приятель Дэнни Смит называет это место ранчо, но он не может отличить коровы от быка, – с улыбкой сказал Джеф, припарковав машину возле дома. – Он музыкант и работает в ночных клубах Лас-Вегаса, а сюда приезжает отдохнуть. Он часто устраивает здесь вечеринки. Прежний владелец ранчо держал лошадей, но теперь конюшни пустуют. Думаю, Смит купил этот дом просто для того, чтобы было куда пригласить друзей.

   Как только они вышли из машины, Дженни оглушила громкая музыка, которая рвалась из распахнутых окон дома. Это было непохоже на барбекю, во дворе не было ни души. Они поднялись по деревянным ступенькам, и Джеф нажал на кнопку звонка. Мужчина, открывший им дверь, был высоким и настолько худым, что походил на скелет. Неестественно рыжие волосы доходили до самых плеч. Одет он был в белые кожаные брюки и такую же куртку. В его облике было что-то неприятное.

   – Джеф, старина! – воскликнул мужчина. – Наконец-то ты решил посетить одну из моих вечеринок. Я уже думал, что ты забыл своих старых друзей.

   – Дженни, это Дэнни Смит, – сказал Джеф, поворачиваясь к ней. – Дэнни немного странный тип, но он один из самых лучших ударников во всем Лас-Вегасе. А это Дженни Кэшмэн, Дэнни.

   – Самый лучший, – поправил его Дэнни Смит. – Я самый лучший ударник не только в Лас-Вегасе, но и во всей Америке.

   Дженни изумленно смотрела на владельца ранчо. Она не ожидала, что друг Джефа окажется такой экстравагантной личностью.

   Дэнни Смит откровенно разглядывал девушку.

   – Добро пожаловать, Дженни Кэшмэн, – сказал он с какой-то странной ухмылкой. – Всегда приятно увидеть новое лицо.

   Дженни вдруг почувствовала себя неловко, наверное, не стоило принимать приглашение Джефа.

   – Хочу сразу же предупредить тебя, Дэнни: Дженни не такая, как другие девушки, которые посещают твои вечеринки, – снова подал голос Джеф. – Ты понимаешь, что я имею в виду.

   В глазах Дэнни промелькнуло удивление, но тут же, справившись с ним, он осклабился.

   – Тогда ты лучше не отпускай ее от себя ни на шаг, – посоветовал он. – Тебе должно быть известно, что в нашей компании нет пуритан.

   – Я позабочусь о том, чтобы никто из твоих дружков не позволил себе вольностей с Дженни, – твердо сказал Джеф.

   Смит посторонился и махнул рукой, приглашая их войти.

   – Чувствуйте себя как дома, ребята. Здесь есть что выпить и чем закусить.

   Сказав это, он скрылся в толпе своих гостей. Джеф взглянул на Дженни с виноватой улыбкой.

   – Дэнни неплохой парень, но он привык общаться с определенным типом девушек. Ты ему понравилась, я это сразу понял. Но не волнуйся, он не будет к тебе приставать.

   Они вошли в дом. В гостиной толпились галдящие люди, которые будто задались целью перекричать музыку. Официант предлагал гостям напитки. Джеф взял с подноса два бокала и, протянув один из них Дженни, повел ее в самый отдаленный угол комнаты, где было чуть свободней. Но оказалось, что разговаривать при таком шуме невозможно. Джеф что-то говорил ей, но Дженни не могла слышать его голоса, а только видела, как шевелятся его губы. Она замотала головой, прижала ладони к ушам. Джеф кивнул и, взяв ее за руку, направился с ней к стеклянным дверям, ведущим на террасу.

   На террасе тоже было полным-полно народа, но здесь по крайней мере музыка не ревела так оглушительно.

   – Замечательное барбекю, ничего не скажешь, – сухо проговорила Дженни, когда они вышли на свежий воздух.

   – Я уже забыл, что представляют собой эти вечеринки, которые устраивает Дэнни, – признался Джеф, виновато глядя на нее. – Я давно не общаюсь с ним и его компанией. В свое время мы с Дэнни вместе гастролировали по стране и были довольно близкими друзьями. Потом пути наши разошлись… – Джеф сделал глоток и задумчиво провел рукой по волосам. – Раньше я развлекался так же, как развлекается Дэнни и его дружки, но в один прекрасный день понял, что дальше так продолжаться не может, мне надо остановиться, если я хочу продержаться на волне успеха. Эти безумные вечеринки с женщинами, выпивкой и наркотиками измотают любого. Да и вообще такой образ жизни мне не по душе.

   Помолчав, Джеф добавил:

   – Только ты не отходи от меня ни на шаг, пока мы здесь. Дружки Дэнни способны на все что угодно.

   Дженни поежилась. Она была бы рада уехать отсюда немедленно и больше никогда не видеть ни этого рыжеволосого Дэнни, ни его шумной компании. Может, попросить Джефа отвезти ее назад в Лас-Вегас? Она как раз раздумывала над этим, когда вдруг услышала за спиной слащавый голос.

   – Дженни? Что ты здесь делаешь?

   Обернувшись, она оказалась лицом к лицу с Синтией Дюран. Синтия смотрелась очень эффектно в черных атласных брюках в обтяжку и золотистой блузке, подчеркивающей ее пышную грудь. Дженни снова невольно сравнила себя с ней и не без горечи подумала, что Стиву, конечно же, нравятся именно такие, как вот эта высокая блондинка, женщины.

   – Добрый вечер, мисс Дюран, – вежливо сказала она. – Я не ожидала, что встречу вас здесь.

   – О, в этом нет ничего удивительного. Все, кто работает в шоу-бизнесе, посещают вечеринки Дэнни Смита. – Синтия повернулась к Джефу. – Вы согласны со мной, мистер Броуди?

   Джеф пожал плечами.

   – Многим людям нравится у Дэнни, – уклончиво ответил он.

   – Но как Дженни оказалась в числе его гостей? – продолжала Синтия. – По-моему, ранчо Дэнни Смита – не самое подходящее место для таких девушек, как она. – Ее изумрудно-зеленые глаза коварно сверкнули. – Удивительно, что Стив отпустил тебя сюда, Дженни. Или он не знает, что ты здесь?

   – Знает ли Стив о том, что вы здесь, мисс Дюран, вот в чем вопрос, – парировала Дженни. Синтия натянуто улыбнулась.

   – О, наши отношения со Стивом не налагают никаких обязательств ни на одного из нас, – сказала она, небрежно махнув рукой. – Мы оба свободные люди и не обязаны отчитываться друг перед другом, какие места посещаем и с кем общаемся. Что же касается тебя, Дженни…

   – Дженни здесь в полной безопасности, можете не волноваться за нее, мисс Дюран, – вступился Джеф. – Она приехала сюда со мной, и я сумею защитить ее, если это окажется необходимым.

   – Стив, конечно же, придет в восторг, когда узнает, что вы взяли на себя роль защитника Дженни, мистер Броуди, – ядовитым тоном проговорила Синтия прежде, чем отойти от них.

   Джеф поморщился.

   – Ну и стерва, – прошептал он.

   – Однако она очень хороша собой, – заметила Дженни.

   Джеф безразлично пожал плечами – вероятно, ему нисколько не нравилась эта красавица. В течение последующего часа они спокойно болтали, сидя на террасе, и Дженни уже не чувствовала себя так скованно, как вначале, когда они только приехали. Во всяком случае, она может не бояться дружков Дэнни Смита, когда Джеф рядом…

   – Вот ты где, старина! – Дэнни Смит подошел к ним и положил приятелю руку на плечо. – Я уже давно тебя ищу. Ты знаешь, что Чико Ривера здесь и горит желанием повидаться с тобой?

   – Чико здесь? – Джеф оживился. – Боже, я не видел его целую вечность! Я думал, он все еще играет в том ночном клубе на Бурбон-стрит.

   – Недавно он приехал в Лас-Вегас и только на четыре недели – заключил временный контракт с каким-то ночным клубом. Потом Чико вернется в Нью-Орлеан.

   Джеф поднялся на ноги. Повернувшись к Дженни, пояснил:

   – Мы с ним начинали вместе. Он был ударником в джаз-банде. С этим мальчиком я выступал, когда еще был безвестным. Два года назад он уехал в Нью-Орлеан, и с тех пор мы больше не виделись. Пойдем, я познакомлю тебя с ним.

   Дженни покачала головой. Ей не хотелось возвращаться в эту шумную и душную гостиную, забитую до отказа незнакомыми людьми. Здесь, на свежем воздухе, ей было спокойнее.

   – Ты иди, а я лучше подожду тебя здесь, – сказала она.

   Джеф с минуту колебался.

   – Ладно, только никуда не уходи, жди меня здесь, – наконец согласился он. – Я вернусь через несколько минут.

   Дэнни Смит остался на террасе.

   – Несколько минут превратятся в несколько часов, – сказал он. – Ребята вспомнят былые времена, и разговор затянется до поздней ночи.

   – Тогда я лучше пойду в дом, – сказала Дженни, направляясь вслед за Джефом, – побуду с ним. Я не помешаю их разговору.

   Смит усмехнулся.

   – Наверняка Джефу хочется побеседовать наедине со своим давним другом. Я не знаю, какие отношения связывают тебя с ним, но ты можешь испортить ему все удовольствие от встречи.

   Дженни вздохнула и обвела взглядом террасу. Никто из присутствующих не внушал ей доверия. Вдруг кто-нибудь начнет приставать к ней, воспользовавшись тем, что Джефа нет рядом?

   Словно угадав ее мысли, Смит сказал:

   – Если хочешь, я могу показать тебе конюшни, пока Джеф будет беседовать с Чико.

   Дженни остановилась в нерешительности. Этот человек тоже не нравился ей – но ведь Джеф предупредил Смита, что она не такая, как другие девушки, посещающие его вечеринки. Смит скорее всего считает ее девушкой Джефа – и именно поэтому не позволит себе вольностей с ней. Скорее она может ожидать этого от других мужчин, собравшихся здесь.

   – Конюшни? – переспросила она.

   – Разве Джеф не говорил тебе, что я держу лошадей? Пойдем, я покажу тебе их. Ты любишь лошадей?

   Дженни кивнула. Она заметила, что кое-кто из мужчин, расположившихся на террасе, уже поглядывает с любопытством в ее сторону. Лучше ей не оставаться здесь одной.

   – Спасибо, мистер Смит, я с удовольствием посмотрю ваших лошадей, – вежливо сказала она.

   Они спустились с террасы и обогнули дом. За домом был выжженный солнцем пустырь, а вдали виднелось длинное белое строение, вероятно, конюшня… И вдруг Дженни вспомнила слова Джефа о том, что конюшни пустуют, потому что Смит не интересуется лошадьми. Когда она резко остановилась, хозяин ранчо схватил ее за руку.

   – Вы солгали мне, у вас нет лошадей! – закричала она.

   В глазах Смита зажегся хищный огонь.

   – Сегодня ты будешь моей лошадкой. С той самой минуты, как Джеф привез тебя сюда, я ждал, когда мы наконец сможем остаться одни.

   Дженни попыталась высвободить руку, но пальцы Смита сжимали ее запястье, как железные тиски. Она почувствовала, как волна тошноты подступает к горлу. Страх смешался с отвращением, ей становилось дурно. Смит тащил ее в сторону конюшни, а у нее даже не было сил, чтобы закричать и позвать на помощь… Хотя все равно никто не услышал бы ее крика.

   – Отпустите ее сейчас же, Смит, – приказал знакомый голос.

   Эти слова рассекли воздух, как разряд молнии, хоть и были сказаны негромко. Смит тут же выпустил ее руку. Дженни покачнулась, но удержалась на ногах. Стив стоял в нескольких шагах от них. Его челюсти были плотно сжаты, все его тело напряглось, как тело зверя, изготовившегося для прыжка, в синих глазах горел мрачный огонь.

   – Не вмешивайтесь не в свое дело, Джейсон, – промямлил Смит, оправившись от шока.

   Он снова потянулся было к Дженни, но Стив опередил его. Сорвавшись с места, он прыгнул на противника и заломил ему руку за спину. Что-то хрустнуло, Смит застонал от боли. В следующее мгновение Дженни всхлипывала в объятиях Стива, а Смит изрыгал ругательства, прижимая к себе правую руку, безжизненно повисшую вдоль тела.

   – Вы сошли с ума, Джейсон. Вы могли сломать мне руку – и все из-за какой-то девчонки, подружки Броуди!

   Дженни почувствовала, как ладонь Стива легла на ее голову, пальцы заскользили по ее волосам.

   – Вы ошибаетесь, Смит, – ответил он. – Броуди здесь ни при чем, потому что Дженни – моя. И если вы еще хоть раз приблизитесь к ней, я не только сломаю вам руку, я размозжу череп.

   Во взгляде Смита промелькнул страх – он понял, что Стив Джейсон не шутит.

   – Откуда мне знать, что эта девушка ваша? – пробормотал он, медленно отступая назад. – Ее привез сюда Джеф Броуди. Я бы никогда не посмел притронуться к вашей девушке, мистер Джейсон, поверьте. Но ведь я не знал, что…

   – Теперь вы это знаете, Смит, – прервал Стив этот поток оправданий. – Запомните: где бы вы ни встретили Дженни, держитесь от нее подальше, если вам дорога жизнь.

   Не размыкая объятия, он повел Дженни туда, где был припаркован его «Мерседес». Дженни казалось, что она очнулась от какого-то кошмарного сна. Только когда они уже сели в машину и Стив включил зажигание, она вспомнила о Джефе.

   – Подожди, – сказала она, положив свою руку поверх руки Стива, лежащей на руле. – Я должна предупредить Джефа, что мы уезжаем.

   Стив взглянул на Дженни. Его губы были плотно сжаты, в глазах затаился гнев.

   – Я больше не позволю тебе встречаться с Броуди, и на этот раз ты не ослушаешься меня, – твердо сказал он.

   Дженни опустила глаза, поняв, что спорить бесполезно. Они уже подъезжали к Лас-Вегасу, когда она наконец нашла в себе силы заговорить.

   – Джеф ни в чем не виноват, Стив, – упрямо сказала она. – Я сама пошла со Смитом смотреть конюшни, хотя должна была догадаться о том, что он задумал.

   – Джеф привез тебя к Смиту, – ответил Стив, не сводя глаз с дороги. – Неужели ты не понимаешь, Дженни, какие люди у него собрались? И Джеф – такой же, как они.

   – Он не такой, – она энергично замотала головой. – Он вообще уже несколько лет не встречался с ними.

   – Он прекрасно знал, куда тебя везет. Даже такой человек, как Джеф Броуди, должен понимать, что порядочным девушкам не место на ранчо Дэнни Смита.

   На это Дженни было нечего возразить.

   – Мисс Дюран тоже была там, – сказала она через некоторое время. И вдруг ее осенило:

   – Ведь это она позвонила тебе, не так ли?

   Стив кивнул.

   – Я благодарен Синтии за это. Страшно подумать, чем бы все могло закончиться, если бы я не появился вовремя, – он не скрывал злости. – Сомневаюсь, что тебе бы понравилась конюшня Дэнни Смита.

   Дженни поежилась, чувствуя, как дурнота снова подступает к горлу.

   – Я думала, он действительно хочет показать мне своих лошадей, – пробормотала она.

   – Это лишний раз подтверждает, как ты наивна, – резюмировал Стив.

   Они долго молчали, потом он сказал:

   – Если бы ты знала, какие оргии этот тип устраивает на ранчо, то бы, конечно, не поехала туда. Но ты пробыла только два дня в Лас-Вегасе и практически никого не знаешь здесь. Прошу тебя, будь осторожна, завязывая новые знакомства. Что же касается Броуди, – Стив припарковал машину на стоянке отеля «Санта-Флорес» и повернулся к ней, – с ним ты больше не увидишься. Вчера вечером я уже просил тебя держаться подальше от этого человека. Может, ты все-таки объяснишь, почему поехала сегодня с ним на это чертово ранчо?

   – Мне нравится Джеф, – просто сказала Дженни. Вызывающе вздернув подбородок, добавила:

   – Я больше не ребенок, Стив, и вправе сама выбирать себе друзей.

   Рука Стива нервно сжала руль.

   – Черт побери, Дженни, сегодня ты по своей глупости чуть не попала в беду, и еще претендуешь на то, чтобы быть самостоятельной! Да ты просто не разбираешься в людях, не готова к тому, чтобы встретиться лицом к лицу с этим грязным развратным миром! – Он слегка понизил голос. – К счастью, у тебя есть я, и я позабочусь о том, чтобы ты не пострадала из-за своей наивности.

   С этими словами он вышел из машины и, обойдя ее, распахнул дверцу с той стороны, где сидела Дженни. Не говоря ни слова, они вошли в лифт и поднялись к себе в апартаменты на последнем этаже. Стив сразу направился к бару и налил себе щедрую порцию виски.

   – Ты не можешь расписать мою жизнь по нотам, Стив, – сказала Дженни, когда он сел на диван рядом с ней. – Да, сегодня я совершила ошибку – но только потому, что у меня нет никакого жизненного опыта. Все эти восемь лет ты защищал меня от жестокости окружающего мира, не давал мне никакой возможности узнать жизнь. Теперь мне девятнадцать лет, и я неопытна и наивна, как маленькая девочка. Ты не вправе ограничивать моей свободы – мне необходимо научиться разбираться в людях.

   – У тебя нет «жизненного опыта»! Что ты подразумеваешь под этим? – Стив поставил стакан на столик так резко, что виски расплескалось. – Ответь, какой опыт ты бы приобрела, посетив конюшню Дэнни Смита.

   – О, Стив, пожалуйста, не будь жесток! От одной мысли об этом я…

   Ее голос дрогнул, и она заплакала, низко склонив голову. Стив тут же заключил ее в объятия и крепко прижал к себе.

   – Мне было так страшно, Стив, – всхлипывала она. – Мне было так страшно, пока ты не приехал.

   – Не плачь, Дженни, – он гладил ее по волосам, чувствуя, как она съежилась в его объятиях. – Ничего не случилось, и это главное. Пожалуйста, не плачь. Когда ты плачешь, мне самому хочется разрыдаться.

   Его голос дрогнул. Не выпуская ее из объятий, он продолжал:

   – Помнишь, Дженни, как ты боялась грозы, когда была еще ребенком? Ты становилась бледной, как привидение, и вздрагивала при каждом раскате грома, но старалась не показывать, как тебе страшно. И я делал вид, что не замечаю этого. Я знал, что ты вырастешь сильной и храброй. Всякий раз мне хотелось прижать тебя к себе, вот как сейчас, защитить, прогнать страхи, но вместо этого я просто пытался чем-то тебя отвлечь…

   – Ты научил меня играть в покер, – всхлипывая прошептала Дженни. – Я помню, когда начался сезон дождей на Багамах, ты бросил все дела и целые дни проводил со мной. Но я не знала, что ты заметил, как я боюсь грозы.

   Стив поцеловал ее мягкие шелковистые волосы и улыбнулся, вспомнив что-то.

   – И даже после того, как ты уехала в школу, я всякий раз, когда начиналась гроза, беспокоился о тебе, даже зная из сводок погоды, что сейчас в Швейцарии светит солнце. Мне казалось, ты все еще здесь, рядом, и я должен утешить тебя, помочь тебе избавиться от страха. – Он задумался. – Наверное, я не должен был говорить тебе об этом.

   – Нет, Стив, ты правильно сделал, что сказал.

   Дженни подняла заплаканные глаза и улыбнулась ему.

   – В жизни нередки грозы и ураганы, Дженни, – Стив вытер кончиками пальцев слезы с ее щек. – Позволь мне защитить тебя от них.

   Дженни почувствовала, как все ее существо наполняется нежностью. Эти простые слова сказали ей очень много. Она знала, что еще ни с кем Стив не говорил так, как говорил с ней. Он открыл перед ней ту часть своей души, в которую не впускал никого. Ей хотелось закричать: «Я люблю тебя, Стив. Мне не нужен больше никто – только ты». Теперь у нее не было сомнений, что чувство, которое она уже давно испытывает к нему, и есть любовь. Она поняла это еще очень, очень давно, только боялась себе в этом признаться. Но Стив любил ее совсем другой любовью. Он любил в ней ту девочку, которую встретил на острове Санта-Флорес. И она не покажет ему свои чувства.

   Закрыв глаза, она прошептала:

   – Ты всегда защищал меня, Стив, ты сделал мое детство счастливым. А я за эти дни создала тебе кучу проблем. Прости, Стив. Я постараюсь вести себя так, что тебе больше не придется тревожиться обо мне.

   Стив хрипло рассмеялся.

   – Я не ожидал, что ты окажешься такой покладистой. А что, если я сейчас поймаю тебя на слове? Обещай, что с этого дня ты будешь во всем слушаться меня. А избавиться от моей опеки даже не пытайся!

   Дженни выпрямилась и отбросила со лба растрепавшиеся волосы. Ее глаза сияли. В эту минуту она была готова пообещать Стиву все что угодно, лишь бы только сделать ему приятное. Но сможет ли она сдержать обещание?

   – Сегодня я готова сделать все так, как хочешь ты, Стив, – честно ответила она. – Но я также знаю, что уже завтра мне снова захочется быть независимой, самостоятельной. Не требуй от меня сейчас никаких обещаний.

   Взгляд Стива скользнул по лицу Дженни. Стив едва заметно улыбнулся – он оценил ее искренность. Посерьезнев, он сказал:

   – Послушай, Дженни, ты значишь для меня слишком много, чтобы я позволил тебе совершать опрометчивые поступки, идти навстречу опасности. Когда я увидел, как этот подонок Смит тащит тебя к конюшне, я был готов убить его – и убил бы, если бы он не отпустил тебя. – Его глаза опасно сверкнули. – Поверь, Дженни, не в моих правилах навязывать свою волю. У меня нет желания ограничивать тебя в поступках, – продолжал он, немного смягчившись. – Но, если это окажется необходимым, я буду следить за каждым твоим шагом в целях твоей же безопасности. Я не требую от тебя полного подчинения, Дженни – я лишь прошу, чтобы ты была осмотрительной и поступала благоразумно.

   Мягко отстранив ее от себя, он поднялся с дивана.

   – У меня еще много дел. К сожалению, я должен уйти. Почему бы тебе не прилечь и не поспать часок-другой? Отдохни. Сон – единственное, что тебе нужно сейчас.

   Дженни кивнула и, встав, послушно направилась к себе.

   – Дженни! – окликнул ее он.

   – Да, Стив?

   – Я вернусь к ужину. Могу я рассчитывать на то, что до вечера ты не впутаешься еще в какую-нибудь неприятную историю?

   Дженни улыбнулась, оборачиваясь с порога своей спальни.

   – Я буду ждать тебя здесь, Стив, – пообещала она.

5

   Всю неделю Дженни, как и обещала, ни с кем не знакомилась и общалась только со Стивом и Майком. Дни она проводила, читая, загорая и купаясь в бассейне. Вечерами она терпеливо дожидалась возвращения Стива. После ужина он всегда оставался с ней. Они разговаривали, слушали музыку, играли в покер. Их отношения снова стали такими, какими были все эти годы. Дженни пыталась понять, было ли что-то между ними или это ей только пригрезилось.

   Ее тело все еще хранило память о его ласках. Когда их руки случайно соприкасались или он по-дружески обнимал ее за плечи, Дженни словно пронизывало электрическим разрядом. Однако Стив никак не проявлял своих чувств. Лицо его оставалось бесстрастным. Или он хорошо владел собой, или… Ну конечно, ведь в его глазах она – всего лишь ребенок! Он любит всей душой свою маленькую Дженни, готов сделать для нее все, что угодно, но никогда не увидит в ней женщину.

   Она задавалась вопросом, как бы все сложилось, если бы они встретились только сейчас. Иногда Дженни думала, что было бы лучше, если бы они никогда не знали друг друга раньше. Эти восемь лет, в течение которых он заботился о ней как отец или старший брат, стояли между ними, не позволяя сблизиться так, как ей бы того хотелось.

   Однажды утром Майк позвал ее к телефону.

   – Привет, Дженни, это Кэрол Моррис, – сказал голос в трубке. – Ты помнишь меня? Мы познакомились в магазине одежды здесь, в отеле?

   – Конечно, помню, – ответила Дженни. – Как поживаешь, Кэрол?

   – По правде сказать, мне уже наскучило здесь, – призналась Кэрол. – Я просто не знаю, чем занять свое время. – Немного помолчав, добавила:

   – Послушай, Дженни, мы с братом собираемся позавтракать в одном из ресторанов отеля. Не хочешь составить нам компанию? Мы были бы очень рады.

   – У меня есть другая идея, – сказала Дженни, немного поразмыслив. – Приходите оба на ленч сюда. Ресторанная кухня не идет ни в какое сравнение с тем, что готовит Майк, наш повар.

   – О, с удовольствием! Ты очень любезна, Дженни.

   – Тогда я буду ждать вас к часу, Кэрол.

   Новость о том, что к Дженни придут на ленч двое ее друзей, Майк воспринял с энтузиазмом – он любил, когда люди отдавали должное его кухне. Предупредив Майка, чтобы он накрыл на троих, Дженни отправилась одеваться. Она была рада. Все-таки следовать инструкциям Стива и целые дни проводить в одиночестве было невероятно скучно.

   Она надела широкие шелковые брюки, которые стянула на поясе шарфом цвета цикламена, и туфли на высоких каблуках. В ее облике появилось что-то восточное. Забрав наверх волосы и заколов их шпильками, она села на пуф перед туалетным столиком и сделала макияж. Результат удовлетворил ее – Дженни улыбнулась своему отражению в зеркале, подумав, что такую девушку вполне можно назвать красивой. Ей стоит только поработать над своей внешностью. Лишним подтверждением этому было восхищение, которое она прочла на лице Кэрол и ее брата, когда открыла им дверь.

   – Какая же ты красавица, Дженни! – с присущей ей искренностью воскликнула Кэрол, оглядывая ее экстравагантное одеяние.

   На ней самой было легкое желтое платье – воплощение простоты и элегантности.

   – Спасибо, – ответила Дженни. – Ты тоже прекрасно выглядишь.

   – Знакомься, это мой брат Скотт, – представила Кэрол молодого человека, стоящего рядом с ней.

   Скотт Моррис был очень похож на Кэрол – любой мог догадаться, что перед ним брат и сестра. У Скотта были такие же блестящие каштановые волосы и большие карие глаза. Только в отличие от сестры он был рослым и крепким, как и подобает спортсмену.

   – Очень приятно, Скотт, – вежливо сказала Дженни, протягивая ему руку. И, посторонившись, пригласила:

   – Проходите, все уже готово.

   Кэрол с восхищением огляделась.

   – Здесь красиво!

   – Спасибо, – снова сказала Дженни, улыбнувшись. – Да, Стив любит роскошь, у него отменный вкус.

   Всего за несколько дней он сама успела привыкнуть к роскошной обстановке. Теперь Дженни забыла о том, как была восхищена, когда вошла сюда впервые.

   – Стив придет на ленч? – с нескрываемым любопытством осведомилась Кэрол.

   Она была явно разочарована, когда Дженни отрицательно покачала головой.

   – Стив редко поднимается сюда в это время дня – он очень занят. Обычно он совмещает ленч и деловые переговоры.

   – Он поступает неосмотрительно, оставляя на целый день одну, без присмотра, такую красивую девушку, как ты, – впервые подал голос Скотт, который все это время не сводил глаз с Дженни.

   Дженни небрежно пожала плечами.

   – У него нет другого выхода. Зато мы проводим вместе все вечера.

   – Иначе и быть не могло, – отозвался Скотт, ей показалось, что в его словах был некий скрытый смысл.

   Но тут Майк, заглянув в гостиную, пригласил всех к столу. В этот день он превзошел самого себя. Салат из крабов, клубничный пирог и другие шедевры кулинарного искусства были оценены гостями по достоинству – все было съедено с большим аппетитом. Беседа за столом не прерывалась: Дженни рассказывала Моррисам об учебе в Швейцарии, те, в свою очередь, поделились с ней подробностями своей жизни в Южной Калифорнии. Из них двоих Дженни больше нравилась Кэрол – в Скотте что-то настораживало ее, она постоянно чувствовала на себе его внимательный, будто оценивающий взгляд. Однако, верная роли гостеприимной хозяйки, которую она на себя взяла, Дженни была приветлива с обоими. Впрочем, Скотт оказался приятным собеседником, держался непринужденно, много шутил.

   После кофе Моррисы сказали, что им пора идти.

   – Мы со Скоттом собираемся съездить завтра в Хувер-Дэм, – уже с порога сообщила ей Кэрол. – Ты не хочешь поехать с нами?

   – Поедем, Дженни, – присоединился к сестре Скотт. – Это совсем недалеко отсюда, мы обернемся за день. А на обратном пути заедем в Калеб-Галч.

   – Калеб-Галч? – переспросила Дженни.

   – Это полуразрушенный город, который называют «городом-призраком». Говорят, в нем живут духи его умерших обитателей, но это, конечно же, сказки, – пояснила Кэрол. – Его со всех сторон окружает пустыня. Скотт бывал там много раз с друзьями.

   – Так ты поедешь, Дженни? Я взял напрокат машину. Мы вернемся в Лас-Вегас еще засветло.

   И Дженни согласилась – в таких поездках узнаешь много нового.

   – Я с удовольствием поеду с вами, – ответила она. – Во сколько вы выезжаете?

   – Давай встретимся ровно в двенадцать в вестибюле отеля, – предложила Кэрол.

   За ужином Дженни посвятила Стива в свои планы – теперь она решила, что больше никогда не станет делать что-либо без его ведома.

   – Скотт и Кэрол Моррис? – переспросил Стив, когда она сообщила ему о предстоящей поездке.

   – Я познакомилась с Кэрол на прошлой неделе в одном из бутиков отеля, – пояснила Дженни. – Они с братом приехали из Лос-Анджелеса. Кэрол очень милая девушка.

   Стив кивнул, удовлетворенный этим ответом. Его устраивало, что у Дженни появилась наконец подруга. Он чувствовал себя спокойнее, зная, что она проводит время в обществе девушки из состоятельной семьи.

   – Захватите с собой поесть, – посоветовал он. – Скажи Майку, чтобы он приготовил вам сандвичи.

* * *

   На следующий день Дженни, как и было условлено, спустилась в вестибюль ровно в двенадцать с корзиной, полной сандвичей и напитков. Все было заботливо приготовлено и упаковано для нее Майком. Скотт Морис уже поджидал ее. На нем были легкие полотняные брюки, рубашка с короткими рукавами и теннисные туфли.

   – Сегодня ты мне нравишься даже больше, чем вчера, – сказал он вместо приветствия, окинув Дженни оценивающим взглядом. – К тому же ты пунктуальна, – он указал на настенные часы – стрелки показывали ровно двенадцать. – Я ценю в людях эту черту.

   Дженни искренне удивилась тому, что Скотт нашел ее столь привлекательной. В это утро она не стала тратить время на макияж и оделась очень просто: на ней были батистовая блузка и джинсы. Если бы Стив ее увидел, то сказал, что она одета недостаточно элегантно – ему нравилось, когда Дженни надевала выбранные им в дорогих магазинах платья.

   – Кэрол еще не спустилась? – спросила Дженни, когда они вышли из отеля и Скотт, взяв ее под локоть, повел к автостоянке.

   – Кэрол не поедет с нами сегодня – она плохо себя чувствует. Ничего серьезного, просто у нее разболелась голова. Она побоялась, что от жары в машине ей станет хуже.

   – Очень жаль, что Кэрол нездоровится, – Дженни остановилась в нерешительности перед его темно-синим «Ровером». – Давай отложим поездку. Ведь это была идея Кэрол. Нехорошо, что мы оставляем ее одну.

   Скотт покачал головой и взял из ее рук корзину с едой.

   – Кэрол совсем расстроится, если узнает, что из-за нее ты лишила себя удовольствия. Мы обязательно съездим вместе куда-нибудь еще.

   Дженни колебалась еще с минуту, прежде чем сесть в его машину. Она надеялась провести этот день в обществе Кэрол и была слегка разочарована, узнав, что ее новая подруга не сможет поехать с ними.

   День уже близился к закату, когда они подъехали к Калеб-Галч, развалинам древнего города, который многие называли «городом-призраком». Город был совсем небольшим – несколько улиц с полуразрушенными каменными строениями. Ветер свистел в пустых проемах окон и дверей, поднимал с земли пыль и песок. Дженни невольно поежилась – в этом городе действительно было что-то призрачное.

   – Кто был этот Калеб, построивший город? – спросила она у Скотта. Тот пожал плечами.

   – По рассказам, какой-то испанец, нашедший здесь залежи серебра. Насколько мне известно, эти земли богаты серебром.

   Остановив машину, Скотт потянулся к сумке-рефрижератору, стоящей на заднем сиденье, которую он прихватил с собой. Он извлек из нее банку пива, открыл и выпил жадными глотками.

   Дженни насторожилась: Скотт не переставал пить с тех пор, как они остановились перекусить в Хувер-Дэм. Девушка попыталась отговорить Скотта заезжать в Калеб-Галч, предложив вернуться в Лас-Вегас, опасаясь, как бы с ними не случилось чего-нибудь по пути. Он много выпил, но это нисколько не мешало Скотту быть отличным водителем. Лишь его речь, немного невнятная и бессвязная, выдавала его опьянение.

   – Ладно, давай взглянем на этот город, – сказала Дженни и потянулась к ручке дверцы. Скотт тряхнул головой.

   – Слишком жарко. Да и вообще там не на что смотреть. Неужели тебя интересуют эти развалины?

   – Если хочешь, оставайся в машине, – Дженни пожала плечами. – А я пойду прогуляюсь. Я все-таки хочу посмотреть этот город, раз уж мы приехали сюда. Я вернусь минут через тридцать.

   В некотором смысле она была даже рада, что Скотт не сопровождает ее во время этой прогулки – пьяные мужчины всегда были ей противны. Она прошлась по пыльным улочкам старого города, заглянула в пустые полуразрушенные дома. Почему-то ей стало грустно… Вскоре она услышала, как настойчиво сигналит машина. Вероятно, Скотту не терпелось уехать отсюда.

   – Куда ты запропастилась? – пробурчал Скотт, когда она влезла в машину и со вздохом опустилась на переднее сиденье.

   – Извини, что я заставила тебя ждать. – Дженни взглянула на своего спутника – тот смотрел на нее с ухмылкой. – Что ж, теперь мы можем ехать, – добавила она, удивляясь, почему он не включает зажигание.

   – Зачем спешить, Дженни, – ответил Скотт. Язык у него заплетался. – Просто мне было скучно без тебя, потому я и посигналил.

   Он положил ладонь на ее колено. Дженни резко отстранилась, сбросив с колена его руку.

   – Как зачем? Уже поздно, Скотт, поехали. К тому времени, когда мы вернемся в Лас-Вегас, стемнеет.

   Дженни не на шутку испугалась. Она старалась говорить спокойно – но легкая дрожь в голосе выдавала ее. Они были здесь совсем одни, на много миль вокруг не было ни души, а Скотт пьян. Похоже, он совсем не контролирует себя. Поскорей бы уехать из этого безлюдного места.

   Скотт придвинулся к ней вплотную, заставив ее прижаться к дверце.

   – Вот хорошо, и пусть темнеет, – прошептал он и, взяв голову девушки в ладони, завладел ее губами.

   Его губы были скользкими, и от него разило пивом. Она испытала ни с чем не сравнимое отвращение. Когда он наконец поднял голову, девушка увидела на его лице удовлетворенную улыбку.

   – Я хотел поцеловать тебя с той самой минуты, как впервые увидел, – сказал Скотт, крепко сжимая ее плечи. – Ты выглядела так соблазнительно в тех шелковых брюках… – Его улыбка стала еще шире. – Но я не думаю, что мы ограничимся только поцелуями.

   – Отпусти меня! – потребовала Дженни, пытаясь сбросить с плеч его руки. – Мне становится тошно, когда ты прикасаешься ко мне.

   Скотт пьяно рассмеялся.

   – Ты никуда от меня не уйдешь, поэтому лучше расслабься. Я не разочарую тебя, обещаю. Я ничем не хуже Стива Джейсона.

   Он навалился на нее всем телом, и Дженни чуть не задохнулась от его поцелуя. Отвращение смешалось в ней с яростью, и она укусила его за губу.

   – Маленькая шлюха, – пробормотал Скотт, поднимая голову, однако не выпуская ее из своих железных объятий. – Ты, наверное, возомнила о себе, потому что Стив сделал тебя своей… подопечной, – он вложил в это слово нехороший смысл. – Но ведь я не прошу тебя о многом. Я лишь прошу, чтобы ты позволила мне заняться с тобой тем же, чем Стив Джейсон занимается с тобой каждую ночь.

   – Стив – мой опекун, – выкрикнула Дженни, тщетно пытаясь отпихнуть его от себя.

   – Эти истории – для маленьких глупых девочек вроде моей сестренки. Но я в них не верю. – Скотт снова рассмеялся. – Разве я похож на идиота! Стив поселил тебя в своих апартаментах, покупает тебе шикарные шмотки – и ты кого-то хочешь убедить в том, что он не прикасается к тебе? – Он дотронулся до ее волос. – Хорошо бы мне узнать, чем ты приглянулась ему, Дженни. Я еще никогда не слышал, чтобы любовницы Стива жили вместе с ним, в его номере.

   Теперь он пытался расстегнуть ее блузку. Это не удавалось ему – Дженни извивалась всем телом, стараясь высвободиться из его объятий. Наконец Скотт потеряв терпение, просто оборвал все пуговицы и сжал в руках ее обнаженную грудь. Дженни закричала, хоть и знала, что здесь никто ее не услышит. Когда его рука спустилась вниз, к «молнии» ее джинсов, ею овладел панический страх, сравнимый разве что с тем, который она испытала на ранчо у Дэнни Смита. Отчаянно ища путь к спасению, она приподнялась на локтях и изо всех сил толкнула Скотта в грудь головой. Не ожидая столь активного сопротивления с ее стороны, он от удивления разжал руки. Воспользовавшись этим, Дженни распахнула дверцу и, выскочив из машины, побежала прочь.

   Не оглядываясь, она долго бежала по переулкам этого города-призрака. Торопливые шаги, которые она слышала за своей спиной, заставляли ее бежать все быстрее. Наконец Скотт, наверное, потеряв ее из виду, остановился. Вдруг она услышала, как отъезжает машина.

   Дженни с облегчением вздохнула. Если бы Скотт не был пьян, он бы непременно догнал ее – ведь он был спортсменом. Выждав еще несколько минут, она вернулась к пыльной ухабистой дороге, по которой они приехали сюда. Дорога была совершенно пустынной – ведь по ней проезжали только те, кто хотел взглянуть на город-призрак. Впрочем, она бы все равно не решилась «голосовать», даже если бы увидела какую-нибудь машину – после эпизода со Скоттом она больше не доверяла мужчинам, тем более незнакомым. Она попыталась подсчитать в уме, сколько миль отделяет ее от Лас-Вегаса и можно ли проделать этот путь пешком. В любом случае лучше не предпринимать эту «прогулку» ночью – а сумерки уже спустились на землю. Она решила переждать ночь здесь. Кто знает, может, Стив приедет за ней еще до того, как наступит утро – Стив всегда появляется, когда она нуждается в нем. Тем более что на этот раз она сама сказала ему, куда поехала.

   Весь вечер Дженни бродила среди развалин, чтобы как-то убить время. Ночью вдруг стало холодать. Ее переполняла ярость при мысли о том, что Скотт оставил ее одну в этом пустынном месте, нисколько не заботясь о том, как она проведет ночь. Что ж, Дженни в состоянии позаботиться о себе сама. В детстве она была предоставлена сама себе, в то время как ее отец проводил дни и ночи за рулеткой! Так неужели она стала слабее с тех пор? Нет, она не стала неженкой – просто ее жизнь стала более легкой и беззаботной, но это еще не означало, что она неспособна быть сильной, когда это необходимо. Только ни в коем случае не надо паниковать. Все равно рано или поздно она выберется отсюда. Стив выпытает у Скотта, где он ее оставил, когда тот вернется в отель.

   Однако до приезда Стива она должна постараться не замерзнуть. Дженни огляделась. В небе светила полная луна – по крайней мере ей не придется сидеть в темноте. Все пуговицы на ее блузке были оторваны. Она завязала блузку узлом на животе, чтобы хоть как-то прикрыть свою наготу, потом принялась собирать хворост для костра – к счастью, вокруг было полным-полно сухих веток. Она сложила ветки неподалеку от дороги и задумалась над тем, каким образом ей разжечь огонь. Дженни не курила, у нее не было при себе ни спичек, ни зажигалки. Конечно, каждому известно, что можно добиться искры, ударяя камень о камень – но это не так-то просто осуществить на практике. Прошло не меньше часа, прежде чем появилась долгожданная искра. Прикрыв искру ладонью, Дженни поднесла ее к охапке хвороста, и – о чудо! – костер разгорелся. Глядя на пламя, она торжествовала, наверное, не меньше, чем первобытный человек, которому впервые удалось собственными руками разжечь огонь.

   Но за это время она уже успела продрогнуть до костей, и даже ярко пылающий костер не помогал ей согреться. Ей надо выпить чего-нибудь теплого, иначе к утру она окоченеет. Собирая хворост, Дженни нашла металлическую, вероятно, серебряную чашу, которой пользовались еще обитатели этого города, а колодец она приметила еще во время своей первой прогулки. Металл потемнел от времени, чаша была грязной. Она почистила ее песком, потом, подбросив веток в костер, направилась к колодцу, чтобы накачать воды. Это оказалось нелегким делом. Дженни уже решила, что колодец высох, когда ее усилия были наконец вознаграждены – сильная струя воды ударила ей в лицо, заставив отскочить в сторону. Не теряя времени попусту, Дженни тут же вымыла чашу и наполнила ее до краев.

   Вернувшись к костру, она поставила чашу с водой на плоский камень вблизи огня. Когда вода согрелась, она стала пить ее медленными глотками. У воды был горьковатый металлический вкус – но по крайней мере она согревала ее изнутри. В предрассветной мгле подул промозглый ветер и воздух показался ей колючим. Дженни съежилась и еще ближе придвинулась к костру и устроилась поудобнее, поджав под себя ноги. Надо набраться терпения: вполне возможно, пройдут еще долгие часы прежде, чем Стив приедет за ней.

* * *

   Когда темнота стала рассеиваться, а луна стала едва различима на фоне серого неба, Дженни наконец увидела свет фар вдали – и с трудом сдержала вопль радости. Но все-таки она не побежала к дороге, боясь, что это не Стив, а решила ждать здесь, возле костра. Машина ехала на бешеной скорости – наверное, Стив, если это был он, уже заметил огонь.

   У Дженни совсем замерзли руки, и она взяла чашу, стоящую возле огня, чтобы согреть их. «Мерседес» Стива резко затормозил в нескольких метрах от нее. Выскочив из машины, он увидел Дженни, спокойно сидящую перед тлеющим костром с серебряной чашей в руках. Отблески пламени падали на лицо девушки, которая была совсем невозмутимой, словно не случилось ничего из ряда вон выходящего. Но ведь Дженни всегда была храброй… Он бросился к ней, задыхаясь от нового, пронзительного чувства, в котором была и тревога, и нежность, и что-то еще, что невозможно выразить словами.

   Пока Стив шел к ней, Дженни спокойно разглядывала его. Сейчас он почему-то казался ей еще более привлекательным, чем обычно. Одет он был очень просто: черные джинсы и белоснежная рубашка поло, расстегнутая на груди. Густые светлые волосы были немного взлохмачены. Когда он подошел к ней, Дженни прочла в его взгляде беспокойство и ярость.

   – Кажется, ты уютно устроилась здесь, – насмешливо проговорил Стив, стараясь не показывать, насколько обеспокоен.

   – А что еще мне оставалось делать? – парировала Дженни. – По-твоему, я должна была рвать на себе волосы и сокрушаться по поводу того, что меня бросили одну в этом ужасном месте?

   Стив схватил ее за плечи и почти силой поднял с земли.

   – Меня поражает твое спокойствие, Дженни, – в его голосе слышался едва сдерживаемый гнев, а синие глаза сверкали. – Я думал, что сойду с ума, пока ехал сюда – с тобой за это время могло случиться все что угодно в этой чертовой пустыне. Тебя могли изнасиловать, убить… А ты преспокойно сидишь возле огня, как будто все в полном порядке.

   – Если хочешь, я могу разрыдаться, Стив, – с усмешкой предложила Дженни. – Тебе доставит удовольствие, если я начну биться в истерике? – И, помолчав, добавила:

   – И вообще, как ты можешь знать, что меня не изнасиловали?

   При этих словах лицо Стива стало белым как мел. Протянув руку, он коснулся дрожащими пальцами ее блузки, которую она завязала узлом на животе.

   – Это… это произошло, Дженни? – спросил он изменившимся голосом. Казалось, какой-то ком в горле мешал ему говорить. – Скажи мне правду, Дженни: этот подонок Моррис в самом деле посмел притронуться к тебе?

   Дженни подняла лицо и заглянула в его синие, теперь потемневшие глаза.

   – Он бы непременно это сделал, если бы я вовремя не удрала от него. Но ты, Стив, хорош, – в ее голосе звучала обида. – Ты приезжаешь сюда за мной и сразу же начинаешь меня бранить, как будто я Бог знает что натворила. И это после того, как меня чуть не изнасиловали и я провела всю ночь в этом заброшенном городе…

   Стив, казалось, даже не слышал ее последних слов – его мысли были заняты другим.

   – Так он не причинил тебе вреда? – спросил он едва слышно.

   – Нет, он этого не сделал! – закричала Дженни. – Но я не понимаю, почему ты злишься на меня, как будто я в чем-то виновата…

   Она умолкла, когда руки Стива сомкнулись вокруг нее в крепком объятии. Прижавшись щекой к его груди, она слышала, как отчаянно бьется его сердце. Слегка отстранив ее от себя, он склонился над ней и нашел ее рот губами. В этом поцелуе было все – тревога, страсть, нежность. Еще ни разу Стив не целовал ее так. Сейчас он не владел собой – она чувствовала, как дрожь волнами пробегает по его телу. Его дрожь передалась и ей. Никогда она не желала его так сильно, как сейчас.

   – О Боже, я хочу тебя, Дженни, и ничего не могу с собой поделать, – хрипло шептал он, покрывая ее лицо быстрыми поцелуями. Его пальцы судорожно сжимали ее голову. – Я знаю, что возненавижу себя за это – но сейчас… сейчас я не могу остановиться. Я слишком долго ждал тебя, Дженни. Слишком долго.

   Не размыкая объятий, они медленно опустились на землю. Стив нетерпеливыми пальцами пытался развязать узел ее блузки. Он так дрожал от возбуждения, что это долго не удавалось ему. Наконец он снял с нее блузку. Когда он, наклонив голову, принялся целовать ее затвердевшие соски, Дженни показалось, что она теряет рассудок. Потом он накрыл ее грудь ее длинными локонами и целовал ее сквозь волосы, заставляя Дженни стонать от желания. Они лежали рядом на земле у костра, давно потухшего, тесно прижавшись друг к другу, и его руки ласкали ее тело, пробуждая в ней тысячу новых, захватывающих ощущений.

   – Я хочу тебя, Дженни, – прошептал Стив. – Ты должна стать моей. Я больше не могу ждать.

   Она обвила руками его шею и погрузила пальцы в его густые мягкие волосы.

   – Я тоже хочу тебя, Стив, – прошептала она, почти касаясь губами его губ. – Не надо ждать.

   Он приподнялся на локтях и посмотрел ей в глаза. В его взгляде не было ничего, кроме безумного, неудержимого желания. Дженни показалось, что она растворяется в этом взгляде… Она закрыла глаза, когда он потянулся к «молнии» ее джинсов. Но его пальцы внезапно замерли. Разомкнув веки, она тут же поняла по его лицу, что он владел собой, если не полностью, то отчасти. Он все еще изнемогал от желания – но теперь его взгляд больше не был безумным.

   – И ты бы позволила мне это сделать, Дженни? – шепотом спросил он.

   – Да. Потому что я люблю тебя.

   – Ты сама не знаешь, что говоришь, – Стив тряхнул головой. – Я был бы последним негодяем, если бы воспользовался твоей наивностью, твоей неопытностью… твоей готовностью отдаться мне. Знаешь, если бы ты сопротивлялась, я бы, может, окончательно потерял контроль над собой и овладел тобой прямо сейчас, не медля больше не минуты, – он говорил так, как будто рассуждал сам с собой. – Но ты сама готова отдать мне свое тело, всю себя, ты готова подчиниться каждому моему желанию – и я не могу принять от тебя такой щедрый дар.

   – Но как же нам быть, наши желания совпадают! Послушай, Стив, я уже давно… Он не дал ей договорить.

   – Я всегда получал от женщин то, что хотел. И всегда вел себя эгоистично. Мне не было дела до их чувств, если таковые у них имелись. – Стив усмехнулся. – У меня никогда не возникало угрызений совести, если я оставлял какую-то женщину, впрочем, я старался с самого начала объяснить им, что со мной нет смысла рассчитывать на длительную связь. – Он помолчал, глядя на угольки, оставшиеся от костра. – Но ты – совсем другое дело, Дженни, – продолжал он, и теперь в его голосе слышалась нежность. – Ты – неотъемлемая часть моей жизни, я даже не могу себе представить, как я буду жить, если вдруг потеряю тебя. И я всегда буду думать в первую очередь о твоем благе, а не о своем собственном. – Он резко обернулся и снова посмотрел ей в глаза. – Я не вправе поступить с тобой так, как поступал с другими женщинами, понимаешь?

   – Нет, Стив, не понимаю, – твердо сказала Дженни. Она заметила, что его взгляд, все еще подернутый дымкой желания, остановился на ее груди, прикрытой только прядями волос. – Я не могу понять, почему мы должны отказываться от того, чего оба так сильно хотим.

   Ничего не сказав, Стив поднялся на ноги и снял с себя рубашку. Склонившись над ней, он просунул ее руки в рукава и застегнул рубашку на ее груди. Она потянулась было к нему, но он резко отстранился.

   – Нет, Дженни, больше не прикасайся ко мне. Мне и так трудно держать себя под контролем.

   – Думаешь, мне легко? – прошептала она.

   Стив не услышал ее слов – или притворился, что не услышал. Он быстрым шагом направился к машине и вернулся через минуту с термосом, двумя пластиковыми стаканчиками, пледом и свитером. Заботливо обернув ее плечи пледом, он натянул на себя свитер и, усевшись на землю рядом с ней, снял крышку термоса.

   – А ты, однако, неплохо экипирован, – заметила Дженни, когда он протянул ей стаканчик с горячим кофе. – Ты собирался в долгий путь? Кстати, как ты узнал, что я здесь? Наверное, от Морриса?

   Стив кивнул. Гнев снова промелькнул в его взгляде.

   – Я начал волноваться, когда ты не появилась к ужину. Мне не сразу удалось найти этого подонка Морриса – он задержался где-то по пути и был пьян в стельку, когда вернулся в отель. Но можешь поверить, он сразу же сознался мне во всем.

   – Ты побил его? – догадалась Дженни.

   – Жалко, что я не переломал ему кости – у меня просто не было на то времени, потому что я спешил к тебе. Но вполне возможно, что ты не узнаешь его, если увидишь в ближайшие дни.

   Это означало, что Стив разукрасил ему физиономию.

   – Я надеюсь, что не увижу Морриса ни в ближайшие дни, ни когда бы то ни было, – сказала Дженни и непроизвольно передернула плечами.

   Стив допил свой кофе и повернулся к ней.

   – Бедная Дженни, ты говорила, что тебе нужен жизненный опыт – но он, к сожалению, не дается даром, в его тоне была и насмешка, и нежность. – Ну почему из всех молодых людей, проживающих в моем отеле, ты познакомилась именно с этим подонком Моррисом? А до этого успела побывать на ранчо Дэнни Смита… – Стив подавил вздох и положил руку на ее плечи, словно хотел заранее защитить ее от всех неприятностей, которые могли ожидать ее в дальнейшем. – А вообще, Дженни, ты должна знать, что этот мир грязен, и не стоит доверять людям, населяющим его. Во всяком случае, большинству из них. Люди обычно меряют других на свой аршин, и я почти уверен, что этот мерзавец Моррис даже не понял, что ты из себя представляешь. Он, наверное, подумал, что ты такая же, как все те девчонки, с которыми он привык общаться.

   – Моррис не поверил, что ты – мой опекун, – невольно вырвалось у Дженни. – У него не укладывается в голове, что один человек может заботиться о другом, ничего не требуя взамен. Он сказал, что вообще никто не верит в то, что ты просто мой опекун.

   – Вполне возможно, что так оно и есть, – отозвался Стив. – Для тебя это имеет какое-то значение?

   Дженни покачала головой.

   – Мне глубоко наплевать на мнение окружающих. Пусть думают, что хотят.

   – Мне тоже наплевать на то, что люди думают обо мне. Но только не на то, что они думают о тебе, – Стив повысил голос. – Тебя смешивают с грязью, тебя считают содержанкой…

   – Успокойся, Стив, – Дженни коснулась его руки. – Все равно это скоро закончится. Люди будут сплетничать на наш счет только до тех пор, пока я буду жить в твоих апартаментах и на твоем полном содержании. Но, когда я найду работу и подыщу себе квартиру, все сплетни прекратятся.

   – И ты думаешь, я это допущу? – Стив схватил девушку за руки и крепко сжал ее пальцы. – Думаешь, я позволю тебе жить одной, работать в каком-нибудь офисе или баре? Да я не буду знать ни минуты покоя! Я все время буду думать, в какую еще историю ты могла попасть и куда я должен мчаться, чтобы выручить тебя. Нет, Дженни, я никуда тебя не отпущу, так и знай.

   – Ты не можешь удержать меня силой… – начала было она, но умолкла, поняв, что Стив не слушает ее. Он смотрел в дымчато-серое предрассветное небо и, казалось, над чем-то размышлял.

   – Удивительно, как это не пришло мне в голову раньше, – пробормотал он. Взглянув на нее, сказал громко и отчетливо:

   – Я женюсь на тебе, Дженни. Это и будет решением всех проблем. Тогда ты всегда будешь рядом, я буду оберегать тебя, и никто не посмеет сказать о тебе дурного слова.

   Внезапная радость, охватившая Дженни при этих словах, тут же сменилась горечью.

   – Ты ищешь удобное для себя решение, не так ли, Стив? – насмешливо осведомилась она. – Ты хочешь жениться на мне, чтобы избежать сплетен…

   – Не только поэтому, – ответил он, глядя в сторону.

   – Тогда почему же? – Она придвинулась к нему и положила руки на его плечи, пытаясь заглянуть ему в глаза. – Послушай, Стив, если ты желаешь меня, для этого вовсе не обязательно вступать со мной в брак. Да это было бы глупо! Сегодня тебе хочется, чтобы я была твоей, чтобы я была рядом – но что будет, если завтра ты устанешь от меня?

   – Я же не устал от тебя за эти восемь лет, – тихо проговорил он.

   – Но ведь это совсем другое дело, – возразила Дженни. – Нас связывали совсем иные отношения – не те, какие связывают мужа и жену. И мы с тобой… – Она почувствовала, как краска смущения приливает к щекам, однако заставила себя договорить. – В общем, между нами никогда не существовало интимной близости.

   – И ты считаешь, что я мог бы просто поразвлечься с тобой, а потом выбросить из своей жизни? – Стив явно чувствовал себя оскорбленным. – Ты считаешь, я бы быстро устал от тебя, если бы мы по-настоящему сблизились?

   – Я не знаю, сколько это могло бы продлиться, – Дженни опустила глаза под его взглядом. Казалось, Стив хотел заглянуть ей в самую душу. – Но рано или поздно ты все равно устанешь от меня… так же, как уставал от других своих женщин.

   – Дженни, – Стив коснулся пальцами кончика ее носа и улыбнулся. – По-моему, я уже говорил тебе об этом, только ты забыла: ты всегда занимала особое место в моей жизни. А то, что было у меня с другими женщинами, не имеет к тебе никакого отношения. – И он замолчал, играя прядями ее волос. – Сегодня я сделал тебе предложение, и, кажется, это вышло у меня не очень красиво, – продолжил он. – Ты должна меня простить – я просто не знаю, как надо поступать в подобных ситуациях. Я мог бы встать перед тобой на колени, приложить руку к сердцу и поклясться в вечной любви… Но я скажу тебе лишь одно, Дженни: я хочу, чтобы ты всегда принадлежала мне. Мне и никому другому.

   – О, Стив! – Дженни бросилась к нему на грудь, всхлипывая от счастья. – Принадлежать тебе полностью и без остатка. Мне больше ничего не надо, мы никогда не расстанемся с тобой, никогда.

   Она плакала от радости на его груди, а вокруг них просыпалось утро. Стив гладил ее по волосам, чувствуя, как тело любимой трепещет в его объятиях… Дженни сквозь слезы посмотрела вверх. Когда она заговорила, голос ее прозвучал неожиданно твердо.

   – Только, пожалуйста, Стив, когда ты устанешь от меня, скажи мне об этом сразу, ладно? Я не хочу связывать тебя по рукам и ногам, ограничивать твою свободу. Пока нам хорошо вместе, мы будем вместе, а когда ты почувствуешь, что я тебе больше не нужна, я уйду из твоей жизни…

   – Ты думаешь, я когда-нибудь позволю тебе уйти из моей жизни? – Стив взглянул на нее повлажневшими глазами и, наклонив голову, коснулся губами ее губ. – Но, по-моему, нам уже давно пора вернуться домой. После этого приключения тебе надо хорошенько отдохнуть, – добавил он, увлекая ее за собой к машине.

   Когда они уже сели в его «Мерседес», Дженни опустила боковое стекло и бросила прощальный взгляд на развалины старого города и на кучу золы, оставшуюся от костра.

   – Не говори, что тебе жаль уезжать отсюда, – пошутил Стив, надеясь, что она не услышит предательской дрожи в его голосе.

   – Нет, – Дженни серьезно покачала головой. – Но я навсегда запомню это место. Так же, как и тот остров на Багамах.

6

   Получить лицензию на брак в таком городе, как Лас-Вегас, очень просто. Стив и Дженни поженились через два дня. Они обошлись без пышной свадьбы. Гостей не было – только Джо Магрудер и Майк Новачек присутствовали на церемонии венчания в качестве свидетелей. Пэт Марчант, секретарша Стива, взяла на себя организацию церемонии, и Дженни оставалось позаботиться только о подвенечном платье.

   Она прошла по многим магазинам, прежде чем сделать свой выбор. Это белоснежное платье из тафты походило на одеяние юной Джульетты – в нем было что-то от нарядов эпохи Возрождения. С завышенной талией, длинной пышной юбкой и узкими рукавами, лишенное всяких украшений, оно своей простотой наводило на мысль о чистом и свежем, нетронутом. Вместо фаты Дженни решила надеть маленький белый венок, не желая прикрывать свои роскошные каштановые волосы, которые распустила по плечам и по спине. В таком наряде она смотрелась просто бесподобно. Он не только отвечал ее облику, но и чувствам, которые переполняли ее в этот день. Ведь сегодня она была Джульеттой, спешащей соединиться навеки со своим любимым…

   – У меня возникает мысль, что я должен был одеться, как кавалер эпохи Возрождения, – пошутил Стив, окинув ее откровенно-восхищенным взглядом.

   Дженни покачала головой.

   – Ты и так выглядишь превосходно, Стив.

   И в самом деле он был удивительно привлекателен в черном смокинге, который подчеркивал его широкие плечи. Его светлые волосы были красиво причесаны, синие глаза сверкали на загорелом лице. Венчание было назначено на вечер, и сумерки уже начали сгущаться, когда они сели в машину, чтобы отправиться в церковь. Прежде чем включить зажигание, Стив внимательно посмотрел на Дженни, и она прочла в его взгляде какую-то странную грусть.

   – Я чувствую себя столетним стариком рядом с тобой, такой юной, такой свежей… и очень чистой, – тихо сказал он. – А у меня за плечами годы далеко не монашеской жизни…

   Дженни улыбнулась.

   – Зачем вспоминать то, что осталось в прошлом, Стив? Ты же нормальный, здоровый мужчина. А я берегла себя для тебя.

   – У тебя несколько устаревшие взгляды на жизнь, Дженни, но мне это нравится, – Стив едва заметно улыбнулся. – Я задаюсь вопросом, найдется ли в Лас-Вегасе или во всей Америке девушка, которая действительно достойна надеть белое платье в день своего бракосочетания.

   При этих словах Дженни покраснела и отвернулась к окну.

   У входа в церковь их поджидал Майк Новачек. Он был невероятно серьезен в этот день, на лице не было и тени его привычной усмешки. Даже в его движениях появилась какая-то торжественная медлительность – Майк, по всей видимости, отнесся очень серьезно к своим обязанностям свидетеля. Однако от Дженни не ускользнул радостный блеск в его взгляде, когда он, распахнув дверцу, помог ей выйти из машины. Конечно, Майк был рад за нее – ведь он догадывался, что девушка уже давно любит Стива.

   – Ты выглядишь сегодня, как принцесса из сказки, – сказал Майк, оглядывая ее одеяние.

   – Я и чувствую себя принцессой из сказки, – призналась Дженни. – Ив этой сказке происходят всякие чудеса и даже самые невозможные желания осуществляются… А может, мне просто снится чудесный сон?

   – Это не сон, Дженни, можешь мне поверить, – улыбнулся Майк.

   – О Господи, я так счастлива, – прошептала Дженни.

   – Я в этом не сомневаюсь.

   Дженни сделала глубокий вдох, чтобы унять эту захватывающую, головокружительную радость, потом снова посмотрела на друга. На Майке был смокинг и лакированные туфли – она еще не видела, чтобы он одевался так элегантно.

   – Кстати, ты тоже сегодня на высоте, – заметила она.

   – Благодарю за комплимент, Ваше Сказочное Высочество, – шутливо отозвался он. – Но мог ли я прийти на твою свадьбу, не позаботившись о своем внешнем виде?

   Привстав на цыпочки, Дженни поцеловала его в щеку.

   – Спасибо, Майк.

   Стив уже давно обошел машину и стоял в нескольких шагах от них, с улыбкой прислушиваясь к их разговору.

   – Джо уже здесь? – осведомился он, взяв Дженни под локоть. Майк кивнул.

   – Он ждет нас в церкви.

   – Тогда пойдем.

   Дженни, ступив на лестницу, приподняла край своей длинной воздушной юбки. Пальцы Стива крепко сжимали ее за локоть – казалось, он хотел ей сказать: «Теперь ты моя и только моя».

   Церковь, выстроенная из белого камня, была маленькой и скромной, что очень понравилось Дженни. В таком месте чувствуешь себя уютнее, чем в каком-то большом соборе. Оставалось удивляться, как Пэт Марчант, выбравшей именно эту церковь для венчания, удалось угадать ее желания – а может, Стив сам дал ей указания на этот счет. Ведь Стив всегда знает, что ей нужно…

   Дженни никогда в жизни не присутствовала на церемонии венчания и имела весьма неясное представление о том, как это происходит. Она ожидала, что церемония будет длиться долго, и была удивлена, когда все закончилось через несколько минут. Майк и Джо поздравили ее и расцеловали в обе щеки, потом она вышла из церкви под руку со Стивом и села в машину.

   Глядя на Стива, Дженни завидовала его спокойствию. Она сама была так взволнована – ведь сегодня свершилось самое важное событие в ее жизни! На обратном пути супруги почти не разговаривали, лишь когда они подъехали к отелю, Стив спросил, где бы она хотела провести медовый месяц.

   – На острове Санта-Флорес, – не задумываясь ответила Дженни.

   Стив улыбнулся. Эта улыбка значила для нее намного больше, чем любые, даже самые сокровенные слова.

   – Только нам придется немного подождать, Дженни, – сказал он через некоторое время. – У меня есть неотложные дела, и в течение ближайших месяцев я не смогу отлучиться из Лас-Вегаса.

   Дженни кивнула. Она была рада, что они не едут в свадебное путешествие сразу же после бракосочетания, как это обычно делают молодожены. Ей хотелось только одного – остаться наедине со Стивом там, на последнем этаже отеля «Санта-Флорес»… Однако ее ожидало горькое разочарование.

   – Нам надо поговорить, Дженни, – сказал Стив, плотно прикрыв дверь. – Могу я попросить тебя принести мне виски с содовой? А я пока сделаю один деловой звонок. Это займет не больше пяти минут.

   По его тону она поняла, что их разговор будет не из легких. Гадая, в чем же она могла провиниться перед Стивом на этот раз, Дженни сняла шляпку и направилась к бару. Она приготовила для него виски с содовой, как он просил, а себе налила вина. Войдя в гостиную, Стив первым делом снял смокинг, избавился от галстука и расстегнул верхние пуговицы рубашки. Поймав его взгляд, Дженни заметила в нем тень сожаления. Это озадачило ее.

   – Спасибо, – Стив взял стакан, который она протягивала ему, и сделал несколько жадных глотков. – Мне будет нелегко все тебе объяснить, Дженни – но я обязан сделать это немедля.

   – Что ты хочешь мне объяснить, Стив? – Во взгляде Дженни недоумение смешалось с тревогой. – Но что случилось? Почему ты ведешь себя так странно?

   Стив тяжело опустился в кресло напротив нее.

   – Я обманул тебя, Дженни, – сказал он. Ему явно стоило труда заставить себя смотреть ей в глаза. – Когда я просил тебя стать моей женой, я не сказал, что наш брак будет… фиктивным.

   Это было так неожиданно, что в течение долгой минуты она не могла вымолвить ни слова.

   – Я… я не понимаю тебя, Стив, – с трудом выговорила она. – Зачем… зачем же ты вообще женился на мне? Какой в этом смысл?

   – Не смотри на меня так, словно я тебя обидел, Дженни. В конце концов, я не сделал тебе ничего дурного, вступив с тобой в брак. – На минуту воцарилась зловещая тишина. – А если ты хочешь знать, зачем я женился на тебе, то наберись терпения и выслушай меня. Я не могу допустить, чтобы ты искала работу. Ведь ты совсем не готова к тому, чтобы начать самостоятельную жизнь. Ты просто не сможешь выжить в этом жестоком мире, где такую чистую девушку, как ты, подстерегают всякого рода опасности. У меня нет другой возможности удержать тебя – а я хочу и буду заботиться о тебе и впредь. Прости, Дженни, что я тебя обманул, но у меня просто не было иного выхода. – Залпом осушив свой бокал и отставив его на столик, он заключил:

   – А в ту ночь, когда я приехал за тобой в Калеб-Галч, я понял, что с тобой непременно случится что-нибудь дурное, если только я дам тебе свободу.

   Дженни испытывала сейчас невероятно острую, почти физическую боль. Значит, она совсем не нужна Стиву. Он женился на ней, чтобы было проще ограждать ее от опасностей, потому что считал, что она не готова к самостоятельной жизни. Он, как и прежде, будет проводить ночи с пышногрудыми длинноногими красотками, а она обязана сидеть дома, как узница… Все ее надежды и мечты разом рухнули, как замок на песке, которого коснулась волна. Счастье было так близко, что она, казалось, могла дотянуться до него рукой – а теперь вдруг выяснилось, что все это было лишь обманом.

   – Почему ты молчишь, Дженни? – голос Стива был каким-то чужим.

   Она пожала плечами, машинально оправляя на коленях складки своего подвенечного платья.

   – А что я могу тебе сказать? Ты спланировал заранее… – Стряхнув с себя оцепенение, она вздернула подбородок и посмотрела прямо ему в глаза. – Но знаешь что, Стив? Я аннулирую наш брак. Не думай, что ты перехитрил меня. Да, я слишком наивна, меня легко обмануть. Обидно только, что этим воспользовался ты, – Дженни горько усмехнулась. – Другая бы на моем месте догадалась, что это – всего лишь трюк. Зачем тебе какая-то глупая девчонка, когда вокруг полным-полно взрослых, опытных женщин, готовых броситься тебе на шею, стоит их только поманить пальцем?

   – Черт побери, Дженни, если ты не понимаешь, как много для меня значишь, то ты действительно глупа! – взорвался Стив. – И тебе не понять, чего мне стоило в ту ночь в Калеб-Галч удержаться в последнюю минуту…

   – Значит, ты боишься, что я свяжу тебя по рукам и ногам, – перебила его Дженни. – Пока между нами нет интимной близости, ты можешь аннулировать наш брак когда угодно и снова стать свободным человеком. Но если ты помнишь, в ту ночь я сказала тебе, что сама уйду из твоей жизни, как только ты устанешь от меня. Неужели ты думаешь, что я буду привязывать тебя к себе, зная, что больше не нужна?

   – Не о своей свободе я забочусь, а о тебе, Дженни, – Стив нервно провел рукой по своим густым золотисто-русым волосам. – Если хочешь знать, я не верю, что когда-нибудь наступит такая минута, когда ты станешь мне не нужна. Просто я считаю себя не вправе воспользоваться твоей молодостью и неопытностью. Сейчас ты готова отдаться мне – но когда-нибудь пожалеешь об этом.

   – Ты в этом уверен?

   Стив пожал плечами. Взяв сигарету из серебряного портсигара, закурил и посмотрел на нее сквозь дым.

   – Я знаю, что ты преданна мне, Дженни, – продолжал он, оставив без ответа ее вопрос. – Ты любишь меня всей душой, потому что я в некотором смысле заменил тебе отца, ты испытываешь ко мне благодарность… Но это еще не значит что я – тот самый мужчина, который тебе нужен. Я допускаю, что ты. тоже желаешь меня, но это еще не любовь, Дженни. Что будет, когда к тебе придет настоящая любовь? Пока наш брак фиктивный, он не налагает на тебя никаких обязательств и ты сможешь расстаться со мной, не испытывая при этом угрызений совести. Но если ты станешь мне настоящей женой, то почувствуешь, что обязана хранить верность до конца своих дней…

   – Я никогда не слышала от тебя более глупых рассуждений, – резко прервала его Дженни. – Думаешь, я бы согласилась стать твоей женой, если бы не была уверена в своих чувствах? Или ты считаешь, что знаешь меня лучше, чем я сама? – Проглотив комок в горле, она проговорила срывающимся голосом:

   – Ты женился на мне, зная заранее, что когда-то мы аннулируем наш брак. А ты не подумал, что я могу аннулировать его прямо сейчас?

   Стив кивнул, нервно стряхивая пепел с сигареты.

   – Я был уверен, что уговорю тебя не торопиться с этим, – признался он. – Будь благоразумна, Дженни: разве что-нибудь изменилось от того, что сегодня мы сочетались браком? Наши отношения останутся такими же, какими они были все эти восемь лет. Ты будешь жить здесь, я больше не стану отсылать тебя в школу – хотя бы это должно тебя обрадовать, – он сделал слабую попытку улыбнуться. – Теперь в глазах окружающих ты – моя жена, и мужчины будут относиться к тебе с уважением, никто не позволит себе сплетничать на твой счет. – Стив раздавил окурок в пепельнице и, подавшись вперед в кресле, заглянул ей в глаза:

   – Но в наших отношениях ничего не изменилось, Дженни. И мы с тобой все те же, какими были раньше. Если хочешь, можешь считать эту церемонию бракосочетания просто спектаклем.

   «Может, это и было спектаклем для тебя, Стив, но только не для меня, – с горечью подумала Дженни. – Потому что я люблю тебя, а ты меня нет. Конечно, я дорога тебе – но не как любимая женщина. Скорее ты заботишься обо мне как отец о своем ребенке. А о той ночи в Калеб-Галч, когда мы вместе сгорали от желания, ты очень быстро забудешь. Тебе будет нетрудно найти мне замену. А может, ты уже нашел ее».

   Она могла бы сказать все это вслух, но уже знала заранее, что он ей ответит. Стив никогда не поверит, что она действительно любит его. Для Стива ее чувства – лишь фантазия наивной девочки. Да и зачем ему ее любовь, если он сам ее не любит?.. Поднявшись с кресла, Дженни молча направилась в свою спальню.

   «Пожалуйста, уходи, уходи скорее, – думал Стив, глядя ей вслед. – Иначе ты увидишь, что я изнемогаю от любви к тебе, что еще не желал ни одну женщину так, как желаю тебя. Уходи, пока я не сорвал с тебя это одеяние Джульетты. Пока не случилось то, к чему мы оба стремимся…» Когда дверь ее спальни захлопнулась за ней, он с облегчением вздохнул. На данный момент Дженни, кажется, приняла его условия и в ближайшее время не аннулирует брак. Он не будет загадывать, что их ждет дальше.

* * *

   За ужином Дженни сказала ему, что в ближайшее время не станет аннулировать брак, так что на этот счет он может не волноваться. Она говорила спокойно, и только глаза выдавали, чего ей это стоило. Под конец ужина она как бы между делом сообщила, что собирается записаться на курсы машинописи и стенографии.

   – Когда я закончу обучение, то смогу работать секретарем и буду сама зарабатывать себе на жизнь, – заключила она. – Тогда мы аннулируем наш брак и снова станем свободными людьми.

   Стив встал и, обойдя стол, склонился над Дженни и поцеловал ее в лоб.

   – Я понимаю, ты обижена, но это пройдет, – прошептал он. – В конце концов в наших отношениях ничего не изменилось. И ты всегда будешь занимать особое место в моей жизни, не важно, как сложится твоя дальнейшая судьба.

   На этот раз он не стал вступать с ней в спор относительно работы. В любом случае пройдет несколько месяцев, прежде чем она окончит эти секретарские курсы, а там видно будет. Пусть пока ходит на курсы, если ей так хочется. Дженни нравится быть независимой, и он не станет ограничивать ее свободы – лишь будет оберегать ее от опасностей, которые таит в себе окружающий мир.

   Когда Дженни, отложив салфетку, встала из-за стола, он сказал с улыбкой:

   – Ложись спать и постарайся выспаться. Вот увидишь, завтра ты проснешься совсем в другом настроении.

   Дженни кивнула и отвернулась в сторону, чтобы Стив не заметил ее слез. Он обращался с ней, как с ребенком, советовал ей отдохнуть, когда все у нее внутри разрывалось от боли! Удивительно, что он не посоветовал ей принять лекарство.

   – Спокойной ночи, Стив, – пробормотала она и поспешила в свою спальню, чтобы дать наконец волю слезам.

* * *

   В течение последующих месяцев Дженни усиленно занималась на курсах секретарей. Сразу после завтрака она спешила на занятия и возвращалась только к ужину, а поужинав, уединялась в своей комнате, чтобы выполнить домашнее задание. Она была рада, что может хоть чем-то заняться и поменьше думать о Стиве.

   Стив не ошибся, когда сказал, что ей станет легче через некоторое время. Обида не прошла, но спряталась в каком-то самом потаенном уголке ее души. Ей больше не было так горько, как в день их бракосочетания. Но разочарование и беспросветная тоска совсем извели Дженни.

   Как ни странно, им со Стивом удалось сохранить теплые, дружеские отношения. Оба вели себя так, как все восемь лет, и с виду ничего не изменилось. Только теперь у каждого из них появились чувства и желания, которые один прятал от другого. А в Дженни все еще жила обида, и ничто не могло убедить ее в том, что Стив заключил с ней этот формальный союз, заботясь о ее же благе.

   Она не замечала, что худеет на глазах, что здоровый румянец уже давно сошел с ее щек, а движения стали резкими и нервными. Но от внимания Майка, который все это время наблюдал за ней и за Стивом, это не ускользнуло. Майк также заметил, что Стив ходит сам не свой с тех пор, как женился на Дженни, часто срывается, по пустякам кричит на своих подчиненных. О причине всего этого было нетрудно догадаться – достаточно одного взгляда на Стива и Дженни, когда они вместе.

   Однажды утром, когда Стив уже ушел, Майк подал завтрак Дженни и остановился возле ее стула, глядя, как она рассеянно крошит кусочек тоста.

   – Ты хоть смотрела на себя, во что ты превратилась? – осведомился он, устав наблюдать за ее молчаливым отчаянием.

   Дженни подняла голову и отрешенно посмотрела на него.

   – Во что я превратилась? – машинально переспросила она.

   – Да ты стала похожа на привидение! Посмотри на себя в зеркало: у тебя круги под глазами, а кости скоро прорвут кожу, – Майк неодобрительно покачал головой. – Неудивительно – ты почти ничего не ешь с тех пор, как стала женой моего босса. Я одного не могу понять: зачем вы мучаете друг друга?

   Дженни поморщилась, словно от внезапной боли.

   – Пожалуйста, не надо об этом, Майк.

   – Нет, Дженни, я уже давно собираюсь поговорить с тобой и больше не буду откладывать этот разговор, – решительным тоном заявил Майк. Усевшись напротив нее, он положил локти на стол и заглянул ей в лицо. – Вы со Стивом поженились около трех месяцев назад, и все это время я молчал, надеясь, что вы сами когда-нибудь найдете общий язык. Но мне кажется, вы просто не в состоянии понять друг друга. Вы оба ведете себя как сумасшедшие…

   – Я не хочу обсуждать мои отношения со Стивом ни с кем, даже с таким близким другом, как ты.

   Дженни отставила свой недопитый кофе и хотела встать, но Майк удержал ее, накрыв ее руку своей широкой ладонью.

   – Ты не уйдешь отсюда, Дженни, пока не выслушаешь все, что я собираюсь тебе сказать, – твердо проговорил он. – Стив превратился в самого настоящего безумца после вашей свадьбы, с ним стало просто невозможно разговаривать…

   – Это тебе так кажется, Майк, – возразила Дженни. – Стив – спокойный, уравновешенный человек. За все эти месяцы он ни разу не повысил на меня голос. Он нисколько не изменился с тех пор, как мы поженились.

   – В твоем присутствии он еще сдерживается, – усмехнулся Майк. – Зато вымещает свое дурное настроение на других. Ты бы знала, чего это стоит мне! Я нисколько не в обиде на Стива – скорее мне его жаль. Но еще больше мне жаль тебя.

   – Не надо меня жалеть, Майк, – прошептала Дженни, отводя взгляд. – Я терпеть не могу, когда меня жалеют.

   Майк улыбнулся.

   – Я узнаю мою маленькую храбрую Дженни. Тебе ведь всегда хотелось быть сильной, не так ли? – Подойдя к ней вплотную, он продолжал:

   – Пойми, я не собираюсь тебя жалеть, Дженни. Но я хочу тебе помочь. Помочь вам обоим – тебе и Стиву. Давай попытаемся найти выход из этой идиотской ситуации. Ведь так больше не может продолжаться, и ты сама прекрасно это знаешь.

   – Это не продлится долго, – с грустью проговорила Дженни. – Скоро я закончу курсы, стану работать и подыщу себе отдельную квартиру…

   – Тебе в самом деле хочется жить одной?

   Дженни резко вскинула голову. Этот вопрос застал ее врасплох.

   – Не в том дело. Но глупо жить вместе, когда…

   Она запнулась, смутившись.

   – Когда Стив ведет себя, как последний идиот, делает вид, что ты для него – всего лишь подруга, сестренка, а тем временем сгорает от желания, – закончил за нее Майк.

   Дженни внимательно посмотрела на него, чувствуя, как горячая волна захлестнула ее.

   – Ты в самом деле считаешь, что я нужна ему… нужна как женщина? – робко осведомилась она.

   – Нужна? Да он готов отдать все на свете и свою собственную душу в придачу, лишь бы только заняться с тобой тем, чем всякий нормальный мужчина занимается со своей женой!

   – Если бы он действительно хотел этого, он бы не вел себя так, – Дженни грустно покачала головой.

   – Тогда какого черта он вообще женился на тебе?

   – Он хотел лишь защитить меня от жестокости окружающего мира. Он сам мне так сказал.

   – Может, и поэтому тоже, – согласился Майк. – Стив всегда был твоим защитником, с тех самых пор, как встретил тебя на острове Санта-Флорес, и хочет оставаться таковым и впредь. Но я никогда не поверю, что он настолько слеп, чтобы не замечать, что малышка Дженни уже давно превратилась во взрослую красивую девушку.

   – Он этого не замечает, – Дженни подавила вздох. – Он все еще видит во мне ту девочку, которую встретил восемь лет назад, и это не позволяет ему…

   Она снова умолкла, не решаясь продолжать.

   – Тогда ты должна сделать так, чтобы он заметил, что ты уже не ребенок, – сказал Майк. – По-моему, ты слишком рано сдалась, малышка Дженни. А за любовь надо бороться.

   Дженни покраснела.

   – Откуда ты…

   – Откуда я знаю? Ты уже давно любишь Стива, это видно невооруженным глазом! Ты буквально светишься от счастья, когда он рядом. Наверное, Стив единственный, кто не замечает этого. Иначе он бы не вел себя так глупо.

   Дженни устало провела рукой по волосам, отбрасывая их со лба.

   – Так что же мне делать? – тихо спросила она.

   Ее слова прозвучали так беспомощно, что у Майка защемило сердце. Он ласково коснулся ее руки и ободряюще улыбнулся, пытаясь заглянуть в ее полные слез глаза.

   – Не думаю, что слова в данном случае помогут, – рассудительно проговорил он. – Бесполезно говорить Стиву о том, как ты его любишь – он может посчитать это детской влюбленностью. Попробуй вести себя иначе, Дженни. Стань наконец взрослой в его глазах.

   – Но я не могу заставить Стива влюбиться в меня.

   – Кто знает. – Майк пожал плечами. – Мы не можем знать, насколько сильно его влечение к тебе – но я уверен, что еще ни к одной женщине он не испытывал таких чувств. Ты должна доказать ему, что уже не ребенок, что ты выросла.

   – Но каким образом я ему это докажу?

   – Ты спрашиваешь об этом меня? – Майк рассмеялся. – Послушай, Дженни, вам, "женщинам, наверняка известно много способов, с помощью которых можно привлечь к себе внимание мужчины. Поработай над своей внешностью, надень что-нибудь такое, чтобы Стив не смог оторвать от тебя глаз. Я хочу сказать, что-нибудь соблазн ительное…

   Весь день Дженни раздумывала над словами Майка. Ведь он был прав – то, что Стив упрямится, еще не означает, что все так безнадежно. Майк был прав, за любовь надо бороться. И она будет бороться способами, известными, наверное, каждой женщине. Разговор с Майком разжег в ее душе потухший огонек надежды. Все-таки у нее есть шанс на успех, и она не имеет права пренебрегать им. Сейчас Дженни сама удивлялась тому, что три месяца назад так легко, безо всякой борьбы, признала свое поражение, отказалась от своего счастья.

7

   Дженни тщательно спланировала, каким образом она будет добиваться любви Стива. Может, ей и не удастся пробудить в нем настоящую любовь – но, если он перестанет обуздывать свое желание, это уже будет достижением.

   А Дженни знала, что способна пробудить в Стиве очень сильное желание, заставить его потерять контроль над собой. Она хорошо помнила ту ночь в Калеб-Галч.

   Ее план состоял их трех частей. Первое: быть с ним ласковой, проводить в его обществе побольше времени. Второе: поработать над своей внешностью, прикупить кое-что из одежды, сделать все, чтобы выглядеть соблазнительной в его глазах. И, наконец, третье: пробудить в нем ревность. Дженни пока еще не знала, к чьей помощи прибегнет, чтобы заставить Стива ревновать и тем самым привлечь к себе внимание. Но она знала на опыте, что Стив очень ревнив и к ней относится как к своей собственности. Вполне возможно, что будет достаточно и первых двух этапов, чтобы спасти их союз… добиться этого столь желанного для нее счастья.

   Как только план созрел в ее голове, Дженни взялась за его осуществление. Она посетила несколько модных магазинов, и ее гардероб обогатился кое-какими соблазнительными вещичками. На следующее утро она вышла к завтраку в легком шелковом пеньюаре, под которым угадывались все линии и изгибы ее стройного молодого тела.

   – Доброе утро, – сказала она с невинной улыбкой, когда Стив, подняв глаза от своего кофе, уставился на ее обновку.

   – Доброе утро, – ответил Стив. Его взгляд был прикован к ее груди, прикрытой полупрозрачной розовой тканью. – Почему ты встала сегодня так рано? Ты могла бы еще поспать.

   – Просто мне захотелось позавтракать вместе с тобой. – Дженни снова улыбнулась, усаживаясь на свой стул. – Мы давно не завтракали вместе, Стив, – ты всегда уходишь очень рано.

   Появился Майк, чтобы спросить, что подать ей на завтрак.

   – Что-нибудь существенное, Майк – я ужасно голодна.

   Майк явно обрадовался.

   – Тебя устроит яичница с беконом и оладьи?

   Дженни кивнула. Когда Майк поставил перед ней тарелки, она с аппетитом принялась за еду, не забывая, однако, поддерживать разговор со Стивом. Стив был приятно удивлен этой переменой, произошедшей в Дженни. В последнее время она была молчалива, нередко даже грустна – а сегодня излучала хорошее настроение. Он и сам вдруг почувствовал прилив бодрости. Казалось, она заразила его своим оптимизмом.

   С аппетитом съев оладьи и выпив кофе, Дженни пояснила в ответ на изумленный взгляд Стива:

   – Я похудела на десять фунтов только за последние две недели. Майк говорит, я стала похожа на скелет – я подумала, что буду выглядеть лучше, если прибавлю фунт-другой.

   Стив одобрительно кивнул.

   – Ты совсем не ела в последнее время, и меня, по правде сказать, это беспокоило, – признался он.

   – Все в порядке, Стив.

   Дженни широко улыбнулась, оправляя на груди кружевные оборки пеньюара. Его взгляд снова скользнул по ее легкому одеянию. Когда их глаза встретились, Дженни увидела в его лице огонь желания. Однако его тон, когда он заговорил, был холоден и нисколько не выдавал его возбуждения.

   – Откуда у тебя эта вещь? – осведомился Стив.

   – Я купила ее в том же бутике, что и другие вещи, когда только приехала сюда, – ничуть не смутившись, ответила Дженни. – Тебе не нравится?

   Она заметила, что он с трудом сдерживает улыбку.

   – Не в том дело. Просто ты одеваешься несколько иначе, когда собираешься на курсы. Или у тебя сегодня свободный день?

   – Я решила взять несколько свободных недель, чтобы хорошенько отдохнуть. Я очень устала за последнее время, Стив.

   – Ну и правильно, – одобрил он. – Ты и в самом деле что-то неважно выглядишь. Еще бы – столько сидеть за учебниками.

   В течение последующих недель Дженни следовала все той же схеме. Она вставала рано, чтобы застать Стива дома, проводила много времени перед зеркалом, прежде чем выйти к столу. За завтраком она всегда вела с ним оживленную беседу, а вечером терпеливо ждала его возвращения в гостиной и спешила приготовить для него аперитив, едва заслышав, как открывается дверь. После ужина Дженни больше не закрывалась в своей комнате с учебниками и тетрадками, а подолгу разговаривала со Стивом – тем для разговоров у них было предостаточно. Иногда они играли в покер, иногда слушали музыку. Теперь Стив редко отлучался из дома по вечерам – Дженни чувствовала, что он с удовольствием проводит время в ее обществе. Но всякий раз, когда супруги, пожелав друг другу спокойной ночи, расходились по своим спальням, она снова впадала в отчаяние. Они по-прежнему были просто друзьями, в их отношениях так ничего и не изменилось…

   Днем Дженни купалась в бассейне, загорала и делала покупки. Иногда она испытывала угрызения совести от того, что тратит вот так запросто деньги Стива, – но тут же успокаивала себя мыслью, что ведь, по сути, делает все это для его же блага. Если верить словам Майка, Стив стал сам не свой после того, как женился на ней, и она догадывалась, почему. Ему будет легче, если их брак превратится наконец в настоящий союз мужчины и женщины. А когда он устанет от нее, она не будет удерживать его силой. В конце концов, существует брак, но и существует и развод. Они всегда могут развестись, если она ему наскучит. Дженни не ждала многого – даже если ее счастье окажется скоротечным, она всегда будет с любовью вспоминать Стива.

   Однажды утром Дженни вышла к завтраку еще до того, как Стив встал. Майк, который накрывал на стол, чуть не выронил из рук поднос-с тарелками при виде ее очередной обновки – бледно-голубого пеньюара из какой-то тончайшей ткани. Он едва-едва прикрывал грудь, таким глубоким был вырез пеньюара.

   – Вот это да! – Майк присвистнул от удивления. – Могу я спросить, где ты купила эту вещь?

   – Я недавно набрела на магазинчик французского белья, в котором также много других соблазнительных вещей. – Дженни заняла свое место за столом и, опустив голову, окинула взглядом глубокое декольте. – Ты думаешь, это слишком? – спросила она Майка.

   – Дешевкой эту вещь никак не назовешь, – уклончиво ответил тот.

   – Но, может, мне все-таки лучше переодеться? Стив может не одобрить…

   – А тебе разве нужно его одобрение? – Майк усмехнулся. – Перестань вести себя, как девочка, которая боится ослушаться своего папочку. Помнишь, о чем мы с тобой говорили пару недель назад?

   Дженни кивнула.

   – Я должна доказать ему, что больше не ребенок, – прошептала она.

   Майк окинул ее оценивающим взглядом.

   – В этом пеньюаре, Дженни, тебя никак нельзя принять за ребенка, – заключил он, прежде чем скрыться на кухне.

   Стив был явно шокирован ее внешним видом. Он на мгновение замер на пороге столовой, и в его синих глазах появился какой-то загадочный блеск. Однако он воздержался от комментариев и, оправившись от шока, быстрым шагом направился к столу, бросив ей на ходу «доброе утро».

   За завтраком он был молчалив, и все попытки Дженни завязать беседу так и не увенчались успехом. С его лица не сходило напряженное выражение, взгляд был устремлен куда-то поверх ее головы – так, словно он боялся, что она попадет в его поле зрения. Только под конец завтрака, вставая, он заметил:

   – Кажется, ты стала одеваться в несколько ином стиле. Раньше, если мне не изменяет память, ты не носила таких вещей.

   Его саркастический тон никак не вязался с тем, что она прочла в его взгляде – а его взгляд был затуманен желанием. В душе Дженни поздравила себя с успехом: ее план начинал приносить плоды.

   – Я решила, что мой прежний гардероб похож больше на гардероб школьницы, чем на гардероб замужней женщины, – спокойно ответила она. – Потому и прикупила себе кое-что новенькое.

   Стив плотно сжал губы. Дженни заметила, что ему стоит большого труда отвести взгляд от ее упругих грудей, которые четко обозначались под тонкой тканью пеньюара.

   – Я бы сказал, что эта вещь позаимствована из гардероба куртизанки, – глухо проговорил он. – Порядочные женщины не одеваются так.

   Резко развернувшись, Стив вышел из столовой. Она не сдержалась и рассмеялась ему вслед.

   После этой маленькой победы Дженни, однако, не почивала на лаврах. Наверное, ни одна женщина еще не работала так усердно над своей внешностью, как это делала она. Она проводила долгие часы перед зеркалом, примеряя свои обновки и пробуя на лице различные виды макияжа. Готовясь к встрече со Стивом, она чувствовала себя, наверное, так же, как актриса перед выходом на сцену. Тем не менее она никогда не заигрывала со Стивом, не кокетничала с ним и не прибегала к дешевым женским уловкам. Дженни знала, что роль соблазнительницы или роковой женщины не для нее – хотя бы потому, что ей недоставало опыта в делах подобного рода. Она просто давала возможность Стиву полюбоваться ее юным красивым телом, надеясь, что когда-нибудь он сам сделает первый шаг к сближению.

   У нее не было сомнений в том, что Стив страстно желает ее, только держит под контролем свои чувства. Когда их руки случайно соприкасались, он тут же отдергивал свою так, словно боялся обжечься. А однажды она, проходя мимо него, пошатнулась и на мгновение прильнула к нему – и почувствовала, как все его тело напряглось. Стив делал все возможное, чтобы избежать любого физического контакта с ней. Если раньше он мог вдруг обнять, прижать ее к себе, приласкать, то теперь поспешно отступал в сторону, если она проходила мимо. Но Дженни была терпелива. Ее наряды, макияж, духи с пряным влекущим ароматом, которыми она умело пользовалась, – все это рано или поздно должно было привести к желанной цели.

   Через некоторое время всякий мог заметить, что Стив не в своей тарелке. И можно было понять: ему и так стоило труда держать себя под контролем, а она делала все, чтобы разжечь в нем желание. Однажды вечером его раздражение достигло пика.

* * *

   Как обычно, она поджидала его в гостиной, листая журнал. Услышав, как хлопнула входная дверь, она отбросила журнал и поспешила к бару, чтобы приготовить для него аперитив. Когда Стив быстро пересек гостиную и остановился перед ней, Дженни с улыбкой протянула ему бокал.

   На этот раз он не ответил на ее улыбку. Молча взяв из ее рук бокал, он окинул критическим взглядом эластичную золотистую кофточку, плотно облегающую ее упругую грудь. Под тонким трикотажем угадывались ее соски, и Дженни прекрасно знала об этом – она досконально изучила свое отражение в зеркале.

   – Ты никогда не носишь бюстгальтер? – холодно осведомился Стив. Его синие глаза опасно сверкнули.

   – Нет, – ответила Дженни. – Бюстгальтер – ужасно неудобная вещь, тем более в такую жару. Да и вообще, по-моему, я в нем не нуждаюсь.

   Сказав это, она развернулась на табурете и потянулась к бару за бутылкой имбирного пива. Это она сделала нарочно, чтобы Стив мог полностью оценить ее наряд – кофточка, доходящая спереди до самой шеи, обнажала ее спину почти до пояса. Наливая себе пива, она слышала, как Стив шумно втянул в себя воздух. Она притворилась, что ничего не заметила, и, бросив в бокал несколько кусочков льда, спокойно пригубила его. Но, когда его пальцы коснулись ее обнаженной спины, у нее дрогнула рука, и ей пришлось отставить бокал.

   – У тебя удивительно нежная кожа. Как шелк, – глухо прошептал он.

   Дженни обернулась и заставила себя посмотреть ему в глаза. Его взгляд больше не был сердитым – теперь в нем было только желание. Когда он, опустив глаза, посмотрел на ее грудь, она почувствовала, что краснеет. Она была возбуждена, наверное, не меньше, чем он – и Стив понял это, увидев ее затвердевшие соски под золотистой тканью.

   Стив протянул руку и коснулся ее груди. Дженни затаила дыхание, уже отдаваясь во власть наслаждения… Но через секунду он отдернул руку и проговорил каким-то чужим, незнакомым ей голосом:

   – Могу я спросить, в какую игру ты играешь?

   Дженни с трудом перевела дыхание. Он больше не прикасался к ней, но сама его близость возбуждала ее.

   – Я не играю ни в какую игру, Стив, – сказала она и услышала дрожь в собственном голосе.

   – Не притворяйся, что ты не поняла меня. – Стив смотрел на нее, прищурив глаза. – Я уже давно разгадал твои планы. Я не так глуп, как ты, должно быть, думаешь, Дженни. Все эти соблазнительные наряды, в которых ты появляешься передо мной, этот спектакль, который ты разыгрываешь… – Он на мгновение умолк. Немного смягчившись, заключил:

   – Давай договоримся по-хорошему, Дженни. Мы всегда прекрасно понимали друг друга – думаю, поймем и на этот раз. Перестань ожидать от меня того, чего все равно никогда не дождешься, и давай останемся друзьями.

   – Я ничего не жду от тебя, Стив, – упрямо сказала Дженни и потянулась за своим бокалом. – По-твоему, я не имею права одеваться так, как мне нравится?

   Стив рассмеялся, опускаясь в кресло. Его смех прозвучал неестественно.

   – Послушай, Дженни, многие женщины уже пытались меня соблазнить – женщины намного более опытные, чем ты. Я прекрасно знаю, к каким способам прибегает женщина, чтобы привлечь внимание мужчины. И перехитрить меня не удастся – хотя бы потому, что я в делах подобного рода гораздо опытней тебя.

   – Я не сомневаюсь, что ты очень опытен, Стив, – прошептала Дженни, нервно облизнув губы.

   Тут же она заметила, что его взгляд остановился на ее губах.

   В течение долгой минуты он смотрел на них как загипнотизированный, потом резко встал с кресла и, подойдя к бару, налил себе вторую порцию виски. Когда он снова повернулся к ней, в его взгляде не было ничего, кроме насмешки.

   – Так, может, ты все-таки объяснишь мне, зачем ты каждый день устраиваешь для меня этот стриптиз?

   Дженни поняла, что лгать бесполезно. Выпрямившись на табурете, она вскинула голову и взглянула ему прямо в глаза.

   – Я не хочу аннулировать наш брак. Если уж на то пошло, я предпочитаю развод.

   Стив нахмурился.

   – Что ты хочешь этим сказать?

   – Я хочу сказать, что мне надоело быть твоей маленькой Дженни, наивной и неопытной девочкой. Раз уж я вышла за тебя замуж, то по крайней мере хочу извлечь из этого брака какой-то опыт.

   – Могу я спросить, что именно ты подразумеваешь под опытом?

   Дженни небрежно повела плечами.

   – Ты сам прекрасно знаешь.

   Стив отпил из своего бокала и, отставив его, шагнул к ней.

   – Итак, ты избрала меня как своего… скажем так, наставника?

   Дженни с готовностью кивнула.

   – По-моему, это вполне логично. Ты – мой муж, мы сочетались законным браком. И вообще, я знаю тебя давно, доверяю тебе больше, чем кому бы то ни было. К тому же, насколько мне известно, у тебя есть определенный опыт во взаимоотношениях с женщинами.

   Стив усмехнулся.

   – Наверное, я должен чувствовать себя польщенным.

   Дженни пропустила мимо ушей его слова.

   – Но если ты предпочитаешь, чтобы я занялась этим с кем-нибудь другим, тогда так и скажи, – продолжала она с озорным блеском во взгляде. – Я ни в коем случае не хочу навязываться… Тем более что вокруг полным-полно привлекательных молодых людей, которые будут только рады…

   – Черт побери, Дженни! – Стив схватил ее за плечи и с силой встряхнул. – Если я увижу рядом с тобой какого-то мужчину, я размозжу ему череп, можешь мне поверить.

   Дженни невинно улыбнулась, поднимая к нему лицо.

   – Послушай, Стив, наверное, мне бы следовало уйти в монастырь вместо того, чтобы становиться твоей женой. В целом это одно и то же.

   Он отпустил ее плечи и отступил на несколько шагов. Его глаза все еще сверкали от гнева.

   – Не знаю, откуда только у тебя могли взяться все эти безумные мысли, – проговорил он, укоризненно качая головой. – Это же надо, тебе вдруг захотелось стать опытной женщиной! И под опытом ты подразумеваешь секс. Я больше не узнаю мою Дженни. Ее словно подменили.

   – Меня не подменили, просто я повзрослела, – ответила она.

   – Я, наверное, единственная девственница во всем Лас-Вегасе. А девственность, кажется, давно вышла из моды.

   Сказав это, она залилась краской стыда.

   – Меня не интересует мода, Дженни, – твердо сказал Стив. – Я не допущу, чтобы ты встречалась с мужчинами, и ты не посмеешь ослушаться меня.

   Дженни едва заметно улыбнулась, поглядывая на него краем глаза.

   – Что ж, тогда мне придется сосредоточить все свое внимание на тебе и удвоить усилия. Пусть ты разгадал мою тактику – но еще неизвестно, кто из нас победит в этой игре.

   Стив ничего не ответил. Даже не взглянув на нее, он быстро вышел из комнаты. Это было похоже на бегство.

   В последующие дни Дженни вела себя как обычно, словно того разговора и вовсе не было. Она завтракала и ужинала со Стивом, одевалась в том же стиле и подолгу прихорашивалась перед зеркалом, готовясь к встрече с ним. Стив больше не критиковал ее наряды – напротив, делал вид, что ему все равно, как она одета. Лишь когда он был уверен, что Дженни не смотрит в его сторону, его взгляд скользил по ее телу, такому юному и желанному… Стив ошибался, думая, что Дженни не замечает этих взглядов. Именно они подогревали в ней надежду – в противном случае она бы уже отказалась от своего плана.

   А однажды во время ужина Дженни, подняв глаза от своей тарелки, внезапно встретилась с его взглядом, в котором было столько желания, что у нее закружилась голова. Ей не удалось сдержать торжествующей улыбки, и лицо Стива тут же стало сердитым. Вскоре он встал из-за стола и ушел к себе, даже не пожелав ей доброй ночи.

   Майк, который наблюдал за сценой, с заговорщическим видом подмигнул Дженни.

   – Стив Джексон не привык отказывать себе в чем бы то ни было. Уж если он захотел, то… – тихо говорил он, собирая на поднос грязную посуду.

   – Так пусть не отказывает себе в этом, – перебила его Дженни. – Он сам создает себе проблемы, а заодно и мне.

   Майк пожал плечами.

   – Не знаю, что с ним происходит в последнее время. Я всегда считал Стива благоразумным человеком – но с тех пор, как вы поженились, он ведет себя так, словно у него помутился рассудок.

   – Что я могу сделать? – вздохнула Дженни.

   – Ты все делаешь правильно, продолжай в том же духе, – Майк одобряюще улыбнулся ей. – Я, честно говоря, не ожидал, что ты окажешься такой настойчивой и изобретательной.

   – А что мне еще остается? Стив упрям – значит, я тоже буду упряма. Посмотрим, кто из нас сдастся первым.

* * *

   Неделю спустя Дженни загорала в бассейне, растянувшись в шезлонге возле самой воды. Она с грустью думала о том, что в ее отношениях со Стивом не наступило никаких перемен, несмотря на все ее старания. Наверное, ей все-таки придется приступить к осуществлению последнего, третьего этапа своего плана. Надо пробудить в Стиве ревность. Но как? Кого она попросит посодействовать ей в этом? Она как раз задавалась этим вопросом, когда вдруг услышала знакомый голос совсем рядом:

   – Привет, сероглазая русалка.

   Открыв глаза, она увидела Джефа Броуди. Он стоял возле шезлонга и улыбался ей, щурясь в лучах яркого солнца.

   – Джеф? Но что ты делаешь здесь? Я думала, твой контракт уже давно закончился.

   Дженни искренне обрадовалась, увидев Джефа. Он всегда умел поднять ей настроение. А в последние дни она была на грани нервного срыва.

   Улыбка Джефа стала еще шире.

   – Я заключил новый контракт, – пояснил он. – Завтра вечером – первый концерт в отеле «Сайта-Флорес». Я, как и в прошлый раз, выступаю в «Комнате Идолов».

   Повнимательнее приглядевшись к нему, Дженни заметила, что его лицо осунулось, а под глазами обозначились темные круги.

   – У тебя усталый вид, – сказала она.

   – Я действительно устал за время гастролей, зато заработал кучу денег, – Джеф небрежным движением отбросил со лба темные завитки волос. – Но лучше расскажи, как твои дела. Я, честно говоря, не ожидал, что увижу тебя здесь.

   Устроившись у ее ног, он взял ее левую руку и принялся разглядывать бриллиантовое кольцо на безымянном пальце.

   – Ты с кем-то помолвлена? – спросил он, поднимая голову.

   – У нас не было времени для помолвки, – тихо ответила Дженни. – Мы сразу поженились.

   – Что-о? – Его темные глаза округлились от удивления. – Значит, ты уже успела выскочить замуж?

   Дженни кивнула.

   – Да, я вышла замуж.

   – Неужели за Стива Джейсона? – упавшим голосом спросил Джеф, выпуская ее руку.

   – Да, за Стива.

   Джеф долго молчал, словно пытаясь осмыслить услышанное.

   – Я не могу понять, Дженни, зачем ты это сделала, – сказал наконец он. – Конечно, Стив богат, как Крез, но вряд ли тебя могли прельстить его деньги. Ты не из тех, кто выходит замуж по расчету.

   – Я и не выходила замуж по расчету, – Дженни слабо улыбнулась. – Я люблю Стива, Джеф, люблю с тех самых пор, как мы встретились, а это было восемь лет назад.

   – Звучит очень романтично, – Джеф старался разговаривать в насмешливом тоне, что ему, однако, не удавалось. С улыбкой, которая получилась жалкой, он добавил:

   – Но знаешь, Дженни, я еще с самого начала догадался, что ты питаешь к Стиву какие-то особые чувства. И вообще ты из тех девушек, которые если уж влюбляются, то всерьез. На всю жизнь, быть может.

   – На всю жизнь… – едва слышно повторила Дженни, подавив вздох.

   – Стив Джейсон орал на меня как сумасшедший после той вечеринки у Дэнни Смита, – продолжал Джеф. – Он так озверел, что я думал, он набросится на меня с кулаками. Но в таком случае я бы не остался в долгу.

   Дженни коснулась его руки.

   – Мне очень жаль, Джеф, что все так получилось. Я пыталась объяснить Стиву, что ты ни в чем не виноват, но он даже не стал меня слушать.

   Джеф покачал головой.

   – Нет, Дженни, Стив был прав. Я не должен был возить тебя на это чертово ранчо – ведь я знал, что порядочным девушкам там не место. Но я был уверен, что сумею защитить тебя в случае необходимости… А оказалось, что из меня никудышный защитник. – Он скорчил презрительную гримасу. – Я потом много раз звонил, чтобы извиниться перед тобой, но парень, который снимал трубку, никогда не звал тебя к телефону. Стоило мне только представиться, как он говорил, что мисс Кэшмэн вышла и ее не будет дома в ближайшее время.

   Значит, Стив приказал Майку не звать ее к телефону, если будет звонить Джеф, подумала Дженни. И Майк, конечно же, не мог ослушаться своего босса.

   – Я не знала, Джеф, что ты мне звонил, – сказала она. – Я вовсе не была в обиде на тебя и, честное слово, подошла бы к телефону, если бы меня позвали.

   – Я в этом не сомневаюсь, Дженни, – Джеф улыбнулся ей своей ослепительной белозубой улыбкой. – Кажется, я уже говорил тебе, что мне бы хотелось стать твоим другом. У меня много знакомых, но очень мало настоящих друзей, и я нередко чувствую себя одиноким. Мир, в котором я живу, – это какой-то мир иллюзий. Я имею в виду мир шоу-бизнеса, все эти гастроли, концерты… – Он небрежно махнул рукой. – Когда твоя жизнь превращается в шоу «нон-стоп», невольно начинаешь чувствовать себя актером, который просто играет какую-то роль и уже позабыл, кто он есть на самом деле. И люди, с которыми я общаюсь, тоже играют, притворяются… А вот ты совсем не умеешь притворяться, Дженни. Ты настоящая, реальная, и рядом с тобой я тоже чувствую себя нормальным человеком.

   – Спасибо, – прошептала Дженни, тронутая до глубины души. Таких слов ей еще никто не говорил. – Мне бы тоже очень хотелось иметь такого друга, как ты, Джеф.

   В его темных глазах зажегся озорной блеск.

   – Моя публика будет разочарована, если узнает, что я предлагаю такой красивой девушке, как ты, обычную братскую дружбу. Это повредит моему имиджу. – Он снова посмотрел на кольцо на ее пальце. – А если серьезно, Дженни, можешь считать меня своим другом и рассчитывать на мою поддержку в любой ситуации.

   – Я запомню это, Джеф, – улыбнулась Дженни.

   – Я нуждаюсь в твоей дружбе намного больше, чем ты в моей, – отозвался он. – Нечасто случается встретить человека, который не умеет притворяться. Стив Джейсон, кстати, тоже никого из себя не строит. Я считаю, что человек, которому удается оставаться самим собой в этом лживом мире, заслуживает уважения. Но с твоим мужем у меня нет желания завязывать дружеские отношения, – Джеф усмехнулся. – Да и он тоже наверняка этого не захочет.

   Дженни тихо засмеялась. Ей нравился этот искренний парень.

   – Через пятнадцать минут у меня репетиция, – сказал Джеф, поднимаясь, на ноги. – Надеюсь, ты придешь послушать меня в один из вечеров. Я заключил контракт на две недели.

   – Обязательно приду, – пообещала Дженни.

   Махнув ей на прощание рукой, он поспешил в отель. Дженни улыбалась, глядя ему вслед – Джеф Броуди был на редкость милым парнем… Но Стив, конечно, не одобрит этой дружбы, вдруг подумала она. Значит, ей придется отказаться от нее. Стив никогда не поверит, что Джеф вовсе не собирается ее соблазнять. Она очень хорошо помнила, как он приревновал ее к Джефу еще в тот первый вечер, когда она танцевала с ним…

   И вдруг Дженни осенило. Ведь ей именно это и нужно – пробудить в Стиве ревность! Она как раз раздумывала над этим, когда появился Джеф – казалось, ей послала его сама судьба. Она попросит Джефа помочь ей, и он, конечно же, не откажется. Для Стива этот спектакль будет выглядеть очень убедительно, он сойдет с ума от ревности, если увидит ее с Броуди. Репутация, которой пользуется Джеф, его многочисленные любовные похождения ей только на руку. А если к этому прибавить то, что он красив, чрезвычайно популярен и, несомненно, талантлив? Конечно, она затевает опасную игру – но еще несколько недель назад она пообещала себе, что не остановится ни перед чем, лишь бы только достичь заветной цели. Она действовала строго по плану, но так ничего и не добилась. Теперь Дженни вынуждена приступить к осуществлению третьего этапа. Стив своим упрямством сам вынудил ее на это.

   Дженни поднялась с шезлонга, накинула купальный халат и направилась к отелю. Она решила немедля посвятить Джефа в свои планы и заручиться его помощью. Она больше не станет терять время на пустые раздумья.

   Поднявшись к себе, Дженни быстро приняла душ и оделась. Расчесав волосы и сделав легкий макияж, она снова спустилась вниз и направилась через людный вестибюль к «Комнате Идолов», где, как она знала, Джеф сейчас репетирует. У входа в ресторан стояли телохранители, которым, вероятно, кроме всего, было велено защищать Джефа Броуди от назойливых поклонниц. Но ее они пропустили, не сказав ни слова. Здесь все знали Дженни как жену Стива Джейсона.

8

   Джеф был приятно удивлен, увидев Дженни за одним из столиков в пустынном помещении ресторана. Он был уверен, что она пришла, чтобы услышать его новые песни. Улыбнувшись ей и помахав рукой, он продолжал репетировать.

   Когда репетиция закончилась, он отпустил музыкантов и, спрыгнув с помоста, поспешил к ее столику, вытирая на ходу полотенцем вспотевший лоб.

   – Я очень рад тебя видеть, Дженни. Честно говоря, я не ожидал, что ты придешь во время репетиции.

   – Я хочу попросить тебя об одной услуге, Джеф, – сказала Дженни, решив сразу перейти к делу.

   – О какой услуге, Дженни? У тебя проблемы?

   Во взгляде Джефа промелькнула тревога. Отбросив полотенце, он отодвинул стул и сел за столик напротив нее.

   – Рассказывай, что у тебя стряслось.

   – Ничего особенного, Джеф. Но мне понадобится твоя помощь…

   И Дженни посвятила Джефа во все детали своего плана. Когда она закончила говорить, Джеф присвистнул, удивленно глядя на нее.

   – Ты хочешь, чтобы Стив Джейсон приревновал тебя ко мне? А вдруг он убьет меня, если застанет нас вместе, – полушутливо-полусерьезно сказал он.

   – Я обещаю, Стив тебя не тронет, – Дженни положила руку поверх его руки и заглянула ему в глаза. – Пожалуйста, Джеф, помоги мне. Спаси наш брак.

   – Спасти ваш брак?

   Джеф изумленно уставился на нее. Вздохнув, Дженни рассказала ему о том, какие странные у них со Стивом сложились отношения и как она пыталась сделать все, чтобы он увидел в ней женщину. Но у нее ничего не вышло. Когда Джеф безудержно расхохотался, уронив голову на стол, она обиженно проговорила:

   – Я не вижу в этом ничего смешного, Джеф. Я рассчитывала на твою помощь – а тебе смешно.

   – Прости, Дженни, – Джеф все еще задыхался от смеха. – Но то, что ты мне рассказала, невероятно. Ты говоришь, Стив женился на тебе, чтобы оберегать? От кого, от чего? И он ни разу не притронулся к тебе после свадьбы? Нет, нет, я просто не в состоянии в это поверить… То есть я верю тебе на слово, – поспешил уточнить он. – Я не сомневаюсь: все, что ты рассказала, правда. Но неужели Стив Джейсон не видит, какая ты привлекательная девушка? Как он может жить с тобой под одной крышей и оставаться холодным?

   Дженни слегка покраснела при этих словах.

   – Я думаю, он сдерживает свои чувства, – тихо проговорила она. – Если бы я поняла, что абсолютно неинтересна ему как женщина, я бы не стала затевать эту игру. – Немного помолчав, она добавила:

   – Наверное, нам мешает то, что мы встретились тогда, когда я была еще ребенком. Он в некотором смысле заменил мне отца. Может, ему кажется, что он совершит какой-то дурной поступок, если… если удовлетворит свое желание.

   Джеф покачал головой.

   – Твоему мужу не мешало бы сходить к психоаналитику, – пошутил он. – А если серьезно, Дженни, я бы посоветовал тебе найти какой-нибудь другой способ, чтобы сблизиться со Стивом. Пробуждать в нем ревность – слишком рискованное дело. Стив Джейсон, если его по-настоящему разозлить, способен на все что угодно. И я пытаюсь отговорить тебя не потому, что боюсь за себя – в конце концов, я сумею защититься, не такой уж я слабак. Но что будет с тобой?

   – Обо мне можешь не беспокоиться, – спокойно сказала Дженни. – Я не боюсь его гнева. – Снова заглянув в глаза Джефу, она спросила:

   – Так ты мне поможешь?

   Мольба в ее голосе и в ее взгляде заставила Джефа сдаться.

   – Ладно, я сделаю то, о чем ты меня просишь, – нехотя согласился он. – Но запомни, что я пытался предостеречь тебя. И я очень сомневаюсь в том, что твой план приведет к чему-нибудь хорошему.

   – Я ни за что не позволю Стиву поднять на тебя руку, Джеф.

   – Послушай, Дженни, я не трус. Даже если мы со Стивом Джейсоном подеремся, это еще не самое страшное… – Джеф внимательно посмотрел на Дженни. Решимость, написанная на ее лице, ясно говорила ему о том, что она не отступится от своего плана. – Когда ты собираешься разыграть этот спектакль? – спросил он.

   Дженни на минуту задумалась.

   – Ну, скажем, дня через три. Тебя это устроит?

   Джеф кивнул.

   – В пятницу вечером у меня будет только один концерт, и я освобожусь пораньше. – На всякий случай он уточнил:

   – Значит, ты хочешь, чтобы муж застал тебя в моем номере?

   – Да, Джеф. В этом вся суть.

   – Могу себе представить, как он на это прореагирует, – Джеф криво усмехнулся. – Что ж, Дженни, пусть будет так, как ты хочешь. Я лишь надеюсь, что наш маленький спектакль не повлечет за собой слишком серьезных последствий для тебя.

   Дженни встала и порывисто поцеловала Джефа в щеку.

   – Спасибо, – прошептала она. – Ты самый настоящий друг.

* * *

   В тот вечер Дженни, против обыкновения, не стала дожидаться Стива в гостиной. Из своей комнаты она слышала, как хлопнула входная дверь, но не поспешила к бару, чтобы приготовить для него аперитив. Когда, примерно через полчаса, она наконец вышла в гостиную, Стив был удивлен, заметив, что Дженни одета совсем не так, как одевалась в течение предыдущих недель, – на ней были легкие полотняные брюки и простая блузка. На лице не было никакой косметики, волосы были небрежно стянуты на затылке шелковой лентой. Всем своим видом она показывала, что на этот раз не стала прихорашиваться для него.

   – Привет, Стив, – бросила на ходу Дженни, удостоив его лишь мимолетным взглядом.

   Налив себе немного вина, она плюхнулась на диван и потянулась к кипе журналов на столике. Дженни вела себя так, словно его и вовсе не было в комнате. Стив явно был озадачен.

   – Скажи, в какую игру ты играешь на этот раз? – осведомился он, с подозрением глядя на нее.

   Дженни подняла глаза от журнала, который перелистывала, и беззаботно улыбнулась.

   – Я больше не играю ни в какую игру, Стив, – спокойно сказала она. – Мне надоело играть с тобой во всякие игры – тем более что это все равно ни к чему не приведет.

   Взгляд Стива сделался еще более подозрительным.

   – Однако у тебя очень довольный вид, – заметил он.

   – А ты считаешь, я должна рыдать и биться головой об стену из-за того, что ты холоден ко мне? – невозмутимо отвечала она. – Согласна, в последнее время я вела себя как последняя идиотка, пытаясь добиться твоего внимания, но теперь с этим покончено. Я реально смотрю на вещи, Стив, и не лелею пустые надежды. Ты решил, что наш брак должен быть фиктивным, как говорится, поставил меня перед фактом – и мне ничего не остается, как принять твои условия.

   Стив задумался. Он не ожидал, что Дженни сдастся так быстро. По логике вещей это должно было его обрадовать – но почему-то он чувствовал себя обиженным.

   – Наверное, я должна извиниться перед тобой, Стив, – сказала Дженни, когда они направились в столовую.

   Он недоуменно взглянул на нее.

   – За что?

   – За то, что вела себя так глупо, появлялась перед тобой во всяких соблазнительных нарядах, добиваясь твоего внимания… Наверное, ты чувствовал себя очень неловко со мной.

   – Я вовсе не чувствовал себя неловко, Дженни…

   Она пропустила мимо ушей его слова.

   – Этого больше не повторится, Стив, можешь быть спокоен, – заключила она.

   За ужином Дженни была молчалива – Стиву казалось, что она думает о чем-то своем. Время от времени он замечал на губах жены довольную улыбку и задавался вопросом, что у нее на уме. Потому что улыбалась она не ему, а своим собственным мыслям.

   Допив кофе, Дженни сразу же встала из-за стола.

   – Спокойной ночи, Стив.

   – Спокойной ночи, Дженни, – ответил он. И добавил, глядя в сторону:

   – Я очень рад, что ты наконец оставила эту глупую затею.

   – Какую затею? – переспросила она, словно не расслышав.

   – Я имею в виду твое желание… стать опытной женщиной, как ты сама выражалась.

   Дженни насмешливо улыбнулась, вскинув голову.

   – Почему ты решил, что у меня пропало это желание? Может, я просто поняла, что свет не сошелся клином на Стиве Джейсоне. Или ты считаешь себя единственным привлекательным мужчиной во всем Лас-Вегасе?

   Прежде чем Стив успел что-либо ей ответить, она вышла из столовой и закрылась в своей спальне.

* * *

   На следующий вечер Дженни сидела на диване в гостиной и слушала музыку, когда Стив, громко хлопнув входной дверью, появился на пороге комнаты. Его лицо было таким сердитым, каким ода давно его не видела. Она недоуменно взглянула на него и хотела спросить, что случилось, но он опередил ее.

   – Что ты делала вчера на репетиции Броуди? – осведомился Стив.

   Он подлетел к проигрывателю, снял пластинку и остановился перед ней в ожидании ответа.

   Дженни была удивлена. Каким образом Стив мог узнать о том, что она присутствовала вчера на репетиции Джефа в «Комнате Идолов»?

   – Джеф пригласил меня. И я пришла, чтобы послушать его новые песни, – ответила она, стараясь говорить спокойно. – Но как ты узнал об этом?

   Глаза Стива гневно блеснули.

   – Ты слишком наивна, Дженни, – процедил он сквозь зубы. – Наверное, тебе не пришло в голову, что всегда найдется человек, который сообщит о том, что ты встречаешься с другим мужчиной. Тем более если это происходит в моем отеле.

   – Нет, я не подумала об этом, – призналась Дженни. – Только я не вижу ничего дурного в том, что я побывала на репетиции Джефа Броуди.

   – Репетиция! – взорвался Стив. – Черт побери, ты целовалась с ним на глазах у всех! Как ты думаешь, мне было приятно услышать от своих же людей, что моя жена завела любовную интрижку с этой звездой эстрады?

   Дженни удивленно воззрилась на Стива. Разве она целовалась с Броуди? Нет, она просто чмокнула его в щеку, причем была уверена, что их никто не видит. Но, наверное, кто-то из обслуживающего персонала ресторана наблюдал за ними и не упустил случая посплетничать на ее счет. Сплетня обросла подробностями к тому времени, когда она дошла до ушей Стива, и его молодую жену обвинили в измене.

   Она уже хотела сказать Стиву, что на самом деле все обстояло совсем не так, что его осведомитель солгал, когда вдруг поняла, что это ей только на руку. Ведь ее план как раз и состоял в том, чтобы Стив приревновал ее к Джефу, – так зачем же она станет разубеждать его? Ревность уже проснулась в нем!

   Небрежно пожав плечами, Дженни поднялась с дивана.

   – Я принесу тебе виски с содовой, Стив. Это поможет тебе успокоиться.

   Стив схватил ее за плечи и заставил сесть.

   – Мне не нужно виски, Дженни. Я жду, когда ты объяснишь мне все.

   – А что именно я должна тебе объяснить, Стив? Ведь если я скажу, что мы с Броуди просто друзья и между нами не было никаких любовных поцелуев, ты мне все равно не поверишь.

   – Такие мужчины, как Броуди, неспособны на обычную дружбу с женщинами, – заявил Стив тоном, не допускающим возражений. – И ты сама прекрасно знаешь, какой репутацией он пользуется. – Он нервно провел рукой по волосам. – Черт побери, зачем я только возобновил с ним контракт? Если бы я только знал, что ты снова будешь встречаться с ним, я бы ни за что не стал этого делать.

   – Успокойся, Стив, – примирительным тоном проговорила Дженни. – Ты прав, я действительно очень наивна и неосмотрительна, иначе я бы не стала встречаться с ним на глазах у всех. Но впредь я буду осторожна и постараюсь не подавать повода для сплетен.

   – Что это значит – осторожна? – Глаза Стива метали молнии. – Я запрещаю тебе встречаться с Броуди где бы то ни было, ты меня поняла?

   Дженни спокойно выдержала его разгневанный взгляд. После паузы сказала:

   – Мне нравится Джеф, и ты не можешь запретить мне встречаться с ним.

   – Не могу? – Стив снова сжал ее плечи. – Ты – моя жена, Дженни, и я не позволю тебе встречаться с другими мужчинами.

   – Жена? – В тоне Дженни слышалась насмешка. – Но ты, наверное, забыл, Стив, что мы с тобой заключили фиктивный брак? Мы оба остались свободными людьми, и у каждого из нас может быть своя личная жизнь… Честно говоря, я вообще не понимаю, зачем ты женился на мне.

   – Я женился на тебе, чтобы защищать, Дженни.

   – А если мне больше не нужна твоя защита? – Ее голос был все таким же насмешливым. – Я уже не ребенок, Стив, и тебе давно пора это понять. Ты не можешь запретить мне жить взрослой жизнью.

   – Могу, черт побери, – пальцы Стива еще крепче сжали ее плечи. – Если под «взрослой жизнью» ты подразумеваешь любовные свидания. И не пытайся спорить со мной, Дженни. Я начинаю терять терпение.

   Его синие глаза гневно сузились, тело напряглось… Сейчас он снова напоминал ей ягуара, готового к тому, чтобы прыгнуть на свою жертву.

   – Хорошо, Стив, я больше не буду с тобой спорить, – сказала она.

   Это фраза вовсе не означала, что ему удалось подчинить ее своей воле – она не станет больше вступать с ним в дискуссии, а просто будет делать то, что считает нужным. Во взгляде Стива промелькнуло подозрение, но он ничего не сказал. Отпустив ее плечи, он направился к бару и налил себе двойную порцию виски. Он был слишком зол, чтобы продолжать этот разговор.

   За ужином они не сказали друг другу ни слова. И так продолжалось в течение последующих двух дней. Дженни знала, что Стив очень зол на нее, но нарочно не делала никаких шагов к примирению. Он еще не знал, что ожидает его впереди…

* * *

   На третий вечер она очень тщательно занялась своим туалетом. Дженни никогда не одевалась броско – это было не в ее стиле. Но на этот раз она нарочно оделась вызывающе. Яркое алое короткое платье, плотно облегающее ее фигуру, одним своим видом наводило на мысль о тайных любовных утехах. Платье обнажало ее стройные загорелые ноги, а глубокое декольте открывало ложбинку на груди. Макияж был таким же броским, как и платье – алая губная помада, темные тени для век, придающие ее взгляду что-то таинственно-обворожительное, румяна, подчеркивающие ее высокие скулы. Не торопясь она подкрасила ресницы, и они сделались еще более пушистыми и длинными. Расчесав густые волосы, Дженни хотела сначала забрать их наверх и уложить в какую-нибудь сложную прическу, но потом решила, что с распущенными волосами она будет выглядеть еще более соблазнительной. Она надела туфли на высоких каблуках, щедро побрызгала себя туалетной водой и, выйдя из спальни, первым делом направилась на кухню к Майку.

   Майк не сразу заметил ее – боясь отвернуться, он стоял у плиты, на которой что-то жарилось. Подойдя к нему сзади, Дженни дотронулась до его плеча.

   – Взгляни на меня, Майк, – прошептала она. – По-твоему, я красива?

   Обернувшись, Майк оглядел ее с головы до ног. Его глаза чуть не вылезли из орбит, и он тихонько присвистнул.

   – Я бы сказал, что ты до неприличия красива, Дженни, – он покачал головой. – Но я не могу понять, зачем ты вырядилась, как девица легкого поведения. Или это тоже часть твоего плана?

   Дженни кивнула и по-детски наивно улыбнулась. Эта наивная улыбка никак не вязалась с ее вызывающим нарядом и броским макияжем. Майк рассмеялся.

   – Мне кажется, Дженни, что ты взялась сыграть роль, которая явно не по тебе, – сказал он, посерьезнев.

   – Пусть так, – согласилась Дженни. – Но все равно я ее сыграю. У меня нет иного выхода. В карих глазах Майка промелькнула тревога.

   – Послушай, может, тебе все-таки лучше не встречаться с Броуди? Ты ведь знаешь, как относится к нему Стив… – Помолчав, он добавил:

   – Кстати, Стив приказал мне ставить его в известность, если я узнаю, что ты опять общаешься с этим парнем. Как я должен поступить на этот раз? Конечно, я могу сказать ему, что не знаю, куда ты ушла…

   Дженни энергично замотала головой.

   – Нет-нет, Майк, ты поступишь именно так, как приказал тебе Стив. Когда он вернется, ты скажешь ему, где я. – Она снова улыбнулась с наивностью маленькой девочки. – Неужели ты еще не понял, что мне как раз это и нужно – чтобы Стив застал меня в номере Джефа?

   Майк вздохнул, с тревогой глядя на нее.

   – Ты играешь в опасную игру, Дженни. Я уже могу себе представить реакцию Стива…

   – Я тоже, – спокойно отозвалась она.

   – Я бы на твоем месте не был так спокоен, – серьезно проговорил Майк. – Еще неизвестно, чем это закончится для тебя. Стив может потерять голову, когда застанет тебя с Броуди.

   – А мне как раз и нужно, чтобы он потерял голову. Он всегда руководствуется разумом, а не чувствами – и это, как тебе известно, не приносит счастья ни ему, ни мне.

   Майк похлопал ее по плечу.

   – Что ж, Дженни, делай как знаешь, – сказал он, поняв, что пытаться разубедить ее бесполезно. – Я могу лишь пожелать тебе удачи.

   – Спасибо, Майк.

   Через несколько минут она уже стучалась в дверь люкса Джефа Броуди.

   – О Господи, кажется, я уже попал в беду!

   Джеф замер на пороге при виде Дженни. Его взгляд скользнул по ее платью вниз, потом вернулся вверх и остановился на ее лице. Дженни улыбнулась.

   – Ты всегда так реагируешь, когда тебя навещают красивые девушки?

   – Нет, не всегда, – Джеф усмехнулся. – Только если эта девушка является женой Стива Джейсона.

   – Может, ты все-таки пригласишь меня войти? – насмешливым тоном осведомилась Дженни.

   Джеф широко распахнул дверь и посторонился, пропуская ее в большую, ярко освещенную гостиную. В глубине комнаты уже был накрыт стол – как и было условлено, Джеф заранее позаботился о том, чтобы ужин подали в его номер. Дженни продумала в деталях свой план: ей было нужно, чтобы Стив застал ее с Броуди, однако ей вовсе не улыбалось, чтобы ее увидел здесь кто-нибудь из гостиничного персонала. В таком случае слух о ее так называемой «измене» разнесся бы по всему отелю, и Стив стал бы посмешищем в глазах своих же подчиненных.

   Закрыв дверь, Джеф прислонился к ней спиной и с любопытством наблюдал за Дженни, которая прохаживалась по комнате с видом режиссера, желающего удостовериться, все ли готово к съемке. Потянувшись к выключателю, она потушила верхний свет – теперь комнату освещали только два неярких светильника.

   – Зачем ты погасила люстру? – осведомился он.

   – Чтобы создать более интимную атмосферу, – с невинной улыбкой ответила Дженни, поворачиваясь к нему.

   Джеф расхохотался, запрокинув назад голову.

   – Я считал тебя совсем бесхитростной девушкой, Дженни, но теперь понимаю, что ошибался, – сказал он между взрывами смеха.

   Дженни окинула его оценивающим взглядом. Сегодня Джеф выглядел, как никогда, привлекательно. Элегантный белый пиджак красиво оттенял смуглую кожу, его черные как смоль волосы были аккуратно причесаны, темные глаза загадочно поблескивали в полутьме.

   – Ты сегодня прекрасно выглядишь, Джеф, – сказала она.

   – Ты тоже, – он отошел от двери и жестом пригласил ее к столу. – Только я, признаюсь, не ожидал, что ты появишься в таком соблазнительном наряде, – с улыбкой добавил он, отодвигая для нее стул.

   – По-твоему, я действительно выгляжу соблазнительно? – переспросила Дженни, когда они сели друг против друга за изысканно сервированный стол.

   Взгляд Джефа на мгновение задержался на глубоком декольте платья, но он поспешил отвести глаза.

   – Боюсь, что Стив Джейсон тоже это оценит, – пробормотал он, поднимая крышку одного из серебряных блюд, стоящих посреди стола. – Но давай лучше ужинать, Дженни, надеюсь, тебе понравится меню. Для тебя я заказал устрицы.

   Несмотря на нервное возбуждение, усиливающееся с каждой Минутой, Дженни ела с аппетитом. Еда была превосходной, а Джеф, видя, что она нервничает, все время старался отвлечь ее разговором. Под конец трапезы она стала поглядывать на свои часы.

   – Твой муж запаздывает? – осведомился Джеф.

   – Нет, Стив приходит по пятницам поздно. – Дженни нервно комкала салфетку. – Но, думаю, он вот-вот появится.

   Джеф невольно покосился на дверь, словно ожидая, что сейчас раздастся стук. Ободряюще улыбнувшись Дженни, он спросил:

   – Будем пить кофе – или ты предпочитаешь что-нибудь покрепче?

   – Лучше что-нибудь покрепче.

   – Тебя устроит кола с бакарди? – Джеф встал из-за стола и направился к бару. – Виски, конечно, я не стану тебе предлагать.

   – Кола с бакарди меня вполне устроит, спасибо.

   Пока Джеф смешивал напитки, Дженни поднялась со стула и направилась к низкому плюшевому дивану в самом затемненном углу комнаты.

   – Я налил тебе побольше колы и поменьше бакарди. – Джеф протянул ей бокал, в котором позвякивали кусочки льда. – Тебе лучше не пьянеть – кто знает, может, еще придется защищать меня от своего разъяренного супруга, – пошутил он, усаживаясь рядом с ней.

   Откинувшись на спинку дивана, он отпил из своего бокала и посмотрел на Дженни. Его взгляд снова скользнул к глубокому вырезу ее платья.

   – А вообще тебе не следовало одеваться так соблазнительно, – тихо проговорил он. – Ведь ты должна была подумать и обо мне. Конечно, я обещал, что буду тебе просто другом, и останусь таковым. Но знаешь, Дженни, я не привык к платоническим отношениям с женщинами. И когда рядом со мной сидит красивая девушка, на которой откровенно вызывающее платье, действительно нелегко удержаться…

   Дженни опустила глаза, смутившись. Джеф протянул к ней руку, словно следуя какому-то порыву, и дотронулся кончиками пальцев до ее обнаженного плеча… Оба вздрогнули, когда раздался крик, похожий на рев дикого зверя:

   – Не смейте прикасаться к ней, Броуди!

   Джеф отдернул руку и повернулся к Стиву.

   – Вы, наверное, не знаете, мистер Джексон, что принято стучаться, прежде чем войти? – с ледяным спокойствием проговорил он.

   – Черт побери, Броуди, я умею защитить то, что считаю своим по праву! – Стив сунул в карман ключ, которым он открыл дверь номера, и быстрым шагом пересек комнату. Его глаза горели в полумраке, как глаза хищника, готового разорвать жертву на части. – Дженни – моя жена, и я не собираюсь соблюдать приличия, когда она находится в номере наедине с посторонним мужчиной.

   Он схватил Дженни за запястье и силой заставил подняться с дивана. Она пошатнулась и вскрикнула от боли.

   – Отпусти меня, Стив! Ты сломаешь мне руку!

   – Отпустить тебя? Чтобы ты легла в постель с этим типом?

   – Послушайте, Джейсон, вы не имеете права обращаться так с вашей женой, – вмешался Джеф, вставая. – То, что она здесь, еще не означает…

   – Заткнитесь! – закричал Стив. В его глазах горел какой-то безумный, дикий огонь. Повернувшись, он посмотрел на Дженни ненавидящими глазами. – Наверное, нет надобности спрашивать, что ты делаешь здесь, – хрипло проговорил он. – Твой наряд уже обо всем сказал.

   Глаза Дженни наполнились слезами. Она не ожидала, что Стив придет в такое бешенство, и теперь ею овладел панический страх. Как только вообще ей могла прийти в голову эта безумная затея – пробуждать в нем ревность? Ведь она должна была знать, как опасна эта игра…

   – Отпусти меня, Стив, – снова взмолилась она. – Мне больно.

   – Я очень рад, что тебе больно, – Стив злобно усмехнулся, и его пальцы еще крепче сжали ее запястье. – Я всегда старался уберечь тебя от боли – но теперь я испытываю удовольствие от того, что сам могу причинить тебе боль.

   Дженни смотрела на него повлажневшими, округленными от ужаса глазами. Она еще никогда не видела Стива таким. Сейчас она не узнавала в нем того человека, которого знала все эти годы, – перед ней стоял какой-то чужой мужчина, жестокий и опасный.

   – Отпустите ее, Джейсон, – снова вступился за нее Джеф. Его темные глаза смотрели на Стива вызывающе. – Вы ведете себя, как какой-то дикарь из джунглей, а не как цивилизованный человек.

   – Не вмешивайтесь не в свое дело, Броуди, и радуйтесь, что я не проломил вам череп, – процедил Стив сквозь зубы, устремив на соперника испепеляющий взгляд. – Я не стал вас трогать лишь потому, что понимаю, как трудно вам было удержаться от искушения, когда она предстала перед вами в таком виде. – Он снова посмотрел на Дженни. – Тебе доставляет удовольствие наблюдать, как мужчины изнемогают от желания, не так ли? Сначала ты пыталась соблазнить меня, теперь – его…

   – Пожалуйста, Стив, выслушай меня. На самом деле все было совсем не так, как ты думаешь. Я… мы вовсе не собирались…

   Дженни умолкла, захлебнувшись слезами.

   – Неужели вы не видите, Джейсон, что она еще совсем ребенок? – подал голос Броуди, шагнув к Стиву. – Да вы совсем не знаете Дженни, если подумали, что она пыталась соблазнить меня!

   – Вы знаете Дженни лучше, чем я? – прорычал Стив. – Вы хотите сказать, что знаете мою Дженни? Дженни – самое дорогое, что у меня есть, она никогда не будет принадлежать другому.

   Он потащил Дженни к двери, но Джеф последовал за ними и схватил Стива за локоть. Развернувшись, тот уже собирался броситься на соперника, но Дженни встала между ними.

   – Нет! – закричала она. – Не трогай его, Стив! А ты, Джеф, пожалуйста, не вмешивайся. В конце концов, во всем виновата только я. Прости, что впутала тебя в эту историю.

   – Ты вовсе не обязана идти с ним, Дженни, – сказал Джеф, глядя на ее побледневшее, мокрое от слез лицо. – Скажи только слово, и я разберусь с ним по-мужски.

   – Нет, Джеф, не надо, – Дженни тряхнула головой. – Это касается только меня и Стива. Все это затеяла я, и расплачиваться буду одна я. Ты здесь ни при чем.

   – Какие мудрые слова, – усмехнулся Стив. – Пойдем, Дженни, пока твой любовник еще цел и невредим.

   Он распахнул дверь и, схватив Дженни за руку, повел ее по коридору к лифту. Она покорно следовала за ним, ослепленная слезами, ничего не видя вокруг себя. Страх смешался в ней с отчаянием: Стив был уверен, что она хотела изменить ему с Броуди, и ей никогда не удастся убедить его в том, что это было всего лишь инсценировкой. Теперь он навсегда потерял к ней доверие.

9

   Нa последнем этаже они молча вышли из лифта, и Стив достал свой ключ.

   – Я сказал Майку, что сегодня вечером он свободен, – сообщил ей он, отпирая дверь квартиры. – Будет лучше, если мы останемся одни.

   Дженни почувствовала, как у нее подкосились ноги.

   Как только они вошли, Стив запер дверь изнутри на все засовы и задвижки. Его лицо было искажено гневом, глаза метали молнии. Дженни стало так страшно, как не было еще никогда в жизни.

   – Пожалуйста, Стив, позволь… позволь мне объяснить тебе все, – проговорила она, заикаясь. – Это было просто глупой ошибкой…

   – Я с тобой полностью согласен, Дженни: это было ошибкой, – перебил он, направляясь к бару. – Ты совершила ошибку, спутавшись с Броуди. И я тоже ошибался, думая, что могу тебе доверять. – Остановившись перед баром, он бросил через плечо:

   – Иди ложись, Дженни.

   Опустив голову, она направилась к двери в свою комнату. Значит, Стив решил отложить этот разговор до завтрашнего дня – сейчас он слишком зол, чтобы выслушивать ее объяснения… Она вздрогнула, услышав за спиной его голос:

   – Иди в свою спальню, Дженни, и жди меня там.

   Резко остановившись, она повернулась к нему.

   Стив прочел страх и удивление в ее взгляде и хрипло расхохотался.

   – Какая разница, с кем ты проведешь эту ночь, со мной или с Броуди? Ведь тебе хотелось стать опытной женщиной, и я готов поделиться с тобой своим опытом. Разве для тебя имеет какое-то значение, кто будет твоим наставником в постели?

   – Пожалуйста, Стив, не сегодня. Ты слишком зол на меня…

   – Неужто у тебя пропало желание, Дженни? – Стив криво усмехнулся. – Что ж, тем хуже для тебя – потому что у меня оно не пропало. Все эти недели ты мучила меня, доводила меня до исступления одним только своим видом. Теперь я намерен положить конец этой пытке – и мне безразлично, хочешь ты этого или нет. – Он снова повернулся к бару. – Только сначала я чего-нибудь выпью. Иначе я просто изнасилую тебя, и твоя первая брачная ночь оставит о себе весьма болезненные воспоминания.

   Кусая губы, Дженни поплелась в спальню. Ей еще никогда не случалось бояться Стива – он всегда был добр и ласков с ней, но сейчас он стал каким-то чужим, чужим и озлобленным. Конечно, Дженни совершила непростительную ошибку, пытаясь разбудить в нем ревность. Все, что она намечала по плану, было выполнено, но она бы никогда не подумала, что Стив способен прийти в такое бешенство. Дженни потерла запястье, на котором остался след его пальцев. Впервые за все эти годы он причинил ей боль. Кто знает, что ее ожидает…

   Ею вдруг овладел панический ужас. Она распахнула дверь спальни, намереваясь спастись бегством… Но Стив, вышедший из гостиной, встал на ее пути.

   – Ты куда-то собралась? Мне очень жаль, Дженни, но тебе придется остаться здесь. – Взяв ее за плечи, она развернул ее и подтолкнул в спальню. Захлопнув дверь, потянулся к выключателю, и комнату наполнил яркий электрический свет. – Виски не помогло, – сообщил ей он. – Бедная Дженни, ты сама не знаешь, до какого состояния ты меня довела.

   Дженни невольно попятилась, когда Стив протянул руку и коснулся кромки декольте ее алого платья.

   – Ты удивительно привлекательна даже в этом вульгарном тряпье, – хрипло прошептал он. – Черт побери, Дженни, мне еще никогда не случалось…

   Не договорив, он шагнул к ней и, взяв ее за подбородок, заставил поднять голову. Дженни закрыла глаза, чтобы не видеть угрожающего блеска в его взгляде. Его поцелуй был таким страстным, что у нее перехватило дыхание. Страх смешался с наслаждением, она с готовностью ответила на поцелуй, прильнув к его сильному мускулистому телу. Она чувствовала себя совершенно беспомощной и безвольной, подчиняясь его воле, отдаваясь во власть его страсти.

   Не отрываясь от ее губ, Стив расстегнул «молнию» на спине, и платье соскользнуло с нее, упав к ногам. Его руки стали ласкать ее грудь, пальцы играли затвердевшими сосками. Дженни обвила руками его шею и еще крепче прижалась к нему, словно в поисках опоры. Стив подхватил ее на руки и понес к огромной кровати. Когда Дженни осталась обнаженной, она вдруг почувствовала, что заливается краской стыда.

   – Пожалуйста, Стив, потуши свет, – попросила она.

   Он покачал головой. Его взгляд скользил по ее обнаженному телу. Этот взгляд обжигал ее, как огонь.

   – Ты не знаешь, чего мне стоило удержаться от того, чтобы не разорвать на тебе одежду. Теперь я хочу видеть тебя всю, каждый изгиб твоего тела… этого соблазнительного тела, из-за которого я чуть не лишился рассудка.

   Он долго любовался ее юным нагим телом, не прикасаясь к ней, а Дженни не могла пошевелиться, словно загипнотизированная его взглядом. Потом, наклонив голову, он стал целовать ее грудь, легонько покусывая соски. Дженни вздрагивала от наслаждения. Наконец, не выдержав, она простонала:

   – Пожалуйста, Стив, сейчас. Не надо больше ждать.

   Она увидела его торжествующую улыбку. Его глаза все еще сверкали от гнева, к которому теперь примешивалась страсть. Стив поспешно сбросил с себя одежду. Дженни при виде его красивого обнаженного тела вспомнила тот день, когда впервые увидела его на пляже. Тогда, наверное, и родилась ее любовь… Хотя она еще не знала, что это такое.

   Он лег и накрыл ее тело своим. Его руки не переставали ласкать ее, казалось, он задался целью свести ее с ума.

   – Тебе ведь нравится это, Дженни? – прошептал он. – Скажи, что тебе это нравится.

   – Да, Стив, мне это нравится, – простонала она.

   Стив приподнялся на локтях и заглянул ей в глаза.

   – И ты бы позволила Броуди делать с тобой то же самое, если бы я не пришел?

   В этих словах слышались отголоски гнева. Дженни удивлялась, как он еще может испытывать какие-то другие эмоции, кроме этого безумного желания, захлестнувшего ее горячей волной. Она сама уже успела забыть и о Джефе, и о сцене, произошедшей в его номере.

   – Нет, Стив, я бы не позволила ему этого делать.

   – Да, Дженни, ты легла бы с ним в постель, если бы я не появился вовремя. Черт побери, я бы убил вас обоих, если бы застал в постели!

   Дженни хотела возразить, но он закрыл ее рот поцелуем. Потом он снова поднял голову и посмотрел ей в глаза.

   – Но сейчас ты станешь моей, – глухо прошептал он. – Ты всегда будешь моей и только моей.

   Его поцелуй приглушил крик боли. За болью последовало ни с чем не сравнимое наслаждение…

   – Я всегда буду только твоей, – задыхаясь, прошептала Дженни.

   – И ты никогда не позволишь другому мужчине прикоснуться к тебе. Скажи мне это Дженни.

   – Я никогда не позволю другому мужчине прикоснуться ко мне, – покорно повторила она, удивляясь, как ей еще удается говорить.

   Наконец гнев Стива прошел, растворился в этом безумном желании, которое сжигало их обоих. Дженни не могла даже представить, что возможно вознестись на такие высоты восторга… Они занимались любовью до самого рассвета и никак не могли насытиться друг другом. Только когда первые солнечные лучи стали пробиваться в комнату сквозь неплотно задернутые шторы, смешиваясь с ярким светом люстры, Стив прошептал:

   – А теперь отдохни, Дженни. Наверное, и вымотал тебя… Но знаешь, мне еще никогда не случалось заниматься любовью всю ночь напролет с какой-то женщиной. Так, как с тобой, у меня еще не было ни с кем.

   – Почему, Стив? – шепотом спросила она, ласково ероша его волосы.

   Стив потянулся к выключателю, и комната погрузилась в полумрак. Обняв Дженни, он привлек ее голову к себе на плечо.

   – Потому, что я еще никогда никого не желал так сильно, как желаю тебя, – ответил он, почти касаясь губами ее уха.

   Он улыбнулся.

   – Наверное, я не должен был тебе это говорить. Теперь ты знаешь, как много для меня значишь.

   – О Господи, Стив, я так счастлива… Дженни уснула, прижавшись щекой к его груди. Пока она спала, Стив смотрел на нее и чувствовал, как радость наполняет все его существо. Теперь Дженни принадлежала ему и никому другому… Он усмехнулся, подумав, что в их странной игре победила Дженни: он делал над собой нечеловеческие усилия, чтобы избежать близости с ней – но ей все-таки удалось заставить его сделать то, чего он так отчаянно желал… то, чего они оба так отчаянно желали. Однако он не должен привязывать ее к себе навеки, как ему бы того хотелось. Если Дженни захочет уйти от него, он не вправе ее удерживать… Даже если после этого его жизнь станет пустой и бессмысленной.

   Сейчас не стоило думать о том, что может произойти после, когда Дженни повзрослеет и встретит другого, того, кто ей действительно нужен. Конечно, рано или поздно она поймет, что то чувство, которое она испытывает к нему, – всего лишь дружеская привязанность, а к ней лишь примешивается физическое влечение. И тогда Стиву придется отпустить ее, как бы ни было ему это больно. Но, пока она спит в его объятиях, он будет смотреть на нее и наслаждаться каждым мигом этого невероятного, непостижимого счастья, пришедшего в его жизнь вместе с ней.

* * *

   Когда Дженни проснулась, комната была залита золотистым светом полуденного солнца. Открыв глаза, она увидела, что Стива нет рядом. Неужели он ушел, даже не дождавшись ее пробуждения?.. Но нет, он не ушел – он просто в душе. Через минуту он вышел из смежной ванной в длинном махровом халате. Его волосы были влажными, в синих глазах светилась нежность.

   Дженни резко села в постели и натянула на себя простыню. Она сама удивлялась этой внезапной стыдливости – всю ночь они занимались любовью и она ничуть не смущалась, когда его взгляд скользил по ее обнаженному телу.

   – Доброе утро, Стив, – сказала она, глядя на него сверкающими, как звезды, глазами. – Уже очень поздно, не так ли? Почему ты не разбудил меня раньше?

   – Мог ли я разбудить тебя, когда ты так сладко спала? – Стив улыбнулся, садясь на кровать рядом с ней. – Знаешь, я бы с удовольствием снова влез в эту постель и провел в ней целый день. Но нас обоих ждут сегодня кое-какие дела, поэтому придется подождать до вечера.

   – Нас обоих? – переспросила Дженни.

   Она не могла понять, какие дела могут быть у нее сегодня. Потянувшись к Стиву, она обвила руками его шею. Он наклонил голову и коснулся губами ее губ – но тут же отстранился и, встав, направился к большому креслу в противоположном углу комнаты.

   – Нет, Дженни, не сейчас, – хрипло проговорил он, опускаясь в кресло.

   – Но почему? – Ее лицо внезапно омрачилось. – Ты… ты больше не хочешь меня, Стив?

   – Конечно, я хочу тебя, Дженни. Но сначала нам нужно поговорить.

   Дженни отбросила со лба прядь волос и нервно облизнула губы.

   – О чем, Стив? – спросила она едва слышно. – Я думала, после того, что произошло между нами этой ночью, уже и так все ясно…

   – Да, Дженни, в эту ночь многое прояснилось для нас обоих, – согласился Стив. – Мне было с тобой удивительно хорошо. Я больше не в силах обуздывать свое желание… – Взгляд синих глаз скользнул по ее лицу, и он едва заметно улыбнулся. – Думаю, и ты испытываешь то же.

   – Да, Стив. Мы и так слишком долго мучили друг друга. Теперь, когда мы стали близки, я ни за что не откажусь от своего счастья. – Дженни внимательно посмотрела на него, и в ее больших серых глазах промелькнул страх. – Но какие еще могут быть проблемы, Стив?

   Стив долго молчал.

   – Теперь мы с тобой будем жить как муж и жена, Дженни, – сказал он наконец, глядя в сторону. – Но только у нас не будет детей. Сегодня ты посетишь доктора Еву Литтлтон. Я уже созвонился с ней-она будет ждать тебя к трем.

   – Доктора Еву Литтлтон? – переспросила Дженни, она никак не могла понять, о чем он.

   – Ева Литтлтон – одна из самых лучших гинекологов во всем Лас-Вегасе, – пояснил Стив, все еще не решаясь посмотреть ей в лицо. – Я не хочу, чтобы ты забеременела, Дженни.

   Дженни почувствовала, как все ее тело немеет от этого внезапного отчаяния, овладевшего ею. Стив не хотел, чтобы она имела от него детей… Это могло означать лишь одно: он уже знал, что рано или поздно устанет от нее и прибегнет к разводу – а если у них родится ребенок, ему будет трудно решиться на этот шаг. Ребенок наложит на него определенные обязательства, он уже не сможет выбросить ее из своей жизни, если она станет матерью его дочери или сына. Еще вчера Дженни была готова даже на кратковременную связь со Стивом – но после того, что произошло между ними этой ночью, его слова прозвучали для нее оскорбительно. Потому что в эту ночь она поверила, что Стив действительно любит ее.

   – Ты не хочешь, чтобы у нас был ребенок, потому что боишься, что я свяжу тебя по рукам и ногам, – сказала Дженни, глядя на него широко раскрытыми сухими глазами.

   – О Господи, Дженни, да ты сама еще ребенок! – воскликнул Стив, подавшись вперед в кресле. – Я не хочу связывать по рукам и ногам тебя, не себя. Неужели ты не понимаешь? Уверен, что ты и сама вряд ли захочешь иметь детей в ближайшие годы.

   – Откуда такая уверенность?

   Стив не ответил. Конечно, он считает ее недостаточно взрослой для того, чтобы быть ему настоящей женой и матерью его детей, с горечью подумала Дженни. Он может испытывать к ней желание, может заниматься с ней любовью – однако никогда не увидит в ней достойную спутницу жизни. И дело не только в том, что ей всего лишь девятнадцать лет, а ему уже под сорок. Для Стива она всегда будет ребенком. А его желание, конечно же, со временем пройдет.

   – Ты все продумал, Стив, – тихо проговорила она. – Ты все решил за меня… Как в тот день, когда мы обвенчались. Я была так счастлива – и вдруг ты сказал, что наш брак будет фиктивным. Тогда я приняла твои условия, но на этот раз я их не приму. Нет, я не стану навязываться, не бойся. Я просто уйду из твоей жизни. Какой смысл оставаться рядом с тобой, когда ты не воспринимаешь всерьез наш союз?

   – Не говори глупостей, Дженни, – Стив поднялся с кресла и направился к двери. – Обдумай спокойно то, что я тебе сказал, и ты сама поймешь, что я прав. Ты еще слишком молода, чтобы иметь детей.

   – Мне скоро исполнится двадцать. Многие женщины рожают в этом возрасте, – возразила Дженни, но Стив, казалось, даже не слышал ее слов.

   – Я попрошу Майка отвезти тебя к доктору, – сказал он, берясь за дверную ручку. Быстро взглянув на нее, спросил:

   – Но, может, ты хочешь, чтобы я сам поехал с тобой?

   Дженни покачала головой.

   – В этом нет необходимости, Стив, можешь заниматься делами, – с каким-то неестественным спокойствием ответила она.

   Она уже решила, что не поедет ни к какому доктору, только Стив этого не понял. Кивнув, он вышел из спальни и притворил за собой дверь.

   Дженни душили слезы, но она не хотела, чтобы Стив видел, как ей больно. Он вернется сюда, чтобы одеться перед тем, как спуститься в офис, – поэтому она должна немедленно уйти. Вскочив с постели, Дженни накинула шелковый халат Стива и бросилась через холл к двери в свою комнату.

   – Что-нибудь случилось, Дженни?

   Майк стоял посреди холла, держа в руках несколько пакетов с продуктами.

   – Я не могу говорить сейчас, Майк, – бросила на ходу Дженни, прежде чем скрыться в своей спальне.

   Майк присвистнул, глядя на дверь, захлопнувшуюся за ней. Вероятно, ее свидание с Броуди повлекло за собой более серьезные последствия, чем Дженни могла предположить, подумал он. Но неужели Стив мог обойтись жестоко с Дженни?..

   Стив сидел за столом на кухне, поджидая его. Поставив на пол сумки с продуктами, Майк повернулся к своему боссу.

   – Тебе доставляет удовольствие мучить ее, не так ли? – осведомился он. – Я только что столкнулся с ней в холле – у нее было такое лицо, как будто она провела эту ночь с маркизом де Садом.

   – Заткнись, Майк, – процедил сквозь зубы Стив, гневно сверкнув глазами.

   – О нет, я не замолчу, – упрямо отозвался тот. – Конечно, ты можешь уволить меня в любую минуту. Что ж, увольняй – я не хочу больше находиться здесь и наблюдать, как ты издеваешься над Дженни.

   – Черт побери, Майк, я не хотел причинить ей боль! – закричал Стив, хлопнув ладонью по столу. – Мне самому становится больно, когда больно ей. – Понизив голос, он пояснил:

   – Она обиделась, потому что я решил послать ее к гинекологу, чтобы ей прописали противозачаточные пилюли. Я хотел попросить тебя, чтобы ты отвез ее в кабинет Евы Литтлтон сегодня в три.

   – Вот, значит, почему она была сама не своя, когда выбежала из твоей спальни? Стив молча кивнул.

   – А ты не подумал Стив, что каждая женщина вправе сама решать, принимать ей эти чертовы пилюли или нет? – безжалостным тоном продолжал Майк. – Или ты считаешь, что можешь решать все за Дженни, расписывать ее жизнь по нотам?

   Стив глубоко вздохнул, откинувшись на спинку стула.

   – Но ведь я делаю это для ее же блага. Ребенок привяжет ее ко мне на всю жизнь. Сейчас ей кажется, что она любит меня, но через несколько лет эта влюбленность может пройти. Я слишком хорошо знаю Дженни, Майк. Она никогда не сможет расторгнуть наш брак, если у нас будут дети.

   – О нет, Стив, ты совсем не знаешь Дженни, – возразил Майк, медленно качая головой. – Если бы ты знал ее, ты бы не усомнился в ее чувстве к тебе.

   Стив резко встал.

   – Это бесполезный разговор, Майк. Я попросил тебя отвезти Дженни к доктору и надеюсь, что ты выполнишь мою просьбу. Если я тебе понадоблюсь, ты найдешь меня в офисе.

   Развернувшись, он быстро вышел из кухни.

10

   Войдя в свою комнату, Дженни тут же направилась в ванную, на ходу сбросив с себя халат. Захлебываясь слезами, она встала под душ. Так больно, как сейчас, ей еще не было никогда в жизни – даже в день их бракосочетания, когда Стив признался, что заключил с ней фиктивный брак. Сегодня ночью она познала настоящее счастье в его объятиях, уверовала в то, что он ее любит… Но это было всего лишь иллюзией. Наивная, думала, что чувства Стива к ней так же серьезны, как ее чувства к нему. Для таких мужчин, как Стив Джейсон, секс далеко не всегда означает любовь. Он привык менять женщин чуть ли не каждую неделю. И глупо было надеяться, что для нее он сделает исключение.

   Дженни уже знала, как поступит. Ни на минуту она не задержится здесь. Если Дженни еще хоть раз увидит Стива, ей может не хватить решимости – а она должна уйти от него, начать самостоятельную жизнь. Пусть ей будет очень больно вначале. А вот оставаться с ним, зная, что он не любит ее и никогда не полюбит, значит сделать себе во много раз больнее.

   Выйдя из-под душа, Дженни поспешно растерлась полотенцем и вернулась в спальню. Она надела первое, что попалось ей под руку – голубые потертые джинсы, в которых приехала в Лас-Вегас, и простую спортивную рубашку. Она заплела волосы в косу и перебросила ее через плечо. С косой без макияжа она выглядела лет на пятнадцать, не больше. Но это теперь не имело никакого значения. На самом деле она ощущала себя взрослой женщиной, вполне готовой к тому, чтобы распоряжаться своей судьбой по собственному усмотрению.

   Бросив в дорожную сумку пижаму и туалетные принадлежности, Дженни перекинула ее через плечо и вышла из комнаты. Она чуть не налетела на Майка, который поджидал ее возле двери.

   – Куда ты собралась, красавица? – осведомился он, глядя на дорожную сумку.

   – Я пока еще сама не знаю, куда поеду. Но в одном можешь быть уверен: я не поеду на прием к Еве Литтлтон.

   Майк положил руку на ее плечо.

   – Послушай, Дженни, сейчас ты в расстроенных чувствах и сама не соображаешь, что делаешь. Успокойся, прежде чем принимать какое-либо решение. Стив сойдет с ума, когда узнает, что ты сбежала.

   – Стиву придется смириться с тем, что я уже взрослая и вправе поступать так, как считаю нужным.

   Дженни сбросила с плеча руку Майка и хотела пройти мимо него, но Майк преградил ей путь.

   – Не торопись, Дженни. Позволь мне хотя бы позвонить Стиву и сказать, что ты решила уйти от него. Дай ему шанс исправить свою оплошность. Я почти уверен, что он поймет, что совершил ошибку, пытаясь спланировать все за тебя. Он поднимется сюда, и вы спокойно обсудите это…

   Дженни решительно мотнула головой.

   – Нам со Стивом больше нечего обсуждать, – резко сказала она.

   Майк вздохнул, не сводя с нее встревоженного взгляда.

   – Ты ведешь себя, как сумасшедшая, Дженни. В любом случае я позвоню Стиву и скажу, что ты сбежала.

   – Нет! – закричала она. – Ты не сделаешь этого, Майк. Ты всегда был моим другом, ты не предашь меня и на этот раз.

   Майк криво усмехнулся.

   – А ты не подумала, что Стива я тоже не могу предать? И вообще, как я могу отпустить тебя, даже не зная, куда ты едешь? Думаешь, я не буду тревожиться о тебе?

   Дженни подняла голову и внимательно посмотрела на него.

   – Ты пообещаешь мне, Майк, что не будешь ничего говорить Стиву до тех пор, пока он сам не поднимется сюда, – твердо сказала она. – А я пообещаю тебе кое-что взамен.

   – Что именно?

   – Как только я подыщу жилье, я позвоню тебе и скажу, где устроилась. Мы сможем даже повидаться, если хочешь. Тогда ты будешь спокоен.

   – Черт побери, Дженни, ведь это шантаж…

   Она пожала плечами.

   – У меня нет иного выхода, Майк. Я больше не хочу встречаться со Стивом и не могу допустить, чтобы он меня нашел. Так ты согласен?

   Майк взглянул на нее повлажневшими глазами.

   – Насколько я понял, у меня тоже нет иного выхода, поэтому я вынужден принять твои условия. Я не буду удерживать тебя здесь силой и не буду звонить Стиву – хотя бы потому, что я не вправе ограничивать твою свободу. Я просто жду твоего звонка.

   – Я обязательно позвоню тебе, Майк. Все будет в полном порядке, можешь не волноваться. – Дженни привстала на цыпочки и поцеловала его в щеку. – Спасибо, Майк. Я всегда знала, что могу доверять тебе.

   Не оглядываясь, Дженни вышла. Майк смотрел ей вслед, качая головой.

* * *

   Покинув отель, Дженни почти бегом бросилась к стоянке такси. Она села на заднее сиденье первой свободной машины и с трудом перевела дыхание.

   – Вам куда, мисс? – спросил пожилой таксист, оборачиваясь к ней. Дженни колебалась.

   – Я… я пока еще не знаю. Мы не могли бы просто проехаться по городу, а я тем временем решу, где мне лучше остановиться?

   Водитель пожал плечами.

   – Как желаете, мисс. Я могу катать вас по городу хоть целый день, если вам не жаль ваших денег.

   Деньги. Это слово заставило Дженни задуматься о том, на какие средства она будет жить до тех пор, пока не найдет работу. На следующий день после свадьбы Стив открыл для нее персональный банковский счет, но она не будет брать деньги с этого счета, разве что в случае крайней необходимости. Было бы слишком унизительно пользоваться щедростью Стива теперь, когда она ушла не простившись. Это означало, что она должна быть очень экономной.

   – У вас какие-нибудь проблемы, мисс? – участливо осведомился таксист.

   Дженни взглянула на его морщинистое лицо. Этот пожилой человек внушал ей доверие. В конце концов, она может спросить совета у него, ведь таксисты должны знать все отели и пансионы в городе. К лацкану его пиджака была прикреплена табличка с именем: «Чарли Дэнсер».

   – Мне нужен какой-нибудь скромный пансион или мотель, мистер Дэнсер, – сказала она. – Вы не могли бы отвезти меня в такое место?

   – Вы ищете дешевый мотель? – переспросил таксист.

   – Да, – Дженни кивнула. – У меня мало денег, и я не могу тратить больше пятнадцати долларов в сутки.

   Чарли Дэнсер окинул внимательным взглядом свою пассажирку. Девушке было на вид лет пятнадцать-шестнадцать, и одета она была очень просто – люди, которые останавливаются в отеле «Санта-Флорес», не одеваются так. Впрочем, современная молодежь следует своей моде, иногда даже дети миллионеров носят потертые джинсы. Вполне возможно, что эта девочка сбежала от родителей, подумал таксист, однако воздержался от расспросов. В конце концов, это не его дело. Но разве найдешь в таком городе, как Лас-Вегас, приличный мотель, где берут пятнадцать долларов за ночь?

   – Так вы не можете мне что-нибудь посоветовать, мистер Дэнсер? – спросила Дженни. – Конечно, пятнадцать долларов – это очень низкая плата…

   – Нет, я знаю одно место, где берут очень мало, но вряд ли оно вам понравится, – ответил водитель.

   – О, я непривередлива, – Дженни небрежно повела плечами. – Если там есть кровать и душ, то все в порядке.

   – Там есть и кровать, и ванная, мисс, но это не самое подходящее место для юной девушки, такой, как вы. Может, вам лучше остановиться у друзей, если вы не в состоянии платить за приличный отель?

   – У меня нет друзей в Лас-Вегасе, мистер Дэнсер. Я вообще никого не знаю здесь.

   Чарли Дэнсер вздохнул, сочувственно глядя на свою юную пассажирку.

   – Что ж, тогда я отвезу вас в этот мотель.

   Мотель располагался за чертой города. Он вовсе не показался Дженни убогим, хоть таксист и предупредил ее, что это место не понравится ей.

   Одноэтажное кирпичное здание в форме подковы было окружено зарослями декоративного кустарника, газон был аккуратно подстрижен, на автостоянке стояло несколько машин дорогих марок. Единственное, что чуть насторожило Дженни, – это яркая неоновая вывеска над входом с названием мотеля: «Дью Дроп Инн».

   – Вы когда-нибудь слышали об этом мотеле? – спросил таксист, останавливая машину. Дженни покачала головой.

   – А почему вы считаете, что я должна была о нем слышать?

   Чарли Дэнсер не ответил на ее вопрос.

   – Давайте мне ваши пятнадцать долларов, и я сам сниму для вас номер, – сказал он. – Владелец мотеля не любит сдавать комнаты тинэйджерам.

   Дженни протянула ему деньги и хотела было спросить, при чем здесь ее возраст, но Чарли Дэнсер уже вылез из машины и направился к стеклянным дверям мотеля. Он вернулся через пару минут.

   – Все в порядке, мисс, – сказал он, садясь за руль. – Вам дали двадцать девятый номер. Я сейчас подвезу вас туда.

   Они проехали вдоль здания, и Дэнсер затормозил перед дверью с номером «29». Распахнув заднюю дверцу, он помог Дженни выйти из машины. Она полезла было в сумку за кошельком, собираясь расплатиться с ним, но он замотал головой.

   – Нет-нет, я не возьму с тебя деньги. Ты ведь сама сказала, что у тебя их не много.

   – Я должна заплатить вам по счетчику, мистер Дэн сер, – возразила Дженни. – Вы были так любезны со мной, и я очень благодарна вам за помощь. Сколько я вам должна?

   – Ты мне ничего не должна.

   Дэнсер мягко оттолкнул ее руку с деньгами. Поняв, что спорить бесполезно, Дженни пожала плечами. Этот человек был в самом деле очень любезен.

   – Запирайся изнутри и никогда не открывай на стук. Обязательно спрашивай, кто это, – сказал Дэнсер, протягивая ей ключи от номера. – Это небезопасное место, так что будь осторожна.

   – Я буду осторожна, мистер Дэнсер, – пообещала Дженни. – Спасибо за все.

   Чарли Дэнсер достал из кармана пиджака визитную карточку и протянул ей.

   – Звони мне, если у тебя возникнут проблемы. Честно говоря, мне тревожно оставлять тебя здесь одну.

   Дженни улыбнулась. Наверное, Дэнсер решил, что она совсем еще ребенок и не в состоянии заботиться о себе сама, подумала она. Впрочем, Дженни привыкла к тому, что люди принимают ее за девочку-подростка.

   – Вы так добры ко мне, мистер Дэнсер, – сказала она. – Но я надеюсь, что у меня не возникнет проблем.

   – Я тоже на это надеюсь, – пробормотал Дэнсер. – Запрись изнутри и никому не открывай. Тогда все будет в порядке.

   Дженни удивилась. Почти все пространство комнаты, совсем маленькой, занимала огромная кровать, застланная бархатным покрывалом. Кроме кровати, здесь не было никакой мебели, если не считать маленькой тумбочки в углу. Дженни за свою жизнь побывала во многих отелях, но еще никогда не видела такой странной комнаты. Она не могла понять, зачем в такой маленькой комнате поставили эту кровать невероятных размеров.

   На стене, противоположной изголовью кровати, была полка, на которой стоял телевизор и видеомагнитофон и лежало несколько видеокассет. Вся комната была увешана зеркалами, что тоже показалось Дженни странным. Она подняла глаза к потолку – он тоже был зеркальным. Сев на кровать, она открыла сумку и достала записную книжку, раздумывая над тем, кому ей позвонить, у кого спросить совета.

   Конечно, было очень просто убежать от Стива – но построить свою жизнь отдельно от него было не так-то просто. При мысли о Стиве ее пронзила острая боль, она взяла себя в руки, решив, что не время предаваться отчаянию. Первым делом ей следует найти работу.

   Обратиться за советом к Майку она не могла – Майк работает у Стива и предан своему боссу. И вдруг она подумала о Джефе. У Джефа столько знакомых в Лас-Вегасе. Наверняка он поможет ей.

   Она потянулась к телефону у изголовья кровати и, набрав номер отеля «Санта-Флорес», попросила соединить ее с люксом Джефа Броуди. Телефон Джефа долго не отвечал, и она уже хотела повесить трубку, когда услышала наконец его голос.

   – Алло! – прокричал он.

   – Это Дженни, Джеф.

   – А я не мог понять, что это за псих обрывает телефон, – выдохнул Джеф. Он был явно раздражен. – Но тебя я всегда рад слышать, Дженни, – поспешил добавить он.

   – Извини, Джеф. Кажется, я тебя от чего-то оторвала. Наверное, ты был под душем?

   – Это не совсем так, Дженни, но ты действительно оторвала меня от одного важного дела. – Дженни услышала приглушенный женский смех, потом Джеф спросил:

   – Я могу перезвонить тебе через несколько минут? Ты сейчас у себя?

   – Прости, Джеф, что я тебе помешала. Я больше не буду тебя отрывать, – смущенно проговорила Дженни. Только теперь она поняла, чем именно был занят Джеф, когда она позвонила. – Но я сейчас не у Стива. Я остановилась в мотеле «Дью Дроп Инн». Можешь записать мой номер телефона.

   – Где ты остановилась? – переспросил Джеф.

   – В мотеле «Дью Дроп Инн».

   Джеф долго молчал.

   – Дженни! Что ты делаешь в этой дыре?

   – Я ушла от Стива… Но это длинная история, Джеф, а ты сейчас занят.

   – Ответь, что ты делаешь в этом чертовом мотеле? – закричал он.

   – Ничего особенного. Я сняла здесь комнату… Но я не хочу тебе мешать.

   – Ты мне не мешаешь.

   – Но ведь ты сам только что сказал, что занят.

   – Забудь об этом. Сейчас меня намного больше волнует твоя судьба.

   Дженни услышала обиженный возглас, потом рассерженный женский голос сказал что-то Джефу, а через несколько секунд хлопнула дверь.

   – Она ушла, – спокойно сообщил ей Джеф. – Я сейчас приеду за тобой, Дженни. Ты не должна оставаться и лишней минуты в этом мотеле.

   – Объясни почему, Джеф? – Дженни была искренне удивлена. – Ведь мне надо где-то жить. – О том, чтобы вернуться к Стиву, не может быть и речи.

   – Представляю, как озверел Джейсон. Мне очень жаль, Дженни, что наш маленький спектакль имел такие серьезные последствия. Впрочем, я предупреждал тебя заранее, что с такими мужчинами, как твой муж, лучше не шутить.

   – Дело не в этом, Джеф. Мы со Стивом помирились, но потом… В общем, долго рассказывать… – Дженни проглотила комок, внезапно подступивший к горлу. – Теперь я должна начать самостоятельную жизнь, найти работу… Я позвонила тебе, чтобы спросить совета.

   – Но каким образом ты оказалась в мотеле «Дью Дроп Инн»?

   – Я попросила водителя отвезти меня в какой-нибудь дешевый пансион или мотель, потому что я больше не хочу тратить деньги Стива.

   – Не перевелись еще добрые люди, – съязвил Джеф. – Отвезти тебя в такое место!

   – Этот человек действительно был добрый, – сказала Дженни. – А мотель не так уж плох – просто он какой-то странный. Ты представляешь, в моей комнате зеркальный потолок и кровать невероятных размеров!

   – Я знаю, как обставлен мотель «Дью Дроп Инн», можешь мне его не описывать, – оборвал ее Джеф. – Я сейчас оденусь и приеду за тобой, Дженни. Запри изнутри дверь и никуда не выходи.

   – Я не понимаю, Джеф, что тебя вывело из себя…

   – Объясню все, когда приеду. Я буду у тебя минут через тридцать. В каком ты номере?

   – В двадцать девятом.

   – Никуда не выходи из номера, Дженни. Я еду к тебе.

   Сказав это, Джеф повесил трубку. Дженни недоуменно пожала плечами, ставя на место телефон. Она не могла понять, почему Джеф так зло ей отвечал, узнав, что она остановилась в мотеле «Дью Дроп Инн».

   Джеф появился раньше, чем она ожидала. Его темные глаза взглянули на нее с тревогой, когда она открыла ему дверь, лицо было недовольным. Волосы Джефа были влажными – вероятно, он только что принял душ и так спешил к ней, что не стал их сушить.

   – Почему прежде, чем открыть, ты даже не спросила, кто это, – упрекнул ее он, входя. Оглядевшись, он брезгливо поморщился. – Ну и местечко! Поехали, Дженни. Я немедленно увезу тебя отсюда.

   Дженни покачала головой.

   – Мне некуда ехать, Джеф.

   Вздохнув, Джеф запер дверь изнутри и снова повернулся к ней.

   – Я поражаюсь твоей наивности, Дженни. Неужели ты еще не поняла, что это за место?

   – Дешевый мотель, в котором берут всего лишь пятнадцать долларов за ночь, – спокойно ответила Дженни, садясь на край кровати. – Присядь, Джеф. К сожалению, здесь нет мебели и я не могу предложить тебе стул.

   Джеф внезапно расхохотался, плюхнувшись на кровать.

   – Люди, которые снимают здесь комнаты, не нуждаются ни в какой мебели, кроме этого ложа, – пояснил он, справившись со смехом. – А плата низкая потому, что постояльцы не задерживаются здесь долго. Им бывает достаточно Нескольких часов. За ночь владельцу мотеля удается сдать парочкам одну и ту же комнату много раз. – Джеф взглянул на телевизор на полке и на стопку видеокассет. – Могу поспорить, это порнографические кассеты. – Покачав головой, он заключил:

   – Наверное, ты самая наивная из всех женщин, живущих на земле, Дженни. Или самая глупая.

   Дженни смотрела на него широко раскрытыми глазами.

   – Ты хочешь сказать, что этот мотель…

   Она была шокирована и не смогла договорить.

   – Этот мотель используют как место свиданий, – закончил за нее Джеф. – Сюда проститутки приводят своих клиентов. Это самый грязный мотель во всем Лас-Вегасе – просто невероятно, что такая девушка, как ты, попала сюда.

   – Так вот почему мистер Дэнсер так тревожился обо мне, – прошептала Дженни.

   – Кто такой этот мистер Дэнсер?

   – Это таксист, который привез меня сюда. Он был очень любезен со мной и даже не взял с меня плату за проезд.

   Джеф усмехнулся.

   – Мистер Дэнсер, вероятно, намеревается навестить тебя здесь сегодня вечером.

   – Нет-нет, что ты, – Дженни энергично замотала головой. – Он очень милый пожилой джентльмен… да он годится мне в дедушки!

   – Грязный старикашка, вот кто он такой, – процедил Джеф сквозь зубы. – Ладно, Дженни, теперь ты знаешь, что это за дыра, и ты сейчас же уедешь со мной отсюда. Если ты не можешь вернуться в отель «Санта-Флорес», я отвезу тебя в какой-нибудь другой приличный отель.

   Он поднялся на ноги и протянул ей руку, чтобы помочь встать, но Дженни осталась сидеть на кровати.

   – Постой, Джеф. Это самый дешевый мотель во всем Лас-Вегасе. Теперь я должна быть экономной…

   – Деньги – это не проблема, Дженни. У меня их достаточно, и я готов оплачивать твои счета в любом пятизвездочном отеле, – Джеф взглянул на нее с улыбкой. – Считай, что я даю тебе деньги в долг, если ты не можешь принять их от меня иначе. Вернешь, когда сможешь.

   Дженни подняла голову и посмотрела на него с благодарностью.

   – Спасибо, Джеф, ты настоящий друг. Но я не возьму у тебя деньги и не поеду ни в какой пятизвездочный отель. Чтобы помочь мне, лучше посоветуй, куда следует обратиться, чтобы найти работу. Когда я начну зарабатывать, я сниму квартиру. А до тех пор я буду жить здесь.

   – Черт побери, Дженни, я не могу уехать и оставить тебя в этом грязном притоне! – не выдержал Джеф.

   – Со мной не случится ничего дурного, не волнуйся. Я буду запираться изнутри, и никто меня не тронет.

   – И будешь открывать каждому, кто стучится, не спросив, кто это, – усмехнулся Джеф. – А теперь представь, что сюда нагрянет полиция с проверкой? Вот будет сенсация, когда жену Стива Джейсона найдут в самом грязном мотеле во всем Лас-Вегасе!

   При этих словах Дженни поморщилась.

   – Поехали, Дженни, – сказал Джеф, на этот раз нетерпеливо. – Не упрямься, ты ведь сама знаешь, что это твое приключение может закончиться весьма печально.

   Дженни снова собиралась возразить, когда раздался стук в дверь.

   – Это кто? – выкрикнул Джеф.

   – Чарли Дэнсер.

   – Ну, что я тебе говорил? – во взгляде Джефа сверкнуло негодование. – Грязный старикашка! Теперь я сам разберусь с ним!

   Он стремительно направился к двери и, повернув ключ в замке, распахнул ее перед гостем. Дженни еще никогда не видела Джефа в таком состоянии и сейчас смотрела на него с удивлением.

   – Кто вы такой? – спросил Чарли Дэнсер, ничуть не испугавшись его грозного вида. Оттолкнув Джефа, он прошел в комнату и захлопнул за собой дверь. Глядя на Дженни, неподвижно сидящую на кровати, он неодобрительно покачал головой. – Не прошло и двух часов с тех пор, как я привез тебя сюда, а ты уже впустила этого красавчика. Я ведь предупреждал тебя: не открывай кому попало.

   – Черт побери, я ее друг и приехал, чтобы увезти девушку из этого паршивого борделя! – Джеф гневно сжал кулаки, наступая на Дэнсера. – Это вы, старый извращенец, привезли ее сюда, чтобы…

   – Не трогай его, Джеф! – закричала Дженни. Джеф отступил на шаг, не сводя гневного взгляда с гостя.

   – Он прав, это действительно неподходящее место для порядочной девушки, – сказал Дэнсер, обращаясь к Дженни. – Я ездил на ленч домой и рассказал жене о тебе. Она назвала меня старым идиотом, когда узнала, что я оставил тебя в «Дью Дроп Инн», и послала сюда, чтобы пригласить тебя переселиться к нам. У нас довольно большая квартира, ты нисколько нам не помешаешь. Дженни торжествующе взглянула на Джефа.

   – Я же говорила тебе, Джеф, что мистер Дэнсер – очень милый джентльмен. – Повернувшись к Дэнсеру, она с улыбкой проговорила:

   – Огромное вам спасибо, мистер Дэнсер, но я не могу воспользоваться вашим гостеприимством. Вы и так были добры ко мне, и я не стану злоупотреблять вашей…

   Она резко умолкла, когда дверь распахнулась и на пороге возникла гигантская фигура Майка.

   – Майк? Что ты здесь делаешь?

   – Я хотел спросить, что делаешь здесь ты. – Майк вошел в комнату и обвел взглядом присутствующих. – И что делают здесь эти двое мужчин. – Он с подозрением взглянул на Джефа. – Наверное, это вы привезли ее сюда, мистер Броуди?

   – Насколько я понял, вы Майк Новачек? – догадался Джеф. – Нет, мистер Новачек, я не привозил Дженни сюда – напротив, я приехал, чтобы забрать ее отсюда, когда она позвонила мне и сказала, где находится. Дженни привез сюда вот этот человек, таксист, – он кивнул на Дэнсера.

   Майк шагнул было к Дэнсеру, но Дженни поспешно проговорила:

   – Не трогай его, Майк, он всего лишь выполнял свою работу. Я попросила его отвезти меня в самый дешевый мотель, и он это сделал. Мистер Дэнсер, кстати, предупредил меня, что это небезопасное место.

   – Небезопасное – это мягко сказано. – Майк криво усмехнулся.

   – Но ты не сдержал свое обещание, Майк, – с обидой сказала Дженни. – Ты ведь пообещал, что не станешь…

   – Я пообещал, что не стану звонить Стиву и сообщать ему о твоем бегстве, и я сдержал слово. Но мог ли я допустить, чтобы ты скрылась в неизвестном направлении, зная, что в таком городе, как Лас-Вегас, с девушкой может случиться все, что угодно? Как только ты ушла, я позвонил вниз и попросил одного из охранников проследить, куда ты поехала.

   – Ты не должен был этого делать, Майк.

   – Как же, не должен! Посмотри, где ты оказалась! – Майк взял Дженни за руки и чуть ли не силой поднял с кровати. – Пойдем, Дженни. Я отвезу тебя домой.

   – Я никуда не поеду, Майк, – запротестовала Дженни. – Я не могу возвратиться к Стиву…

   – Ты вернешься ко мне, Дженни, – вдруг услышала она знакомый голос.

   Стив стремительно вошел в комнату и остановился перед ней. В его синих глазах сверкал опасный огонь. Дженни затаила дыхание… Впрочем, ее не должно было удивлять, что Стив приехал за ней сюда – он бы нашел ее и на краю света.

   – Черт побери, Майк, как ты мог скрыть от меня, что Дженни убежала? – Стив смерил Майка гневным взглядом. – Я думал, что могу доверять тебе.

   – Ты узнал от охранника о том, где она находится? – осведомился Майк, оставив без ответа его слова.

   – Этот человек, вероятно, ценит свою работу больше, чем ты свою. Он не поленился сообщить мне о том, где находится моя жена, – холодно проговорил Стив.

   Дженни еще никогда не слышала, чтобы он так разговаривал с Майком.

   – Майк ни в чем не виноват, – вступилась она за друга. – Он сам приехал сюда за мной, потому что я заставила его пообещать, что он ничего не скажет тебе.

   Взгляд Стива скользнул по лицу Дженни, потом остановился на Джефе – казалось, он увидел его только сейчас.

   – Что вы здесь делаете, Броуди? – спросил он, с трудом сдерживая ярость.

   – О, ничего особенного, Джейсон, – невозмутимо отозвался Джеф. – Я хотел забрать отсюда Дженни – она позвонила мне и сказала, что остановилась в «Дью Дроп Инн», и меня это несколько обеспокоило.

   – Черт побери, Броуди, я сам в состоянии позаботиться о своей жене!

   – Сомневаюсь, Джейсон.

   С минуту Стив гневно смотрел на Джефа, потом в его поле зрения попал Чарли Дэнсер.

   – А вы кто такой? – осведомился он.

   – Я водитель такси…

   – Мистер Дэнсер привез меня сюда, – вмешалась Дженни. – Я забыла в его машине сумку, и он заехал, чтобы вернуть ее мне, – солгала она, чтобы как-то объяснить Стиву присутствие Дэнсе-ра, не вдаваясь в долгие объяснения. Повернувшись к таксисту, добавила:

   – Благодарю вас, мистер Дэнсер, вы были очень любезны. До свидания.

   Дэнсер поспешил выйти из комнаты – Стив Джейсон наводил на него страх. Он не ожидал, что его юная пассажирка в потертых джинсах окажется женой владельца отеля «Санта-Флорес», одного из самых богатых людей во всем Лас-Вегасе.

   – Поехали домой, Дженни, нам нужно многое обсудить, – сказал Стив, беря ее под локоть.

   – Нам нечего обсуждать, Стив. Я никуда не поеду с тобой.

   Она попыталась высвободить руку, но он не отпустил. Его пальцы еще крепче сжали ее локоть, и Дженни вдруг почувствовала, как волна желания пробежала по ее телу. Она вдруг стала безвольной, стоило ему только прикоснуться к ней… Однако, резко вздернув подбородок, Дженни сказала:

   – Ты не можешь заставить меня силой вернуться к тебе, Стив.

   – Нет, не могу, – согласился он. – Но, если ты не поедешь со мной в отель, я уволю Майка за то, что он не сообщил мне о твоем бегстве. Не думаю, что тебе будет приятно, если Майк по твоей милости останется без работы.

   Дженни вздохнула. Она поняла, что Стив не шутит.

   – Что ж, сейчас мне придется подчиниться тебе, Стив, – сказала она, нарочно сделав ударение на слове «сейчас». – Но это вовсе не означает, что я останусь с тобой.

11

   В машине оба хранили молчание. Стив смотрел на дорогу и ни разу не взглянул в ее сторону. По лицу было видно, что он с трудом сдерживает ярость. Он не проронил ни слова, пока они не поднялись в его апартаменты и не прошли в гостиную.

   – Это выходка глупой девчонки, – сказал он, направляясь к бару, чтобы налить себе виски.

   Дженни села на диван и ждала, когда он повернется к ней, прежде чем ответить.

   – Я решила уйти от тебя, Стив, – спокойно проговорила она. – Я уже взрослый человек. Я прекрасно знаю, что делаю. А ты привык относиться ко мне, как к ребенку…

   – Конечно, ты прекрасно знала, что делаешь, когда поехала в этот грязный мотель, – перебил Стив, гневно сверкнув глазами.

   Дженни встала и, подняв голову, заглянула ему в лицо.

   – Конечно, я совершила ошибку, поехав в этот мотель, – согласилась она. – Но я не знала, что это за место. И если мне недостает жизненного опыта, так это еще не означает, что ко мне можно относиться как к какому-то безмозглому существу, решать все за меня… – Ее голос предательски зазвенел. – Если бы ты не обращался со мной, как с куклой, если бы не пытался ограничить мою свободу, навязать мне свою волю, я бы не попала в эту идиотскую ситуацию. Но ты не позволяешь мне быть самой собой, не даешь и шага ступить…

   Она умолкла, переводя дыхание. Стив отпил из своего бокала и примирительно коснулся ее плеча.

   – Ладно, Дженни, давай обсудим все по порядку. Объясни мне сначала, почему тебе вдруг вздумалось уйти?

   Дженни посмотрела на него полными слез, широко раскрытыми глазами.

   – Так ты еще этого не понял? Не дожидаясь от него ответа, она резко развернулась и направилась к двери в свою комнату.

   – Дженни! – крикнул Стив ей вслед. Его голос был сердитым. – Ты не уйдешь отсюда, пока я все не выясню.

   – Сейчас у меня нет сил разговаривать, Стив, так что тебе придется подождать, – бросила она через плечо, останавливаясь на пороге комнаты. – Иди в офис, тебя ждут дела. Я сама спущусь вниз, когда буду готова к этому разговору.

   Еще никогда в жизни она не разговаривала со Стивом так резко… Но теперь, оставшись одна, она больше не сдерживала слезы. Ей было невыразимо горько от того, что Стив не любит ее так, как любих его она, не желает взглянуть на нее как на равную, а продолжает смотреть свысока. Бросившись на кровать, она разрыдалась, уткнувшись лицом в подушку. Сквозь рыдания Дженни услышала, как хлопнула входная дверь, и поняла, что Стив ушел.

   Выплакав все свои слезы, Дженни поняла, что ей надо обдумать все возможные последствия такого разговора и тщательно подготовиться к нему. Вполне возможно, что это будет их последней встречей – если Стив не сумеет ее понять, не сумеет ответить на ее любовь, она уйдет от него сегодня же. Следуя чисто женской логике, она решила, что Стив должен запомнить ее красивой, поэтому с особым старанием занялась своей внешностью.

   Приняв душ и умыв холодной водой заплаканное лицо, она высушила волосы, расчесала их и уложила в замысловатую прическу, заколов шпильками. Она выбрала для макияжа яркую косметику, которая вместе с прической делала ее облик более взрослым. Порывшись среди своих нарядов, Дженни надела короткое шелковое платье цвета слоновой кости, подчеркивающее каждый изгиб ее стройного тела, и туфли на высоких каблуках, капнула возле ушей духами и остановилась перед зеркалом.

   Уголки ее губ изогнулись в грустной улыбке: девушка, которую она видела в зеркале, не была похожа на покорное беспомощное создание. Дженни снова стала такой же сильной и независимой, какой была в детстве – на ее лице была написана решимость, в глазах горел дерзкий огонь. Все ее существо словно преобразилось, она наконец стала самой собой… Наверное, слишком поздно. Ведь сегодня, вполне возможно, ей придется расстаться со Стивом.

   Дженни очень изменилась за последние сутки. Еще вчера она была девчонкой – а сегодня вдруг стала взрослой женщиной. Эта безумная ночь, которую она провела со Стивом, желание и страсть, которые они познали вместе, а потом отчаяние, захлестнувшее ее, когда она поняла, что Стив не испытывает к ней настоящей любви, – все это сделало ее взрослой. Теперь она была готова к тому, чтобы разговаривать со Стивом на равных.

   Пэт Марчант приветливо улыбнулась ей, когда Дженни вошла в офис.

   – Добрый вечер, Дженни. Стив уже давно ждет тебя.

   – Я в этом не сомневаюсь, – прошептала Дженни, направляясь к двери в кабинет Стива.

   Стив сидел за письменным столом, просматривая документы. Когда она вошла, он поднял глаза и, прищурившись, взглянул на нее.

   – Наконец-то ты удостоила меня своим появлением, – холодно проговорил он.

   Однако в его взгляде промелькнуло восхищение, что не ускользнуло от Дженни.

   – Я не отниму у Тебя много времени, – спокойно сказала она, останавливаясь перед его столом. – Но, думаю, нам нужно обсудить кое-какие детали прежде, чем мы расстанемся.

   – Расстанемся? – Взгляд Стива сделался подозрительным. – Ты никак не наиграешься, Дженни?

   Дженни покачала головой.

   – Я не играю, Стив. Просто мне захотелось выглядеть красивой сегодня вечером – красивой в твоих глазах. В последний раз.

   – Не притворяйся, Дженни, – пальцы Стива нервно крутили ручку. – Ты ведь не собираешься уходить от меня на самом деле.

   – Я не притворяюсь, Стив. Сегодня утром я ушла от тебя, но ты заставил меня вернуться. На этот раз я уйду из твоей жизни навсегда. Думаю, в таком городе, как Лас-Вегас, мы быстро получим развод и ты снова станешь свободным человеком.

   – Черт побери, Дженни, ты не получишь никакого развода! – взорвался Стив. – Я этого не допущу! И как тебе только могла прийти в голову такая чушь?

   – Наш брак никогда не станет настоящим союзом мужчины и женщины, Стив, – грустно проговорила Дженни, глядя в сторону. – Я всегда буду в твоих глазах ребенком – ты ведь и женился на мне для того, чтобы оберегать. Ты хотел, чтобы наш брак оставался фиктивным… – Она боролась со слезами. – Прошлой ночью я вдруг поверила, что мы с тобой действительно можем быть счастливы вместе, но ты очень быстро разрушил эту иллюзию. Не думай, Стив, что я останусь с тобой, зная, что на самом деле тебе не нужна.

   – Не нужна? О Господи, Дженни! Да ты самое дорогое, что у меня есть, и ты прекрасно знаешь об этом!

   – Может, я и дорога тебе, Стив, но не как женщина, – тихо сказала Дженни. – Все было прекрасно, пока я была твоей сестренкой, пока мы были просто друзьями. Но теперь, когда я познала нечто большее, я… Мне очень жаль, Стив, но нам не удастся сохранить нашу дружбу. Теперь нам лучше расстаться – я не могу жить с тобой, зная, что ты меня не любишь.

   – Но я люблю тебя, Дженни, – голос Стива дрогнул. Он встал из-за стола и, подойдя к ней, сжал ее в крепком объятии. – Я люблю тебя не как ребенка или подругу, а как женщину.

   Дженни буквально оцепенела от счастья при этих словах. Не только ее душа, но и все ее тело наполнилось радостью… невероятной, захватывающей радостью. Она подняла голову и заглянула ему в глаза.

   – Я боюсь, что ослышалась, Стив, – прошептала она.

   – Ты не ослышалась, Дженни.

   Он склонился над ее губами. Их поцелуй был долгим и бесконечно нежным. Дженни обвила руками его шею, играя густыми завитками волос на его затылке. Она думала, что потеряла Стива, – но теперь они обрели друг друга… Счастье, переполняющее ее, было таким пронзительным, что захватывало дух.

   – Я люблю тебя, Дженни, и всегда буду любить, – хрипло прошептал Стив. – Ты всегда будешь нужна мне.

   – Если ты действительно меня любишь, то почему… почему не хочешь, чтобы я была тебе настоящей женой? – задыхаясь, прошептала Дженни.

   – Я этого хочу.

   – Но ты не хочешь, чтобы у нас были дети.

   – Этого я тоже хочу, Дженни. Но я думаю не только о себе самом, но и о тебе тоже, – Стив разжал объятие и отступил на шаг. Нежность в его взгляде смешалась с грустью. – Ты еще очень молода, у тебя впереди целая жизнь. Сейчас тебе кажется, что ты любишь меня, но через несколько лет ты можешь полюбить кого-то другого. Если у нас будут дети, это навеки привяжет тебя ко мне. Я не хочу, чтобы ты поступилась своей свободой, своим будущим.

   Дженни внимательно взглянула на него, покусывая нижнюю губу.

   – Я понимаю, Стив, что спорить с тобой бесполезно. И если я скажу, что никогда не смогу полюбить другого мужчину, ты ответишь на это, что я слишком молода и еще не разобралась в собственных чувствах. Поэтому я поступлю иначе. – Она немного помолчала, улыбаясь собственным мыслям. – Если бы ты не признался мне в том, что любишь меня, я бы повернулась и ушла. Просто ушла из твоей жизни. Но теперь я ни за что не откажусь от тебя, Стив, – и сделаю все, чтобы у нас с тобой была настоящая семья. Ты не хочешь прислушаться к моим словам, поэтому я прибегну к шантажу.

   – К шантажу? – переспросил Стив. – Как же ты собираешься меня шантажировать?

   Улыбка Дженни стала еще шире.

   – А вот как. Если ты и впредь будешь упрямиться, то я найду работу и начну самостоятельную жизнь. Ты ведь этого не хочешь, не так ли?

   – Нет, черт побери, я этого не хочу! – Стив с силой стукнул кулаком по столу. – Я не позволю тебе работать.

   – Тогда тебе придется принять мои условия, – спокойно сказала Дженни. – Тем более что они отвечают твоим желаниям.

   Стив шумно втянул в себя воздух.

   – Я до сих пор казню себя за то, что вчера вечером потерял контроль над собой.

   – Но я ведь привела тебя в бешенство.

   – Ты сделала это нарочно – я знаю. – Стив едва заметно улыбнулся. – Ты сговорилась с Броуди, и вы разыграли этот спектакль, чтобы я приревновал тебя к нему.

   Дженни кивнула.

   – Ты весьма догадлив, Стив.

   – И вчера вечером в глубине души я знал, что ты бы не легла в постель с Броуди, – продолжал он. – Но я воспользовался этим предлогом, чтобы дать наконец волю своим желаниям. Я говорил себе для очистки совести: «Она бы переспала с Броуди, если бы я не пришел».

   Дженни тихо засмеялась.

   – Мне нравится твоя откровенность, Стив.

   – Но все равно я не должен был тащить тебя в свою постель при первой удобной возможности, – упрямо сказал он.

   – Это не было первой удобной возможностью, Стив. У тебя была масса других возможностей до вчерашнего вечера.

   Стив усмехнулся.

   – О да, ты очень долго пыталась соблазнить меня. Когда я смотрел на тебя, мне казалось, что я теряю рассудок. Эпизод с Броуди был последней каплей, которая переполнила чашу. Но это ничего не меняет. Ты еще слишком молода, чтобы иметь детей. Давай подождем несколько лет, Дженни, а потом вернемся к этому разговору. Сейчас ты еще не готова к тому, чтобы принимать какие-либо решения относительно своего будущего.

   – Но если я хочу, чтобы мое будущее принадлежало тебе?

   – Ты еще сама не знаешь, чего хочешь.

   – Как мне надоело слышать от тебя одно и то же, Стив, – не выдержала Дженни. – Раз ты упрямишься, значит, я найду работу.

   – Не ставь мне ультиматум, Дженни, – твердо сказал Стив. Дженни пропустила мимо ушей его слова. Она задумчиво потерла пальцем подбородок, притворяясь, что над чем-то размышляет.

   – Должна сообщить, что у меня уже есть кое-какие идеи относительно работы, – медленно проговорила она. – Джеф сказал, что его менеджеру может понадобиться ассистент для организации гастролей…

   – Дженни! – прервал он ее.

   Нисколько не испугавшись его гнева, она подошла к нему и, положив руку на его грудь, продолжала, сама же дивясь тому, как легко ей удается шантаж:

   – Тебе не кажется, что такая работа будет намного интереснее, чем обычная секретарская работа в каком-нибудь офисе? Подумай, сколько новых мест я увижу! Я обожаю путешествовать.

   – Я не позволю тебе разъезжать по стране с ним, – хрипло проговорил Стив.

   – Однако ты не можешь удержать меня силой.

   В его глазах промелькнуло подозрение.

   – А если я скажу, что ты блефуешь?

   Дженни пожала плечами.

   – Тогда я приму предложение Джефа.

   Стив сделал глубокий вдох, стараясь унять раздражение.

   – Но ведь это самый настоящий шантаж…

   – Я ведь уже предупреждала тебя, что не побоюсь прибегнуть к «грязным трюкам», чтобы спасти нашу любовь, – Дженни запрокинула назад голову и посмотрела на него сквозь ресницы. – Но работа – это еще не все. Я могу использовать и другие средства. Я могу, к примеру, забеременеть…

   Лицо Стива побледнело от ярости. Издав какой-то горловой звук, похожий на рык дикого зверя, он схватил Дженни за плечи и сжал их так сильно, что она поморщилась от боли.

   – Если ты забеременеешь от Броуди, я убью вас обоих. Честное слово, убью.

   Дженни тряхнула головой, глядя на него со снисходительной улыбкой.

   – Ты не правильно понял меня, Стив. Я хотела сказать, что забеременею от тебя.

   Стив отпустил ее плечи и, взяв ее за подбородок, заглянул ей в лицо.

   – Ты способна свести меня с ума, ты это знаешь? – прошептал он. Повысив голос, насмешливо осведомился:

   – Каким образом ты собираешься зачать этого ребенка без моей помощи?

   – Но я рассчитываю на твою помощь, Стив, – Дженни взяла его большую загорелую руку и прижалась губами к его ладони. – Кто знает, может, я уже беременна, – добавила она с озорным блеском во взгляде.

   – Что-о?

   – Мы занимались любовью всю ночь, Стив, – или ты уже забыл?

   Стив на мгновение закрыл глаза.

   – Нет, Дженни, этой ночи я никогда не забуду, – глухо проговорил он.

   – Поэтому ты не отпустишь меня до тех пор, пока не узнаешь, беременна я или нет, – продолжала Дженни, играя его пальцами. – Ведь ты не захочешь, чтобы я родила твоего ребенка вдали от тебя, не так ли?

   – О Боже, Дженни, этого я никогда не допущу, – голос Стива дрогнул.

   – Пройдет несколько недель, прежде чем мы узнаем, зачали мы с тобой ребенка прошлой ночью или нет. И если я еще не беременна, то непременно восполню упущенное. – Дженни прижала его ладонь к своему животу. – Неужели тебе не будет приятно узнать, Стив, что я ношу твоего ребенка? Неужели ты не будешь рад, зная, что во мне живет частица тебя?

   Стив слегка пошатнулся, и его взгляд подернулся дымкой желания.

   – О Господи, Дженни, ты жестока, – прошептал он. – Ты нарочно мучаешь меня.

   – Нет, Стив, это ты мучаешь меня, и себя самого тоже. В твоей власти положить конец этой пытке. Позволь мне быть для тебя настоящей спутницей жизни, твоей возлюбленной, твоей женой и матерью твоих детей – и мы оба будем счастливы.

   – Я буду самым счастливым мужчиной на свете, Дженни, – глухо проговорил Стив, прижимая ее к себе. – Нет, я больше не могу противиться этому. Ты победила, Дженни. – Он заглянул в ее большие серые глаза, сияющие от счастья. – Я только надеюсь, что ты уверена в своих чувствах. Я дал тебе шанс остаться свободной – но теперь ты будешь моей. Ты всегда будешь моей, пока мы оба живы. Мое сокровище.

   Дженни притянула к себе голову Стива.

   – Всегда, – повторила она, почти касаясь губами его губ. – Я ведь этого и хочу, Стив: всегда быть твоей. Неужели ты только сейчас понял, как я тебя люблю?