Единственный воин Королевы

Валерий Иващенко

Аннотация

   "Славен град Лорндейл, столица Царства Света, стоящий посреди земли нашей. И мужчинами, во всяком ремесле искусными, и женщинами красивыми да горячими, а пуще – торговлей. Ибо стоит на перепутье. В страны полудня идёт одна из дорог, и дочиста её вылизывают лучи жаркого солнца, оттого и зовут её Солнечной. И ведёт она до самых знойных пределов и Южных морей, где чернокожие рабы рубят тростник на полях и добывают золото в подземных норах. На полночь ведёт путь, вымощенный ещё гномами в незапамятные времена их расцвета. Ласкает его свет луны, потому и зовут его Лунным. В любую ночь не будет никому препятствий на этом пути аж до самых северных краёв, где люди ходят в мехах и делают оружие из рыбьего зуба. На восход тянется залитая кровью всех рас тропа – до самых земель королевства Хаоса, и недоброе имя носит она – Тропа Войны. То ли несметные ватаги придут по ней в набег, то ли светлый король поведёт воинство, дабы укоротить захватчиков, но тропа свою дань возьмёт. На закат идёт дорога Странствий. Через полсотни лиг упирается она в морской город-порт. Но не заканчивается она там, а незримо тянется до далёких диковинных Островов, а говорят, и дале. И всякому кораблю – будь ты купец аль просто досужий – всегда в паруса будет попутный ветер и удача в делах. В благословенные выси ведёт Небесный путь, и нередко по нему снуют жрецы и волшебники. Кто выполняет поручения небожителей, кто спешит с мольбами и просьбами поклоняющихся – всех оделят вниманием и заботой бессмертные. Но есть ещё один путь – смутный, опасный. Ведёт он из столицы вниз, в подземные владения того, о ком ближе к ночи поминать не стоит. И редко кто ступает туда своею волею… В полночный час двуглавый пёс с огненными глазами уводит по нём стенающую толпу несчастных душ, чей земной путь прервался за эти сутки, и никто – даже самые могучие колдуны, не знает, куда ведёт, чем оканчивается, да и заканчивается ли где-нибудь Тропа Отчаяния…»

   Аль-Рауне, земель и обычаев королевский описатель.




Валерий Иващенко
Единственный воин Королевы

Часть первая

Глава 1. Принц Фред.

   – Отстань от меня!

   – Ы-ы…

   – Уйди! Я кому сказал, гугнявый? Отцепись! Раздался звук оплеухи, затем дробный топот башмачков по лестнице, и затих. Послеполуденная жаркая тишина, охватившая королевский дворец, вновь выползла изо всех углов, и только чьё-то сопение нарушало эту сонную одурь. Седоусый гвардеец со шрамом через всю щёку, неподвижным истуканом стоящий у парадной лестницы, тихонько скосил в сторону глаза. Как обычно. Принц Фред – очаровательный, румяный двенадцатилетний мальчуган, повздорил со своим братом, от одиночества устремившимся за ним. Будучи всего на два года младше, принц Гуго по какой-то прихоти судьбы родился, как бы это помягче сказать… хоть и не годится так говорить про королевского отпрыска, но малыш немного не того. Почти не говорит, час от часу ходит под себя. Да в том возрасте, когда другие дворянские дети уже вовсю скачут на конях и делают заметные успехи в фехтовании, всех и забот у него, что куличи из грязи лепить.

   Вприпрыжку, тут же позабыв про угрюмо насупившегося брата, Фред выскочил на крыльцо дворца. Оглядел залитый ярким летним солнцем огромный двор, беззаботно скинул на руки пажу свою яркую алую шапочку, что заставила надеть королева-матушка, сунул два пальца в рот и совершенно по-разбойничьи свистнул. Лейтенант гвардейцев одобрительно ощерился. Махнул своей мощной, закованной в сталь рукой и гаркнул так, что сонные и ошалевшие от жары голуби сорвались с карнизов королевского дворца. Словно белая пена взлетела со вздыбившейся волны и унеслась в безоблачную лазурь.

   – Коня его высочеству принцу Фредерику! – а затем чуть-чуть, незаметно для мальчика, заботливо поддержал его – когда малыш, едва не сорвавшись, нетерпеливым бельчонком взлетел в седло. Горад, великолепной золотистой масти трёхлетка особой, прославившейся скоростью и неутомимостью бега породы, уже в нетерпении перебирал стройными, худощавыми ногами.

   – Вперёд! – принц совсем неподобающе гикнул и пришпорил скакуна. Блестящая кавалькада – ибо принцу полагался эскорт – сорвалась с места, гремя подковами по камню. Ежедневная прогулка началась. Блистая выучкой, всадники пронеслись через двор. Единственно – среди них выделялся неуклюже болтающийся в седле, как мешок с яблоками, тщедушный пожилой волшебник. Но о том, чтобы оставить его, даже речи быть не могло. Взять любой след, послать срочное сообщение, закрыть волшбой рану – да мало ли как может пригодиться владеющий Силой при сопровождении наследника престола. А посему белый маг Велен прилежно отрабатывал выплачиваемые из королевской казны полновесные талеры. Ажурные кованые ворота распахнулись перед ними, и вот уже под копытами загрохотала широкая, прямая улица Грандов. Словно длинным мечом, она надвое разрезает великий город. Скорее! Через мост Менял, через купеческие кварталы несут волшебные кони. Вот городские ворота спешно отворяются пошире, подталкиваемые потными от зноя стражниками. Ещё быстрее! Гей вы, волшебные, не знающие устали эльфийские кони! По Дороге Странствий, туда, куда стремится уйти солнце. Не уйдёшь, догоню!

   Потный бородатый купец склонился ещё ниже. Он осторожно, скороговоркой, протарахтел что-то, и специально присутствующий толмач перевёл.

   – Ваше высочество, это торговый караван из Хито Косюэ, впервые в нашей стране. Принц Фредерик, ещё румяный после головоломной скачки, еле заметно кивнул, и перо белой цапли согласно закивало на его алой шапочке. По этому знаку несколько слуг тут же ухватили две огромные, выше принца вазы, на которых искусно сделанные морские чудища оплетали парусники длинными щупальцами, вставало солнце над диковинными, никогда не виданными островами и сверкали яркие, пёстрые птицы. Торговец незаметно перевёл дух. Происходила ежедневная и очень важная церемония «королевского дара». По этому старинному обычаю никто из иноземцев не смел торговать в Королевстве, пока кто-либо из королевской семьи не проверит качество товара и не даст высочайшее дозволение. А за это королевскому родственнику полагалось забрать товару, сколь унесёт. Купец сильно сомневался, что юный принц сможет оторвать от причала хотя бы одну из драгоценных, фарфоровых, сделанных по передающимся из поколения в поколения рецептам ваз, но тем не менее – он оставался при хорошем барыше. Ведь что такое первым оказаться на рынке со своим товаром, успеть сорвать самые высокие цены – это вам сможет объяснить только торговец, сын, внук и правнук торговцев. А посему, едва их высочество соизволили пройти к соседнему кораблю, где приторно улыбающийся толстяк призывно манил к ярким, ослепительно пёстрым тканям и коврам, он облегчённо выпрямился и тут же негромко крикнул в сторону еле заметно покачивающейся за его спиной галеры.

   – Сегодня нам сопутствует удача! Разгружай! Живее! Вполглаза поглядывая на суетящихся матросов и грузчиков, чьи спины враз залоснились от пота, купец растирал разнывшуюся от долгой и неудобной позы поясницу и с некой смесью злорадства и сочувствия наблюдал, как маленький принц брезгливо ткнул пальчиком в тусклое пятнышко на одном из ковров и затем, величественно задрав курносый носик, проследовал далее. Обладатель тканей пробовал было упасть в ноги, но двое гвардейцев в ослепительно сияющих на солнце доспехах скрестили перед ним короткие пехотные копья. Один красноречиво указал – на корабль, и жалобно причитающему, растирающему слёзы толстяку осталось только подчиниться и убраться прочь. Да, теперь остаются только Малые Земли. А туда не только путь длиннее и куда опаснее, так ещё и денег тех не возьмёшь – победнее там. Купец отвернулся, в который раз скороговоркой вознёс молитву Ясноликой, что у него с первого раза получилось проторить торговый путь в эту варварски богатую страну, и принялся следить за разгрузкой.

   Джеймс который раз осмотрел свою работу, и наконец остался доволен. Немолодой уже слуга, приставленный к принцу, он придирчиво всмотрелся в сияющие пряжки на замшевых туфельках и кивнул. Двое лакеев тут же сорвались с места и бесшумно куда-то испарились. Король Карл суров – раз идёшь медленно, то либо от работы отлыниваешь, либо и вовсе к ней не гож. А посему слуги, привратники и прочая челядь подбиралась из молодых да проворных, к вящему удовольствию церемонимейстера, и носились по дворцу и службам как ошпаренные. Из соседней комнаты донёсся уже начинающий ломаться голос принца.

   – Эй, бездельники! Полотенца! За долгие годы службы Джеймс прекрасно, едва ли не лучше, чем свои собственные, изучил вкусы и прихоти августейшего хулигана, а посему тут же поспешил в роскошно отделанную ванную. Здесь, утопая в пене огромной, на полкомнаты ёмкости, беззаботно болтал ногами принц Фредерик – старший и пока единственный (не считая младшего Гуго, да сжалятся над ним боги, а принцесса Берта не в счёт), наследника престола. Брызги взлетали до потолка, а покорно стоящий подле лакей не смел даже и голову в плечи вжать. Служба – что тут поделаешь; зато и платят втрое против других мест. И никто не смел нарушить этот старый закон. Впрочем, Фред (как мысленно называл своего будущего короля слуга) особой зловредностью не отличался. Мальчишка как мальчишка. В меру беззаботный, в меру шаловливый. Зато когда племянник Джеймса попал в беду, востроглазый принц сразу вытащил из еле заметно – как раз в меру – опечаленного слуги подробности и парой фраз уладил всё с королевским прокурором. Так что – грех жаловаться, как говорится. Джеймс в меру сил своих покрывал мелкие шалости принца, а мальчишка, не так часто видящийся с отцом, запросто обращался с ним и позволял весьма много старому, с его точки зрения, слуге. Куда как хуже приходится увальню Майку, – подумал слуга, надевая на августейшую ножку светло-бежевый, тончайшей шерсти носок. Тот при принце Гуго. Постоянная вонь, сопли, мычание… Нет, всё-таки есть в жизни какая-то высшая справедливость! Не оборачиваясь, слуга поманил рукой, и двое лакеев внесли и подняли перед принцем большое, в его рост зеркало. В нём отразился красивый, розовощёкий и статный парнишка в нежно-фиолетовой тафты костюмчике, в мягких юфтевых сапогах, и всего с одной, брызжущей синим и алмазным блеском, звездой на груди. С наградой этой вышла вот какая оказия. Король никому не раздавал награды и чины просто так – ни за возраст, ни за происхождение. Однако этой весной, во время праздника Богини Воды, ясноокой Ледды, когда нарядный королевский корабль величественно плыл по реке, девятилетняя принцесса Фиона умудрилась свалиться за борт. Дочь погибшего на войне младшего брата короля уже пускала пузыри (ну совсем как обычная простолюдинка, прости Луноликая!), но тут Фред, по малолетству не будучи обременённый доспехами, сиганул в реку и таки вытолкнул кузину на поверхность, дал ей глоток воздуха, поддержал. Там и свита опомнилась, и моряки. Шум, гам, сутолока… Пока вытащили детей на палубу, они оба посинели от холода и зубами стучали не хуже, чем кастаньеты в таверне – холодна водица весной! Хвала всем богам, у Джеймса всегда наготове были и тёплые одеяла, и сухая одежда. И даже целителя он по какому-то наитию прихватил на борт. А потому в благодарном взгляде, коим наградила его королева Изольда, Джеймс прочёл отпущение всех грехов и свою безбедную старость. Мать принцессы Фионы – вдовствующая баронесса Меллих – на следующий день подала королю соответствующее прошение. Знать, неглупые люди надоумили её! И как ни крутил носом венценосный Карл, а пришлось ему наградить собственного сына. Пусть и гражданской звездой – не с рубинами, а с аметистами; без скрещённых меча и копья, а всё же. Отношение к принцу после того дела как-то изменилось, и Джеймс с некой затаённой гордостью ловил задумчиво-уважительные взгляды, которыми провожали принца Фреда вослед ветераны многих битв, умудрённые жизнью царедворцы, почтенные (и не очень) дамы. А уж как обожали мальчика горожане и просто подданные королевства – тут уж и говорить нечего. Наследник показывает себя уже сейчас. Ох и славный же король будет – дай боги, не хуже нонешнего! Впрочем, после ужина его будущее королевское величество как миленькое отправится спать. Ибо завтра с утра – география, чистописание, этикет и танцы. Потом фехтование, а после обеда – алгебра. А уж учителя алгебры – долговязого и дотошного мэтра Жико – принц если не уважал, то побаивался вряд ли меньше короля. И только после пыток этими жутко непонятными для терпеливо присутствующего Джеймса знаками принц был свободен. И со всей беззаботностью юности, прихватив лейтенанта Даго вместе с парой десяткой гвардейцев, с резвостью вырвавшейся на свободу птицы он носился по городу и окрестностям. Ведь всё надо увидеть и всё посмотреть! Поспеть в тысячу мест и нашкодить не менее десятка раз. Пронаблюдать за спуском корабля и обнести вишню в знаменитом Герцогском саду. Осчастливить мимолётным присутствием провинциальную свадьбу и загнать косулю – да мало ли соблазнов найдётся желающему и умеющему. Ох, и огонь! – втихомолку говорили седовласые старцы, с улыбкой качая головой и глядя, как свалившийся невесть откуда, как снег на голову, принц зачем-то сунул нос в караулку стражников и уже раздаёт беднякам конфискованный на границе груз контрабандных тканей. И они правы – тысячу раз правы. Ведь – зачем она нужна, такая тихая, скучная и сонная жизнь?

Глава 2. Королева Изольда.

   – Да, Мариэтта, это ожерелье как раз подходит к моему сегодняшнему платью. Изольда наградила заалевшуюся как утренняя заря камеристку благодарной улыбкой и в последний раз осмотрела себя в громадное настенное зеркало. Весьма и весьма. Пусть тридцатидвухлетняя королева уже и не может конкурировать с недавно появившимися у Карла смазливыми фаворитками – увы, возраст и трое родов – дело безжалостное, но всё же она появится на людях во всём своём всегдашнем блеске. Затянутая в белый с искоркой шёлк стройная фигура, которую ещё почти не тронула неумолимо проявляющаяся полнота; на удивление многим белокурые, естественного серебристого оттенка волосы, умный и чуть печальный взгляд прекрасных серых глаз – да, Изольде есть чем гордиться. А уж при взгляде на её королевскую осанку и какую-то плавную, величавую походку бледнели от зависти все дамы королевства. Восьмилетняя принцесса Берта, за сегодняшнее хорошее поведение заслужившая право присутствовать при туалете матери, не сводила с неё восхищённого взгляда.

   – Ой, мам… – у дочери от избытка чувств даже навернулись слёзы на глаза. – Ты такая красивая – честное слово! Самая лучшая на свете! Изольда осторожно, стараясь не разрушить изумительную причёску – творение мэтра Анкони, наклонилась и чмокнула Берту в радостно подставленную щёчку.

   – Спасибо, малышка. Пошли?

   После ужина, по многолетней устоявшейся традиции состоявшегося в Малой трапезной, королевская семья неспешно прошествовала в залу. Следом за ними неслышно потянулся шлейф камеристок, слуг, горничных и прочей челяди, изрядно разбавленный суровыми и неулыбчивыми гвардейцами короля. Здесь, у камина, в котором уже переливалось нежаркое, но такое уютное пламя, устроились на отдых. Королева вместе с баронессой Меллих и своей сестрой привычно заняли места на изящной золочёной тахте. Вязание, вышивание – а пуще всего лёгкая, ни к чему не принуждающая болтовня. Король Карл, в чёрном с золотыми позументами мундире полковника гвардии, и барон Твидлих – давний друг и соратник – затеяли азартную и сложную игру в недавно завезённые с юга шахматы. За инкрустированным перламутром и чёрным агатом столиком развернулась нешуточная битва, и вот уже барон, недовольно теребя длинный ус, всерьёз озабочен своим левым флангом. Уж ему-то, как главному полководцу короля, проигрывать никак нельзя. На широченном ковре вовсю резвились дети. Фред и его закадычный друг Алекс, сын барона, объединились в извечном соперничестве с девчонками. Принцессы Берта и Фиона, а также внучка графа Сивелла, Мальва. Сначала играли в салочки. Но после того, как мама (королева, между прочим) изящно чуть наморщила носик, намекая, что детям не надлежит играть в такие простонародные игры, детвора немного угомонилась и уселась в кружок. Страшные и смешные рассказки, мелкие сплетни и загадки – в общем, время полетело весело. Королева Изольда незаметно, краем глаза, проследила, как сидящий на углу ковра Гуго оставил свои кубики, из которых уже успел выстроить что-то похожее на королевский дворец, и тихо, осторожно подошёл к увлечённо играющим в шахматы мужчинам. Сердце матери чуть сжалось, когда она увидела сосредоточенный и какой-то пустой взгляд, которым мальчик смотрел на игру. Впрочем, хлопот он пока никому не доставляет, и то ладно. А посему Изольда с удовольствием вернулась вниманием к свежайшей, пикантнейшей истории об очередном любовном увлечении маркизы Мано. От выслушивания истории интриги её отвлекла возня и ворчание на ковре. Принц Фред, вскочив на ноги, схватил за волосы свою сестрёнку Берту и выкручивал голову назад.

   – Ты жульничаешь! Однако не успела королева не то, чтобы встать, но даже и открыть рот, дабы сделать сыну соответствующее замечание, как великолепный, почти построенный дворец из кубиков разлетелся, и рядом с братом выросла ощетинившаяся фигурка Гуго.

   – Ы-ы! Уйди! – и маленький кулачок с такой силой врезал августейшему братцу по макушке, что тот от неожиданности выпустил волосы сестры и кубарем покатился по ковру. А Гуго, став на колени, уже обнял Берту. И его ладошка так бережно утёрла с её личика две блестящие в свете камина слезинки, что королева на миг опешила

   – кто бы мог подумать!

   – Дети, успокойтесь и сейчас же помиритесь! – король Карл, не поворачивая головы, обдумывал свой ход – как бы поизящнее добить почти капитулировавшего барона. Фред вскочил на ноги так же быстро, как и упал. Шагнул ближе, и его рука с быстротой змеи шлёпнула брата по лицу.

   – Гугнявый! Ссыкло! Изольда немного смутилась – не к лицу наследнику престола бросаться такими словами. Уже вставая, она взглянула в лицо младшего сына, и тут ей стало страшно. Это была далеко не детская обида, и даже не ненависть – на лице Гуго было написано гигантскими буквами, что старшего принца сейчас будут бить, и не на шутку. И действительно – не успела она сделать и пары шагов, как малыш с такой силой врезал старшему брату в плечо, что тот снова упал. К несчастью, его величество Карл, отвлёкшись от шахмат, тоже встал – и увиденное ему не понравилось. Словно сказочный великан, он навис над малышом. Однако тот, спрятав за спину Берту, так дерзко посмотрел в глаза короля, что Изольда заорала бы дурным голосом от страха, если бы умела бояться. Перед взглядом Карла бледнели свирепые и дикие чернокожие воины южных земель; необузданные волосатые горцы становились кроткими как ягнята только от одного звука его голоса. Дикая, необузданная, не знающая удержу ярость охватила взрослого мужчину. И быть бы беде, если бы похолодевшая от страха королева не сделала ещё шаг вперёд и не загородила в свою очередь сына.

   – Не сметь, – негромко, но отчётливо произнесла она. Король какое-то время буравил её невидящим взглядом. Затем в глазах его мелькнуло осмысленное выражение.

   – Прости, дорогая – гнев ослепил меня, – и, круто развернувшись на каблуках, ушёл к себе. Изольда тихо перевела дух. Обняла всхлипывающую дочь, пожурила Фреда – как может будущий король обижать слабых, тем более женщин? Принц скороговоркой пробормотал извинения, они с сестрой обнялись и тут же, прихватив Алекса и Фиону, умчались в сад. А Гуго так и остался стоять посреди ковра. Из глаз его снова исчезло всякое осмысленное выражение – куда девался тот неукротимый дух воина, что не испугался даже короля? Лишь от пережитого им, темнея под ногами, стала расплываться лужица. Изольда, чувствуя, как её глаза предательски защипало, послала подругам извиняющийся взгляд, и те тотчас же тихо испарились. Королева попыталась заглянуть сыну в глаза, но сразу поняла, что это бесполезно – он снова где-то там, в далёком и недоступном ей мире своих грёз. Вызвав Майка, присматривающего за Гуго, она поспешила за своим венценосным супругом, уже вполне представляя, какую бурную сцену она ему сейчас закатает. Ничего, зато примирение будет более чем сладостным – обычно оно заканчивалось в королевской опочивальне… Малыш очнулся так же внезапно, как и ушёл перед этим в свой мир. Он шагнул к одинокому барону, смущённо пытающемуся сделать вид, будто он обдумывает свой ход. Некоторое время Гуго смотрел на доску, затем улыбнулся, став очень похожим на мать. Его ручонка потянулась, схватила фигуру закрывшегося щитом пикейщика барона, и сделала ею шаг вперёд. Барон Твидлих не успел даже поморщиться, как осознал, что хотя вырванный из строя пехотинец и погибнет, но именно этот ход и опрокидывает всю атаку короля, выводя на простор ощетинившихся бивнями слонов…

Глава 3. Маленький принц

   Осторожно, сосредоточенно, две маленькие руки сделали последнее прикосновение, и дворец, очень похожий на тот, что Гуго видел вместе с Майком со сторожевой башни, оказался закончен. Вот балкон, вот крыльцо – всё есть, только никто почему-то этого не замечает. Ещё бы раскрасить его в синий и белый цвета… Малыш задумался, по привычке вытирая о себя испачканные в мокром песке руки – нет, Берта не даст свои краски для живописи… На ладошку выполз жучок – кругленький, с чёрной мордочкой и потешными пятнышками на оранжевой спинке. Некоторое время он озадаченно суетился, а затем торопливо пополз вверх. Принц поспешил поднять руку и вытянуть к небу пальчик. Спотыкаясь на прилипших песчинках, забавный жучок забрался на самый верх. Немного потоптался в сомнении, а затем вдруг обзавёлся откуда-то из спинки жужжащими крылышками и порхнул к солнцу – к своим деткам. И почему мама говорит, что жуки не птицы – они же летают! Оглянувшись на здоровенного, как гора, Майкла – тот сидел на большом камне в тени прибрежной башни и что-то шептал своей подружке, смеющейся и хихикающей от щекотки Тайси-горничной, принц почувствовал, что его кончик пальца защекотало. Осторожно повернув голову, малыш от изумления замер. Большущая, синяя с зелёным стрекоза деловито заняла освободившееся после жучка место, цепко ухватившись шестью лапками. А почему шесть? Гуго не нашёл ответа на этот вопрос, а сам зачарованно разглядывал чудное создание. Длинные, прозрачные, словно лакированные крылышки; неземным лилово-голубым блеском сверкающие глаза с еле заметными мелкими шестиугольниками; и длинный хвостик, что успокоившаяся стрекоза чуть опустила. Ну прямо как баронесса… как-там-её, когда подбирает юбки, собираясь сделать реверанс. Почувствовав, что в глазах уже начинает темнеть от нехватки воздуха, Гуго осторожно выдохнул, а затем снова вдохнул, больше всего на свете боясь спугнуть животное. Или всё же птицу? Ну и пасть у неё, однако – а что было бы, если бы стрекозы были размером с голубей? Представив, как такая маленькая бестия откусывает ему палец, принц боязливо передёрнулся – это же будет не хуже, чем ручные дракончики, что их разводят в королевском зоопарке. Размером чуть больше воробья, они весело порхали в проволочном вольере, ловя мух и жуков. Правда, некоторые из них сохранили способность пыхкать огоньком – барон Твидлих недавно обзавёлся эдакой живой, дрессированной зажигалкой – к вящему ужасу и восторгу придворных дам. Да что же это?.. Моргнув раз, другой, принц обнаружил, что стрекозка, к вящему сожалению, давно упорхнула – а сбоку ему в лицо заглядывает озабоченный донельзя Майки.

   – Вы в порядке, мой маленький принц? Опустив немного затёкшую руку, Гуго огорчённо посмотрел на свои мокрые штанишки и завертел головой.

   – Н-н-нет!

   – Ничего. – добродушно заворчал слуга – в корзине у него всегда имелась запасная одежда для принца. Раскрасневшаяся Тайси, тщетно скрывая счастливый блеск в глазах, быстро обтёрла нижнюю часть малыша ароматическими салфетками, а потом Майкл ловко и привычно надел на него сухое бельё и новые штанишки. Гуго коснулся пальцем щеки румяной служанки и улыбнулся.

   – Динь-динь? За заветным камнем была припасена большая связка камыша, на которой слуга со своей подружкой занимались таинственным динь-динь. Принц подумал, что наверняка это что-то хорошее, потому что у Тайси после этого всегда такой нежный, чуть гортанный смех, а Майки счастливо улыбается… Зардевшись, служанка смущённо улыбнулась, а её друг заговорщическим шёпотом спросил у маленького принца:

   – Колдун скоро придёт? Каким образом Гуго знал, когда и куда к нему придёт для ежедневных процедур королевский маг, мэтр Сибелис – было тайной для всех, даже для него самого. Но малыш никогда не ошибался – даже если сам волшебник ещё не знал, пойдёт он сегодня к младшему принцу или нет. Посмотрев на солнце, малыш прошептал что-то, а затем взял ладонь слуги и прижал её к пышной, тёплой и мягкой груди Тайси.

   – Идите динь-динь – три колокола колдун придёт. – тут губы опять перестали слушаться, и выдавив напоследок привычное Ы-ы, он замолк. Всё это означало – через три четверти часа, скрупулезно отбиваемых на Звонной башне днём и ночью, в любое время года, сюда придёт королевский маг. А маленький принц посторожит и походит по берегу, пока Тайси и поднявший её на руки Майки будут заниматься за камнем своими таинственными делами. По иронии судьбы – счастливый, рвущийся из губ стон служанки всегда совпадал с доносящимся гулким звоном колокола, поэтому для пущего секрета мелкую шалость они все так и называли. Динь-динь! Через некоторое время слуга вынес на камень запыхавшуюся, обессиленную Тайси. Смущённо улыбнувшись малышу, она принялась зашнуровывать на груди свою блузку, но Гуго отчаянно завертел головой и ткнул пальцем прямо меж мягко колыхающихся грудей.

   – Не так! Обнаружив, что ошиблась на одну дырочку и повела шнуровку косо (а это послужило бы причиной таких едких насмешек!), служанка заплетающимися пальцами принялась переделывать. Но когда принц показал рукой на приближающегося по берегу Сибелиса, Тайси не только навела порядок в своём внешнем виде, но её уже и след простыл, словно никогда тут и не было. А Майки… отставной кавалерийский сержант, коему из-за некоторого избытка веса пришлось передвигаться на своих двоих – к немалому облегчению всех полковых коней – занимался теперь маленьким принцем. Обратив внимание на макет королевского дворца, он, попыхивая трубкой, объяснял – вот тут немного не так.

   – Башню специально поставили не ровно, как у тебя, а чуть в стороне – чтобы не загораживать обстрел арбалетчикам… Отсюда и вот отсюда… Так что неслышно, как ему казалось, подошедший волшебник обнаружил, что увалень Майкл объясняет маленькому принцу сразу и строительство, и фортификацию, и основы тактики уличных боёв.

Глава 4. Королевский маг

   Заметив, как маленький Гуго с интересом посматривает на принесённый волшебником ящичек, Сибелис улыбнулся.

   – Барон Твидлих сказал, что вы здорово играете в шахматы. – и плоский ящичек раскрылся, оказавшись складной шахматной доской. Фигурки оказались попроще, чем во дворце – вырезанные из слоновой кости и эбенового дерева. Но тоже симпатичные, так что принц с удовольствием стал их двигать по доске. Ему досталось играть за чёрных. Королевский маг сначала с неудовольствием наблюдал за нелогичными ходами малыша, почти сразу приведшими к разгрому его фланга. Но когда отвлечённые туда тяжёлые фигуры белых оказались не в состоянии защитить своего собственного короля от коварно проскользнувших к нему чёрных всадников принца, Сибелис с недоумением обнаружил – хотя он и разгромил противника на фланге и в центре, партия им всё же проиграна.

   – Ы-ы… ты думаешь над ходами, Си. – принц улыбнулся и посмотрел на озабоченно нахмурившегося волшебника.

   – А вы, мой принц – разве нет? – тот ничуть не обиделся на такое сокращение своего имени.

   – Надо видеть весь бой в целом. – важно изрёк малыш, а затем виновато посмотрел на скромно сидящего в сторонке Майкла и оттопырил свои штанишки.

   – Сей момент, ваше высочество! – тот шустро подхватился и тут же выудил из корзины очередной комплект сухой одежды. Когда слуга обтёр малыша и переодел, волшебник со вздохом положил своего окружённого чёрными головорезами короля, а затем собрал доску.

   – Принц Гуго – а почему вы опять вовремя не заметили, что вам надо?.. – спросил Сибелис почти напрямик. Он посмотрел в глаза малыша – обычные шаловливые глаза мальчишки – и тут его затянуло. …Ветер яростно и неутомимо трепал чёрное знамя на пике, воткнутой в вершину холма. Стоя рядом, молодой король в воронёных доспехах жадно всматривался в развернувшуюся перед ним битву. Щёки его побледнели от волнения, а ноздри временами хищно раздувались, словно могли уловить запахи крови и человеческих смертей. На холм взобрался офицер в изрубленных доспехах. Устало шатаясь, он склонил колено.

   – Ваше величество, наше левое крыло почти разбито!

   – Это хорошо, ван Хольм – просто замечательно. Барон не смог выдержать взгляда своего короля, и печально склонил голову. Как же так?..

   – Возьмите для поддержки один – один! – дивизион слонов и держитесь. Исполнять! …

   – Ваше величество – пора уходить! Сейчас рухнет центр. Битва проиграна. Король некоторое время смотрел на превратившееся в окровавленную маску лицо барона, который лишь перед ликом своего повелителя отказался от услужливо поддерживающих его рук. Шатаясь, ван Хольм рухнул на колено, поддерживая на перевязи разрубленную руку. Повелитель сочувствующе, даже как-то мягко улыбнулся.

   – Ты видел только фланг. Белые башни, выбивающие дух из нашего воинства, и могучего, беспощадного белого мага Визиря. А теперь встань, друг мой – и посмотри на битву в целом. Барон, пошатнувшись, чуть не упал, и король – сам король подал ему руку.

   – Смотри! Утерев заливающий глаза смешавшийся с кровью пот, ван Хольм увидел. Боевые колесницы, доселе бесцельно болтающиеся за истерзанным центром чёрных войск, вдруг стремительно сорвались с места. Они стремительно, как спелую траву, выкосили в белой линии брешь, и туда неудержимым потоком влилась блистающая щитами цвета ночи могучая баронская конница. Два квадрата белых легионов бесстрашно попытались загородить ей путь – но они не успевали. А самое главное – загородили путь своим же, сосредоточенным на почти победившем фланге силам. Разметав жидкое оцепление, всадники сплошным кольцом окружили далёкий, неприметный холм, над которым трепетал такой маленький отсюда белый стяг. Донёсся лязг оружия, рёв сотен дюжих глоток. Затем стяг упал, и над полем битвы широко разнёсся хриплый, могучий рёв рога. Граф ван Зее взял в плен самого белого короля – ненавистного Карла!.. Отшатнувшись, Сибелис даже вынужден был закрыть глаза ладонью, чтобы прервать контакт. Однако! Сила в этом малыше просто чудовищная… Но, к сожалению – какая-то неуправляемая. А без этого ни толкового мага, ни даже колдуна-недоучки из принца не выйдет. Гораздо большие надежды волшебник возлагал на маленькую принцессу Фиону. Хотя занятия магией в Царстве Света разрешались только по высочайше одобренному контракту, всех сильных и подающих надежды детей привозили на обучение в Королевскую школу. И через несколько лет один из десяти, а то даже и из двадцати получал вожделенный, подписанный лично августейшей рукой патент. Но таковых было мало – слишком мало. Куда меньше, чем в проклятом царстве Хаоса. Потому-то каждый раз королевские войска и платили такую непомерную цену за каждую битву… Распрощавшись, Сибелис пошёл дальше в такой задумчивости, что попавшийся навстречу в канцелярии барон Твидлих заметил, что пожертвовал бы незнамо чем, лишь бы узнать – о чём же так задумался первый маг королевства. А волшебник справился у лакея о местонахождении её величества королевы и, пренебрегая всеми правилами этикета, прошёл прямо в малую гостиную. Обитая драгоценным шёлком в спокойных серых и голубых тонах, она с некоторых пор стала любимой комнатой королевы.

   – Ваше величество, я хотел бы побеседовать с вами в присутствии баронессы Меллих. – он всё-таки склонился в поклоне – не забывая, впрочем, поберечь свою уже отнюдь не молодую спину… Беседа много времени не отняла. Ибо слова пожилого мага о том, чтобы воспитать из маленькой принцессы Фионы сильную волшебницу королевской крови – преданную и лояльную, которой можно поручать деликатные и щепетильные дела, окончательно развеяли сомнения обеих женщин – матери и королевы.

   – Да будет так. Я завтра же окончательно всё сформулирую и лично переговорю с его величеством Карлом. – Сибелис чуть поклонился и добавил, что теперь хотел бы поговорить с её величеством наедине. Зная, что это неслыханное нарушение всех и вся правил поведения, он добавил.

   – О младшем принце, Гуго. Королева Изольда миг-другой всматривалась в непроницаемое лицо старого мага, а затем в гостиной раздался её мелодичный, но умеющий и звенеть металлом голос.

   – Оставьте нас все.

   Надо отдать должное, Сибелис умел убеждать.

   – Ваше величество – а что, если мы все ошибаемся? Вопреки общему мнению лекарей о слабоумии принца – всё обстоит с точностью до наоборот? В волнении терзая своё рукоделие, Изольда всё же потребовала объяснить. И тут всякого повидавший на своём веку волшебник задал неожиданный вопрос, заходя издалека.

   – Ваше величество – вам доводилось когда-нибудь видеть, как мышь попадает в мышеловку? Королева, слабо улыбнувшись, подтвердила, что да – несколько раз, ещё в детстве.

   – Так вот, ваше величество, а не задумывались ли вы над вопросом – а почему? Ведь мышь прекрасно видит и мышеловку, и пружину – но тем не менее исправно попадает в ловушку. Чуть задумавшись, Изольда сообщила, что по её мнению, мышь слишком глупа. На что терпеливый маг спросил.

   – А если бы оказалась очень умная мышь – и задумалась бы над назначением приделанного к кусочку сыра устройства? Фыркнув, королева на миг снова превратилась в ту маленькую весёлую виконтессу Изольду, которую маг ещё помнил.

   – Она будет застывать на месте, гадить, но всё равно ничего не сообразит.

   – уверенно заявила она. И тут Сибелис добил её.

   – А ведь вы только что почти точно описали симптомы, наблюдаемые у маленького принца Гуго… Ошеломлённая мать вскочила на ноги.

   – Чт…о? – она едва не задохнулась от волнения. Твёрдо глядя в прекрасные серые глаза, волшебник негромко высказал свою мысль.

   – Малыш отнюдь не дурак – час назад он просто разгромил меня в шахматы. А ведь я учил этой игре самого короля, да и барона Твидлиха тоже. Что, если маленький принц видит скрытое даже в тех ситуациях, которые мы по нашей глупости считаем простыми и незатейливыми?

   – То есть попросту не замечаем мышеловок… – наконец бледность королевы постепенно сменилась её обычным задорным румянцем. Она чуть опустила лицо и прошептала:

   – Тогда выходит – мы всё делали не так… – а качающиеся в ушах алмазные серьги согласно закивали – не так, не так, не так. Сибелис мягко и осторожно заметил.

   – Если бы ваше величество соизволили пролить свет на тайну, сопровождающую обстоятельства появления принца… я мог бы куда увереннее попробовать найти выход – если не излечить, то хотя бы сдвинуть дело с мёртвой точки. Королева, чуть склонив голову, долго, с каменным выражением лица смотрела на старого мага. Наконец, она решилась.

   – Хорошо, Сибелис – только ради моего сына. Но пойдёмте из дворца – тут слишком много… мышей. Да, и озаботьтесь вашей завесой Тишины.

   Глава 5. Семь лет спустя.

   Сквозь блаженную полудрёму ощутив совсем рядом чьё-то присутствие, Фиона лениво пошевелилась. Лень было встать с постели, лень было даже накрыть свою наготу простынёй – не говоря уже о том, чтобы произнести какое-нибудь заклинание. Но всё же любопытство пересилило, и принцесса открыла один глаз. Королева Изольда – растерянная, ошеломлённая и немного испуганная. Ибо рыжая, коротко стриженая головка ветреной принцессы – как её метко прозвали за легкомысленный нрав и волшебное умение повелевать ветрами – покоилась не на подушке, а на плече беззаботно раскинувшегося во сне принца Гуго.

   – Привет, тётушка! – мурлыкнула Фиона и, не удержавшись, сладко зевнула. Её величество постепенно пришла в себя. За последние годы она немного сдала, располнела, но отнюдь не давала себе опуститься совсем. И во власти тоже.

   – Соизволь объяснить, что ты делаешь в постели со своим двоюродным братом

   – и моим сыном? – от ледяного тона Изольды побледнел бы и сам король. Однако рыжая нахалка ничуть не смутилась. Лишь краем простыни накрыла свои с Гуго бёдра.

   – Тётушка – а то вы будто не догадываетесь? Или мне произнести слова заниматься любовью громко и по буквам? Или – упаси боги – это выражение вам и вовсе незнакомо? Что это ваше величество так на нас пялится? Изрядная доля смелости и нахальства принцессы объяснялась не только и не столько наследственностью, сколько весьма независимым положением волшебницы – а ею старательная и весьма неглупая Фиона оказалась очень и очень сильной. Не зря же почти совсем поседевший Сибелис так гордится ею… Однако смутное беспокойство удерживало Изольду от опрометчивых шагов – тут крылось что-то ещё. Она молчала, и её сдержанность в конце концов была вознаграждена, ибо юная нахалка посмотрела королеве прямо в глаза и негромко сказала.

   – Как всем помнится, принц согласился по вечерам провожать меня после занятий от Башни Магов до дворца. Не так давно я изучала одну тему… и шутки ради пошептала кое-что над нами с Гуго. И знаешь, тётушка – выяснилась одна весьма интересная и пикантная подробность. Оказывается, в нас двоих – мне и этом очаровательном принце – нет общей крови. Если бы дворец вдруг перевернулся вверх дном и стукнул королеву по макушке, то даже тогда её потрясение вряд ли было бы меньшим. Пошатнувшись, бледная как снег королева вынуждена была даже присесть на краешек постели. А Фиона негромко щебетала дальше.

   – Я не знаю, и знать не хочу – с кем это загуляла в своё время моя маменька, скромница и образчик нравственности баронесса Меллих. И вообще не хочу больше лезть в это дело, но неоспоримый факт – мы с Гуго вовсе не двоюродные брат с сестрой.

   – Помолчи, пожалуйста. – едва слышно попросила королева, и принцесса сразу же прикусила язычок, подумав, что тут всё может оказаться куда сложнее. А уж только потом сообразив, что не худо бы и пощадить материнские чувства тётушки Изольды. Неизвестно, о чём думала её величество, но через некоторое время королева негромко, через силу произнесла:

   – Надеюсь – ты не станешь кричать об этом своём открытии на всех перекрёстках Лорндэйла? Фиона фыркнула – как оказалось, прямо в ухо своему любовнику. Тот сонно муркнул что-то, обнял покрепче свою подружку и, зарывшись носом в её рыжие волосы, продолжал спать дальше.

   – Тётушка, мне уже шестнадцать, а Гуго семнадцать. Мы имеем право делать что хотим, и даже нарушать законы, если нам того захочется. Конечно, неприятно вдруг в один прекрасный день узнать, что ты ублюдок, но чёрт возьми – жизнь на этом не заканчивается. Скоро я исчезну, уйду – и избавлю семью от проявления позора.

   – Ты тут ни при чём. – еле слышно прошептала королева. – Просто… Гуго не сын Карла. Зелёные глазищи Фионы от удивления раскрылись едва не на пол-лица. Впрочем, при её неприлично рыжей шевелюре это смотрелось чрезвычайно эффектно.

   – Ох, тётушка – если король узнает, головы вам не сносить…

   – Карл знает. И знал с самого начала. – королева была бледна, но абсолютно спокойна.

   – Всё, тётушка – ни слова больше об этом! – воскликнула принцесса без тени прежней весёлости, поняв – тут такие тайны, что можно и самой голову на плахе потерять.

   Стоя за портьерой, принц Фред трепетал от возбуждения. Вот это да! Вот это секрет! Ох и маменька, ох и королева Изольда… Совершенно случайно он проведал пару дней назад о том, что кузина Фиона ночует в постели братца. И сейчас проскользнул в спальню Гуго через потайную дверцу с намерением громко сказать – Бу! Попугать малость, поиздеваться – а там, чем чёрт не шутит, и затащить красотку Фи в свою постель. Поскольку с Мальвой такие шутки не проходят – ведь отец ясно намекнул, что не будет против, если та со временем займёт место на троне рядом с самим Фредом. А значит – никаких скандалов, сплетен и даже тени их. Королева должна быть вне подозрений… Да ну её, эту магичку Фиону – ещё какую пакость устроит. Но тут есть загадка куда поинтереснее… Подавив первый, появившийся было импульс обсудить дело с закадычным другом Алексом, принц задумался и задом, задом протиснулся обратно в потайной ход. Лишь в своих апартаментах он позволил себе чихнуть от избытка накопившейся в лазе пыли – так что дальнейший разговор матушки с Фионой он пропустил.

   И зря, зря. Ибо Фиона, чуть поколебавшись, высказала королеве одну мысль… но не будем забегать вперёд. Посмотрев с улыбкой, как молодой принц спит крепким и беспробудным сном, принцесса негромко спросила:

   – Тётушка – помнишь тот давний разговор? Ещё бы королеве не помнить! Едва сдерживая волнение и нетерпеливую дрожь, она мягко и деликатно говорила стайке детей в саду, что есть способ вывести принца Гуго из его состояния. Королевский маг и лекарь будут применять свои меры, а от них требуется только ласка и нежность к малышу. Ласка и нежность, внимание и забота… И буквально через полгода Гуго, сидя на ковре у ног матери, уже называл буквы из большого букваря с картинками. Через год – капитан гвардейцев сообщил королеве, что Майкл не справляется с обучением принца фехтованию – он бывший кавалерист, а у малыша проявилась способность к двуручным мечу и топору. Так что пришлось возложить эту обязанность на седоусого Зигфрида из полка гвардии – известного по прошлой войне рубаку. Правда, Сибелис как-то пожаловался матери принца, что никак не может зацепиться за магические способности Гуго.

   – Очень сильный дар – но какая-то мутная, неуправляемая сила. Впрочем, не удивительно… – он скомкал разговор и тут же перевёл на другую тему. Два года назад мэтр Жико с поклоном доложил, что алгебра и геометрия в объёме, достаточном для принца, изучены – причём с лёгкостью. Ибо проснувшийся разум требовал всё новых и новых знаний, и впитывал их с жадностью сухой губки. Примерно тогда же Майкл, личный слуга принца, перестал брать на прогулки корзинку со сменной сухой одеждой, а потом и вовсе забросил её. А принц Фред с большим и весьма похвальным пониманием отнёсся к просьбе матери попробовать – каково приходится королю делать то, что не хочется. И он, заменив на время Майкла, таки выучил Гуго держаться в седле, за что получил самую горячую признательность и благодарность брата. Берта заметила способности братца к архитектурным делам и самым беззастенчивым образом использовала их, рисуя этюды зданий или старых, полуразваленных руин. А их совместное творение – картину, на которой зловеще алел закат над тёмным, мрачным и загадочным замком ле Мож, ныне заброшенному по той причине, что там водятся самые натуральные привидения – похвалил сам король. И даже потребовал вскрыть полотно лаком и повесить в своём кабинете.

   – И всё же, Фиона – ты не перестаралась с лаской и нежностью? – королева наконец-то улыбнулась. Юная принцесса осторожно погладила щёку спящего, тихо прикоснулась губами к мочке уха.

   – Знаешь, тётушка – этого много никогда не бывает. Кроме того… – Фиона поколебалась, но всё-таки тихонько продолжила.

   – Нас что-то притягивает друг в друге – я заметила это давно. Даже если бы Гуго был моим кузеном… возможно, всё равно бы так и закончилось. Наша магия словно разного цвета, и стремится слиться воедино… Глянув на неодобрительно качающую головой королеву, принцесса наконец-то вспомнила о своей зловредности.

   – Во всяком случае, я смогла дать ему то, что не может даже мать… Бе-бе-бе! Но всё же постепенно Изольде удалось перевести тихую беседу в более безопасное русло – на нейтральные темы. И уже когда Фиона с улыбкой рассказывала, как они с Гуго читали толстую «Историю магии», принц наконец-то проснулся. Он потянулся так сладко, с таким вкусом и наслаждением, что мать даже мимолётно залюбовалась им. Физические упражнения сделали из угловатого подростка, не знающего куда деть руки и ноги, стройного и мускулистого парня. А ростом и шириной плеч он уже едва ли уступал старшему брату. Однако этот самый парень, не открывая глаз, сразу привлёк к себе Фиону и стал целовать.

   – М-м! – взвизгнув, возмутилась та, колотя кулачками по широкой груди и безуспешно вырываясь. Её умоляющие глаза на миг остановились на королеве, а потом медленно закрылись. Принцесса капитулировала перед этим сладким натиском. Усмехнувшись, Изольда тихо вышла. Не забыв, впрочем, закрыть за собой дверь сыновней спальни…

Глава 6. Два месяца спустя

   Трибуны глухо загудели, и многие сердца сжались в нехорошем предчувствии. Ибо сегодня, в день завершения традиционного королевского турнира для молодых рыцарей, над ристалищем прямо-таки веяло неосязаемое ожидание чего-то тревожного. Верхняя граница для участников – не более двадцати лет. А нижняя – не менее семнадцати. И именно семнадцатилетний принц Гуго, впервые выехавший на поле три дня назад, только что выбил из седла сэра Алекса – сына барона Твидлих и лучшего друга их будущего короля, принца Фреда. Оказалось, что отточенная техника и мастерство молодого барона спасовали перед силой младшего принца.

   – Это какая-то стихия – страшная и неодолимая. Но я рад, что в нашем войске появился такой боец! – как сказал на следующий день сам Алекс, выпивая перед балом вина в кругу друзей – Фреда, самого Гуго и ещё дюжины таких же молодых рыцарей. Но сейчас ещё ничего не было известно – лишь на небесах уже было предопределено, на чью сторону склонятся весы победы. И вот, после замены коней и оружия, на ристалище выехали двое последних участников. Финалисты – как сказали бы в другом мире и в другие времена. Принц Фред – в сияющих полированной сталью доспехах и в цветах своего королевства – белом и синем. Его встретили бурей оваций, аплодисментами и цветами. Любимец всей страны – и будущий король. А с другой стороны, неспешно выезжая на ристалище – его брат, принц Гуго на великолепном, чёрном боевом коне и в воронёных доспехах. Один вид его также чёрного, словно траурного, плюмажа заставил замереть в ожидании беды слишком многих. Так что приветствия ему были весьма жидкими. Отчего-то волнуясь и едва не сбившись, герольды протрубили положенный сигнал, и молодые рыцари, постепенно набирая скорость, поскакали навстречу друг другу. Не стоит утомлять внимание описанием лязга стали, треска ломающихся копий и азартного рёва трибун, заглушающего яростные возгласы братьев. Можно лишь отметить – когда жеребец младшего принца охромел, Фред великодушно выждал, пока брату подведут нового – правилами это разрешалось. Зато когда после трёх сшибок, так и не выявивших победителя, бойцы стали сражаться пешими и Гуго ловким ударом разбил шлем брата, он с такой великолепной небрежностью и учтивостью снял и отбросил в сторону свой собственный, неповреждённый, что капитан гвардии просто не смог остановить бой из-за такого, надо признать – красивого и благородного жеста. Хотя это и было, мягко говоря, немного за гранью дозволенного правилами. И всё же – бело-синий щит Фреда весьма быстро рассыпался в щепки, а его собственный меч вырвался из ладони и, кувыркаясь, улетел в угол после неудачного столкновения с могучим двуручником брата.

   – Что ж, Гуго – сегодня ты сильнее! – воскликнул принц ставшую потом исторической фразу, и обнял брата. Затем поклонился ему, признавая своё поражение. Трибуны пока что безмолвствовали, оцепенело пытаясь осмыслить случившееся. Всеобщий кумир и тайная мечта весьма многих женщин – побеждён. И кем – принцем Гуго, ещё не так давно оконфузившимся прямо на балу в честь пятидесятилетия короля Карла. И вот теперь тёмному принцу, как втихомолку называли его острословы за необъяснимое пристрастие к чёрному цвету и некоторые неожиданные поступки, предстояло выбрать королеву красоты. Многие сердца отцов и матерей тревожно забились – ох, не приведи боги! – хоть он и принц, но пусть лучше минёт нас чаша сия… Сидящая на краю королевской ложи Фиона глазами подала незаметный для прочих, но убедительный знак – не вздумай! Тем более что их тайна ещё не перестала быть таковой – те немногие из слуг, кто не то, чтобы догадывались, а даже и знали точно, молчали. Весьма мудро рассудив, что голова на плечах куда дороже длинного языка. Гуго не без труда взгромоздился на своего коня, как никогда ощущая тяжесть доспехов и больше всего желая скинуть их и зашвырнуть куда-нибудь подальше – да хотя бы вон в ту лужу. Взяв усталой рукой длинное рыцарское копьё, он воздел его вертикально – а у навершия висел, блистая золотом и алмазами, драгоценный и доселе столь желанный для многих дам венец. Ощущая гул в голове и грызущую тоску в сердце, принц не спеша объехал ристалище по кругу, в виду трибун держась в седле как можно ровнее и непринуждённее. Всё-таки, как ни крути – а это день его триумфа. И пусть черти его потащат по Тропе Отчаяния, если победа далась легко. Отдав дань традиции, ему пришлось подъехать к королевской ложе и, склонив на миг голову перед своим сюзереном, приступить к последнему делу сегодняшнего дня – выбору дамы своего сердца. Ну, если не считать бала и хорошей пьянки по завершении турнира… Тишина стояла такая, что стало вдруг слышно, как бьётся собственное сердце под вмятой и в одном месте пробитой кирасой. Послав Фионе мимолётный, укоризненный взгляд – трусиха ты, кузина, однако! (а в тайну своего рождения он до сих пор посвящён не был) – принц без раздумий склонил копьё. И неожиданно для всех преподнёс алмазный венец красоты своей матери – королеве Изольде. Миг-другой трибуны молчали, а затем по ним прошёлся гул удивлённых вздохов. Барон дю Лемеж, по праву одного из смотрителей порядка, поднялся со своей скамьи.

   – Это не по правилам турнира, сэр рыцарь! Ответом ему был громоподобный рёв с высоты седла.

   – Вы осмеливаетесь оспорить мой выбор? Тогда прошу выйти на ристалище, барон! Тот пожал плечами и, пробормотав, что никак не проходит по возрастному цензу, сконфуженно сел обратно. И тут принцесса Фиона как-то вкрадчиво и в то же время слышно для всех заметила:

   – Богиня любви, прекраснейшая Ваоми, сегодня уступила место богине материнства, всемилостивейшей Хенноре… Фред, с которого оруженосцы уже успели снять доспехи, некоторое время с непроницаемым лицом рассматривал Гуго. А затем во всеуслышание заявил.

   – А мне нравится выбор брата! Матушка, для нас обоих вы всегда останетесь королевой и самой прекрасной женщиной на свете. Коня мне! – вскричал он. Вскочив в седло белоснежного жеребца, он подъехал к младшему принцу и встал рядом, с решительным видом обнажив меч. Как известно, король – высший судия на земле. Поэтому, когда венценосный Карл встал, гул возмущённых голосов, спорящих с голосами восхищёнными, разом стих. Король с величественным видом приподнял руки и – хлопнул в ладони. Раз, другой, третий – мерно и чётко, словно задавая ритм на гребной галере. Барон Твидлих, усмехнувшись в седые усы, поддержал своего друга. Затем остальные дворяне, потом простолюдины на трибунах – и вот уже всё громадное поле сотрясается от тугих грохочущих залпов. Засим король снял с уже чуть подрагивающего в усталой руке копья венец красоты и воздел на Изольду. Посадил её на своё место – на малый королевский трон, ради такого случая вынесенный в королевскую ложу под бело-синим навесом. И, встав на одно колено, первым склонил голову и поцеловал своей королеве ещё не потерявшую изящества руку.

   Немного забежав вперёд, скажу, что именно этот момент принцесса Берта потом и запечатлела на одной из своих лучших картин, и поныне украшающей стену малой тронной залы…

   Поздним вечером, когда половина королевского дворца уже еле держалась на ногах от выпитого, станцованного и вообще – от избытка чувств; а другая половина тоже чуть не падала с ног – челядь носилась как угорелая, поднося, относя и обслуживая – на темном балкончике, под которым благоухал королевский сад, состоялся небольшой, но примечательный разговор.

   – Знаешь, братец – я был уверен, что выиграю турнир. И намеревался преподнести венец красоты Мальве, тем самым положив начало нашим официальным отношениям. Так что ты подложил мне преогромнейшую свинью, и я об этом никогда

   – слышишь? – никогда не забуду. Заметив, что Гуго по своему обыкновению не торопится отвечать, Фред продолжил.

   – С другой стороны, ты преподнёс нежданный подарок нашей матушке, короновав её в третий раз. Да-да, не удивляйся! Первый раз будущий король Карл преподнёс маме такой же венец красоты после турнира много лет назад. Второй – когда она стала королевой и правительницей. А сегодня – в третий раз. И за это я даже не могу на тебя сердиться. Признаюсь честно – сам бы я не решился на такое… Коротко звякнув, бокалы с пенистым вином с виноградников маркиза де Шампэня соприкоснулись. Залпом выпив, расстроенный принц Фред размашисто разбил благородный хрусталь о камни под ногами, и ушёл во дворец. А Гуго остался на балконе, грустно раздумывая о нескольких вещах сразу. Здесь его и нашла в полночь матушка Изольда. Алмазный венец королевы красоты синими и белыми огнями горел в её светлых волосах – и разрази меня гром, если глаза её сияли меньше. Королева в этот день словно обрела былую красоту и очарование. Она радовала взоры, пленяла и покоряла, будто волшебным образом сбросила лет этак двадцать и на время вернула себе молодость… И тем больше было удивление принца, когда мать обняла его, и он вдруг почувствовал её вздрагивающие от еле сдерживаемых рыданий плечи. Так они и стояли – молча, тихо, в лунной тени, накрывшей балкон за углом дворца. И Фионе пришлось применить кое-какие из своих магических умений, чтобы найти их здесь. Неделикатно и скептически вздохнув, юная нахалка с грохотом шарахнула в ночное небо волшебной ракетой фейерверка.

   – Ваше величество, я похищу у вас принца – на эту ночь? Да – там король ищет, какую бы прелестницу затащить к себе в постель… но я сделала так, что он сможет найти только вас. Так что, тётушка – не теряйтесь и ловите момент. Тем более что сегодня вы просто неотразимы…

Глава 7. И ещё полгода спустя

   К празднику Середины Зимы традиционно готовились основательно, по-королевски. За две седьмицы в Лорндейл стали тянуться караваны с припасами, гости и их слуги. Мероприятия намечались с размахом, и весь большой город потихоньку бурлил в ожидании праздников, словно закипающий горшок под огромной снеговой крышкой. Принцесса Берта ещё раз осмотрела свои эскизы, и наконец-то удовлетворённо улыбнулась. В ближних кругах уже циркулировали слухи, что традиционный фейерверк в этом году маги проведут по её рисункам и схемам. А зная способности и тонкий вкус юной художницы, смело можно было ожидать чего-то выдающегося.

   Так оно и вышло – пошатываясь от усталости, Сибелис с двумя помощниками произнёс очередное, последнее заклинание из длинного списка. И огненное море, бушующее над столицей, в последний раз лизнуло россыпью огней зимнее небо.

   – Уфф! Но это было здорово! – улыбнулась чумазая от копоти Фиона, что ассистировала учителю по его просьбе. Её мнение полностью разделял король, наблюдающий за феерическими картинами вместе с королевой и придворными, а уж о простолюдинах, буквально вопящих от восторга, и вовсе говорить нечего. Карл улыбнулся своей племяннице, и в знак высшей признательности чуть поклонился в сторону стоящих чуть осторонь магов. Затем подал руку своей супруге Изольде и вместе с ней – статный, дородный, с красивой, едва наметившейся сединой в бородке, проследовал во дворец. Здесь уже было всё готово для скромной трапезы – ибо после седьмицы праздников (читай, сплошного обжорства и пьянства вперемешку со зрелищами и прочими развлечениями) что-то в августейшем животе было тяжеловато. И это даже учитывая деликатные меры, принимаемые королевским лекарем, мэтром Лепажем. Но не успели члены королевской семьи и особо приближённые рассесться у стола вслед за своим августейшим повелителем, как снаружи раздался лязг железа. Высокие золочёные двери распахнулись, и в изящную, уютную залу ворвались запорошенные снегом королевские гвардейцы во главе с бароном Твидлих

   – в знак неизменного высочайшего доверия именно ему было поручено стеречь спокойствие города и короля на время праздников.

   – Хвала богам – успел… Никому не двигаться! – грозно рявкнул барон, а высыпавшая из-за его спины группа стрелков тут же взяла комнату в полукольцо, ощетинившись рылами арбалетов.

   – Ваше величество! Я требую, чтобы всё питьё и еда были повторно проверены на предмет яда! – барон обнажил меч и стал подле своего короля, недоверчиво поглядывая на ошеломлённых людей – ну, дёрнитесь кто-нибудь! Нахмурившийся Карл немедля послал за волшебником и лекарем, а сам потребовал объяснений.

   – Ваше величество – четверть часа назад патруль в аптекарском квартале наткнулся на умирающего старичка из лавки. Прежде чем подохнуть, аптекарь сообщил солдатам, что кто-то, по повадкам явно дворянин, обманом заставил его показать склянку сильного яду, после чего пырнул кинжалом и скрылся. Больше он ничего не успел сказать – скопытился. Но сигнал немедля передали вверх по команде… Завидев в дверях чумазые лица Сибелиса и Фионы, ещё не успевших ни умыться, ни переодеться, он бросил своим арбалетчикам:

   – Пропустить! – а затем пробормотал. – И дай боги, чтобы я ошибся… В это время принц Фред снял с пальца кольцо и со словами:

   – А ну-ка… Мне тут Мальва один перстенёк подарила – должен обнаруживать… – поднёс его к своей чаше с вином. У присутствующих волосы буквально встали дыбом – ибо камень в пальцах принца заиграл тревожными сполохами.

   – Что?!! – вскричал Сибелис и громко выкрикнул заклинание. Фиона подхватила, усилила его – и над чашей взметнулось бледное, зеленоватое пламя. Но все глаза оцепеневших людей были прикованы к королю – ибо над золотым кубком, что его величество уже держал в руке, взвился такой же недвусмысленный знак. Ругнувшись, он отшвырнул от себя сосуд, словно ядовитую змею, и вскочил на ноги. Он ещё держал себя в руках, но королевский голос, коим его величество обратился к подоспевшему лекарю, не предвещал ничего хорошего.

   – Мэтр, потрудитесь объяснить, с каких это пор в Аптекарском квартале торгуют ядами! Бледный Лепаж склонился над лужицей посреди залы, из которой вился призрачный огонь. Понюхал, затем капнул из пузырька с вытянутым носиком, что всегда носил с собой. Пламя из зеленоватого стало багровым, а лекарь сокрушённо покачал головой и встал на ноги.

   – Ваше величество – это яд пустынной кобры. В сверхмалых дозах он входит в состав многих сильнодействующих лекарств и мазей. Но в чистом виде – уже одна капля не оставляет никаких шансов человеку. Пока люди осмысливали услышанное, барон Твидлих отдал приказ – оцепить дворец, всех впускать, но никого не выпускать. Тут принцесса Фиона шагнула вперёд.

   – Барон, дайте мне десяток человек – я прочешу тут всё. Где-то найдутся либо следы на руках, либо пузырёк. Зная точно яд, заклинание может обнаружить мельчайшие признаки… Сибелис кивнул головой.

   – Умно. Только – и мне десяток. Я беру восточное крыло, а вы, принцесса – западное. Вдвоём мы справимся быстрее.

   Огоньки над подсвечниками дрогнули и метнулись в сторону – это в комнату вошёл барон. Он стал что-то докладывать королю… Однако её величество королева Изольда неподвижно сидела, уставясь на стол. И она ничего не замечала вокруг, кроме крохотного пузырька с оранжевой жидкостью, и скомканного щеголеватого плаща. Из оцепенения её вывел голос августейшего супруга.

   – Мне очень жаль, Изольда… вот эта кровь… – рука короля брезгливо коснулась бурого пятнышка на подкладке лежащего на столе плаща, затем отдёрнулась.

   – Маги проверили своими методами, Лепаж своими. Их мнение единодушно – это кровь старичка-аптекаря… Королева едва ли уделила словам Карла много внимания – её мысли блуждали где-то весьма и весьма далеко. Ибо склянку с ядом и следы его же на одежде были найдены в покоях её сына, принца Гуго. А теперь ещё и совпадение крови неопровержимо свидетельствовали – парень расчищал себе дорогу к трону!

   – Как ты мог! – вскрик Фионы и раздавшийся затем звук пощёчины свидетельствовал о том, что привели закованного в тяжёлые (учитывая медвежью силу молодого принца) кандалы Гуго.

   – Ваше высочество – не стоит, право, руки марать, – проворчал барон, оттаскивая от арестованного плачущую принцессу. А король спросил у старого Сивелла, что сидел с удручённым и задумчивым видом.

   – Что посоветуете, граф? Тот покачал седой породистой головой.

   – Это далеко не первое покушение на ваше величество. Но измена внутри королевской семьи – это неслыханно! Моё мнение – прежде всего следует сохранить подробности происшедшего в тайне. Барон Твидлих кивнул.

   – Это разумно, ваше величество. Десяток слуг да пару ненадёжных солдат пустить в расход… остальные будут молчать. Король покивал с задумчивым видом, обвёл глазами присутствующих. Принца Фреда, на плече которого, не скрываясь, тихо плакала бледная Мальва. Угрюмого Алекса, мрачно глядящего на своего друга. Баронессу Меллих, правда, пришлось отнести в её покои, и Лепаж с Сибелисом сейчас отпаивали её какими-то каплями

   – но в молчании этих троих Карл был уверен. Для Берты, тихо утешающей всё ещё всхлипывающую Фиону… для обеих это тоже будет незабываемым уроком. Барон дю Лемеж, обменявшись взглядом с Твидлихом, упрямо молчал. Равно как и Гуго, стоящий в своих цепях с опущенной головой.

   – Ну, что скажешь, принц? Допрыгался? Молодой человек поднял лицо.

   – Я этого не делал. Король хищно усмехнулся.

   – Посмотрим, сможешь ли ты убедить в этом королевского палача! Отдать принца крови на растерзание в пытошные подвалы – это было неслыханно! Какое бы преступление тот ни совершил – это было бы чересчур. И не успел граф Сивелл выразить своё неодобрение, как королева встала со своего кресла, безжалостно комкая в ладонях батистовый платочек.

   – Мой супруг – я хотела бы поговорить с вами наедине. Король всмотрелся в бледное лицо королевы, затем кивнул.

   – Фиона, ты в состоянии обеспечить нам Завесу тишины? Принцесса, которой Берта ещё утирала последние слёзы, ответила с тяжким вздохом, что постарается. И повелитель, пропустив вперёд свою супругу, прошёл в соседнюю комнату. Здесь никого не было, лишь в камине тихо потрескивал и трепетал огонь. Волшебница немедля поставила соответствующее заклинание. И уже выходя, успела услышать, как дрогнул голос Изольды.

   – Карл, если моего сына коснутся хоть пальцем – ты потеряешь меня навсегда… «Ну да, мать есть мать» – подумала Фиона, возвратившись в общую комнату и старательно избегая смотреть на Гуго – «Но каков же мерзкий хитрец – даже я ни о чём не догадывалась!..»

   Баронесса Меллих наконец-то заснула, и оставив у дверей её комнаты сразу четверых хмурых гвардейцев, маг с лекарем поспешили в комнату, где проходило совещание. Больше похожее, правда, на суд. Их не сразу впустили, и лишь выглянувший на шум барон Твидлих угрюмо распорядился.

   – Пропустить! Сибелис некоторое время задумчиво всматривался в замершего неподвижно принца, затем шагнул поближе, спросил что-то. Затем помахал перед отсутствующими глазами Гуго ладонью, и огорчённо обернулся.

   – Что вы с ним сделали? Его пытали? Барон хмуро пожал плечами.

   – Ещё ничего… нет, Фиона отвесила плюху сгоряча. А что? Маг испросил разрешения присесть. Невзирая на его простое происхождение, но уважая возраст и заслуги перед троном, это разрешение было ему дано. С облегчением опустившись на золочёный стул, Сибелис заметил.

   – Он опять где-то там, в мире своих грёз. Давно с ним такого не было – а я хотел было задать этому отравителю пару-тройку вопросов… своими методами. Интересно, какую власть имеет принцесса над ним? – и он покачал седой головой. Фиона выпрямилась, и зелёные глаза её полыхнули яростью.

   – Если вам так хочется знать – да, я спала с ним! Только… только теперь мне нестерпимо хочется пойти вымыться, – добавила она и совсем уж не по-дворянски плюнула в застывшее лицо принца.

   – Так ступай, – негромко ответила Мальва, и на её кукольно красивом личике прямо-таки было написано отвращение к этой смазливой рыжей шлюхе. Принцесса кошкой фыркнула на недотрогу, выразив той всю глубину своего презрения.

   – Ну уж нет. Матушка не раз предупреждала меня, что королевская семейка это змеиное кубло ещё то. Так что я желаю посмотреть представление до конца… И тут из дверей внутренней комнаты раздался голос короля.

   – Подбирайте выражения, моя племянница. Король в сопровождении супруги вернулся с их таинственного совещания. Подвёл бледную, но держащуюся прямо королеву к креслу, помог ей опуститься туда. А затем вновь обвёл взглядом комнату, и все увидели, что венценосный Карл волнуется.

   – Сибелис, Фиона – установите такую сильную тишину, какую вы ещё никогда не делали. Пришла пора кое-что поведать… Когда в комнате установилась глухая, вязкая и какая-то липкая тишина, король подошёл к неподвижно замершему Гуго, попытался привлечь его внимание, но только вздохнул.

   – Итак, дело было восемнадцать лет назад. Пограничное баронство Келемон взбунтовалось, и вполне могло перейти на сторону Хаоса. В конце концов – мне пришлось пойти на некоторые уступки и вольности, и удалось загасить этот опаснейший конфликт. И тогда… тогда я послал в Келемон свою супругу, королеву Изольду, с визитом дружбы. Принцесса Берта ахнула.

   – Как же так? Ведь я помню историю – именно с нападения на Келемон и началась последняя война с царством Хаоса… Королева гордо вскинула голову.

   – Да, дочь моя… вражеская армия захватила замок Келемон в тот момент, когда я находилась там. И… и я тоже тогда подверглась насилию. Вновь воцарилась тишина – гнетущая, невыносимая. Лишь хриплое дыхание принца Фреда нарушило её. Он хотел что-то сказать, но лишь рванул ворот. Пуговица, блестя и подпрыгивая на паркете, закатилась под каблук нервно прохаживающегося короля и с хрустом лопнула. Как бедная королева…

   – Поскольку в случившемся была моя вина, – продолжил Карл. – Я внял просьбе Изольды и разрешил оставить ребёнка, когда выяснилось это обстоятельство. И, как теперь видно, я проявил недопустимое мягкодушие…

   – Сударь мой, вам никогда не понять душу женщины, а тем более матери. – в голосе королевы слышалось отчаяние.

   – Быть может. – кивнул враз постаревший и чуть сгорбившийся супруг. – Но я поступил как мужчина, а не как король – а ведь моя первейшая обязанность думать о государстве. Вот и вышло то, что вышло… Фиона горько усмехнулась.

   – Да, я видела, как тёмная сила борется в душе принца со светлой. Но кто бы мог подумать – Гуго сын Света и Хаоса одновременно… А Сибелис кивнул белоснежной сединой.

   – Именно этим и объясняется двойственность его натуры. И некоторые странности в прошлом.

   – И настоящем. – жёлчно заметил король. А затем добавил.

   – Королева ясно и недвусмысленно высказалась о том, что она покончит с собой, если с этим… ублюдком что-либо сделают. Но как король – я не вижу ни причины, ни возможности проявить снисхождение. Принцесса Берта на миг задумалась, что дорого дала бы за то, чтобы запечатлеть всю эту сцену на полотне. Потом спохватилась – уж слишком мрачно выходит…

   – Отец, неужели вы собираетесь объявить о пошатнувшемся душевном здоровье матушки и заточить её в Башню Скорби? И тут Фред глухим голосом произнёс.

   – Я против! Пусть он и бастард, не ваш сын – но он мой брат. И придётся вам посадить в убежище скорбных главою и меня. Одна просьба только – по соседству с мамой. Король так посмотрел на сына, что тот отшатнулся.

   – Это что – бунт и неповиновение? Как ты можешь быть столь мягким – ведь и в твоей чаше зелёным огнём пылал яд! Неужто ты уже забыл и простил это? Однако принц уже пришёл в себя. Всё-таки, королевская кровь – не водица. Он долго колебался, глядя на едва дышащую мать – ей единственной разрешалось сидеть в присутствии короля.

   – Издать указ и объявить прилюдно о лишении младшего принца всех прав на наследование. Затем – отобрать все причитающиеся ему титулы и привилегии. В течение седьмицы, под стражей, покинуть пределы королевства с предупреждением

   – если однажды хоть одной ногой он появится здесь – сразу на плаху. И приказать забыть его имя – не упоминать под страхом смертной казни. Фиона покачала головой, и её шевелюра рыжим пятном качнулась перед затуманенным взором королевы.

   – Братец, братец… хотела бы я знать причину твоего неслыханного снисхождения. Давай уж начистоту – все мы знаем, что ты особо не жаловал Гуго. А тут ещё такое…

   – Он не твой брат, а мой. – сердито огрызнулся принц. А Берта, поёжившись, добавила.

   – Хоть и подонок – а родной брат… Да, Фред, так будет лучше всего. И не скрывать, а наоборот объявить – болезнь так завладела душой несчастного, что он решился на неслыханное злодейство. Но король милостив… и всё такое. Матушка, соглашайтесь! По щекам королевы скатились две капельки, блистающие ничуть не менее её знаменитых алмазных серьг. И медленно, словно изнемогая под тяжким грузом, Изольда склонила голову.

Глава 8. Где-то далеко

   Фиона закончила свой рассказ, и на поляне воцарилась тишина. Лишь ветер печально шумел в верхушках нарядных берёз, да где-то вдали заливалась беспечная иволга.

   – Но я не помню этого – да и ты можешь проверить мои слова своей магией.

   – лицо Гуго, облачённого вместо прежних нарядов в простую, но добротную одежду, осветилось надеждой. Принцесса отрицательно качнула головой.

   – Я не желаю даже слышать тебя – но всё же я выполнила приказ короля и возглавила отряд стражников, проводивший тебя до границы. Как раньше любила, так теперь презираю. Она прошлась по поляне, бездумно сминая пушистые метёлки любопытной луговой травы.

   – И всё же – что-то в моей душе ещё плачет о былом. Только поэтому я не разрешила себе убить тебя. И только поэтому я сейчас не произношу над тобой самые мучительные и болезненные заклинания смерти. Вот, возьми. С этими словами одетая в походную одежду принцесса, больше похожая на смазливого пажа, отстегнула от пояса туго набитый кошелёк. А длинный холщовый свёрток, что она принесла с собой, оказался лёгким двуручным мечом в простых ножнах.

   – В память о том прекрасном, что между нами когда-то было, я разорилась на самый лучший клинок… а теперь уходи. И прощай. Юная волшебница отвернулась, и медленно пошла к виднеющимся у пограничного, в бело-синюю полоску, столба солдатам. Втайне она надеялась, что удар в спину прервёт её муки и избавит от необходимости плакать. Но – она дошла к сопровождающим целой и невредимой, хотя и вся в слезах. А обернувшись, не обнаружила на опушке леса никого – лишь деревья пели ветру свою тихую шелестящую песнь.

   Судя по светлой каёмке вдоль обеих режущих кромок лезвия, почти полностью покрывающей остриё на длину ладони, в мече была изрядная доля гномьего сплава – из старых, ещё прадедовских запасов. А клеймо оружейника – скрещённые молот и сосновая ветвь – свидетельствовали о том, что клинок был сделан в горном графстве Гэйнор, славящемся далеко за пределами королевства своими оружейниками.

   – Вот уж не думал, что Фиона так хорошо разбирается в оружии, – пробормотал Гуго, прикидывая – а ведь и впрямь, лучшего двуручника трудно найти в известных пределах мира. Всю дорогу от столицы до этого забытого богами и людьми пограничного леса он находился в каком-то немом бредовом оцепенении. Временами его бросало то в жар, то в холод, а из тёмных углов кареты к его скованным конечностям тянулись какие-то призрачные когтистые лапы. То ли опоили чем, то ли Фиона заклинанием расстаралась – но теперь, вновь ощутив себя свободным, молодой принц… нет – бастард – с усилием отгонял от себя уныние, занявшись своими пожитками. Как он ни искал в своей памяти, тот последний день терялся в тёмном и душном провале. Попробовав зайти с другой стороны, Гуго не обнаружил в себе и ненависти. Да, он завидовал старшему брату, и побаивался – не отца – короля за иные поступки. Но чтобы травить ядом, как крыс…

   – Вот ты какова, сила Хаоса во мне. Будем знать… – вздохнул молодой человек, любовно проведя пальцами по клинку и спрятав его в ножны. Хоть какая память о ней… Затем он развязал кожаный кошель. Но обрадовали его не золотые монеты, обнаружившиеся там, а завёрнутое в лоскут мягкой кожи кольцо. На ободке белого золота соболь изящно перепрыгивал через искусно вставленный в металл чёрный бриллиант – это было девичье кольцо его матери. И похоже, что некий ювелир аккуратно поработал над ним, ибо Гуго обнаружил, что прощальный подарок матери прекрасно наделся на безымянный палец. Эх, матушка… В карманах ничего не обнаружилось, лишь свёрнутая тряпица, на которой несколькими штрихами туши было обозначено подобие карты. Одного взгляда на неё парню хватило, чтобы понять – это юго-восточный угол королевства… а вот и крупный город-порт – вольное баронство Ронд. В своё время Майкл неплохо натаскал своего подопечного в географии. Со своим кавалерийским полком он объездил всё королевство, а судя по кое-каким обмолвкам – рубал супостатов и в пограничье Хаоса. Вспомнив посиневшее, с вывалившимся языком лицо старого слуги, качающегося в петле, безутешную Тайси, застывшую у подножия виселицы, и двоих ребятишек, цепляющихся за её юбку и орущих благим матом, Гуго хрипло завыл, затряс головой, изгоняя из головы это видение. Мало-помалу оно ушло. Но пришло лицо матери. Матери – королевы Изольды, с которой ему так и не дали попрощаться и которую он лишь мельком увидел в своём бреду.

   – Нет! – взлетел крик к равнодушным небесам, и лишь невероятным усилием воли Гуго удержал себя от того, чтобы броситься на меч.

   Ближе к вечеру из леса на дорогу вышел молодой парень. Был он ловок, силён и ладно скроен. Весьма недурён собой, и он даже привлекал бы к себе взоры девиц, а то и их молодых мамаш, если бы не угрюмое выражение, частенько мелькающее в тёмно-серых глазах. Судя по повадкам, он вполне мог бы быть и пустившимся в странствия дворянским сынком. О том же свидетельствовала торчащая над плечом рукоять здоровенного по женским представлениям меча, да золотой ободок кольца на пальце. А судя по говору – родом он был из сине-белого королевства, да как бы не из самой середины. Примерно так сплетничали две кумушки в небольшом караване. Молодой парень, назвавшийся Майклом, просто подошёл к хозяину Велиму. Узнав, что повозки идут в Ронд, он кивнул. Сказал только, что с ним проблем не будет – а вот если наскочат лихие люди, то на его меч караванщик может смело рассчитывать. Велим сразу определил, что парень не из разбойников, вежливый – а так что ж, пускай едет. Всё ж как-то спокойнее… Впрочем, Майкл и впрямь оказался попутчиком необременительным. За остаток дня он проронил едва десяток слов. Ехал себе в задней телеге, а если молодая поросль вырубленного по обе стороны дороги леса подступала слишком уж близко, спрыгивал и шёл рядом пружинистым шагом, чутко посматривая в заросли. И даже самую тягомотную предутреннюю смену вызвался сторожить добровольно, когда на берегу речки они стали на ночь. Следующий день не принёс никаких хлопот, и хвала всемогущим богам. Ближе к полудню показались кривоватые стены Ронда. И уже там один из стражников, лениво досматривающих въезжающие повозки на предмет недозволенных товаров, сдуру поинтересовался – а есть ли у парня какой документ? Что на принятом в сей местности жаргоне означало – гони монету, а иначе тебя как подозрительного типа живо определят в кутузку. Майкл кивнул.

   – Есть. Предъявить? – и, подняв правую руку, положил ладонь на рукоять неразлучного меча. И быть бы беде, ибо стражник сдуру тоже ухватился за свой протазан, но тут от соседней повозки, принадлежащей важному бородатому купцу, подоспел десятник. Бывалый солдат сразу ухватил зорким оком и дворянские повадки парня, и колечко, и ту несуетливую небрежность, с какой только опытные мечники берутся за рукоять оружия. Он врезал стражнику по затылку с такой силой, что у того клацнули зубы.

   – Ваша милость, не гневайтесь – солдат молодой, необученный ещё. Взбучку после смены я ему самолично устрою. – и чуть поклонился приезжему. Парень оставил в покое оружие, кивнул. Всё верно – за такую ошибку он спокойно имел право развалить дурака от плеча до пояса, да потом ещё и потребовать компенсацию за оскорбление дворянской чести. На этот счёт закон недвусмыслен – если ты знатный человек хоть с края света, тебя обязаны уважать всюду. Зато и здешних дворян будут уважать там.

   – Всё в порядке. Только втолкуй ему, десятник, что другие могут оказаться не столь мирно настроенными. Тот заверил, что молодой господин на сей счёт может быть спокоен – выволочка будет знатная, и наконец караван проехал в ворота. Гуго… нет, уже Майклу – ибо парень решил взять себе имя невесть за что повешенного слуги – приходилось бывать в других городах, кроме Лорндэйла. Но здешний пригород Ронда ему совершенно не понравился – кривые улицы, грязь, вонь. А пуще всего – какие-то ленивые, словно сонные горожане. Зато порт – порт совершенно его покорил. Он был куда больше столичных речных пристаней. Полный самых разных и странных кораблей, диковинных людей и товаров. А над всем этим витал шум и запах моря – вечный, чуть солоноватый и какой-то будоражащий. А когда парень протолкался по каменному причалу, лавируя меж штабелей бочек и тюков с незнамо чем, то перед ним раскинулась громадная, зеленовато-серая гладь. Ух ты!

   В конце концов запахи рыбы, смолы и соли, а также усиливающееся бурчание в животе привели Майкла к мысли об обеде. Понаблюдав сцены купли-продажи в лавках, а также достоинство монеты, коей толстяк в полотняном сюртуке расплатился с извозчиком, он тихо присвистнул. Если в Лорндэйле кошель с золотом не был чем-то таким уж из ряда вон выходящим, то здесь, похоже, на такую сумму можно было безбедно прожить пару-тройку лет. И пришлось спешно искать лавку менялы, ибо золотых монет в обиходе Майкл что-то не приметил. Худой и подозрительно зыркающий из-под кустистых бровей субъект раз десять поинтересовался – а не краденые ли? не добытые ли в полночь на большой дороге? – и лишь потом нехотя обменял десять золотых кругляшков на весьма симпатичных размеров кошелёк серебра. Напоследок посоветовав молодому вельможе не спускать всё это на шлюх за седьмицу. М-да, нравы здесь, однако, подстать ценам… Однако в таверне, куда Майкла по запаху безошибочно привёл нос, за серебрушку его накормили очень сытно и на удивление вкусно. А от свежезажаренной рыбы под каким-то-там соусом парень едва оторвался сам. Правда, вина он пить не стал. Не время, да и вообще бы неплохо отказаться от такой привычки – назло Хаосу. А когда хозяин выложил на стол три медяка сдачи, гость не спешил их убирать в кошель, а просто накрыл ладонью, многозначительно посмотрев на трактирщика. Или тавернщика? Да пёс его знает…

   – Что угодно вашей милости?

   – Я тут человек новый… Первое – где тут можно переночевать, чтоб недорого, но и не убого. И второе – как мне найти место на корабле… куда-нибудь подальше? Выяснилось, что с первым совсем просто – прямо напротив очень приличный постоялый двор. Матросы, правда, иногда шумят, но хозяин – отставной боцман – безобразий не допускает. А затем трактирщик чуть помялся, и осведомился – от чего бежит молодой человек? Уж не скачут ли следом за ним, упаси боги, королевские сыскари с розыскными листами? Хоть здесь им власти и нету, а всё же… может, свести с ловкими ребятами из тех, что порой плавают без флага? Подняв глаза на хозяина, парень положил правую ладонь на сердце, и вовсе уж непонятно ответил, что нет, не скачут – а бежит он от самого себя. Как ни странно, но такой замысловатый ответ трактирщика почему-то удовлетворил. Подумав – а какое ему, собственно, дело, даже если этот дворянчик бежит от разбитой любви – тот ответствовал, что у боцмана же можно полюбопытствовать насчёт кораблей – по старой памяти он привечает капитанов и других моряков, и уж где-где, а именно там и следовало начать поиски. Майкл отнял наконец левую ладонь от стола, оставив там монеты. И судя по поклону хозяина на прощание, поступил абсолютно правильно. А если бы не наплывающая постоянно тоска по дому и воспоминания из прошлого, то такая жизнь ему, вполне возможно, начала бы и нравиться. Боцман из заведения напротив оказался верзилой с на удивление добродушной физиономией. Комната нашлась сразу, и за весьма смешную цену. А на вопрос, куда молодой господин хотел бы найти корабль, Майкл ответил – подальше, но не совсем уж в дикие края. Вроде этого города, где можно спокойно пожить, или даже наняться на не очень уж кровавую воинскую службу. Побарабанив в задумчивости пальцами, боцман кивком головы указал на столик в углу.

   – Видите, там капитан «Росомахи» Калхан – в зелёном камзоле с серебряными пуговицами? Он из Ривердэйла. Место как раз вроде того, что вам надобно. Злые языки поговаривали, что в молодости капитан немало провернул сомнительных делишек, на кои отнюдь не смотрят сквозь пальцы во всех портах мира. Упаси боже – какое пиратство? Просто, по правде говоря – а кто из нас откажется втихомолку наложить лапу на бесхозное добро? Даже если это отбившаяся от каравана купеческая лоханка – под исконно враждебным флагом и в пустынных водах. Честное каперство, господа, с грамотой от её сиятельства, всё честь по чести – как известно, дело солидное и почтенное. Но, сколотив изрядный капиталец и остепенившись, Калхан не усидел на берегу. Кликнув нескольких своих таких же беспокойных друзей, он выкупил продаваемый на дрова старый курьерский почтовик. Подлатал его, подремонтировал, зато теперь у него было совсем легальное и уважаемое дело – знай возил себе груз да пассажиров, прихватывая иногда и прочие попутные фрахты. Но ничего этого Майкл не знал, вежливо поздоровавшись и подсев к столу. Поговорил, сослался на боцмана. Капитан, степенный, с благородными сединами, снисходительно кивнул.

   – Да, молодой человек – я вожу свою «Росомаху» сюда в Ронд и обратно, домой в Ривердэйл. Иногда делаю небольшой крюк на Зелёные острова. Ну что ж… Договорившись о плате и условиях, Майкл узнал, что ему повезло – корабль отходит завтра в девять, во время отлива. Правда, от предложения посидеть и выпить доброго эля он с извинениями отказался.

   – Я впервые здесь – а возможно, и в последний раз. Похожу, посмотрю на город… Сидящий за этим же столом штурман с «Морского Змея» кивнул, вынул изо рта немилосердно чадящую крепчайшим кэпстеном трубку и посоветовал.

   – А сходите-ка в Купеческий квартал, юноша. Там когда-то лорды жили, да и сейчас есть на что посмотреть. К тому же и красные фонарики светят совсем рядом – только через мост перейти… По правде говоря, пикантные развлечения молодого человека ввиду недавних событий интересовали меньше всего, но за совет он поблагодарил. На прощание капитан Калхан поинтересовался – а хорошо ли молодой лорд владеет той вострой железкой, что виднеется у него из-за плеча? Получив ответ, что учил его отставной сержант королевской гвардии, моряки присвистнули, а штурман уважительно проворчал.

   – Видал я однажды гвардию в деле, когда ваш король прислал помощь герцогу Непиру против соседей… Крепкие ребята – рубаки не чета нашим! Молодой парень отправился гулять в опускающиеся на пропахший морем и рыбой город сумерки, а моряки за столом затеяли спор. Со всё возрастающим интересом они обсуждали – кто этот молодой Майкл. В конце концов к ним присоединился и отставной боцман с его намётанным глазом, а уже к ночи вместе с кувшином вина вытребовали и хозяина таверны напротив. Хотя моряки так и не пришли к общему мнению – то ли не очень умелый шпион из королевства, то ли беглый дворянчик, стибривший золотишко из родового замка, но до рукоприкладства не дошло – штурман когда-то начинал у Калхана совсем ещё зелёным юнгой и сохранил уважение к старому капитану. А пуще всего успокаивал один вид пудовых, не раз виданных в деле кулачищ бывшего боцмана… Ну и хвала богам, что почтенные моряки оказались весьма далеки от истины – особенно учитывая ту нежную любовь, что народы всех стран питают к брато-, а пуще того к отцеубийству. Пусть и неудавшемуся… А Майкл бродил по вечернему городу, погружённый в какое-то мрачное очарование. Сумерки скрыли мелкие недостатки, взамен набросив на Ронд флер таинственности и романтизма. Казалось – вон в той липовой аллее, за старым памятником бородатому вельможе целуется влюблённая парочка, а из переулка доносится не цокот копыт водовоза, а перезвон шпаг в споре за благосклонный взор прекрасной дамы. И у входа на мост, охраняемого двумя позеленевшими от времени крылатыми львами, не надушенная куртизанка ищет клиента, а графиня мечется, разыскивая своего сына… В конце концов он окончательно заплутал в лабиринте мощёных камнем улочек, небольших цветущих скверов и украшенных причудливыми статуями да старинными вензелями зданий. Выйдя на небольшую площадь, где бронзовая русалка весело резвилась в пенных струях фонтана, он поинтересовался у двух скучающих стражников – а как пройти туда-то и туда-то? Поначалу служаки с подозрением отнеслись к крепкому парняге с внушающим уважением двуручником за плечами. Но узнав, что утром тот отбывает на «Росомахе» почтенного капитана Калхана, а пока решил прогуляться перед сном да посмотреть старый город, немного подобрели.

   – Э-э, ваша милость правы – город у нас достославный! Когда-то тут даже столица Лианнонского герцогства была. Вон видите, где над входом лев в венке из лозы – там герцог и проживали попервости. Стражники не отказались причаститься к бутылочке замечательного нектара, по некому наитию прихваченного Майклом в каком-то кабачке – правда, совсем лёгкого. Поговорив с ними ещё немного, он узнал о Ронде и его жителях, о море и моряках немало любопытного и даже интересного. Но когда колокол на невидимой отсюда башне пробил полночь – распрощался, постаравшись запомнить дорогу, подробно объяснённую в обмен на пару медных монет. Как ни удивительно, он не заплутал. Не пал жертвой коварных фемин, заманивающих клиентов в свои ласковые сети. Не решились к нему подкатить и перешёптывающиеся тени из тёмных переулков – видимо, здешние боги милостиво отнеслись к блудному сыну чужой страны.

Глава 9. Ривердэйл. Первое впечатление

   Тридцатилетняя Люция, первая дама графства Ривердэйл и его законная владелица, была вне себя от ярости. Накинув халатик на тончайшего полотна ночную рубашку, она метнула на потревожившую её среди ночи ведьму гневный взгляд.

   – Ну, и из-за чего же, Челина, ты нарушила мой сон на этот раз? Всего лишь из-за какого-то босяка, что трухлявый пень Калхан привёз с материка на своей калоше? Может, тебе и вправду пора на костёр? Старая колдунья с просто замечательной бородавкой на носу спокойно выдержала этот маленький шторм, иным стоивший бы и головы. Всё дело в том, что молодая (по её меркам) женщина не так уж давно была её ученицей. Да-да – графиня Ривердэйла Люция обладала Властью. Тем самым даром повелевать могучими и не всегда видимыми силами, что иногда так властно вмешиваются в людские дела. А посему Челина выждала нужное время и затем невозмутимо буркнула.

   – Оденься, бесстыдница, и идём. Негоже заставлять ждать достойного и всеми уважаемого капитана. Графиня ещё немного поворчала для пущей важности, но споро оделась, не сочтя нужным будить служанок и таким образом посвящать их в детали своих похождений. Накинув напоследок на себя туманное марево заклинания вместо вуали, Люция вслед за ведьмой вышла в ночной туман. Стражники у ворот даже усами не повели – они давно уже не удивлялись ночным делам графини, справедливо полагая, что волшебнице из славного и древнего рода Ривердэйлов, надёжно держащей графство в своих маленьких ручках, виднее – что и когда делать. А посему только открыли калитку, бесшумно отворившуюся на хорошо смазанных петлях, и поинтересовались – не будет ли каких указаний от её светлости. Узнав, что единственное указание – чтобы Хуан не проиграл в покер последнюю рубашку, стражники заперли следом калитку и, ухмыляясь в усы, вновь принялись за карты, рассевшись за столом в уютной и тёплой караулке. Да ещё и откупорили посреди столешницы заплетённую бутыль с весьма интересным содержимым. А две женщины, ничуть не скрываясь и не особо спеша, зацокали подковками по блестящей от ночного тумана мостовой. Стоит лишь заметить, что спокойная прогулка обеих дам объяснялась вовсе не их Силой – в потёмках-то не разберёшь – а тем обстоятельством, что по ночным улицам Ривердэйла, как это ни странно покажется жителям других городов, можно разгуливать совершенно спокойно, и в любую пору. Будь ты хоть ребёнок, хоть смазливая девица, хоть вусмерть пьяный и увешанный золотом гуляка – а порядок тут поддерживался нешутейный. Может, климат такой, а может городской полковник своё дело крепко знал – а возможно, и непререкаемый авторитет графини… кто его знает? Как бы то ни было, а на каждом перекрёстке светили сквозь туман чуть желтоватые огни фонарей, дробясь на булыжнике тысячами радужных отблесков. А у памятника старому графу, некогда основавшему Ривердэйл, две служанки с корзинами спокойно тарахтели что-то о детских мазях и присыпках от прыщей. Признав в проходящей даме её светлость, они обе немедля присели в чудовищном по исполнению книксене, а едва Люция с ведьмой проследовали дальше, как сзади опять началось.

   – Розалия, милочка, а ты пробовала… Здесь, на островах южных морей, зима была настолько мягкой, что воспринималась лишь как некоторое сырое похолодание после долгого и тёплого лета. И только раз в году, по завезённой ещё первыми графами – очевидно, выходцами из более северных и суровых краёв – традиции все мало-мальски сильные маги графства собирались вместе, и на одну волшебную ночь устраивали в городе морозец и хороший снегопад – к вящему восторгу детворы. Люция вспомнила, какой замечательный дворец недавно выстроили из снега трое хорошеньких детишек булочника Леона, и мимолётно усмехнулась. Однако в этот момент обе женщины вошли в круглые сутки открытую портовую таверну, что держал для моряков и горожан старый Фабио. Гул восхищённых голосов был им приветствием. Графиня еле отбилась от предложения пронести её вокруг города на руках, но в качестве компенсации согласилась выпить с согражданами и гостями капельку этого замечательного вина урожая не-помню-какого года.

   – Фабио, старый ворчун, я вижу, ты и твоё заведение процветают!

   – Вашей милостью, графинюшка, вашей милостью. – крепкий ещё старикан не без кряхтения поклонился, а затем провёл её светлость в отдельный кабинет, где дожидавшийся её Калхан живо вскочил на ноги. Капитан вполне разделял уважение и почтение к повелительнице. А что вы хотите от жителей графства, где налоги чисто символические, погода воспета сотнями поэтов десятков поколений, а врагов на суше попросту нет – весь остров и был одним большим графством. На море же флаг Ривердэйла знали тоже отнюдь не понаслышке и уважали не за просто так. Насколько графиня и её рыцари были обходительны со своими, настолько же они оказывались безжалостными к дерзнувшим нарушить их покой. Поэтому капитан – заметим, от чистого сердца – подарил дочери весьма почитаемого им покойного графа великолепной работы старинную статуэтку, случайно найденную им в лавке антиквара в Ронде. Поговорив чуть на нейтральные темы, перешли наконец и к главной.

   Деловито топая, на мостик поднялся боцман.

   – Не уйдём, капитан. Догоняют – медленно, но верно, – озабоченно доложил он. Калхан и сам видел, что дело дрянь. До острова осталось три дня ходу, но на хвост им села узкая и хищно оскалившаяся нарисованной в носу акульей мордой галера с головорезами алиБаши. А тут загружены под завязку, ещё и листовую медь прихватили в трюм. Да и днище пора бы уж чистить – заросло ракушками, как ж… у старой шлюхи. Он посмотрел на солнце – высоко. Всмотрелся в окружающую корабль бескрайнюю водную равнину – никого. Да и усиления ветра не предвидится – паруса еле надуты.

   – Ну что ж… незачем оттягивать неизбежное. Готовь всё, что нужно – не мне тебе напоминать, старина. Да, позови мне того парня из девятой каюты, что с мечом за плечами… Поднявшись вслед за матросом на высокую надстройку, немного зелёный не столько от качки, сколько от тоски и безделья Майкл бесстрастно выслушал слова капитана и его предложение помочь в защите корабля.

   – Сколько их там может быть? Калхан ещё раз всмотрелся в заметно приблизившуюся галеру и пожал плечами.

   – На сотню можно смело рассчитывать, а то и полторы. Впрочем, нам и сотни хватит с лихвой. Майкл прикинул – если рубаки из пиратов такие, что берут нахрапом, а не умением, то в общем-то сотня – это ещё терпимо.

   – Прорвёмся, капитан. Этих засранцев ждёт весьма неприятный сюрприз… Сам капитан очень хотел бы разделять уверенность этого молодого парня, но в это время тот, чуть смутившись, заговорил опять.

   – Только это, капитан… есть тут такое дело – на меня, бывает, находит иногда… сам не свой становлюсь. Глаза Калхана неожиданно смягчились.

   – Бывает. У меня вон племяннику в молодости реей по башке шибануло – тоже порой не от мира сего. Надеюсь, не буйный? Майкл завертел головой.

   – Нет, что вы, капитан. Совсем даже наоборот – столбом застываю и не двигаюсь. Калхан вздохнул.

   – И часто? Парень ухватился за стойку перил, ибо штурман переложил руль и «Росомаху» ощутимо качнуло.

   – Только после очень сильных потрясений. Так что если выберемся из рубки живыми – как раз будет. Старый моряк понимающе кивнул. Если резня с морскими пиратами это вам не сильное потрясение, то я уж и не знаю…

   С мягким толчком и треском сминаемой обшивки корабли соприкоснулись бортами, и на палубу «Росомахи», подбадривая себя воплями, хлынули полуголые пираты. Встретили их, как полагается – для начала угостили двойным арбалетным залпом, а уж потом пошла потеха. Калхан по причине пожилого возраста и капитанского чина сам в драку не лез, лишь руководил. Правда, и у него на поясе висел хороший тесак, а в руках надёжно покоился взведённый арбалет. Капитан осмотрел заваленную окровавленными обрубками палубу и присвистнул – а вот и обещанный Майклом сюрприз! Раз в жизни увидев мягкую, текучую и неотразимую атаку королевского гвардейца, её уже не перепутаешь ни с чем. Капитан даже залюбовался легко, даже элегантно орудующим двуручником парнем, и лишь брызги крови, сорвавшиеся с кончика бешено порхающего клинка и алыми бусинками попавшие в лицо капитана, привели того в чувство. Даже чуть ли не в веселье – а ведь выстоим!

   – Майкл, прикрой выход на шкафут! – крикнул он парню. Но видя, что тот не понимает, сообразил, что насквозь сухопутный рубака попросту не знает такого простого морского слова. И указал рукой.

   – Боцман, сто морских чертей тебе в задницу – плотнее и навалитесь с другой стороны! Тот вытер с лица кровь (спасибо богам – не свою!), миг-другой всмотрелся в ход битвы, сразу выбившейся из замысла пиратов сломить сопротивление, растечься по всей палубе, а потом просто задавить числом. Матросы мало-помалу сбились в плотный ряд, ощетинившийся мечами и короткими копьями, поднажали – и стали теснить пиратов обратно, прямо на похожего на ветряную мельницу Майкла. Капитан разрядил арбалет в одиночку, вознамерившегося по снастям забраться парню за спину, и крикнул в высоту:

   – Умбир – сними мне их главаря! Сидящий на марсе чёрный, даже с синеватым отливом Умбир – выходец с далёкого жаркого юга – весело оскалился белыми зубами.

   – Сделаю, масса капитан! – и стал целиться из большого арбалета, стараясь подгадать под хорошо заметную качку замершего на зыби корабля. Ну, не то, чтобы совсем не попал – но именно снял. Ибо тяжеленный арбалетный болт, пронзив бедро пиратского главаря, швырнул того на палубу. Не добившиеся успеха головорезы дрогнули. Разом отпрянули назад, разрывая дистанцию, подхватили своего предводителя и горохом посыпались обратно на галеру. Майкл, весь забрызганный кровью и оттого имеющий весьма жуткий вид, попытался преследовать их – уж больно плотно в него был вбит принцип не давать противнику отойти, чтобы передохнуть и перестроить силы. И он даже порывался запрыгнуть следом на вражескую палубу, но боцман своей мощной рукой перехватил его.

   – Уймись, бешеный! «Росомаха» качнулась – тросы, удерживающие её за абордажные крючья рядом с галерой, перерубили. Матросы на радостях заорали «ура» такими дурными голосами, что перепуганные пираты забегали по настилам галеры как ошпаренные. Ветер потихоньку развернул корабль кормой к незадачливым нападающим, а Калхан зорко и цепко всматривался в тех – не собираются ли повторить? Он уже открыл рот, и дал команду ставить паруса – гребцов-то у вас, голубчики, на вёслах поменьше стало! – как вдруг его внимание привлекла именно эта суета на вражеском судне. Вперёд вышел старый, увешанный какими-то огрызками и блестящими штуковинами шаман и, воздев к небу сухие руки, выкрикнул вослед медленно удаляющейся «Росомахе» проклятие. Дымный, серый, прямо на глазах наливающийся густой чернотой шар неспешно полетел за ветром в сторону корабля. Калхан ещё успел подумать – вот она, костлявая… Он не смог заметить, как рядом с ним оказался Майкл. Но тот, оттеснив от фальшборта замершего капитана, перегнулся через планширь и со всей дури рубанул налетающий сгусток магии мечом. Шар на миг налился алым. И всё же не это развеяло его – Калхан мог бы поклясться, что дымными клочьями, оставив на воде грязную пену, проклятие шамана распалось лишь столкнувшись с парнем… Он внимательно следил за пиратами. Видел, как проклятый колдун упал и стал биться в корчах. Видел, как галера спешно выпустила вёсла и, набирая ход, припустила наутёк. Да так, что высунутые из портов вёсла буквально гнулись от усердия. Неизвестно, какой страх или приказ так подстегнул пиратов, но капитан ничуть не удивился бы, если бы галера от прикладываемых к ней усилий и вовсе вылетела из воды и понеслась прочь по воздуху, едва касаясь макушек волн своим узким чёрным корпусом… Обернувшись, Калхан заметил, что этот Майкл уже спрятал меч и стоит у мачты, а во взгляде его пустота – чёрная, бездонная. Лишь тонкая ниточка слюны потекла из уголка рта. Вспомнив о предупреждении, шкипер распорядился, чтобы парню помогли – вишь, падучая после боя приключилась. Боязливо косясь – а вдруг махнёт своим двуручником? – те отнесли своего нежданного спасителя в каюту, а хмурый боцман стал докладывать о потерях.

   – Десяток раненых, трое сразу полегло. И молодой Пьеро вряд ли до утра доживёт, – вздохнув, капитан закончил свой рассказ. И, склонив седую голову, налил всем по чарке вина – помянуть хороших ребят. Графиня не стала отнекиваться. Залпом опрокинула в себя серебряную с чеканным чёрным узором чарку, затем хищно сузила глазки.

   – Значит, галера алиБаши… и судя по твоему, капитан, описанию – не иначе, как стакнулись с Хаосом… ну что ж. Я не злопамятная, но однажды напомню соседушке об этом дне. Да так, что небо с овчинку покажется. Калхан полностью разделял негодование госпожи, хотя внутренне содрогнулся, представляя – во что может вылиться незадачливому алиБаши выходка его людей. С ведома хозяина или по собственному почину… да в конце-то концов, это теперь проблема самого алиБаши – в каком виде черти утащат его в ад. В продырявленном кинжалом, изжаренном магией или раздувшемся от болезни. Бр-р-р! – и капитан поскорее постарался выбросить эти мысли из головы.

   – Значит так, ваша светлость. Как токмо мы пристали, я послал юнгу за Челиной, а портовая пацанва присмотрела за этим Майклом. Он пошатался по городу, и снял комнаты у старой Розины-прачки, что на Садовой. Изящная головка графини задумчиво кивнула.

   – Пожалуй, ты был прав, капитан – парень непростой. А какой опасности ты боишься? Пожав плечами, тот ответил.

   – Ваша светлость – вообще-то Майкл и не похож ни на лазутчика, ни на наёмного душегуба, скорее на беглого дворянского сынка из сине-белого королевства. А всё ж – вдруг его послали по вашу голову? С оружием к нему не подходи, да и с волшбой, пожалуй – тоже. Не приведи боги, если что… Молодой он, дурной, смерти ещё не боится. Загадочно посмотрев на молчаливо поджавшую губы ведьму, уже во второй раз выслушавшую рассказ капитана, Люция примирительно проворчала.

   – Ладно, ладно – не дуйся, старая перечница. Я была не права, обругав тебя спросонья. И беру свои слова обратно. А затем, снова поворотившись к капитану, распорядилась.

   – Капитан, ты сделал всё правильно. Страховка семьям погибших моряков удваивается – за мой счёт. Целителю передай – пусть поддержит жизнь Пьетро до следующей полуночи – любой ценой. Возможно, его удастся… А твои люди пусть молчат. Калхан поблагодарил щедрость её светлости, заметив, что насчёт длинных языков его матросики никогда не отличались, но он их уже ещё раз предупредил. Знамо дело – зря, что ли, полста лет по морям ходит.

   На Садовой оказалось так же сыро и холодно. А посему сразу же открывшая на стук дверь Розина гостеприимно предложила гостьям по чашечке горячего чаю с тем замечательным напитком, что лужёные глотки моряков хлещут под названием ром.

   – А где твой благоверный? – поинтересовалась графиня, разглядывая нехитрую обстановку комнаты. Старушка всплеснула руками.

   – Дак, ваша светлость – за Крабьим мысом косяк трески обнаружился. Вот мой супружник с рыбаками и отправился по старой памяти. Говорит – рыбы много, каждая пара рук на счету. Дадут боги – до весны запасёмся – треской-то… Люция улыбнулась, не понаслышке зная, какое богатство хороший косяк жирненькой трески.

   – Ну ладно, Розина, спасибо за чай… как бы нам на твоего постояльца глянуть? Хитро блеснув глазами, та улыбнулась.

   – Запросто, ваша светлость. Майкл тот сам подошёл, да так вежливо говорит

   – мол, он сам первый раз на корабле по морю плавал. До сих пор качает его, болезного, уснуть не может. Вот и попросил чего, чтоб спалось крепче. А посланец от Челины уже ко мне прибежал, пошептал, так что я гостю отварчику макового щедро и налила… – и она засмеялась меленьким старушачьим смехом.

   – Так что не извольте и беспокоиться – спит так, что хоть об стенку им бей. Знай себе посапывает да какую-то Фи зовёт… пойдёмте, провожу. Комнаты гостя оказались в приделанном к дому флигеле с отдельным входом – летом они сдавались приезжим, вознамерившимся отдохнуть в ласковом климате Ривердэйла да подлечиться на знаменитых водах. Без стука отворив беззаботно незапертую этим Майклом дверь, Розина, ничуть не скрываясь, провела своих знатных гостий во вторую комнату – небольшую уютную спальню, где на широкой постели безмятежно спал молодой парень. Напоследок сообщив, что вещей у приезжего и нету окромя меча, а в случае надобности она у себя, старушка деликатно удалилась, вовремя сообразив, что она тут, пожалуй, и лишняя. Правда, не соображая – зачем сама графинюшка заинтересовалась каким-то пришлым, пусть и непростого происхождения парнем. Люция и сама ещё не знала, полностью положившись на опыт и чутьё своей бывшей наставницы. Для уверенности потряся спящего за плечо, Челина глянула на неё.

   – Будем проверять?

   – Обязательно, – нахмурилась графиня, осматривая оружие парня и с виду скромное кольцо на его руке – содержимым кошелька она совсем не заинтересовалась, отметив лишь мимоходом про себя, что на эту сумму при желании можно скромно прожить лет пять.

   – Сходи к Розине – пусть пошлёт за оружейником Лучано и моим ювелиром, Соломоном. Да пошустрее… Спешно вызванные в полночь мастера вовсе не роптали – уж если графиня вызвала, то изволь отслужить. Тем паче что по мелочам их не беспокоили, а делам их и вовсе была всегда полная поддержка. Оружейник покачал головой над вынутым из ножен клинком, постукал-попробовал, восхищённо поцокал губами.

   – Ваша светлость – меч из лучшей стали, как бы не гномьей, сделан в горной части сине-белого королевства, и недюжинных способностей мастером. Для умеющего им владеть лучшего оружия, пожалуй, и не найти. – он говорил коротко и по существу. Затем, проведя пальцами по узору в основании лезвия, вложил меч в ножны и добавил.

   – Такое по карману только самым богатым и знающим толк в оружии людям. Сделан недавно, так что не фамильный, а скорее всего – подарок. Отца или кого другого, опытного рубаки и очень, очень богатого и знатного человека. Люция призадумалась, вспомнив слова капитана, что у парня замашки благородного, да не из последних, и потребовала уточнить.

   – Выходит, такого меча не постеснялись бы и знатнейшие вельможи? Мастер Лучано благосклонно кивнул.

   – Да хоть бы и сам ихний король Карл, ваша светлость. Клинок знатный. Только – это оружие воина, а не парадная безделушка царедворца. Зато почтенный ювелир сообщил меньше. Осмотрев кольцо на пальце – а парень даже в навеянном зельем сне сжал руку в кулак, не позволяя его снять, он высмотрел ещё что-то прихваченной с собой лупой в медной оправе и на резной деревянной ручке. А уж потом только вздохнул.

   – Ваша светлость, мне таки мало что есть сказать. Кольцо недавно расширяли, да и по виду оно явно женское. Фамильный перстень из тех, что передаются по наследству. Прыгающий соболь встречается во вторых и третьих гербах в половине знатных родов сине-белых. Белое золото и чёрный алмаз – знак старинного рода. Скорее всего – тоже подарок. Наверняка за кольцом кроется какая-то романтическая история с возлюбленной и горестной разлукой, клянусь своей мамой! Как видно, мастера ели свой хлеб не зря – высказали всё точно. Лишь чуть ошиблись с дарителями. Но – жизнь порой выкидывает куда более забавные фортели… Напоследок спросив, как отблагодарить почтенных мастеров за полночный переполох и весьма полезные консультации, задумчивая графиня услышала примерно такие ответы. Оружейник, погладив седые прокуренные усы, сказал – если этот парень надумает продать клинок, то её светлости следовало бы оказать содействие Гильдии кузнецов, чтобы в складчину купить такое замечательное оружие. Разумеется – финансовое содействие, что и было графиней обещано. А почтенный Соломон, пожевав полными губами, сообщил, что его сыну скоро пора держать экзамен для перехода из подмастерьев в мастера, но что-то не ладится.

   – И глаз верный, ваша светлость, и рука твёрдая – а всё же нет в его изделиях души. Может, таки посмотрите да посоветуете чего? Пообещав, что посмотрит и посоветует – да не одна, а с кем-нибудь из своих рыцарей, графиня отпустила мастеров и обернулась к Челине, у которой всё уж было готово. Не стоит, право, смущать подробностями сотворённой двумя женщинами волшбы – но после окончания обе были немало озадачены.

   – Светлая и Тёмная силы бьются в его душе, и пока ни одна не взяла верх. Да как же оно такое может быть? – удивлённо прошептала Люция, глядя на свою бывшую наставницу. Та поджала губы.

   – Я бы предположила, что кто-то из знатных сынов Света, владеющих силой, вошёл к такой же женщине из царства Хаоса, и перед нами плод их любви – но это уже совсем бредовая идея. Верно, верно мыслила ведьма – почти верно!

   – Да, весьма похоже – но мысль и вправду бредовая. Уж больно разнится их дар, да и такой неслыханно мерзкий мезальянс… – Люция покачала головой и слегка передёрнулась. Хотя графство Ривердэйл исконно и соблюдало вооружённый до зубов нейтралитет, не разделяя ни силу Света, ни мощь Хаоса – но всё же как-то было ближе по духу к первым. Немного передохнув – проведённый обряд был весьма непрост, да и время позднее – графиня пробормотала:

   – Вроде и в подвал храма его не за что, но и так просто оставлять нельзя… Ведьма хитро глянула на неё и сухо засмеялась старческим голосом.

   – Ширше смотреть надо, графинюшка! Поживёшь с моё – научишься такие задачки щёлкать, как орехи. Оставь его в покое – под присмотром, конечно. А пока подсунь ему девку молодую – пригожую да *бливую. С такой привязи ни один кобелёк не сорвётся. Люция глянула на беззаботно сопящего парня и попыталась посмотреть на того глазами женщины. Получилось весьма даже недурственное впечатление, и она усмехнулась.

   – Да, пожалуй. Но такое кому ни попадя не доверишь – не самой же мне под него ложиться… Челина прекрасно знала строгий нрав своей бывшей ученицы и в то же время её горячий темперамент, что так часто спорили. Но чаще побеждала фамильная честь, к неуёмному негодованию молодого тела. А посему лишь усмехнулась.

   – Ну думай, думай – уже горячо… И тут графиня вспомнила о своей беспутной племяннице, Санни. Девица влюблялась по сто раз на дню. И, пользуясь своей смазливой внешностью и вседозволенностью знатной родственницы, догулялась до того, что на днях целитель, в очередной раз избавив ту от последствий плотской любви, грустно сообщил графине, что детишек теперь у её племяшки не будет.

   – Санни? – Люция, чуть приподняв бровку, выдохнула свою догадку. Поганая старушенция мерзко хихикнула и кивнула.

   – Будет из тебя толк со временем, будет…

Глава 10. Ривердэйл – впечатление второе, более верное

   Пройдя через холмы виноградников, спящих пока длится эта пусть и мягкая, но зима, Майкл вышел на берег моря. Присев на макушке невысокой дюны, он вновь опустил голову в раздумьях. Вот уже седьмицу он прожил в тихом и спокойном Ривердэйле. Кроме утренних разминок с оружием и без оного, всех и забот у него, как гулять по ближним окрестностям города, иногда забредая в деревушки или хутора. И всё же предпочитал места поуединённее. «Вот уже и людей сторониться начал!» – горько усмехнулся он, по-прежнему чувствуя, как жжёт душу клеймо брато– и отцеубийцы. Закрыв глаза, он поднял голову и подставил свежему морскому ветру пылающее лицо. Правду говорят – совесть это самый строгий судия. Но правду говорят и те, кто ворчит – лучше бы без этой самой совести жить, как звери вольные. Победил – съел добычу. Догнал – любись с подругой. Кто сильнее, тот и прав. Не терзаясь какими-то угрызениями и страданиями, в полном согласии с собой и природой. Свобода? Несомненно, в чистейшем виде! И всё же что-то в глубине души его протестовало. А как же справедливость

   – неужто нет её на свете белом? Э-э, нет – брось, Гуго, эти сопливости. Справедливость существует только та, которую мы утверждаем силой своего оружия и закованных в сталь кулаков. И длится она ровно столько, сколько у нас есть сила её поддерживать, и ни минутой дольше. Значит, сила… Да, а как же закон? Майкл вздохнул и чуть пошевелился, меняя позу. Да-а, с законом шутки плохи – за законом стоит сила. Опять, опять сила. Закон сильнее одиночки, и опять выходит – кто сильнее, тот и прав. А кто сильнее закона? Ну, ясное дело, боги – тем законы вообще не писаны. Король? Пожалуй, да – он и есть закон. Молодой парень со смешком вспомнил тщедушную фигурку шахматного короля, стоящего рядом с плечистым рыцарем или боевым слоном. Сам король ничто без своих воинов – но почему они подчиняются ему? Деньги – вовсе нет. Идея? Да, пожалуй, идея подходит – это тоже сила. Только где же её взять, идею? И с чем её есть? Обнаружив, что проголодался, Майкл легко поднялся на ноги и осмотрелся. Если пойти по берегу влево, то за мысом будет порт с обилием всяких таверн и кабачков. Но опять шум, сутолока… А вот направо – чуть поодаль стоит рыбацкая деревушка. Да, пожалуй, сойдёт! Уже спускаясь по осыпающемуся песком склону дюны, Майкл вспомнил, как пару дней назад он в своих блужданиях по окрестностям набрёл на эту деревеньку, и не без колебаний зашёл в пропахший рыбой и элем трактир. И как пришлось ему втолковывать тощему крестьянину, содержащему заведение – как особым образом приготовить свинину. Да подать её с особым сортом мадеры – а лозу эту завезли сюда уже давно с дальних, принадлежащих Хаосу островов. И когда благодаря маслянистой мягкости этого вина блюдо вдруг приобрело совершенно непонятный и изумительный ореховый привкус, хозяин даже попросил дочь записать у пришлого лорда этот рецепт, и напрочь отказался брать деньги за обед. Уже на входе в заведение Майкл принюхался, своим обострённым от аппетита, ещё не успевшего перерасти в голод, обонянием уловив новые запахи. Хозяин встретил молодого дворянина с поклонами – чуть ли не как сына родного.

   – Ваша милость что изволят сегодня? Парень снова демонстративно принюхался.

   – А чем это так пахнет – свежим и весьма интересным? Тот с улыбкой покосился в сторону двери, открытой в закопчённую кухню.

   – Рыбаки только с промысла вернулись. Треска – свежайшая! Изволите? Чуть порывшись в памяти, молодой парень не обнаружил там такого слова, о чём и спросил трактирщика:

   – А треска – это что-то вроде рыбы? Тот усмехнулся – совсем необидно, но чуть укоризненно.

   – Ваша милость, как можно? Рыба и есть, самая знатная для здоровой еды.

   – Тащи. И по стаканчику всех сортов белого вина, – подумав, сообщил ему Майкл своё решение. Год или чуть больше назад Берта (ах, где же ты сейчас, сестрица?) на время разочаровалась в живописи, и с присущей ей жаждой деятельности занялась изучением искусства приготовления пищи. Надо ли и объяснять, на ком она испытывала свои кулинарные изыски? Но некоторые весьма удачные её находки они оба с удовольствием поедали – а один раз даже удивили королевского повара. Так что Майкл извлёк из памяти кое-какие наставления сестры по этой части, и решил поделиться ими с провинциальными умельцами. Местные, уже отведавшие и оценившие «ореховую поросятинку», да и вернувшиеся с промысла рыбаки подвинулись поближе, завидя, что молодой лорд хоть и при железе, а парень вроде ничего. Майкл долго пробовал и дегустировал, советуясь и обсуждая оттенки вместе с совсем осмелевшими и подсевшими прямо за его стол рыбаками. Когда рецепт вроде был найден и трактирщик умчался на кухню отдать указания, как и что готовить, а затем в подвал – за бочонком кьянти вот того самого урожая, парень запросто побеседовал с местными. О погоде, об улове и ценах, о том о сём, а в общем – и ни о чём. Задумчиво прожевав содержимое первой тарелки, он во весь голос заявил, что если через эту деревню проедет да хоть бы и сам король – таким блюдом его вполне можно попотчевать.

   – Вот те раз! – крепко сбитый рыбак почесал в затылке пятернёй и тут же потребовал и себе «треску по-королевски». После некоторых прений и словоизысков послали за старым Леопольдом, да за женщинами. Но в конце концов именно это название и закрепили за новым здесь блюдом. Правда, уже к вечеру сокрушённый хозяин заявил, что кьянти этого урожая закончилось – этот сорт популярностью обычно не пользуется. А в город когда ещё с обозом ехать… Двое молодых парней тут же предложили сгонять на своей рыбацкой лодке в порт да затовариться бочками с вином прямо там. Сельский староста, раскрасневшийся и довольный, одобрил. А трактирщик побожился, что молодой лорд Майкл отныне будет есть в его трактире бесплатно. Подумав, тот в качестве ответной любезности сообщил, что через день-два опять зайдёт – есть ещё одна идея.

   – О-о! – заинтересовались рыбаки. Молодой лорд описал им рака, по наивности не зная, что тот водится только в пресных водах. Но рыбаки с хохотом ответили, что такого и у них тут навалом, только – разве можно есть такую гадость? Проку никакого, только сети рвут да путают. Обведя всех заговорщическим взглядом и добившись этим заинтригованной тишины, Майкл под большим секретом сообщил – что это на его родине дозволено есть только королю да герцогам.

   – Во всяком случае – не ниже графа! Баронам уже нельзя. А я вот раз свёл знакомство с девонькой из кухни… м-м-м… одно после другого… – он восхищённо закатил глаза. – Так что к послезавтрему корзину самых больших – чтобы было! На том и распрощались. Так что домой, в город, Майкл шёл в самом распрекрасном настроении и весело насвистывал какую-то песенку. Даже рано темнеющее хмурое небо и моросящий дождик оказались не в состоянии ничего с этим поделать. Уже на подходе к окраинным домишкам Ривердэйла – а городских стен ввиду отсутствия сухопутного противника тут попросту не было – он стал свидетелем некрасивой, но увы, не столь уж редкой в иных местах сцены. Двое парней самого что ни на есть висельного облика с хохотом утаскивали за ряды виноградных лоз визжащую от ужаса девицу. Судя по чистой одежде и валяющейся на дороге корзине – служанку из богатого дома. Девица верещала так, будто её тащили не для известного и привычного дела, а четвертовать с последующим поджариванием на медленном огне. М-да, можно подумать – у Майкла был выбор. Злодеи, едва завидев его решительную фигуру с обнажённым клинком, сразу дали стрекача со вполне понятной резвостью. А заплаканная девица в слегка растерзанном оборчатом платье оказалась на диво хороша. Настолько хороша, что парень вопреки всему почувствовал, что хочет её – прямо здесь и сейчас. Видимо, что-то такое передалось и девушке, потому что её слёзы вмиг высохли, и она взглянула на своего спасителя с нескрываемым простодушным интересом. И всё же, пожалуй, это было бы уже чересчур… Выяснилось, что зовут её Санни. А на вопрос, откуда она, и куда её проводить, чуть загадочно ответила.

   – Я работаю в домике на холме. Уже немного зная здешние романтические и напрямую связанные с седыми легендами обычаи, Майкл вспомнил, что именно так горожане и сельские называют резиденцию здешних графов. Если память не изменяет – сейчас у них вдовствующая графиня. «Наверняка какая-нибудь старая грымза – брюзжащая и жадная» – подумал он, вспомнив кое-какие весьма колоритные фигуры из числа вечно околачивающихся в королевском дворце. Повесив на плечо вовсе не тяжёлую корзину, он уже шагал рядом с симпатичной девчонкой, болтая с ней о том, о сём, и настроение его стремительно поднималось. Много ли надо молодому парню?.. И всё же что-то грызло, точило его, пока он не вспомнил. Как услыхал о том, что преступность на острове – явление настолько редкое и исключительное, что этими случаями занимаются самые высокие особы персонально. Он даже предпринял пару походов по ночному городу и традиционно самому злачному району

   – порту. Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что ни играющие в полночь на улице дети, но возвращающаяся с любовного свидания раскрасневшаяся девица, что встретилась в тёмном переулке – они его не боялись. То есть – им это даже в голову не приходило. Немало поломав голову над этой загадкой, он попытался расспрашивать, неплохо зная, что человеческие пороки так же неискоренимы, как и сама человеческая порода. Но не преуспев и тут, отложил изыскания до появления новых сведений. Так-так – а это освещает происшествие с девицей совсем в ином свете. Конечно, всё оно возможно – может, по здешним законам, отыметь девицу без её согласия это не преступление, а наоборот – оказать ей честь… Майкл вспомнил приятеля Фреда, Алекса. Имея в будущем самые блестящие перспективы, молодой барон тем не менее занялся не традиционно подобающим дворянину делом – войной или науками. Нет – он заинтересовался теми тайными службами, что невидимо существуют в любом крупном государстве, и из которых обывателю известна только полиция. И судя по некоторым обмолвкам его отца, барона Твидлиха, проявил в этом деле недюжинные способности. Как там говорил Алекс – «чаще всего сыплются на мелочах»? А ведь интересно… и Майкл самым открытым образом принялся осматривать назвавшуюся Санни девицу в поисках этих мелочей. Та приняла его взгляды за чисто мужской интерес, и даже чуть зарделась – а глазки эдак симпатично заблестели. Э-э, чёрт возьми, а Алекс был тысячу раз прав! Нежные, чистые ладошки и пальчики уж явно не знали иной работы, кроме как подносить ко рту ложку или ласкать возлюбленного. Платье служанки смотрелось на ней как на корове седло – а вот более лёгкий и открытый наряд знатной девицы пошёл бы ей как влитой. И разговорчик… Майкл немного привык к здешнему мягкому, напевному и чуть акающему наречию, и уже вполне различал – как говорят простолюдины, а как представители аристократии. Эта еле заметная властность, с рождения въевшаяся привычка повелевать… С некоторых пор, когда юный Майкл начал интересоваться противоположным полом, он во дворце немало наблюдал и сравнивал кокетливых служанок и надменных маркиз, хохотушек-горничных и чопорных герцогинь, в горячечных юношеских мечтах примеривая их на себя. Пока в его жизнь так властно не вошла Фиона, разом затмив их всех… Вспомнив сияющие нежностью зелёные глаза, он чуть не застонал и лишь изрядным усилием вернул себя к действительности. Значит, решили подцепить на древний как мир, но такой безотказный крючочек… А они уже стояли у боковой калитки в каменной ограде стоящего чуть на возвышенности большого дома, и девица, очаровательно покраснев от собственной смелости, нежнейшим голоском пролепетала.

   – Увижусь ли я ещё с вами, благородный сэр Майкл? Тот осторожно приподнял её подбородок и лицо к себе, сам не зная, чего ему хочется больше – то ли сорвать поцелуй с этих розовых, чуть раскрывшихся в ожидании уст, то ли влепить пощёчину играющей не в свои игры юной аристократке.

   – Тебя действительно зовут Санни? Девица взмахнула ресницами, и чуть обиженно подтвердила, что да – от самого рождения так и кличут.

   – Так вот, Санни, передай тем, кто тебя послал – если мы с тобой ещё раз увидимся, ты об этом горько пожалеешь… Судя по чуть сузившимся и ставшим на миг колючими глазам, он безошибочно попал прямо в цель – с первого выстрела. А посему легонько поклонился и ушёл в наплывающие с моря клубы вечернего тумана. Ему было над чем подумать.

   Ему вспоминались ласковые и незабываемые объятия матери… Ни с чем не сравнимый аромат Фионы, когда она его хотела… Нежное обожание младшей сестры – милашки Берты… Осторожную, но явно симпатизирующую поддержку бедняги Майкла… По всему выходит – в его логических построениях имеется существенный изъян. Ведь именно эти отношения он ценит превыше всего – а ведь они не укладываются в пирамиду – Сила, Идея, Власть. И чего греха таить – именно за этих людей он не колеблясь бы резал глотки. Хоть бы и королю или барону, как это ни прискорбно и стыдно. Вздохнув, молодой человек на время оставил всю эту философию. Тело требовало движения, расхода силы. Хотя бы и в приятных отношениях, от которых он недавно отказался с этой… Санни. Зря, пожалуй… провёл бы неплохо время, да простит меня Фиона. Заодно и узнал бы – чего же хотят здешние власть имущие.

Глава 11. Ривердэйл – взгляд изнутри

   – Нет, Паоло – с Санни сейчас говорить не стоит. Она вся в слезах и соплях. Представляешь – сначала она потребовала от меня его голову на подносе, и тут же следом заявила, что наложит на себя руки, если его тронут хотя бы пальцем, – графиня Люция усмехнулась.

   – Но во всяком случае – то, как он явно сказал ей, что раскусил её игру, свидетельствует о том, что нахал меня не боится. Двоюродный брат графини, благородный рыцарь Паоло, покачал головой.

   – Судя по вашим описаниям, кузина, этот Майкл воин – по складу характера и повадкам. Мне кажется более вероятным другое объяснение – эти интриги и подковёрные игры просто претят его понятиям о чести. Проще говоря – солдаты всегда недолюбливают полицию и спецслужбы с их штучками, а предпочитают открытую игру. Сидящая в кресле графиня чрезвычайно внимательно выслушала его слова, поигрывая вином в узком высоком бокале, затем усмехнулась.

   – Вот что значит мужской взгляд! Спасибо, кузен – о такой стороне я как-то и не подумала. Да, пожалуй, ты прав – это объяснение и мне кажется более правдоподобным. Сир Паоло чуть поклонился, а затем прошёлся по мягкому толстому ковру, на котором так приятно поваляться в детстве у камина.

   – Так вы подсунули ему Санни, и он не клюнул? С трудом представляю, как такое возможно… Он случайно не из этих? Которые предпочитают себе подобных. Возмущённая Люция от отвращения поперхнулась и выплюнула в камин вино.

   – Ну знаешь, кузен! Больше не смей говорить в моём доме всякие гадости! Тот чуть насмешливо поклонился.

   – Ваша светлость, мы обсуждаем дела, и если мои рассуждения вам неприятны… Однако графиня уже пришла в себя и раздражённо отмахнулась.

   – Хватит паясничать, Паоло… Нет – Санни клялась, что если бы она сделала навстречу ему хоть шажок за рамки приличий, он взял бы её тотчас же, хоть бы и на крыльце моего дома.

   – Нашего дома, – мягко поправил её кузен и плеснул обоим ещё этого весьма удачного вина с Южных холмов.

   – Нашего. Поэтому я здесь и всегда буду здесь, если возникнет угроза нашему дому и нашему роду. Но скажите, Люция – почему вас так заинтересовал какой-то мальчишка из сине-белого королевства? На этот раз графиня задумалась всерьёз и надолго. Откинулась на мягкую спинку глубокого кресла, серьёзно и внимательно всматриваясь вглубь себя – в одно что-то, видимое и понятное только ей. Лишь потрескивали в камине прогорающие дрова, да тихо цокали большие, красного дерева башенные часы в углу. Попугай в большой клетке даже заснул, привычно засунув голову под крыло

   – так, как он делал десять и двадцать, а говорят – и больше лет назад.

   – Чутьё. Чутьё, Паоло – всё, что я могу сказать. Тот, всё это время бездумно глядя в угасающий огонь камина, повернул голову и серьёзно кивнул.

   – Интуиция сильной волшебницы – это не то, от чего стоит отмахиваться. А что говорит Челина? Люция слабо улыбнулась – лишь тень улыбки скользнула по её губам.

   – Тоже в растерянности. Так что будем делать? Можно, конечно, ничего не предпринимать и пустить ситуацию на самотёк – но ты же знаешь, что это не в наших привычках. Её кузен пожал плечами.

   – Если парень предлагает открытую игру – почему бы и нет? Только надо продумать – что ему предложить. Чем соблазнять и припугивать, если говорить совсем уж прямо. В конце концов, если ваше чутьё не ошибается, он нужен нам куда сильнее, чем мы ему – коль скоро он дворянин, то в конце концов просто из вежливости мог бы зайти и представиться – ведь двери нашего дома всегда открыты. Люция вспомнила. Как давно, ещё в детстве, в одной старой книге нашла описание – как старый граф Серджио Ривердэйл распорядился снять все замки в родовом гнезде. А ещё – записанное рядом пророчество о том, что Ривердэйл падёт, когда его повелителям понадобятся запоры. И о том, что это всё означает и с какими трудами поддерживается… Из задумчивости её вывел голос кузена.

   – Ваша светлость – близится полночь. Нам пора.

   Тяжёлая бронзовая дверь в подвале, возле которой день и ночь неусыпно несли стражу двое солдат, отворилась на каменную лестницу, спиралями уходящую вглубь скального основания острова. Паоло, поддерживая под локоток свою повелительницу и кузину, графиню Люцию, долго спускался по чуть влажным ступеням, оставив над собой толщу камня высотой едва ли не с пятиэтажный дом. Лестница закончилась ещё у одной двери, и здесь тоже двое стражников строго и чуть торжественно отсалютовали прибывшим на суд. За дверью обнаружилась большая сводчатая подземная зала. Здесь уже собрались представители от гильдий и деревень, самые знатные и уважаемые граждане города – все, кому пришло личное приглашение графини и выпала честь присутствовать здесь по решению совета. Но главной достопримечательностью залы были не старинные статуи у стен, и не вычурные канделябры, заливающие помещение живым, чуть желтоватым светом. И даже не белый с серыми прожилками каменный алтарь, стоящий на низком возвышении в центре. Нет – взгляды собравшихся нет-нет, да обращались к занимающему часть потолка большому зеркалу графов Ривердэйл, смотрящему вниз и сейчас отражающему лишь залу и собравшихся в ней людей. Едва графиня со своим провожатым вошли, взоры всех обратились к ней. Повелительнице Ривердэйла пришлось потратить некоторое время, принимая положенные почести и отвечая на приветствия. Она сидела в большом золочёном кресле и внутренне уже ощущала холодок от того, что должно было произойти. По обе стороны от неё стояли по два меньших, но тоже золочёных кресла, и в одном из них занял место сир Паоло. Когда шум в зале утих, графиня холодно осведомилась, где её верный рыцарь, сир Серджио.

   – Благородный рыцарь сейчас в море со своим кораблём, поэтому по праву рода его заменяет супруга, благородная донна Франческа, – с лёгким поклоном ответствовала одна из дворянок. И тётушка Франческа – полная дама лет пятидесяти, кивком подтвердила своё присутствие в кресле. Графиня мельком взглянула на последнее оставшееся пустым кресло слева, и тень набежала на её строгое и красивое лицо.

   – Где мой верный рыцарь сир Тото? По присутствующим пробежала такая же угрюмая тень, а сир Паоло ответил глубоким сильным голосом, эхом отдавшимся по всей зале.

   – Пал в бою месяц назад, и место его пока пустует. Люция помолчала немного, вспоминая улыбку и голос самого верного друга её покойного отца.

   – Я попрошу кого-нибудь из уважаемых собравшихся занять его место на время суда. Поскольку вопрос этот был уже обсуждён, перед графиней появился пожилой рыбак Родольфо. Он низко – очень низко – поклонился ей и по величавому знаку руки важно уселся в свободное кресло.

   – А теперь ваше слово, сир Паоло, – голос графини оказался тих и печален. Рыцарь встал, и в зале заметался его сильный, чуть хриплый от сдерживаемой ярости голос.

   – Я, верный вассал её светлости графини Люции, законной владычицы Ривердэйла, рыцарь Паоло – обвиняю! Он выбросил вперёд руку, и взгляды собравшихся сосредоточились на стоящем в дальней стороне связанном парне лет двадцати пяти, которого стерегли сразу четверо неулыбчивых стражников.

   – Я обвиняю бывшего виноградаря Санто – в краже! Он был пойман с вещами, выкраденными из моего дома. Я простил бы ему этот грех, но при поимке он тяжело ранил слугу. И даже это не так страшно – мой старый гувернёр поправился от ран. Но мать Санто, почтенная и уважаемая в посёлке женщина, не вынесла позора своего сына. Вчера мне сообщил управляющий – разум её помутился, и она наложила на себя руки… Графиня откинулась на спинку своего кресла, закрыв глаза рукой. Смерть… опять смерть – словно вся грязь и пороки человечества собираются в грязную клоаку, что в конце концов заканчивается – ею… Сир Паоло выждал паузу, давая своей графине время прийти в себя и испепеляя преступника яростным взглядом.

   – И вот в этом – я обвиняю! – чуть тише, с печалью закончил он. Запахнул на себе плащ и сел, давая понять, что более говорить не намерен. Донна Франческа подала голос.

   – Улики проверены? Нет ли какой ошибки? Один из собравшихся шагнул вперёд.

   – Увы, почтенная сеньора – ошибка исключена. Слуга и сторож дали показания, и они совпали до мелочей. А за пазухой вора найдены были серебряные предметы посуды из благородного дома… Старый рыбак Родольфо оторвал руку от немилосердно терзаемой бороды и поднял вверх, давая знак, что хочет говорить.

   – Такое неслыханное злодеяние, как кража из дома своего господина, не могло произойти внезапно и само по себе. Что предшествовало этому?

   – Санто большую часть времени вёл праздный образ жизни, редко просыхал, и денег ему постоянно не хватало. Рыбак посмотрел на рыцаря.

   – В таком случае в случившемся есть и вина сира Паоло. Собравшиеся негромко загудели – шутка ли, обвинить самого рыцаря! Однако сир Паоло встал.

   – Почтенный Родольфо прав, и я своей вины с себя не снимаю. Замечу лишь, что в последнее время я часто выполняю поручения её светлости, и у меня не всегда есть время заниматься делами поместья и деревни. Однако храбрый и оказавшийся весьма неглупым рыбак не сдался.

   – В таком случае вашей милости следует обзавестись супругой – хозяйкой дома, советчицей в делах и матерью детей. Прошу уважаемую графиню взять этот вопрос под свою ответственность. Донна Франческа и молчаливый сир Джованни неожиданно поддержали простого рыбака, и её величество заверила, что теперь «наш Паоло не отвертится». Ещё некоторое время шло разбирательство, и наконец, перед креслами вынесли ящичек, и слово взяла графиня.

   – Теперь вам предстоит решить судьбу несчастного. Решайте трезво и непредвзято – но помните, что возврата нет. Бросите в ящик белый шар – пощадить, чёрный – виновен! Один из горожан медленно и торжественно пронёс перед креслами обитый серой материей ящичек, напоследок с поклоном подойдя к графине. Пять раз стукнули шары о дно, пять раз решалась судьба человека. По традиции, если в результате решения внутри оказывался хотя бы один белый шар, то обвиняемого через некоторое время приговаривали к более мягкому наказанию. Но сегодня в зале словно витал скорбный дух матери – и горожанин высыпал на стол пять чёрных – пять голосов «виновен». Сам Санто словно стоял в оцепенении, не видя и не слыша ничего. Но судьба его уже была решена и снова заговорила графиня. Но на этот раз голос её был мягким и чуть взволнованным.

   – По традиции Ривердэйла у нас в графстве нет смертной казни, да и вообще тюрем. Я, как верховный судья в здешних делах, имею право решить – чья душа заменит душу преступника в этом теле и хотя бы отчасти восстановит справедливость. Внесите! Обычно, если суд доходил до полного обвинения, с помощью магического зеркала душа преступника стиралась из тела, а на её место неведомые силы как бы копировали сущность кого-то по решению правителей Ривердэйла. Но сегодня был особый случай. В залу четверо нарядно одетых моряков в сопровождении капитана Калхана внесли носилки, и собравшиеся увидели там тело бледного, искалеченного, едва живого Пьетро. Капитан поклонился, и сильным голосом человека, привыкшего отдавать команды с капитанского мостика, произнёс:

   – Вот перед вами молодой и храбрый сын нашей земли – Пьетро, сын Челии и покойного ныне Фабьо из Плотницкого квартала. Он честно служил и работал. И храбро защищал корабль, пассажиров и имущество, когда седьмицу тому на нас напали пираты. Но – в бою он так пострадал, что сейчас жизнь держится в его истерзанном теле только усилиями целителей да магией наших волшебников. Графиня поблагодарила капитана, и чуть возвысила голос.

   – По праву повелительницы Ривердэйла я повелеваю – вместо души преступника в тело Санто будет перенесена душа честного моряка, вынужденного иначе умереть от ран и страданий. Поскольку такие приказы уже даже не обсуждаются, а быстро и с максимальным тщанием выполняются… ритуал был давно известен, хотя и не так приятен. Перед графиней поставили трясущегося от ужаса преступника. Миг-другой он ещё боролся. Но его мечущийся взгляд всё равно попал в глаза повелительницы – и хриплый вой обречённого стих. Его воля была подавлена Силой – той Силой, что творит чудеса. Еле приметный знак Люции – и с осуждённого сняли путы. Неровно шагая и деревянно подёргиваясь при каждом движении, уже не принадлежащее человеку тело поднялось на возвышение и легло на алтарь. Рядом на свободную половину моряки поспешно положил носилки со своим умирающим товарищем. Даже издали было видно, что дела его плохи – правого плеча и половины лица попросту не существовало… А зеркало вверху уже обрело бездонную черноту, из которой смотрели холодные и незнакомые морякам созвездия. Графиня чужим голосом произнесла несколько слов, воспринимаемых не слухом, а морозным ощущением по спине. Ярчайшая лиловая вспышка, судорожный вскрик с вершины алтаря – и всё стало кончено в один миг. На носилках остались лишь пустые окровавленные одежды, а бывший Санто вздрогнул, сел и недоумённо стал осматривать себя. Заметив в зале графиню Лючию, человек соскочил с алтаря и, мимоходом отдав приветствие Калхану, склонил колено и голову перед нею.

   – Как ты себя чувствуешь, Пьетро? – голос её высочества был ласковым и усталым.

   – Ваша светлость… как же это? У меня же руки не было. И лицо… – он с недоумением стал ощупывать себя. Капитан решительно отбросил в сторону свою треуголку. Встав на оба – оба! Неслыханная честь! – колена перед своей графиней, старый моряк бережно поцеловал подол её длинного платья, и вовсе не скрывал при этом слёз, текущих по продубленных ветрами всех морей щекам…

   Теперь-то становится понятным отсутствие в графстве тюрем, прокуроров и каторги. Нет преступников – нет преступности. Правда, иногда случались забавные казусы. Ещё при покойном графе в тело убившего свою жену пьяницы пересадили копию сущности столяра Ричи. И новый Ричи вдруг показал себя художником – да таким, что его картины и поныне украшают многие знатные дома, и даже комнаты таинственного для чужеземцев Домика на Холме.

Глава 12. Визит Червовой Дамы

   Стоит признать, что варёные с зеленью и солью лобстеры не сразу были оценены по достоинству в деревушке. И то лишь с оговоркой, что под эль или белое вино урожая вон того года с восточных склонов холмов. Зато ребятишки запросто распробовали новое для них лакомство и теперь со всех завалинок хрустели, разделывая панцири незадачливых жителей моря.

   – Папа! – кричала малышка Аньет, провожая отца и деда в море. – Пливези мне во-от такого лобстела! И широко-широко разводила маленькими ручонками. На что отец куда шире разводил свои натруженные руки, а смех девочки, глядящей на него влюблённым взглядом, счастливо взлетал к благословенным небесам. Именно здесь, на террасе трактира, куда Майкл пересел вместе со столом ввиду потеплевшей погоды и где теперь обсуждал с двумя старыми плотниками новую конструкцию руля, его и нашёл прискакавший на коне слуга в простой, но чистой и опрятной одежде. Он привёз конверт, и теперь с лёгким поклоном, на подносике, преподнёс его удивлённому Майклу. Тот открыл конверт, и изнутри на стол выпал маленький листок плотной бумаги, на которой тиснёный золотой голубок нёс в клювике зелёную рябиновую ветвь. Повертев в пальцах это дивное послание, Майкл не обнаружил никаких приписок или другой информации. Даже понюхал, а затем в своё удовольствие чихнул от несомненно убийственной концентрации дамских парфумов, буквально пропитавших бумагу.

   – Я не знаток здешних обычаев. Может, кто-нибудь объяснит, что бы это значило? – и он с надеждой обвёл присутствующих взглядом. Мужчины переглянулись.

   – Да это, ваша милость, приглашение от графинюшки нашей, самолично присланное – великая честь, как известно. Слуга поклонился и хотел было вскочить в седло, но Майкл в лучших сержантских традициях своего учителя Зигфрида рявкнул:

   – Отставить! – и показал ему пальцем на свободный стул за столом. – Послушайте, почтенные люди и ты, посланец… Мне нужен ваш совет. Ну, коль их благородие совета просят – почему бы и нет? Тем более что перед этим они заказали ещё кувшин вина и тарелку этих новомодных лобстеров…

   – Есть тут такое дело… по некоторым причинам мне не стоило бы входить в дом вашей графини, да и в любой знатный дом тоже.

   – А что так? – поинтересовался плотник Луиджи, не без сноровки разделывая здоровенную клешню. Майкл помялся, но – иначе не стоило и разговор заводить.

   – Да есть у меня за душой кое-какие грехи… не хотелось бы бросать тень на её светлость – тем более я заметил, что в графстве она весьма уважаемая дама.

   – Ищут? – сразу спросил слуга, поглядывая, с каким аппетитом во ртах исчезают дразняще пахнущие кусочки мяса, и себе отважившись разделать хвост этого варёного чудища. Покачав головой, Майкл бросил в тарелку пустую скорлупу.

   – Нет. Лишили всех титулов и гербов, да выперли из Королевства с наказом

   – обратно ни ногой.

   – Понятно, – вздохнул слуга, с удивлением обнаруживая, что лакомство не просто съедобно, но и даже весьма вкусно.

   – Что тебе понятно? – шумнул уже раскрасневшийся от выпитого плотник и повернулся к тому, повысив голос.

   – Что – понятно? Мало ли как оно по молодости бывает – кто тут без греха. У парня ни кола, ни двора. А тут ещё такое дело… – он ткнул толстым пальцем в лежащую посреди стола карточку графини. Но слуга тоже оказался парнем не промах.

   – А то и понятно. Не пойти – обида страшная для её светлости. А пойти – его милость правы – в дом графинюшки нашей с грязными ногами тоже лезть не след.

   – Золотые слова! – кивнул головой изрядно опечаленный таким оборотом дела Майкл, и налил всем вина.

   – Скажу честно – нравится мне тут у вас. А теперь – хоть снова беги куда. Блюдо с лобстерами опустело в молчании, да и кувшин оказался так себе – кувшинчик какой-то, когда наконец подал голос второй плотник – старый Пьетро. Он хлопнул о стол левой ладонью, на которой не было двух пальцев, и обвёл всех взглядом.

   – Тёмное тут дело. Смутное и непростое. Надо к ведьме идти. После некоторых споров, в результате коих кувшин и вовсе показал дно, порешили – Пьетро иногда головой работает не хуже, чем плотницким топором. А потому Майкл, сославшись на некоторый туман в голове и посему необходимость пройтись, отказался от предложения слуги взять его коня, и, сердечно распрощавшись, пошёл в город один.

   И каково же было его удивление, когда, зайдя к домой, вернее – к Розине умыться и переодеться – а ведь всем известно о том трепетном уважении пополам со страхом, которое воины испытывают перед ведьмами – он заслышал стук в дверь.

   – Открыто! – крикнул он, и увидел в двери старушенцию такого облика, что понял сразу – колдунья обо всём проведала и пришла сама.

   – Не удивляйся – я как раз к её светлости заходила, да не застала. И слуга давно уж прискакал, сразу мне и выложил. Так что не спеши – поговорим здесь, сир Майкл. И вообще – эта бабуля самого заковыристого облика вела себя по-свойски и смотрела на парня, как на старого знакомого. С толку это поначалу сбивало, и преизрядно. Не обращая внимания на старую клюшку и её взгляд при виде молодого здорового тела, он занялся своими делами. Умывшись и переодевшись в чистую одежду, Майкл почувствовал себя чуть увереннее, и изложил суть дела. А ведьма, назвавшаяся Челиной, сухо поджала губы и только потом проворчала.

   – Всё это и глупо, и умно сразу. Так сразу и не решишь. Может, поведаешь, сине-белый голубок залётный, какой камень на душе носишь? Припомнив кое-что, парень хмыкнул.

   – А ведь, бабуля, ты не первый раз на меня смотришь. Наутро после того, как я с корабля сошёл, меч мой чуть иначе лежал – не так, как я его с вечера положил. И в комнате чем-то таким пахнуло… благородным. – и он демонстративно поводил перед своим носом надушенной карточкой графини. В глазах старой ведьмы что-то мелькнуло. Но Майкл не сумел разглядеть – то ли страх, то ли уважение. А старушенция захихикала, мелко трясясь.

   – Да, верно я определила – непростой ты парень. С видом записного скромника Майкл заметил, что не прочь бы всё рассказать

   – тем более что неплохо бы и самому кое в чём разобраться. А это по части владеющих Силой, вестимо.

   – Только, бабушка, тут такие тайны, что могут головы смахнуть и мне, и тебе, и графине вашей. Челина переменилась в лице.

   – Не пужай – наша голубка сама себе хозяйка, нет над нею никого.

   – Смахнут, ещё и как. Не глядя на титулы. А все остальные послушно сделают вид, что так оно всю жизнь и было. Так что решать тебе – стоит ли совать под топор голову, да не одну. Чуть склонив голову, ведьма задумалась надолго. За окном в частом деревянном переплёте совсем стемнело, когда она со вздохом встала, видимо, приняв какое-то решение.

   – Пошли пройдёмся, парень – не для этих стен разговор наш будет. Уже и город с его гулкими улицами остался позади, и поля, и виноградники. И лишь когда путь привёл весьма странную парочку ночных гуляк на прибрежный холм, за которым глухо шумело ночное море с неестественно светлой полоской прибрежного прибоя, ведьма осмотрелась, роняя в ночную тьму какие-то слова.

   – Здесь нам никто не помешает, – и со вздохом присела прямо на песчаную макушку с пучком сухой травы.

   – Подожди, старая – ещё застудишься, – буркнул Майкл. Он скинул с себя куртку, что прихватил на всякий случай. Сложил вчетверо, и сунул старухе под… вместо сиденья, в общем. Челина с интересом взглянула на него, умащиваясь поудобнее.

   – Чудной ты парень. Вижу, что немного побаиваешься меня, немного брезгливости есть. А всё же поделился… Спасибо, конечно – только на острове этом вряд ли что повредит мне. Сила – она ведь не просто так, малыш. Пожав плечами, отчего над ними встрепенулась рукоять меча, молодой воин ответил:

   – Ну да – видал я таких, как ты. На кострах горят – любо-дорого посмотреть. Почище дров с маслом… полыхает Сила ваша. Старуха вздохнула.

   – Ладно, не будем ходить вокруг да около, словно два кота вокруг кувшина сливок. Когда Калхан со мной посоветовался – посмотрела я на тебя, да раскинула вокруг свои Знаки. И указали они – ты прибыл туда, где нужен. Очень нужен. Посмотрев на молча слушающего Майкла и втихомолку подивившись, что он не задаёт такого очевидного и прямо-таки вертящегося на языке вопроса, она стала рассказывать, отвернув лицо к безбрежной, тёмной громаде моря. И такова была сила слов её (наверняка подкреплённых кое-какой магией), что Майкл почти наяву видел и слышал. Как три корабля графа Серджио Ривердэйла, уводящего своих людей прочь с родной земли, подальше от притеснений хищных щупалец Хаоса, обнаружили этот остров. Как поселенцы высадились, обследовали и с немалыми трудами принялись его обживать. Как двое непоседливых внуков старого графа обнаружили в холме узкую, уводящую в бездну расселину, из глубины которой лился неземной свет. И как владеющий Силой сын графа с парой преданных слуг спустился туда. И после страшной битвы с подземными демонами, стоившей жизни одному слуге и оторванной руки графу, там, в пещере, было найдено Зеркало Душ. При одном только упоминании о последнем меч непонятным образом оказался в руке Майкла, а его лезвие тут же недвусмысленно коснулось горла Челины.

   – Ты уверена, старая погань, что имеешь право мне об этом рассказывать? И стоит ли мне об этом знать? Однако обнаружил, что говорит в пустоту – ведьма исчезла. Оглядевшись, он нехотя вернул клинок на место.

   – Никогда не доверяй женщинам, а вдвойне – ведьмам, – проворчал он. И тут позади него раздался молодой насмешливый голос, продолживший поговорку.

   – Тем более, что каждая настоящая женщина – немного ведьма. Он обернулся – перед ним стояла молодая красивая женщина в тёплом плаще. А из-за её плеча виднелась Челина, озабоченно ощупывающая свою шею.

   – Ещё бы чуть, и таки зарезал бы, нахал этакий… – пожаловалась ведьма. Прикинув, кое-что, Майкл поклонился.

   – Если не ошибаюсь, графиня Люция собственной персоной, повелительница Ривердэйла и носительница Силы? Некоторое время графиня с непонятной улыбкой рассматривала молодого воина, затем осведомилась.

   – Мне тоже будете голову с плеч сносить? Майкл закрутил головой, чувствуя, как краска со щёк уже перетекает на уши.

   – Я не был уверен, ваша светлость, что Челина говорит с вашего ведома и не замыслила чего-то низкого.

   – Что ж, это делает вам честь. Тогда, быть может, теперь и кое-кому ещё стоит представиться настоящим именем, с упоминанием всех титулов и достоинств? Видя, что воин упрямо молчит, графиня грациозно шагнула вперёд и села на до сих пор валяющуюся на песке куртку.

   – С тех пор, как некий приезжий молодой человек облюбовал этот холм для своих раздумий, я была лишена возможности бывать тут. Да-да, это и моё любимое место. Морские волны, родившись где-то в бескрайних просторах от ласк ветра и моря, с тихим шелестом лизали берег внизу, заканчивая здесь свой немыслимо длинный путь. Некоторое время Люция мечтательно слушала эти с детства знакомые звуки, подставив лицо ветерку, а затем продолжила.

   – Да, фамильный секрет повелителей Ривердэйла – это волшебное зеркало в глубине острова. Оно имеет огромную, хотя и необъяснимую власть над людскими душами, и из поколения в поколение секрет управления Зеркалом передаётся в нашем роду. Нам известно о силах Света и Тьмы, бьющихся в вашей душе, юноша. Возможно – возможно, я могла бы вам помочь и объединить или примирить их, чтобы стать единым целым. Графиня посмотрела на мятущегося Майкла и вздохнула.

   – Но для этого мне необходимо знать всё. И клянусь, я не причиню вреда вам. Не знаю зачем – но вы нам тоже нужны. Так говорят Силы. Пожав плечами, воин покосился на замершую графиню.

   – Но я ведь оказался здесь случайно. Однако у старой ведьмы Челины оказалось своё мнение по этому поводу.

   – Случайность, юноша – это закономерность, которой мы не знаем. Ишь, прямо по-писаному чешет, старая перечница! Прямо тебе мэтр Жико, так обожающий чеканные формулировки алгебраических теорем. Или братец Фред, цитирующий изречения великих полководцев и королей прошлого. Но он спросил совсем другое.

   – Какую роль играет здесь ведьма, и по какому праву она тут находится? Старуха усмехнулась, но ответила вместо неё графиня Люция.

   – Челина моя наставница, пусть и бывшая. Именно она учила меня владеть своим Даром, и у меня нет от неё секретов.

   – Что-то вы обе не очень-то похожи на одну мою знакомую… – Майкл откровенно почесал в макушке.

   – Мать? Сестра или… возлюбленная? – улыбнулась графиня, и воин с некоторым удивлением заметил, что она весьма похожа на Санни. Закрыв на миг глаза и мысленно попросив защиты у всех богов, он нехотя буркнул.

   – Последнее. Ведьма хихикнула.

   – А-а, та самая, загадочная Фи… И что, сильная колдунья? Не из-за неё ли весь сыр-бор? Всё ещё колеблясь, Майкл нехотя ответил.

   – Не из-за неё. Но она не колдунья – волшебница. Обучалась, да и сейчас, наверное, обучается мастерству у первого мага королевства. И он объявил её своей лучшей ученицей. Челина в удивлении всплеснула руками.

   – У Сибелиса? Как он там сейчас? Насмешливо фыркнув, графиня заметила.

   – Так ты его знаешь? Уж не с ним ли у тебя был такой бурный роман в Ронде лет тридцать тому, что тётушка Франческа до сих пор с удовольствием об этом сплетничает. Странно, но ведьма улыбнулась. А глаза молодо блеснули.

   – Постарел, небось – а какой красавец мужчина был… Только вот я дура была, молодая – всего стереглась. А надо было… – и, махнув рукой, со вздохом умолкла. Решившись наконец, Майкл спросил.

   – Помните, с чего началась последняя война Царства Света с Хаосом? Графиня наморщила носик.

   – Лет двадцать тому, или чуть меньше. Хаос нанёс удар по юго-восточным провинциям, где вспыхнул было мятеж, а потом понеслась такая заваруха… Правда, в конце концов, надавали тёмным тогда крепко. Вообще-то, история войн не мой любимый предмет. А что такое, сир Майкл? Опустив лицо и в отчаянии закрыв его ладонями, тот глухо произнёс.

   – В тот момент в пограничном баронстве Келемон находилась… находилась моя матушка, королева Изольда.

Глава между 12 и 14. Прозрение

   Говорят – иногда бывает, что море расступается, выпуская на поверхность целые острова, усыпанные остовами погибших кораблей. Или взрываются горы, сотрясая целые провинции и извергая тучи пепла над языками огненного камня. Или по прихоти богов доселе безжизненная пустыня вдруг превращается в зеленеющий вековой лес. Ничего этого не произошло, но изумление, постигшее обеих женщин, было сравнимо с воздействием на людей подобных катаклизмов.

   – Принц – Гуго? – с трудом, едва шевеля непослушным языком, спросила похолодевшая Люция.

   – Когда-то меня называли так, – горько ответил тот, дёрнув щекой.

   – Только не принц – никаких прав на престол по праву крови я не имею. Да и особым указом короля, которого я всю жизнь считал отцом, я отныне лишён всех титулов и прав. Так что, сударыни, перед вами простолюдин и преступник… Более многоопытная Челина оправилась от потрясения первой.

   – А что за преступление? Ответивший ей голос был глухим и безжизненным.

   – Я пытался отравить сразу двоих – короля и своего брата, наследного принца Фреда. Графиня осуждающе поджала губы. Покачала головой, всматриваясь в ночную даль.

   – Что ж, в истории подобное не редкость. Так сильно ненавидел их – или жаждал сам сесть на трон?

   – Не знаю. У меня иногда бывают в памяти провалы, особенно после сильных потрясений. А тот день я вообще не помню – целиком. Потом у меня было время подумать… но я не обнаружил в себе ни ненависти, ни жажды власти. Помутнение какое-то нашло – не иначе. Взгляд графини был ледяным, да и голос таким же – холодным и властным.

   – Да, неправильным было бы кое-кому войти в мой дом и опозорить его перед всем миром. Что ж, надеюсь, что ты решил дальше жить по законам чести и потому предупредил меня. И всё же… я обещала тебе помощь, и не в моих обычаях отказываться от своих слов. Молодая женщина встала.

   – Не вижу смысла откладывать, проведём обряд прямо сейчас. Да, Гуго, верно – Зеркало Душ находится под подвалами моего дома, куда тебе вход закрыт. Челина – проведи молодого человека через боковой вход под скалой… – и она исчезла.

   Бронзовая, тяжёлая как людские грехи дверь с натугой отворилась. Гулкие шаги молодого парня, неуверенно шагающего с завязанными атласной лентой глазами по каменному полу, показали, что коридоры и подземные ходы наконец окончились. Однако Майкл не спешил снимать повязку. Щёлкнул пальцами, вновь прислушиваясь к заметавшемуся эху, а затем только раздался его волнующийся голос.

   – Круглая пещера со сводчатым потолком. Посередине какой-то постамент, где-то у стены пять золочёных кресел. По кругу статуи и горящие светильники. А вверху – сияющее зеркало, – и сдёрнул с лица повязку. Осмотрелся и пожал плечами.

   – Только из зеркала шёл яркий зелёный свет. Я видел это место в одном своём детском сне, – пояснил он ошеломлённым женщинам. Он почти не ошибся. Только светильники не горели, а единственным источником освещения служил парящий над графиней шар золотисто-оранжевого света.

   – Ну вот, а кто-то тут говорил о случайности. Иди, ложись уж на алтарь, отравитель. Да железку свою оставь – не помощь она тут, помеха только. Постамент, постамент… ишь, удумал чего… – проворчала Челина и подтолкнула Майкла вперёд.

   – Постой, – графиня нахмурилась и что-то напряжённо обдумывала. – Почему только четыре кресла? Ведьма пожала плечами.

   – Да у одного сиденье от сырости прохудилось, вот и отдали в починку. Глаза её светлости чуть сузились от гнева.

   – Немедля вернуть на место – хоть в каком виде. И – распорядись, чтобы зажгли светильники. До сих пор не сообразила, что ли, Челина? Та охнула, отшатнулась.

   – И впрямь, что же это я? Зелёный свет-то! – и умчалась с удивительной для её возраста резвостью. Майкл не решился задавать вопросы, справедливо полагая, что ему и так делают огромное одолжение. Лишь смотрел, как бегом, бегом принесли и поставили на место пятое, малое кресло. Да трое ловких парней шустро заправили светильники ароматным маслом, и только тогда волшебница погасила свой шар света. Ах, Фиона бы умерла от зависти…

   – Посмотри ещё раз – так? – мягко спросила графиня Люция. Закрыв глаза, Майкл попытался как можно яснее воскресить в памяти свой давний детский сон. Эх, и почему у него нет способностей Берты – та запоминает любое зрелище до мельчайших подробностей, а потом так замечательно воссоздаёт на полотнах…

   – По-моему, в руке той статуи горел факел. – неуверенно произнёс он и показал на белокаменную копию какого-то здоровенного дядьки в старинной одежде.

   – Это делается только по особо торжественным случаям, – неуверенно произнесла графиня… но ведьма, проворно нырнув за другую дверь, уже тащила реквизированный у стражников факел. Встав на цыпочки, она всё равно не смогла достать до ладони статуи, и Майклу пришлось ей помочь. И в тот миг, когда он воткнул факел в словно специально чуть сжатую каменную пятерню, из большого зеркала под потолком хлынул свет. Чистый лазурный свет ясного неба.

   – И это в полночь… Что деется-то, а? – покачала головой Челина. Озадаченно подняв брови, Майкл опять не стал задавать вопросов и поплёлся к алтарю. Уж не собираются ли его тут и прирезать, принеся в жертву какому-нибудь тёмному божеству?

   – Да хоть бы и так… Хуже не будет, – пробормотал он, легко запрыгнув наверх. Поверхность алтаря оказалась вовсе не холодной. Без той стылой промозглости, какую он ожидал от камня глубоко под землёй… А в общем, какая разница? И в тот миг, когда он улёгся, держа в ладонях вытянутый вдоль тела меч – словно рыцарь в своём последнем ложе, в тот самый миг зеркало вспыхнуло нестерпимым светом. Изумрудный, бешеной яркости огонь хлынул ему под веки, проникая в мозг и безжалостно выхватывая оттуда всё, что ему хотелось. Воспоминания взвились бесстыжим хороводом и спиралью потянулись вверх – в бездонное зелёное сияние. Это оказалось настолько постыдным и мучительным, словно молодой парень всю жизнь только и делал, что лгал, предавал, и убивал невинных. Коротко и жадно вдохнув, словно ему вдруг не хватило воздуха, он провалился наконец в блаженное беспамятство…

   – Осторожнее… – услышал он, жадно приникая пересохшими губами к поднесённому питью.

   – Как ты думаешь, Челина – уже можно снимать повязку? Не повредит ли свет глазам? – в усталом голоске графини сквозила неприкрытая озабоченность.

   – А что с ими сделается? Хоть они и изнеженные дворянчики, а всё ж крепкий парень. До сих пор помню, как ловко они мне чуть голову не смахнули…

   – беззлобно ворчала ведьма, развязывая ленту. Оказалось, что Гуго до сих пор лежит на тёплом и весьма приятном на ощупь каменном алтаре. Правда, Зеркало вверху потухло, и уже ничем не напоминало тот источник вынимающего душу сияния. Да и судя по нескольким потухшим светильникам, провалялся он тут долгонько. Отведя в сторону руку Челины, он спрыгнул с возвышения, ощущая себя измученным, но в общем-то вполне ничего. Если бы не… Повертев в ладонях меч, наконец спрятал обратно за спину. И спросил, глядя в лицо молодой графини, что смотрела на него с каким-то новым, другим выражением. Уже чувствуя, как разум вновь ускользает в душное и тёмное ничто, он расслышал ответ.

   – Нам пришлось рассмотреть многое. Но скажу сразу главное, что мы заметили. Гуго, вы не виновны в том, в чём вас обвинили. Попросту говоря, вас подставили. Но правда, так и не зна… Графиня умолкла на полуслове, заметив пустой взгляд и бессмысленное выражение лица парня. Осторожно шагнула вперёд, повела ладонью перед его глазами, всмотрелась и вздохнула.

   – Даже не могу зацепиться… Как там он говорил – после сильных потрясений душа моя гуляет по неведомым мирам? Очень верное выражение. Вызови слуг, Челина. Когда тяжело дышащая и взмокшая старая ведьма вернулась с двумя крепкими парнями, уважительно поклонившимися своей повелительнице, графиня приказала:

   – Луиджи, Пьетро – отнесите моего гостя наверх. Уложите в гостевой комнате, и пусть за ним присмотрят. И бережнее, чем это была бы даже я. Слуги осторожно подхватили впавшего в оцепенение молодого человека и унесли, а графиня повернулась к сидящей в одном из золочёных кресел старой ведьме.

   – Ну, и что скажешь? Та помассажировала левую сторону груди и только потом со вздохом ответила.

   – Тяжеленько… Вряд ли мы ему чем поможем – он должен сделать это сам. Сам собрать воедино все – все! – свои силы и перебороть ужас, поселившийся в душе. Но тогда выйдет… не боишься, голубка моя? Люция улыбнулась.

   – Нет, не боюсь. Я внимательно вчувствовалась – как он относится к сестре, к матушке. Не прощу себе, если когда-нибудь не съезжу в сине-белое королевство и не познакомлюсь с ними обеими. Замечательные женщины, и я уже сейчас их почти люблю. Старушка и себе усмехнулась.

   – Да уж – чистая душа, что и говорить… только за что ему такие страдания? А эта его Фиона – я от его мыслей о ней даже молодость свою вспомнила. Люция чуть покраснела.

   – Я в них обоих всмотрелась чуть сильнее, чем следовало бы. Мне вдруг стало так хорошо – настолько… ну, ты понимаешь, – и она очаровательно смутилась. Где-то вверху и по сторонам шумело бескрайнее море. Разбивались волны о берег, а камень нависал и давил на пещеру со всех сторон. Но это не имело значения – две женщины, ещё немного поговорив, чуть восстановили свои силы и ушли. Вслед за ними волшебным образом погасли все светильники. Зал погрузился в полную темноту. И лишь зоркий глаз, если бы кому-то вздумалось остаться и всмотреться в поверхность алтаря, различил бы медленно угасающий, светящийся в камне силуэт спящего воина с двуручным мечом.

   Полдень. Чайки, пролетая иногда над стоящим на холме домом, пронзительно квирркали, привлечённые то ли своим птичьим любопытством, то ли отголосками Силы, дремлющей до поры глубоко внизу. Дыхание весны уже чувствовалось даже в этих мягких южных краях – небо наконец очистилось от уже поднадоевших зимних туч и вновь радовало глаз своей чистой бездонной глубиной. Проспавшая утро и часть дня Люция, беззаботно высунувшись в окно спальни в одной ночной рубашке, весело засмеялась и ласковым лучам солнца, и голубым небесам, и словно умытым и проснувшимся от спячки городским крышам, где так весело чирикали пташки, и покрывшимся нежной зеленью деревьям. И столь заразительным был её смех, что проходящая за забором малышка Хуана, в маленькой тележке помогающая отцу развозить молоко, весело засмеялась в ответ и помахала своей графине маленькой ладошкой. Под дверью спальни обнаружился озабоченно прохаживающийся кузен Паоло – и тётушка Франческа, в кресле и с неизменным вязанием в руках.

   – Так, ваша светлость, а теперь не соизволите ли пояснить нам, что делает в нашем доме один молодой человек? И что вы с ним такое сотворили вчера в Зале Правосудия? – тётушка тоже оказалась весьма озабоченной. Однако не успела Люция ответить, как её весьма бесцеремонно прервал кузен.

   – Это важно, но подождёт, – он отмахнулся от возмущённо задохнувшейся Франчески и повернулся к графине.

   – Кузина, только что вернулась одна из быстроходных дозорных яхт. Флот Хаоса вышел в свой очередной весенний набег. Но самое неприятное то, что к ним присоединились и галеры алиБаши. И вся эта банда идёт в нашу сторону. Вот это оказались новости, так новости! Безоблачное настроение графини разом улетучилось. Зимние бури прошли, и флот королевства Хаоса вновь рыскал по просторам океана. И многие трепетали, гадая – в какую же сторону в этом году те направят носы своих кораблей. Доселе Хаос уважал независимость Ривердэйла – в обмен на право своих купцов заходить в порт для ремонта и отдыха во время перехода через океан. Но коль скоро вместе с ними и алиБаша – самый ярый и непримиримый враг… Люция ощутила вдруг, как холодок скользнул вдоль спины, а комната покачнулась перед глазами. Сквозь туман она слышала голос кузена.

   – К тому же корабли из других мест спешно покидают порт. На всякий случай я разослал гонцов и созываю ополчение. Похоже, у нас крупные неприятности… Усилием воли разогнав туман, она встряхнулась и выдохнула:

   – Нет, Паоло – не стоят ещё замки на дверях Домика над Холмом, не множится враг у наших ворот, пьяный нашей кровью и ликующий от победы! И вместо милой, очаровательной молодой графини, этакого домашнего котёнка с бантиком, рождённого для того чтобы покорять сердца, двое людей да и некстати зашедший Майк… – нет, Гуго – увидели ощетинившуюся, готовую к бою волчицу. И трижды подумал бы неведомый алиБаши, прежде чем решиться и всё-таки напасть. Ибо кроме владения Даром, все Ривердэйлы с детства владели и клинком, а пуще того – сердцами своих подданных, высоко ценивших честность и силу своих повелителей… Узнав, в чём тут дело, Гуго спросил напрямик.

   – Ваша светлость, позволено ли мне будет обнажить свой меч в защиту графства, а также предложить кое-какие знания воинского искусства и тактики? Люция постепенно приходила в себя, чувствуя как унимается сердцебиение и опускаются обратно вздыбившиеся волосы.

   – Несомненно, сир Гуго – с моей самой горячей благодарностью. У вас есть идеи? Сир Паоло нахмурился.

   – И всё же… беглый дворянский сын… Люция очаровательно улыбнулась.

   – Кузен, я не имею права тебе открывать тайну – она не моя. Но мой тебе очень, очень хороший совет – если захочешь усесться в присутствии сира Гуго, сначала испроси у него разрешения. Даже мне, пожалуй, придётся… Тётушка Франческа вылетела из кресла как подброшенная.

   – Надо же, какой высокородный кабальеро… Гуго поморщился.

   – Оставьте это, после победы поговорим. Сир Паоло, у вас есть карта острова и соображения – где? Где ждать высадки? Франческа, заметив, что племянница в одном лишь наброшенном на пеньюар халатике, увлекла ту переодеваться, а посему беседа мужчин осталась ей неизвестна.

   – Сир Паоло – что представляет из себя банда алиБаши? Ведь его галеры быстроходнее, и первый удар скорее всего нанесут именно они. Мужчина задумался на миг, оторвав взор от большой, расстеленной на столе карты острова. Как ни крути, лучший шанс у нападающих – сразу, не считаясь с потерями, захватывать столицу графства – город Ривердэйл. А потом уж и зачищать остров. Иначе могучая, но медленно пробуждающаяся сила из глубин холма не даст им покоя, пока над ней властна правительница.

   – АлиБаши? Стая волков, беспрерывно втихомолку грызущая друг другу глотки. Только авторитет и сила самого алиБаши держит их вместе. А что? Гуго подумал немного.

   – Выходит, если с ним самим приключится какая-нибудь крупная неприятность… Рыцарь невесело усмехнулся.

   – То эта стая перегрызётся в тот же миг и станет неопасна. Попросту все разбегутся. Только, сир Гуго, стерегут алиБаши так, как вам и не снилось. Причём не столько от чужих, сколько от своих же вожаков отдельных кланов.

   – Это даже очень хорошо. Капитан Калхан как-то упомянул, что галеры быстроходнее обычных кораблей. Когда они подойдут к острову?

   – Завтра к вечеру. Наверняка блокируют порт, начнут обстрел. Но высаживаться не станут – будут ждать основные силы. Хаос, чтоб их… – сир Паоло скрежетнул зубами.

   – Так это вообще прекрасно, – Гуго даже улыбнулся. – И последний вопрос – с какого расстояния владеющий Силой сможет убить человека? Чтобы тихо и незаметно? За таким вопросом пришлось послать за графиней. Та, подумав, сообщила.

   – Если тихо и быстро – шагов с двадцати. А что вы удумали? И тут хитрец Гуго, помня, что «король – это самая слабая на шахматном поле фигура, и горе тому, кто об этом забывает», сообщил свой замысел.

   – Когда галеры алиБаши на ночь станут в виду порта и поведут обстрел, мы, естественно, ударим в ответ. Вряд ли его личная галера будет впереди… А небольшое судёнышко, заранее вышедшее в море, подойдёт из темноты сзади. Я сам плаваю плохо – но заметил, что у вас тут есть ныряльщики – ловцы жемчуга. Помогут плыть и мне. Человек… ну, скажем, десять выныривает около галеры алиБаши… сир Паоло, откуда лучше лезть – с кормы или с носа? Тот возмутился.

   – С кормы, конечно. Только там на галере пара сотен отборных головорезов

   – вас попросту сомнут, будь вы хоть кто! АлиБаша спокойно отойдёт в нос и будет похохатывать над тем, как вас растопчут. Гуго негромко ответил.

   – Вы сделали ту же ошибку, что сделал бы любой – и сделает алиБаша. Потому что на носу галеры его уже будет поджидать заранее, втихомолку высадившийся маг с парой самых опытных специалистов по части тихо резать глотки. Моя же задача с парнями – поднять шум и отвлечь силы. Воцарилась такая тишина, что слышен был шум ветра в кронах кипарисов, качающихся вдоль ограды. Рыцарь в глубине души уже понял – план более чем реален. Отвлечение сил и внимания – не шутка!

Глава 14. Первая кровь

   – Уходят! Галеры уходят! – крик дозорного застал Гуго в тот момент, когда его, уже захлёбывающегося, втащили на пирс. Кашляя и выталкивая из себя содержимое лёгких и желудка, горькую морскую воду пополам с какой-то мутью, он едва не вывернулся наизнанку. Но наконец его немного отпустило. Позади было всё – и безумное плавание в весьма неспокойном море, и бешеная резня на палубе галеры, и плохо запомнившийся путь назад. Головорезы алиБаши оказались куда более грозными бойцами, чем рядовые пираты. И всё же им пришлось отхлынуть по залитой кровью палубе, вызывая арбалетчиков. И только отчаянный рывок Гуго, стремящегося не разорвать дистанцию, спас ситуацию…

   – Сколько нас осталось? – слабо простонал он, не открывая глаз – ибо панорама горящего ночного порта так качалась перед взором, что так и тянуло снова проблеваться.

   – Трое, вместе с вашей милостью… – голоса тоже покачивались и странно звенели в голове.

   – А как Челина? Старуха вызвалась сама сделать нужное дело. Вполне резонно заявив, что молодых беречь надо, а она, спасибо богам – пожила, грех жаловаться. Если что

   – детки не поплачут, нет их.

   – Плохо, сир Гуго. Санчес её приволок… только лучше было б ей там погибнуть. Полоснули-таки её пару раз по телу – все потроха наружу… – голос графини был печальным, а её руки, вытирающие ему лицо – холодными.

   – Люция – город и порт сильно пострадали? Нам ещё с Хаосом драться… – простонал Гуго, мужественно попытавшись вновь открыть глаза. И отчего море так не любит его? Графиня посмотрела на разрушения.

   – Терпимо. Десяток домов, немного раненых. Санни вот только жалко. Приложило её так, что… лекарь говорит – кости целы, тело живое. А душу вынесло вон… Судорожно вдохнув воздуха, Гуго приподнялся.

   – Челину… душу её… в тело Санни, – качаясь, он кое-как встал на ноги и чуть окрепшим голосом рыкнул.

   – Графиня, соберитесь! Та печально покачала головой.

   – Её не донести к Зеркалу. Да гляньте сами… М-да… то, что ещё недавно было живой, хоть и старой женщиной, теперь рассыпалось грудой окровавленного мяса и блестящих в свете пожара внутренностей. Однако она была ещё жива – то место, где должна быть грудь, судорожно и с бульканьем вздымалось, а из глаз упрямо не уходил живой, осмысленный огонёк – ведьму так просто не убить. Гуго стал перед останками женщины на колени. Осторожно отбросил с её лба окровавленную прядь, заглянул в глаза. А затем, наклонившись к уху, что-то прошептал. И – о чудо! – веки женщины медленно моргнули, как бы отвечая – Да! Он вскочил и огляделся.

   – Погрузите Челину на большой парус – и бегом в залу с Зеркалом. Не мешкая, и постарайтесь донести живой. Донна Люция – пусть Санни отнесут туда же. И вернитесь же, чёрт побери, к своим обязанностям! Как ни странно, но его приказ, да ещё и в присутствии самой графини, выполнили беспрекословно. Истерзанное тело перевалили кое-как на сдёрнутый с рыбачьего баркаса парус, десяток крепких рук тут же подхватил его и понёс в город. А Гуго судорожно вздохнул. Миг-другой пытался ещё удержаться – и не смог. Мир снова померк, сузившись до тёмного и душного ничто…

   – Надо же – как новенькая! – восхитился он, разглядывая свою вновь целую и неповреждённую левую руку. Да и на бедре залечили рану лихие целители Ривердэйла, коим помогали ещё двое волшебников. Правда, молодого воина малость смущало то обстоятельство, что ладонь он порезал о собственный меч – когда неудачно схватился за лезвие, высвободив правую руку, чтобы столкнуть с залитой кровью надстройки галеры раненого в ногу Джузеппе. Потом они долго плыли куда-то в ночном море, и неизвестно, кто кому больше помогал. Наверное, всё же тот курчавый парень – в воде он себя чувствовал куда там тем рыбам… И всё же, скажи кому из воинов, что порезался о собственное оружие – засмеют ведь. Гуго решил о том молчать, и вряд ли его кто за это осудит. В дверь заглянул сир Паоло.

   – Ночью флот Хаоса будет здесь. Нет, скорее позже, к утру – ветер слабеет. Высаживаться в других местах им смысла нет – пока они доберутся до Ривердэйла, кузина сможет собрать Силы у Зеркала и просто размазать любую сухопутную армию. Но ей для этого надо пять-шесть часов – тут мощь нужна нешуточная. Значит, опять-таки – единственный для них шанс это прямой штурм города через порт. Сможем ли мы с ними сделать ту же шутку, что и с алиБаши? Подумав немного, Гуго покачал головой.

   – Не пройдёт. В войске Хаоса дисциплина железная. Убит командир – на его место тут же встанет новый. И я не уверен, что он не окажется умнее и энергичнее прежнего. Рыцарь вздохнул.

   – Да, я тоже так считаю – спросил только для очистки совести. Кстати, графиня против того, чтобы затопить на входе в бухту несколько кораблей и загородить путь вражескому флоту. Всё ссылается на древнее пророчество – пока нет замков, Ривердэйл не падёт!

   – На вашем месте я бы не стал так легкомысленно относиться к таким вещам. Доселе-то пророчество срабатывало, – Гуго встал и прошёлся по комнате. Потрогал бронзового болванчика на каминной полке, щёлкнул его по блестящему носу и повернулся к Паоло. И в глазах молодого воина плясали весёлые огоньки.

   – А вызовите-ка сюда пару-тройку опытных капитанов… есть мысль. Капитаны примчались бегом – даром что старый Калхан и вовсе отвык бегать, тем более по суше. Вместе с ними подоспела и графиня, что с утра помогала целителям с ранеными. Гуго развернул на столе карту окрестностей порта, прижал углы четырьмя большими зимними яблоками из вазы, и вздохнул. Затем поднял глаза и обвёл взглядом троих бывалых морских волков, знатную даму и рыцаря.

   – Представьте себе, что вы капитаны, командиры, и ведёте флот Хаоса к городу, – он расположил несколько яблок на изображённом на карте море.

   – И тут, подойдя к порту, вы обнаруживаете, что из воды в горловине бухты торчат мачты затопленных кораблей. Ваши действия? Голос Люции зазвенел.

   – Я никогда не позволю запечатывать вход в бухту! И никто не осмелится ослушаться моего приказа! Однако на Гуго гнев графини не произвёл ни малейшего впечатления.

   – Сударыня – я спрашиваю не вас, а капитанов, знающих и умеющих командовать кораблями – каковы, господа, будут ваши действия? Немного сконфуженные капитаны помялись, но единодушно сошлись на том, что остановить флот, отвести чуть назад и собрать совещание. Если желание к десанту у вояк Хаоса не пройдёт…

   – Здесь, на востоке от бухты, такие отмели и подводные скалы, что даже я не рискнул бы высаживаться. Но на запад… вот тут, где рыбацкая деревня Пьяджо – в самый раз. Час ходьбы до города, – голос Калхана был озабочен. Посмотрев на её светлость, глаза которой уже метали искры, Гуго наконец смилостивился.

   – Калхан, возьмите сколько надо людей и лодок. И воткните хорошенько в дно горловины бухты десяток старых мачт с реями, снастями и прочей дребеденью. Таким образом, чтобы даже у вас самих не было сомнения – вход в бухту и порт наглухо перекрыт затопленными кораблями. Первым засмеялся Паоло. От избытка чувств он даже обнял кузину. Капитаны пришли в восторг, а Калхан потёр ладони от удовольствия. Зато Люция, ещё не остыв от гнева, заявила Гуго в сердцах:

   – Вам словно нравится меня дразнить, сир! Гуго же и ухом не повёл.

   – Таким образом, мы заставляем вражеский флот сделать то, что нам надо. У них есть такие же карты побережья?

   – Несомненно, – подчеркнул Паоло.

   – Тогда – где именно они станут высаживаться, и как? Капитаны вновь склонили над картой головы, и наконец в один голос заявили

   – вот так или вот так. И на карте появились две линии, обозначающие возможный путь кораблей.

   – Ну, это вообще – просто подарок! – воскликнул воин. Он обвёл собравшихся смеющимися глазами.

   – Не догадались? Вот здесь, где возможные маршруты пересекаются, в самом деле затопить пару-тройку старых больших посудин. Ваши действия? Хм, да какие тут действия? Небольшая паника, суматоха. Да, это задержит высадку – на час, максимум два. Но оказалось, что неприятности капитанов на этом не закончились – сразу же после столкновения, с моря их атаковал небольшой, но хорошо обученный флот Ривердэйла, заранее выведенный в море и спрятавшийся до поры за горизонтом. И это в тот момент, когда царит неразбериха, флот в панике, а порядок следования кораблей нарушен!

   – Чёрт меня побери – не хотел бы я иметь вас своим противником! Вы заставляете делать именно то, что надо вам! – с чувством произнёс рыцарь.

   – Подбирайте выражения, кузен! Продолжайте пожалуйста, молодой человек, – голос графини непередаваемым образом во время её речи переменился от ледяного

   – до полного восхищения.

   – Каковы будут потери противника? Капитаны поспорили, но сошлись всё же во мнении, что такая великолепная мишень, как сбившийся в кучу и беспорядочно суетящийся флот…

   – При удаче – треть выведем из строя или потопим, – твёрдо пообещали они.

   – И что им останется? – голос Гуго был нетерпелив. Калхан разгладил рукой карту. Пожал плечами.

   – Высаживать баркасами и шлюпками в районе Пьяджо. Медленно, но верно. Паоло, внимательно слушающий рассуждения, кивнул.

   – Я понял. Если мы прямо сейчас приступим к работам в этом месте… флеши, редуты, отсечные позиции для арбалетчиков – Хаос кровью умоется! Гуго несколько охладил его пыл.

   – Главное – траншеи с кольями, валы и прочее. Прежде всего – не дать развернуться их коннице. О силе конных полков Хаоса меня предупреждали все учителя. Рыцарь весело улыбнулся.

   – Мы тоже не лыком шиты – кое-что умеем. Задержим хоть чуть, а там кузина через Зеркало скажет своё веское слово. Графиня вздохнула.

   – Да, это так. И всё же – потери будут огромные. Паоло только пожал широкими плечами.

   – Это наша работа, кузина – защищать свою землю.

   На террасе таверны в рыбацкой деревушке – той самой, что называют Пьяджо

   – Гуго ужинал вместе с графиней и Санни – нет, уже Челиной. Ужин в компании двух красивых молодых женщин мог бы быть прекрасным. Мог бы – если бы вокруг не кипела работа, превращающая участок побережья в глубоко эшелонированный район обороны. Челина, не без сожаления отодвинув блюдо с уже ставшей полулегендарной треской по-королевски, с наслаждением вздохнула. Погладила свою изящную руку, полюбовалась отражением лица в кувшине.

   – Всё никак не привыкну… бедняжка Санни. Графиня покивала задумчиво, а затем поинтересовалась.

   – Челина, а чем тебя сир Гуго так припугнул, что ты не посмела умереть, и выдержала в выпотрошенном виде долгий путь через весь порт и город, да ещё и спуск в Залу? Та невозмутимо нацедила себе серебряную чарку вина.

   – И вовсе не припугнул. Совсем наоборот – пообещал, что если дотяну, то в теле Санни он мне подарит ночь любви. Да будет охаживать с таким трудолюбием да усердием, что к утру я от наслаждения обделаюсь… Гуго закашлялся, чуть не подавившись ломтиком истекающей ароматным соком трески. Вот же ж чёртовы бабы!.. Ну обещал, было дело – только выживи. Ну не отказываюсь. Но при её светлости, да о таком… Челина невозмутимо хлопнула его по спине. Однако попала ладошкой по ножнам меча, ойкнула и затрясла кистью, дуя на неё.

   – Грубиян вы, сир Гуго – так обращаться с дамами! Графиня и думать забыла про свою печаль – так позабавила её эта сценка. И серебристый смех пролетел над деревушкой, заставив улыбнуться смуглые, вспотевшие лица тяжело работающих людей.

   – И что же – тебя так согрела эта мысль? Челина мельком взглянула на смущённого воина.

   – Оказывается, да. Во всяком случае, отвлекла. Я так вцепилась в этот мир

   – зубами, руками-ногами и не знаю чем. Как – сама не знаю, но я не соскользнула… туда. Донна Люция усмехнулась.

   – И что же – ты заставишь нашего лучшего рубаку гм… работать всю ночь, и завтра быть уставшим? Челина непонятно посмотрела на неё. Пожала плечиками и неопределённо кивнула.

   – Помнишь, Люция, ты мне утром обещала любую награду за то, что я размазала по палубе этого жирного алиБашу? Та кивнула, с настороженностью ожидая, какую же каверзу ей подкинет эта ведьма в обличье молодой красавицы. А та не спешила. Посмотрела на догорающий над морем закат, на величественно тонущий невдалеке корабль и суетящиеся вокруг мелкие судёнышки. И затем только обратила внимание на свою воспитанницу, а отныне ещё и родственницу.

   – Помнишь тот наш с тобой разговор? О том, что слишком много поколений Ривердэйлов жило на этом острове. О том, что род постепенно вырождается и нужна свежая кровь. Вот тебе и свежая кровь – да ещё какая! – и она кивнула на Гуго. Пожала плечами и продолжила.

   – Не знаю, что будет завтра – мои Знаки как-то загадочно молчат. Но моё желание, которое ты, тётушка, клятвенно и прилюдно обещалась исполнить, будет таким. Ночь любви Гуго проведёт с тобой. И добавит к нашей крови свежую струю своего древнего, славного рода. Заодно – силу Света и мощь Хаоса. Заинтересованно слушающий Гуго вновь чуть не подавился. Челина потянулась было рукой к его спине, но вовремя спохватилась и только погрозила, улыбнувшись, кулачком.

   – Твоё пожелание настолько же великое и благородное, насколько хамское, бесстыдное и бесчестное. И такое же неожиданное, – задумчиво ответила графиня. Челина вздохнула.

   – А ты подумай – это было бы лучше всего. Время у тебя самое подходящее. Да и нравятся тебе мои слова – ишь, ушки-то покраснели! – эта проклятая и одновременно мудрая ведьма способна была вогнать в краску кого угодно. Чуть прокашлявшись, Гуго заметил – это что же, его мнением никто не интересуется, что ли? Обсуждают, вроде как племенного жеребца на ярмарке… Однако, взглянув на крепко задумавшуюся графиню, примолк. Махнув на всё рукой, вновь посмотрел на Люцию, но уже другими глазами – как ни крути, а молодое тело неудержимо требовало своего. И понял, что тоже хочет этого. И его не осудит ни матушка, ни сестра. Ни зелёные глаза под рыжей до неприличия чёлкой…

Глава 15. Дуэт в камне

   – Сир, за вторым редутом опять прорыв намечается – не удерживаются наши. Вставайте! – капая слезами с чумазого лица, молодой пастух уговаривал Гуго встать на ноги. А тот, весь залитый кровью (спасибо богам – в основном чужой!), в истерзанной лёгкой кольчуге, слушая рвущееся из груди сердце, никак не мог заставить себя подняться на ноги. Девятая – девятая атака на рвущиеся к городу отряды воинов Хаоса, и впереди защитников, подрезающих основание вражеского клина, неизменно рубился Гуго. Всё вышло по плану. Даже чуть лучше – за ночь моряки разорили портовые склады смолы и серы, да начинили крепкой смесью несколько баркасов. Под утро эти наспех оборудованные брандеры вывели вместе с боевыми кораблями далеко в море. И в нужный момент добровольцы из рыбаков на этих судёнышках добавили свой страшный удар к атаке боевых моряков. И в образовавшейся сумятице, заплатив страшную цену, переполовинили флот врагов. И всё же солдаты Хаоса оказались крепкими ребятами. Любой другой командир ужаснулся бы, подсчитав потери ещё до высадки на сушу, и увёл бы флот обратно. Но Проклятый Король, сидящий на троне, с потерями не считается. К нему возвращаются либо с победой, либо не возвращаются с поля боя вовсе. Да и слишком уж много их было даже сейчас, захватчиков – оборона то и дело трещала по швам. И тогда на штопку дыр бросались солдаты, коих вёл сир Паоло в изрубленных доспехах. А чаще – впереди, на острие контратаки рубился молодой воин со своим наводящим ужас двуручником. И уже пошёл шепоток среди солдат и ставших солдатами мирных жителей – дескать, сказочный воин из дальних стран прибыл по зову графини, дабы оборонить землю от орд Хаоса. Оттого не берут его ни меч, ни топор – так, царапины одни. А болты арбалетные – так и вовсе отскакивают, верно тебе говорю, Пьетро – самолично видел. Прямо со звоном так и ломаются!.. Старая рыбачка со смешным именем Регина закончила штопать грубой ниткой третью кровавую прореху – хорошо, не очень глубокую – в ноге воина, и хлопнула его по плечу.

   – Готово! Превозмогая подступающую дурноту, с рычанием отталкивая ласковое и такое манящее забытьё, шатающийся Гуго встал и шагнул к пастуху. Тот подсадил его на запасного коня и, не мешкая, потянул за собой по широкой дуге, огибая защитные сооружения. Туда, где из-за второго, почти догоревшего редута выходил клин ощетинившихся копьями, спешно строящих ряды вражеских солдат. Скорее!

   Сквозь мутную пелену перед глазами выплыло насмешливое лицо Челины. Грязная и лохматая, с расплывающимся сквозь повязку на плече пятном крови, она поднесла к губам задыхающегося от усталости воина чашку.

   – Что, совсем тебя Люция загоняла – даже воевать слаб стал? На, выпей. Гадость изрядная, потом голова трещать будет, но сил прибавит. Поморщившись, Гуго выпил. Гадость и действительно преизрядная. Но в глазах малость посветлело. Настолько, что рядом с красивой даже в таком виде Челиной обнаружился Паоло – такой же грязный, с висящей на перевязи раненой рукой. Он что-то говорил и спрашивал, но слова его куда-то ускользали, размазываясь по жёлтой, ватной тишине. Потряся головой, воин таки заставил себя услышать.

   – Совет нужен. У графини всё готово, но эти псы Хаоса так вцепились во второй редут… Как их чуть отбросить – иначе сила Зеркала уничтожит и своих, и чужих? Застонав и на миг зажмурившись от трясучей слабости во всём теле, Гуго всё-таки встал, подперев головой полуденное солнце. Он знал, как – но нелегко принимать такие решения.

   – Мне нужны добровольцы, пойдущие за мной на верную смерть! – объявил он. Несколько изодранных, но с горящим блеском глаз солдат подошли к нему. Сира Паоло Гуго завернул сразу – с раненой правой рукой тот не боец, да и кузине потом кто поможет? Не последняя драка, всё-таки. Ещё будут… Затем вызвались несколько моряков из экипажей вернувшихся окружным путём двух избитых кораблей. Гуго огляделся совсем просветлевшим взором – да вызвались почти все, кто ещё мог носить оружие и не был занят в обороне.

   – Сир Паоло – как только мы отбросим врага от редута – сразу давайте сигнал графине. Не ждите, когда они полезут в другом месте. Другого удобного случая не будет. Тот молча положил ему руку на плечо. Слова тут не нужны. Решение воина было ясным и простым. И если вдуматься – единственно верным. За мной, в атаку на саму смерть!

   Гигантское, нестерпимо светящееся облако спустилось с небес на землю. Тщательно и беспощадно оно вылизало каждую складочку. Не оставив вниманием ни залитую кровью траншею, ни заваленные трупами и молящимися в ужасе живыми прибрежные дюны. А затем хищно метнулось к словно замершим в оцепенении кораблям. Несколько мгновений – и тех не стало. Не стало и сияющего облака – только залитая тёмно-красным земля и безмятежно спокойное море.

   Когда его нашли, он был ещё жив. Изодранные в клочья остатки кольчуги пропитались кровью – на этот раз своей. Люди не решились сразу подойти к нему

   – фигура рыцаря светилась нежными жемчужными переливами, словно он был завёрнут в прозрачную серебряную бумагу. Уперев в камень свой верный меч, воин тяжело, словно на его плечи опиралось само небо, встал. Малышка Джулия, дочь башмачника с Садовой, что подносила, пыхтя, связки арбалетных стрел да кувшины с водой защитникам, первой оказалась тут. Звонким голоском позвав неуверенно пробирающихся по опустошённой земле победителей, она подбежала к нему, обняла за ногу… Так их и отнесли – спящего рыцаря и доверчиво прижавшуюся к нему маленькую девочку. И в тяжёлом молчании, глубоко под землёй, положили зачем-то на белый с серыми прожилками каменный алтарь. И преклонили колена перед не уступившим даже силе богов воином и малышкой, провожающей его в последний путь. И никого не удивило ослепительное сияние, разлившееся по камню. А когда оно угасло, изумлённым всё же глазам предстала прозрачная, словно целиком выточенная из хрусталя глыба с опустевшим верхом. А ещё успели разглядеть в быстро мутнеющем алтаре – в глубине спал воин с двуручным мечом на груди – и рядом, упав на колени, замерла над ним неслышно плачущая девочка.

Часть вторая (два года спустя)

   …В полночный час он гулял по прибрежным дюнам. Слушал шорох волн и нежный, еле слышный, звенящий шепоток звёзд. На руке его, обняв за шею, крепко спала маленькая девочка, и игривый ветерок иногда бросал в лицо её локоны. Мир и покой… И надо же – столь тихая и приятная прогулка оказалась прервана самым гнусным образом. С невнятным гомоном впереди разлилось грязное пятно мрака. Целый сонм призраков, что-то невнятно ворча, стал появляться из ниоткуда. Они непонятным образом плодились и множились, и голоса их уже взлетали до неба, грозя захлестнуть весь мир.

   – А ну тише! Джулию разбудите! – ругнулся в сердцах Гуго и замахнулся на них рукой. И призраки пропали. В одночасье сгинули, словно их никогда и не было. Лишь далёкий слабый отзвук, словно скулёж удирающей в подворотню шавки, пронёсся над морем…

   Кисть, замерев на мгновение в раздумьи, стремительным росчерком в последний раз коснулась полотна.

   – Вот и всё! – воскликнула Берта. Худощавый и темноволосый баронет Алекс, портрет которого по его собственному заказу только что закончила писать принцесса, вновь залюбовался ею. Раскрасневшаяся от возбуждения – процесс творчества захватывал её полностью, с блестящими глазами и перепачканными краской щеками и пальчиками – она была такой милой! Парню так нестерпимо захотелось её обнять-потормошить-чмокнуть, что он не удержался. В себя они пришли вовсе не в мастерской принцессы, а в примыкающей к ней уютной девичьей спаленке – на широкой кровати под кокетливым кружевным балдахином. Запыхавшиеся, счастливые и чуть смущённые.

   – М-м, Алекс, ты такой милый… – жарко шепнули горячие девичьи губы. Молодой баронет, не раскрывая глаз, кончиком носа прошёлся по бархатной коже щеки. Зарылся лицом в длинные и очаровательно растрёпанные платиновые локоны – принцесса унаследовала их от матушки, королевы Изольды. Чувствуя, как стыдом полыхает лицо, прошептал.

   – О боги, что же я делаю… Берта ласково потрепала его по тёмным и таким непослушным волосам.

   – И что же делает их молодая светлость? – от лукавого шёпота и ощущения всей кожей молодого стройного тела Алекс почувствовал, как в нём вновь поднимается волна желания.

   – Либо отец наследства лишит, либо король голову отрубит. Ведь моя свадьба с маркизой де Ли – почти решённое дело… В самое ухо вполз тихий шепоток очаровательного белокурого бесёнка.

   – Договаривай уж – либо Фиона поджарит своей магией… А то я не знаю, как вы там кувыркаетесь. Почувствовав, как Алекс напрягся, борясь с желанием уйти, принцесса чуть прижала его к себе и продолжила.

   – Да не переживай ты так, глупый. Всё в порядке. Фиона бешеная – просто никак не может забыть своего Гуго, вот и мечется во все стороны, пытается количеством перешибить качество. А с папиком… не бери в голову. Был у меня уже с ним крупный разговор. Она тихо усмехнулась, вспушив дыханием его волосы.

   – В общем, тихо поскандалили при закрытых дверях. Замуж меня выдадут только с моего согласия. И отец не станет совать нос в мою постель, он обещал. Чуть отодвинув его лицо, Берта ласково чмокнула в нос и, лукаво прищурившись, мурлыкнула.

   – Ну что же, друг детства! Раз уж мы оказались в одной постели – давай порезвимся на всю катушку. Один-единственный раз – другого может и не оказаться…

   Возле обитой серебристым с розами шёлком стены появилось слабо светящееся туманное сияние. Миг-другой – и из него в спальню шагнула Фиона, со своей обычной бесцеремонностью пройдя сквозь стену и не озаботясь всякими мелочами вроде запертых дверей или деликатного стука в них. Недавно она окончательно, с жутким скандалом, отвоевала себе право делать всё, что ей захочется. И первым делом упросила Берту нарисовать себе эскизы одежды. И теперь та, широко раскрыв глаза в предвкушении захлёстывающей её волны наслаждения, увидала кузину в светло-зелёном брючном костюмчике, так идущем к её рыжей шевелюре, и высоких шнурованых сапожках.

   – Не смущайтесь, продолжайте, – весело заметила заявившаяся нахалка. И как была, бесцеремонно плюхнулась рядом прямо на постель. Ласково погладила волосы Берты, и шепнула ей.

   – Не сдерживай себя. Выпусти на волю своего зверя, – и шепнула на ушко ещё кое-что, не предназначенное для досужих посторонних. Полузакрыв глаза, с лёгкой улыбкой она слушала рвущийся из губ кузины стон, а затем и крик радости – сильный, чувственный, заполнивший, казалось, всю вселенную…

   – Ах, как мне нравится слышать такие звуки, это ведь такая прелесть, – Фиона тихо засмеялась и чмокнула Берту в раскрасневшуюся щёку.

   – Умница! Ну, а теперь ты, ловелас, – и она перевела взор на смущённого, но упрямого Алекса. Шепча что-то неслышно, легонько провела ноготками вдоль его спины, и они закончили свой шаловливый бег чуть ниже поясницы. И тут же животный рык наслаждения молодого мужчины едва не разорвал Берту пополам… Когда парочка любовников кое-как отдышалась и пришла в себя, Фиона насмешливо заметила.

   – И где же твои глаза были раньше, Алекс? И прочие части тела… – она хихикнула. Тот отмалчивался, счастливо и глупо улыбаясь. Берта вздохнула, с сожалением чувствуя, как всплывает из бездны наслаждения в этот грубый реальный мир.

   – Все смотрят на меня как на принцессу, а не как женщину, трясутся от страха… Пару лет назад я впервые попробовала с одним… бедняга так боялся, так торопился удрать – я не успела ничего не то, чтобы почувствовать – даже понять. Фиона фыркнула.

   – Ну, хоть тут Алекс молодец – давно надо было, а не всяких там горничных тискать, – с грубоватой непринуждённостью кавалериста заявила она. – Слушай, а есть способ расстроить твой брак с этой де Ли? Алекс наконец открыл глаза. Вздохнул и ответил.

   – Да способ найти не проблема – даже уважительный и без скандала. Но для отца это очень важно по политическим мотивам… Волшебница при упоминании о политике тут же скривила мордашку. Выбросила руку в сторону, и кувшин с изящного столика с гнутыми ножками переплыл ей в ладонь. Фиона напоила пересохшие от счастья губы Берты, дала пару глотков Алексу. Остатки вина, подумав, выпила сама.

   – А такие политические мотивы, как породниться с королевской семьёй? Честно говоря, дорогие мои – я куда охотнее вижу в твоей, Берта, постели Алекса, чем кого-то другого. Та улыбнулась.

   – Признаться, я тоже. И мне так трудно было дождаться, пока кое-кто, предмет моих грёз и тайных воздыханий, наконец соизволит обратить на меня свои блудливые глазоньки, – её взор кокетливо покосился на баронета. Алекс ничуть не смутился.

   – Я не то, чтобы особо уж боялся. Просто – всегда относился к тебе, как к сестре – мы же с детства росли рядом. Берта с ехидством заметила.

   – Что ничуть не помешало тебе оказаться в постели Фионы, которую кто-то ещё не так давно дразнил задавакой и дёргал за рыжие косички. Вообще-то, это была правда, и молодой волшебнице пришлось вступиться за Алекса.

   – Это была моя инициатива – ты же знаешь, я всегда добиваюсь тех, с кем хочу… Однако Берта посмотрела ей в глаза и с неожиданной твёрдостью ответила.

   – Неправда – не всегда. Вернее – никогда. Именно того, кого ты до сих пор хочешь, ты так и не добилась… – и она сама испугалась своих слов. Но Фиона лишь грустно посмотрела на неё своими зелёными глазищами и вздохнула.

   – Не трави душу… я сама себя до сих пор не пойму… давайте сменим тему. Лежащая рядом парочка охотно согласилась. И волшебница, закинув руки за голову и разглядывая роспись на потолке, заметила – если Алекс найдёт способ отпихаться от свадьбы с маркизой, Фиона поговорит с Фредом – а уж тот не будет против, чтобы его друг детства вошёл в семью, ещё и с его младшей сестрой. А чтобы барон Твидлих поскорее изменил своё мнение…

   – Кузина – у тебя подходящий срок? Если такой козырь, как первый внук или внучка короля, выложить в нужное время… ваши отцы сами предложат именно тот выход, что нам и нужен. Алекс приподнялся, и очень серьёзно, долго смотрел в лицо Берты, гладя её волосы. Так долго, что та даже чуть забеспокоилась. И наконец он выдохнул с волнением.

   – Никогда не смотрел на тебя как на мать моих детей… Но чёрт побери – я в восторге от этой идеи! Берта, лапочка, как ты смотришь на предложение – послать Фи подальше… хотя бы за вином, а самим немедленно заняться выполнением? Та улыбнулась, чмокнула его в нос и лукаво поинтересовалась – и как скоро они остановятся в этом деле? Но Фиона не без сожаления прервала их воркование, с улыбкой глядя на их счастливые лица.

   – Ничего не выйдет – нынче вечером приём. Приехала какая-то графиня из Риверейла или как там его… чуть ли не с края земли, в общем. Сильная волшебница, так что представляться королю будет по всей форме – и нам с тобой, Би, надо быть там. Можешь притащить с собой Алекса. Остался час всего – опять эти шмотки с кринолинами надевать… – сокрушённо вздохнула волшебница, задрав к потолку изящную ножку и не без удовольствия её рассматривая.

   – Притащить с собой назло всем… Так сказать, готовить почву загодя? – Берта улыбнулась и со вздохом пресекла такие милые и желанные поползновения Алекса вновь сделать с ней кое-что интересное. Тот фыркнул, поднырнул под ладонь принцессы и со вкусом лизнул розовый бутон её груди. А потом замер на миг и воскликнул.

   – Чёрт! У меня уже есть идея – как сделать так, чтобы маркиз Ли сам втихомолку попросил моего па отказаться от свадьбы. Ха, да он нам ещё и отступного даст. Просто грех не растрясти…

   – Сестрица, ты чего? – тихий шёпот принца Фреда, а пуще – его железные, впившиеся в локоть пальцы отрезвили бросившуюся было вперёд Берту.

   – Послушайте, но это же… – пробормотала принцесса, жадно всматриваясь в проходящих по ковровой дорожке к подножию королевского трона двух молодых женщин с годовалым малышом.

   – Брат, посмотри внимательно на мальчика. Ты не находишь… Принц Фред всмотрелся, и на лице его появилась лёгкая озабоченность.

   – Да, в нём есть некоторое сходство с матушкой, да и с нами. Уж не хочешь ли ты сказать… Берта вцепилась ему в руку.

   – Поверь глазу художницы – это привет от братца Гуго, – а затем потянула за рукав Фиону.

   – Фи, ты можешь там… пошептать и выяснить? Та осторожно покачала головой.

   – Они обе сильные волшебницы. Особенно та, молодая. Посади её в вольер с дикими львами – бедные звери в ужасе разбегутся, разломав прутья клетки. Не стоит провоцировать. Фред распорядился.

   – Алекс, на всякий случай предупреди барона и охрану… Короля и особенно матушку не стоит, пожалуй. Отцу и так всюду мерещатся заговоры. А маменька может и без чувств упасть. Стоящая рядом с ним Мальва шепнула.

   – Мне та молодая тоже что-то доверия не внушает. Фи, лапонька, будь наготове – кто их знает… Когда ловкий Алекс ввинтился в толпу придворных, Берта немного пришла в себя.

   – Брат, один заговор я могу раскрыть тебе прямо сейчас. Заметив его настороженный взгляд и встревоженное личичко волшебницы, она усмехнулась.

   – Мы с тут втроём надумали – послать к чёрту маркиза Ли. И ещё… мы с Алексом только что вылезли из моей постели. Принц со своей невестой переглянулись и тихо, соблюдая светские приличия, захохотали. У Мальвы даже слёзы выступили на глазах. Она от избытка чувств пихнула кулачком в бок вернувшегося Алекса, а потом взглянула в лицо Фреда.

   – Ну что, признаёмся? Тот кивнул и прошептал друзьям:

   – Мы с Мальвой уже головы чуть не изломали, пытаясь придумать то же, – он обнял друга детства и Берту. – Но если ты когда-нибудь обидишь мою сестру… Тот принялся клясться и божиться с такой уморительной серьёзностью, что ему даже поверили. А принц переглянулся с Мальвой и, получив её тихое согласие, продолжил.

   – Если уж быть честным до конца… мы с Мальвой тоже отнюдь не прохлаждаемся в одной уютной спаленке. Теперь настал черёд изумиться Фионе.

   – Ну знаешь, кузен… об этом не проведала даже я. Восхищена, – и она пару раз приложила ладони одна к другой в беззвучном рукоплескании. А затем с удовольствием чмокнула Мальву в кукольно-красивую мордашку.

   – Мы с тобой подружимся, скрытница. Фред важно надул щёки, напустил на себя чопорный вид и высокомерно процедил.

   – Король должен уметь хранить свои секреты!

   – Тс-с! Представляют! – прервала их глазастая Берта. Выслушав кучу наследственных и мало что сказавших молодёжи древних титулов, а также скромное добавление, что обе дамы и будущий граф Ривердэйла владеют Силой, Берта склонила в раздумьи голову.

   – Значит, моего племянника зовут Паоло… красивое, хоть и необычное имя. Алекс тоже был озабочен, но по другому поводу.

   – Друзья, уж не надумали ли нас шантажировать? Если Берта говорит – племянник, значит, оно так и есть. Посмотрев на него, принц Фред бросил.

   – Фи, обеспечь нам Завесу Тишины… – и, утянув друга чуть в сторону, принялся что-то с жаром с ним обсуждать. Придворные уже начали на них с недоумением коситься, когда те наконец пришли к общему мнению. Подойдя обратно к дамам, принц стал перед двоюродной сестрой и посмотрел ей в глаза. Очень серьёзно.

   – Фиона, пообещай мне, что не размажешь по стене и не поджаришь. Та медленно убрала с лица улыбку после милой болтовни с подругами детства. Завидя, что Фред настрен куда как серьёзно, она призадумалась.

   – Знаешь, кузен – не стану. Ты способен на всё, особенно в паре с Алексом. И я с ужасом думаю о том, что ты станешь творить с врагами королевства в ту пору, когда взойдёшь на трон. Прости, Мальва… И всё же принц не сдался.

   – Да будет так. Я приму твоё решение, каким бы оно ни было. А теперь пойдёмте – нам надо очень серьёзно поговорить…

   – Да, друзья мои – я давно знал – ещё до того случая – что Гуго сын врага. Не удивляйтесь – я всерьёз занимаюсь тем, к чему готовит меня отец. Но меня заинтересовал этот вопрос настолько, что мне пришлось поговорить с Алексом – он уже тогда занялся тайными службами… – Фред посмотрел на друга. Тот заворочался на сиденье кресла, не замечая, что в волнении болезненно сжал в ладонях руку Берты.

   – Я послал самых ловких шпионов и даже двух магов. Золота мы с Фредом потратили кучу… но в конце концов выяснили такое! – и покачал головой. Заметив, что делает больно своей возлюбленной и, похоже – невесте и матери детей, изменился в лице. Став перед ней на колени, покрыл всю руку от кончиков ногтей и до куда выше верхних границ приличий самыми нежными поцелуями. За что был охотно и с улыбкой прощён. Фиона шевельнулась, хотя от непонятного волнения сердце её колотилось так, что в голове позванивали колокольчики. Она расстегнула воротник своей зелёной охотничьей курточки, вздохнула чуть свободнее. И всё же в голосе её проявилась хрипотца.

   – Продолжайте.

   – У Проклятого Короля, сидящего на троне Хаоса, есть младший брат. Вернее, был, – поправился принц. – Семь лет тому, во время карательной экспедиции против повстанцев в лесных районах, он поймал в грудь стрелу. Эльфийскую, потому-то вся его магия и не спасла.

   – Так вот – именно принц ван Дерек возглавлял тот удар на баронство Келемон. И именно ему досталась самая красивая женщина, захваченная в замке.

   – Матушка. Королева Изольда, – прошептала бледная как смерть Берта, едва не теряя сознания. Принц Фред со вздохом кивнул.

   – Да. Мы с Алексом дважды, тщательнейше проверили разными способами. Наш Гуго всё-таки принц – племянник короля Хаоса. Тишина стояла ватная – именно такая, какая и должна быть внутри Завесы. Лишь Фиона вздохнула.

   – Да – это многое объясняет… Принц Фред встал, прошёлся по ковру в золотых и красных цветах.

   – Но это ещё не всё. Выяснилось, что и Проклятый Король Хаоса тоже об этом знает. И ему не надо завоёвывать нас – достаточно было бы посадить на трон Света своего племянника, Гуго. Берта с ужасом смотрела на брата.

   – Ты говоришь страшные вещи. Выходит…

   – Нет, не Хаос. Мы с Алексом долго искали способ – как вывести из игры Гуго. Пойти к отцу я не мог – как король он в тот же миг обязан, да и отправил бы бастарда на плаху. Мальва покачала головой.

   – Кажется, я начинаю догадываться… Принц грустно посмотрел на неё.

   – Да, любимая – именно тогда, когда я взял у распорядителя дворцовой кухни немного крысиного яда, чтобы проверить – как работает твой подарок, перстень. Только тогда меня осенило. Да – никакого отравления не было. Ни Гуго, ни происки Хаоса тут ни причём. Мы с Алексом всё рассчитали чётко – и инсценировка удалась. Алекс посмотрел в бледное лицо Берты.

   – Лучше было сделать так, чем отправить его на плаху или позволить ему стать орудием в руках Хаоса. Изгнание, и другого способа мы не нашли. Принцесса покачала головой.

   – Возможно, вы правы… Тогда – именно ты и убил того аптекаря? Лицо Алекса омрачилось.

   – Тот тишайший старичок вовсю торговал дурманной травкой. Если кто забыл

   – у нас за это виселица, и никаких смягчающих обстоятельств. Его не арестовали только потому, что я приказал. А мои парни в это время выявляли его связи – поставщиков, клиентов и прочее. Вскрылась целая сеть, так что дедуля был ещё тот, и получил даже меньше, чем заслуживал. Фиона не утерпела. Она вскочила, и сквозь всхлипывания всё-таки можно было расслышать её слова.

   – Какие же вы оба мерзавцы! И всё же… ты будешь хорошим королём, Фред. Сильным. Да и Алекс в роли первого министра или канцлера… – тут силы оставили волшебницу, и она зарыдала, упав назад в кресло. На кукольно красивом личике Мальвы нарисовалась грусть.

   – Да… Ты будешь воистину великим правителем. Только боюсь, любимый – я не смогу быть достойной королевой. Прости меня… Алекс мрачно поморщился.

   – Успокойтесь – Фред не будет королём. Принц обернулся к нему.

   – Ты считаешь, что после всего сделанного мне следует отказаться от короны в пользу Берты? Если мы все, прямо сейчас, решим так – что ж… по правде, меня совесть тоже грызёт. И ещё как… Вообще-то, в истории династии Каперлингов было два случая, когда наследование проходило по женской линии, и ничего беспрецедентного в этом не было. Но тем не менее, Берта отчаянно завертела головой.

   – Вот уж нет – пусть лучше Фи. У неё железные нервы.

   – Тише! – неожиданно рыкнул Алекс таким голосом, что все в недоумении замолкли.

   – Тише! Вы неверно меня поняли. Сядьте в кресла – я поведаю вам то, что… Пожалуй, пора – дальше тянуть нельзя. Даже принц Фред, коего все прочили в короли, покосился на искажённое яростью лицо друга и послушно опустился в золочёное крусло. Молодой дворянин встал. Вышел на середину уютно отделанной дворцовой комнаты и поернулся к своим друзьям.

   – Да, вы не ослышались. Дело в том, что я оказался куда лучше, чем думал даже сам. Когда мои ребята рыли связи того аптекаря… я вышел на такую разветвлённую сеть, что пришлось мне самому впрячься в работу и задействовать кое-какие резервы. Я обнаружил, что торговля дурью вплотную смыкается с работорговлей. Мальва подняла голову.

   – Но ведь, если я верно помню, в Царстве Света она тоже карается смертью? И официально её нет? Алекс жёлчно усмехнулся.

   – Вот именно – официально! И всё же – торговля живым товаром и дурью процветает – правда, она ведётся в тайне и в основном за пределами королевства. Но корабли и торговые компании, перевалочные базы и аукционы – всё принадлежит нескольким людям в нашем Царстве Света. Вся паутина сходится здесь – и во главе стоят такие лица, что не по зубам ни мне, ни даже тебе, принц Фред.

   – Объяснись, дружище, – процедил тот сквозь зубы. Вздохнув, баронет спросил.

   – Навскидку – назовите мне трёх самых сильных, влиятельных и богатых людей в королевстве. Принц огляделся.

   – Тут и думать нечего. Мой отец – король Карл. Старый граф Сивелл – дед Мальвы, и твой отец, барон Твидлих. Алекс смотрел на друга, и в глазах его была боль.

   – Вот ты и назвал тех, кто стоит во главе этой грязной империи. Да – наше благополучие основано на золоте, вырученном за живой товар и дурманную траву! Мальва вскочила.

   – Обвинение неслыханно! Он мягко посмотрел на молодую красавицу.

   – Помнишь странную и нелепую гибель своего отца Франца, графа Сивелл? Он что-то проведал об этом и пытался бороться. Я много чего нарыл. Перехватывал курьеров и торговцев, допрашивал капитанов и банковских клерков – у меня на руках такие убойные документы и факты, что… – он горестно махнул рукой и, сгорбившись, сел прямо на ковёр.

   – Да – мы дети и внуки тех, кто запятнал себя работорговлей и наркотой. И я не верю, что королевство, стоящее на такой грязи, долго проживёт. Потому-то, Фред, я и не верю, что ты будешь королём. И, чуть раскачиваясь на ковре, добавил медленно, негромко и по слогам:

   – Не – ве – рю. Мальва расхохоталась. Она смеялась так долго и отчаянно, что на глазах её блеснули слёзы. Всхлипывая и задыхаясь, она никак не могла прийти в себя. И лишь стакан воды, заботливо подсунутый принцем, немного вернул её в спокойное состояние.

   – О-ох, извините – слишком много всего обрушилось. Алекс, я хочу это всё видеть – своми глазами. Тот встал с ковра.

   – Извольте – замок ле Мож, совсем рядом. Живущие в нём призраки надёжно хранят мои тайны. Поехали прямо сейчас? Когда все, переглянувшись, кивнули и встали, принц подал голос.

   – Погодите. Алекс – почему ты не сказал мне? Как ты мог? В глазах того мелькнула горечь.

   – Я стоял под дверью комнаты, где вы с Мальвой любили друг друга, и в отчаянии ломал рукоять шпаги. Прости, но я не хотел разрушать ваше счастье… Мальва подошла к нему. Посмотрела в глаза и слабо улыбнулась.

   – Алекс, ты настоящий друг. Спасибо, – и, привстав на цыпочки, поцеловала его в щёку. – А теперь поехали. Фиона, милочка, в твоём арсенале магии есть что-нибудь от привидений? Вы не смейтесь, но я ужасно их боюсь…

   Сотни лет стоял этот замок – красивый и горделивый, словно молодой рыцарь. Несколько раз его ремонтировали, пару раз брали приступом. Но не это опустошило его – изнутри, словно жар невидимой заразы, пришли ядовитые миазмы страшных и кровавых преступлений. И теперь в нём оставался только тлен. И всё же старый замок был ещё жив, если это странное скопище бестолково жалующихся на прошлые обиды призраков можно назвать жизнью… Бестелесная фигура старушки в домашнем чепце и накинутом на плечи платке тихо скользнула вдоль стены. Воровато оглянувшись, она извлекла из-под одежды пузырёк и капнула что-то в невидимый кувшин. Потёрла злорадно сухие старческие ладони, похихикала неслышно, и направилась в подвал. Однако здесь путь ей преградила полоса Силы, за которой жила настоящая жизнь и звенели молодые голоса. Потыкавшись в несокрушимую преграду, старушка горестно всплеснула руками, став на миг похожей на большую и толстую летучую мышь, и горестно завыла дурным голосом.

   Прислушавшись на миг к раздавшемуся наверху вою, Фиона поморщилась. Сидя на старинном, так и норовящем развалиться трескучем стуле, она откинула с глаз пыльную рыжую прядь и продолжила читать. Закончив, задумалась ненадолго и огляделась.

   – Мальва, допросные листы Садамских моряков у тебя? Та, сидя у самого окна, порылась в толстой папке у ног и передала ей кипу листов. А сама продолжила вчитываться в исписанные ровным почерком строки. Фред, более привычный к работе с документами, ворошил дела куда быстрее – не вникая в тонкости. Только схватывая основные моменты и молниеносно делая выводы. Берта с подавленным видом листала счета. За проданные головы, за доставленные кипы сушёной травки с Золотых островов, за вычеты с погибших при перевозке и перепродаже рабов. А сам Алекс валялся на принесённой сверху продавленной тахте у каменной стены и откровенно бездельничал – уж ему-то весь этот ворох бумаг был знаком. Лишь иногда отвечал на вопросы – где лежит то-то, и почему не проверили те или иные факты.

   – И всё же что-то не сходится, – Фиона упрямо что-то искала, и никак не находила.

   – Алекс, в этом ты уверен? – и она ткнула ему под нос лист с текстом и некими расчётами.

   – Абсолютно. Хотя и понимаю едва ли треть, – ответил он и чихнул от пыли. В подвале было тихо и спокойно. У одной стены догнивали остатки стеллажей и пара больших бочек. У внешней, где толстая кладка стен была прорезана окнами, на столах и стульях были разложены бумаги, и там же находились Фред с Мальвой и Берта. А волшебница с комфортом расположилась посредине – подальше от сквозняков, как она сказала. И деловито работала при свете свего магического шара. Берта высунула нос из списка затрат на оборудование и обслуживание перевозящих живой товар кораблей и осведомилась.

   – Кто-нибудь догадался захватить еду? Как ни странно – но аппетит у меня не пропал. Алекс с довольным смешком встал и вытащил из угла объёмистую, кожаную вьючную сумку, что снял со своего коня и принёс сюда с собой.

   – Что бы вы без меня делали… – проворчал он и стал доставать содержимое. Берта заулыбалась – с блеском здорового аппетита в глазах, завидя такое богатство.

   – Ох, Алекс – я тебя люблю! – и не стесняясь никого, обняла его за шею и поцеловала в губы. С сомнением она посмотрела на испачканные в пыли подвала и бумаг ладони, а затем, закрыв глаза, с нескрываемым наслаждением вытерла их о себя.

   – Умм, какая прелесть! – застонала она, впившись в бутерброд с ветчиной, а другой рукой цапнув тугой хрусткий огурчик. Фиона проглотила свою долю едва заметив. А затем вздохнула, отбросила от себя кипу бумаг и с наслаждением потянулась.

   – Всё. Нет больше мочи моей читать эту мерзость. Я и так верила тебе, злобный ты мой Алекс, а теперь – безоговорочно. Берта согласно закивала, а потом попыталась что-то возразить с набитым ртом. Затем затрясла головой, отняла у брата стакан недопитого вина и залпом запила свою еду.

   – Не твой, а мой. Волшебница подняла руки, как бы капитулируя, а затем подошла к принцу Фреду. Тот стоял с бумагами в руках и, глядя куда-то сквозь стену, шевелил губами – что-то подсчитывал.

   – М-да, дела одновременно и хуже, и лучше, чем ты рассказывал, дружище…

   – буркнул он и вновь зарылся в свои листки.

   – Оставь, Фред – дальше смысла нет. И так всё ясно, к тому же снаружи начинает темнеть – пора возвращаться, а то нас хватятся, – Фиона выглядела бледной и спокойной. Принц глянул на неё, кивнул и бросил бумаги на стол. Посмотрел на беззаботно чирикающих друг с другом Берту и Алекса, на задумчивую Мальву.

   – Да, ты права, пожалуй. А что ты там выискивала? Фиона чуть помялась.

   – Описание того порошка… экстракт из дурманной травы, квинтэссенция наркотика, что продаётся на вес десяти мер золота… чтобы такое получить, нужен сильный маг. Опытный, с железными нервами. Мальва подняла усталое лицо.

   – Сибелис? Волшебница кивнула и, чуть подумав, выругалась сквозь зубы. На красивое даже в этой пыли лицо Мальвы набежала тень.

   – Фу, сестра, как можно… Я могу называть тебя сестрой? Та подошла, обняла её, и они долго стояли в душном полутёмном подвале, ощущая, как снаружи рушится их привычный и уютный мир. И единственная опора – это они сами. Мальва за руку притянула к ним принца, обняла обоих и тихо заплакала. Под руку поднырнули чумазые макушки Алекса с Бертой – и так, обнявшись, все пятеро стояли некоторое время. Почувствовав, что ей полегчало немного, женщина подняла голову с плеча Фреда и спросила.

   – Фиона, ты можешь сжечь этот подвал? Дотла, со всей содержащейся здесь мерзостью… Как ты там сказала когда-то – змеиное кубло? Та еле заметно улыбнулась.

   – Самая умная мысль за сегодня… Алекс, ты очень обидишься? Тот пожал плечами, отчего голова Берты покачнулась вверх-вниз, и ответил.

   – Это будет лучше всего. А что накопал наш принц? Фред вздохнул.

   – Много чего. Как я уже сказал – и хорошего, и плохого. Мальва подняла глаза.

   – Да что же тут хорошего может быть.

   – Знаете… мой брат, который оказался принцем Хаоса, пару раз говорил мне – не лезь в детали, там без тебя разберутся. Смотри на картину в целом.

   – И что же увидел мой ясноглазый принц? Да – я буду с тобой, Фредди – это всё наша общая беда, и я тебя не оставлю. И все увидели улыбку на грязном и усталом лице принца.

   – Спасибо, любовь моя… Хорошего то – что почти вся дурь идёт в королевство Хаоса. А деньги от неё и работорговли не кладутся в карман, а вкладываются в экономику Царства Света. Всё-таки последняя война нас здорово подкосила…

   – А плохого… если всё это безобразие резко прекратить, страна может в одночасье рухнуть. Ты не мог этого не заметить, Алекс. Тот с неохотой оторвался от губ Берты. Вздохнул – счастливо и одновременно горько.

   – Заметил. Но хотел, чтобы ты сам сделал выводы. И они совпадают с моими по больш… – принцесса вновь поймала его уста своими и не дала договорить. Теперь не смог ответить принц – по одной красивой даже в таком виде причине по имени Мальва. И он ничуть не сожалел, чувствуя, как жадно ракрываются навстречу ему эти сладкие губы…

   – Эй, злыдни. Вы есть у друг друга, а мне что делать? – судя по голосу Фионы, она от зависти и с досады готова была на стенку лезть. Мальва кое-как перевела дух. Открыла глаза, улыбнулась волшебнице.

   – Поехали, перережем глотку той графине, отнимем у неё Гуго. А потом поедем в Хаос, оторвём сколько там надо голов, чтобы он законным образом сел на трон. Как тебе титул – Фиона, королева Хаоса? Алекс от изумления даже отклеился от Берты.

   – Чёрт меня побери со всеми потрохами! А ведь это невероятно трудно, но возможно. Во-первых, понадобится… Однако пыльная белокурая принцесса прервала его.

   – Остыньте, фантазёры. Фи, поджигай подвал, и пошли. Сидя на лошади, Берта долго смотрела на величественно поднимающийся столб дыма над старым замком. На тёмные, уже кое-где начавшие разрушаться стены. И на пылающий над всем этим закат. Рядом с ней шевельнулась Фиона.

   – Напишешь картину?

   – Обязательно. И только мы пятеро будем знать, что она означает.

   Уже в сумерках, подъезжая к воротам Лорндэйла, Берта вздохнула.

   – Самое мерзопакостное то, что мама не могла не знать… Алекс покачал головой в знак несогласия.

   – Нет. Не знала. Догадывалась – наверняка. Она отнюдь не дура, к тому же королева. И вообще, Берта – не обижай мою будущую тёщу. Хотя в жизни ей досталось – не приведи боги, она замечательная женщина. Принцесса устало улыбнулась.

   – В последнем я с тобой согласна. Поехали быстрее!

   – Куда гонишь, Би? Та лукаво блеснула глазами в свете городских фонарей.

   – Во-первых, смыть с себя эту пыль и паутину. И во-вторых, нырнуть в постельку да поскорей забыть всю эту гадость. А в постели меня будет ждать… Алекс, угадай кто? Тот тихо засмеялся от счастья. Мальва вторила ему звонким и чуть охрипшим от усталости голоском. А затем толкнула принца в бок локотком.

   – Когда я залезу под своё одеяло, меня там будет ждать… кто, Фред? Он, весело улыбнувшись, пожал плечами.

   – Не знаю. Фиона, наверное. Рыжая волшебница внимательно и серьёзно осмотрела избранницу принца.

   – Вообще-то, я девицами раньше не интересовалась. Но для тебя, Мальва, пожалуй, сделаю исключение. Фред, не боишься, что отобью? И эта пятёрка, покачиваясь в сёдлах, с таким хохотом проехала в ворота королевского дворца, что даже самый внимательный и подозрительный взгляд не усмотрел бы ничего предосудительного в этих возвращающихся с загородной прогулки весёлых и беззаботных молодых дворянах.

   Выйдя из ванной, где старая Мариэтта вымыла её губкой в ароматной пене, Фиона почувствовала себя куда лучше. И всё же – события этого дня настолько потрясли молодую волшебницу… Она почувствовала, что не в силах заснуть. Присев на краешек постели, медленно покачиваясь и напевая старую песенку, слышанную в детстве, ещё долго сидела она, и всё думала, думала, думала… В смежной комнате, выходящей в дворцовый коридор, послышался шорох, возня, а потом в приотворившуюся дверь просунулась голова Берты.

   – Я же говорила, что не спит! – обернувшись, заявила она кому-то, и следом за кузиной в спальню просочилась Мальва. Обе оказались одеты – в брючные костюмчики наподобие тех, что вызывающе имелись в гардеробе Фионы. Только у Берты он был из чёрного бархата, так подходящего к её длинным белокурым волосам. А потрясающей красоты брюнетка Мальва щеголяла в роскошном, вишнёвом с блеском парадном мундире гвардейского полка. Мало того – обе оказались при коротких шпагах, а у Берты ещё и перекинутый за спину лёгкий арбалет на перевязи.

   – И долго кое-кто собирается размазывать сопли по физиономии да предаваться самобичеванию? – ядовитый голосок принцессы хлестнул по нервам.

   – А куда вы собрались, подруги? – заинтересованно спросила волшебница, оценив их наряд и ощутив исходящую от обеих решительность. Мальва блеснула глазами.

   – Я от своих слов не отказываюсь. Пошли резать графиню и отбивать Гуго. Я считаю, что он в плену, а Берта говорит – что в ухажёрах при этой Люции… но один чёрт, как говорит Фред! Одевайся, рыжая – без твоей магии у нас шансов мало. Фиона прямо-таки изумилась.

   – Ну вы даёте! А мальчишки где? Проказницы чуть смущённо переглянулись, но Берта всё же ответила.

   – Капелька маминого снотворного в бокале, после того, как… ну и пусть выспятся. Если нас схватят, завтра им придётся отбивать нас прямо с плахи – им силы понадобятся… Волшебница громко и неприлично захохотала. Отсмеявшись, покачала головой, а в глазах её искрами блеснули слезинки.

   – Как всё продумали! А если обстоятельства будут сильнее нас? Если Гуго не хочет возвращаться, если он примкнул к Хаосу, если он… уже ушёл по Тропе Отчаяния, не приведи боги! Мальва потупилась и чуть запунцовела.

   – Я от своих слов не отказываюсь. Тогда… если ты так этого хочешь, сестра – я буду твоей. Только, я не умею… – и в очаровательном смущении закрыла пылающие щёки. Берта хохотнула.

   – Я пробовала пару раз… могу научить. Третьей берёте? Теперь настал черёд покраснеть волшебнице.

   – Ола-ла… ладно, давайте не будем загадывать. Дайте мне чуть времени – я оденусь. А где остановилась та стерва? В гостинице «У старого короля»? Ничего себе… миллионерша прямо…

   Скинув халат, Фиона принялась рыться в одном шкафу, в другом.

   – Без служанки как без рук… – с досадой процитировала она известную поговорку. И тут почувствовала на себе два внимательных, изучающих взгляда. Повернувшись и внутренне хихикая, она бесстыже продемонстрировала себя со всех сторон, в конце концов добившись того, что обе подруги отвели глаза.

   – Красивая, только худовата немного, – сообщила красная от собственной смелости Мальва. Такая же пунцовая от своих мыслей Берта усмехнулась.

   – Это ничего, зато в нужных местах очень даже…

   – Тьфу на вас, развратницы… – проворчала Фиона. И всё же она не удержалась и смущённо улыбнулась. В конце концов нашла тёмно-зелёного шёлка костюм и, едва не ломая ногти, сама зашнуровала сапожки. Повесила на пояс небольшой кинжал – на всякий случай – и бодро притопнула ножкой.

   – Пошли?

   – Так, подруги мои, шутки кончились. Либо мы поворачиваем, либо идём вместе – но до конца, – негромко проговорила Фиона, рассматривая тёмную, с редкими освещёнными окнами громаду самой шикарной во всём королевстве гостиницы. Мальва сделала отрицательный жест.

   – Мой отец хотел мальчика, а получилась… я. Но поэтому фехтованием со мной занимались вдвое больше. При моём росте – на шпагах я уступлю мало кому. В самом деле – если молодая красавица обувала на свои ноги «от ушей» ещё и туфельки на каблуках, то сравнивалась высотой с рослым принцем Фредом. Впрочем, это его только радовало – хорошего человека должно быть много.

   – Убивать один раз приходилось. Разбойники напали, в Скавельском лесу, – лаконично добавила она, блеснув в темноте глазами. Берта пожала плечами, и её заметные даже в темноте локоны послушно шевельнулись. Спохватившись, она принялась надевать прихваченный с собой чёрный берет, пряча под него волосы.

   – Ну, с железом я плоховато… а вот арбалет – другое дело. При моём глазомере художницы мне случалось в тире посрамлять даже гвардейцев из папенькиного любимого полка. На охоте блистаю, крови не боюсь, и тут не подведу. Да – мой двухзарядный. Имейте в виду, если что. Закончив с беретом, она выжидательно уставилась на Фиону. Та хмыкнула.

   – Ну, я волшебница. Как убивать, знаю, и пару раз участвовала в пограничных стычках – Сибелис считает, что молодёжь надо обкатывать в лёгких боях. При необходимости… ох, мне вчера так хотелось разнести по камушку королевский дворец – медленно и с наслаждением, – вздохнув, добавила она. Принцесса Берта ласково обняла её за плечи.

   – Я тебя не осуждаю. Значит, крови тоже не убоишься? Та покачала головой.

   – Нет. После первого раза, правда, похарчилась – похвалилась перед Сибелисом остатками завтрака. Но потом как-то легче проходило. Из темноты боковой аллеи приблизилась невысокая, закутанная в тёмное женская фигура. Поклонившись, что-то прошептала Берте и вновь скрылась за кустами.

   – Третье окно от угла на втором этаже. Верёвочная лестница на балкон уже привязана, балконная дверь не заперта, – сообщила та.

   – Не продаст? – с сомнением спросила Мальва, поглядывая в ту сторону, куда исчезла неизвестно кто. Берта отрицательно качнула головой.

   – Это Тайси, вдова Майкла. Алекс считал, что шпионы Хаоса подъедут к Гуго через слуг. Он всё открыл Майклу и Тайси. И те работали – не за золото, а на совесть. Бедняга Майки, видимо, что-то узнал во дворце – потому его и повесили. Гадюшник ещё тот – ты была права, Фи. И добавила пару фраз из тех, что принцессам знать вовсе не положено.

   – Так, пора. Решаемся или… – Фиона выбросила вперёд ладонь. И две недрогнувшие женские ладошки шлёпнули её по руке.

   – Мы с тобой до конца. Веди. Да – резать сразу, или сначала поговорим? – сообщила Мальва.

   – Естественно, лучше сначала выспросить. Если что – Паоло я усыновлю, – голосок Берты не дрогнул в прохладной тиши. И троица решительных девиц потянулась к утопающей в зелени ночного сада гостинице. Перед самой стеной, где темень была уже такая, что впору глаза что закрывать, что открывать, Фиона спохватилась.

   – Ох, что же это я? Озаботившись заклинанием ночного зрения, она оделила тем же и подруг. С непривычки те прослезились. А Берта даже пыталась чихнуть, но совместными усилиями и потиранием её прелестного носика тишину всё же удалось сохранить. Теперь всё виднелось в каком-то резком, непривычном, исходящем от самих окружающих предметов свете – и ярче всех светились фигуры подруг. Кивнув им, Фиона поймала конец уходящей вверх лестницы, и по праву самой отчаянной в детстве сорвиголовы полезла первой.

   …Люция вновь сидела на холме, глядя в безбрежную морскую гладь и наслаждаясь ветерком. Затем ей вдруг стало душно. Мир вокруг померк, закружился, и графиня проснулась. Пробуждение было ужасным. Чьи-то ловкие руки рывком вывернули плечи за спину и уже обматывали запястья верёвкой. А ладонь, зажимавшая рот и нос и не дававшая вздохнуть… на миг она исчезла. Но не успела задыхающая Люция толком вдохнуть так не хватающего ей сейчас воздуха, как в рот ей грубо затолкали кляп. Кажется, это запасная рубашонка Паоло… Жадно дыша носом, она кое-как пришла в чувство. И первое, что увидела, было тускло поблёскивающее лезвие, что смотрело точно в переносицу.

   – Шевельнёшься или попробуешь колдовать – не успеешь даже попрощаться с Паоло… – чей-то мерзкий шёпот ввинтился прямо в ухо. При упоминании о сыне женщина рванулась всем телом, пытаясь хоть что-то сделать. Но перепелената она была на совесть – по рукам и ногам. А магия… Сила пока что была недоступна. Судорожно извернувшись, Люция сквозь полутьму бросила взгляд в сторону кроватки сына. Но малыш сладко сопел, и на него вроде бы пока никто не покушался. Чьи-то рука весьма неласково прижала обратно к постели. Видя, что женщина не унимается, ей тут же отвесили оглушительную, отозвавшуюся вспышкой в голове и звоном в ушах пощёчину.

   – Лежать! Малыша никто не тронет – клянусь. Нам нужна ты и эта сучка, Санни-Челина, – и трепещущая графиня смирилась. В соседней комнате послышалась короткая возня, лёгкий вскрик, а затем всё стихло.

   – За руку укусила, стерва. Пришлось приложить по темечку… очухается через пару минут, – в комнату вошли ещё двое, волоча прямо по гостиничному ковру обмякшее, но тоже добротно упакованное тело Челины. Её уложили рядом с графиней, сбрызнули водой из кувшина, а затем перед их лицами появилось фигурное рыло сдвоенного арбалета.

   – Здесь два болта. И я никогда не промахиваюсь, тем более в упор. Попытаетесь воспользоваться Силой – выстрелю без промедления и колебаний. Всё понятно? Будете заиньками? Графиня осторожно кивнула, и, глянув на неё, Челина тоже. Комната озарилась светом магического шара, и Люция почувствовала, как её глаза округляются от изумления. Ночные грабители, убийцы или кто они там такие, оказались тремя весьма миловидными, но решительно настроенными девицами

   – и весьма знакомого облика. Она смеялась, и никак не могла остановиться. Задыхаясь от нехватки воздуха, отгоняя темноту в глазах – если не пробовали смеяться с заткнутым ртом, то и не советую… Но рядом точно так же в своих путах извивалась от хохота Челина. Когда Люция кое-как пришла в себя, немного озадаченная Фиона с кинжалом в руке подошла к ней.

   – Не вздумай делать глупости – уж меня-то не проведёшь! – и вытащила кляп из женского рта. Некоторое время графиня шевелила затёкшими губами, а затем снова хохотнула.

   – Две принцессы и будущая королева! Надо же – мы ломали головы, как бы втайне встретиться и побеседовать с вами – правда, в присутствии королевы Изольды… а вы сами. Ой, не могу! – и она снова захихикала – тихонько, опасаясь потревожить сладко спящего сына.

   – Я рада, что наши желания совпадают хотя бы в этом. Хотя не скрою – мы настроены в случае чего отрезать вам нежную головку с плеч… Челина, наследственный титул принять не откажетесь? Паоло останется со мной, и я намерена его усыновить, – Берта полюбовалась видом спящего малыша, всё ещё нежно улыбаясь, повернулась к кровати и прислушалась к ответу графини.

   – В этом нет необходимости. Гуго попал в беду – и наших с Челиной сил не хватает, чтобы его вызволить. Мы приехали просить о помощи. Фиона качнула головой.

   – Пусть так. Но пока я жива, он будет моим. Глядя на его ребёнка, я сама не знаю, почему не позволяю своей ревности снести вам обеим головы.

   – И для ревности нет причин. Всё не так. Сложнее и в чём-то проще. Поверьте, мы с вами на одной стороне… и ещё, принцесса Фиона – он очень тебя любит. Если бы кто-нибудь любил меня так, я была бы счастливейшей женщиной на свете. Волшебница некоторое время испытующе смотрела на неё, затем села на краешек кровати.

   – Рассказывай, – но кинжал и зловеще парящий над плечом и готовый к употреблению шар смертоубийственного заклинания всё-таки не убрала.

   – А ведь не врёт, – в конце концов заметила подругам Фиона и решительно перерезала стягивающие графиню шнуры.

   – И Челину. Я чувствую, как у неё затекли руки, – попросила Люция, с наслаждением растирая покалывающие иголочками запястья. – Надо же – графиню, и шнурами от штор, как портовую шлюху… Расскажи кому – позора не оберёшься! Первым делом, бесцеремонно проигнорировав арбалет Берты, Люция подошла к кроватке. Поправила одеяльце, легонько погладила Паоло по пушку волос на голове, и на детских припухлых губках сквозь сон выступила улыбка.

   – Спи, малыш… Затем она повернулась и села обратно на кровать. Заметив, что Челину никто и не подумал освободить, недоумённо посмотрела на принцессу Фиону, признавая её за старшую.

   – Не доверяю я ей. Вроде и ровесница мне… но огонёк внутри такой – матёрая волчица позавидует, – ответила та, вздохнув. Подумав, всё же потянулась рукой и перерезала стягивающие Челину путы. Освободившись от остального сама, та некоторое время полежала, разминаясь и приходя в себя, а затем весьма сварливо осведомилась:

   – Так, и какая же б***ь приложила меня по макушке?

   – Допустим, я, – ответила Мальва, и в глазах её вспыхнул нехороший огонёк. Племянница графини тихо хохотала.

   – Надо же – удостоилась чести. Цапнуть за августейшую ручку, а потом получить по темечку от самой королевы Света. Детям и внукам рассказывать буду

   – обзавидуются. Извини за словцо, пресветлая королева. Против воли Берта почувствовала, как улыбается. Оборвав себя, она проворчала, по-прежнему держа наготове арбалет.

   – А теперь рассказывайте. И без утайки, если вы и впрямь на нашей стороне.

   – Значит, два года он заточён в камне… – задумчиво проговорила Фиона. Она посмотрела на задёрнутые шторы, сквозь которые её истинное зрение уже ощущало свет зарождающегося утра. Уже чувствовала солнце, вот-вот готовое взойти там, где в светлеющую высь вздымаются белые башни и изящные серебряные шпили укреплений у восточных ворот.

   – Что скажете? – обратилась она к подругам. Мальва дёрнула плечиком, и сунула шпагу в ножны. А Берта, оказывается, давно уже разрядила свой арбалет и повесила на спинку золочёной детской кроватки, любезно предоставленной знатной даме хозяевами гостиницы. И Фиона решительно убрала прочь свою зловредную, готовую рвать в клочья магию.

   – А теперь – любезность за любезность, – произнесла Челина, и графиня её поддержала.

   – Да, девочки – так будет справедливо. Судя по вашей решительности, вам тоже немало известно… Говорить вызвалась Мальва. При взгляде на неё каждый забывал, что за внешностью красивой куклы – детской мечты любой сопливой девчонки – скрывается недюжинный ум. Да и к роли супруги та тоже потихоньку готовилась. Ведь королева – это не просто игрушка для постели и мать наследников, не правда ли?

   Паоло, потянувшись, сладко зевнул в своей кроватке. Держась за перильца, встал на ноги, всё ещё неуверенно покачиваясь. Однако вместо мамы показалась красивая тётя в костюме цвета ночи и с волосами золотисто-белого блеска.

   – Ну-ка, малыш, иди к тётушке… Внимательно посмотрев, Паоло улыбнулся ясным солнышком и решительно потянул к ней ручонки.

   – Надо же – признал. Родная кровь всё-таки, – Берта взяла его на руки, и теперь млела, чувствуя на шее детские объятия и весёлое сопение в ухо. Люция смотрела весьма ревниво, но потом улыбнулась. И тут сбоку раздался голосок Мальвы.

   – Берта, имей совесть! Теперь моя очередь! – и она протянула ладошки. Малыш весело гугукнул и, пуская от радости пузыри, потянулся теперь к ней. Внимательно и с улыбкой посмотрел в глаза, потрогал за блестящие серьги. И тоже обнял, доверчиво прижавшись всем тельцем.

   – Паоло, бросай тот остров, – шепнула ему женщина, чувствуя, как нежно и счастливо колотится её сердце. – Я подарю тебе большое графство, и со всего королевства соберу самых красивых девчонок. Согласен? Но теперь настала очередь Фионы. Малыш внимательно, с какой-то недетской строгостью осмотрел её.

   – Надо же, а ведь ты мог бы быть моим… нашим сыном. Паоло погладил тётю по щеке, а затем, приняв за новую игрушку два сияющих зелёных глаза, попытался их схватить. Надо ли и упоминать, что это ему не удалось, и в конце концов заревевший малыш нашёл утешение в ласковых материнских объятиях.

   – Так, а теперь кушать кашу. Вместе со служанкой зашёл и озабоченный управляющий.

   – Ваша светлость, – обратился он с поклоном к графине. – К перилам вашего балкона привязана лестница… надеюсь, ничего не пропало? Я вызвал стражников… Мальва шагнула вперёд.

   – Вы знаете, кто я и кем стану? Тот, едва взглянув, переменился в лице и тут же поклонился до самого паркета, невзирая на свой весьма заметный животик.

   – Вам, любезнейший, почудилось. И слугам тоже. И никакой лестницы, никаких происшествий – …

   – Не было, ваше высочество! – заверил тот, пятясь задом к двери и по-прежнему не разгибаясь. Когда за управляющим закрылась дверь, девицы весело расхохотались. И, пока маленький Паоло трапезничал, продолжили свои разговоры. Затем вытребовали завтрак и себе. Он был доставлен молниеносно и оказался весьма, весьма похвального качества. И уже ближе к полудню, когда носящийся и играющий Паоло угомонился и соизволил уснуть, скрутившись калачиком на коленях «тётушки Берты», в дверь номера постучали. Это оказались вооружённые до зубов Фред с Алексом, и физиономии у них были весьма озабоченные. А следом в комнату роскошного гостиничного люкса вошёл Сибелис в сопровождении некой незнакомой дамы. Фиона внимательно всмотрелась и усмехнулась.

   – Можно, тётушка. Ни опасности, ни даже оснований для них нет. Старый маг убрал прочь своё заклинание, и женщина оказалась… правильно!

   – королевой Изольдой. Осторожно, волнуясь, она осмотрела спящего Паоло. Тот, чихнув от запаха незнакомых духов, потянул ручонки и, не открывая глаз, резво перебрался на руки бабушке.

   – Ну прямо идиллия, щас расплачусь, – проворчала молодая ведьма. Сибелис посмотрел на неё и покачал головой.

   – Не знаю, как ты это сделала, Челина – но впечатляет. Я ведь сразу узнал огонёк твоей сущности… Та улыбнулась и капризно помахала тётушке-графине ручкой.

   – Нам надо поговорить. Мы вас будем слышать, – заверила проказница и утащила почтенного волшебника за собой – в соседнюю комнату. И разговоры начались по новой.

   – Значит, так, – Сибелис на миг задумался, склонив свои благородные седины.

   – Здоровье её величества последнее время заметно пошатнулось. Королевский лекарь Лепаж давно убеждает её в необходимости отправиться в путешествие, развеяться. И даже говорил с его величеством. А я слыхал, что у вас в Ривердэйле великолепный климат, да и воды подземные есть… – и он этак с намёком посмотрел на Люцию. Графиня улыбнулась.

   – Официальное приглашение, гарантии безопасности и всё прочее будут сегодня же.

   – Я, как один из сильнейших магов Царства Света, отправлюсь сопровождать её величество в качестве охраны. Да и посмотреть на кое-какие магические артефакты южных земель – весьма полезно для науки. Переглянувшись с Челиной, графиня Ривердэйла кивнула.

   – Вне всякого сомнения – и Зеркало, и алтарь вам будет позволено осмотреть безо всяких помех. Тут влезла улыбающаяся Берта.

   – И за матушкой увяжется дочь, принц Фред с невестой и вся развесёлая компания. Я верно поняла? Старый маг усмехнулся.

   – А я постараюсь убедить его величество хотя бы на время сбагрить с рук эту банду, от которой сплошная головная боль. И заметьте – имя принца Гуго при этом даже не прозвучит.

Глава кто-его-знает-какая

   Фрегат был великолепен – от богато украшенной кормы до кончика носа. От прорезанного рядом открытых портов борта – и до верхушек украшенных надменно выпяченными парусами мачт. Освещённый солнцем, он горделиво разрезал океанские валы, грозя неведомым врагам всей мощью своих баллист. На гафеле его развивался флаг гордого, славного герцогства Непир – верного и сильного союзника Царства Света. Узнав от заехавшей погостить королевы Изольды, что та направляется поправить здоровье через океан – в Ривердэйл, герцог любезно послал для сопровождения корабля её величества свой самый лучший фрегат. С другого борта плыл тоже весьма мощный корвет с вымпелом Ривердэйла. С узким чёрным корпусом, обладающий теми высокими мореходными качествами, в кои моряки влюбляются так, что их за уши не затащишь в родной дом. Он рыскал всё время рядом, умеряя свой стремительный бег по волнам и выискивая возможного противника. А вся развесёлая компания, как едко, но точно выразилась одна знакомая принцесса, расположилась на борту вместительной и богато обустроенной королевской яхты с бело-синим штандартом.

   – Изза… – счастливо булькнул Паоло, не в силах выговорить имени, и радостно обнял играющую с ним королеву Изольду. Та была просто очарована своим внуком, только здесь, вдали от досужих глаз получив возможность излить на него переполняющее её счастье. Да и высказанное накануне намерение Берты и Алекса тоже осчастливить её парой-тройкой и своих детишек восприняла с радостью.

   – Что ж, дети мои… если вы решили так – я только рада. С бароном Твидлихом я поговорю, да и на короля Карла у меня крепкая управа имеется… Правда, Алекс там что-то говорил счастливым голосом, что не меньше пяти – но не стоит загадывать! В отделанной орехом и красным деревом кают-компании за широким, как строевой плац, столом расположились принц Фред и Алекс в сопровождении капитана, и Берта с Челиной. Последняя изображала на листе бумаги схему, как удалось перехитрить могучий флот и вывести из игры алиБаши. Недавно, за обедом Фред спросил её.

   – А что там за неприятность случилась с пиратским бароном? Санни-Челина лукаво блеснула глазами.

   – Я с ним приключилась. Та неприятность, что размазала алиБаши по доскам его знаменитой красной галеры – это я. И теперь она неумело изображала на бумаге закорючки, объясняя движение кораблей у выгнутой подковы бухты Ривердэйла. И коварные действия островитян. А капитан по мере сил поправлял её рисунок и стрелки.

   – Узнаю почерк братца – всегда хитёр был… – задумчиво пробормотал Фред и переглянулся с Алексом. Тот согласно кивнул, втихомолку поглаживая под столом коленку загадочно улыбающейся Берты. А на плоской крыше какого-то смешного домика с нелепым названием «надстройка», сидя в лёгких плетёных креслах вокруг круглого столика, Фиона и Мальва с Сибелисом внимательно слушали Люцию.

   – Этой весной флот Хаоса вновь приплыл в Ривердэйл. Причём скрытно и совершенно неожиданно для нас. Я готовилась у Зеркала, потому сама не видела – передаю по слухам. Высадившиеся солдаты уже начали занимать не готовый к отпору порт, но тут… среди ясного утра появилась призрачная фигура рыцаря с большим мечом за спиной и со спящей на плече девочкой. Он только махнул в сторону Хаоса рукой… Графиня пожала плечами, отпила из высокого бокала с толстым, литым для пущей устойчивости дном.

   – Тут мнения расходятся. Одни говорят, что те попросту исчезли, другие – что растаяли, как облачка. Несколько человек видели – что стали прозрачными, бестелесными, а потом уж исчезли. Но несомненно одно – все высадившиеся куда-то в один миг сгинули. И те, что успели зайти в бухту, тоже – вместе с кораблями и шлюпками. А остатки со внешнего рейда удирали так, что за ними даже не успели отрядить погоню… Старый маг погладил свою развевающуюся по ветру бороду.

   – Хранитель острова? Что-то не сходится… и при чём тут малышка Джулия? Нет, не стоит над этой загадкой ломать голову прежде времени. Прибудем на место, посмотрим, и попытаемся разобраться. Фиона чуть сузила зелёные кошачьи глаза.

   – Разберёмся. Иначе я разнесу остров по камешку – обещаю.

   Зевая от скуки и безделья, Берта третий день слонялась вдоль борта яхты, только чудом не спотыкаясь о какие-то брёвна и верёвки, словно нарочно густо расположенные на парусном корабле и прямо норовящие то броситься под ноги, то шарахнуть по голове. Пыталась поработать кистью, написать что-то – такое же лёгкое, бесконечное и захватывающее, как морские просторы. Но не такая уж и слабая качка мешала, сводила на нет все усилия, и кисть вместо привычных мазков выводила некие загогулины – причём совсем не там, где намеревалась художница. В конце концов графиня, что была не так уж и намного старше её и с которой они как-то незаметно… не то, чтобы подружились, но так… – Люция пообещала, что на острове Ривердэйл много красивых мест, да морских видов тоже. Мальва с Фредом откровенно наплевали на все приличия, на вечера и ночи уединившись в одной роскошной и уютной каютке. Берта, чувствующая известное женское недомогание, завидовала им лютой завистью – даже Алекс обходил её стороной, справедливо полагая, что лучше потерпеть чуток, чем быть обруганным или покусанным по её милой детской привычке. И тут её внимание привлёк корвет. Оттуда подали какой-то сигнал, прибавили парусов и выдвинулись вперёд. Зато яхта и фрегат заметно сбавили ход. Заинтересовавшись этим явлением, принцесса поплелась туда, на зад корабля, где часто видела капитана.

   – На корму! – сердитая невесть на что, она поправила сама себя и поднялась по деревянным ступеням. На самом деле моряки называют это трап, но Берте решительно было на это начихать. И на всех моряков, вместе взятых – тоже. Капитан оказался столь любезен, что объяснил раздражённой принцессе – с корвета заметили впереди что-то странное и выдвинулись туда. А яхта под прикрытием фрегата пока поотстанет немного. Пусть разберутся без нас. Добрый час яхта бесцельно болталась на волнах – никому не нужная, как пустая бутылка или гуляющая по палубе принцесса. Дошло до того, что Берта не нашла ничего лучшего, чем пойти поцапаться с Фионой. Но та, заметив состояние кузины, ругаться с ней не стала. Что-то прошептала над ней такое, от чего в голове тихо зашумело, а в ушах зазвенело. Налила ей рюмочку лимонного ликёра и велела проваливать туда-то и туда-то… Принцесса вышла на палубу и задумалась, пытаясь припомнить подробности длинного адреса, смело почёрпнутого Фионой из лексикона колоритного на вид и весьма зычного голосом боцмана. В конце концов махнула рукой, заметив кстати, что ей на всё стало наплевать. Увидев наконец, что капитан получил от корвета некое сообщение и уже спешит в каюту матушки с докладом, Берта направила свои стопы туда же. Оказалось, что наткнулись на почти затонувший купеческий корабль. Корвет снял пятерых уцелевших, сейчас их пользует лекарь, и можно продолжать движение. Откланявшись, он вышел из каюты и тотчас же где-то снаружи раздался его зычный голос. Чего-то там потравить, и вообще – ставить паруса.

   – Почему ставить? – пробормотала бедная принцесса. – Во всех книгах пишут «поднять паруса». И вновь поплелась за разъяснениями к терпеливому и любезному капитану…

   Перед вечером Берта зашла в каюту Мальвы и решила хоть тут отвести душеньку. Однако заносчивая лялька хладнокровно заявила, что если одной знакомой принцессе неймётся, то пусть она для разнообразия ощущений прыгнет за борт.

   – Если не повезёт, спасут, – фыркнула она.

   – Кому не повезёт? – спросила Берта, ещё туго соображая после визита к Фионе и потому усиленно хлопая ресницами.

   – Нам, – коротко объяснила нахалка. И вытолкала Берту взашей. Та решила посмотреть – что же там такого интересного за бортом. Да ничего особенного – серо-зеленоватая, подсвеченная светом заходящего солнца вода с журчанием струится вдоль корпуса корабля.

   – Интересно, а что будет, если поменять палитру с зелёного на лиловый? – заинтересовалась она. Или на оранжевый с розовым? Мысль эта так захватила Берту, что она чуть не дотемна стояла, вглядываясь в воду и фантазируя самые немыслимые расцветки. Обернувшись, принцесса обнаружила, что сзади, почти вплотную, стоит Алекс, а его рука протянута, готовая в любой миг схватить удирающую с корабля принцессу за шкирку.

   – Попался! – воскликнула она, напрыгнув и обняв всем конечностями.

   – Прости, любимый, но я ничего не могу с собой поделать… – мурлыкнула она, обнимая его за шею и преданно глядя в глаза. И с невыразимым наслаждением, закрыв глаза, впилась зубками в его плечо. Терпи, дорогой… я искуплю – покорностью и лаской…

   – А теперь, милый, отнеси меня в постельку – баюшки. И расскажи на ночь продолжение сказки – той самой, о Королеве и Воине…

   В час, когда пламенеющий закат переходит в просто изумительные в этих широтах сумерки, вперёдсмотрящий матрос крикнул с невообразимой высоты мачты долгожданное сообщение:

   – Земля! На руле держать пять правее! Флегматичный и круглолицый, с круглой же русой бородкой рулевой, у которого из физиономии вбок росла вечно чадящая трубка на длинном мундштуке, меланхолично ответил, что есть пять вправо, лихо крутанул колесо с чудным названием штурвал и снова застыл почти неподвижно. Фиона в тот же миг была на носу, и даже прошлась по толстенному наклонному бревну чуть вперёд, придерживаясь за туго натянутые, басовито гудящие тросы. Всем своим существом она уже была там. Там, впереди, где на фоне темнеющего неба уже высыпали звёзды и появилась тоненькая чёрная полоска на горизонте. Ривердэйл. Уже в темноте они подошли ко входу в бухту. Корвет проскользнул первым, а затем уж и яхта с нетерпеливо дышащим ей в корму могучим фрегатом. И громадное зеркало бухты с нежащимся в нём отражением звёзд слегка взволновалось, когда по нему скользнули три красивых, но таких разных корабля. Ривердэйл. Запахи – зелени, рыбы и специй. И даже пальмы, что растут не в оранжерейной кадушке, а просто на улице и вдоль дороги, словно какая-нибудь задрипанная черёмуха или репейник. А ещё – что-то тонкое, неуловимо-тревожное и в то же время радостное разлито в этом воздухе. Ривердэйл. Всего лишь пара движений губ и язычка – а как трепещет сердце… Молодая волшебница стояла на носу яхты, осторожно приближающейся к освещённому праздничной иллюминацией причалу. О боги! Да нимало не трогает её эта жгучая южная красота, этот мягкий певучий говор и улыбающиеся смуглые лица. Скорее бы – нет мочи терпеть, чтобы не прыгнуть в воду и устремиться… да, скорее всего – вон тот холм и домик на нём. И где-то под ним… Ну ничего себе домик! Берта, у которой сегодня уже почти совсем посветлело в глазах, с удивлением рассматривала симпатичненький трёхэтажный особнячок, кокетливо утопающий в зелени с торчащими из неё свечками кипарисов. Ох и придётся же здесь развернуться – права была Люция – рай для художника… Интересно, а краски здесь достать можно? Или кисти приличные… С такими вопросами она обратилась к провожатому – такому же смуглому и весёлому, как и все остальные на этом острове. У него росли невообразимо роскошные усищи в разные стороны, и от него вкусно пахло запечённой под хитрым соусом рыбой, лёгким вином и душистым перцем. И ещё – он так весело и заразительно улыбается.

   – О да, прекрасная сеньорина – у нас всё это есть. И даже иногда рождаются свои художники… в доме её светлости настоящий музей! А какие места, о пресветлая Ледда – вы будете просто очарованы! Не сдержав ответной улыбки, Берта поблагодарила парня (и монеткой тоже). А про себя подумала, что оторвать от мольберта её сможет только Алекс. Или братец Гуго, явившийся с того света, чтобы карать грешников и отступников… Графиня категорически настояла, чтобы гости поселились в её доме. Королева Изольда сначала пребывала в изрядном сомнении – но доверительный шёпот Люции, что малыш Паоло всегда будет поблизости, перевесил все остальные соображения. А посему вход гостей в дом и последующее втаскивание двух телег с пожитками вылился в маленький праздник с музыкой и танцами. Практичная Мальва сразу же смущённо заметила, что на двери её спаленки нет щеколды. И тут разом воцарилась такая тишина, что поёжилась от пронявшей её важности момента даже всякое повидавшая королева Изольда. И тогда её высочество графиня, хозяйка Домика на Холме, невесть когда успевшая переодеться в простое белое платье, так идущее к её бронзовой коже, негромко и спокойно поведала старую-престарую легенду о пророчестве, славе и величии Ривердэйла. Фиона поймала себя на том, что затаив дыхание слушает эту совершенно потрясающую историю. Вот бы ещё… Всё верно – маленькая белокурая чертовка по имени Берта уже делала набросок в большом блокноте, с которым никогда не расставалась. Стремительно порхал угольный карандаш по листам, и столь же стремительно художница бросала незаметные взгляды, схватывая куски картины. Да-да, именно – картины.

   Когда наша «Морская Звезда» заходит в Ривердэйл, чтобы пополнить запасы провианта и пресной воды, я всегда поднимаюсь по мощёной серым булыжником дороге в обрамлении пальм и кипарисов к дому на холме. Медленно, не спеша, предвкушая удовольствие и растягивая ощущение причастности, я захожу, привычно сворачиваю направо и здесь, в большом тенистом холле, долго смотрю именно на эту картину. Будете в Ривердэйле – непременно зайдите посмотреть. В доме графа Паоло по-прежнему нет замков, и он всегда рад гостям и просто людям. Людям с добрым сердцем.

   Берта накинула на себя лёгкое платье, и выскользнула в коридор. Тут она столкнулась с принцем Фредом, что вдвоём с Алексом обсуждал достоинства и недостатки местного вина. Разумеется, в присутствии изрядного размера бутыли оного напитка. Заметив принцессу, ей тоже нацедили малость – прохладного, кисловато-терпкого, ароматного и совсем лёгкого. Как и положено в довершение всех несчастий, отворилась дверь напротив, и из-за статуи мужика в старинном кафтане выскользнула Мальва.

   – Так и знала – это вы тут бубните. Плесните тогда уж и мне. И они пошли гулять. Ночью. Одни. Не озаботившись ни оружием, ни провожатыми, ни местными монетами.

   – Чёрт! Я ещё не увидал этого острова, а он мне уже нравится! Наверное, и вправду климат такой… – пробормотал Алекс, осторожно беря Берту под ручку. Его скромный знак внимания оказался принят в общем-то благосклонно, и компания пошла по ночному, но отнюдь не думающему спать под огромными звёздами городу. На скамье в парке две старушки перемывали косточки какому-то Джиованни, а вокруг с визгом носились дети. В сквере у фонтана две девчушки, идя рядом и держась за руки, трогательно и голосисто выводили песню о великой и несчастной любви, а впереди них бутуз в рубашке в горошек с пыхтением прыгал на остатках кем-то нарисованных клеток. В королевстве это называют «классики», а тут – кто его знает… На площади дети играли в салочки, а в лунной тени под старинной каменной аркой самозабвенно целовалась парочка.

   – Они тут что – никогда не спят? – поинтересовался Фред у старичка, непринуждённо разлёгшегося на газоне под лохматой южной сосной – с трубкой в зубах и оплетённой бутылью рядом. Тот с философским видом, не спеша обозрел их и только потом величественным жестом вынул изо рта трубку.

   – А-а, гости графинюшки? Да, днём жарковато – а ночью в самый раз. Да и погода… – он улыбнулся, и снова задымил табачком. К Мальве подскочила девчушка и дёрнула её за рукав.

   – Ой, сеньорина, какая ты… даже красивее, чем моя кукла! В её ручонках обнаружилась игрушка – точь-в-точь Мальва, но гораздо меньше и не такая фигуристая, и дитё с удовольствием её продемонстрировало.

   – Э-э, да тут такая история с куклами!.. – многозначительно протянул Алекс, вынув изо рта свою трубку, к которой недавно пристрастился. «Надо будет его поколотить, а ещё лучше – хорошенько покусать!» – подумала Берта. Детей как ветром сдуло с площади – они все уже были здесь. И десятки рук тянули, просили и требовали от сеньора сказку. И тогда Алекс, с важным видом сев на спину глядящего вдаль каменного льва, приступил к речам.

   – Видите ли – в далёком и северном королевстве, где так гордо развевается бело-синий флаг, а зимой полно снега из тяжёлых туч, великая и славная Королева раз в год собирает со всего мира самых лучших мастеров…

   – Самых-плесамых? – уточнил мальчуган с деревянной лошадкой.

   – Точно, самых-пресамых лучших. И они соревнуются – кто нарисует самую лучшую картину, кто пошьёт самое лучшее платье, и… – этот злодей сделал такую многозначительную паузу, обведя детей глазами, что девчонка с куклой аж запрыгала от нетерпения. А затем закончил громким многозначительным голосом:

   – …И кто сделает самую лучшую куклу! Ух ты! Присев на отполированный тысячами прикосновений каменный бортик фонтана, Берта со всё возрастающим изумлением слушала дальше – о том, как в конце концов троим победителям, троим самым лучших мастерам выпадает великая честь. Они идут в бело-синий королевский дворец, где играет музыка, а в фонтанах плавают золотые рыбки. И там их встречает первая красавица королевства – чудная принцесса Мальва. Алекс рассказывал, припоминая всё новые живописные подробности, принимая подсказки и догадки от детворы и тут же настолько искусно вплетая их в повествование, что в конце концов Берта почти увидела её – холодную и недоступную, и в то же время прекрасную и желанную принцессу Мальву (ну точно

   – один к одному!). И портного, что из шёлка тончайшей паутины шьёт для неё лучшее в мире платье. И художника, что, бледнея от вдохновения, создаёт картину-шедевр…

   – Но самым последним – о-о, дети! Последним за работу берётся мастер-кукольщик. Он берёт лучшие краски, прекраснейшие лоскуты и бусинки. И феи цветов шьют для куклы-принцессы туфельки из лепестков алых тюльпанов. И с его работы потом все мастера делают копии, и развозят по всему миру, чтобы дети всех земель… Когда он закончил рассказывать, дети рыдали от восторга, а Берта и сама почувствовала, как глаза предательски защипало. И тут только обнаружила, что освещённая луной площадь полна благоговейно внимающего народа – и многие, не стесняясь, утирают глаза.

   – Спасибо, синьор, и да берегут вас боги за такую хорошую сказку. – не сдерживая слёз, пухленькая смуглая женщина поклонилась Алексу.

   – Что?.. Никаких сказок, чтоб меня… это чистая правда! Вот смотрите! – и он, взяв у девчушки куклу, продемонстрировал её рядом с Мальвой.

   – Видите – она! Только кукла чуть похуже – это же копия! А вот это жених её – сам наследный принц Фредерик. Значит, синьорина Мальва кто?

   – Принцесса! – хором завопили дети, прыгая и хлопая от восторга. И чуть смущённый Фред громко подтвердил, что да – он самый настоящий принц, и флаг его королевства – бело-синий.

   – А вот вам самая лучшая в мире художница – Берта. Её пригласила графиня, чтобы она могла рисовать картины на вашем красивейшем в мире острове, – и покрасневшая от смущения, но всё же очаровательно улыбающаяся Берта получила свою долю внимания.

   – Но вот как зовут портного и мастера-кукольщика… извините, запамятовал. Они из дальних краёв приезжали, такие чудные имена у них – никак не упомню. Уж простите, – изящно вывернулся Алекс, виновато пожимая плечами. В конце концов гостей самой графинюшки – а здесь её просто обожали – затащили в заведение Фабио и принялись угощать, великодушно отмахнувшись от Фреда, что вспомнил – кошелёк-то он оставил на столе! Берта с неимоверным изумлением узнала в «треске по-королевски» свой старый рецепт. Ах, братец Гуго… Но было так вкусно… о-о! Одна надежда – что Мальва поправится быстрее её… или даже растолстеет, и с неё больше не будут делать кукол!

Глава … ну, пусть будет 18-я

   А наутро разразилась гроза. Сильная и своенравная, она прилетела невесть откуда, снося и выстраивая мир заново – по своему желанию. Нет, небо оставалось ясным и чистым – это была та гроза, что ломает людские судьбы, не делая различий между королями и нищими. Но начнём по порядку.

   – Ваше сиятельство, вставайте – графинюшка скликает сбор! Алекс кое-как разлепил глаза и высунул нос из-под одеяла. Берты рядом не оказалось – остался лишь её запах. Томный, тонкий и такой желанный… Принцесса обнаружилась не то, чтобы в саду, но и не за его пределами. В поисках лучшего вида с холма на раскинувшийся по берегу живописной бухты город она залезла на один из толстых и широких вверху, сложенных из дикого камня столбов, что через равные промежутки поддерживали такую же каменную ограду. Смуглая служанка терпеливо подпирала прислонённую к столбу лесенку, готовая в любой миг сорваться с места по малейшей прихоти синьориты художницы – принести ли воды или же отодвинуть мешающую ветку. А на крохотном пятачке вверху угнездилась Берта. Она писала стремительно и с таким упоением, что Алекса ущипнула ревность. Не без горечи он подумал, что принцесса никогда не будет по-настоящему его. Она всегда будет там – в видимом одною ею прекрасном мире своих картин. Берта послала ему извиняющийся взгляд. Таким милым и знакомым жестом поправила прядь, ненароком мазнув краской по щеке, и кисти её ещё стремительнее запорхали по холсту. Наконец она откинулась чуть назад, сравнивая созданный образ и оригинал. Насколько было видно снизу, оригинал выглядел тусклее и более бледным. А затем Берта бросила на Алекса лукавый взгляд, и с визгом:

   – Лови меня! – прыгнула вниз. Легко поймав упавшую с небес летунью на руки, тот закружил её, а потом прямо на руках, испачканную краской и так неприлично растрёпанную, принёс прямиком в большой холл, где уже собрались гости, а на троне восседала бледная и чуточку печальная повелительница Ривердэйла. И тут, прежде всего именно Алексу досталось на орехи. Голос графини был немного усталым, но звучным и властным. На робкие возражения, что ночью у фонтана он просто чуточку пофантазировал, Люция, чуть подавшись вперёд и вцепившись в благородного дерева резные подлокотники трона, выдала небольшую, но хлёсткую как пощёчина отповедь.

   – Молодой человек, вы хоть иногда думаете, что делаете? Да – вы создали неповторимую и прекрасную легенду. Её будут рассказывать в лачугах и дворцах. На ней вырастут поколения купцов и крестьян, солдат и королей. Вы увековечили в людских сердцах образ принцессы Мальвы – настолько же прекрасной и очаровательной, насколько холодной и недоступной. Возможно, она будет вам благодарна за это. А возможно, и нет. Алекс снова неуверенно попытался возразить, смущённо глянув на невозмутимое личико как обычно кукольно-красивой Мальвы, но тут графиню неожиданно поддержал Сибелис.

   – Алекс, ты пустил гулять по миру одну из тех легенд, что ломают историю с той же лёгкостью, что малыш – карточный домик. И её власти над людскими сердцами позавидуют даже боги! Королева Изолльда подняла голову, и её алмазные серьги, преломив нескромный солнечный луч, бросили в комнату радужные брызги.

   – Да, пожалуй, вы правы. И что теперь делать? Графиня Люция откинулась обратно на высокую резную спинку, увенчанную искусно вырезанной графской короной над гербом Ривердэйла.

   – Не знаю. За ночь и утро из порта ушло много кораблей. И во все страны разлетелся сказочный незримый дракон. К худу ли, к добру – не знаю. Если правда, что у каждого в жизни есть предназначение, то вам, сир Алекс, барон Твидлих, следует покрепче держать язычок за зубами – есть мечты, что оборачиваются былью…

   – Полночи четыре не самых слабых мага – я, Челина, принцесса Фиона и почтенный мэтр Сибелис – провели в изысканиях у Зеркала и алтаря в присутствии её величества королевы Изольды. Мэтр, сообщите вы результаты, пожалуйста – я немного утомлена. Старый маг вздохнул, собираясь с мыслями. И только сейчас все заметили, как он сгорбился и осунулся за одну ночь.

   – Одно можно сказать с достоверностью – по Тропе Отчаяния принц Гуго не проходил. Да и двуглавый пёс с огненными глазами ещё жив – чей-то подарок не снёс ему обе головы. – он мельком посмотрел на Фиону. Берта, занятая своими отнюдь не весёлыми мыслями, едва не задохнулась от изумления.

   – Значит, мой брат всё-таки жив? Собравшиеся с удивлением услышали смешок старого волшебника.

   – Только ему об этом никто не потрудился сообщить. За большими окнами повис жаркий южный полдень. Замер под солнцем сад, и лишь где-то за ним слышались звонкие голоса. А здесь, в большой прохладной зале, в воздухе просто звенел вопрос – а кто же сможет сообщить? Сибелис вздохнул.

   – Не о том вы думаете. Не «кто», а «зачем, и надо ли» – вот о чём надо мыслить. Сила Света слилась в нём с силой Хаоса. Если, выйдя оттуда, принц захочет скинуть Проклятого Короля и сесть на его место – ему это по плечу. Если возжелает трон Света – зальёт кровью полмира, но добудет. Принц Фред пожал плечами и заметил, что за трон, в общем-то, и не цепляется… другое дело – Мальва.

   – Глупый щенок! – гневно произнёс старый маг. – Никто тебе не позволит оставить трон и отдать его без кровавого боя, который ты всё равно проиграешь. Да и кукла твоя красивая – если он захочет, отнимет и её! Мальва, чуть склонив голову, разглядывала волшебника, а её прекрасные, серые с голубизной глаза едва не метали молнии.

   – Ох, старый колдун, не попадайся мне на расстоянии длины клинка…

   – Уймись, Мальва, – негромко сказала Фиона, закрыв глаза. – Правда – это тебе не сахарный сироп в ложечке. Даже я колеблюсь… Сибелис с натугой встал, опираясь на посох из ветви старой оливы, что ему первым делом подарила Челина. Из уважения к его возрасту и мастерству, а также принимая во внимание крайнюю усталость, и графиня, и королева разрешили ему сесть в одно из низких и мягких кресел без спинки, расставленных по углам. Он выпрямился, и сделал шаг вперёд.

   – Есть одна сила, которую уважают даже боги. Это сила материнской любви. Да, королева Изольда, вы и только вы можете вывести оттуда сына, вернуть его к жизни. Но тогда вы и будете повинны в тех морях крови, что прольются потом. Малыш-то резвый, и удержу в своих желаниях не знает…

   Принцесса Берта ласково гладила его волосы.

   – Я тебя не виню. Мы не властны над своими желаниями. Нам хорошо вдвоём… но в глубине души, сам не ведая, ты всегда хотел именно её. Не удивляйся – я знала. Пару раз, в забытьи, ты шептал мне её имя, и ласкал не меня – её. Я знала – и молчала. Ведь каждой женщине хочется свой кусочек маленького человеческого счастья…

   – А теперь иди. Давай просто побудем рядом, но не совсем. Нам обоим надо подумать. И не слушай того старого дурака. Пока ты сочиняешь сказки, ты не зачерствел душой. Ты можешь быть грозным министром – и сказочником. И мягкий прощальный поцелуй, в котором не было ни капли страсти – лишь лёгкая грусть – оставил на губах солоноватый привкус слёз…

   Мальва расхаживала по вершине холма, в раздражении хлестая стеком пучки жёсткой рыжей травы.

   – Ну почему? Ну почему все видят во мне только красивую куклу? Принц Фред сидел рядом, и даже сейчас не мог налюбоваться её стройными, длинными, затянутыми в вишнёвого бархат ногами. Они оба, не сговариваясь, отправились на верховую прогулку. И, не зная сами, даже не задумываясь, выбрали тот же самый холм, что так любила здешняя хозяйка и который в своё время точно так же неосознанно выбрал Гуго. Посмотрев вниз, где пара лошадей неохотно пощипывала сухую, выжженную солнцем траву и недоумевала – зачем люди притащили их к такой невкусной пище, принц пожал плечами.

   – Потому что их это устраивает, и они не хотят видеть в тебе большего. Молодая красавица остановилась и в гневе топнула ножкой.

   – Ну что мне – облить лицо кислотой? Фред потянулся, и поймав её, привлёк к себе на колени.

   – Даже это не избавит тебя от большого-пребольшого выводка маленьких Фредов и Мальв. Но лучше не надо – кислотой. И солнце стыдливо загородилось маленькой тучкой, завидя их затянувшийся поцелуй. Кое-как оторвавшись, Мальва с лёгким стоном наслаждения глубоко вздохнула. Открыла глаза, обнаружила, что обнимает голову Фреда, и усмехнулась. Также обнаружила, что на её блузке осталась едва ли пара незастёгнутых пуговок, а чьи-то ласковые губы уже подбираются к её груди, чтобы повергнуть в пучину сладкого безумия.

   – Эй, дорогой, мы не слишком ли теряем голову? Принц глубоко и с наслаждением, всей грудью вдохнул её запах и – всё же вынырнул лицом из распахнутой блузки. Счастливо улыбнулся и открыл глаза.

   – Милая, ты не слишком огорчишься, если я отдам всё брату в обмен на твою неприкосновенность? Мальва подумала, и улыбнулась.

   – Как много можно сказать одной фразой… Ты тоже хочешь спасти брата – согласен отказаться от трона – и? Что ещё – я хочу опять это услышать!

   – Я – тебя – люблю… Она со смехом отбилась от его рук, кое-как попыталась застегнуть эти махонькие пуговки.

   – Фредди, значит ты тоже считаешь, что Гуго это та сила, что может сломать Царство Света в его нынешнем, весьма неприглядном виде? Тот усмехнулся, откинулся чуть назад, оперевшись на руки и глядя на потуги Мальвы привести себя в относительный порядок. На его взгляд, раньше было куда лучше и милее. И за спокойствие, выдержку был награждён ласковым мимолётным чмоком в нос. Изобразив на лице лёгкое недовольство, что мимолётным

   – и в нос, он ответил.

   – Только мне интересно – кого он посадит на трон рядом с собой – Фиону или Берту? Мальва замерла, и расчёска тоже замерла в её руке, выставив из тёмно-каштановых прядей свои зубцы.

   – Что ты имеешь в виду – она же его сестра! Хотя… ой, и правда – единственный, кто никогда не обижал её и наоборот – всегда защищал, это Гуго. Как-то раньше я об этом не задумывалась… Без сомнения, ни рыжая кошка Фи, ни белобрысая Берта не годятся на роль королевы. Первая просто блудливая ведьма – отличная любовница, боевой товарищ, но не более. А Берта слишком хорошая художница, и ничто остальное ей не интересно. А вот королева Изольда – воистину на этом месте смотрелась бы идеально, да и Гуго всегда почему-то был её любимчиком. Но ведь она его мать… Окончательно запутавшись в своих рассуждениях, Мальва на пробу изложила их Фреду. Брови того взлетели вверх.

   – Ну ничего себе – лихо ты рассуждаешь! Не хуже Алекса. Может, передумаешь – поменяешь меня на него? Изобразив не очень-то ласковый рык львицы, Мальва повалила его спиной на песок. Уселась сверху с видом победительницы, горделиво тряхнула своей головой.

   – Не шути так. Детское увлечение Алекса красивыми куклами скоро пройдёт. Если они с Бертой не разбегутся, их счастью ещё и мы позавидуем…

   Озабоченный сир Паоло докладывал своей кузине, и за его плечами стояла толпа взволнованных горожан.

   – Спасённые с корвета были переведены в госпиталь. По правде говоря, только двое из них нуждались в опёке лекарей, но старший выразил желание не разлучаться. И я не счёл нужным отказывать этим беднягам – они так натерпелись. Графиня угрюмо слушала, стараясь не дать воли так и слипающимся глазам. Поспать ей толком не удалось – пришла целая делегация. Ну да – к кому же им ещё идти, как не к повелительнице Ривердэйла? Однако тут кузен сообщил такое, что с Люции разом слетел весь сон.

   – Утром лекари не могли достучаться в их комнату – дверь оказалась подпёрта изнутри. А когда её разломали, то обнаружилось, что все пятеро убиты. Буквально изрублены на куски… Фред переглянулся с внимательно слушающим Алексом и, получив его кивок, подал голос.

   – Ваша светлость – сир Алекс изрядно поднаторел в делах полиции и сыскарей. Пусть он применит свои таланты, всё осмотрит и выскажет свои соображения. Разрешение было тотчас же дано, и молодой барон поспешил за рыцарем Паоло, дающим на ходу какие-то пояснения. Первым делом Алекс осмотрел дверь, окна и даже зачем-то заглянул в отверстие небольшой печи. Затем внимательно и даже как-то бесстрастно осмотрел находящиеся в весьма жутком виде трупы.

   – Сир Паоло – вызовите опытного капитана или кого-нибудь, умеющего подбирать экипажи кораблей. Вместе с крепким, вертлявым и смуглым боцманом пришёл и капитан Калхан. Он с ходу заявил рыцарю:

   – Сир, я хотел бы знать, в чём обвиняют моего боцмана, и зачем его вызвали сюда… ох, какой ужас…

   – Успокойтесь, господа, – Алекс был спокоен и даже чуть весел. – Никто вас не обвиняет. Вы сумеете отличить привыкшие к работе с грубыми снастями ладони моряка от любых других?

   – Разумеется. Я всегда на руки смотрю, ежели кто незнакомый, – проворчал боцман, с трудом сдержывая позывы желудка, взбунтовавшегося при виде кровавых останков.

   – Тогда, пожалуйста – посмотрите на их руки и сообщите своё мнение. Боцман, а с ним и Калхан, осторожно ступая по едва подсохшим лужам, выполнили просьбу Алекса. Нахмурясь, они посовещались, затем осмотрели ещё раз посиневшие, словно восковые ладони. Потом подозвали сира Паоло.

   – Это не моряки. Кто угодно – но не моряки. Рыцарь тоже внимательно осмотрел ладони.

   – Сир Алекс – эти пятеро действительно не матросы. Но кое-какие специфические мозоли на их ладонях говорят, что они скорее знакомы с оружием – в точности как на моих руках. Тот усмехнулся.

   – Вы пришли к тем же выводам, что и я. Это радует – мы на верном пути. Калхан удивлённо воскликнул.

   – Но кого же тогда спас Лучано на своём корвете? Алекс обратился к рыцарю.

   – А теперь спрашиваю вас как солдата – не знакомы ли вам вот такие вот страшные удары, что разваливают человека почти пополам? Особенно вот тот – крест-накрест. Тот нахмурился.

   – Да… два с лишним года назад… сир Майкл навалил таких трупов целую гору. Уж не думаете ли вы… Алекс ответил сухим преподавательским голосом мэтра Жико, прохаживаясь по почти не забрызганному кровью участку пола.

   – И ещё. Вы обратили внимание – дверь закрыта изнутри, окна вообще не открываются, лишь форточки. А через дымоход разве что кошка проберётся. Как же ушёл тот, кто их так освежевал? Калхан со своим боцманом переглянулись и, не сговариваясь, сделали над собой отгоняющие нечисть знак. А на рыцаря было просто жаль смотреть.

   – Выходит – сир Майкл? Алекс повернулся к нему.

   – От кого он защищал остров и вашу графиню? Так вот, моё мнение – это наёмные убийцы, подосланные Хаосом. Обычный их способ действия, когда чего-то они не могут добиться силой. Если Сибелис вытащит нашего приятеля оттуда – спросим напрямик. Но я готов поставить свою голову, что прав.

   – Ваше величество – вы верите барону Алексу? День медленно, жарко и лениво клонился к вечеру. Но здесь, в личных покоях графини Ривердэйла, было прохладно и тихо. Две женщины беседовали приватно, изъявив к тому обоюдное желание. Зелёные, в весьма похожих на морские волны серебристых разводах шёлковые обои так хорошо успокаивали. А изящная, но без вычурности, обстановка дамского будуара, скажем прямо – располагала к милому общению с хозяйкой. Королева посмотрела на неё. Очень внимательно.

   – Давайте наедине без титулов. У нас куда больше общего, чем думают остальные. Графиня ответила таким же внимательным взглядом, и улыбнулась.

   – Хорошо. Леди Изольда – вы верите Алексу? Та легонько обняла её, поцеловала в лоб.

   – Да, синьора Люция. Он очень умелый – министр или канцлер был бы отличный даже сейчас. Доверю свою жизнь, жизни своих детей. А в моём возрасте

   – доверю даже и свою честь, – и она усмехнулась. Заметив в глазах королевы шаловливые огоньки, Люция ласково поцеловала ей руку и, не удержавшись, тоже прыснула.

   – Да, он фантазёр и очаровашка. В дверь что-то негромко бухнуло, затем она приоткрылась, и в комнату заглянул малыш Паоло. А казавшаяся железной и неутомимой Челина, за палец которой придерживался будущий синьор, пожала плечами и сделала виноватое лицо.

   – Ма-ма! – сказал малыш. Однако мама оказалась жуть как строгой.

   – Паоло, мальчик мой, нам с бабушкой надо поговорить. Малыш, покачиваясь на ножках, улыбнулся – и от этого комната словно осветилась. Затем развернулся, и уже из коридора донеслось его задорное:

   – У-у-у! Челина закрыла дверь и поспешила, куда её тащил всеобщий – а особенно её

   – любимец. В город, так вообще хоть не выходи. Все так и норовят потрогать, приласкать, покачать на руках… Графиня не спешила сгонять с лица нежную улыбку.

   – Хорошо. Мои люди согласны с Алексом – что-то со спасёнными нечисто, и с происшествием тоже. Быть посему. Она помолчала немного, глядя куда-то внутрь себя.

   – Во мне есть сила Света и кровь Ривердэйлов – я могу уходить за Зеркало, правда – не очень далеко. Мы иногда гуляли там с мужем, пока… О том, что алтарь это дверь в миры Хаоса, мои предки догадывались, но… – Люция покачала головой.

   – Но проверить догадку не могли. Не знаю, как Хаос – а миры Света прекрасны. Когда я почувствую, что мой срок подошёл, я просто уйду за Зеркало

   – насовсем. Она посмотрела на Изольду, и та заметила в её глазах странный блеск. Поколебавшись, графиня хотела сказать что-то, затем пересилила себя и вымолвила нечто другое.

   – Даже в нашем мире разум не всегда властен над нашими страстями. А попав туда, человек становится не тем, кем он всю жизнь казался, а тем, кто он есть на самом деле. Ведь туда переходит не тело, а сущность. И вы, леди, попав туда, ощутите это сполна – все свои страсти и желания, все подспудные страхи и сомнения. Это надо почувствовать. Не скажу ничего, леди Изольда – только одно. Ничего не бойтесь. Изольда отвела глаза. Посмотрела на атласную с оборками подушечку, на забытую внуком игрушку – деревянного человечка с длинным обгрызанным носом. Погладила вышитое покрывало под собой, и вновь подняла взор.

   – Вы сказали так много – и так мало. Люция не отвела взгляд. Тихо и убедительно проговорила.

   – Это здесь вы королева, мать и так далее. Там это значения не имеет. Там будет только ваша женская сущность – со всеми вашими достоинствами и недостатками. Душа, голая душа, как говорят некоторые философы. Чуть покраснев, Изольда неуверенно спросила.

   – Вы хотите сказать, что… Та еле заметно кивнула.

   – Вспомните себя на том старом портрете в Малой Тронной Зале. Та юная красавица – примерно такова и есть ваша истинная сущность. Или вроде Берты. И с другой стороны – молодой парень. Живой, здоровый и два года не видевший женщин – а Джулия ещё ребёнок, и не в счёт. Если у него есть склонность брать женщин силой, то… Но я умолкаю, и буду молчать всегда. Главное – не бойтесь, и у вас всё выйдет. Мы вытащим вас, а вы – сына. Она вздохнула и опустила глаза.

   – Кроме того, в вашем роду дремлет скрытый Дар. Настолько хорошо скрытый, что другим путём его не пробудить. Мой пробудили именно так – за Зеркалом. Кстати, Берта тоже будет волшебницей ещё из тех, если… А вот у Фреда совсем другие таланты. Он прирождённый лидер – настоящий принц. Его будет труднее… Королева вздохнула. Медленно, из стороны в сторону, удивлённо покачала головой, ощущая привычное позвякивание серьг.

   – А как же предупреждение Сибелиса – что Гуго зальёт кровью весь мир? Люция посмотрела на неё, усмехнулась.

   – Приляжьте поудобнее, Изольда. Откиньтесь на подушку. Раз уж у нас пошёл откровенный женский разговор. Вот так… На одной чаше весов – страхи и ужасы. Честно говоря, я их вполне разделяю – видала, как он крошил псов алиБаши и Хаоса. Равнодушно, как чучела. Но на другой стороне – конкретные дела. Дважды он спас остров… а если и эти пятеро, то трижды. И мои весы, извините, показывают в его пользу. Графиня отвлеклась, заслышав, как за забором маленькая молочница Хуана везёт свою визгливую тележку и со свойственной только детям беззаботностью дерёт горло песенкой про десять поросят.

   – Один из них утоп!.. Ему купили гроб!.. Проводив внутренним взором весёлую девчушку, Люция тоже не удержалась от улыбки.

   – И ещё. А какое мне дело до всего мира? Если Гуго развалит королевство Хаоса – тогда нашему с ним сыну Паоло вообще ничего не угрожает. Да и навряд ли он станет отнимать у своего ребёнка такое замечательное владение, как Ривердэйл. Изольда устроилась поудобнее. Заметила, что так и не может вспомнить продолжение детской песенки малышки за окном. Тоже улыбнулась.

   – Если бы я не родилась в Королевстве – я хотела бы жить здесь. Замечательное место. Люция кивнула, а потом с самым заговорчищеским видом хитро подмигнула.

   – Приезжайте в любое время и на сколько хотите. Но последний вопрос. Она помолчала немного, подбирая слова. Усмехнулась – это оказалось совсем непросто. Задумалась чуть, потом произнесла:

   – Что не так с Фионой – вы узнаете сами, и решите сами. А вот Мальва… и у неё тоже есть Дар. Не очень сильный, средненького уровня. Однако, если с Фредом у них серьёзно – я советовала бы отпустить и её со мной сходить погулять за Зеркало. Но Берту – обязательно. А Челина с этой стороны подстрахует. Подумайте, в общем. И затем заговорила вновь, но уже чуть другим голосом.

   – К полуночи нужно хорошенько отдохнуть. Позвольте, я дам вам сон – вам понадобятся все ваши силы… Вот так. Отдыхай, королева Изольда. Я поставила на тебя всё, что у меня есть и будет. Не подведи, милочка… Наклонившись, графиня поцеловала в лоб спящую женщину. Встала, накрыла её лёгким, пёстрым лоскутным одеялом и вышла – затворив за собой дверь.


Глава 19. Иные миры

   Прошёл час с тех пор, как бледная от волнения, с лихорадочным румянцем на щеках, королева Изольда легла на поверхность алтаря. Сначала ничего не происходило. Лишь похожее на тёмный огонь сияние, проявившееся из камня, осторожно лизало её фигуру, каждый раз с испугом отдёргиваясь обратно. И только когда согласованно действующие Сибелис с Фионой дружно добавили свою Силу к направляющим действиям обеих волшебниц Ривердэйла, с лёгким хлопком королева отправилась в своё опасное путешествие. Берта откровенно скучала в этой холодрыге, и от нечего делать грызла втихомолку прихваченные сверху семечки. При таком дрянном освещении о замысле картины можно даже и не мечтать. А матушка… если что не по её выйдет – она же богам все горшки побьёт! Ведь как ни крути, а маменька её настоящая Королева – с большой буквы, и никак иначе. Попытавшись представить себе человека, что не стал бы ходить перед матушкой на задних лапках, принцесса со злорадством обнаружила перед мысленным взором свежепроткнутого покойника. Да и то… если проказница Фи пошепчет что надо – тот живо вскочит и станет кланяться, как миленький! И в это время из алтаря полился свет. Медленно усиливаясь, он становился всё ярче и ярче, пока не засиял настолько ослепительно, что пришлось закрыть глаза, да ещё и прикрыть ладошкой. Не яркий желтоватый свет полуденного солнца

   – нет, это был резкий, бьющий по всем нервам алмазный блеск изумительной резкости. Некоторое время он держался, а затем, словно удовлетворённый увиденным в круглой пещере, стал нехотя гаснуть, пока не исчез совсем.

   – И что же сей феномен означает? – деловито спросила Берта, осторожно открывая один глаз, затем другой.

   – Это означает, что Изольда – истинная Королева. Она справилась, – но востроглазая принцесса заметила, что в глазах Люции мелькнуло нечто большее, чем удовлетворение от хорошей новости и удачно сделанной работы. На миг задумавшись, Берта махнула на все эти глупости рукой, приписав эффект пляшущим язычкам светильников.

   – И долго ещё? Сибелис вздохнул, улыбнулся.

   – Нет, теперь уже недолго. От силы четверть часа. И Берта, едва сдерживаясь, чтобы не вгрызться зубами в ногти или во что-нибудь подходящее – а от этой привычки её отучали весьма строго – снова принялась ждать. И в самом деле – прошло минут десять, и на алтаре в неяркой вспышке света возникла королева. Нет – Королева. Юная и прекрасная, свежая и чистая, как капля утренней росы в солнечном луче. Блистающая внутренним светом – и в то же время грозная, беспощадная… и такая родная.

   – Возьмите, – сладчайшим серебряным колокольчиком прозвенел в воздухе её голос. Но спящая на её руках малышка Джулия сладко зевнула, потянулась и, проснувшись, спрыгнула сама.

   – Ой, как я наголодалась! – заявила она и тут же отняла у немного опешившей Берты горсть семечек. Огляделась, неумело отвесила книксен графине и беззаботно села в свободное кресло рядом с ней. Изольда вздохнула.

   – Помогите мне – он ушёл дальше, чем мы рассчитывали. От такой просьбы четверо собравшихся волшебников сразу вскочили и стали вокруг алтаря. Как они собирали и накапливали свою Силу – непонятно, но Берта вдруг ощутила слабое тянущее ощущение где-то внутри. Словно капелька, что так долго думала, наконец сорвалась с места. Принцесса встала, сделала шаг-другой поближе, ощущая – это именно то, что ей надо. Ручеёк, радостно звеня, шалил внутри – и это было так мило! Ещё пару шагов. В ней уже шумел, вибрируя и ласково щекоча всю сущность, могучий горный поток. Ещё шаг. Уже можно коснуться рукой плеча Фионы, вокруг которой, оказывается, сияет розовая аура. Странно, почему я раньше не замечала? И в это время, коротко вскрикнув, принцесса выгнулась навстречу алтарю – и излилась в него потоком мерцающего света.

   Они встретились на сером холме, а внизу хмуро ворочалось бескрайнее серое море. Они встретились – молодой воин с мечом за спиной, и стройная белокурая девушка с глазами, которые невозможно забыть.

   – Кто ты, красавица? Ты мне странно знакома – но я тебя не помню. И куда ушла Королева? Она обещала отнести малышку, а потом указать мне путь… Девушка некоторое время всматривалась в него.

   – Как странно… и я где-то тебя видела. Ты мог быть моим? Воин прислушался к себе.

   – Да, я защищал тебя… очень давно. Но не помню, от кого. Осторожно протянув руку, она коснулась его щеки, провела по ней – легко и ласково. Он вздрогнул, но не отстранился. Некоторое время вспоминал, затем отрицательно качнул головой.

   – Нет, этого не было. А жаль – ты мне отчего-то нравишься. Он взял её руку, нежно поцеловал ладонь и эти изящные пальчики. Закрыв глаза, она чуть слышно застонала от наслаждения. И всё же отняла руку.

   – Прошу, не надо. Отчего-то мне кажется… ещё шаг, и это будет неправильно. Хотя и не скажу, чтобы мне это не нравилось, – и над призрачным морем чайкой взлетел её лукавый смех. Они проследили полёт этой радужной птицы, и это им понравилось. Он легонько пощекотал ямочку над ключицей – словно знал, что от этого она смеётся и хохочет. И действительно – целая стайка разноцветных птичек взвилась в воздух, радостно порхая вокруг пёстрыми пушистыми комочками.

   – Ах, коварный злодей! – и, стремительно привстав на цыпочки, она ловко и легонько дунула ему в ухо – как делала когда-то, очень давно – целую вечность назад. От его визга и какого-то детского смеха мир вокруг раздвинулся. И обнаружилось, что холм покрыт травой, на которой так хорошо сидеть… кажется, этот цвет должен называться зелёный. А небо вверху вдруг стало бездонным и чистым, и на нём сияли…

   – Это называется звёзды, моя малышка. Вон, смотри – Фрегат плывёт по реке Времени. А вот та звезда всегда на одном месте, и все остальные медленно вращаются вокруг неё. Глаз Ледды – называют её мореходы, и знают по ней – в какую сторону суша.

   – Ещё! Покажи ещё! – восхищённо мурлыкнула она, и глаза горели таким восхищением, когда её обожающий взгляд скользнул по его лицу. Рука воина давно лежала на талии девушки, а сама она доверчиво прижималась к нему.

   – Вон те три звезды – две синие и одна жёлтая – это разбежавшиеся собаки небесного охотника. Видишь, вон он – сильный и разгневанный. А с другой стороны…

   – Я знаю, знаю! Это медведица, что ищет своего медвежонка. А он, проказник такой, спрятался во-он где! – и, показав правильно, от восторга она повисла на его шее, болтая в воздухе ногами.

   – Я помню запах твоих волос. И помню их другими… – его шёпот странно будоражил, будя смутные воспоминания. Замерев в его тёплых и таких надёжных объятиях, боясь спугнуть это счастливое ощущение, девушка положила голову ему на грудь. Ой, какое сильное и смелое сердце. Послушав чуть, она вновь неугомонно подняла лицо.

   – Нет, вот так я не играю. Налечу и покусаю, – вздохнула она, и тут же с удовольствием впилась зубками в затвердевшее плечо. Отведя душу, девушка громко и довольно мурлыкнула. Моргнув глазами, смешала на палитре неба разноцветные звёзды, и одним взмахом пушистых ресниц нарисовала там Луну.

   – А вот это я помню, – и глаза его были затуманены воспоминаниями.

   – И я тоже, – прошептала она. – И ещё кое-что… Привстав на цыпочки, потянулась к нему. Нашла его губы, но через несколько мгновений с визгом отпрянула, сняв его ладонь со своей груди. И от эха её голоса где-то на горизонте показалась макушка любопытной горы.

   – Эй-эй! Я тебя этому учила – но вот этого я не помню. Ну-ка, руки за спину и сцепить! Обвив руками его шею, она вновь принялась вспоминать.

   – М-м-м… ты давно превзошёл меня в этих науках… – прошептала она, оторвавшись наконец и уронив голову на его плечо. Бесконечно долго наслаждалась теплом его тела.

   – Пожалуйста – не надо. Оставь мои трусишки в покое… и попку тоже… – оказалось, две сильные и в то же время ласковые ладони давно уже хулиганят где-то сзади, высоко под подолом платья. – Ещё немного, и мы не сможем остановиться. Пожалуйста – и не сердись… Странно, но он хоть и неохотно, но послушался – ладони оставили в покое застёжки платья и уползли. Но недалеко – обняли за плечи и чуть прижали к себе.

   – Я тебя хочу, – от еле слышного шёпота через всё небо пролегла туманная россыпь звёзд Моста Богов.

   – И я тебя тоже. Ты милый, – от дыхания девичьих губ с неба сорвалась лишняя звезда и улетела куда-то, кокетливо виляя хвостом. – Но не надо – а то мама будет ругаться. При упоминании о маме они весьма резво чуть отпрянули друг от друга, посмотрели в лица и захохотали.

   – Пошли домой, Берта, а то мама волнуется.

   – Э-эх, точно – потопали домой, братишка Гуго… Держась за руки, эти двое шли – не зная в какую сторону идти, но зная куда придут. И вслед за ними на холмах объявлялись кусты, расцветали яркими каплями цветы, появлялись деревья. Далёкая гора тоже с удовольствием оделась вековыми соснами. А когда парочка исчезла из виду, над оказавшимся синим с зеленью морем взошло яркое, никогда не виданное здесь солнце.

   Словно беззвучным взрывом волшебников разбросало по сторонам, а королева Изольда оказалась в главном кресле – и увы, в своём прежнем, постаревшем обличье. Но не успела Фиона в своём обычном, весьма энергичном стиле до конца прокомментировать исчезновение Берты, как с каменного алтаря уже, держась за руки, спрыгнули сразу двое. Довольные и румяные, словно гуляли вечером под луной, они весело орали детскую считалку.

   – Эники, беники – ели вареники! Завидев окружающих, Берта и Гуго умолкли, переглянулись – и, к вящему негодованию мамы, задорно расхохотались.

   – Мам! Мы гуляли, гуляли – и заблудились, представляешь! – Берта явно наслаждалась, вспомнив события лет этак пяти назад. Мама привычно насторожилась.

   – А лягушку мне в карман опять подсунете? Старательно изобразив раскаяние на хитрющей физиономии, Гуго вынул из-за спины свободную от ладошки Берты руку и – о ужас! – в его кулаке за лапку висела здоровенная и весьма недовольная лягушка. Он торжественно вручил её Фреду, а тот, вспомнив игру, перетёк незаметно в сторонку и таки ухитрился незаметно всунуть лягушку в складку маминого платья, где она обычно носила носовой платок. Гуго демонстративно шмыгнул носом, и королева опять попалась на эту нехитрую уловку. Сунула руку в платье и… Однако знаменитого визга её величества не последовало. Осуждающе покачав головой, мама вынула испуганно дёргающееся животное, отдала эту гадость привычно подставившему ладони Алексу.

   – Милая семейка… – только и смогла выдохнуть ошеломлённая графиня. – Неужели Паоло таким будет? Фред с Алексом переглянулись, прыснули со смеху.

   – Вы ещё остальных не видали…

   – Дети, – с улыбкой кивнула королева, осматривая Гуго. – Ну, иди сюда, малыш… Как давно я тебя не видела…

   Гуго сидел за столом, с завидным аппетитом поглощая жареную индейку. За его спиной рыжей лисой вилась и ластилась Фиона, а по бокам сидели Берта с Фредом, не сводя с брата восхищённого взгляда. Королева сидела напротив, и только боги знают – как ей удавалось сдерживать слёзы. Сидящая рядом графиня заметила в своей руке стакан вина и вернула его на стол.

   – И всё же – как вам это удалось? Берта пожала плечами, а Гуго кое-как, с нарочито жадным урчанием проглотил очередной кусок сочного нежного мяса и ответил:

   – Вспоминали вместе. А потом сестра просто нарисовала мир заново. Как – не знаю. И мы пошли домой. А по дороге Берта рассказала мне всё. Всё-всё, – и показал свой внушительный кулак Фреду с Алексом. Берта ухватила со стола большую ножку и тоже принялась жевать.

   – И чего так есть хочется… Долго мы там были? Фиона выдохнула почти в самое ухо, ероша носиком волосы и тихо млея.

   – Не-а – полминуты от силы… Парочка путешественников переглянулась – и улыбки сползли с их лиц.

   – Не может быть! – почти слитным хором произнесли они.

   – Часов пять? – неуверенно произнесла Берта, наливая себе белого вина.

   – Да, четыре-пять, – кивнул брат и пошарил рукой по тарелке. Не обнаружив ничего, недоумённо заглянул туда. Пожал плечами и поднял глаза на королеву. Та, незаметно бросив на графиню озабоченный взгляд из-под ресниц, невинным голосом поинтересовалась.

   – И чем же вы там так долго занимались? Берта, догрызая вовремя отвоёванную ножку, деловито ответила.

   – Ничем таким, ма – если ты имеешь в виду это. Хотя и не стану скрывать – только воспоминание, что мама будет ругаться, удержало нас. А вспомнив про маму, дальше почти сразу пришли картинки и об остальном.

   – Как Сибелис и предполагал – материнская любовь, – кивнул Фред. Фиона насторожилась.

   – Кстати, они с Челиной там не пропадут? Мне ещё испытание по векторной магии сдавать… В двери объявилась Мальва – ещё бледная после прогулки с графиней по зазеркалью, но уже по крайней мере не зелёная.

   – Ну чего вскочила? Тебе же сказали – лежи, отдыхай, – Фред засуетился, давая место и заботливо подсовывая стул. Мальва похлопала кукольными ресницами, осматривая малость разорённый стол, а затем решительно подтянула к себе целую миску салата.

   – Ну, раз ест – жить будет! – хором решили все. Когда наевшиеся путешественники насытились окончательно и стали осоловело клевать носами, Люция встала.

   – А теперь я настоятельно рекомендую сон. Полноценный. И без нарушения правил приличий, – её бровка изящно чуть нахмурилась. Ага. Было бы сказано! Едва королева осторожно закрыла дверь в выделенную Гуго комнату, как оттуда раздался гневный голосок невесть каким образом объявившейся там Фионы.

   – Как ты посмел – бросить меня совсем одну посреди огромного королевства! И где это, милый, ты шлялся почти два с половиной года? – а затем звук разлетевшегося о пол кувшина. Изольда осуждающе поджала губы. Затем вздохнула и, извиняючись глядя на графиню, сказала.

   – Донья Люция, если дом слегка пострадает – я компенсирую все убытки и ремонт. Та с лёгкой улыбкой выслушала тираду, что один мерзавец соблазнил и обесчестил такую замечательную графиню, зачем-то зарезал несколько сотен несчастных солдат Хаоса, и вообще… – затем поставила Завесу Тишины.

   – Пойдёмте, голубушка. Ночь выдалась ещё та, и нам всем надо хорошенько отдохнуть…

Глава 20

   – Нет, положительно – все посходили с ума! – проворчал Гуго, и удрал через окно. Посмотрел с сожалением на обломленную ненароком ветку, что опрометчиво зацепилась за ножны меча, вздохнул и призадумался. В домике на Холме творился обычный утренний бедлам – малыш Паоло упрямо не хотел есть кашу. И это повергло шныряющих служанок в шок, Люцию в ужас, а Королеву – в смятение. Мало того – с вечера как-то не заладилось с Фионой, и теперь двое плотников, недоумённо почёсывая курчавые головы, ладили новую оконную раму. А остатки стола и трёх гнутых стульев пришлось тоже выкинуть на дрова. «Хоть кровать перед уходом не сожгла эта Рыжая Ведьма, выспался всласть» – подумал он, перемахивая через каменный забор. Э-э, чёрт! Внизу, как на грех, оказалась смуглая малышка с тачкой. Молоко удалось сохранить, зато тачке повезло куда меньше. Но главное – что весёлая девчонка, назвавшаяся Хуаной, везла бидончик куда-то за город.

   – Похоже, нам по пути, – улыбнувшись, заявил здоровенный синьор-воин. Он легко, как пёрышко, посадил на левое плечо малышку, взял в другую руку изрядного размера бидончик, и они пошли вдвоём, распевая про зелёного кузнечика.

   – Коленками назад! – весело горланили они, оставляя позади виноградники. А затем разговорились. Оказалось, идти надо совсем рядом – в Пьяджо, что ещё отстраивали после той войны. Правда, по какой-то прихоти силы из Зеркала, прибрежные виноградники не только не пострадали, но наоборот, стали давать ну просто обалденный урожай – малышка прямо так и сказала. Свернув с дороги, Гуго взял в ладонь горсть земли. Пересыпал в ладони, задумчиво развеял.

   – Эта почва полита нашей кровью, Хуана. И кровью врагов.

   – Именно так, ваша милость, – старик с садовыми ножницами, что кое-где подрезал лозу, поклонился.

   – Вернулись, сир Майкл? А кто ж таперича станет нас охранять? – старый мухомор засунул свой инструмент за пояс, и стал набивать трубку.

   – Малыш Паоло скоро войдёт в такую силу… даже если Хаос соберёт все корабли, что есть, да пригонит сюда все свои армии вместе с союзниками и наёмниками – даже тогда у них ничего не выйдет, – убеждённо объяснил Гуго.

   – Вон оно как… – покивал старик, пыхнул дымком и хитро прищурился. – Только один он. Ему б ещё сестрёнку или братишку, а лучше пару… Весь остров токмо об том и шепчется. Графинюшка-то нам всё объяснила. Хоть оно и не по законам людским – а воле богов противиться – оно как-то не тово.

   – Посмотрим, – принц показал хитровану кулак, подхватил на плечо Хуану, что уже успела смотаться за кустики и вернуться, и вновь зашагал по дороге. Деревушку он не узнал – от старых домов и лодочных сараев не осталось ничего. Но крепкие, добротные новостройки приятно радовали глаз. Пройдя по уже наметившейся улице, он нашёл знакомого – давешнего трактирщика. Или тавернщика? А ведь это было в памяти, словно вчера. Узнав, какая беда приключилась с тележкой Хуаны, старый крестьянин показал рукой в сторону.

   – Там, ваша милость, склад дерева. И столяры найдутся. Графиня наша не дозволяет здешний лес рубить – завозим морем из Непира.

   – Ваша графиня просто кладезь премудрости… – Гуго попрощался и пошёл в указанную сторону, положив на память узелок, что надо бы выпытать у Берты ещё пару-тройку рецептов. И ещё один узелок. Мысль о сестре привела его в хорошее настроение. Только одна она с утра не пришла к нему и не стала просить чего-то в обмен на что-то. Да что, с ума все посходили, что ли? Даже если Сибелис и прав – хотя и не доказано – что во мне есть страшная сила. А оно мне нужно – всё это? Хм, а пожалуй, да – всё и сразу. Но можно и постепенно… надо бы почирикать о том с мамой. С его Королевой. Воспоминание о Королеве – об истинной сущности его матери, привели принца в глубокие раздумья. В основном – как бы найти способ да проявить в ней эту самую сущность, и желательно – навсегда. А оно, это настоящее обличье, ему весьма понравилось – всё лучшее, что воплощено в матери, в женщине, в правительнице – одно слово, Королева. Пока смуглые и усатые, лоснящиеся от пота люди пили молоко – а коровы в рыбацкой деревушке почему-то не приживались – Гуго успел поговорить с Пьетро и Санчесом. Обрезки досок тут имелись в изобилии, и столяры пообещались мигом соорудить малышке тележку – да ещё и лучше прежней.

   – Ой, а она не скрипит, – улыбнулась Хуана, и помчалась к какой-то тётушке Стефании. От платы работники отказались, заметив, что его милости как воину всё будет задаром. Всё-всё, и без отказа. Пожав плечами, Гуго всё-таки поблагодарил их, на прощание пообещав придумать ещё какое-нибудь новое кушанье.

   Заблудиться на острове в принципе можно было, но при наличии желания. Десятка два деревень, несколько крохотных замков, и город-порт Ривердэйл. Хорошему ходоку дня за три-четыре можно, если поднапрячься, обойти по кругу. Принц, оставив Пьяджо позади, свернул от берега в глубину. Здесь он ещё не бывал, но шёл вперёд, справедливо полагая, что ноги куда-нибудь да выведут. Замок, больше похожий на маленький дворец с кокетливым петушком на стяге, он обогнул десятой дорогой. Учитывая пылкость здешних обитателей, следовало ожидать, что в честь прибытия принца хозяин закатит пир на седьмицу, да ещё и учудит если не турнир, то соколиную охоту точно. А посему, срезав путь через оливковую рощу, он выбрался на другую сторону и огляделся. На холме впереди виднелись какие-то живописные развалины. Это были первые и, пожалуй, единственные руины, что он встретил на острове – а, ну да. Старый замок Лоренцо. То ли строители что-то напутали, то ли под землёй какая-то пустота обнаружилась, но стены просели, перекосились, и теперь замок пустовал

   – его обитатели решили от греха подальше построиться на соседнем холме. Ну, поскольку всякие домики и замки с детства были страстью молодого принца… Вот это да! Вид отсюда оказался просто великолепный, да и сами развалины так и дышали стариной, неким благородством. И каким-то умиротворением. А посему, отхлебнув из фляжки, всунутой тётушкой Стефанией – толстушкой, такой же смуглой и пылкой, как все здешние – он прилёг прямо на гладкий камень в тени потрескавшейся балки. Долго смотрел вниз, на залитый полуденным солнцем остров, и наконец задремал. Проснулся он, как и хотел – через час, когда тень ушла в сторону и солнце ласково погладило по лицу. Потянувшись, он собрался было продолжить свой путь, но тут нежный голос попросил его.

   – Полежи ещё немного там, усталый рыцарь. В десятке шагов обнаружилась Берта с умоляющими глазами. Перед ней стоял мольберт, рядом квадратная раскрытая сумка, а в руках картонка с красками и кисти. А-а, всё ясно – художнице тоже сообщили о весьма красивом месте, и теперь она, наткнувшись здесь на брата, изображает на холсте что-то вроде отдыха путника на фоне руин. Против присутствия сестры Гуго ничего не имел. Напротив – мысль о ней как-то приятно согрела его, и он снова закрыл глаза. В следующий раз он проснулся, когда Берта уже сидела рядом и оттирала с ладоней краску.

   – Слушай, братец – чем это твой свёрток так вкусно пахнет? Я не догадалась захватить, – Берта улыбалась – работа ей, похоже, удалась. Завёрнутая Стефанией провизия «на дорогу» оказалась весьма кстати. Копчёная рыбина, хороший кусок сыра и ломоть хлеба. Впридачу к фляжке – согласитесь, весьма недурственно. Просто, но вкусно. Поев на пару с сестрой, Гуго снова растянулся на камне – идти куда-то… а, подождёт! – как-то перехотелось.

   – Я отпустила слугу, что принёс вещи – сказала, что вернусь с тобой, – Берта подложила под себя толстый плед из бездонной сумки, и тоже полулегла на спину, положив голову на грудь брата. Принц сразу привычно запустил руку в её роскошные – совсем мамины волосы. Они ему так нравились. И нравилось болтать с сестрой – легко, непринуждённо и ни о чём. О возможном будущем, о хорошей погоде и безмятежном настроении. О чуть подёрнутом дымкой ландшафте внизу – да вообще жизнь прекрасна. «Воин и Художница? Что ж – для нашей Королевы это будет существенная подмога…»

   – Злодей… ты же знаешь, как мне это нравится… – её глаза чуть смежились в неге, прикрыв ресницами блеск желания. Рука принца давно уже привела причёску в просто ужасный беспорядок, приласкала каждую ямочку и каждый участок восхитительного лица, шеи, плеч… И теперь медленно, нежно ласкала принцессу, коварно подбираясь к всё чаще вздымающемуся от дыхания вырезу платья.

   – Ты поможешь мне – вернуть Королеве её истинный облик? Нарисовать её заново… – шепнули его губы в блистающие под солнцем волосы белого золота.

   – Это трудно… когда она вышла из камня, я чуть не ослепла… – совавшийся с губ шёпот был больше похож на стон наслаждения. Прошла целая вечность, прежде чем оказавшиеся такими нежными пальцы Воина уже блуждали по ложбинке меж двух прелестных и таких волнительных холмиков, едва прикрытых кружевом.

   – Это одно из немногого, чего я не могу… Э-э, нет, милая – ручонки за спину и сцепить! – рядом с ушком мурлыкнул его восхитительный смех.

   – Можешь, хулиган… только я никогда не подскажу тебе, как… О-о, сладкий мучитель мой… Я, конечно, знала, что особенно хочется того, чего нельзя – но чтобы настолько… – Берта уже сдерживала себя, хотя и не из последних сил. – Ну почему? Почему мы брат и сестра?

   – Когда ты сделаешь маму Королевой, тогда – и только тогда ты станешь настоящей Художницей. А я – истинным Воином. И тогда не будет иметь значения – кем мы родились в смертном облике. Соображаешь, сестрёнка? – чьи-то пальчики не спеша, медленно, наслаждаясь каждым мигом, совершали восхождение на холмик груди. И всё же медлили, кружили словно в сомнении вокруг, не торопясь взобраться на вершину, где их так ждут… Её дыхание стало прерывистым, а смех – чуть хриплым.

   – Да… только Воин берёт всё, что хочет… я думала – силой, а он, подлец, может и лаской… да, я сделаю, что ты хочешь, милый мой братишка… ради мамы и этого – стоит постараться. Их губы соприкоснулись, слились, а шаловливые пальчики наконец завершили своё длительное сладостное восхождение, и наконец-то стали хозяйничать на вершине. И этого оказалось достаточно, чтобы переполнившаяся чаша наслаждения взорвалась светом, красками и буйством жизни. С мучительным стоном принцесса оторвалась от прокушенной губы Воина, с которой скатилась алая капелька, вцепилась зубками в его плечо и только тут позволила себе излиться в сладостном судорожном крике…

   Вечер выдался таким же чистым и нежным, как предшествовавший ему день, но принёс с собой долгожданную прохладу. И звёзды. Звёзды, что казались такими близкими, будто их можно коснуться рукой. Будто. На самом деле – можно! Вон та

   – висит чуть косо, а Шлем немного потускнел. Запылился, что ли? Так нам это недолго…

   – Берта, не шали! Принцесса вздрогнула и пришла в себя от голоса матери. Э-э, нет – это на миг прорезался голосок Королевы! Они обе – Изольда и Берта – шли под руку с Гуго – сыном и братом. Будущим Воином. Принцесса задумалась – а как они смотрятся со стороны? Молодой статный рубака, а за обе руки уцепились две красотки с платинового цвета волосами. Только та, что ближе к сердцу – блистает алмазными серьгами, а другая – серая мышка по сравнению с ней… интересно, а хоть в постели Гуго расстаётся с мечом? Она попыталась представить себе сцену, как братишка ложится в постель, целует её… а кого – её?

   – Берта, прекрати, или… Принцесса сразу вспомнила, что после вот такого маменькиного тона можно заработать и по попке. Ладно, ладно – ну не умею я ещё мечтать так, чтобы окружающий мир при этом не перекраивался по моей прихоти…

   – Послушай, мой мальчик… я вот не пойму. Ты был с сестрой – и в то же время вы не были вместе. Но глазёнки у Берты поблёскивают… Гуго, чуть улыбнувшись, пожал плечами.

   – Не забивай себе голову, мам. Я решил посадить тебя на трон, и я это сделаю. А если при этом немного нарушу чего… перед тобой же и отвечу. Скажи другое… тут одна умница вложила в головы людей мысль, что малышу Паоло не худо бы заиметь братика или сестрёнку. Никому из женщин не надо было растолковывать – кто такая умница. Вернее – Умница. А почему бы и нет? И Изольда кивнула.

   – Умная мысль. И вовсе не ты – иначе Фиона меня затерроризирует… Или я, братишка – нарисую кому-то сломанный меч и ржавую кольчугу. Бе-бе-бе! Выйдя на перекрёсток, где камни мостовой, чередуясь тёмно-серым с почти белым, образовывали красивый узор, Гуго огляделся.

   – Это что за улица? Порывшись в своей бездонной зрительной памяти, Берта вспомнила – они шли по Садовой, а влево-вправо – Белошвеек. Ответила брату, они свернули и вновь пошли дальше. Уверенная поступь молодого воина, и цокот каблучков тех, за кого он всем головы поотрежет. Принцесса вновь подумала, что ей приятна эта мысль. А Алекс подождёт… ссориться из-за него с Королевой – чревато, да ещё ой как! Хм, интересно, кем его сделает маменька?.. На площади у здания городской управы собралась немалая толпа горожан. Сир Паоло вышел вперёд, чинно и с достоинством поклонился графине, что сидела на высеченном в камне троне и вершила суд за здешние дела. Да что за дела – смех один. Две соседки повздорили, одна вырвала другой клок волос, а та в ответ поставила пару синяков. Да двое сорванцов обтрясли яблоню у маляра Джузеппе. Затем рыцарь поклонился пришедшим.

   – Я приветствую ваше величество вместе с детьми. Прошу. Изольда любезно приняла приглашение и села на такой же трон рядом с Люцией – как ни крути, а уважение и к той, и к той проявлять надо. Сир Паоло в присутствии всех задал Гуго вопрос – он ли убил пятерых выловленных в море. И если да – то за что.

   …Спустившись с холма, воин вдруг почувствовал себя как-то неуютно. Осторожно оглядевшись, он сделал несколько шагов в серый туман. Пять призраков, шипя, клубились совсем рядом. При взгляде на них воин ощутил такое омерзение… Эти пятеро были опасны, как пустынная гадюка, и он даже почувствовал, как волосы становятся дыбом. И в это время спящая на его плече малышка вздрогнула, вскрикнула во сне и прошептала:

   – Графиня… – и беспокойно заворочалась. Выхватив меч, он добросовестно изрубил всю пятёрку привидений, развеяв их в дымное и серое ничто. И только тогда девочка расслабилась и снова задышала мерно и тихо…

   Серые лица людей вновь обрели краски. С них сбежала сырая изморось, оставив на душе лишь ощущение безысходности. Одной женщине даже стало плохо с сердцем, и к ней уже суетливо спешил лекарь.

   – Не знаю, ваша милость, как вы это сделали – но это впечатляет. – сир Паоло встяхнулся всем телом, словно стряхивал с себя наваждение призрачного мира, и повернулся к людям. Его зычный голос солдата и командира полетел над ночной, бурно обсуждающей увиденное площадью.

   – Ответ необычный, но исчерпывающий. Её светлость поручила мне разобраться в этом деле, и теперь я спрашиваю у вас, почтенные граждане Ривердэйла – остались ли сомнения? Кто-то сказал «нет», кто-то завертел головой из стороны в сторону, и лишь Сибелис шагнул вперёд.

   – Возможно ли спросить малышку Джулию – что она помнит?

   – Мудрое решение, почтенный волшебник, – одобрила её светлость и распорядилась послать за девочкой. Через некоторое время та примчалась – один чулок сполз на колено, а в руке надкусанное яблоко. Сир Паоло стал задавать ей вопросы. Джулия с хрустом вгрызлась в свой фрукт, аппетитно похрумкала, затем поёжилась.

   – А-а, немножко помню! Такие колючие, пушистые и чёрные клубочки подкрадывались к домику на холме. И они хотели сделать что-то плохое, гадкое. Я так испугалась, так испугалась! А потом они сделали так – пуфф! – она изобразила руками что-то разлетающееся.

   – И больше ничего, сир Паоло, честное-пречестное слово… Ну, тут уж, как говорится – устами младенца…

   Королева Изольда, сидя в золочёном кресле, беседовала с сиром Паоло и сиром Джованни, а рядом позвякивала спицами синьора Франческа. В ожидании, пока Фиона под чутким руководством графини Люции совершат своё весьма рискованное путешествие в неведомые глубины алтаря, они болтали о всякой всячине. Правда, королеву изрядно смущала зашоренность и отсталость здешних аристократов. Балы, турниры, светские сплетни. Редкие стычки за честь Прекрасной Дамы – время словно остановилось здесь, в этих пленительных краях, оживив сцены из старых романов. В этот миг вселенная сладко зажмурила глаза и вздрогнула в нежном волнении. Подземная зала содрогнулась, а из одного упавшего светильника по камням пола потекло горящее масло. Челина встрепенулась.

   – Это не там – это что-то здесь. Сибелис прислушался к этому чему-то и мудро усмехнулся.

   – Не обращай внимания – это вновь Художница чудит. Прислушиваясь к их тихим словам у алтаря и в то же время не прекращая светской болтовни здесь (оказывается, и такое доступно Королеве!), Изольда почувствовала благодарность к Учителю. Да, это именно он – мысленно улыбнулась она – мудрый и величавый. Он не произнёс того, что рядом с только рождающейся Художницей вновь как-то оказался и Воин. Ох, малыш… на самом деле это ты чудишь. На днях они вдвоём после прогулки всё-таки пришли к матушке и принялись рассказывать то, что и так уже давно осознала будущая Королева. Что бессмертные то ли решили отдохнуть, то ли увлеклись созданием нового мира – в общем, собрались отойти от здешних дел. Но оставлять без присмотра такой беспокойный мир нельзя. И натерпевшаяся от жизни Изольда приглянулась им. Ох-ох-ох…

   – Матушка, вспомни – кто сажает королей на трон, а потом поддерживает их там. Да, сынок, всё верно – солдаты. И твой меч Воина, что ты, преклонив колена, предложил своей Королеве – без тебя никак, малыш… И Художница Берта сможет это завершить – Изольда безошибочно разглядела особый, означающий только одно блеск в её женских глазах. Ох, дети… да, есть и другой путь – но мы к этому пока не готовы. Итак – Королева, Воин, Художница и Учитель. Если Фиона с Люцией справятся, то к нам примкнут и Рыжая Ведьма с Умницей – как же без них! А вон сидят Фред с Мальвой. Вроде воркуют, но Королеве-то видно – волнуются. Если выйдет всё, как хотелось бы – Принц и Красавица. Ваша предстоящая прогулка в Зеркало куда опаснее, ведь вы совсем неопытны… И Алекс – печальный, бледный и задумчивый. Думай, не думай – а всё равно будет по моему. Кем ты станешь – Хитрецом или Сказочником – посмотрим. И я сама проведу тебя через призрачный мир… да, Гуго был прав – Берта таки нарисовала мир на сером ничто Хаоса. Яркий, красивый, почти сказочный. Ага, вот и ты, сынок, и Берта-проказница – и опять глаза сияют. Ну, пожалуй, догадаться можно – согрешили и в то же время не согрешили, хитрецы… С лёгким малиновым звоном камень алтаря озарился розовым сиянием, и на нём возникли две пошатывающиеся от усталости женщины. Рыжая Ведьма и Умница – тут уже двух мнений быть не может. Достаточно одного взгляда. Фиона – сильная, очень сильная волшебница, да и внешностью может поспорить с Мальвой, даже с Королевой. И Умница… ну, ей особой красавицей быть не обязательно – зато своё будущее и своих детей она уже обеспечила. На то она и Умница! М-да, а ведь с обеими придётся считаться…

   – Берта, ты молодчина! Только небольшого дворца или хотя бы дома там явно не хватает. И еды всякой. И постельки пороскошней, да отнюдь не для одной персоны, – с ходу пожаловалась Фиона, грациозно спрыгивая с камня. Это точно, уж ты-то, кошка, всегда приземлишься на все четыре лапки… Фред и Мальва подошли к Изольде.

   – Что посоветуешь, мама? Через Зеркало или Камень? Если идти к Силе через Свет, то будет больше пользы. Но через Хаос куда легче – Берта проторила там даже не тропинку, а широченный тракт. С другой стороны – даже если и застрянут, что с того? Королева, как обычно, вызовет своего верного Воина, и прикажет опять пойти и совершить подвиг. И совершит ведь! Гуго верно истолковал мысли и взгляд матери. Поднял руку, коснулся ладонью рукояти меча – всё в порядке, мам, ты только скажи, где враги попрятались! У Изольды на миг сжалось сердце – она вспомнила его взгляд там… обожающий, почтительный, восхищённый. Короче говоря – взгляд Воина на свою Королеву. Взгляд человека, готового выполнить приказ того, кого он безмерно уважает. И во взгляде его не было никакой гадости, о которой предупреждала Умница. Хм… тогда непонятно, отчего он так обожает Берту и её совсем мамины волосы. Настолько обожает – что готов наплевать на всё, и на время даже готов забыть Ведьму…

   – Решайте сами. Но лучше и то, и то – сначала через камень, чуть отдохнуть, и в зеркало, – мудро заметила она. Гуго подошёл, шепнул кое-что на ухо брату. Тот подумал, кивнул. Поблагодарил за некий совет (интересно!) и, ухватив за руку Мальву, вдвоём с ней запрыгнул на алтарь. Волшебники сопроводили их толчком Силы, и те буквально провалились сквозь землю. Минута – и они вновь возникли наверху. Фред – довольный и счастливый, а его подруга – как всегда красивая и невозмутимая. Переглянулись, и принц показал рукой вверх. Да запросто! И вспышка синего света тотчас втянулась в Зеркало.

   – Ну, тут придётся ждать долго, – улыбнулся Сибелис, чутко ловя исходящие от артефактов вибрации. Однако парочка управилась довольно быстро. На этот раз они появились оба румяные, улыбающиеся и слегка запыхавшиеся. Да – о таком Принце втайне мечтают все девчонки, девицы и зрелые дамы. А Красавица… опасная, ох, опасная конкурентка Королеве. Глаз да глаз за такой нужен…

   – Всё! – и присутствующие заметно расслабились. Осталась только одна пара. И как ни уговаривали королеву Изольду, она настояла на своём.

   – Я лично обещала барону, что с его сыном всё будет в порядке! Противостоять исходящей от неё ауре властности мог бы только Гуго. Но он молчал. Лишь немного заметно нервничал – ведь мать с присущей ей настойчивостью выбрала свой родной Свет. Это значит, сразу самое трудное – сквозь Зеркало.

   (Сказочник и Королева. Вырезано по пожеланию её величества)


Глава 21

   Любопытство, как известно, сгубило кошку. Нет – Фиона, таки забравшаяся в спальню к своему ненаглядному, не погибла. Но с присущей ей милой настойчивостью она опрометчиво выпытала у принца – какую же именно ночь любви он обещал ещё той Челине? И поплатилась за это. Именно такой ночью, вернее – таким вечером. Краснея и бледнея от смущения, готовая провалиться сквозь мокрые простыни аж на первый этаж и даже глубже – прямо в пещеру с Зеркалом, она засмеялась негромко – сквозь слёзы.

   – Такого бурного финала – я от себя не ожидала… Отдышавшись и немного придя в себя, кое-как вскочила, пошатываясь, и смущённо принялась колдовать. Когда всё лишнее исчезло, и даже следы, она, обняв своего любовника, попыталась уснуть, немного алея от стыда.

   – Ну знаешь, дорогой… Хотя не скрою – никто ещё таким изящным и приятным образом не назвал меня полной б***ью. Подозрительно покосившись на измотанного, но так и не побеждённого Воина, она с надеждой спросила:

   – Мир? Гуго открыл один глаз, хитро посмотрел на неё, и притянул к себе под бок. Обнял, приласкал нежно, затем вздохнул.

   – Ладно – мир. На сегодня. Но полночь уже настаёт, и весьма скоро.

   – Пощады! – в сладком ужасе застонала Ведьма, трепеща и закатывая глаза.

   – Пленных не берём! – грозно шепнули в ушко чьи-то губы. Ой, мама, пропала я! Но тут он смилостивился.

   – Ну ладно, ладно – спим, рыжая ты моя, ненаглядная прелесть. Единственная и неповторимая в своём роде… Ну как тут, прищурив зелёные глаза, не мурлыкнуть от удовольствия на весь мир? Мурррррр!!!

   В ночном море, дрожа и мерцая, отражались огоньки звёзд. Меж них ловко лавировали невидимые в темноте рыбацкие судёнышки, вышедшие на ночной лов. Но огни их факелов, коими они заманивали в свои сети маленькую рыбку с труднопроизносимым местным названием, словно светлячки кружили тут и там. Сидя на вершине холма, выспавшаяся за день Берта на всякий случай прикинула – можно ли это нарисовать? С трудом, но можно… Внизу, где-то поблизости, раздался шорох, и рядом с ней на траву опустилась графиня. Некоторое время она смотрела вдаль, чуть улыбаясь, а затем спросила:

   – Что я тебе должна, чтобы ты нарисовала меня немного… привлекательнее? Берта заинтересованно повернула голову. Вопрос, конечно, интересный…

   – Умнице вовсе не надо быть красавицей. К тому же ты вовсе не дурнушка, хотя да – рядом с Мальвой даже поставить нельзя. Люция печально усмехнулась.

   – И всё же? Пусть я буду уступать любой из вас, но – ненамного. Надеюсь, как женщина ты меня понимаешь? Немного задумавшись, Берта вновь подняла голову.

   – Скинь платье – света звёзд мне достаточно. Внимательно и дотошно осмотрев графиню, сказала повернуться ей в профиль. Затем снова осмотрела со всех сторон.

   – Достаточно. Что ж – основа неплохая, хоть ты и худущая. В принципе, чуть подправить мордашку, немного пышнее попку, ну и ещё пару штрихов… Это возможно. Накинув вновь простое короткое платье, графиня села рядом. Вроде бы ненароком коснулась кружев на том месте, где у женщины должна быть грудь.

   – И чуть здесь. Какова будет цена?

   – Здесь само собой. А цена… Вновь глядя на мерцающее огоньками море, Берта задумалась. В принципе, услуги Умницы всегда будут нужны кому-то. Так что постель её пустовать отнюдь не будет. И там перебывают все – ну, пожалуй, кроме Королевы. А это значит – ситуацию надо прояснить…

   – Расскажи мне то, чего я не знаю. Графиня задумалась на миг, встряхнула волосами и усмехнулась.

   – Ну смотри – сама напросилась. У тебя прекрасные волосы, нежный смех, незабываемые глаза. Это всё так нравится Воину. А теперь подумай – кого он любит в тебе?

   – Маму. Глаза Люции иронически сощурились, а смех её приласкал траву на холме.

   – Нет, милочка – не маму. Когда он перестанет быть сыном, он станет Воином – и будет непобедим. По крайней мере, в бою. Но он всего лишь солдат, а солдату нужен командир. И в то же время Воин не потерпит над собой иной власти, нежели Королева. Берта задумчиво кивнула. Что ж, об этом можно было бы и догадаться…

   – Понимаю. Он будет её единственным, но самым верным Воином. И трон её будет незыблемым. Но без Короля. А что светит мне, как Художнице, когда я перестану быть её дочерью? Графиня вздохнула и отвела взгляд.

   – Вы с Королевой вдребезги разругаетесь из-за Сказочника. Просто жутко разругаетесь. Однако! От таких известий впору впасть в отчаяние. Одно дело – поссориться с матушкой, в глубине души зная – всё пройдёт. Прибежишь к ней, покаешься-подластишься, и мир опять станет розовым и прекрасным. А тут… рассчитывать только на себя? Ещё и потерять Алекса? В таких условиях принцессы не выживают, даже если Королева сразу не прикажет суровому Воину смахнуть чью-то бедную головушку. Верно истолковав её мысли, Люция улыбнулась.

   – Не всё так печально. Без Художницы не обойтись – только она может нарисовать на старом холсте новый мир. Прекрасный, как детская мечта, но полностью реальный и целиком настоящий. Улучшать его постепенно, усовершенствовать. И ради этого Королева будет тебя терпеть. Откинувшись назад, Берта опёрлась на локти, спиной ощущая сквозь платье сухие травинки. Вздохнула, подняла взор к небу, нашла мать-медведицу. Сделала ей зловеще красные глаза. А проказливому медвежонку, для разнообразия – серые. К собакам охотника добавилась ещё одна – жёлто-песочная, а под мачтой Фрегата кокетливо зажёгся зелёный, как глаза стервы Фионы, фонарик.

   – Как ты это делаешь – даже я не могу понять. А Учитель завистливо хмурится только, – зачарованно выдохнула Умница.

   – И я тоже не знаю. Но кажется, от отчаяния на меня накатило вдохновение… Встань и сними всё. Встряхнув головой и решительно разметав по плечам свои волосы, Художница принялась перекраивать вязкую ткань реальности. Высунув от усердия язычок, нежными пальчиками она прошлась по женскому телу, выстраивая его в соответствии со своими понятиями о красоте. Ещё чуток здесь… хм, а я сама не обзавидуюсь? Да ладно, Умница – хоть я и ревную тебя немного к тому, кто пока ещё мой брат, но во мне нет зла. Пусть это будет мой подарок тебе, всем твоим любовникам и любовницам, да и ему заодно… Вау, а довольно миленько! А если ещё и так… Ух ты! Теперь глазки, и не закрывай, вредина… Знаю, знаю – тебе хорошо – но потерпи. Раздвинь ножки… бёдра ничего, а вот тут сделаем – да хотя бы вот так, и пусть Мальва лопнет от зависти! Хотя при чём тут она? Братец никогда не любил кукол…

   – Вот так. Ну-ка, повернись… родинку на попке долой – она тебе не идёт, а вот чуть выше – очень даже. Всё, закончили – быстренько и со вкусом. После финального штриха Умница всё-таки не сдержала стона наслаждения и чуть не упала. Берта, опомнившись, поймала её и посадила на смятую одежду. Отдышавшись немного, Люция слабо вздохнула и открыла глаза.

   – Это было прекрасно. Спасибо – и за это тоже… Провела по себе ладонями, смущённо улыбнулась.

   – Ой, платье на грудь не налезет. Как я завидовала Санни – не могу передать. Берта тоже улыбнулась, разглядывая в свете звёзд свою первую настоящую работу.

   – На попке тоже треснет, так что вернёшься домой в одних лохмотьях. Да, не удивляйся ещё кое-чему – это мой подарок от всей души. И это будет только у тебя. В зеркале увидишь и оценишь, а пока растрави-ка, Умница, своё любопытство. И она так весело и заразительно рассмеялась, что смех Люции радостно переплёлся с её звонким голосом.

   – Ой, я просто умру от нетерпения, не дойду до дома. Встав, она шепнула заклинание, очертила пальчиком в воздухе большой круг. Повернувшись пару раз перед замерцавшим зеркалом, восхищённо ахнула. Берта, полулёжа в траве и покусывая стебелёк, с улыбкой наблюдала за ней и улыбалась, чувствуя, как из неё медленно уходит Сила и вдохновение.

   – Ты не ахай, голубушка. Над Куклой мне придётся работать как проклятой – сказано Красавица, значит так и будет. Да и себя грех обижать. А как про Королеву подумаю, так и вовсе тоска берёт… Графиня убрала долой зеркало. Поёжившись от ночной прохлады, нырнула обратно в платье. Ну да – кое-где треснуло, а лиф вообще пришлось надорвать. Зато на талии болтаться стало. Да ничего – магией какой-нибудь прикроется… И точно, Люция прошептала что-то, окуталась тёмным полупрозрачным облаком. Плюхнулась рядом в траву и возбуждённо выдохнула.

   – Это даже лучше, чем я мечтала… Мой долг тебе взлетел просто на неоплатную высоту. Рассказать ещё что-нибудь?

   – Давай! – Берта заинтересованно привстала, усевшись рядом. Оказалось, что хотя тяга к Сказочнику и не исчезнет, Художница всегда сможет найти защиту и утешение у Воина – наверное, на остатках старых чувств. Но для этого придётся поработать ой как немало – потеснить Ведьму в его большом сердце нелегко.

   – А совсем – удастся? Взглянув в глаза, Люция отрицательно покачала головой и процитировала разухабистую полковую песенку.

   – Удел солдата – шлюха! Хмыкнув, Берта не смогла не согласиться. Эта зеленоглазая кошка как раз она и есть. Будет гулять налево и направо – но всегда виться вокруг Воина.

   – Но ты не радуйся сильно – ты тоже уже ощущаешь свой просыпающийся бешеный темперамент. Ей положено как волшебнице, а тебе – как тонкой натуре искусства. Так что будешь гулёна ещё из тех… Подумав чуть, Берта не смогла с ней не согласиться. Чуть покраснев, она улыбнулась смущённо своим мыслям. Говоришь, на спинке поработать… Но оказалось, что ночь откровений отнюдь не закончилась.

   – Но ты единственная, кто сможет менять свой облик всегда, и так, как захочешь. Ведь ты не только Художница – но и одновременно Принцесса. Так же как Мальва – и Красавица, и Кукла, и Принцесса сразу.

   – А если я решу принять облик Королевы? Улыбку с лица Люции сдуло словно ветром. Она мигом посерьёзнела, обдумывая слова Берты.

   – Не стоит. Тогда тебя вряд ли сможет защитить даже Воин. Хотя нет – можно, но только для него. И без знаменитых алмазных серёжек. Но не советую – ревность Королевы, тем более такой – не шутка. Лучше сразу повесься, если неймётся – меньше мучиться будешь. И всё же беседа после некоторой паузы потекла дальше. Да – Принцем быть хорошо. Но без надежды стать Королём. Хотя в качестве утешения Красавица всегда, или почти всегда будет рядом. Штучка, между нами, тоже ещё из тех. Ведь вполне возможно, что подаренный ею перстень, обладающий свойством обнаруживать яды – это не просто так. Холодея сердцем и замирая от сладкого ужаса, Художница слушала откровения Умницы. И что придётся наказывать Учителя за придуманную им квинтэссенцию дурманной травы, и какую интригу с последующей дракой наверняка устроит Челина

   – Червовая Дама. А между всеми с тонкой улыбкой будет блуждать Рыжая Ведьма, ведь как ни крути, а самая сильная волшебница. А там подрастёт Граф – то-то кутерьма завертится!

   – Бр-р-р! Тысячу раз права была Фиона – змеиное кубло. И я тоже кобра соответственная, – проворчала Берта и покачала головой. Люция встала, потянулась с наслаждением и заразительно, ещё раз провела по телу ладонями.

   – Ох, кажется, я буду ревновать саму себя – ко всем… Не переживай, этим, что сейчас берегут наш мир – думаешь, им легче? А вообще – пошли-ка. Там у меня в подвале есть один бочоночек… из тех сортов вина, что не достаётся даже королям – только для себя.

   – Бедные короли… – хохотнула Берта и тоже поднялась.

   Гуго проснулся от предутренней прохлады. Отобрал у сонно заворчавшей Фионы уголок одеяла, прислушался к весёлому женскому хохоту, доносящемуся откуда-то снизу. Затем тихонько, словно крадущийся тигр, всё же вылез из постели. Оделся, навесил за спину привычную тяжесть клинка, и вышел в дверь, стараясь не усмехнуться при виде двух зелёных огоньков, еле заметно блеснувших из постели. Звуки голосов привели его в погреба. Подивившись обилию и размерам хранящихся здесь бочек, а также тысячам лежащих на стеллажах бутылок, он проскользнул в последнюю подземную камеру. Ориентируясь больше на слух и чутьё, чем на скудные отблески факелов впереди, обошёл какой-то странный, наверняка виноградарский пресс и выглянул из-за него. Принюхался – всё верно. Девицы накушались, что называется, вдрызг. А ещё благородные… Мальва, Берта и – о-ох, какая стала Люция! – все три в весьма скудной одежде расположились вокруг небольшого симпатичного бочонка с ковшиками в руках и явно с намерением прикончить его прежде, чем придёт рассвет. Возможно, их и придётся отпаивать наутро, но судя по запаху, свидетельствующему об отменном качестве вина – возможно, и нет. Мальва покачала головой.

   – Я догадывалась, Берта, что ты хочешь моей смерти. Но чтобы таким извращённым способом – умереть от зависти к Люции… Все три дамочки неприлично захохотали и сдвинули вместе посуду. Выждав, пока они опустошат ковшики (негоже всякие сюрпризы под руку устраивать), он вышел из-за укрытия с самым беззаботным видом.

   – Привет! Обмываем первенца? – и кивнул на просто очаровательно похорошевшую графиню. С трудом сфокусировав на нём взгляд, дамочки непринуждённо кивнули – словно они не сидели почти в одном неглиже. Ну да, от такого количества отменного вина и в снегу не замёрзнешь…

   – Познакомься – Умница, – кивнула на Люцию сестра. Кое-как нацедила в свою посуду и протянула ему. Гуго посмаковал просто великолепное вино, восхищённо хмыкнул.

   – Понятно… не зря я всегда опасался умных больше, чем неприятеля. Ладно

   – спасибо, что уважили солдата, не дали засохнуть от жажды. Вы тут не упьётесь совсем? Бедокурить не начнёте?

   – Можем, – согласно кивнула графиня. – Мой дом, и на моём холме. Что хотим, то и делаем. И привалившись к огромной почерневшей бочке за спиной, она многообещающе улыбнулась.

   – И обязательно чего-нибудь подожжём, – добавила Мальва с мечтательной улыбкой. Ах, глаза твои голубые и бесстыжие… что на Берту пялишься-то? Да пёс с тобой, лялька… Берта отвечала ей с такой многообещающей улыбкой, что у принца зачесались кулаки. А с чего, собственно? Вздохнув, он поднял на руки сестру, так и норовящую упасть куда-нибудь даже лёжа. Путь в темноте обратно он преодолел благополучно. До дверей спальни сестры – тоже. Правда, в постель она ложиться упрямо не хотела. Потом передумала, но зато с такой откровенностью потянула к себе, что принц на миг дрогнул. И всё же – мама будет ругаться! Как-нибудь в другой раз, малышка…

   – Лежи здесь! – приказал он и всё-таки ушёл. Вторым рейсом поехала Мальва. Она так откровенно боялась и тряслась, что Гуго внутренне усмехнулся. Подавив в себе желание сделать ей – Бу! – он выгрузил роскошное тело прямо под бок мечтательно-задумчивой Берты. И едва успел улизнуть за дверь, ибо Мальва сходу принялась излагать Берте соображения относительно себя – показывая прямо на себе же. Тьфу на вас, девчонки, с вашими бредовыми затеями! Ладно, придумывайте уж, коли решились. Может, из Мальвы и вправду чудо сотворите… Последней, как и положено капитану корабля, из подвала с комфортом убыла Люция. В том состоянии, что сейчас – отнюдь не Умница. Скорее Красавица. Подумав чуть, он прошёл мимо её спальни, где служанка чутко сторожила сон маленького Паоло, взбежал наверх и положил графиню рядом с Фионой.

   – Интересная мысль! На троих? – прокомментировала та и лениво открыла глаза. Показав Фионе кулак, Гуго залил в неё ровно половину ковшика настолько великолепного вина, что зелёные глазищи её широко раскрылись от изумления. Затем велел кошке стеречь графиню. Ведь в её состоянии любое заклинание могло обернуться нешуточной бедой. Кажется, Фиона прониклась важностью возложенной миссии. А возможно, и нет. Во всяком случае, вылезая из подвала с бочонком на плече и ощущая, что там вполне достаточно для многократной дегустации, принц прикинул – хватит ему для утренней зарядки таскать всякие тяжести. Пусть даже и столь приятные на ощупь. А посему он выбрал штаб-квартирой заросшую хмелем беседку в саду, водрузил на столик бочонок и, подобрав несколько мелких камешков, вернулся к дому. Первый камушек полетел. Но не успел он ещё звякнуть в окно братца, как второй полетел к Алексу. Затем, чуть поколебавшись, Гуго бросил и третий. Авось, за такое вино матушка голову не снесёт… Алекс примчался первый. Следом сонно щурящийся Фред, подозрительно озирающийся в поисках своей принцессы. И последней прибыла как всегда блестяще выглядящая королева Изольда, неся в руках прихваченные по дороге кружки. Всё верно – мудро поступила матушка, мудро. Оба вызванных парня скофуженно переглянулись и пожали плечами. Гуго приподнял бочонок, нацедил во все четыре ёмкости.

   – За что пьём? – королева величественным жестом поднесла к лицу простецкую кухонную глиняную кружку. Чуть принюхалась, оценила аромат, и улыбнулась.

   – Что-то хорошее? Гуго хитро ухмыльнулся.

   – Берта на пробу раскрасила графиню. Да так, что Мальва чуть не умерла от зависти. И сейчас что-то нашёптывает нашей Художнице, чтобы как минимум не уступить. А может, и спят – половину этого бочонка они оприходовали. Графиню я повелел стеречь Фионе – неровен час, заливши глаза и дом подпалит своей магией… По правде говоря, он догадывался, что подруги вполне могли уже и приступить к воплощению своих девичьих мечтаний о женском идеале – но это принципиальной разницы не играло. Он покосился на Фреда.

   – Так что братец, хоть я и не любитель кукол, но могу и позавидовать, когда увижу. Чуть-чуть. Пока не посмотрю на Рыжую Ведьму. Или ещё кого… Принц оценил шутку брата. Улыбнувшись, ткнул кулаком в плечо.

   – Хорошее известие. Ну что ж – с почином! И выглянувшее солнце, пробившись сквозь листья, блеснуло алмазным блеском в ушах королевы.


Глава 22

   Берта закончила свою работу. Сделала шаг назад, окинула взором и почувствовала, как в сладком восхищении замерло сердце.

   – Ты моя лучшая работа, Мальва… – зачарованно, едва дыша шепнула она. Красавица-кукла ожила. Затрепетали ресницы, взгляд голубых глаз заискрился весельем. Нежная атласная кожа, которую так и хотелось погладить ладошкой, шевельнулась. Мальва вздохнула и стала осматриваться.

   – Детская мечта, оживший сон. Нет, вот теперь я точно умру от зависти…

   – застонала художница, закатывая глаза.

   – Подруга, ты уверена, что это тебе спьяну не мерещится? – Мальва осторожно оглядела себя. С разбегу Берта плюхнулась на постель, завизжала от восторга, запрыгала. Затем нетерпеливо вскочила снова, обежала подругу, осмотрела. Мурлыкнула, довольная увиденным. Затем распахнула лёгкие шторы навстречу утренней заре, пуская на Мальву первые лучи нескромного светила. И опять пристальнейшим образом изучила.

   – Нет, я не могу… Ты смотришь глазами, только на внешность, и потому особых улучшений не видишь. Ты смотри глубже, всем естеством! Это надо же – Я

   – ЭТО – СМОГЛА! Нет, просто удивительно… Закрыв глаза, она испустила душераздирающий радостный вопль и запрыгала на месте, поворачиваясь вокруг себя и крича во все стороны:

   – Да! Да! Да! Мальва усмехнулась, глядя на неё с улыбкой.

   – Можно подумать, у тебя при виде меня слюнки текут от зависти. Озорной смех был ей ответом.

   – Бедный Фред! Отбить тебя у него будут пытаться все – и мужчины, и женщины. Мальва, это точно – у меня при виде тебя слюнки текут от зависти. Принцесса прислушалась к себе и довольно улыбнулась.

   – Кстати, ощущение словно после парилки и хорошего массажа – по всему телу прямо искорки радости бегают. Зато Берта пошатнулась и зевнула так душераздирающе и заразительно, что Мальва против воли зевнула тоже. Чувствуя, как понемногу улегается возбуждение, принцесса ещё раз осмотрела своё чудное творение. Вздохнула счастливо, улыбнулась. Затем скинула одежду и нырнула под одеяло. С наслаждением потянулась, обняла подушку и зарылась в неё умиротворённой мордашкой.

   – Ложись спать, Красавица. Мальва пожала изумительной красоты плечами и плюхнулась рядом.

   – И то правда – до своей спальни уже не доползу. Только чур – не кусаться, Берта! А то я тебя знаю…

   Принц Фред капитулировал последним. Первым признал своё полное бессилие Алекс. Едва не роняя шпагу, мокрый так, что пропитавшиеся штаны прилипли к телу, он задыхаясь и шатаясь отошёл в сторону, и с наслаждением уселся на деревянную скамью в тени. Отряхнул с глаз пот и глянул на казавшегося железным Гуго, на которого, словно собаки на медведя, с двух сторон насели принц и сир Паоло. Учебный бой, на который выгнал всех принц Хаоса, оказался настолько же интересным, насколько изматывающим. Втроём они вроде бы смогли зажать Гуго, в руках которого стрекозиным крылышком порхал двуручник. Но измором взять… вот уж вправду – Воин! Затем не выдержал рыцарь. Его меч стал всё чаще вылетать из уставшей ладони – а щит Гуго разнёс на обломки почти сразу.

   – Выхожу из боя, – кое-как сообщил загнанный не меньше Алекса сир Паоло. Отдуваясь и отряхиваясь от пота, словно вылезшая из воды собака, он подошёл к скамье и с таким вздохом наслаждения уселся, что на мокром лице появилась блаженная улыбка. Теперь уже вдвоём они посмотрели, как Гуго выбивает пыль из оставшегося одним принца. И вот уже и Фред, споткнувшись, упал прямо в вытоптанную траву.

   – О-ох, нет сил моих! Младший брат подал ему руку, помог подняться. Похлопал одобрительно по плечу, приобнял, отряхнул от пыли.

   – После обеда продолжим. Особенно ты, Алекс – совсем ослаб. Форму потерял напрочь. Тот уже почти отдышался, и даже в глазах посветлело.

   – Это ещё зачем? Гуго повернулся к рыцарю.

   – Сир Паоло – с завтрашнего дня я лично начну проводить занятия с офицерами и солдатами гарнизона. И сегодняшнее вам покажется лёгкой разминкой. Тот верно истолковал подтекст слов принца. Встал, кое-как отсалютовал и поплёлся в дом, где слуга уже готовил воду для купания. А Гуго, убедившись, что рядом никого нет, горой навис над Алексом и сидящим рядом с ним братом, что блаженно щурился на солнышко.

   – Зачем? Объяснить прямым текстом или сам догадаешься? Тот, мимоходом отметив, что Гуго мокрый не меньше его, но двигается всё так же легко, пожал плечами.

   – Я Сказочник. Ну, возможно, Хитрец или Министр. Зачем мне железом махать больше всех? Гуго, конечно, хотелось сказать своему приятелю детства всё, что он о нём думает… но когда Изольда перестанет быть его матерью, а станет Королевой, это будет неважно. Но на выручку неожиданно пришёл брат. Утерев вышитым полотенцем пот с лица, он повернулся к Алексу.

   – Королева – она Королева во всём. Судя по покрасневшей физиономии Алекса, он всё прекрасно понял. Гуго с ухмылкой показал ему кулак.

   – Да, братец. Но тут есть ещё одно. Что, если бессмертные сделали ставку не на одних нас? Вы уверены, что где-то не рождается такая же семейка незаурядных личностей? А потом победители получают всё. Глубокое, задумчивое молчание было ему ответом. Алекс опёр голову на ладонь и смотрел вниз и чуть в сторону – как всегда, когда он обдумывал что-то серьёзное. Фред наоборот – откинулся назад, прислонившись спиной к стволу толстого дерева, и сидел, размышляя, так же прямо, словно на троне. Оно и понятно – будущий Принц…

   – А знаешь, братишка – возможно, ты и прав. Во всяком случае, выглядит чертовски логично. Задумавшийся Алекс всё сидел и молчал. Да – всё верно. Сказка о Воине и Королеве, что он когда-то рассказывал по вечерам Берте в перерывах между милыми шалостями, вырвалась и зажила своей жизнью. Вернее – она и стала жизнью со всеми её вывертами и капризами судьбы…

   К полудню, позёвывая, из дома выбралась Фиона. Заглянула в тенистую беседку, где на лавке спал Гуго. Пошарила на столике и, безошибочно выбрав его кружку, налила себе из бочонка. Благо там на донышке малость оставалось. Её принц не переменил позы, всё так же мерно вздымалась грудь, и всё-же своим колдовским чутьём она уловила, что он проснулся.

   – Ну и подложил же ты мне свинью, Гуго… – пробормотала она и отпила ещё пару глотков.

   – Вообще-то, это была графиня, – он открыл один глаз и чуть удивлённо посмотрел на волшебницу. Та хихикнула и села рядом.

   – Я в другом смысле. Сначала Люция порывалась проехаться по городу на лошади без ничего, как та стерва из древней легенды. Затем вознамерилась устроить фейерверк. Потом ещё что-то. В общем, успокоить её мне не удалось. Пришлось улучить момент и с помощью кое-какой магии коварно усыпить. Только тогда угомонилась. Гуго потянулся, душераздирающе зевнул. Подвинулся на скамье, чтобы головой лечь на колени Фионе.

   – А сама что ж, скучала и не разложила её? Та фыркнула и захохотала, отчего макушка принца тоже запрыгала вверх-вниз.

   – Фу на тебя – одно дело подшучивать, но к девицам меня что-то не тянет. К тому же, она налакалась, как лакей – какой с неё прок? Как говорят простолюдины – дрова! Так что за тобой должок. Только, чур, не так, как в тот раз… или совсем уж на Берту запал? Торопись – а то она скоро перестанет быть твоей сестрой. Станет Художницей – тогда уже не будет той пикантности. Снизу вверх он смотрел на её смеющиеся зелёные глаза, на милые рыжие локоны. Протянул руку, наклонил к себе.

   – Я вот не пойму – то ли ты настолько стерва, то ли так уверена в нас… И отчего я тебе всё прощаю? Их поцелуй лился долго и сладостно, как густой гречишный мёд из банки, а они всё никак не могли напиться. И лишь просунувшаяся меж листьев голова Берты, заявившей, что тут сосвсем рядом бегает маленький Паоло, заставила их нехотя оторваться друг от друга.

   – И вообще, сестра – тебя королева ищет, – заявила принцесса. Она подобрала подол платья и нахально села на место Фионы. Положила себе на колени голову Гуго и дерзко показала волшебнице язычок. Та не осмелилась не то, чтобы пустить в ход какую-нибудь зловредную магию, но даже и возмутиться – ибо по всему выходило, что следующей на очереди у Художницы была именно она. Лишь вздохнула и унеслась в шелесте юбок.

   – Я тут шла мимо и случайно услышала ваш разговор, – на щеках Берты разлился румянец. Гуго молчал, нежно и с лёгкой улыбкой глядя на неё. Запустил руку в её локоны, пропустил меж пальцев. Вздохнул – и заулыбался совсем. Но всё равно молчал, злодей.

   – Нам надо поговорить, братишка. Через час – там же, – и, чмокнув в кончик носа, ускользнула. Кое-как собрав в порядок свои смешанные мысли, Гуго прикинул, что до развалин замка Лоренца часа полтора на своих двоих. А стало быть – придётся идти на конюшню. Обнаружив попутно, что отсюда только-что кто-то выехал, он быстро оседлал огромного, недоверчиво косящегося глазом жеребца и выехал следом.

   – Интересно, догадается ли принцесса захватить поесть? – и он эдак смущённо обнаружил, что ему нравится думать о Берте как о сестре – и о женщине. Э-э, нет, так дело не пойдёт… На рынке оказалось довольно тихо и спокойно. Ввиду полуденной жары торговцы со своим товаром попрятались под навесами, и покупатели, в основном женщины, толпились там же. Довольно быстро принц наполнил сумку провизией и туда же погрузил здоровенную бутыль того самого, лёгкого вина, что нравилось сестре. К тому же оказалось, что вскользь брошенное графиней замечание действует и здесь – деньги брать отказались.

   – Прямо чувствуешь себя каким-то альфонсом… – озадаченно пробормотал Гуго, и припустил коня по улице. Застоялый жеребец рвался вперёд. Вот уже по сторонам мелькнули последние дома, и впереди была только прорезавшая виноградники дорога на Пьяджо. Прикинув на глазок, Гуго сообразил, что вот тут можно срезать изрядный крюк, и решительно свернул на просёлок. Через холмы, мимо оливковых и миртовых рощ – конь оказался хоть и не равным эльфийской породе, но на удивление хорошим. А потому, прибыв первым, принц в знак благодарности потрепал жеребца по холке и пустил на луг не стреноживая. Поднялся на ярко зеленеющий под солнцем холм, спрятал в тень дорожную сумку. Подумал чуть – и улёгся на тот же самый камень. Хоть замок и развалился невесть от чего – а всё же место хорошее, да и вид отсюда открывался просто изумительный. Правда, не в сторону Ривердэйла, а к дороге куда-то дальше – да в общем, какая разница? С присущей только солдатам сноровкой урывать сон везде, где только можно, он даже задремал, прежде чем услышал топот Бертиной кобылки.

   – Ну вот – опять дрыхнет на солнышке, как дворцовый кот, утащивший со стола колбасу, – голос сестры звучал сладчайшей музыкой на свете. Брат поднял голову, посмотрел, улыбаясь. И демонстративно облизнулся.

   – Я утащил кого-то гораздо лучше колбасы… Берта заливисто рассмеялась – и верно, она куда лучше и очаровательнее. Отсмеявшись, опять добыла из сумки плед. Подумав, пустила с холма свою кобылку и улеглась – головой на грудь брата. И тотчас же нежные пальцы принялись перебирать и ласкать её волосы, щёки, шею. А принцесса блаженно закрыла глаза на солнце и счастливо улыбалась, иногда тихо мурлыкая. Они ни о чём не говорили, эти двое, в глубине души уже всё решившие. И лишь когда женщина поняла, что ещё вот-вот и она не выдержит, она нехотя поднялась. Посмотрела чуть затуманенным взглядом.

   – Я хочу нарисовать тебя прямо сейчас – и в таком состоянии. Встань, и сними всю одежду. Принц весьма смущённо намекнул, что некоторые части тела могут её и смутить своей готовностью к немедленным действиям… На что Берта – нет, уже Художница – ответила, подозрительно часто дыша.

   – Так даже лучше. Вдохновлять будет. Только – мне придётся тебя касаться… всюду. Постарайся не разложить меня прямо на этом пледе, иначе всё испортишь. Потерпи чуть. Последний намёк был настолько ощутимым и многообещающим, что принц даже чуть заалел от собственных мыслей.

   – О-о, а покраснел, словно юная служаночка, которой впервые задрали юбку… Глаза закрой, солнце моё, они у тебя и так хороши – совсем мамины. Особые пожелания будут? Пожав плечами, Гуго заметил, что не худо бы немного прибавить роста, а то Фред своей шпагой в длинных руках два раза его чуть не достал.

   – Эта мысль мне нравится… Если рост, то и всё остальное… пропорционально, как говорил мэтр де Винчей… Она работала стремительно – никаких кистей или красок, когда лепишь человека. Воина. Её лёгкие касания скользили и отдёргивались, словно она обжигалась – и тут же возвращались рядом. И от этого по всему телу то словно бежали искорки, то лопались крохотные пузырьки, будто из бокала пенистого вина.

   – Глаза – закрой, – она чуть повысила голос на него, и тут же словно мимоходом её пальчики нежно пробежались по чувствительным местам.

   – Выдержка есть, – хихикнула она. Ещё немного сладких мучений, и чей-то нежный голосок шепнул в ухо.

   – Ну что, теперь почувствовал себя на моём месте? Искуситель, злодей и нахал. Всё, готово. С некоторой острасткой он открыл глаза. Ну, кроме роста почти ничего не изменилось, насколько он мог судить без зеркала. Да впрочем – Воин и не обязан быть красавцем. А принцесса обошла по кругу, ласково похлопала его пониже спины и кивнула головой.

   – Не утончённая прелесть Принца, не мягкое очарование Сказочника – но суровая красота Воина. Ты первый мужчина, которого я нарисовала. Ты мне нравишься. Очень. И всё же он оделся. Хмыкнул, слегка расслабил пояс, приспуская чуть ниже ставшие коротковатыми брюки. Спасибо, конечно, сестрица-художница… Поколебавшись, опять улёгся на камень. О чёрт, как же трудно удержаться от самого себя… Еле слышно вздохнув, Берта снова легла как прежде. Разочарованно улыбнулась, затем рассмеялась и шлёпнула Гуго ладошкой по груди.

   – Да, всё верно – Воин это не тупой солдат с грудой мускулов. Мозги полководца, хладнокровие разведчика, выдержка сидящего в засаде эльфа. Я всё время об этом забываю, так же как и об уме, скрывающемся в Кукле. Полезный урок – запомню на всю оставшуюся…

   – И всё же, я уже закипаю, – не открывая глаза, она нашла и вернула обратно в свои волосы не в меру расшалившиеся пальцы Гуго.

   – Жаль, что мы брат и сестра. Ох, как жаль…


Глава 23

   – Нет, вы все словно с цепи посрывались. Совсем приличия забыли. – заметила королева Изольда, и тень неодобрения пробежала по её спокойному величественному лицу. Прошло несколько дней, и вот, сегодня вокруг неё на прибрежном холме уже собрались все. По крайней мере внешне они выглядели уже не теми. Хотя и всего лишь бледными тенями тех, коими всем ещё предстоит стать. Величавый Учитель с молодым блеском глаз, и под ручку с ним подозрительно румяная Червовая Дама с задорным блеском глаз. Художница, подозрительно на кого-то похожая (ну, Берта, дождёшься ты у меня!), и обольстительно аппетитный Сказочник рядом. Ладно, пока потерпим… Милый и очаровательный Принц, за которым с радостью пойдут миллионы смертных. Естественно, рядом воплощение красоты – Принцесса. Этих двоих едва удалось вытащить из постели, и судя по их лукавым ухмылкам, они только и думают, как бы туда поскорее вернуться. Умница ещё колеблется, не знает куда примкнуть, но похоже – к Учителю. Примем к сведению. А вот и Рыжая Ведьма – воплощение женственности и непостоянства. Ишь, вцепилась в Воина – всеми лапками да ещё и хвостом, кошка драная… А вот Воин… малыш, ты-то меня и беспокоишь больше всего. Сила, непобедимая и неодолимая. И в то же время – непонятная. Ну добро бы хоть побил или обругал Принца за прошлые проделки – так нет, что-то задумал. И Принцессу словно не замечаешь – а от взгляда на неё даже у меня в сердце сладко ноет… Да, сейчас ты не дашь меня в обиду как сын. Ну, а когда перестанешь быть им? Влияние Королевы на Воина безгранично… и всё же – бывают моменты, когда и Королева бессильна себя защитить. Не хочется думать о всяких гадостях, на которые намекала Люция – но если бы там, при первой встрече… тогда я хотя бы знала, чего от тебя ожидать. Изольда вновь перевела взор на Художницу, уже готовую явить миру лик новой повелительницы. Эк её Сказочник раззадорил… или Воин? Уши оборву. Обоим!

   – Как я слыхала, надо раздеться? И тут неожиданно ответил Гуго.

   – Нет. Чтобы достичь невозможного, невозможное надо и совершить. Начинается! И что же?.. И тогда Художница (что-то ты у Воина в чести, лапочка-дочка. Заговор?) шагнула вперёд. Похоже – она поняла. Протянула ладонь почти к самой замершей на вершине холма женщине. Повела ею, вроде как что-то нащупывая. И – одним рывком сорвала с грубого холста реальности заплатку, доселе скрывавшую Королеву… На ногах устоял только Воин. Ну да – ему по должности положено. Зато остальные преклонили колени и головы, будучи не в силах вынести в первые мгновения обрушившегося на них величия.

   Юная и прекрасная, свежая и чистая, как капля утренней росы в солнечном луче. Блистающая внутренним блеском – и в то же время грозная, беспощадная… и такая родная.

Часть третья.

Глава 24.

   Испокон веков степи эти не принадлежат никому. Бесконечные, слегка холмистые и довольно-таки открытые равнины, открытые всем ветрам и невзгодам, поросшие жёсткой травой и тощими купами кустарника да чахлых деревьев в редких низинках у ручьёв, они наводят тоску своей унылостью и однообразием. Царство Света не спешит наложить загребущую лапу на здешние места, ибо ни толку от них, ни прибытку – а в случае чего защищать ровную местность ой как тяжело! Да и Королевство Хаоса тоже особо не горело желанием прибрать к себе эти бросовые земли. Пустошь, бесполезная и голая земля. Степь, одним словом. Вот так и вышло, что осталась она ничейной, пограничной, хотя и весьма широкой землёй, разделяющей двух давних и грозных соперников. И лишь иногда в ту или другую сторону проходят войска. То ли железная поступь идущих с восхода на закат легионов, закованных в воронёную сталь доспехов, сотрясает почву. То ли пешие и конные полки в блистающих латах выдвигаются в противоположную сторону – а все они спешили миновать Степь. Даже те, кто избегает короткого знакомства с коронными сыскарями, с унынием взирали на отвратительно незащищённые места – и спешили убраться подальше. Жулики ли, преступники или же порядочные контрабандисты, все морщились и направляли стопы поскорее отсюда. И всё же, и всё же. Внимательный и зоркий глаз, терпеливо озирающий волнующееся травянистое море, обнаружил бы здесь людей, и не только. Хоть и редко, а всё же негустые конские табуны кочевников мелькали в укромных местах, сторожко выпасаясь и постоянно будучи готовыми сорваться с места, укрыться от нескромного глаза. Два-три кочевых стойбища гуляли по степи, старательно уничтожая следы своего пребывания и даже перемещения. А мелькнувшая иной раз не в лад веяниям ветра и положению облаков тень наводила на мысль, что и существа зачарованного мира порой проходят тут. Может, бородатый гном из тайных подземных нор ищет редкую травку для своих кузнечных дел. А может, и легконогий эльф спешит куда по своим неведомым смертному делам. А возможно, просто кречет пролетел, отбросив крылами ненужную тень. Хотя, я бы вернее всего решил – померещилось. И посему не удивительно, что одинокий воин, проезжающий здесь в ту пору, когда степь расцвела после весенних дождей но ещё не совсем выгорела под летним зноем, нет-нет да и чувствовал на себе осторожные, словно соскальзывающие взгляды. Держа путь на ладонь правее восходящего солнышка, он равнодушно поглядывал на однообразный пейзаж. Иногда тренькал на маленькой цитре и вполголоса напевал немудрёные военные песни или печальные кабацкие баллады. Подрёмывал иной раз, покачиваясь в седле и с присущим лишь солдатам философским наплевательством относясь к возможным опасностям. И то – кочевникам не было никакого резона просто так нападать на крепкого темноволосого парня. Тем более что рукоять торчащего у седла здоровенного меча поблёскивала этакой потёртой и наводящей на мысль об изрядном опыте и умении ровностью. Да и боевой топор, притороченный с другой стороны, внушал уважение знающему взгляду. Наверное, и вовсе уж лишним было бы упомянуть о полированных, горящих на солнце добротных доспехах и припрятанных в разных местах сюрпризах вроде кинжала или небольшого арбалета. Кони – это да, другое дело. Оба чёрные, крепкой стати и горячего вида. Что основной, что заводной – они были изрядно выше низкорослых и злющих лохматых лошадок степняков и смотрелись бы рядом с ними как великаны в стае недомерок. Потому морщинистый, с продублёным невозмутимым лицом кочевник, втихомолку глядящий из-под прикрытия кустов, призадумался на миг – отчего бы это одинокий парень из Царства Света так вольготно едет в сторону Хаоса – но быстро выбросил всякие глупости из головы. Сколько веков враждуют оба великих государства, а степь вот она – ровная как стол и всё такая же вольная. И нет ей, казалось, ни конца ни края – ни во все стороны дивного и чудного мира, ни в молчаливой благосклонности богов.

   Сержант как раз присел у котелка с исходящей духмяным паром кашей, чтобы снять пробу и дать традиционное «добро» на обед, как с караульной вышки кубарем слетел солдат с квадратными и блестящими от возбуждения глазами.

   – Командир, светлые едут! Через полчаса будут здесь! – закричал он едва не в самое ухо молодым и насмерть перепуганным голосом. Чуть не выронив большую деревянную ложку, сержант тут же выправил свою оплошность и с треском огрел солдата по лбу.

   – Чего орёшь? – досадливо рявкнул он. – Пошамать успеем. Сержант несуетливо и степенно, как делал уже бессчётные сотни раз, полез ложкой в котёл. Снял пробу, прожевал, полуприкрыв глаза и глядя куда-то за горизонт. Ну что ж, вот оно начинается сызнова – сначала приезжает несколько посыльных от светленьких. Вежливо да учтиво предлагают сдаться – а потом, получив само собой разумеющийся отказ, наваливаются всей силой. Да так, что у всей армии тёмного короля Олафа глаза на лоб полезут да затрещат от натуги жилы. И вновь граф ван Зее будет метаться с конными полками, затыкая дыры, прошибаемые в обороне грозными и умелыми бойцами в блистающих доспехах. Вновь изнемогать станет всё великое и славное королевство. И вновь на долгие годы почти обезлюдеют города и сёла – война свою дань собирает щедро, беспристрастно и с обеих сторон.

   – Ну что ж… выходит, пришёл и наш черёд, – вздохнул сержант и, облизав ложку, спрятал за голенище. – В прошлую войну боги уберегли, теперь пришла пора отрабатывать жалованье сполна. И махнул рукой сигнальщику. На невысокий флагшток над вышкой заползли, лениво шевелясь на слабом полуденном ветерке, сразу два вымпела. Серо-белый, потёртый и родной сердцу (вернее, желудку) солдата «Обед». И ярко-алый с золотистым кончиком в углу треугольного полотнища «Вижу неприятеля». И у многих, завидевших его, дрогнуло и застыло на миг в душе человеческое «я». А на всех соседних вышках, стоящих в виду этой, продублировали тревожный сигнал, передавая холодящую жилы весть дальше и дальше – до самого сердца королевства и в Железный Замок короля, да продлят боги жизнь его. Застава на дороге, почти тотчас же растворяющейся в раскинувшейся на закате Степи, вовсе не отличалась ни многочисленностью, ни отборными вояками. Так, обычный пограничный отряд, живущий в длинной бревенчатой избушке и изо дня в день несущий рутинную службу. Но угрюмо поедающие наваристую, с луком и шкварками кашу солдаты сейчас хмуро молчали. Лишь иногда звякала ложка или еле слышно вздыхали молодые – а таковых тут было больше половины. «И вот с таким сбродом в драку лезть?» – сержант незаметно обвёл взглядом свою полусотню. – «Десяток крепких рубак, а остальные зелень такая, что просто тьфу!». Он незаметно поморщился. Хоть и гонял да учил молодёжь, и теперь они запросто раскатают в блин разбойную банду или отряд торговцев дурью, но против бойцов из Царства Света этого мало, ох мало! Те ж, светленькие, вояки отменные. Да и сюда меньше чем по десять тысяч не ездят… Он призадумался, вспоминая прошлую войну, когда сам ещё крепко сбитым юнцом попал в седьмой пехотный. Хлебнули лиха, конечно. Однако ж барон ван Хольм молодняк на убой гнать не спешил. Маневрировал, выбирал самое удобное для атаки или обороны место и время, берёг войска. Давал набраться боевого опыта. Хотя, когда нужно было, не щадил – и хотя в конце концов светлые отбились, кровью умылись изрядно. Обратно в родное тёмное королевство армия возвращалась ежели не с победой – то со славой точно. И вспомнил сержант себя – уже не юношу, но свежеиспечённого десятника с двумя красными нашивками за тяжёлые сражения да одной жёлтой – за дырку в ноге. И с какой гордостью он вёл свох пропылённых и потрёпанных, но непобеждённых орлов по мощёной чёрным гранитом площади. Мимо Железного Дворца, откуда на них светлеющим взором смотрел сам король.

   – Ну что ж, грех жаловаться, как говорится, – пробормотал он в выгоревшие на солнце усы. – Пожил славно, чести не уронил, да ещё и никак не меньше, чем десяток детишек соорудил. Конечно, добрая половина их родилась и выросла на землях Света в завоёванных деревнях и городах, кои потом пришлось вернуть напирающим легионам в полированных доспехах под бело-синим штандартом. А потом выдержать долгий путь на восход через выжженую солнцем Степь под почти непрерывными ударами конницы. Сержант, прикрыв глаза ладонью, поднял взор вверх. Но Эрик с высоты вышки, так нелепо смотрящейся в яркой и бездонной лазури, подал успокоительный знак – службу знаю, командир! Соседи оповещены, настроение бодрое, не подведём. А сам, ухмыляясь чернявой рожей, сноровисто наворачивал из доставленного ему туда котелка. Тоже бравый вояка, хоть в ту войну и не встречались. Благодушно вздохнув, сержант встал и осмотрелся хозяйским глазом. Но дополнительных распоряжений или указаний не потребовалось. Десятники своё дело знали туго, а уж при вести о светлых солдаты носились как угорелые. А над вышкой чёрный флаг с железной короной в нём высился особо гордо и надменно, грозя вечным небесам и неведомым врагам. Прикинув, что ещё успеет выкурить трубочку, старый служака поправил на себе воронёную кольчугу и вышел на дорогу, в тень караульной вышки. Вот так его, слегка расставившего по-хозяйски ноги и равнодушно попыхивающего дымком, и завидел одинокий всадник – в неистово сверкающих на солнце доспехах и о двух чёрных могучих конях. Сержант, потягивая горьковатый дух из старого мундштука с привычной губам протёртой выемкой, озадаченно хмыкнул. Странное дело – у всадника на копье не обнаружилось ненавистного бело-синего штандарта! А ведь стервецы эти светленькие обычно появляются, не преминув воздеть к самым небесам свою тряпку… Он цепко и внимательно осмотрел подъезжающего, уважительно оценив добротное и надёжное оружие, лёгкие доспехи и чудо-коней, на коих хоть бы и самому королю прокатиться не грех. Приезжий оказался молодым парнем несомненно благородного вида – ишь как горделиво в седле держится! Однако первая же встреча двух взглядов подсказала бывалому сержанту, что опытом этот чужак вряд ли уступит ему самому. Хм-м, непонятное дело… Подъехав, парень некоторое время разглядывал одиноко стоящего на дороге сержанта, облитого чёрной кольчугой и в ответ с ненавистью и сомнением рассматривающего дерзкого пришельца. Бросил беглый взгляд и на сдвоенную шеренгу копейщиков – сержант их не видел, но знал точно, что полусотня стоит позади него, построенная так ровно, что не придрался бы даже глаз полковника.

   – Здорово, служивые! – в серых глазах всажника мелькнула то ли насмешка, то ли одобрение. Сержант не успел рассмотреть точно, что же там было, в холодных, равнодушных и отчего-то знакомых глазах, но по вспотевшей спине пронёсся еле заметный холодок облегчения. Не сегодня. Не сегодня идти ему в полночь по Тропе Отчаяния.

   – Не могу пожелать того же вашей светлости, – процедил он и просто отсалютовал мечом. И по еле изменившейся осанке своего сержанта солдаты поняли то же самое – не сегодня. Заметил это и всадник, потому как откровенно ухмыльнулся и продолжил:

   – Как бы мне почирикать с вашим самым старшим? А сам спрыгнул, нахал, из седла и спокойно вытащил из чехла флягу. Сержант обернулся, шевельнул бровью. Эрик наверху вышки не один год знал его, посему прекрасно понял. Тревожный алый вымпел пополз вниз, а взамен в синеву неба под чёрный флаг выполз треугольник «Командира ко мне». Сняв крышку и вынув пробку, молодой приезжий пару раз отхлебнул воды, поморщился. Да уж, хоть лето и кончилось, но солнце шпарит ещё вовсю – да так, что вода едва не закипает во фляге, а мозги плывут от жары под раскалённым шлемом. Правда, этот непонятный лорд из Царства Света приехал без шлема, да и вообще вёл себя так, словно запросто подъехать к передовой заставе Королевства Хаоса и мирно поговорить ему было вовсе уж плёвым делом.

   – Вода найдётся коней напоить? – осведомился приезжий. Сержант прикинул, что для богатенького сынка из стана врагов он ни за что бы и капли не дал – но благородных животных морить жаждой, это уж вовсе не по-людски. А посему по его знаку двое молодых солдат выскочили из строя, умчались в лощину, укрытую неуместно зелёным на фоне выгоревшей степи кустарником, и вскоре приволокли от источника два кожаных ведра, сразу запотевших и роняющих алмазно поблёскивающие капли. Время тянулось так же неспешно, как и полёт кречета, лениво нарезающего круги в небе. Стекали капельки пота по жёстким и загорелым солдатским лицам, ручейки по крепким солдатским спинам, и вот наконец в почти звенящей тишине заслышался топот копыт. Капитан пограничной стражи спрыгнул с коня, небрежно бросил поаводья чуть замешкавшемуся, всегда сопровождающему офицера магу и подошёл. Вот тут сержант отсалютовал по всй форме, да ещё и с заметными только опытному взгляду знаками особого уважения. Шутка ли – под командованием ещё юного и безусого лейтенанта нынешний сержант отмахал не одну тысячу лиг и рубился не в одной схватке…

   – Ваше превосходительство, тут рыцарь от светлых, и вроде не воинственно настроен. Потребовал начальство да воды коней напоить. Что и было предоставлено! – твёрдым, но негромким голосом доложил сержант – чего по жаре да в тишине глотку драть? Офицер кивнул, дружески хлопнул своего одного из своих самых надёжных да опытных вояк по плечу. Мол, расслабься, разберусь. И, быстро осмотрев блистающего слепящим сиянием полированных доспехов чужака, неспешно подошёл. Сапоги его вздымали из степной дороги лёгенькие облачка светлой пыли, а сам он прикидывал – во что же это всё выльется?

   Гуго смотрел на приближающегося обманчиво-расслабленной походкой немолодого офицера и усмехнулся своим мыслям – ведь прямо руки чешутся выхватить из чехла чуть касающийся плеча, зовущий в битву топор и пройтись разящим вихрем по этим чёрным солдатам. Он ничуть не обманывался насчёт их численности. И всё же обычным бойцам нечего было противопоставить одному из лучших клинков Царства Света – пусть даже вооружённому не любимым мечом, оставшимся с той стороны коня, а боевым топором. Уж секирами он махать умел и, чего греха таить, любил. Тем временем офицер подошёл и отсалютовал, отдавая честь не столько сыну благородного рода, сколько грозному сопернику. Но в ответ на предложение назваться полным именем Гуго только покачал головой.

   – Не стоит, право – за такие знания ваш же король может приказать смахнуть головы не только посвящённым в эту тайну, но даже и заподозренным. А на вопрос о цели визита усмехнулся.

   – Да повидать бы тёмного короля Олафа, перекинуться парой слов. Коней вот, – он похлопал по чёрной лоснящейся шкуре. – В подарок передать. Офицер, безуспешно скрывая изумление, осторожно ответствовал, что по землям славного Королевства Хаоса выходцы из светлых земель могут передвигаться только в цепях или на погребальных телегах.

   – А я прибыл как частное лицо. Как дворянин – предположим, путешественник. Намерен осмотреть достопримечательности, попробовать вина с ваших виноградников, да засвидетельствовать по пути должное уважение хоть чужому, но королю. Кивнув в знак того, что понял, офицер призадумался. Ход его мыслей Гуго предугадывал почти верно. На шпиона или дознатчика он никак похож не был, а в политику черноплащнику лезть никоим боком не хотелось. И в конце концов после осторожных маневров да намёков двое сошлись на том, что есть тут неподалёку приграничный городок. Можно пока поехать туда, пожить пару дней, пока не прибудет кто-нибудь из столицы и не примет решение.

   – Барон ван Хольм лично, – безапелляционно сказал Гуго хриплым от жары голосом. – Или граф ван Зее – с остальными даже и говорить не стану. Дальнейшие переговоры привели к тому, что Гуго согласился снять сверкающие доспехи и ограничиться серого цвета лёгкой походной кольчугой – чтобы народ не пугать да не провоцировать. А офицер дал слово дворянина, что приехавший с миром благородный рыцарь будет в безопасности. На том и порешили. Принц не без облегчения снял изрядно оттягивающее плечи железо, забросил в специально для этих целей приспособленную дорожную суму крепкой кожи. Затем надел свою старенькую кольчугу, потянулся, улыбнувшись ощущению лёгкости. А в это время офицер отошёл чуть назад и вполголоса совещался со своим магом.

   – Ничего не понимаю, ваша светлость, – шепнул тот. – Оба шара подмаргивают – но что не маг, готов голову на отруб дать. И в самом деле – два небольших прозрачных шара, изготовленные неведомым образом в столице, в подвалах скрюченной и страшной магички Босхи, тускло мерцали. Если тот, что закреплён на дощечке и обведён кольцом белой краски и должен был сигнализировать об обладании испытуемым силой Царства Света, никого не удивил… то налившийся ночью такой же, обведённый кольцом мрака, явно свидетельствовал о принадлежности к высшим слоям власти самого Королевства Хаоса.

   – Чудные дела, – вздрогнул офицер. – И впрямь опрометчиво было бы допытываться имени от такого – ведь выходит, что его Сила прошибает даже испытательные шары… Маг в чёрном, ужасно неудобном в такую жару балахоне поджал губы и промолчал. Вполне могли бы быть и другие объяснения, но лезть в такие дела и впрямь не стоило.

   – В любом случае с этого парня даже волос упасть не должен, – заметил он.

   – Охранять надобно, как самого короля. Согласно покивав, офицер вновь отправился на переговоры.

   Гуго сидел на балконе в тени вьющегося, буйно заплёвшего всю двухэтажную гостиницу растения с пятиугольными зелёно-лиловыми листьями и терзал свою цитру. Мало того, он ещё и горланил песню, наспех подобранную на мотив здешнего королевского марша. Вдобавок к тому непотребству, что слова он нарочно подобрал самые разухабистые, так добронравным девицам с порядочными горожанами слушать её и вовсе было бы зазорно. Но лужёная глотка мающегося бездельем принца разносила по всему городку неприличные куплеты, вгоняя в краску одних и заставляя ужмыльнуться других.

   – Да пусть горло дерёт, – двое стражников на углу заржали, едва не потеряв свои копья, когда зычный голос второй день буйно гуляющего лорда оповестил округу, что творили с огурцами две девицы тёмной ночью. – Помнишь, как мы в Скавеле после дела отрывались? Парень в своём праве… Сказать по правде, Гуго вовсе уж не отличался буйным нравом, как он хотел показать окружающим. А вот проверить их реакцию на лёгонькую крамолу, да пощупать – насколько же простирается здешняя долготерпимость, это вот оно самое и было. Ибо королевский марш тут почитался едва ли не святыней. Но народ и солдаты оказались такими же точно родными и милыми сердцу раздолбаями, коими хоть пруд пруди и в родном Царстве Света. Родном ли? Принц так задумался, что едва не сбился с ритма. Но мгновенно выправился и тут же в весьма фривольной интерпретации вплёл в песню куплеты, услышанные в до поросячьего визга надравшейся моряцкой компании в таверне старины Фабио. Эх, как же далеко до утопающего в зелени Ривердэйла! Да и Лорндэйл, столицу, если вдуматься, домом тоже назвать язык как-то не поворачивался. Как ни крути, а столь понравившийся чужой остров, славящийся на весь мир вином и удобным расположением, больше подходил на роль милого сердцу пристанища. Но коль матушка Изольда сказала, что пусть остаётся сыну… При воспоминании о матери сердце сына потеплело. И руки сами собой плавно и незаметно перевели мелодию чеканного марша в мягкие и напевные переливы песен родного баронства. Заметив это, Гуго тотчас исправил свою оплошность, вернувшись к столь почитаемой здесь музыке – но так, что в его исполнении она уж очень стала походить на известную во всём мире разудалую и похабную песенку о пастушке Мэри и удалом драгуне. Под балконом остановился всадник. Уронив поводья, он некоторое время вслушивался в разливающуюся в вечереющем воздухе музыку, а затем осведомился:

   – Гуляем помаленьку, лорд? Перегнувшись через увитые зеленью перила, Гуго узрел в седле крепко сбитого мужчину с неуловимо властной осанкой. Спокойный и чуть равнодушный взгляд того в свою очередь обежал принца, на миг споткнувшись на его серых глазах.

   – А, барон! Поднимайтесь, тут ещё есть что-то достойное нашего с вами внимания, – и он выразительно звякнул бутылками. Барон ван Хольм – а это был именно он собственной персоной – усмехнулся, по-прежнему сохраняя цепкий и внимательный взгляд. Кивнув, спрыгнул с коня. Бросил поводья подскочившему солдату и пошёл ко входу в постоялый двор уверенной поступью знающего себе цену человека. Ещё бы – один из лучших полководцев тёмного королевства, ученик графа ван Зее. А уж о том уважительно отзывался даже барон Твидлих, немало шишек заработавший в столкновениях с ним… Хотя у Гуго при себе имелся большой, размерами более похожий на кисет кошель с ценящимся во всём мире металлом и даже парой векселей здешних банков, добытых графиней Люцией у шастающих по всем морям купцов, хозяин заведения снабжал молодого лорда всем необходимым абсолютно бесплатно. Правда, с философским выражением лица. Понятное дело – офицер шепнул что надо или повелел представить полный счёт позднее. В дверь номера постучали.

   – Не заперто! – рявкнул Гуго так, что перепуганные голуби взлетели с пыльной, кое-как мощёной улицы. Барон вошёл в комнату. Заметив, что молодой нахал даже и не подумал не то, чтобы вернуться с балкона, но даже и встать, он усмехнулся. Скинул перчатки, небрежно бросив их на столик, и проследовал наружу. Гуго ногой подвинул ему лёгкое плетёное кресло и в руках продемонстрировал две бутылки, с эдаким лёгким вопросом приподняв бровь. Ван Хольм предпочёл белое вино, тем более что посуда запотела от прохлады. Пробка оказалась удалена со сноровкой, свидетельствующей о немалом опыте. И тут же призывное, знакомое и милое сердцу журчание раздалось над парой чистых бокалов. А барон миолётно призадумался, отчего молодой человек даже не озаботился ничем из беззаботно оставшегося в комнате оружия. Но взглянув в глаза поближе, счёл что это не столько от уверенности в собственной безопасности, сколько как демонстрация, что этот светлый и голыми руками свернёт опытному воину шею, как цыплёнку. И ван Хольм начал потихоньку проникаться к этому ещё непонятному лорду тем уважением, о коем твердил ему офицер два дня тому. Разумеется, офицер и сын знатного лорда вовсе не прибывал лично в столицу королевства, славный и богатый Эксер. Говорили через сияющее радужными разводами зеркало, накрытое понятными только магикам заклинаниями. И вот теперь могучий барон убеждался, что чутьё его не обмануло. Ибо после нескольких обязательных, дежурных фраз вежливости сразу стало видно, что молодому человеку отнюдь не в новинку вращаться в самых высших сферах. Непринуждённость в изысканном и в то же время ни к чему не обязывающем разговоре, умение тонко сплетать оттенки смыслов и расцвечивать их искорками мысли. Изящество манер и одновременно суровая простота воина – всё это наводило на мысли. Очень и очень тревожные мысли. Итак, что же мы имеем? Молодой крепкий парень, древностью рода как минимум не уступающий самому барону. Не из тех писаных красавчиков, чьи услуги так щедро оплачивают увядающие дамочки, но и отнюдь не простая крестьянская морда. Боец такого уровня, что не хотелось бы попадаться под такого в сражении или дуэли. Образован по высшему классу – даже сам ван Хольм вряд ли смог бы в приличном обществе на лету цитировать ле Бодуэна или эльфийские сонеты без риска нарваться на поправку или уточнение. Лицо неуловимо знакомое, хотя серые глаза неоспоримо говорят о принадлежности к Царству Света. А пуще всего – некая слабо уловимая небрежность в обращении, которая человека знающего настораживает сразу и надолго… В конце концов Гуго, заметив становящуюся всё более заметной и даже неприличной задумчивость ван Хольма, с бледной тенью улыбки на устах заметил:

   – Не ломайте голову, барон. Если будете присутствовать при моём разговоре с королём Олафом, своими ушами всё и услышите. Самого ван Хольма изрядно покоробило такое небрежное упоминание о наводящем ужас на весь мир великом короле, сидящем на железном троне в своём дворце воронёной стали. Но он лишь залпом допил свой бокал, наслаждаясь прохладой и покоем после бешеной скачки через полстраны. Барон только вздохнул. Самое умное, что он мог сделать – это промолчать. И он оказался умницей.

   – Никогда не любил загадок, разрешить кои самостоятельно не могу, – задумчиво пробормотал один из двух всадников, вырвавшихся вперёд небольшого отряда конницы. Назад неспешно уплывали перелески и поросшие дубами холмы. Дорога нанизывала всё это на себя, словно ловкий повар надевал сосиски на длинный вертел. А сама тянулась и тянулась вперёд, где в неведомой дали упиралась в высокие и широкие чёрные ворота Эксера. Гуго, настоявший, что спешить особо некуда, а ему хотелось бы посмотреть славное Королевство Хаоса своими глазами, пожал плечами.

   – Вы имеете в виду, барон, что нет человека – нет проблемы? Ван Хольм ухмыльнулся.

   – Очень метко сказано, сир Майкл. Очень метко. Но я получил указание не спешить с выводами. Он обернулся, сделал сопровождающим знак «привал» и свернул у протекающего под мостом ручья вверх по течению. Спешились, беззаботно оставив коней вниманию солдат, и оба дворянина прошлись в тени деревьев, дабы немного размять ноги, пока будет готов небогатый, но сытный походный обед. Позади остались примыкающие к Степи пустоши, поросшие жёсткой пыльной травой. Уже пошли перелески и дубравы, а погода наконец-то смилостивилась к путешественникам. На смену солнцу хоть и не пришли осенние дожди, но облака закрыли землю от лучей солнца. И по прохладе ехать оказалось весьма и весьма приятно. Уже проехали и редкие замки здешних лордов – полунищих, но тем не менее гордых, словно в их жилах течёт королевская кровь. Встречали и огромные стада овец, и табуны лошадей, и поселения людей – то ли захудалые деревни, то ли уж очень разросшиеся хутора. Земля здесь была ещё скудной по сравнению с центральными и южными областями королевства, посему основным богатством почитался выпасаемый на пастбищах скот. И тем не менее, на дороге регулярно встречались королевские патрули под чёрным штандартом, а в ключевых точках – у мостов и переправ, колодцев и солончаков стояли крепкие бревенчатые форты. И судя по взгляду Гуго, службу там несли исправно.

   – Очень благоразумное решение, – кивнул он после несколько затянувшейся паузы в беседе. Подбежавший солдат гостеприимным жестом предложил начальству и их таинственному гостю пойти отобедать. По-серьёзному не готовили, лишь разогревали над огнём прихваченные из постоялых дворов да поселений припасы, а посему время экономили изрядно. После обеда дорога потянулась как-то веселее, тем более что барон разрешил откупорить бутылочку старого вина. По мнению самого «сира Майкла», бутылочка оказалась более чем скромных размеров, хотя и весьма приличного качества. Правда, за здоровье короля Олафа он пить отказался.

   – Это уж слишком, барон, – он пожал плечами. – Всё-таки для дворянина притворство или ложь это уже чересчур. Ван Хольм счёл сей довод весьма разумным, а посему выпили за популярную в армиях всех стран и капризную госпожу Удачу, по второй – за женщин, а после третьего тоста за здоровье присутствующих вино закончилось. Но под ставшим уже ощутимо зябким ветерком ехать оказалось весьма приятно, и хорошее настроение обоим не испортила то и дело срывающаяся сверху мелкая морось. И кавалькада всадников под чёрным стягом неторопливо углублялась в серединные области Королевства Хаоса.


Глава 25

   Скрипя всеми сочленениями и словно жалуясь на тяжёлую судьбу, старый корабль вновь и вновь взбирался на горбатые спины исполинских валов. Когда-то это был крепкий почтовик, не последний бегун на дальних и овеянных легендами океанских трассах. И не один год он плясал наперегонки с волнами, подставляя свои паруса поцелуям и ласкам ветров. Но каждодневный и ежечасный вызов стихиям ни для кого не проходит бесследно. Расшатались связи, одряхлели могучие шпангоуты, немилосердно скрипели расшатанные мачты. Лишь из былых заслуг да какой-то прихоти судьбы хозяева торговой компании не списывали на дрова эту развалину. А ещё Фиона, стоя на носу удирающего от бури ветерана, отчётливо замечала некое благоволение, чей-то благосклонный взгляд кого-то из небожителей. В поисках ответа на заинтересовавший её вопрос она облазила переваливающийся на волнах корабль, чутко принюхиваясь не столько своим прелестным носиком, сколько жадно и нетерпеливо рыщущими вокруг заклинаниями. Сев в умытом осенними дождями порту Ронда на ладный, поджарый трёхмачтовый барк «Хотстрим» под именем леди Абигайль, она рассчитывала за месяц, максимум два добраться на ту сторону океана в маленькое княжество Монтеро. О том, что с полуночи Монтеро граничит с могучим и великим Королевством Хаоса, терпевшего под своим боком карликовое государство только ради удобства проворачивать сомнительные делишки, Фиона не забывала ни на миг. Все дальнейшие планы были уже сто раз обговорены и одно только воспоминание о них вызывало брезгливую дрожь в пальчиках – да сколько ж можно? Однако осенние бури, широким крылом захватившие южные моря, изрядно задерживали корабль, к бесконечным хлопотам экипажа и досаде самой Фионы. Оттого-то она, пользуясь привилегиями знатной дамы и красивой женщины, развлекалась как могла и гуляла – от провонявшегося чёрт знает чем днища трюма до открытой всем ветрам площадки на мачте.

   – Нижняя это марс, а вот эта верхняя – салинг, – напомнила сама себе неугомонная волшебница, свесив ноги в бездоную глубину под ногами и с замиранием сердца прислушиваясь к своим ощущениям. Восторг пополам со страхом? «Да, это как раз то, что мне сейчас нужно!» Впрочем, ради пущей маскировки она не пользовалась своей силой, да и вообще чуть изменила внешность. И вот теперь, маясь от безделья и нерешённой загадки, она сидела в пугающей высоте. А мачта вместе с пресловутым салингом и осматривающейся по сторонам Фионой буквально летала из стороны в сторону подобно маятнику гигантских часов; испуганно вздрагивала, когда волна не в такт била в корму барка. Проваливалась едва не до самого океанского дна – и тогда по сторонам вровень с нею вздымались исполинские, свинцово-серые лоснящиеся туши. Или же подбрасывала восторженно улыбающуюся волшебницу под самые облака, несущиеся над головой. Паруса тут же с тугими хлопками забирали больше ветра, и Хотстрим ловко взбирался на широкую пологую спину очередного гигантского водного чудовища, чтобы, несколько мгновений горделиво покрасовавшись на такой высоте, снова скользнуть вперёд, в пугающую бездонную черноту впереди.

   – Ох и огонь девка, – одобрительно пробормотал рулевой, когда Фиона замёрзла и запросто, обняв какой-то толстенный и басовито гудящий от натяжения трос, съёхала вниз – прямо к тамбуру камбуза. Вдвоём с напарником он стоял у штурвала свою вахту. Опытным взглядом рулевой всматривался вперёд, не забывая, впрочем, поглядывать и за корму. Железной и уверенной рукой он поворачивал испуганной птицей бьющееся в ладонях колесо. Находил среди ежеминутно грозящих раздавить дерзкий парусник исполинов ту самую, единственную тропочку, которая не только выведет хрупкое изделие рук человеческих из-под удара, но и вырвет ещё кусочек пути вперёд. Мокры были уже и непромокаемые плащи, и грубой вязки свитера, и тёплые гетры. Но из-под капюшонов в ответ на приветствие дамы блеснули глаза и вылетел клубок дыма из короткой трубки. А Фиона влетела в тамбур, отряхиваясь на ходу на манер собаки и весело разбрасывая вокруг холодные брызги. Пинком открыв внутреннюю дверь, она переступила высокий порог и вошла в устойчивое тепло. Тут же одёрнула себя и вплыла в крохотную каюту как подобает истинной леди. Однако, следует отметить, что ввиду такой оказии как затяжная буря, перевернувшая все планы и заставившая капитана после долгих прений со штурманом изменить курс, оказала немалое влияние и на повседневную жизнь людей. Каморка меж камбузом и обшитой орехом и дубом кают-компанией (по совместительству столовой для господ пассажиров), где обычно моряки отогревались после вахты, по распоряжению капитана была открыта и для испуганных сухопутных обитателей. Уж очень тоскливо оказалось не видеть долго спокойные лица матросов, добродушную и деловитую физиономию верзилы-боцмана. Профессионально-озабоченный облик штурмана, прихлёбывающего чай с ромом. А пуще всего импозантную, мужественную фигуру капитана Эстрема. К удивлению самой Фи, капитан оказался весьма молод несмотря даже на отпущенную для солидности рыжеватую шкиперскую бородку. И всё же выглядел полностью на своём месте – впору хоть картину с него писать. Хихикнув и представив себе Берту на борту этого старого корыта, Фиона подсела поближе к Эстрему и легонько, в четверть силы сделала ему глазки. Ради разнообразия, на это путешествие она выбрала себе серовато-голубой цвет – но и этого оказалось более чем достаточно. Кое-как откашлявшись, смущённый и немного раскрасневшийся Эстрем отодвинул в сторону свою кружку и уделил внимание знатной даме.

   – Кэп, – весьма фамильярным и в то же время знающим себе цену тоном красивой женщины обратилась она к нему. – Отчего у меня такое ощущение, что корабль вот-вот развалится? Породистое лицо шкипера сначала пошло красными пятнами, так что заигравшие на скулах желваки в общем-то остались почти незаметными. И всё же бравый морской волк держал марку.

   – Вовсе нет, леди Абигайль. Заверяю вас, барк ещё переживёт и меня. Изобразив бровкой лёгонькое недоумение в разумной смеси с недоверием, Фиона самым нахальным и недвусмысленным образом вытребовала себе большую чашку горячего какао и вновь уставилась на моряка чарующими глазами.

   – Приходилось ли вам слышать о «Гончих океана»? – тем временем продолжил капитан. Фиона улыбнулась, пожала плечиками. И даже бледная до лёгкой зелени купчиха у края стола фыркнула на такой вопрос.

   – Разумеется, капитан Эстрем. Во всех портах и в тавернах всего мира до сих пор рассказывают легенды о них. Капитан уже пришёл в себя. Он отхлебнул из своей кружки, покивал головой и только потом продолжил.

   – Да, времена были знатные. Так вот, дамы и господа – наш Хотстрим когда-то был из той самой флотилии и звался «Леди».

   – Как? – от удивления лицо страдающей морской болезнью купчихи из третьей каюты даже разрумянилось. – Та самая «Леди»? Да это же было тридцать лет назад! Однако отдыхающие у переборки моряки похватали свои кружки и живенько перебрались за стол, поближе к говорящим.

   – Шкипер, а расскажи-ка ещё раз – уж больно интересная история. Капитан усмехнулся, и удивлённая Фиона заметила мелькнувшую в его глазах грусть.

   – Да, всё верно – история эта началась тридцать пять лет назад… Он оказался на удивление хорошим рассказчиком. Куда-то исчезли шатающиеся стены и проваливающийся под ногами пол. Лёгким шорохом на краю сознания осталась неистовствующая за бортом буря – и лишь круг света от качающейся под потолком лампы метался по всей каюте. И слушатели сами не заметили, как соскользнули туда. Туда, где в древние по меркам Фионы времена жил великий и ныне почитаемый моряками всех стран Вольфганг Переш. Мелкий и честолюбивый судовладелец с Зелёных островов, он негадано-неждано разжился наследством. То ли дядюшка-банкир на смертном одре отписал ему свои богатства, то ли демоны прямиком из преисподней притащили ему сундук алмазов и рубинов – толком уже неведомо. Да и не в том суть. Наследство оказалось столь велико, что Переш мог спокойно купить себе титул графа с соответствующими землями и преспокойно зажить в своё удовольствие.

   – Но предприимчивый молодой человек решил осуществить свою мечту, – капитан, чуть усмехнувшись при виде зачарованных лиц слушателей, поймал мечущийся над головами матовый шар лампы, раскурил от язычка огня трубку – и потекла дальше размеренная история. Переш собрал со всего света самых лучших и самых опытных корабелов. Самых искусных мастеров и могучих магов.

   – Я хочу строить корабли. Лучшие, небывалые в мире. Все, какие только есть восторженные слова и эпитеты превосходной степени – это и должно характеризовать их качества, – так говорил он собравшимся на палубе своей единственной шхуны, и ветер трепал их волосы, охлаждал разгорячённые от перспектив лица. Вот так на ферфях и было заложено целое созвездие «танцующих Л» – по какой-то своей прихоти Вольфганг называл все свои корабли на эту букву. «Ласточка», «Леди», «Лис» и многие другие – сразу после схода со стапелей корабли эти покоряли сердца моряков и провожающих их на берегу людей. Самые быстрые, самые лёгкие и послушные – как Переш и заказывал, они были шедеврами. Только самый лучший и отборный лес, никакой сосны или дуба. Каждая доска или брус, каждое соединение пропитывалось магией – до сих пор Хотстрим не знает что такое древоточцы или течь.

   – Представляете, дамы и господа? – капитан чуть подался вперёд, и в глазах его мелькнула гордость. – Тридцать четыре года кораблю, и до сих пор как бутылка – ни единой капельки в трюме! Белокрылыми посланцами разлетелись по миру чудо-корабли С фиолетовым вымпелом и белой литерой Л в них. Возили грузы, пассажиров и почту – но никогда не оскверняли свои борта оружием или работорговлей. Все порты с надеждой и затаённым дыханием следили, как незабываемое видение из чудесных миров, танцуя по лёгкой зыби, шутя обгоняет самые ходкие фрегаты или посыльные корветы. Моряки даже в пьяном бреду вздыхали, стуча о стол тяжёлыми днищами своих кружек, и вспоминали о мимолётной встрече среди океана, когда «Лучезарный» плёл свой узор на верхушках волн и как стоячих обходил далеко не самых слабых ходоков – причём его капитан сидел на мостике и пил чай с крекерами.

   – Воплощённая мечта! – как сказал один поэт, со слезами на глазах спускаясь с борта «Ласточки» после плавания. «Гончие океана» – как окрестили волшебные корабли моряки и прочий портовый люд. Им прощали всё – и разорившихся конкурентов, и чувство зависти, когда выходя из гавани одновременно и в одно и то же место назначения, на полпути встречали возвращающегося обратно «Лиса», надменно вздымающего в высь белую громаду парусов. И даже военные по молчаливому соглашению никогда не трогали «танцующие Л», хотя заполучить такой корабль в своё владение втайне мечтал любой адмирал или флотоводец. Шли годы, незаметно для морских ходоков отгремела где-то на суше война Хаоса со Светом, а они всё так же носились по морям и океанам. И всё же постепенно они исчезали. «Ласточку» захватили пираты, «Лис» и «Любимчик» затонули, напоровшись на рифы. «Лучезарный» погиб во время знаменитого пожара в порту Непира, причём очевидцы утверждали, что в это время народ на пристанях плакал не скрываясь.

   – Ещё несколько кораблей пропали без вести. В конце концов судовая компания разорилась, и остальные пошли по рукам, – в голосе капитана скользнула такая неприкрытая горечь, что Фиона без всякой задней мысли, успокаивающе погладила его по руке. – Вольфганг Переш не перенёс кончины своей мечты, и памятник с его последнего пристанища грустно смотрит на бухту родного острова. И столь велика оказалась сила слов моряка, что собравшиеся здесь увидели воочию. Увидели, как постаревший и седой Переш, нелепо ковыляя на парализованной от горя ноге, последний раз взобрался по еле заметной тропинке на верх высящегося у бухты холма. Как по щеке его скользнула скупая мужская слеза при виде кораблей в гавани и безбрежных просторов за ней. Как внезапно защемило от боли сердце… И как последний вздох великого человека и мечтателя унёс морской ветер, щедро развеяв по бескрайнему океану. Эстрем вздохнул и покачал головой.

   – И вот, ныне на плаву только переименованная в «Хотстрим» и прошедшая через несколько рук «Леди». Я справлялся в страховой компании в Ронде – остальные в списках не числятся. Купеческая супруга задумчиво качнула головой. Легонько, почти по-матерински погладила макушку уснувшего на столе мальчишки из соседней каюты.

   – А отчего вы не вернёте прежнее имя? Капитан задумчиво пожевал мундштук прогоревшей трубки. Перекинул её из угла в угол поджатых губ.

   – Старушка изрядно обветшала. Что вы хотите – изо дня в день бросать вызов всем стихиям. Магия понемногу улетучивается, и все свои прибыли я вкладываю, чтобы поддерживать корабль хотя бы в нынешнем, весьма жалком виде. Да и прежние владельцы щедростью не отличались. Мне просто стыдно – ведь на этом корабле в свой последний рейс вышел мой дед. Толстый негоциант из Монтеро, в сомнении теребя лацкан своего клетчатого пиджака, покивал седеющей головой.

   – Да, корабль обошёлся дорого, и ремонт его тоже выльется в круглую сумму. А услуги магиков ох как недёшевы! – и скривился словно от зубной боли. Фиона встала, в волнении прошлась по качающейся каюте. Вот она, разгадка

   – и вот оно, оказавшееся столь неожиданным, решение! Покосилась на наглухо закрытый… кажется, это называют иллюминатор, подивилась – за толстым стеклом снаружи явно пришло утро. Хмурое, несмелое, но утро. Она взглянула в словно освещённое внутренним светом лицо моряка, где сладостные воспоминания соседствовали с печалью. Ничего, капитан, ты ещё влюбишься в свою новенькую, словно с иголочки, «Леди». И поведёшь её трепетно и нежно в неведомые дали, затаив от восторга дыхание и со щемящей нежностью в сердце. Ласково и обмирая от волнения в душе, приведёшь на борт свою избранницу, мать будущих детей – и покровительница морей, чья резная фигура пристально и бестрепетно всматривается в океанскую даль под бушпритом, благословит вас на борту своей дочери. Вошебница незаметно выскользнула из каюты, вдохнув свежего холодного воздуха. Это ж надо так расчувствоваться! Теперь понятно, отчего фемины всех стран так обожают моряков… Вдоль борта по крытому переходу она прошла на нос. Дождавшись, пока двое матросов, возившиеся со снастями, не уйдут в другое место, она прошла ещё чуть вперёд и, ловко цепляясь за непонятного названия и назначения верёвки, спустилась к носовой фигуре барка. Морская ведьма с еле заметной улыбкой летела над волнами, и складки её весьма скупого платья плавно перетекали в завитки украшения над форштевнем.

   – Сестра, помоги мне, – Фиона потянулась рукой и осторожно коснулась щеки. В душе молодой нахалки вихрем взвилась маленькая буря, и волшебница с восторгом поняла, что её зов услышан. Словно в сером дымчатом тумане распахнулась дверца в залитые солнцем бесконечные океанские просторы, где белокрылая чайка мечты летит вперёд, не зная ни преград, ни сомнений. Они пришли на её показавшийся бы кому-то неслышным призыв. Все – и могучая хозяйка бурь, и лукавая хранительница ветров. Даже непроницаемо спокойная повелительница ночи с каким-то странным выражением лица заглянула маленькой рыжей ведьме в самую душу.

   – Хм, а ведь не врёт, – нимфа морских глубин шевельнула своим рыбьим хвостом и устроилась поудобнее на замершей волне. – Она действительно сестрёнка нам.

   – Хотя, надо признать, сухопутная и на редкость хитрая бестия, – белокурая и ясноокая Ледда неожиданно подмигнула обомлевшей Фионе. – Вообще-то, мы редко отзываемся на мольбы и ещё реже помогаем… Она задумалась ненамного, потом повела плечиком.

   – А отчего бы и нет? Фиона не абы кто нам, ей не грех, как говорится, и помочь.

   – Тем более, что устремления её чисты и благородны, – в голубых глазах нимфы мелькнуло то ли одобрение, то ли отблеск молнии. Ледда улыбнулась ободряюще. И, уже тая в солёном ветре, засвиставшем с новой силой, она уронила несколько слов. Беззвучно разлетелись они, оказав тем не менее своё могучее воздействие. И до ошеломлённой Фионы донеслись прощальные слова богини:

   – Не беспокойся, сестрица! Мы всё сделаем, и даже больше…

   Деликатный стук в дверь вырвал волшебницу из задумчивости над только что дочитанной «Историей славного герцогства Непир».

   – Не заперто! – ответила она, едва сдержав привычный порыв проверить визитёра заклинанием. Это оказался капитан собственной персоной. Исхудавший и чуть осунувшийся, он испросил разрешения войти. В сомнении прошёлся по тесной каюте, и только потом сообщил о цели своего визита.

   – Мне хотелось бы посоветоваться с вами, леди Абигайль. Он вздохнул, сделал над собой хорошо заметное опытному взгляду усилие.

   – Ветер переменился, и теперь нас несёт прямиком к Ривердэйлу. Пожав плечами, отчего на них шевельнулись замаскированные в тёмно-русый цвет локоны, Фиона небрежно заметила:

   – И что же, господин Эстрем? Как я слыхала, тамошняя графиня откровенно покровительствует морякам. Да и переждать бурю в бухте куда лучше. Капитан раздражённо дёрнул щекой.

   – Ещё пару лет назад, да наплевать бы на любую непогоду – я повёл бы корабль нужным мне курсом, – он скомкал в руках фуражку, затем расправил её. – Но «Хотстрим» обветшал, и мне приходится щадить ветерана. Он наконец решился.

   – Я честный человек, леди. Но заплатить за стоянку, портовые пошлины и мелкий ремонт нынче не в состоянии – всё ушло на починку треснувшей мачты в Ронде. В ушах Фионы колокольцем прозвенело эхо капитанских слов. Да, ты честный человек и хороший моряк – но увы, бедный и находишься на грани банкротства.

   – Стало быть, идти прямо через океан мы не можем – буря гонит нас к югу?

   – уточнила она. Дождавшись горестного кивка от опечаленного Эстрема, она шаловливо блеснула глазами. И подпустила в голос чего-то такого… нет, не магии. Этакого извечного и женского – спросите при случае у Королевы. Только не думаю, что её величество вам ответит.

   – Не беспокойтесь ни о чём, почтенный капитан. Вы верите моим предчувствиям? И она взглянула в грустное лицо бравого моряка, как умеют только женщины и только некоторые из них, и тот невольно упал на одно колено и приложился к ручке, не выдержав взгляда в упор этих серо-фиалковых, затягивающих и чарующих девичьих глаз.

   – Верю, леди, – коротко ответил шкипер, склонив перед молодой очаровательной дамой стриженую голову.

   Фиона тихонько сидела в уголке заведения старого Фабьо и от тоски наливалась вином. За стенами выл словно сорвавшийся с цепи ветер, печаль плескалась по её сердцу от одной только мысли – как там Гуго? А нужный человек всё не приходил. И когда уже терпение молодой волшебницы готово было лопнуть и разлететься тысячей гневных осколков вместе с останками этого острова, в дверях показался капитан Калхан. Почтенный моряк отряхнул влагу со своего блестящего от дождя плаща, повесил его на вешалку и степенно прошествовал в залу. Поздоровался с ватагой в углу, ущипнул пониже спины смуглую и отозвавшуюся шаловливым смехом разносчицу. Поговорил с хозяином заведения и сделал заказ. Не так уж и трудно оказалось Фионе подправить незаметные прочим течения и веяния, чтобы изголодавшийся старый моряк выбрал столик для ужина как раз тот, где в одиночестве волшебница уже сидела как на иголках. Сам собой завязался лёгкий, ни к чему не обязывающий и в то же время вежливый разговор. Под конец, когда капитан уже доел свою «треску по-королевски» и потягивал стаканчик лёгкого белого кьянти, Фиона сообщила о себе, что она пассажирка с «Хотстрима» и пережидает здесь непогоду.

   – А-а, слыхал, – степенно кивнул Калхан. – Эстрем – жёсткий, способный капитан и порядочный человек.

   – А правду ли он говорил как-то в кают-компании, – волшебница от возбуждения блеснула глазами. – Что его корабль это прошедшая через несколько рук и изрядно обветшавшая «Леди» – из тех самых, знаменитых «гончих океана»? Почтенный моряк вскочил стремительно, словно дубовая скамья укусила его за седалище.

   – Что? – и выскочил из таверны в таком волнении, что не попрощался с дамой и даже – о ужас! – позабыл на краю стола свою широкую треугольную шляпу. «Вот и всё – Умнице он после проверки непременно доложит, а уж та быстро сообразит, что и как делать» – почувствовав, как от облегчения после хорошо сделанного дела вдруг разыгрался ещё тот аппетит, Фиона с сомнением принюхалась к витающим в воздухе ароматам стряпни. Заказала и себе треску, да ещё и кувшинчик во-он того белого вина. И варёного с зеленью омара. Дела пошли

   – гулять так гулять!

   С колотящимся сердцем, стоя на вдруг ставших ватными ногах, капитан Эстрем обвёл взглядом присутствующих. Уж не мерещится ли ему всё это, упаси морские боги? Сама графинюшка пригласила его в свой знаменитый Домик-на-Холме, полюбопытствовала насчёт корабельных бумаг, угостила отменным винцом да вежливой беседой – с подходцем и уважением. Но это всё ещё бы ничего – в конце концов, род Ривердэйлов славен на полмира своим радушием и гостеприимством. Но эти последние слова:

   – Капитан, сколько я вам буду должна за возможность осмотреть и отремонтировать вашу «Леди»? Согласитесь, в самую пору ущипнуть себя за бок, и призадуматься при этом

   – да крепко ли сидит на плечах голова и не завязались ли двойным узлом мозги? Да вернувшись в свою каюту, употребить на сон грядущий чарку неразбавленного рому…

   – Вы не могли не слыхать, капитан Эстрем, что остров наш защищают могущественные волшебные силы. Так вот – они умеют не только бить по вражеским силам, – одною только бархатной дружелюбной интонацией её светлость могла нынче убедить кого угодно и в чём угодно. – С куда большей радостью они творят. Графиня встала со своего кресла – нечто среднего между троном и чудищем с плоской высокой спинкой, творения полубезумного гения столяра Пьетро. Она прошлась по тенистой зале, лукаво посмотрела на моряка, так и отказавшегося, несмотря на настойчивое предложение, сесть в присутствии её светлости.

   – Так вот, коль скоро осенняя буря принесла белокрылую «Леди» в ласковые ладони Ривердэйла… Это судьба, капитан Эстрем. Изрядно сбитый с толку моряк молчал, чувствуя как от непонятного волнения скачет сердце, а пересохшие губы отказываются повиноваться. А графиня, очаровательно волоча за собой короткий шлейф платья, подошла к окну. Миг-другой всматривалась сумерки, разрываемые в клочья разгулявшейся окончательно погодой, а затем поворотилась к капитану. В движении её скользило столько изящества, помноженного на природные (ах, Берта!) данные, что сердце моряка едва не выскочило из груди. «А почему бы среди прочих не появиться Капитану?» – от этой мыслишки Люция так взволновалась и пришла в восторг, что едва удержала себя от восхищённого возгласа.

   – Посмотрите мне в глаза, капитан Эстрем. Сами собой зажглись свечи в настенных канделябрах и подсвечниках. Бешеные огни заплясали танец с тенями по углам, и даже ароматические факелы – подарок темнокожих купцов с далёкого полудня – зажглись дымными огоньками. В боковую дверь бесшумно влетела Санни-Челина, немало озабоченная тем обстоятельством, что прямо в Домике творится такая сильная волшба. Однако Червовая Дама мгновенно разобралась в ситуации – уж над обшивкой носовой части «Лучезарного» она в своё время корпела вместе с молодым красавцем Сибелисом. Ах, какие времена были…

   – Ничего не бойся, шкипер, – она поощряюще улыбнулась и под локоток подтолкнула моряка. Тот сделал шаг вперёд – и его твёрдый, хоть и немного сбитый с толку взгляд сразу утонул в глубине прекрасных женских глаз. Сердце ещё раз-другой судорожно трепыхнулось напоследок… и всё кончилось. «Он не отвёл глаз перед лицом судьбы!» – душа Люции пела, а сама она едва не пустилась впляс. Мало таких твёрдых и в то же время чистых людей, что могут трепетно и в то же время уверенно раскрыться ей навстречу. Шепнув племяннице (и наставнице) пару слов и прояснив ситуацию, графиня подошла к своему креслу и осторожно села на краешек. Всё бы хорошо – нет, просто чудесно! Но кто-то определённо ей ворожит… Задумавшись на миг, её светлость оставила на потом свои непростые думы и обратилась к смятенному моряку:

   – Капитан Эстрем, я повторяю вновь свой вопрос – сколько вы затребуете за работу над «Леди»? Думайте быстрее – мне нужно идти готовить и собирать Силу… а если я что решила, будет по-моему!

   Эстрем стоял на пирсе и не знал – верить ли ему своим глазам или нет. От волнения перед увиденной картиной он хотел было снова ущипнуть себя, но вовремя спохватился. И так синяков на боку хватает. Волшебным, непостижимым образом бухта до сих пор не уснувшего Ривердэйла оказалась накрыта невидимым колпаком спокойного воздуха. Вода блестела ровно, словно тёмное зеркало. Даже приветливые огоньки домишек на том берегу и яркий, ритмично подмаргивающий глаз маяка не дрожали своим отражением. А у пятого причала, непостижимым ни уму ни сердцу образом над морем воспарила «Леди». Слабо светясь нежно-голубым сиянием – всем корпусом, рангоутом и даже такелажем – корабль застыл рядом с камнями пирса, где развернулась суета работ. Кто-то зычным голосом бывалого корабельного плотника требовал брус сорок-на-восемьдесят из каменного дуба, а повозка из верфи (растудыть вас через русалку!) привезла тиковые доски и ореховые клинья. По днищу самым волшебным образом, словно по ровной земле ходили люди и небрежно, шваброй или метлой легко очищали его от намертво приросших водорослей и ракушек. А у основания причала в большом котле варила своё зелье прекрасная и растрёпанная ведьма Санни-Челина. Дюжий матрос из экипажа «Леди» здоровенным черпаком разливал исходящее бледным зеленоватым светом варево по вёдрам подбегающих людей, и те спешили к кораблю, чтобы втереть волшебный эликсир в каждую доску и каждый клочок корпуса. Приглядевшись, капитан приметил, как запросто стоящая почти вверх ногами у килевого бруса девчонка со спущенным на одной коленке чулком тут же пинком опрокинула принесённое ей ведро и принялась шваброй размазывать мерцающую лужицу по обшивке. А у пера руля двое парней, с хохотом рассказывая друг другу развесёлые истории, натирали штыри крепления, запросто шлёпая по зеленоватым светящимся бликам босыми ногами. Спохватившись, что стоит столбом и бездельничает в то время, когда должен проявлять образчик бдительности и рачительной хозяйственности, Эстрем подошёл поближе и принялся осматривать каждый уголок знакомого много лет корабля. Однако оказалось, что боцман Ленд и пара бригадиров с верфи дело своё знают, а весело болтающий народ исполняет их указания быстро и обстоятельно. Осторошно перешагнув через фальшборт, капитан самым волшебным образом пошёл по крутому борту, пленяющему глаз знатока своими плавными изгибами – ведь недаром на всех «танцующих Л» в подводной части не было места, где четырёхфутовая линейка по всей длине плотно прилегала бы к обшивке. Осторожно перебирая ногами и запретив себе удивляться чему бы то ни было, Эстрем скоро добрался и до днища. Над головой мерцало тихо хлюпающее зеркало воды, а вокруг пыхтела какая-то девчушка, одной рукой грызущая здоровенный персик. На ноги ей были надеты большие щётки с ремешками, и девчонка запросто каталась на них словно на коньках зимой, полируя обшивку из горного вяза до умопомрачительного блеска.

   – Па-аберегись! – совсем рядом с капитаном опрокинулось очередное ведро, обдав его раскалёнными словно лава брызгами. Против ожидания, капли с него испарились почти сразу, оставив лёгкое чувство щекотки и отчего-то запах зелёных яблок. А двое смуглых и усатых парней, блестя лоснящимися от пота спинами, тут же принялись растирать эликсир. Пройдясь и самым внимательным образом присмотревшись, принюхавшись, а пару раз даже приложившись щекой и прислушавшись к свим ощущениям, Эстрем вполголоса буркнул, что киль надо бы пропитать дважды – уж больно большая на него нагрузка. Его слова непонятным образом оказались услышаны, и чей-то громогласный бас заревел на всю бухту. Если опустить отсылы к морским чертям и прочие, столь любимые моряками солёные словечки, общий смысл свёлся к тому, что Санни-чтоб-тебя и вот-туда-тебя, такой-то-матери-шкипер требует повторить пропитку килевого бруса и фальшкиля, чтоб их всех шваркнуло-об-это, а сверху приголубило якорем-трам-тарарам, да прямо по темечку! Ведьма где-то над головой хохотнула, сыпанула охапку чего-то в свой котёл, отчего гуще повалил дым, тянущийся мимо капитана и уплывающий в мутную темноту неба под ногами. А цепочка снующих туда-сюда людей уже направила передаваемые вёдра к килю, и капитану волей-неволей пришлось отойти, чтобы не мешать. Напоследок самым пристальным образом осмотрев руль вместе с креплением, Эстрем отметил, что и тут необходимо повторить. Едва продравшись через сразу поднявшуюся вокруг кормы «Леди» суматоху, он осторожно пошёл дальше, и вскорости, к своему облегчению, ступил на сияющую палубу. Задрав голову, посмотрел вверх. Но там людьми распоряжался боцман, а уж в этом случае вмешиваться нужды и вовсе нет – старина Ленд скорее поубивает всех, нежели допустит что-нибудь этакое, а не то что упаси боги, небрежность. Заглянув в трюм, капитан обнаружил, что груз парит посередине пустого пространства, а бригада из горланящих зазудалую песню местных вовсю втирает содержимое подаваемых сверху вёдер, не пропуская ни единой щелочки. Здесь за работами присматривал штурман, от которого вкусно пахло душистым перцем, рыбой и местным вином. В проём люка сверху всунулась чья-то курчавая и лохматая глова.

   – Капитана на причал, срочно! – завопила она ломающимся баском подростка и тут же исчезла. Заинтригованный Эстрем направил свои стопы куда сказано. И едва он шагнул на камни пирса, как к нему подскочил пухленький человечек и, представившись здешним ювелиром Соломоном, потащил капитана к стоящей рядом телеге. Он откинул лёгкую ткань, и ошеломлённый Эстрем едва не ослеп – так резанула по глазам большая плоская буква Л, казалось, отлитая целиком из благородного металла.

   – Что вы, что вы, почтенный капитан! – замахал руками ювелир. – Как можно нагружать корабль бесполезным весом? Тонкие золотые листы, раскатанные до толщины волоса, и мы с племянником почли за честь заняться заказом нашей графинюшки. Трижды переспросив огорошенного видом сияющей буквы капитана – всё ли так, и не будет ли каких поправок или пожеланий, да можно ли браться таким же образом за буквы Е, Д и И, да выспросив, не слишком ли простецкая основа – красное дерево на серебряных клёпках с пропиткой из «зелёной» магии, непрестанно любезничающий и кланяющийся Соломон наконец утёр лицо большим красно-клетчатым платком и умчался работать.

   – За племянником таки глаз нужен – глядишь, человеком станет! – извинился он и умчался работать дальше. И уже под утро, безошибочно угадываемое опытным моряком, работы наконец оказались закончены. Не удивляясь ничему и лишь отплёвываясь от набившего оскомину запаха магии, капитан облазил напоследок весь корабль и даже не поленился забраться на каждую мачту – осмотреть их все. От шпора, упирающегося в глубине трюма в килевой брус и до заново вызолоченых клотиков. «Таково было пожелание графинюшки, и я скорее продам последние штаны, нежели откажу её светлости в малейшей прихоти» – так сказал уставший и взмыленный толстячок-ювелир, обнимая на радостях своего прибывшего на причал племянника. И даже ноки реев на добрых несколько футов блистали благородным металлом

   – на фоне лаково-чёрного рангоута это смотрелось особо щеголевато.

   – Красавица! – сокрушённо вздохнул Калхан, самолично руководивший приведением в порядок штурманской рубки и мостика. Старый капитан снял с седеющей головы свою знаменитую треуголку и молодецки швырнул её о древние камни.

   – Шкипер, а возьми меня хоть простым матросом – на один рейс! – во взгляде моряка блистали то ли слёзы, то ли немая мольба, и расстроганный Эстрем сообщил Калхану, что с удовольствием возьмёт не только его, но и ещё десяток моряков. Ибо посыльный от графини уже вручил ему чек на весьма радостную сумму и два «вкусных» фрахта от Садамских купцов. А в экипаже не хватает рук… В это время небеса озарились белым туманным светом. Он сгустился, приблизился – и втянулся внутрь всё ещё парящей над водой «Леди». И от этого стоящие на корабле и вокруг радостно засмеялись – словно в детстве, когда их подхватывали любящие руки матери.

   – Пора! – решительно встряхнула головой Санни, и подтолкнула Эстрема вперёд. Бегом, волнуясь как юноша на первом свидании, он промчался к носу своего корабля. Здесь у бушприта уже покачивалась подвесная люлька на талях, и простоволосый моряк немедленно был опущен чуть ниже, где лукавая морская ведьма уже поблёскивала глазами в предвкушении бега над волнами. Задыхаясь от переполняющего его счастья, капитан осторожно погладил оказавшуюся тёплой и нежной щёку, а затем, закрыв глаза, приблизил свои губы к милой и лукавой усмешке… Их поцелуй был откровенным и даже бесстыжим. Затянувшийся, казалось, на целую вечность, он высветил в душе моряка каждый уголок. А взамен вся «Леди» словно озарилась внутренним светом, и ласковый смех её радостным колокольчиком пронёсся над гаванью. Обручение – так назывался этот древнейший обычай, когда душа капитана отныне всецело принадлежала прекрасному кораблю. А «Леди» навеки берегла и слушалась моряка, словно благородная лошадь чуткого и умелого наездника… Обомлевшего и едва не теряющего сознание от переполняющих всё сердце чувств Эстрема на руках отнесли в его каюту и осторожно уложили на койку. И быстро-быстро сбежали на пирс. Ибо в тот миг, когда Она и Он остались наедине, бесшумно лопнул закрывающий бухту от непогоды колпак. И когда ветер ворвался в пространство защищённой от волн гавани, «Леди» плавно и легко, словно купальщица в воду, почтила своим присутствием Ривердэйл. Это была сказка, мечта. Капитану купеческой шхуны из Нэпира сразу стало стыдно за неказистый вид и закопчёные борта. А стоящий по другую сторону щеголеватый королевский фрегат из Царства Света показался рядом с красавицей угрюмым мрачным верзилой. Пришедший в себя Эстрем осторожно выбрался на палубу. Погладил словно поющие неслышную песнь под ладонью доски, выпрямился. Помахал с борта сгрудившимся на причале людям – и восторженные вопли перекрыли даже непогоду. Подъехавшая к этому времени графиня, проведшая у Зеркала полночи, вид имела усталый, но весьма довольный.

   – А этот Эстрем знает толк в поцелуях, – доверительно шепнула она потной до неприличия Санни-Челине, и обе проказницы тут же обменялись понимающими лукавыми улыбками… И если бы кто-нибудь взглянул с небес на затерявшийся в океане Ривердэйл, то заметил бы зелёные, неприлично сверкающие от удовольствия глаза рыжей ведьмы. Она сидела в уголке парка под качающейся от порывов ветра пальмой и устало отдувалась. Работёнка в эту ночь выдалась ещё из тех – Люция пока что работает грубовато, вот и пришлось Фионе выправлять да потихоньку сглаживать всплески Силы.

   – Я ведь тоже леди, и тоже ведьма, – мурлыкнула волшебница, ощущая за домами мягко покачивающуюся на зыби сестру с чуть скошенными назад тремя мачтами. И два потускневших от усталости огонька рядом – Люция и Челина. Фыркнув от ощущения их своим уж сильно раскрывшимся естеством, Фиона вдруг вспомнила серые и родные глаза Воина. Где ж ты сейчас, мой милый и желанный? Ведь сушей поехал – и сейчас небось где-нибудь на сеновале постоялого двора охаживаешь млеющую от счастья простушку? Фиону от одной только этой мысли взяла такая злость, что она с досады взглядом разнесла в пыль валяющийся у забора булыжник. Незаметно осмотревшись

   – не приметил ли кто? – она тихо зарычала от переполняющих её чувств. А затем направилась в заведение Фабьо с твёрдым намерением налакаться до такого состояния, чтобы в свою каюту на «Леди» её занесли не как принцессу – словно дрова…


Глава 26

   Выйдя на покачивающуюся палубу, по которой ветер нёс обрывки пены, Фиона с удовольствием вдохнула холодного свежего воздуха. М-да, после вчерашнего в глазах ещё немного зеленело, а к горлу подкатывала противная муть, но волшебница мстительно не пользовалась протрезвляющим заклинанием, здраво рассудив, что лучше положиться на естественные процессы и покрепче запомнить на будущее о последствиях неумеренных возлияний. И всё же она обратила внимание на плавную, лёгкую и игриво покачивающуюся походку «Леди». Насколько же она отличалась от недавнего, спотыкающегося и неуверенного ковыляния дряхлого корабля! Против ожидания, Фиона сумела самостоятельно сделать несколько шагов и обняла поющую весёлую песнь мачту. Нет, какое же это всё-таки чудо – такого единения корабля и моря она не чувствовала ещё никогда. Красавица скользила меж гигантских валов словно сама Фиона меж закованных в сталь здоровяков-гвардейцев – весело и очаровательно подмигивая каждому да посылая налево-направо воздушные поцелуи. Капитан обнаружился на корме, и вид у него до сих пор был счастливый и немного ошеломлённый. Он о чём-то переговаривался со стоящим на руле Калханом, удерживающим штурвал кончиками пальцев и легко, словно пёрышко, направляющим стремительный бег корабля. Прикоснувшись пальцами к шляпе, Эстрем уделил знатной и таинственной гостье самое вежливое и пристальное внимание. В ответ на вопрос о состоянии дел он смущённо улыбнулся:

   – Да вы и сами изволите видеть, леди – чудеса всё-таки случаются! Да, слова тут были излишни. Достаточно постоять немного на палубе и прикоснуться к басовито гудящим вантам, подставив лицо солёным брызгам.

   – А как быстро мы плывём? – поинтересовалась Фиона, не без труда оторвавшись от радужных и безоблачных мечтаний, прямо-таки навеваемых плавным движением корабля.

   – Моряки говорят «идём», – и капитан распрядился забросить лаг. Двое матросов тут же зашвырнули за борт какую-то штуковину, в коробке что-то защёлкало, затренькало, и один из них тут же восторженно завопил:

   – Семнадцать узлов, шкипер! Стушевавшись под строгим взглядом капитана, он тут же опомнился и доложил по всей форме. А Фиона по своей непоседливости и милой привычке докапываться до истины поинтересовалась – семнадцать узлов это много или мало? Эстрем пожал плечами:

   – Ветер чуть переменил направление к восходу, так что теперь он для нас самый что ни на есть попутный. Но мы ещё отошли недалеко от Ривердэйла, и как бы находимся в его тени. Вот ближе к ночи посмотрим… И многоопытный капитан оказался прав. Едва над горбатыми просторами спустились не сумерки, а лишь только тень их, как началось. И такое, что Фиона на некоторое время даже струхнула – словно все демоны океана сорвались со своих цепей и, визжа и хохоча, принялись носиться над одиноким кораблём. Однако трёхмачтовая красавица лишь пренебрежительно повела носиком да прибавила хода. Капитан молодецки тряхнул головой да распорядился поставить какие-то там королевские паруса. И волшебница с замиранием смотрела, как матросы полезли в невообразимую пугающую высоту, почти на самый верх царапающих низкое небо мачт. Крохотные клочки серой парусины напряглись, и теперь корабль весь оказался укрыт парусами, словно куст сирени цветами в мае. И «Леди» не подвела – лишь громче запела победную песню, танцуя с волнами в белоснежных кружевах пены. И понесла немыслимую при попутном шторме громаду парусов легко и непринуждённо – да ведь она и была рождена для такого! Для стремительного и прекрасного бега над волнами. Капитан смеялся и плакал, когда матрос с круглыми от восторга глазами сообщил:

   – Двадцать узлов, сэр! И идёт легко, вот уж воистину Леди! Эстрем обернулся к щурящейся от ветра и клочьев пены Фионе. Миг-другой смотрел на неё, а затем шагнул ближе и почтительно поцеловал руку.

   – Двадцать узлов, леди Абигайль! Сорок лиг в час – неслыханное дело! Фиона осторожно скосила глаза за борт. Но от вида уносящихся назад барашков и пенных струй ей стало немного не по себе. А капитан в своём восторге ничуть не разделял её опасений:

   – Двадцать узлов! А ведь мы не гоночная яхта и не легкогружёный пассажирский скороход – «Леди» всё-таки грузовой корабль, и у меня в трюме почти тысяча стоумов груза (около восьмисот тонн – прим.авт) Волшебница всё-таки прониклась его восхищением и вздохнула с некоторым облегчением.

   – И никаких поводов для волнений? Во взгляде шкипера мелькнула укоризна.

   – Голубушка, как можно? «Леди» как раз и была создана для этого – полёта с попутным штормом! Из дополнительной парусности я даже могу поставить лунные и ещё немного прибавить хода – моя красавица несёт паруса легко и совсем без напряжения. Но тогда мы рискуем прийти в Монтеро раньше срока и огрести штраф от тамошней купеческой гильдии. Получив от капитана подтверждение, что с таким ходом «Леди» не только наверстает потерянное время, но и придёт в порт назначения вовремя, Фиона изрядно повеселела. Настолько, что поблагодарив моряков, прошла на нос несущегося сквозь бурю корабля. Постояла некоторое время у бушприта, со страхом и восторгом глядя вперёд – большой корабль летел сквозь хаос со скоростью породистой лошади и уверенностью снежной лавины. И от этого ощущения молодая женщина получила просто-таки неописуемое удовольствие. Настолько большое, что она кивнула своим мыслям и принялась строчить что-то на клочке бумаги, закрывшись от ветра полой широкого морского плаща и покрывая листок ровными светящимися строками – благо надменно выпяченный парус укрывал её от любопытных взглядов. И когда в ответ на её призыв из низко нависающих тёмных туч на плечо волшебницы сел огромный буревестник, она прикрепила к лапке птицы послание и с усмешкой отправила её в полёт. А наутро, встав с тем лёгким и безмятежным настроением, что навевает сон человеку с чистой совестью под лёгкое покачивание несущейся сквозь шторм «Леди», Фиона даже уболтала капитанов самой постоять за штурвалом. Оба моряка

   – почтенный и молодой – терзались сомнениями, всё-таки буря вокруг нешутейная. Однако Эстрем уже давно заподозрил, что леди Абигайль совсем, совсем не так проста и бесхитростна, как мог бы предположить зачарованный её внешностью глаз мужчины. А посему, поломавшись для очистки совести и пробормотав что-то о самой банальной ревности, он под надзором Калхана и беспечно попивающего чай рулевого положил ладони молодой женщины на большое штурвальное колесо, выточенное из красного и чёрного дерева и легонько подрагивающее под руками. Ощущение оказалось настолько своеобразным, что Фиона легонько взвизгнула от восторга. Большой по её представлениям трёхмачтовый корабль слушался малейшего движения столь же чутко, как и умная скаковая лошадь. Мало того, почти сразу волшебница почувствовала, чего и когда хочет эта морская ведьма, лукаво прикинувшаяся благородной «Леди». И когда немного успокоенный капитан Эстрем убрал свои руки и женщина оказалась наедине с океаном – и самой собой, восторгу её не было предела. Несущийся по океану корабль не то чтобы не чувствовался, скорее наоборот

   – сама Фиона и ощутила себя большой серокрылой птицей, шаловливо и грациозно раскинувшей крыла и стригущей макушки медлительных волн. Свободно и легко она мчалась вперёд, танцуя над стихиями, и сам дьявол играл ей свою музыку. И от взгляда улыбающейся сверху Ледды на щёки выхлестнул румянец а губы дерзко запели старую пиратскую песню.

   Пей, и ром тебя доведёт до конца. Пятнадцать человек на сундук мертвеца. Йо-хо-хо, и бутылка рому!

   Унылая осенняя погода плакала за стенами королевского дворца. Полоскала хлопающие бело-синие стяги, беспощадно орошала отфыркивающихся от влаги солдат и их прядающих ушами коней. Потерянной сиротой стучалась во все двери. И вот сейчас, словно отчаявшись, швырнула горсть капель в это окно ярко освещённой комнаты на втором этаже у балкона. Сибелис вздрогнул, на миг прервав свой рассказ, и оглянулся на окно – плотно ли заперты створки. Затем неодобрительно покачал головой и продолжил неспешную речь. С каждым днём всё труднее и невыносимее оказывалось удерживать на себе прежний, весьма неприглядный облик. А новый, чудесно изменивший не только тело, но и самую душу, прямо-таки рвался наружу. И только после целого дня хамелеоньих ужимок здесь, в надёжно запертой комнате покоев её величества, компания собиралась на традиционные посиделки, и уж перед своими-то можно было не таиться. Берта, очаровательный белокурый бесёнок, рисовала что-то прямо на стене. Не касаясь гладко оштукатуренной поверхности, обнажившейся после того, как с неё ободрали драгоценный камморальский шёлк и облицовку из старого, потемневшего дуба, художница лёгкими шевелениями пальцев изображала то согнувшиеся пальмы острова, над которым проносился свирепый тайфун южных морей, то невольничий караван, с трудом пробивающийся сквозь пылающее горнило пустыни. И величавый маг с еле заметной благородной сединой в волосах не без оснований предполагал, что где-то и когда-то всё как раз и приходит в соответствие с капризами и прихотями молодой Художницы. Королева Изольда… ох, Королева – что уж тут сказать! Мечта любого подданного и мужчины, в строгом, чёрном брючном костюме от Берты, который после долгих уговоров она всё-таки согласилась «разочек примерить», блистала своей элегантностью, шармом и в то же время величием. Алмазные серьги неземным блеском сверкали в её ушах, хоть как-то отвлекая и не давая ослепнуть от созерцания такой красоты. Королева удобно устроилась на бархатном диванчике, одновременно занимаясь своим рукодельем, поглядывая на молодёжь и впол-уха слушая волшебника. У ног её развесёлая компания из Принца, Красавицы и Сказочника – то бишь Фреда, Мальвы и Алекса – самым разгильдяйским образом бездельничала, с азартом резалась в карты и цедила лёгонькое красное вино ещё из запасов графини Ривердэйла. Причём красавица Мальва делала вид, что легонько дуется на Фреда, а Алекс делал вид, что пытается её у друга отбить. На что принц небезуспешно изображал, что страшно – просто ужасно – ревнует. И все трое иногда похихикивали. А сам Сибелис сидел в кресле и рассказывал, рассказывал, рассказывал… о диковинках и странностях, о дальних странах и необычных животных. О сокровищах подземного мира и дивных созданиях мира магического – словом, о всех тех чудесах, коими горазды нас удивить боги и матушка-природа. И под его взором на боковой стене проплывали видения, блеском и живописностью едва ли уступающие творениям Берты. Вся компания поглядывала на них, иногда ахая от восторга или брезгливо морща носы, и частенько обрушивая на Сибелиса град уточняющих и каверзных вопросов. Однако оказалось, что умудрённого жизнью волшебника не так-то просто загнать в тупик, и что он если и не знает всего на свете, то весьма и весьма к тому близок. Что такое отдых душой и телом – среди своих и когда над совестью ничего не висит – объяснять не надо? Вот как раз это оно и есть, вечерние посиделки «в гостях у королевы-матушки». И весело, и интересно да полезно, и все приличия соблюдены. Берта как раз взмахом ресниц очистила отведённый ей под художества участок стены и стала изображать танец над волнами двух диковинных, дышащих воздухом чёрно-белых рыб. Всё бы ничего, но вот только взгляды у них получались жутко умные и изрядно хитрющие. Только Сибелис хотел подтвердить, что дельфины действительно – сообразительностью вряд ли уступят некоторым не шибко умным личностям, как за окном раздался шум и лёгкое шелестящее хлопанье, перекрывшие даже ворчание непогоды. Обернувшись туда, люди немало удивились – освещённая светом, на перилах балкона сидела и прихорашивалась преизрядных размеров белая птица.

   – Ничего себе, как далеко забрался, – буркнул маг, прицениваясь к пернатому взглядом. – И каким же ветром тебя сюда занесло, красавец? Однако птах по вполне понятным причинам не отозвался. Заглянул в комнату сначала одним, затем другим глазом – а потом так врезал по окну крепким клювом, что стёклышки чуть не осыпались из частого свинцового переплёта.

   – А кто это? – еле дыша, осведомилась зачарованная видением Берта.

   – Большой океанский альбатрос, – улыбнулся Сибелис. Королева всё-таки удивилась и оставила своё вязанье.

   – Океанский? А кто у нас там – Ривердэйл?

   – Мам, а уж не привет ли это от сестрицы Фионы? – заинтригованный Фред даже приподнялся с ковра.

   – Хм, а может быть, – пробормотал волшебник и встал из кресла. Подойдя к окну, он распахнул его. Поморщился от ворвавшегося в комнату холодного ветра и ледяных брызг, и протянул к птице руку. Однако зловредный альбатрос предостерегающе щёлкнул здоровенным жёлтым клювом у самых пальцев волшебника. Затем неуклюже перевалился, взъерошив перья, и выставил вперёд розово-жёлтую лапку. И через некоторое время, когда в ладони Сибелиса оказалось свёрнутое в трубочку и чудесным образом ничуть не намокшее послание, хрипло, оглушительно квирркнул – и сорвался с перил в темноту.

   – Фу, как же от него прогорклой рыбой несёт, – поморщился волшебник, закрывая окно и возвращаясь в комнату. К слову сказать, немногие волшебники владеют секретом тайнописи, при которой каждая закарлючка несёт смысл целой фразы, а загогулина размером со слово – и вовсе текст целого листа. Но Фиона как лучшая ученица Сибелиса блестяще овладела этой наукой, и потому не удивительно, что расшифровка и чтение послания затянулось до глубокой ночи. Зачарованно блестя кукольно-красивыми глазами, Мальва лежала на ковре. Легкомысленно болтая в воздухе длинными и стройными ногами, она слушала размеренный голос волшебника, читающего письмо сестры и иногда дающего пояснения. Рядом, положив голову на руки, валялся Алекс. И даже не надо быть семи пядей во лбу, чтобы по особому блеску глаз, мерцающему иногда не в такт огонькам свечей или язычкам пламени в камине, догадаться – в его голове уже рождается новая сказка. Может быть, о великом человеке, одному из миллионов, кому удалось воплотить и при жизни увидеть свою мечту. А может быть, о рыжей зеленоглазой ведьме, похитившей у ясноокой Ледды осенний шторм и танцующей с ним на пенных макушках волн. В любом случае, Алекс так крепко держал язык за зубами, что даже забыл об осторожности – о том, что его плечо уж слишком близко от зубок лежащей по другую сторону Берты. Художницу так взволновал рассказ о старых легендах и нынешних чудесах, что она бросила укоризненный взгляд на Королеву.

   – Говорила я вам, маменька – надо было ещё задержаться в Ривердэйле! Корлева Изольда осуждающе качнула радужными брызгами в ушах и рассудительно заметила, что всю жизнь на райском острове не проведёшь. И попросила мэтра Сибелиса продолжать. И только Фред, покусывая кончик растопочной лучинки, помалкивал. Уж он-то знал, что сестрица без нужды не станет так подробно и восторженно расписывать свои впечатления – что-то за этим кроется. И верно. После окончания повествования воцарилась долгая пауза, пока слушатели переваривали услышанное и восхищались. Но Королева – она королева всегда и во всём.

   – Сибелис, а ведь ваша ученица выбрала вам наказание. И я склонна согласиться с этой рыжей девчонкой.

   – Восстановить весь букет «танцующих Л»? – брови волшебника взметнулись вверх, ибо работа предстояла немыслимо дорогая и хлопотная. Но ответил ему доселе молчащий принц Фред. Улыбнувшись той мысли, что верно предугадал намерения сестрицы, он вздохнул:

   – И этот флот будет принадлежать нам. Но если самый лучший в мире корабль не будет называться «Королева», то клянусь всеми богами, Сибелис – я каждый день буду протыкать вас шпагой, копьём и прочими острыми железками. Усмехнувшись этой немного жестокой шутке, Сибелис призадумался – а кого же принц имел в виду под Королевой? Глаза его заметались между Мальвой и Изольдой так явственно, что красавица усмехнулась и ласково потрепала своего принца за ухо.

   – Успокойтесь, мэтр – Королева у нас одна. А мне и принцессой больше нравится. Фред с самым счастливым видом кивнул, и Изольда с горделивой материнской улыбкой глянула на валяющуюся на ковре молодёжь.

   – Спасибо, – а затем перевела взгляд на крепко задумавшегося волшебника.

   – И не затягивайте, Сибелис – не хочу просить Берту, чтобы добавила в нашу команду Палача. Лицо почтенного волшебника так перекосилось, когда до него дошёл смысл сказанного, что все чуть не попадали со смеха – и даже на точёном лице Королевы расцвела тонкая улыбка.

   Над этим городом словно стояла вечная непогода. Во всяком случае, одинокая тёмная туча постоянно нависала над широкой, самой высокой центральной частью. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что имя этому мрачному феномену – королевский дворец. Построенный ещё дедом нынешнего короля, прозванным Железнобородым за серо-рыжеватую поросль на лице, издали похожую на пучок слегка тронутой ржой железной проволоки. И от всех прочих дворцов именно этот отличался той особенностью, что снаружи весь был облицован особым образом воронёными пластинами стали. Специально выученная пара мастеров каждодневно осматривала и чинила облицовку, всматриваясь усталыми и дрожащими от страха глазами – уж не отошла ли где чешуйка? Не вгрызлась ли в чернёное железо вездесущая и беспощадная ржавчина? И не появилось ли, упаси боги, где пятнышко на безукоризненно чёрной репутации короля? Гуго остановил коня на краю широкой площади, другим концом осторожно касающейся ограды королевского дворца. Буквально остолбенев от восторга перед этим мрачным великолепием, он с трудом пришёл в себя – при весьма необычном внешнем виде сооружение оказалось ещё и весьма красивым. Под самое небо вздымались горделивые чёрные башни с тонкими и острыми, словно когти ночного дракона, шпилями.

   – Впечатляет, – смущённо заметил он невозмутимо сидящему в седле барону ван Хольму. – Извращённо, но – впечатляет. Хмыкнув – какое впечатление произвела на молодого человека резиденция повелителя, барон тронул поводья. Неспешно, с вызывающим и преисполненным достоинства цокотом подков по брусчатке, они вернулись в глубину улицы, направляясь обратно к гостинице для знатных приезжих, куда определили гостя. Но Гуго всё оборачивался – и смотрел назад, где сквозь тесноту города всему миру грозил дом чёрного короля. М-да – зрелище не для слабонервных дамочек… Уже под самой дверью богато обставленного, с обилием украшенных резьбой панелей из морёного дуба номера, барон обратился к нему.

   – Сэр Майкл, ещё одно дело – по закону вы не можете находиться в городе с боевым оружием, – взгляд его оказался чуть напряжённым. – В моём присутствии ладно – но я отправляюсь с докладом к его величеству. И если вам вздумается пойти прогуляться, могут возникнуть серьёзные неприятности. Зайдя внутрь, Гуго огляделся, слегка поморщившись от помпезной и немного мрачноватой обстановки и кивнул в знак того, что слова спутника он понял. Он вынул из придверной стойки для зонтов определённый было туда меч. Чуть выдвинул клинок из ножен, прислушивался миг-другой, наслаждаясь его неслышной никому кроме хозяина песней, а затем задвинул обратно. Хотя по пути сюда подраться случая так и не довелось, меч ничуть не обиделся – он ждал и знал, что терпение его окажется вознаграждённым. Протянув меч барону, Гуго самым серьёзным голосом ответил:

   – Мне стоит очень больших усилий хотя бы на миг расстаться с ним. Впрочем, оцените сами. Осторожно приняв в руки протянутое ему в знак доверия оружие, ван Хольм точно так же обнажил меч – на пару ладоней. Одного взгляда на светлую каёмку по обеим сторонам режущих кромок и на мерцающее изумрудным светом клеймо оружейника опытному воину оказалось достаточно. Выдержка на миг изменила ему, и один лишь восхищённый взгляд сказал Гуго о многом.

   – Осторожнее, ваша светлость, – дёрнулся непрестанно маячущий за плечом барона маг. – На клинке чары…

   – Сам вижу, болван, – пробормотал ему ван Хольм и поднял на Гуго вопросительный взгляд.

   – Так, от воров и ржавчины зачарован, – великосветски отмахнулся принц, не спешащий пока что посвящать окружающих в тайну своего рождения. Шагнул к столику и налил себе вина, красноречиво подставляя незащищённую спину. Однако у барона, очевидно, мозгов и впрямь оказалось куда больше нежели у простолюдина, ибо он даже не стал рассыпаться в комплиментах и эпитетах так потрясшему его клинку.

   – Понимаю, сэр Майкл, – он бережно провёл по благородной стали пальцами и затем не без вздоха вернул клинок в ножны. Поставил обратно в стойку, встряхнул головой.

   – К тому же, это подарок от очень дорогого мне человека, – добавил наблюдающий за ним Гуго. Кивнув, барон бросил на сопровождающего его мага один только взгляд – и тот буквально испарился сквозь закрытую дверь. А ван Хольм помялся чуть, затем всё-таки решился.

   – И всё же, что вы задумали, скрывающийся под именем сэра Майкла некто?

   – Пока не знаю, – честно ответил Гуго, усмехнувшись. – Пока что немного осмотрюсь, ведь уверен, что так быстро подобные вопросы с аудиенцией у чёрного короля не решаются. Бюрократия, она повсюду. Ван Хольм долго, с непонятной мрачностью смотрел на гостя. И наконец он решился.

   – Ведь моя обязанность – защищать короля. Но что-то мне говорит, что я бессилен. И что решающая ошибка уже совершена. Гуго призадумался. Он вспомнил то своё видение, усиленное и подсмотренное королевским магом. То самое, когда он руководил битвой закованных в воронёную сталь – и когда левым крылом его армии командовал верный и надёжный как скала барон ван Хольм в изрубленных доспехах.

   – Знаете, барон – ваш нынешний король уже мёртв, хотя сам он об этом не догадывается, да и знают об этом только немногие, – мягко ответил он и, подумав чуть, добавил. – А я не знаю ещё, скольких мне придётся отправить в ад следом за ним. Кто знает, где витали мысли полководца и вельможи, но ван Хольм всё же спросил:

   – И что мешает мне кликнуть солдат и изрубить вас в капусту, попросту задавив численностью? Покачав головой, Гуго хмыкнул и с самым легкомысленным видом прошёлся по тёмному однотонному ковру, покрывающему пол. Качнул на полке литой стеклянный колокольчик, но не позволил тому издать звон и вызвать прислугу.

   – Не выйдет, барон. Меня защищают такие силы, что ваши маги их не смогли даже обнаружить – это выше их.

   – Муравей и гора? – оказывается, барон тоже читывал книги эльфийских философов и знал притчу о насекомом, неспособном ни окинуть препятствие взором, ни понять его своим скудным умишком. Гуго взглянул на собеседника с неподдельным интересом. Много ли вы знаете дворян и выдающихся полководцев, знакомых с этакими тонкостями логики? Он кивнул мрачно задумавшемуся ван Хольму.

   – Да. А сверх того – поцелуй ведьмы, подаренный после ночи любви. Собеседник вздрогнул и посмотрел в ответ с мистическим, почти суеверным страхом.

   – Но ведь древнее пророчество гласит… – и лишь невероятным усилием воли он заставил себя замолчать. Коротко, скомкано распрощавшись, барон вышел из номера. Шатаясь и разрывая неверной рукой вдруг ставший тесным ворот, он кое-как добрёл до лестницы вниз. И лишь взобравшись на коня, ван Хольм немного пришёл в себя. И всё же этот сильный, неробкого десятка мужчина, проезжая мимо гостиницы, не осмелился поднять взгляд вверх – туда, где из окна на него с бледной улыбкой на устах глядел сир Майкл.

   Вдоволь налюбовавшись видом на вечерний Эксер с макушки Алой привратной башни, Гуго погладил ладонью благородный камень. Возведённая в давние времена для защиты города в период смут и распрей, сложенная из красноватого дикого камня башня нынче потеряла свою важность и осталась всего лишь одной из многочисленных достопримечательностей. Ведь король правил страной воистину железной рукой – и любой бунт теперь оказывался лишь экзотическим способом самоубийства. А до границ тысяча лиг… Стражники у ворот за пару монет отомкнули дверцу входа на винтовую лестницу. И пропустили поглазеть наверх прилично одетого дворянина, к тому же трезвого – а лёгонький аромат золотистого вина из Таларны это так, для бодрости духа. Спустившись вниз, Гуго кивнул служивым – вернулся, мол, запирайте – и направился обратно в центр большого города, беспечно разглядывая парки и тёмные, нависающие над ним громады непривычно выглядящих зданий. Нет, верно сказала матушка – «Малыш, тебе там не очень понравится!» И всё же даже её власти Королевы оказалось недостаточно, чтобы запретить и не отпустить своего Воина малость порезвиться. Размышления молодого человека оказались прерваны осенним дождём, хлынувшим с уже почти совсем почерневшего неба. Брать наёмный экипаж он не захотел, а посему припустил бегом. Весело шлёпая по бегущим по булыжнику потокам и распугивая редких прохожих развевающимся плащом, Гуго вихрем пронёсся по улицам и влетел в ярко освещённый вестибюль мокрым до нитки, но весьма довольным. На бегу он едва не сшиб молодого худощавого парня в походной куртке, очевидно только заселящегося, так как тот стоял у широкой, крытой алым ковром лестницы и отдавал распоряжения слугам насчёт багажа. Но всё-таки успел подхватить его и придать вертикальное положение (а если б упал, то тут уже оскорбление и вплоть до дуэли или какого другого конфуза).

   – Извини, братишка, – Гуго с полувзгляда оценил, что паренёк из дворянского сословия, но не кичливый. Принеся затем самые вежливые извинения и проявив раскаяние в несдержанности, он в знак примирения протянул руку. Тут он только обратил внимание на вытянувшиеся и побледневшие лица окружающих. И заметил, что правая рука парня не в порядке. То ли усохла, то ли от рождения такая – но… брр! Мгновенно подав левую руку, он осторожно пожал узкую ладонь молодого человека, вынужденного вести отнюдь не здоровый образ жизни и оттого не отличающегося его собственной крепостью и статью. Извинившись ещё раз и получив заверения, что инцидент исчерпан, Гуго легонько приобнял паренька за плечи, шепнув при этом на ухо, что выпивка с него, и уже куда осторожнее взбежал по лестнице на свой третий этаж. Слуга привёл одежду молодого господина и его самого в относительный порядок, а потом взбодрившийся после холодного душа в ванной Гуго отдал должное мастерству здешних поваров. Одетый в одно лишь небрежно обмотанное вокруг бёдер полотенце, он сыто и блаженно потянулся. Вышел на балкон и, облокотившись на перила, ещё долго смотрел на засыпающий великий город. И размышления, нежные и лиричные, вовсе не подобающие суровому Воину, привели его в умиротворённое и чуточку романтичное состояние. Третий день от барона ни слуху, ни духу, лишь соглядатаи по пятам ходят да легонько иной раз по сознанию словно кто пушистой кисточкой пройдётся – не иначе магики шалят. Да и пёс с ними со всеми! Потому не удивительно, что когда в дверях номера нарисовался помощник хозяина гостиницы и подобострастно стал кланяться, Гуго не швырнул в него чем-нибудь не особенно тяжёлым и острым, как имел обыкновение делать, а немного философски на него воззрился. Выяснилось, что непрестанно кланяющийся и потеющий человечек ни много ни мало как предлагает молодому господину одно из тех развлечений, коими приезжие обычно балуются вечерами и ночами на широкой постели. А попросту говоря, девочку – приятной внешности и ласкового обхождения. Заслышав, что здешний контингент ещё и обучен искусству возвышенной беседы, Гуго прямо-таки изумился. А потом недобро ухмыльнулся про себя. Интересные дела тут происходят, однако! Две ночи приезжему давали скучать в одинокой, хотя и весьма шикарной кровати, а тут нате вам – спохватились. Уж не кроется ли здесь нечто? Посмотрим… И он с великолепной небрежностью кивнул, разом прервав все словоизлияния и уверения в свей преданности.

   Она вошла, как ласковое дуновение ветерка. Как первое дыхание ночи, принёсшей свою свежесть на смену душному полудню. Сказать, что девонька оказалась хороша – значит ничего не сказать. Просто шикарна. Лёгкая накидка из полупрозрачной ткани по желанию умеющей носить такое одеяние хозяйки могло скрывать все прелести, а могло и наоборот – подчёркивать. Так вот, сейчас вошедшая весьма изящно демонстрировала и тонкую талию, и длинные, почти как у Мальвы, ноги. И… ну в общем, всё остальное тоже – впору просить Берту запечатлеть на полотне сие юное и прекрасное создание. Гуго от нечего делать валялся на кровати, закинув одну руку за голову, а другой незаметно поглаживая под атласным покрывалом рукоять неразлучного кинжала. М-да, что тут сказать – он абсолютно не имел понятия, каков уровень здешних ночных бабочек, но что эта на их фоне просто царица, готов был прозакладывать душу. И всё же это не усыпило его подозрений – наоборот, только укрепило их.

   – Что пожелает мой господин? – а голос у девчонки тоже хорош – нежный, с той легчайшей чувственной хрипотцой, которую так великолепно умела изображать Фиона.

   – Подойди. Да и походочка просто умопомрачительна! Отметив, как изящно и вкрадчиво ступают по толстому ковру узкие щиколотки с позвякивающими на них тонкими браслетами, Гуго с присущей настороженному взгляду чуткостью отметил, что девица явно обучалась танцам и наверняка – фехтованию.

   – Шпага или рапира? – напрямик спросил он. Удивление в блестящих тёмных глазах плескалось всего лишь миг. А затем ресницы дрогнули, и на прелестных губках расцвела тонкая, еле заметная улыбка.

   – А вы наблюдательны, мой повелитель. Рапира, в школе мастера Мэрля. Хмыкнув над своей мыслью, что больше похоже на шпагу – да ещё и в паре с кинжалом, принц ещё раз окинул взглядом сногсшибательную, пока ещё закутанную полупрозрачным маревом одежд фигурку. Встав, он с грацией ленивого тигра обошёл по кругу остановившуюся почти у кровати гостью. Разумеется, он не позволил мохнатому и здоровущему полотенцу соскользнуть со своих бёдер, а мимолётное движение руки, спрятавшей под складки кинжал, осталось незамеченным. Обойдя, он не без удовольствия осмотрел девицу. Но неслышно втянул ноздрями воздух с той стороны, куда от той относило запахи легчайшее дуновение ветра из приоткрытой балконной двери. Хм, интересно – и весьма. В дамских парфумах он разбирался примерно как матушка в фехтовании двуручником. Однако что во всём мире представительницы древнейшей женской профессии пользуются настойкой из корня мерля, чтобы самым банальным образом не залететь, знал не понаслышке. А тут – ни малейшего следочка, и некурящий Гуго незаметно улыбнулся своей сообразительности. Остановившись перед молчаливо и спокойно стоящей девицей, он легонько, прикосновением пальца приподнял нежный подбородок и взглянул в это лицо. Чёрт!

   – Берта не упустила бы такой модели для портрета! Пропорциональная и весьма миловидная мордашка, коих в общем-то, не так уж и мало для умеющего искать. И всё же еле заметно вздёрнутый кончик носа и некая неуловимая, легчайшая неправильность придавали этому лицу особую, незабываемую прелесть. Задумавшись на миг, кого же ему напоминают эти тёмные, почти чёрные глаза, Гуго отметил слегка расширенные зрачки.

   – Магичка? Девица эдак легонько встрепенулась. Смутилась на миг, но тотчас с собой справилась.

   – Всего лишь щепотка травки, мой господин – чтобы притупить восприятие. Не в обиду будь сказано, но частенько клиенты не отличаются вашей приятственной внешностью, зато обнаруживают гнусную и разнузданную фантазию. Врёшь, девонька – уж Алекс-то, разрабатывавший планы разгрома наркоторговли в родном Царстве Света, заставил на совесть выучить и запомнить, как выглядит и пахнет дурь во всех её разновидностях. А уж травка с Золотых островов и вовсе пахнет резко, приторно и весьма специфично. Что ж, значит, определённо магичка… И после всех этих лёгоньких несуразиц Гуго окончательно уверился, что дело тут нечисто. Он вернулся на постель, некоторое время с любопытством разглядывал гостью.

   – Расслабься – фантазии мои гнусностью не отличаются. Будь сама собой. И

   – как тебя зовут? Только уж сделай одолжение, хоть на этот раз ответь правду. Девица посмотрела в ответ немного удивлённо и даже пытливо. Но после еле заметной паузы улыбнулась. Совершенно раскованно утянула со столика бутылку и два бокала. Принеся их с собой, плюхнулась на край кровати и протянула вино Гуго.

   – Раскусил-таки… а ведь предупреждал же меня барон! Я Патрисия. Дочь короля Олафа и стало быть, принцесса, – и, словно упреждая сам собой разумеющийся вопрос, продолжила. – Я так заинтересовалась рассказом ван Хольма, что решила лично прийти посмотреть. А что под маской девицы лёгкого поведения – так даже пикантнее. Гуго тем временем расправился с тугой пробкой и плеснул в бокалы вина.

   – Ну, и каковы результаты осмотра? – а сам незаметно собрался. Уж наверняка сейчас на них смотрят несколько арбалетов и загодя приготовленных заклинаний. Возможно, придётся начинать крошить весь этот город прямо сейчас… ах, чёрт – меч остался в прихожей! Ну да ладно – авось магия рыжей ведьмы не спасует… А она весьма рисковая девица – правда, и хороша, чертовка! Это ж получается, если покойный ван Дерек, чтоб его черти в аду миловали, приходился королю братцем, то эта Патрисия выходит – двоюродная сестра? Ага, точно – кузина. И он посмотрел на шалую гостью совсем другими глазами. Умна, хороша собой, и если не врут данные Алексовой разведки, магичка, хоть и без особых талантов. Неплохой экземплярчик в нашу семейку. Как там Фи выражалась? Гадюшник? Змеиное гнездо? Едва пригубив тёмного, ароматного вина, он отметил, что Патрисия сделала то же самое. Та тоже заметила это, и поиграв бокалом, демонстративно выпила до дна. Ну, вино неплохое и вряд ли успели чего подмешать – Гуго его купил и принёс в номер лично. А посему улыбнулся легонько и выпил тоже.

   – Результаты внешнего осмотра вроде приятные, – ответила с непонятной улыбкой принцесса. – Но, может быть, гость проявит ответную любезность и представится тоже? Не дожидаясь внутреннего исследования – моей магией или инструментами палачей. Принц, втихомолку начиная потихоньку забавляться ситуацией, открыто усмехнулся.

   – Я сын своей матери, – он продемонстрировал на пальце кольцо. То самое, с чёрным бриллиантом и прыгающим через него соболем на ободке белого золота. К слову сказать, металл этот обычное золото и есть. Но по какой-то прихоти бессмертных, сотворивших этот мир, на населённом загорелыми до черноты людьми континенте в южных морях оно оказалось немного светлее обычного – оттого-то и так ценилось.

   – А отец? – Патрисия выудила из складок одеяния плоскую коробочку. Извлекла из неё тонкую длинную сигаретку из целого табачного листа и тут же прикурила от огонька, выросшего на кончике пальца.

   – Отец? – Гуго пожал плечами. – Он очень, очень умно сделал, не дожив до этого дня. Иначе сейчас я убивал бы его долго и с невыразимым наслаждением. Тонкие изящные ноздри Патрисии хищно раздулись. Какая великолепная загадка, какая интрига! Жаль, что этот великолепный образчик самца скоро превратится в кусок мяса на пытошном столе…

   – И всё же? Как-то даже неприлично принцессе крови прыгать в постель хоть и к красавчику, но всё же незнакомцу.

   – Этого не будет, – заверил Гуго. – А кто я? Потерпи, сама всё узнаешь – если доживёшь. Патрисия откровенно удивилась.

   – Ты откажешь – мне? – и пальчики её легко, шаловливо пробежались по широкой груди так заинтересовавшего её незнакомца. Сколько же вас таких было – сильных и самонадеянных, мечтающих скинуть отца с Железного Трона… Гуго только улыбнулся в ответ – но если бы кузина сейчас могла заглянуть в его душу, то сиганула бы прямо с балкона, невзирая на третий этаж, и поползла бы подальше. Поползла бы, скрипя по булыжнику переломанными руками-ногами и тщась уйти как можно дальше… Видение это оказалось столь отчётливо, что Гуго на миг зажмурился, отгоняя его. Однако Патрисия, неверно истолковав это, усмехнулась – все вы одинаковы. Отставив в сторону бокал, она наклонилась к самому лицу. Погладила по голове, ласково ероша короткие волосы воина. Долго, бесконечно долго всматривалась в эти глаза, а затем, легонько потеревшись носиком о его кончик носа, прикоснулась своими губками – к его. От яростного шипения едва не заложило уши. А ярчайшая вспышка слепящего света отбросила незадачливую принцессу в угол комнаты. Невидимая сила ещё несколько мигов ощутимо реяла над комнатой, а затем скрыла своё присутствие.

   – Разве барон не предупредил? – Гуго проводил полёт Патрисии едва поворотив голову и почти не двигаясь – лишь немного расслабилась его ладонь, ласкающая не женщину, но рукоять кинжала. – Поцелуй ведьмы тебе не по силам, принцесса. Та некоторое время шевелила обожженными, стремительно покрывающимися волдырями губами. Затем встряхнула головой, прошептала над собой какое-то заклинание. Видимо, всё же гордая наследница обладала немалой силой, ибо прошло не так уж много времени, а лицо её приняло подобающий вид – и на бледных от ненависти щеках даже появился румянец. А сам Гуго, с недоумением почувствовав на своих собствнных губах лёгкое жжение, недоумённо провёл по ним пальцем.

   – Каменный яд, – усмехнулась Патрисия. – Посмотрим, справится ли неведомая ведьма с этим. Я заранее приняла известное очень немногим противоядие и смочила губы эликсиром. Принц пожал плечами. Любви Фионы всё равно – экзотическая отрава или арбалетный болт. Защищает ничуть не хуже, чем материнское благословение. А если учесть, что маменька Королева… Он потянулся рукой, достал тончайшего полотна батистовый платок, и просто протёр губы – словно ему противно было гадливое ощущение после неудавшегося поцелуя принцессы. Та уловила подтест, дёрнула щекой, а в глазах к ожиданию смерти своего обидчика добавился гнев. Однако отнюдь не страдающая отсутствием хитрости Фиона подарила своему Воину этот платок не просто так. На нём через равные промежутки ею нанесены были тонкие риски различных, закреплённых магией составов.

   – Хм, действительно – каменный яд, – улыбнулся Гуго, увидев, как чуть потемнела и проявилась третья полоска в правом ряду. Время текло и текло – как и дождь снаружи, а он всё ещё был жив. Патрисия вылезла из своего угла, шагнула поближе на заметно подрагивающих ногах и всмотрелась недоверчиво.

   – Жаль, – вздохнула она. – Хоть папенька и изрядный мерзавец, но всё же лучше отец-король, чем никакого. Она прошлась по полутёмной, освещённой лишь парой свечей комнате. Тронула цитру, зазвенела тихонько струнами. Хмыкнула рассеянно, обнаружив, что на инструменте семь струн – против общепринятых в здешних местах шести. Взяла в руки, перенастроила. Гуго лежал по-прежнему на постели, чувствуя себя одиноко даже в присутствии двоюродной сестры – красавицы и редкостной стервы. Он смотрел на лицо сидящей посреди широкого ковра женщины. Черты её чуть обострились, стали жёстче – и чуть сильнее проявились скулы. Глаза Патрисия закрыла, играя какую-то старую, почти забытую мелодию, и лишь на щеке блеснула слезинка. Вдруг она резко оборвала музыку, и отлетевшая в угол цитра лишь обиженно загудела.

   – Что ж… я сделала всё, что могла. Силой тебя не прошибить, как женщина я тебя не интересую. Принцесса резко встряхнула лицом, устыдясь своих слёз.

   – Дай мне свой кинжал, – потребовала она. Миг – и брошенный умелой рукой клинок вонзился в ковёр рядом с ней. И не успел Гуго предпринять никаких действий, как Патрисия одним движением ухватила оружие за рукоять – и вонзила себе под левую грудь. В ставших огромными чёрных глазах ещё колыхалась детская обида и изумление, а тело избравшей свой путь принцессы уже медленно, словно под водой, стало опускаться вниз…

Глава 27

   Сидя за столиком полутёмной таверны, старый Калхан заливал грусть-тоску и, слегка умеряя свой зычный капитанский голос, горланил песню, сочинённую пиратской предводительницей в такие незапамятные времена, что одна только мысль о них приводила в священный трепет. Да, славные было времечко – лихая Ника Вер наводила ужас на флоты всех морей и щипала даже эльфийские флотилии, а на досуге умела трогать словом людские сердца – да так, что спустя века сама собой на глаза являлась непрошеная слеза. В конце концов пиратскую баронессу и поразило в самое сердце. Но не стрелой или острой сталью. Ясноглазый красавец похитил её покой и сон – а когда на поверку он оказался засланным в её стан лазутчиком от губернатора Нэпира, она самолично проткнула его шпагой. И шагнула с мостика фрегата прямо в штормовое море… Уже давно «Леди», сдав груз и вновь загрузив трюмы, унеслась в океанские просторы и её широкие крыла нынче тешат взоры морских богов, а почтенный капитан всё никак не мог забыть ощущение нежно и трепетно отзывающегося, казалось, даже на одну только мысль штурвала. Вот и редели винные запасы уютного заведения в порту Монтеро, выливаясь в глотку старого моряка – так же, как за стеной изливались дождём хляби небесные. И всё же, шалая леди Абигайль, что на поверку оказалась сменившей внешность самой принцессой из Царства Света, на прощание шепнула:

   – Жди здесь, капитан, – и упорхнула чудесным неземным видением, оставив в ладони тяжёленький мешочек. Вот и сидел моряк, цедя лёгкое таларнское вино и напевая словно сами собой рождающиеся в голове слова.

   Скулите, снасти, от ласки бурь: В таверне девки визжат сильней, От крепкой хватки лихих парней, Топивших в море тоску и дурь.

   Сквозь дни и мили проложен курс, Штурвал и сабля – все под рукой. Пусть сладок скукой земной покой, Соленых вод нам милее вкус.

   В рассвет, в закат ли мы все уйдем К последней, но не чужой земле. Остынет память, и на столе В забытой кружке прогоркнет ром…

   Песня Ивановой В.Е.

   А в это время на границе княжества, на уводящем в расположенное на полуночи Королевство Хаоса широком и многолюдном тракте, разыгралась небольшая, но примечательная сценка. Сержант порубежной службы не то чтобы маялся бездельем – служба здесь, конечно, необременительна, но вовсе и не скучна. Оттого он и усмехнулся приветливо, когда с медленно, словно нерешительно подошедшей лошади наземь спрыгнула симпатичная молодая женщина и обратилась к нему.

   – Господин офицер, не поможете ли вы мне хорошим советом? Сказано это было столь нежным и чуть неуверенным голосом, а протянувшая дорожные бумаги ручка столь безукоризненной, что пожилой служака против воли улыбнулся и коснулся пальцами форменной шляпы.

   – Сержант Фромм. О-о, герцогство Нэпир! – хотя официально нейтральная страна на деле и являлась верным союзником светлых и соответственно – недругом Королевства Хаоса, службу он знал чётко. Из дальнейшей беседы сержант уяснил, что девица Абигайль поспорила со своей родственницей по одному очень интересному поводу.

   – Моя сестра утверждала, что у вас тут сплошной хаос и беспредел. А я – что королевство немыслимо без законов и тех, кто их утверждает.

   – Так вы полностью правы, маленькая леди, – рослый служака подивился про себя причудам аристократок, но виду не подавал. – Есть и армия, и стража, и тайная королевская служба.

   – Вот мы и поспорили, – горячо, словно в запале, зачастила никто иная, как Фиона собственной персоной. – Что я доеду отсюда до вашей столицы и обратно живой и невредимой. Осторожно выразив поддержку спорщице, сержант всё же порекомендовал взять провожатого или нанять охрану.

   – Это противоречит условиям спора, – не без сожаления пролепетала девица и легонько поёжилась от собственной смелости. В былые времена, ещё лет десять назад, Фромм наплевал бы на любые законы ради свидания с подобной милашкой, но тут дело выходило вовсе даже интересное. Конечно, на дорогах королевства иной раз, хоть и редко, попадались лихие парни. Да и кое-кто из господ дворян втихомолку шалит в глуши, не без этого. Но спор – дело святое, тут уж надо подходить со всей серьёзностью.

   – А где ваша служанка? Или как это у вас называют – компаньонка? Девица эдак легонько поморщила носик и с сожалением заметила, что тащить служанку через океан – дело хлопотное. «Вернее, накладное» – сержант прикинул стоимость билета в пассажирской каюте трансокеанского корабля и мысленно полностью с этой леди согласился. Куда проще и дешевле нанять служанку здесь.

   – Кстати, – заметил он. – Чуть дальше и влево по тракту приграничный город-порт Темер. Там неплохой невольничий рынок… Разумеется, сержант прекрасно знал, что по ту сторону океана весьма неодобрительно смотрят на работорговлю. Но помнил он также, что среди приезжих оттуда распространена практика покупать в Королевстве Хаоса рабов и по возвращении домой давать тем свободу. Надо ли и говорить, что такие слуги оказывались куда преданней и исполнительней, нежели обычные наёмные? А сам он, незаметно для себя затаив дыхание, ждал – повезёт ли сегодня кому-то из несчастных невольников? Фиона привычно обострила восприятие и заглянула в глаза чуть седеющему сержанту. Спохватившись, она прекратила так рискованно раскрывать себя, но основное всё же ухватить успела.

   – Кто? – еле слышно выдохнула она пошатнувшемуся на миг солдату. Ибо явственно увидела детское воспоминание, когда королевский исполнитель пришёл выбивать долги из старого плотника и тот, закаменев лицом, ответил, что денег нет – услуги плотника не в ходу нынче. И, отказавшись продать в неволю кого-то из детей или испуганно обнимающую их супругу, фактически сам защёлкнул на своей шее рабский ошейник. Конечно, будь дело во владениях какого-нибудь барона, можно было бы пасть в ноги к нему или супруге – обычно лорды своих людей так просто в рабство не продавали. Но семье старого Фромма не посчастливилось – они жили на коронных землях и задолжали в коронный банк, а соответственно, самому королю Олафу, чтоб его от стылого железного трона ревматизм прохватил!

   – Отец, – так же еле слышно ответил старый сержант, прекрасно осознавая, чем подобные разговоры грозят ему. Понимающе кивнув ресницами, Фиона громче поблагодарила:

   – Я последую вашему совету, господин сержант. И после ещё некоторых разговоров поскакала на полночь, оставив сержанту большую золотую монету.

   Невольничий рынок Темера произвёл на Фиону просто удручающее впечатление. Задумчиво идя по усыпанной соломой и испражнениями огромной площади, она предавалась философским размышлениям и грустно смотрела по сторонам. Как и сказал один разбитной торговец живым товаром:

   – Да что вы хотите, несравненная леди? Скот и есть – разумные животные, и только! Кругом одни только потухшие глаза, а в них – тупая покорность судьбе. Как же немного надо, чтобы искусные надсмотрщики стёрли из человека всё человеческое и самую душу, оставив лишь зачатки. Понимать речь, исполнять приказы. Ждать. Почувствовав, как от омерзения в глубине души поднимается волна ненависти, Фиона только неимоверным усилием воли удержала себя от нестерпимого желания – жечь, жечь и убивать! Глухо застонав, она лишь выше подняла голову и направилась дальше. И когда ноги привели её на тот край, где продавались «игрушки для развлечений», волшебница уже еле сдерживалась. Потому смуглый пухлогубый торговец, собиравшийся хлестать длинным кожаным бичом привязанную к столбу девчонку, должен был бы всю оставшуюся жизнь благодарить богов, что в этот день Фиона не дала волю своему гневу.

   – Прекратить, – мурлыкнула она ленивым голосом. Но промелькнуло в этом слове и интонациях что-то такое властное, напоминающее то ли дыбу, то ли раскалённые клещи, что оглянувшийся торговец не только опустил руку, но и согнулся в самом угодливом поклоне перед хорошенькой дамой.

   – Осмелюсь сообщить, ваша милость, это чрезвычайно вредная и строптивая рабыня, – от какого-то непонятного ощущения работорговец потел, несмотря на продирающий его по спине мороз. – Когда лорд Крайтон хотел проверить ей зубы, тварь укусила его за палец.

   – Сто монет штрафа, леди, представляете! – горестно взвыл он.

   – Строптивая и непокорная? – с лёгким сомнением в голосе спросила Фиона, осторожно напуская на себя лениво-заинтересованный вид. Торговец заюлил вокруг возможной покупательницы словно вокруг престарелой тётушки в момент составления завещания. И всё же он, удручённо причитая, предупредил, что да – девчонка на редкость неблагодарная тварь. Обучена приятному обращению, танцам и музыке, и тем не менее, за строптивый характер и острый язычок никто к ней даже и не приценивается. А тут ещё и конфуз с лордом! Осталось последнее средство – запороть плетью до смерти, чтобы неповадно было остальным. Волшебница сделала вид, что задумалась. Но внутри неё всё пело – спасибо за идею, дядюшка Фромм! Но узелок о некоем лорде Крайтоне она на память завязала.

   – Я хочу досадить своей сестре. Как вы думаете, подойдёт эта юная нахалка в качестве подарка? Почувствовав, что можно сбагрить с рук дерзкую девчонку, да ещё и с хорошей прибылью – а пуще всего польщённый тем, что знатная дама испросила его совета, торговец совсем убрал плеть. И даже принялся было привычной скороговоркой расхваливать товар, но Фиона прервала его словоизлияния, лишь слегка поморщив прелестный даже в замаскированном обличье носик.

   – Её прелести и умения меня не интересуют, идиот, – фыркнула она. – Совсем наоборот – умеет ли игрушка ежедневно и ежечасно доводить людей до белого каления?

   – О-о, пресвятые боги! – потный мужчина от избытка чувств даже поднял ладони и глаза к небесам. – И настолько хорошо умеет, что я даже продам вашей милости эту строптивицу со значительной скидкой. Скептически глянув на него, Фиона всем видом изобразила недоверие и шагнула поближе к растянутой за кисти рук и лодыжки жертве. Покачав головой, она признала про себя, что та неплохо сложена и развита для своих двенадцати. Но взгляд… взгляд маленькой негодницы полыхнул в ответ такой неприкрытой ненавистью и тоской, что волшебница даже отшатнулась.

   – Что? – осторожно спросил вновь отчаявшийся торговец. Напустив на себя задумчивость, Фиона ещё раз для виду окинула взором распластанную на лобном месте девчонку. Спохватившись, поднесла к своему носу надушенный платок – она приметила, что так делают не выносящие здешней вони аристократки. Затем чопорно направилась прочь, великосветски процедив на ходу:

   – Сделай всё, что надо и приведи её ко мне. Цена за наспех вымытую и одетую в мятое подобие платья девчонку и впрямь оказалась невысока – хотя Фиона за подобное сокровище не колеблясь отдала бы и вдесятеро больше. Умная девушка с крепкими нервами и стойким характером, отнюдь не дурнушка – согласитесь, из такой выйдет не столько служанка, сколько помощница. Значит, тебя зовут Сабрина? Потому-то, сунув за вырез платья купчую и вертя в пальчиках свистульку из обожжёной глины, Фиона тут же, за заборчиком, сторговала для своей настороженно поглядывающей покупки небольшую резвую лошадку. И лишь проскакав по тракту на полночь несколько лиг, волшебница позволила себе скинуть маску запросто покупающей рабынь аристократичной стервы и глухо выругалась. Решительно свернув в прогалину меж уныло шумящими деревьями, она безжалостно погнала лошадей в сторону от тракта. Осень коснулась уже и здешних южных краёв. По небу тянулись тяжёлые, уже чернеющие в преддверии вечера тучи. А деревья качались под ветром словно пьяные стражники в субботу вечером. Оглядевшись и на всякий случай проверив отсутствие ненужных свидетелей осторожным заклинанием, Фиона спрыгнула наземь посреди небольшой поляны. И зарычала от избытка чувств, обратив глаза к небу и выкинув туда открытую ладонь. И в ответ на переполняющую волшебницу ненависть к роду человеческому, тучи изрыгнули ослепительную молнию, ударившую в макушку виднеющегося за рощей холма.

   – О крокодилы, порождение людей! – передёрнувшись от отвращения, простонала Фиона и тут же рявкнула на свою покупку. – Слезай! Сабрина с квадратными от столь явной демонстрации Силы глазами и перепуганной мордашкой мигом вылетела из седла.

   – Найди два небольших камня, – уже немного спокойнее сказала ей волшебница. Девчонка испуганной белкой облетела поляну и вскоре принесла в руках камень, а другой катила перед собой босыми ногами. Кивнув, Фиона положила на нижний камень свистульку. В крохотном комочке обожжёной глины держалось одно-единственное, слабенькое заклинание – если подуть в эту безобидную с виду детскую игрушку, раб испытывал ни с чем не сравнимую, страшную боль. Средство воспитания и убеждения, видите ли – но Сабрина оказалась сильнее даже этого.

   – Бей, – выпрямившись, молодая волшебница властным жестом указала на свистульку. Детское личико перекосилось от ненависти, и Сабрина долго и упоённо молотила камнем, пока от инструмента её мучений осталась лишь мелкая рыжеватая пыль. И лишь отбросив в сторону ненужный уже камень, она совсем уж было собралась разреветься. Но Фиона выудила из выреза платья купчую и развернула перед её подрагивающим лицом, а затем и вовсе отдала в детские пальчики.

   – Читать умеешь? Знаешь, что это? Девчонка кивнула. Шмыгнув носом, она посмотрела своей хозяйке в глаза – и та поразилась серьёзному, недетскому выражению лица.

   – Леди, – осторожно произнесла малышка, вертя в пальцах свою судьбу, записанную на клочке дрянной бумаги. – Вы не из Тёмного Королевства? Горько усмехнувшись, Фиона погладила её по дерзко вздёрнутой голове. Присев, она оказалась с той лицо к лицу.

   – Мой дом, моя родина – по ту сторону океана. И я всей душой ненавижу рабство. По физиономии Сабрины легко можно было проследить, как настороженная недоверчивость сменяется робкой надеждой, а затем – таким выражением лица, что только ради этого стоило пересечь широкий и бурный океан.

   – Значит правда, леди, то, о чём по ночам шепчутся наши? Что приезжают люди с чистой душой и по мере возможности выкупают из рабства… Как Фиона не разрыдалась от подступившей к самому горлу непонятной боли, не знала и она сама.

   – Правда, малышка. Один хороший человек подсказал мне сегодня, что и как я должна сделать. Ноги Сабрины подкосились. Она упала на колени, разрыдалась – и не успела Фиона опомниться, как малышка уже покрывала поцелуями пополам со слезами её руку.

   – Ну-ка, прекрати, – против воли, голос молодой волшебницы дрогнул. И руку пришлось отнимать силой. Девчонка завертела головой из стороны в сторону – а в душе Фионы поднималось новое, неизведанное доселе чувство. Она осторожно обняла сотрясающееся тельце и гладила, гладила по голове, глядя сквозь лес невидящим взглядом.

   – Леди, вы ведь владеете Силой, – перед самым лицом Фионы появились два горящих, широко распахнутых глаза. – Убейте Рослака, моего прежнего хозяина, и я стану служить вам вернее и надёжнее, чем самый преданный раб. Как пальцы – послушно и ловко.

   – Что, так допёк? – волшебница попыталась улыбнуться, платком вытирая девчушкины слёзы. Та отстранилась, и Фиона поёжилась – такая холодная ненависть полыхнула в глазах.

   – Знаете, леди… он самолично распечатал меня здесь. И здесь, – ладошка Сабрины дважды коснулась тела – к низу живота, а затем к попке.

   – И здесь, – детские пальчики мимолётно мазнули по ещё припухлым от рыданий губам. – Год назад он решил, что уже пора. «Одиннадцать лет» – Фиона вновь почувствовала, как её захлёстывает гнев.

   – А когда я недавно слишком допекла его, он бросил меня на одну ночь в яму с рабами-мужчинами… И потом старая Гинни выжигала мне дурную болезнь купоросом… и детская ладошка вновь коснулась тела там. В глазах волшебницы потемнело. Мутно-багровый вал поднялся ввысь, затопляя весь мир. И лишь перепуганная Сабрина, остро почувствовавшая, что сейчас Королевство Хаоса начнут просто уничтожать – не разбирая, кто прав, кто виноват – затрясла её изо всех своих детских сил, немного приведя в чувство.

   – Леди, не надо! Прошу вас! Открыв глаза, трясущаяся словно от холода волшебница обнаружила, что вид вокруг кардинальным образом переменился. Но не от того, что уже ощутимо стемнело – вывороченный на поллиги в округе лес белел свежими изломами стволов, а обе невесть каким образом уцелевшие лошади лежали на выжженной земле, поджав ноги и с жалобным ржанием пряча головы куда-то под себя.

   – Спасибо, Сабрина, – невесело усмехнулась волшебница и чмокнула девчонку в чумазый нос. – Спасибо. Она вынула из детской ладошки скомканную купчую. На всякий случай уточнив, что подпись под печатью принадлежит именно Рослоку, волшебница послала вдаль изощрённое в своей ненависти заклинание. Полыхнуло неярко, у обеих на миг встали дыбом волосы – и всё стихло.

   – Уже? – с надеждой спросила Сабрина, с недетской силой ухватив молодую женщину за ладонь. Встрягнув гривой спутавшихся волос, в которую превратилась ещё недавно элегантная причёска знатной дамы, Фиона серьёзно посмотрела в серо-зелёные глазёнки.

   – Э-э, нет, малышка. Просто смертью он у меня не отделается. Это для него слишком малое наказание. Он потеряет свою торговлю, деньги и имя. Да и умирать он будет долго – и в очень, очень страшных мучениях. Видимо, что-то в выражении глаз усталой волшебницы всё же передалось Сабрине, потому что та передёрнулась от мимолётно коснувшейся души брезгливости. Обняв себя руками, девчонка некоторое время покачивалась на месте, а затем уронила голову.

   – Столько мечтала о свободе… даже сны снились. И что теперь будет? Фиона уже встала и попыталась немного успокоить неодобрительно относящихся к магии лошадей.

   – Знаешь, Сабрина… служанка мне не нужна. Но вот помощница – другое дело. Ведь на свете ещё столько много мерзавцев… – затем она повернулась к девчушке. – Слушай, для маскировки поносишь ещё ошейник пару дней?

   – Столько лет носила, – та пожала плечами, осторожно и ласково поглаживая свою всё ещё нервно подрагивающую кобылку. – Это вы бы не выдержали – а я теперь железная. Улыбнувшись, волшебница подсадила Сабрину в седло, и после некоторых осторожных маневров меж стволов поваленных деревьев обе наездницы выехали на широкий тракт. Фиона осмотрелась по сторонам. Вроде бы никто ещё не заметил её неосторожного порыва. Потянув поводья влево, она поворотила на полночь – туда, где путь в конце концов приведёт к подножию трона ненавистного короля проклятого королевства.

   Сабрина оказалась умницей. Заметив, с какой невероятной скоростью уносятся назад леса и поля, деревни и большие города, она лишь понимающе улыбнулась втихомолку колдующей Фионе. И всё же, следовало и поумерить прыть – живой вихрь из двух наездниц кто-нибудь из местных магов в чёрном, что посильнее, мог и обнаружить. А потому, когда стемнело окончательно, волшебница притормозила на площади городка, где над фонтаном тускло блестела покосившаяся статуя какого-то лорда. И наплевать, что городские ворота давно закрыты! Гостиница оказалась за углом и вполне недурна, и после мытья и позднего ужина Фиона наконец-то с наслаждением нырнула в постель в конце столь длинного и трудного дня. И уже уплывая в мягкий и уютный сон, она почувствовала совсем рядом легчайшее дуновение воздуха. Пересилив себя и открыв глаза, она обнаружила возле кровати Сабрину.

   – Что, не спится, малышка? Та осторожно кивнула. Приподняла край одеяла, залезла к молодой волшебнице под бочок. Некоторое время ворочалась, устраиваясь поудобнее и прижавшись к Фионе всем дрожащим телом. Та улыбнулась, мимолётно погладила девчонку по макушке, чувствуя, что та несмело ластится, словно котёнок. Однако обнаружив через некоторое время, что шаловливые пальчики ласкают её совсем уж не по-детски, Фиона резко отодвинулась.

   – Прекрати, Сабрина. Сейчас же! Та от удивления аж приподняла голову с подушки, и Фиона с удивлением обнаружила, какой обидой блеснули её глаза.

   – Но почему, моя леди? Я ведь от чистого сердца – как ещё могу благодарить вас? К тому же, вам это сейчас очень нужно. Просто полежите, я всё сделаю сама. Вам понравится… Вздохнув от осознания того, что некоторую часть скупо отведённого для сна времени придётся посвятить воспитательной беседе, молодая волшебница перевернулась на бок и подпёрла голову рукой.

   – Послушай, малышка, – она вновь пресекла вкрадчивые поползновения умелых пальчиков. – Перестань и послушай внимательно.

   – Как интересно, – Сабрина язвительно хихикнула, но прекратила свои нежные атаки. – Вся аж горит, но сопротивляется. Зачем, моя госпожа? Пусть хотя бы такой малостью я ублажу вас сегодня. Завтра – чем-то другим. Я ещё не знаю ваши вкусы и предпочтения, но клянусь Леддой, я буду стараться изо всех сил.

   – Из тебя воспитывали рабыню. И то, что ты собираешься сделать, это повадки рабыни. Если хочешь стать свободной, забудь все эти гнусности – и начни с чистого листа. Я подскажу, посоветую. Но мой тебе совет, попробуй всё же найти свой путь. Чуть наклонившись, она чмокнула девчонку в чуть наморщенный от размышлений лоб.

   – Свой собственный, Сабрина – а не тот, к которому готовил тебя Рослок. Разве этот мерзавец мог чему хорошему научить?

   – Правда ваша, леди Абигайль, – через некоторое время отозвалась малышка. Она посопела, поворочалась, блестя в полутьме глазами.

   – А кроме того, однажды ты найдёшь парня, от одного взгляда которого сладко защемит на сердце и пересохнут вдруг губы – и ты пойдёшь за ним на край света. Сабрина несогласно фыркнула.

   – Как вы так можете говорить, леди? Все мужчины грубые похотливые животные. Уж меня-то в обратном убеждать не надо – учёная! Некоторое время Фиона только растерянно моргала, не в силах подобрать хоть сколько-нибудь значимые аргументы. Ведь и правда – весь жизненный опыт малышки весьма специфичен.

   – Не торопись делать столь поспешные выводы. Да, сволочей хватает. Среди женщин, кстати, тоже. Но поверь мне – не спеши. Я познакомлю тебя со своим братом. Попробуй присмотреться к нему, только непредвзято. И с его другом – о, какие сказки он умеет сочинять! И со своей сестрой, и с подругой. И даже попробую показать тебя нашей Королеве. Прислушавшись, молодая волшебница с удивлением обнаружила, что Сабрина тихонько плачет.

   – Это сон, сказка. Так не бывает, – малышка уже разревелась вовсю, и её тельце сотрясалось от рыданий. – Так не бывает. Осторожно Фиона обняла её, чувствуя как от боли щемит сердце. И всё же она шепнула в детское ушко.

   – Но сейчас мы едем к моему другу. Для меня он самый лучший и единственный мужчина на свете – и ради него я пойду на всё, – и ещё долго она гладила волосы, не решаясь применить тут магию – для утешения или убеждения. Ведь со своими так не поступают, обман ни к чему. Вволю наплакавшись, девчушка стала затихать, иногда всё ещё вздрагивая.

   – Знаете, леди… я часто мечтала – о том, как стану свободной. Пристроиться под какого-нибудь старого лорда или леди. Потерпеть несколько лет, заработать немного денег, купить себе маленький домик – и плевать на весь мир. Выращивать цветы, читать умные книги, а по вечерам сидеть на берегу озера и пытаться вспомнить маму. Фиона вздохнула.

   – Ты её совсем не помнишь? Сабрина покачала головой из стороны в сторону. Доверчиво, совсем безо всяких неподобающих намерений прижалась щекой к плечу волшебницы, вздохнула.

   – Меня продали Рослоку с галер АлиБаши.

   – Кстати, – усмехнулась Фиона. – Я познакомлю тебя при случае с одной волшебницей. Стерва ещё та, между нами говоря. Но она самолично отправила мерзавца АлиБаши на тот свет. Девчонка от удивления даже подпрыгнула и заворочалась, едва не скинув на пол подушку.

   – Вы не шутите, леди? Улыбнувшись, Фиона легонько дунула ей в нос.

   – Не шучу. И будет у тебя домик, друзья. Будет учитель, куча умных книг и многое другое. А теперь, Сабрина – спать. Завтра мы должны быть в столице. Поворочавшись ещё немного, девчушка наконец зевнула – да так заразительно, что усталая волшебница с удовольствием вторила ей и позволила себе – о чудо! – наконец-то уснуть.

Глава 28

   – Что ж, спасибо, Патрисия, что избавила от необходимости собственноручно тебя зарубить, – привстав на постели, Гуго внимательно взглянул на замершее посреди ковра тело. Нет, там всё кончено – девица не промахнулась по собственному сердцу. И всё же, червячок не сожаления – сомнения эдак неделикатно грызанул по сердцу. Чуть заострившиеся в посмертии черты запрокинутого лица, судорожно вытянутая нога с тонкими золотыми обручами на щиколотке – чтобы весело позванивало при ходьбе. Красивая девка, хоть и стерва такая, что не приведи боги. М-да… когда умирает в бою солдат – это ещё куда ни шло. Но смерть не к лицу женщине. Он пожал плечами, и подошёл к креслу, где слуга оставил приведённую в порядок одежду. Задумчиво надевая рубашку, принц пожал плечами – да какое теперь-то ему дело? Даже лучше вышло – меньше кровью руки марать… Как бы в ответ на невесёлые мысли, с балкона сильнее потянуло ночной сыростью. Дверь распахнулась, и оттуда в гостиничный номер буквально ворвалась смутно знакомая леди. И не успел насторожившийся Гуго выбрать между кинжалом в паре шагов от себя или мечом в другой комнате, как гостья словно клочья тумана стряхнула с себя чужую внешность – и на шею ему кошкой прыгнула Фиона.

   – Мурр! – громко, сияя зелёными и чуть прищуренными от счастья глазами, заявила она. Скромно стоящая у балкона Сабрина, которую леди непонятным образом за руку переставила с мокрой мостовой прямо на балкон, почувствовала себя лишней и устало скинула с себя заплечную сумку госпожи. Ибо прекрасно соображала, что происходит затем после таких вот поцелуев. Отведя глаза от роскошной рыжеволосой красотки, коей вдруг обернулась леди Абигайль, и от ласково, нетерпеливо обнимающего её парня (вовсе не от скромности, упаси боги – от зависти), она обвела комнату взглядом и проворчала:

   – Леди, ну не при покойнице же… Гуго с изрядным трудом заставил себя оторваться от мягких, сладких и таких желанных губок, ощущая, как женщина обнимает его не только истосковавшимся телом, но и всей своей непостижимой ведьминской сущностью. Прислушавшись на миг, как звенят в голове радостные колокольчики, он обернулся.

   – Ряжая, где ты откопала этакое чуд… – он вздрогнул и с подозрением посмотрел на Фиону.

   – С каких это пор, моя милая, ты стала обзаводиться рабынями? От его настороженного взгляда волшебница выдохнула, с неудовольствием отпуская из головы сладкий хмель. Она встряхнула головой и негромко засмеялась.

   – Я выкупила её в Темере. Это для маскировки, пока… Неодобрительно погрозив ей пальцем, Гуго подошёл к замершей от лёгкого испуга Сабрине. Та только и смогла, что задрать голову, изо всех сил стараясь не отвести взгляда. Уж на что способны с оружием в лапищах этакие здоровые парни с грацией ленивого кота, малышка соображала прекрасно. Попятившись, она ужиком скользнула в сторону – и на всякий случай спряталась за леди Абигайль. Выглянув оттуда, пигалица тут же скорчила забавно-злобную рожицу. Однако от воина удрать – и кому, девчонке? – оказалось не так-то просто. Странно размазавшись в воздухе, тот непостижимым образом оказался за женскими спинами, и Сабрина только тоненько ойкнула, ощутив на своей шее сильные пальцы.

   – Не бойся, – с улыбкой заметила леди, полуобернувшись и глядя сверху вниз на свою подопечную, что замерла, как перепуганный кролик.

   – Спасите, леди! – пискнула съёжившаяся девчонка. – А если он меня как эту… ножиком пырнёт?

   – Это её не Гуго, – фыркнула Фиона, наблюдая, как тот в два счёта разломал склёпанный из дрянной меди ошейник и бросил на стол. – Этот если рубанёт… Неизвестно, какие душераздирающие подробности своего мнения о любовнике выдала бы волшебница, но в это время всех охватило невесомое, лёгкое и пьянящее чувство. Откуда-то сверху заискрился нежный свет, и каждый ощутил в прыгнувшем сердце щемящую радость. Зато Гуго, фыркнув смущённо, тут же отскочил к креслу и нырнул в брюки, словно отчаянно резвая мышь в спасительную норку.

   – Привет, мам, – с облегчением выдохнул он, уже затягивая ремень. Волшебница с лёгкой улыбкой отвесила куда-то вверх тонкий намёк на книксен, а Сабрина от восторга закружилась по комнате, задрав руки и приплясывая – словно под летним дождиком. Через несколько мгновений ощущение присутствия погасло, и лишь малышка засмеялась звонким колокольчиком.

   – Что это было, леди Абигайль? Такая прелесть… Фиона, всё ещё улыбаясь, переместила на неё взор смеющихся зелёных глаз.

   – Королева обратила сюда свой взор, – она сделала пару шагов, посмотрела на лежащее посреди ковра тело и вздохнула. – Кстати, Гуго, её величество выразили желание, чтобы завтра ей представили Патрисию – живую и невредимую. Демонстративно простецки почесав в затылке, парень всё же отметил, что отправлять души на Тропу Отчаяния ему как-то привычнее. А вот наоборот…

   – Тебе маменька своё пожелание высказала, ты и отдувайся. Волшебница призадумалалсь, взглянула в дождливую темноту за окном, а затем прищёлкнула пальцами.

   – Ага! Полночь ещё не наступила, и двуглавый пёс ещё не повёл души умерших вниз по тропе… Гуго, я приоткрою дверцу туда и подержу пока. А уж смотаться и притащить обратно свою кузину придётся тебе. Пожав плечами, принц философски заключил, что всё верно – каждый занимается своим делом. Женщины загадывают капризы, а мужчины переворачивают мир вверх дном в попытках их исполнить. Накинув поверх рубашки лёгкую кожаную куртку, он сходил за мечом. А когда вернулся, вместо гостиничной кровати уже колыхалась изрядных размеров дырища в никуда. По краям колыхалась туманная то ли бахрома, то ли дымка, а ощущеньице от осознания, куда это калитка, оказалось просто жутким. Неяркий, словно серый свет тускло лился оттуда. Тянуло жутким холодом, а ещё каким-то едким и острым запахом.

   – Дорогой, только сильно не хулигань там, – Фиона чмокнула его в нос. Пальцем изобразив Сабрине жест – а отвороти-ка носик – принц поцеловал в ответ свою принцессу. Да так, что сладко закружилось в голове и волшебница чуть ли не вслух пожалела, что поблизости нет уютной кроватки на двоих.

   – Жди меня, Фи… – и он одним прыжком отправился в неведомые бездны подземного мира.

   Минуты текли за минутами, и только тут ошеломлённая Сабрина смогла более-менее членораздельно говорить. Уж слишком много свалилось на неё за какие-нибудь двое суток.

   – Леди, это и есть тот ваш, гм, друг? За которого вы даже богам морды на задницы натянете?

   – Вообще-то, последнего я не утверждала, – Фиона скосила глаза на девчонку, фыркнула смешливо, а сама присела у поверженного тела и принялась накладывать нужное заклинание. – Но это он, не сомневайся.

   – Я его боюсь, у него глаза убийцы, – Сабрина поёжилась и присела на корточки рядом. Коснулась пальцем бледной, словно восковой щеки мёртвой. – Красивая. Кто это?

   – Принцесса Патрисия, дочь проклятого короля, – с неудовольствием Фиона отметила, что покойница при жизни и впрямь блистала необычной, непривычной глазу красотой. – И бояться Гуго не надо. Если он что-то делает, то делает правильно. А если захочет тебя прирезать, то забояться ты просто не успеешь… Видимо, что-то у Гуго начало получаться, ибо под воздействием заклинания замершее на ковре тело стало постепенно полупрозрачным, а затем и вовсе струйкой серого дыма утекло в проход.

   – Вот так и наша жизнь. Водою между пальцев, иль струйкой дыма в небеса,

   – лирически заключила Фиона, отбросив в сторону кинжал. Подняла одежды принцессы, деликатно принюхалась. – Хм, надо будет рецептик духов выклянчить. И только сейчас Сабрина отважилась задать вопрос, что вертелся у неё на язычке.

   – А почему этот Гуго назвал маменькой Королеву? – последнее слово она произнесла, почти выдохнула с таким нежным обожанием, что Фиона удивлённо вскинула вверх бровки. И ты, малышка, уже чувствуешь её Силу? Эге, видать, и правда пора приходит…

   – Да она его мать и есть, – улыбнулась волшебница, обнаружив в складках накидки Патрисии потайные кармашки и забавляясь найденным там милым девичьим мелочам вроде пропитанного магическим ядом стилета или крохотного пузырька с толчёным корнем мерля. Сабрина соображала долго и тщательно. Так, что над детским ещё носиком сошлись две складочки.

   – Не знаю, смогу ли я с ним подружиться, леди. Вы говорите – он лучше всех… не знаю. Подойдя ближе к тускло мерцающему провалу на ту сторону небытия, Фиона аккуратно заглянула туда, хмыкнула, затем вернулась на середину комнаты. Одним взглядом заставила непонятно как вновь загореться прогоревшие и затрещавшие было свечи.

   – Я заметила, малышка, ты любишь лошадей? Девчушка смущённо улыбнулась.

   – О да, леди. Они сильные, умные, никогда не предадут. Покачавшись чуть на носках, волшебница опустилась рядом с нею на ковёр.

   – Примерно так и здесь. Найди подход – и он унесёт тебя дальше, чем даже эльфийский конь. Недоверчиво улыбнувшись, Сабрина со вздохом погладила свою шею и заметила:

   – Непривычно даже как-то – без ошейника. Но ведь мужчины не лошади, леди?

   – Верно, малышка, верно. Они куда лучше – только выбирай правильно. И потом не забывай вовремя кормить и указывать путь. Сабрина вовремя сообразила, что «кормить» означает вовсе не сено или овёс, и благоразумно попридержала язычок. А если вдуматься, то «кормить» это даже нечто большее, чем постельные утехи. А если вдуматься ещё…

   – Я… попробую с ним подружиться. Фиона потрепала по её темноволосой макушке и, приблизившись почти лицом к лицу, блеснула колдовскими зелёными глазами.

   – Возможно, он позволит тебе покататься на себе. А возможно, и нет. И я заранее знаю, что пожалею о том, что выбрала именно тебя. Ведь когда ты узнаешь Гуго получше, ты попытаешься отбить его у меня. И тогда я сверну тебе твою цеплячью шейку на пару оборотов – с превеликим удовольствием. Схватившись ладошками за горло, Сабрина втянула голову в ещё детские плечи, словно её уже откручивали или этот жест мог чем-нибудь помочь. Испуганно стрельнула глазёнками – сколько тут шутки, а сколько реальной угрозы? Но, увидев прямо перед собой прекрасные глаза волшебницы, немного расслабилась. Внимательно всмотрелась. А затем слабо улыбнулась.

   – Я поняла, леди. Но вы считаете, что за подобного ему мужчину можно побороться?

   – Я бы дралась до конца – победа или смерть, – шепнула Фиона и отодвинулась. Ибо из прохода в загробный мир послышался шум, ругань Гуго и чьё-то нестерпимо высокое завывание. Ещё несколько мгновений, и оттуда вышел он сам – но боги, в каком виде! Щеголеватые прежде куртка и штаны из песочно-рыжей с бахромой кожи оказались изодраны в клочья и прожжены во многих местах. На левой щеке красовались свежие царапины, а сам весь изрядно покрыт то ли гарью, то ли пылью. На плече его кулём, на удивление покорно висела принцесса Патрисия и, судя по её виду, боялась лишний раз даже вздохнуть. А в правой руке нестерпимо блистал меч, роняя на ковёр огненные капли и оставляя на нём немилосердно чадящие проплешины. Весьма бесцеремонно сбросив свою добычу, Гуго вернулся к проходу. За серой дымкой ещё видно было, как он отвесил кому-то такого немилосердного пинка, что разочарованно визжащее нечто поспешило удрало подальше.

   – Закрывай, Фи, – буркнул он, одним прыжком вернувшись в комнату и сторожко поглядывая в проход. А двуручник держал на полузамахе, и Сабрина поймала себя на ощущении, что не завидует тому, кто надумал бы вылезти из дыры следом за принцем. Тут вскочившая на ноги волшебница выдохнула короткое, громом ударившее по ушам заклинание, да ещё и припечатала сверху солёным словцом. Проход немедля схлопнулся. Миг-другой всё вокруг подрагивало и шло рябью, но в конце концов только истерзанные останки ни в чём не повинной кровати напоминали, что тут происходило. Подумав чуть, Фиона быстро достала из своей сумки пузырёк и подставила под стекающие с меча огоньки. Видимо, сопроводила своё действие и неким заклинанием, потому что сосуд стал наполняться, сияя яркой звездой в ладони. Ещё чуть – и весь огонь оказался внутри, а клинок вновь заблистал обычным тусклым мерцанием стали.

   – Подарю Сибелису – пускай изучает на досуге, – проворчала явно довольная Фиона, вертя и разглядывая в пальцах добычу. И тут же ловко отстранилась, едва Гуго захотел на радостях запечатлеть на ней свой поцелуй (или что там ещё) победителя.

   – Э-э, нет, грязнуля! И вообще – что там произошло? Принц сконфуженно хмыкнул, оглядев себя и оценив степень своей чистоты.

   – Кстати, Фиона – а как бы и нам такого двуглавого пёсика завести? Я ему голову с плеч, а у него тут же новая отрастает. Представляешь? А вместо крови

   – жидкий огонь! Подбоченившаяся волшебница скептически оглядела его.

   – А щёку кто разодрал? Только не говори, что тот бедный пёсик! Принц ухмыльнулся и осторожно потрогал едва присохшие царапины.

   – Нет, это кузина. Не хотела оттуда выбираться. Пришлось отшлёпать. Все взгляды скрестились на лежащей на полу принцессе, которая слабо шевелилась и весьма мрачно поглядывала в ответ.

   – На, прикройся, бесстыдница, – Сабрина подняла полупрозрачную одежду и подала ей – она уже примерно начала соображать. Что принцесса весьма скоро станет золушкой. И что такая красотка как Патрисия, пожалуй, захочет и сама набросить уздечку на Гуго. Уж если принц – сын самой Королевы, да ещё и запросто рубит головы таким чудищам, о которых перед сном и вспоминать-то не хочется… такого парня надо держаться. Глаза поверженной Патрисии блеснули – да так, что Фиона, шагнув вперёд, всерьёз вознамерилась применить свою зловредную магию. Но та быстро показала пустые ладони в знак мирных намерений.

   – Тебя, рыжая, я знаю – принцесса Фиона. У Родрика есть твой портрет вместе с какой-то белобрысой стервой, нарисованный ею самой —шпионы короля расстарались и где-то добыли. Он всё приговаривает «врагов надо знать в лицо»

   – но, по-моему, кто-то из вас вдохновляет его на неплохие стихи. Она чуть отклонилась в сторону и выглянула из-за платья волшебницы.

   – Но тебя, парень, среди своих родственников я что-то не припомню. Видя, что Гуго сердито отмалчивается, Фиона с кислой физиономией процедила:

   – Много лет назад замок Келемон был захвачен вашими. В то время там гостила королева Изольда, и как самая красивая женщина, она досталась… На осунувшемся лице Патрисии нарисовалось такое изумление, что Фиона поперхнулась и умолкла. А та встала, ничуть не стесняясь своей прелестной наготы, и шагнула ближе.

   – Так значит, покойный дядюшка Дерек успе… Но тут заговорил Гуго, и такая скрытая ярость взметнулась в его голосе, что кузина замолкла на полуслове. Струхнув, она спряталась обратно за Фиону и теперь, привстав на цыпочки, осторожно выглядывала из-за её плеча.

   – Если кто ещё раз помянет это имя в моём присутствии, то от гнева моего не спасёт даже заступничество Королевы, – он обвёл взглядом девиц. – У меня есть только матушка. И я принадлежу по праву рождения только её древнему роду де Руа. Это понятно? Патрисия, судорожно сглотнув, быстренько кивнула. Фиона ласково потрепала Гуго по плечу, а Сабрина вдруг нестерпимо остро почувствовала, что ей срочно надо в кустики.

   – Вообще-то, я приехал сюда с твёрдым намерением извести под корень королевский род ван Херманна, – Гуго дёрнул щекой и ласково потёрся о ладонь волшебницы на своём плече. – Но если матушка – нет, Королева – хочет увидеть тебя прежде чем окончательно решить твою судьбу, не дело Воину обсуждать приказы. Принцесса взялась за своё одеяние с таким задумчивым лицом, что если бы она видела себя со стороны, то… задумалась бы ещё больше. Но в конце концов, Патрисия тугодумием не отличалась. Кое-как вынырнув из ворота накидки или как там оно называется, она парой жестов оправила складки.

   – У меня две просьбы к вам, барон де Руа, – и реверансу её позавидовала бы даже старая чопорная наставница по этикету. Гуго с Фионой переглянулись, и волшебница пожала плечами.

   – Первая. Король и старший принц причинили мне столько зла и боли, что я уже много лет даже в мыслях не называю их своим отцом и братом. Мне – как дочери и сестре, как принцессе, – она запнулась на миг. – И как женщине. Так вот – я хочу лично увидеть смерть обоих мерзавцев.

   – Как женщине? – Сабрина чуть не разревелась – так резанули её эти слова.

   – Как я вас понимаю, леди… Патрисия выпрямилась, гордо сверкнув глазами, и договорила.

   – И второе – присмотрись хорошенько к своему младшему брату и моему кузену Родерику, прежде чем крошить его на кусочки. Он поэт милостью богов – и хороший парень. Непонятно ухмыльнувшись, Гуго подумал, что его счёт к королю Олафу взлетает совсем уж на неприличную высоту. А братец… посмотрим – в конце концов, не так уж много у него родственников.

   – А отчего ты назвала Берту стервой? За такие эпитеты в адрес принцессы крови не пожалуют – а за оскорбление сестры я ведь и обидеться могу, – и он поискал взглядом свой верный меч. Тот слабо шевельнулся. Миг – и под изумлённым взглядом Сабрины клинок взмыл с ковра и рукоять его легла в крепкую ладонь хозяина.

   – Я тогда ещё не знала подробностей, – Патрисия ничуть не испугалась угрозы. – И я готова лично попросить у прощения у твоей… Замявшись на миг, принцесса нашла нужное слово.

   – У моей сестры, – твёрдо закончила она. Пожав плечами, Гуго подумал, что даже если кузина и братец прилюдно откажутся от каких бы то ни было прав на королевский трон, угроза смуты всё равно останется. С другой стороны, решать в конечном итоге всё равно матушке – но принимать этакое пополнение в и без того донельзя змеиную семейку – это бррр! Он высказал эти соображения, добавив, что малейшие поползновения или даже подозрения… Патрисия грустно усмехнулась и всплеснула руками.

   – Одно то, что я смогу вырваться из Железного Дворца и этого проклятого города – да об этом я даже мечтать боялась! Если мне оставят жизнь и не станут отрубать нос или уши, я вашей Королеве не то, что ноги – что угодно поцелую, причём от чистого сердца.

   – Ну, таких услуг её величество от тебя не потребует, – Фиона усмехнулась, затем огляделась с самым решительным видом. – Так, девоньки, я не знаю, кто куда, а я намерена сейчас окунуть моего Гуго в бадью с водой, да сверху ещё и очищающей магией щедро полить. А затем… Сабрина и Патрисия понимающе переглянулись – уж нетерпение Фионы, а пуще того – парня никак от них не укрылось. Странно, конечно, что можно испытывать такие чувства к мужчинам – по определению хамам, грубиянам и скотам. Видимо, последние мысли Сабрина всё же озвучила, шустро орудуя с бадьёй, водой и полотенцами, потому как оказавшаяся рядом Патрисия усмехнулась. Прошептав заклинание, от которого доставленная вода сразу стала исходить паром, принцесса нерешительно взяла в руку банные принадлежности.

   – Наверное, надо привыкать многое делать самой, – она так сосредоточенно ловила ускользающее от неё и летающее по всем углам мыло, что под конец выдала уж вовсе не подобающую благородной леди фразочку. Сабрина изрядно позабавилась, глядя на это зрелище. Но всё же сумела воздержаться от едких комментариев, за что запыхавшаяся Патрисия была ей немало благодарна. Зато заглянувшая на шум Фиона весело хихикнула. Осведомившись и убедившись, что бывшая принцесса и бывшая рабыня всерьёз вознамерились объединиться и помочь ей, она неодобрительно покачала головой.

   – Ну малышка ладно – она не белоручка и работы не боится. Но ты, Патрисия… Та пожала плечами и ответила в том духе, что если уж Королева намерена сохранить ей жизнь, то работать на спине в борделе она не намерена – надо чему-нибудь хоть более-менее пристойному выучиться. Хоть бы и служанкой – ведь магией на хлеб не сильно заработаешь.

   – Да и к тому же, это вовсе не так унизительно, как мне казалось со стороны, – заявила она, неумело намыливая голову Гуго. – Зато весело, правда! Правда, отсутствие опыта она пыталась компенсировать усердием, так что парень только демонстративно отфыркивался. Но потом, когда сверху на него вылили кувшин воды, открыл один глаз. Прищурился эдак с хитринкой, осмотрелся.

   – А вообще, когда тебя моют сразу три девицы отнюдь не страхолюдного обличья – в этом что-то есть, – он только вздохнул, когда Патрисия храбро накинулась на его плечи и спину с мочалкой, явно переоценив свои силы. – Но я лично отчего-то думаю, что матушка не поступит с тобой так уж бесчеловечно. Он закрыл глаза вновь. А ведь недурственно – весьма здорово, когда нежные руки ласково и в то же время азартно моют и чуть массажируют тебя. Он даже тихонько мурлыкнул от удовольствия, когда девичья ладошка смело добралась уж вовсе до интересного места – истосковавшееся по женской ласке тело отреагирвало однозначно. И только ойкнул, когда в воркующем голоске Фионы вдруг прорезались ледяные нотки.

   – Сабрина, а тебе не кажется, что это уже слишком? Та хихикнула легонько, и довольно безуспешно попыталась подпустить в голос раскаяния.

   – Ага, а ведь их светлости нравится – вон как. И только пусть попробуют сказать, что нет, – но шалить прекратила. И что оставалось ответить озадаченному от подобного весёлого нахальства Гуго? Правильно вы мыслите – промолчать. Но очень красноречиво.

   Высокие ажурные ворота словно нехотя отворились. Кованые из железа узоры разъехались в две стороны, освободив мощёную голубовато-серым благородным гранитом дорожку. Слева и справа ещё зеленели едва тронутые осенью узорные клумбы и причудливо постриженные кустарники, меж которых прихотливо вились боковые дорожки. Посыпанные жёлтым или розовым гравием, они уводили в стороны

   – быть может, к вон той ротонде серо-белого мрамора. А может, и к невидимому фонтану, чьё журчание весело разливалось в застывшем словно от ощущения беды воздухе. Гуго несколько мгновений постоял на самом входе королевского парка. Ему нравилось это ощущение перед битвой – когда без вина прошибает лёгкий, сладковатый хмель. Когда всё окружающее становится неестественно чётким и ярким, а резкие запахи больших мохнатых цветов прямо-таки забивают чуть расширившиеся ноздри. Дорожка из-под ног уводила прямо. Затем раздваивалась, огибая немаленького размера статую в обрамлении круга бело-фиолетовых цветов. И только потом умирала у подножия такого широкого и помпезного крыльца, что молодой воин неодобрительно проворчал:

   – Мания величия у них тут, что ли?.. Новая одежда непривычно сидела на фигуре, зато низкие мягкие сапожки, что поутру притащила из лавки Сабрина, оказались весьма удобно сидящими на ногах. Хорошая девчонка, хоть и шалопутная – надо будет позаботиться о ней… А в левой руке Гуго держал ножны с обмотанными вокруг ремнями. Меч трепетал и просился на волю – скорей, хозяин, скорей! Но человек продолжал стоять, словно в сомнении чуть опустив взор и не обращая внимания на две ровные шеренги закованых в воронёную сталь солдат, неподвижно замерших по обе стороны предстоящего пути. На чёрные с тонкими цветными полосками по вороту плащи магов, застывших у статуи и на крыльце. На почти две сотни арбалетчиков, стоящих на крышах обоих крыльев дворца и зоной обстрела накрывающих весь парк. Но он терпеливо стоял. И лишь когда материнский перстень вдруг ощутимо нагрелся на пальце, Воин поднял взгляд – и от его улыбки крайние солдаты заметно побледнели.

   – Неужто я такой страшный? – хмыкнул Гуго, осознавая, что его прошибает мандраж, словно новичка. И что он попросту тянет время. Сигнал от невидимой Фионы, ошивающейся где-то здесь и обезвреживающей магические ловушки да особо опасные каверзы, поступил. Пора. Воин скинул и отбросил в сторону куртку, оставшись в белоснежной рубашке и тёмных, заправленных в полусапожки брюках. И его правая ладонь, затянутая в полуперчатку тонкой, но особо прочной выделки кожи, привычным жестом легла на рукоять. Медленно, не спеша, смакуя этот звук и эти мгновения словно благородное вино, Воин плавно и неспешно потянул клинок из ножен. С туговатой податливостью сталь вышла на свет, явив миру свою готовность к тому единственному делу, для которого она была рождена. Чушь пишут борзописцы в своих романах – мол, «молниеносно выхватил меч». Нет, это движение преисполнено достоинства, проявления уважения к благородному оружию, к себе – и к противнику. Ножны Гуго использовал складные – новомодной, но оказавшейся весьма удобной конструкции. Хлопнув ими по носку сапога, он прицепил получившийся неширокий брусок чуть сзади к поясу. Положил левую ладонь ниже правой на противовес с вделанным в него бубенцом – чтобы позвякивало при перехвате. Заботливо пошевелил пальцами, укладывая их поухватистее, как делал тысячи раз. Не стиснул рукоять, как тупо друг за другом повторяют сочинители, нет! Клинок надо держать нежно, как женщину – или птицу. Слишком сильно сожмёшь – сломаешь. Ослабишь хватку – улетит… Плавным, текучим движением он чуть проверил готовность всего тела. Хоть и размялся утром, а всё же – в битве нет мелочей. Вкрадчиво сделал «кошачью лапку» – клинок словно заигрывая поплыл вперёд и тут же вернулся. Вроде и нехитрый приём, да и один из самых медленных. Казалось, что стоит такой отбить или увернуться – а вот поди ж ты угадай, куда тебя тронет такой котик и с какой точки траектории «лапка» перейдёт в стремительный колющий или рубящий удар. Завороженно следящие солдаты, маги и стрелки даже не успели заметить, как фигура воина рванулась вперёд, размазывающейся тенью замелькав уже среди них. И дальше был один только хаос, которому они столь ревностно служили…

   В себя он пришёл только на крыльце, жадно хватая воздух запалённым дыханием и ощущая, как гулко заходится сердце. Что творилось сзади, в остатках дворцового парка, он не хотел даже смотреть – от оставшихся в памяти хаотических отрывков совсем не по-дворянски тянуло попросту проблеваться. Но по-прежнему на устах огненным цветком пылал последний поцелуй Рыжей Ведьмы – да такой, что у воина жарким румянцем горели щёки. Выждав пару минут, пока хоть отчасти восстановятся силы, Гуго ощутил, как саднит плечо, о которое барон ван Хольм сломал свой меч. Как ноет спина и грудь от изломавшихся о невидимую броню десятков арбалетных болтов. Как остывает получившая несколько дюжин боевых заклинаний пропотелая рубаха.

   – Ну что ж, начало неплохое, – заметил он стоящему чуть в стороне барону. По какой прихоти он пощадил его, не знал и сам Гуго – но наверняка знал Воин, живущий в нём. Надо будет на досуге обдумать, зачем… Здание впереди оказалось вовсе не самим дворцом, как показалось поначалу из парка – а всего лишь внешним то ли зданием, то ли главной проходной. Пройдя его насквозь без особых хлопот, Гуго выбрался с той стороны на широкую площадь

   – а уж за нею хмурое небо подпирал Железный Дворец. Если при взгляде из города он казался просто большим, то вблизи оказался и вовсе огромным. Подавлял своим мрачным великолепием, словно закованный в сумрачную сталь конный рыцарь оробевшего перед ним крестьянина.

   – У-у, вы какие! – чуть насмешливо протянул Воин, стоя на широких ступенях – с той стороны вытянулись в стороны ряды готовой к атаке конницы. Вообще-то, это было что-то новое – атаковать на таком ограниченном пространстве тяжелобронированными рыцарями, но по прикидкам внимательно оглядевшего новое поле боя Гуго, места для разгона тем хоть впритирочку, но хватало. Потому он одобрительно проворчал пару слов о командире кавалерии и самым пристальным образом осмотрел, всем естеством Воина прочувствовал свой клинок – уж не затупился ли? Уж не появилась ли где крохотная, но грозящая переломить лезвие трещинка? Меч отозвался радостным, слышным только хозяину звоном. Разумеется, даже гномья сталь не выдержала бы такого боя. Да, Гуго не соврал, сказав не так давно, что на клинок нанесены лишь простейшие чары. Но появилось и ещё кое-что. Знаете, какой самый лучший в мире запах? Нет, не угадали – не драгоценные духи из южных стран, что смуглолицые торговцы продают на вес ста мер золота. И вовсе не материнское молоко, и даже не персик из небесных садов Ледды. Если бы кто с острым обонянием оказался бы столь догадлив и безрассуден, чтобы принюхаться к залитому кровью клинку – то сообразил бы сразу. Есть, есть один аромат, воистину наилучший для знающего и умеющего – это запах женщины, когда она исполнена нежого желания. И вот капельку этого драгоценнейшего, дразняще и томно пахучего эликсира стонущей от наслаждения Фионы нынче под утро Гуго самолично добыл кончиком языка – и подарил своему клинку. Потому Гуго улыбнулся от нежности, вспомнив свой любимый запах и только пренебрежительно усмехнулся на недоумённый вопрос неотступно следующего за ним барона:

   – Сэр Майкл или как вас там – воистину вы величайший из бойцов нашего мира. В другое время я бы почёл за счастье пойти за вами хоть за край земли. Но неужели вы надеетесь в одиночку выдержать удар пяти сотен отборных рыцарей? Взглянув в забрызганное кровью лицо где-то потерявшего шлем ван Хольма, он медленно кивнул. А сам терпеливо ждал, не сходил с крыльца. И когда сердце уже вновь начало биться ровно и спокойно, незримый поцелуй на устах моргнул. Это Рыжая Ведьма подала свой знак. В ответ Гуго незаметно послал нежный, легчайший – и всё же дошедший до улыбнувшейся Фионы воздушный поцелуй. И – шагнул с внутреннего крыльца на каменные плиты широкой площади. Отсалютовал клинком.

   – Господа, я имею честь атаковать вас! Это был словно тяжёлый и неприлично затянувшийся кошмар. Одинокий Воин вертелся волчком, ускользал, каждый миг меняя место и дистанцию. А сам непрерывно рубил и колол, будто выполняя какой-то дикий извращённый танец. Словно сквозь сон чувствовал тупые тычки ломающихся о тело копий и разлетающихся на осколки мечей. Обычно Гуго в конных стычках не трогал лошадей

   – благородные животные не должны страдать. Но сегодня он работал грязно и тупо, как мясник, разя мечом всё, до чего мог дотянуться. Рыцари были крепкими ребятами – но всё же были. Ибо пришёл миг, когда Гуго темнеющим взором огляделся – и убивать оказалось больше некого. Спохватившись, он остановил опускающийся на распростёртое перед ним тело клинок, и тот с неохотным ворчанием подчинился. Утерев заливаемые потом глаза, Воин обнаружил перед собой пожилого худощавого дворянина с седыми вислыми усами. Доспехи того оказались не так уж и сильно задеты мимолётным ударом – но падение на каменные плиты с высоты седла не осталось бесследным. А в руке ещё бессильно блестел куцый обломок тяжёлого палаша, разлетевшегося вдребезги после сильнейшего удара по голове.

   – Граф ван Зее? – с трудом сдерживая никак не унимающееся, рвущееся из груди дыхание, спросил Гуго. Обнаружив на ладони кровь пополам с потом, он ощупал голову. А, не смертельно – Фиона или Берта залечат так, что и следа не останется. Лежащий пошевелился и слабо застонал.

   – Да, сэр, – через силу выдавил он, хрипло пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха – так приложило его о камни. Гуго нагнулся, подал ему руку – и помог пожилому ветерану кое-как подняться.

   – Граф, сегодня вы не можете защитить вашего короля.

   – Увы, да, – согласился тот. Ван Зее вздохнул с трудом, скрежеща покарёженным сочленением где-то в изуродованных доспехах. Затем взглянул за спину Гуго, пошатнулся – и побледнел.

   – Ох, боги! С негодованием отбросив мелькнувшую было мысль, что благородный граф таким образом может просто пытаться отвлечь его, дабы подобно грабителю сунуть меж рёбер кинжал, Гуго обернулся. И сам почувствовал, что вновь покрывается потом – на этот раз холодным. Когда-то он видал картину, написанную спятившим монахом, в одном из своих видений наблюдавшим зрелище заваленного телами грешников ада, где бессмертный дракон Снирр пирует на выпотрошенных трупах. Вечно голодный и бессмертный, он жадно, с чавканьем и хрустом хватает и жрёт, жрёт, жрёт… И усыпанная перемешанными останками площадь вполне могла бы служить тому провидцу натурой. Кошмар, бред спятившего мясника, попавшего на бойню и изрубившего там щербатым топором всех подряд. Клочья мяса, белеющие кости, блестящие груды вывороченных внутренностей и чья-то нелепо дёргающаяся в агонии нога – и всё это плавает в озерце из крови и экскрементов. В высшей степени неприглядное зрелище – и Гуго на миг ощутил омерзение к самому себе. Глухо застонав, он повернулся в ту сторону, где заметил какое-то движение. Сквозь застящую глаза дурманную пелену он признал осторожно пробирающегося сбоку барона. Шатающийся, с бессмыссленно шарящими безумными глазами, ван Хольм в противоположность графу позеленел лицом, но шёл. Вот он поскользнулся, упал на четвереньках, и тут же зашёлся в спазмах. И всё же он поднялся. На трясущихся ногах, расстёгивая и роняя по пути измятые и испачканные доспехи, барон наконец приблизился.

   – Вы чудовище, сэр Майкл. Но Гуго уже пришёл в себя. Смерть неприглядна, но и к её зрелищу можно привыкнуть. Уж на Ривердэйле навалили куда больше – и своих, и чужих… правда, не в одном месте.

   – О-о, ещё какое чудовище, барон, – затем он повернулся и пристально всмотрелся расплывающимся взором в возвышающийся в паре шагов Железный Дворец. Подошёл, похлопал по маслянисто поблёскивающим чёрным плитам.

   – Граф, там у самого входа в парк мается Патрисия и ещё одна малышка. Приведите их сюда – и желательно боковыми коридорами. Право, не стоит им смотреть на такое… Ван Хольм поднял скорбно опущенную голову.

   – Что с принцессой? С ней всё в порядке?

   – С ней не всё в порядке, – от жёсткого взгляда Гуго барон пошатнулся сильнее, но всё же устоял. – Но это «не всё» – по вине вашего короля и старшего принца. И сейчас я буду с них спрашивать – на этот раз ЗА ВСЁ. Граф ван Зее покивал задумчиво, и скрылся в сторону. А Гуго воткнул меч в расселину между плитами двора и быстро умылся в бьющем из ниши фонтанчике, равнодушно к страстям людским плещущемся в резной каменной чаше.

   «Сегодня в тот час, который неукоснительно, год за годом, король Олаф изволил посвящать обеду, ему всё же пришлось остаться на железном, выкованном лучшими мастерами троне. Ибо шёл по дворцу некто, чья сила потрясала, а жестокость сводила с ума. И шаги незнакомого смутьяна раздавались всё ближе и ближе…» «Закат Королевства Хаоса» летописца Джеронимо.

   Высокая узорчатая дверь в тронный зал разлетелась в щепу от мощного удара. Красное дерево и золочёные узоры разлетелись по мраморному полу, порождая зрелище, коего в принципе быть не могло – непорядок перед ликом короля! Но не забегали челядинцы, не засуетились лакеи и прибиральщики. Не бросились полировать мрамор потеющие от страха и усердия рабы. Ибо по залу шёл посланец самой смерти. Сегодня он принял вид крепкого и ладного молодого парня. На плече он легко, как тросточку, нёс позднее обросший самыми невероятными слухами и легендами окровавленный двуручник – но серые и холодные глаза пришельца вгоняли в трепет и ужас куда сильнее. Гуго шёл неспешно, даже нарочито медленно, с наслаждением чувствуя, как под ногами с хрустом мусора раздавливается, казалось, былое величие Королевства Хаоса. Как долго он ждал этого часа, представляя его в своих мечтах. Как войдёт, сорвёт с обветшавшей картины мира старую маску – и с хохотом швырнёт её в лица богам. Но пусто было в его сердце. Холод. Холод и усталость, да ещё какая-то тоскливая мысль – а ведь на самом деле ему не нужно ничего этого. С хряском развалилась и обрушилась кольцевая галерея по периметру залы. Давясь криками, дёргаясь в предсмертных судорогах, с неё посыпались арбалетчики – то Фиона послала свой очередной привет. Но Гуго в кошмарном и липком тумане видел перед собой только одно пятно, бледное и невыразительное. Белое, вытянутое и костлявое лицо короля Олафа – проклятого богами и людьми. И когда до подножия трона осталось несколько шагов, тогда только Воин остановился, и под сводами дворца рыком молодого и сильного зверя разлетелся железный голос:

   – Здорово, дядюшка! Не признал родную кровь, что ли? Долгие века пролетели словно мгновения, и лишь тогда с вершины трона раздался сухой, словно костлявый смешок.

   – А-а, принц Гуго! Пришёл сменить меня на троне? Надо же – лучшего короля у моей страны никогда не было – и вовеки не будет. Сын Света и Хаоса, рождённый от мезальянса королевой Изольдой и моим младшим братом, принцем ван Дер… Ласточкой слетел с плеча меч, красно-стальным прозрачным полукругом с лёгким хрустом коснулся короля – и увенчанная железной короной голова улетела куда-то за трон. И не успело брызнувшее кровью тело дёрнуться и осесть на потёртые до блеска подлокотники, как клинок опустился, преданным псом замерев у ног хозяина. А Гуго, чувствуя в сердце только одну тоску, обвёл залу усталым взглядом.

   – Я ведь предупреждал – не произносить при мне этого имени… С лёгким шорохом и радужными переливами у трона прямо из воздуха соткалась чуть растрёпанная, но от того не менее прекрасная Фиона в своём неизменно зелёном костюме. Подбоченившись, она осмотрелась. Покачав неодобрительно головой, наклонилась и хозяйственно подобрала у подножия железную корону с зубцами. Вытерла от крови краешком алой, подбитой горностаями королевской мантии, повертела в руках.

   – И что теперь, Гуго? – от группы застывших в ужасе и оцепенении людей шагнул высокий молодой человек с властным, так похожим одновременно на короля и Патрисию лицом – наследный принц. Пожав плечами, Гуго покосился на бледных Патрисию и Сабрину, с огромными глазами стоящих у его левого плеча.

   – Фиона, тебе трон этот нужен? Волшебница хмыкнула непонятно, завертела головой.

   – Нет, дорогой, уж больно сомнительное приобретеньице… А вообще, погоди, – она лукаво посмотрела на своего Воина. – Ты не будешь против, если я приберу его? Проделаю в сиденьи большую дыру и распоряжусь поставить в отхожем месте.

   – Кощунство, конечно – но мне нравится, Фи, ход твоей мысли. А дворец переплавить на крестьянские плуги и бороны? – он даже нашёл в себе силы улыбнуться. Кивнул задумчиво.

   – Вообще-то, я хотел посадить на трон матушку. В этой стране, но на другой трон и в другом дворце. Но ему ответила не Фиона, а наследный принц.

   – Не многовато ли? От Эксера до Лорндейла многие тысячи лиг. Сесть сразу на два трона? А не порвётся ли у этой грязной шлюхи задн… Это был некрасивый, грязный удар снизу – почти без замаха. Самое обидное и и оскорбительное для солдата – пропустить удар снизу в пах. Размаха, конечно, не хватило, и меч застрял где-то на уровне пояса. А Гуго, придерживая клинок, перехватился поудобнее, рванул – и резко поднял лезвие до самой грудины, разваливая принца пополам. Он придвинулся, пристально вглядываясь в закатившиеся блекло-чёрные глаза. Смотрел до тех пор, пока их живой блеск не сменился глянцевитым равнодушием смерти – и на изгаженный пол с клинка соскользнул уже труп.

   – Никто не смеет безнаказанно обижать Королеву, – Гуго обвёл залу ненавидящим взором. – Кто-нибудь хочет сказать ещё что-то про мою матушку? У входа раздался шум, и в разгромленную залу вбежал молодой человек. Судя по тому, как резво, словно от прокажённого, от него шарахнулись солдаты и придворные, ожидая скорой и быстрой расправы, это и был тот самый принц Родерик, незваный и совсем ненужный брат. Гуго обернулся – и вздрогнул. То же лицо, та же навеки изуродованная усохшая правая рука. И та же тщедушная комплекция паренька, которого он едва не сшиб вчера вечером. Они долго смотрели глаза в глаза. Не вечность, как пишут потерявшие всякий стыд бумагомаратели, но очень и очень долго. Медленно поднялся клинок верного двуручника – и с усталым вздохом до изнеможения навоевавшегося солдата спрятался в ножны.

   Они шли по серому, скрывающему очертания вокруг туману. Молодой воин с задумчивым лицом, суровой красоты которого не портило даже несколько угрюмое выражение, и зеленоглазая красотка с роскошной рыжей шевелюрой. Позади осталось всё – и вдруг открывшаяся дверь, словно вырезанная огненным резцом демонов. Это сестрица Берта, до крови закусив от волнения губу, несколькими штрихами нарисовала дверь. Ту самую дверь, только не в никуда. На стене маменькиного будуара, что открылась там – и прямо в тронную залу Эксера. И явление Королевы во всём своём блеске – как и положено по всем канонам воинских традиций – монарх последним входит в завоёванную крепость. Закончилась и церемония всяких присяг и вассальных клятв, которой руководили граф ван Зее и барон ван Хольм, ошарашенные неслыханной милостью – сама Королева позволила им первыми служить ей. И Родерик, что хоть и лишился титула принца, но Королева назвала его «сын мой» – и Патрисия расплакалась от радости. И теперь остался лишь короткий путь сверху, от привязи с усталыми загнанными лошадьми и вниз к пристани, где познавший все моря Калхан до сих пор не может прийти в себя от изумления. Ибо невесть с какими ветрами в порт Монтеро влетела легендарная и незабываемая «Лилия» – да-да, из того самого букета «танцующих Л». Всего лишь одна чудесная, напоенная ароматами трав и мягко светящаяся от магии ночь, и возрождённая красавица ласково и нетерпеливо поцеловала своего капитана, окбнаружившего себя вдруг, к своему удивлению, вовсе и не старым. Уверенная поступь Воина и цокот по булыжнику серебряных каблучков Ведьмы постепенно вывели на причал, прямо к опущенным сходням. Сбросивший лет эдак сто капитан пыхнул трубкой и с достоинством поклонился. Но не им, а скинувшей капюшон плаща женщине, что доселе терпеливо стояла рядом. Королеве. И от блеска её величия заискрилась даже морось, осевшая на седой от древности булыжник.

   – Надолго, дети мои? И внезапно любящая улыбка озарила лицо Воина. Он обнял сразу обеих – и мать, и Фиону, под чьим сердцем уже блистала искорка новой жизни.

   – Мы вернёмся, мам – но уже втроём.

Вместо эпилога.

   – Пап, а пап! Мы играем, а Паоло не хочет быть Железным Королём! Он ведь самый старший!

   – Ну, дети… Не стоит на ночь глядя поминать такое. Вообще-то, самый старший должен быть Капитаном.

   – Слышали, малявки? Дядюшка Алекс, а расскажи нам ещё раз ту сказку!

   – Да, да, дядюшка – про Воина и Рыжую Ведьму!

   – Ласскази, дядька!

   – Хм, да ведь вы её уже наизусть знаете.

   – Па, а где они сейчас?

   – Хех, да прямо над вами. Видите, вон самая яркая звезда, что горит чистым алмазным блеском…

   – Да, мы помним, помним – это Королева, и по ней моряки находят берег!

   – А чуть ниже и вправо вон он Фрегат, и старый Капитан железной рукой ведёт его меж звёзд – по реке времени. Обминает мели, где в тумане прячутся коварные тёмные звёзды, и держит курс в вечность.

   – И вон те две звезды под парусами – красная и зелёная… ну продолжай, дядюшка Алекс!

   – Да, дети. Красная, это огонёк в трубке Капитана. И пока она горит, старый моряк стоит у штурвала – и Фрегат не будет знать помех на своём пути. А зелёная – это взгляд Рыжей Ведьмы, что стоит рядом с Капитаном и усмиряет тёмные бури.

   – У неё правда зелёные глаза? Как у мамы?

   – Чистая правда, Талли – как у твоей мамы.

   – Ну дальше, дальше!

   – Эй, тихо-тихо, малыши – не прыгать. Уставший Воин спит в каюте Фрегата, и шорох звёзд убаюкивает его, поёт свою тихую и вечную песню, словно плеск волн. И плывёт Фрегат вокруг Королевы, что выглядывает своего верного Воина. Но встретятся они, лишь когда придёт в наш мир беда.

   – И тогда Воин проснётся и убъёт тысячу врагов?

   – Может, и больше. А может, и меньше – Королева милостива, и умеет прощать.

   – Дальше, дядюшка! Вон та звезда… Ну?

   – Это Сибелис – Учитель, и россыпь маленьких звёздочек вокруг, это его ученики. Вон та – это Паоло. А вон та – это малышка Люси от удивления раскрыла рот…

   – Ой! Я больше не буду, па – рассказывай. Ну пожалуйста! Только с самого-пресамого начала. Но чтоб у меня братик появился.

   – Гм, а почему бы и нет? Так слушайте…

   «Славен град Ривердэйл, столица Объединённого Королевства, стоящий посреди необозримого океана…